Содержание материала

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

1 9 августа 1917 г. Временное правительство, оттягивавшее все время сроки выборов и созыва Учредительного Собрания, наконец, назначило день выборов в У. С. 12 ноября, а срок созыва — 28 ноября 1917 г.

Но ни одно постановление Временного правительства, несмотря на длительную подготовительную работу специально созданных для того комиссий, не устанавливало, какое именно число членов У. С. необходимо для его открытия.

Этот кворум был определен лишь постановлением СНК от 26 ноября, по которому У. С. должно было быть открыто «по прибытии в Петроград более 400 членов У. С.», что составляло около 50% всего намеченного числа членов У. С.

Вопреки этому постановлению СНК, группа членов У. С., преимущественно правые с.-р., несмотря на отсутствие установленного кворума, пыталась 28 ноября открыть заседание У. С.

Около 2 часов дня в Таврическом дворце, в комнате около бывшей финансовой комиссии Государственной думы, собралось 45 членов Учредительного собрания. Из наиболее известных здесь присутствовали: Г. Покровский, И. Сорокин, В. Руднев, Н. Астров, проф. Новгородцев, М. Гендельман, С. Постников, М. Коган-Бернштейн, Н. Огановский, Н. Святицкий, Н. Кутлер, Ф. Родичев, Г. Шрейдер, Л. Ракитников, Н. Быховский, А. Гизетти, В. Зензинов и др. Было открыто «частное совещание» членов У. С. Это «частное совещание» решило избрать временного председателя, которому вменялось в обязанность ежедневно собирать членов Учредительного Собрания до того момента. когда само Учредительное Собрание признает себя правомочным. Временным председателем был избран В. Чернов. После избрания председателя, совещание постановило перенести свои заседания в зал общих собраний.

Первое заседание в зале общих собраний открылось в 4 часа 10 минут того же дня.

В начале заседания была избрана организационная комиссия (для приемки здания и устройства канцелярии) в составе: Чернова, Руднева, Лихача — от фракции с.-р.; Родичева и Кутлера — от к.-д.

Выступавшие затем ораторы подчеркивали, что заседание собравшими членов Учредительного Собрания является «предтечей У. С.», называли «узурпатором народной воли» всякого, кто посягает на власть, учрежденную У. С., возмущались назначением СНК комиссара Урицкого над всероссийской комиссией по выборам в У. С., приветствовали отказ этой комиссии подчиняться требованиям Урицкого и т. д.

В тот же день собранием единогласно была принята следующая резолюция:

«Собрание членов Учредительного Собрания, явившихся на его открытие в назначенный срок, 28 ноября 1917 г., устанавливает, что целый ряд окружных избирательных комиссий, в силу обстоятельств, вызванных гражданской войной, не успело закончить свои работы и выдать надлежащие удостоверения избранным членам Учредительного Собрания, признает необходимым отложить первое заседание Учредительного Собрания и приглашает всех членов Учредительного Собрания собраться в час дня в Таврическом дворце с тем, чтобы, когда собравшиеся члены Учредительного Собрания признают себя в достаточном количестве, был назначен день первого пленарного заседания Учредительного Собрания».

Расходясь, члены Учредительного Собрания заявили, что пропусков за подписью Урицкого они ни в коем случае брать не намерены.

2 Пленарное заседание Учредительного Собрания открылось 5 января, в 4 часа дня, после продолжительных совещаний отдельных фракций.

Фракция большевиков открыла заседание после полудня в одной из комнат Таврического дворца. На совещании фракции было принято, что Учредительное Собрание от имени ВЦИК откроет председатель ВЦИК Я. М. Свердлов.

Тов. Свердлову поручалось предложить Учредительному Собранию принять «Декларацию прав трудящегося и эксплоатируемого народа» (см. стр. 4—6 и примечание № 5). По вопросу о кандидатуре в председатели Учредительного Собрания было принято решение, чтобы не разбивать голосов, поддержать кандидатуру М. А. Спиридоновой, предложенную фракцией левых с.-р. Почти единогласно было решено немедленно уйти из Учредительного Собрания, если соглашательское большинство Учредительного Собрания отвергнет предложенную Декларацию.

Фракция с.-р. У. С. еще накануне вынесла ряд решающих постановлений. Председателем У. С. было принято провести В. М. Чернова, открыть же У. С. поручалось старейшему из членов партии с.-р. — С. П. Швецову. На совещании фракции с.-р. 5 января (в Таврическом дворце) было предложено: воспользоваться тем, что У. С. открывается несколько позже назначенного часа, силой ворваться в зал заседаний и без отсутствующих большевиков и левых с.-р. самим открыть У. С. Бюро фракции отвергло это предложение и постановило действовать «осторожно» и не давать повода к разрыву, на первом же заседании У. С. принять постановление о земле, республике и др.

На этом же заседании была избрана тройка в составе Зензинова, Ельяшевича и Руднева, которые, сидя в первых рядах, должны были руководить действиями фракции.

3 В архивном стенографическом отчете ошибочно указано, что У. С. открыл Михайлов.

Согласно решения фракции с.-р., председательскую трибуну занял старейший из членов фракции с.-р. С. П. Швецов. С.-р. таким образом с момента открытия Учредительного Собрания демонстративно выступили против декрета СНК, по которому У. С. должно было быть открыто «лицом, уполномоченным на то Советом Народных Комиссаров» (см. выше, стр. 146).

4 «Декларация прав человека и гражданина» была принята французским Национальным собранием в июне 1789 г. В этой декларации отразились политические идеи пришедшей к власти буржуазии, причем «естественными неотчуждаемыми и священными правами» человека признавалась «свобода, собственность, безопасность» и другие права, направленные к «всеобщему счастью» Особенно четко отмечалось в Декларации, что «собственность есть ненарушимое н священное право» гражданина. Главнейшие положения этой Декларации были развиты в конституции 1791 г., которая провозглашала основные принципы буржуазно-демократического строя.

5 Проект «Декларации прав трудящегося и эксплоатируемого народа» был написан В. И. Лениным в конце декабря 1917 г. или в первой половине января 1918. В выработке Декларации принимали участие И. В. Сталин и Н. И. Бухарин.

Проект Декларации был внесен Лениным на заседание ЦИК 3 (16) января и с некоторыми редакционными поправками принят единогласно.

Декларация была подтверждена Ш Всероссийским Съездом Советов 24(11) января 1918 г. со следующими изменениями: «Учредительное Собрание постановляет» — заменено: «III Всероссийский Съезд Советов Рабочих, Солдатских Крестьянских Депутатов постановляет». В четвертом разделе Декларации первый и третий абзацы, относящиеся к Учредительному Собранию, полностью опущены.

6 Декрет о земле был принят II Съездом Советов 26 октября 1917 г. в два часа ночи. В декрете объявлялось, что «помещичья собственность на землю отменяется немедленно, без всякого выкупа» и все земли «переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов Кр. Д.». «Земли рядовых крестьян и рядовых казаков», говорилось в пункте 5-м декрета, «не конфискуются».

Декрет устанавливал, что для руководства по осуществлению новых форм землевладения и землепользования до решения Учредительного Собрания должен служить «Крестьянский наказ», составленный редакцией «Известий Всероссийского совета Кр. Д.» на основании 242 местных крестьянских наказов и опубликованный в № 88 «Известий Всероссийского совета Кр. Д.» 19 августа 1917 г.

7 В воззвании II Съезда Советов к «рабочим, солдатам, крестьянам» говорилось, что «советская власть... установит рабочий контроль над производством». Самое «Положение о рабочем контроле» было принято ВЦИК 14(27) ноября 1917 г.

Пункт 1-й этого Положения гласит: «В интересах планомерного peгулирования народного хозяйства, во всех промышленных, торговых, банковых, сельскохозяйственных, транспортных, кооперативных, производительных товариществах и прочих предприятиях, имеющих наемных рабочих или же дающих работу на дом, вводится рабочий контроль над производством, куплей, продаже продуктов и сырых материалов, хранением их, а также над финансовой стороной предприятия».

В основных пунктах декрета говорится, что «органы рабочего контроля имеют право наблюдения за производством, право устанавливать минимум выработки предприятия и принимать меры к выяснению себестоимости производимых продуктов. На предприятиях контроль проводился фабрично-заводскими комитетами, советами старост и другими выборными рабочими организациями (пункты 2-й—3-й). В крупных городах при Советах Р., С. и Кр. Д. организовались местные советы рабочего контроля «из представителей профессиональных союзов, фабричных и иных рабочих комитетов и рабочих кооперативов» (пункт 3-й). Высшим органом рабочего контроля являлся Всероссийский совет рабочего контроля. Решения органов рабочего контроля являлись обязательными для владельцев предприятий (пункт 8-й).

Мероприятия декрета о рабочем контроле являлись переходными к национализации промышленности и имели целью подготовить рабочих к управлению промышленностью и положить предел разрушению народного хозяйства, при помощи которого буржуазия стремилась задушить революцию.

Декрет об организации ВСНХ был принят на заседании ВЦИК 1(14) декабря 1917 г. по докладу В. П. Милютина. Выступавший в прениях В. И. Ленин отмечал, что Высший Совет Народного Хозяйства «должен быть таким же боевым органом для борьбы с капиталистами и помещиками в экономике, каким Совет Народных Комиссаров является в политике» (Ленин, т. XXII, стр. 108).

ВСНХ учреждался при СНК. Его задачей была «организация народного хозяйства и государственных финансов». В состав ВСНХ входили: а) Всероссийский совет рабочего контроля, б) представители от всех народных комиссариатов и в) сведущие лица, приглашаемые с совещательным голосом (пункт 5-й декрета).

Для осуществления поставленных боевых задач ВСНХ предоставлялось «право конфискации, реквизиции, секвестра, принудительного синдицирования различных отраслей промышленности и торговли и прочих мероприятий в области производства, распределения и государственных финансов», право реформирования всех существующих учреждений по регулированию народного хозяйства и т. д.

Декрет о ВСНХ был paспубликован 5 декабря 1917 г. в № 25 «Газеты Врем. Рабочего н Крест. Правительства».

8 Декрет о национализации банков был принят ВЦИК 14(27) декабря 1917 г. н распубликован 17 декабря в № 35 «Газеты Врем. Рабочего и Крест. Правительства». По этому декрету в «интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковой спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплоатации банковым капиталом н в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов» банка учреждался единый Народный банк Российской республики, с которым объединялись все существовавшие частные банки.

В разработке этого декрета ближайшее участие принимал В. И. Ленин.

9 Превращение империалистической войны в войну гражданскую и ослабление внешнего фронта вследствие распада старой армии остро ставили вопрос о необходимости организации новой революционной армии. 23 ноября (6 декабря) 1917 г. народный комиссар по военным делам издает соответствующий приказ о демократизации, частичной демобилизации и реорганизации старой армии. С 15 (28) декабря по 3 (16) января в Петрограде был созван общеармейский съезд по демобилизации армии, на котором одним из основных вопросов был вопрос о реорганизации армии. В конце декабря было разработано специальной комиссией Положение о новой армии, которое обсуждалось на этом съезде. Это Положение выдвигало необходимость «немедленно приступить к организации корпусов социалистической армии» на началах добровольчества, 16 (29) декабря СНК издается декрет о выборном начале и об организации власти в армии, 3 декабря (5 января) — об уравнении всех военнослужащих в правах и т. д.

Все эти многочисленные постановления, приказы, декреты, вызвали большую самодеятельность на местах — в армиях, гарнизонах, на фронтах издавались особые приказы, которые развивали основные положения декретов народного комиссариата по военным делам. Это творчество мест послужило ценным материалом для разработки вопроса об организации Красной армии.

15 (28 января) 1918 г. СНК издает уже декрет о рабоче-крестьянской Красной армии «из наиболее сознательных и организованных трудящихся классов». «Для вступления в ряды Красной армии, — говорится в декрете, — необходимы рекомендации войсковых комитетов или общественных демократические организаций, стоящих на платформе советской власти, партийных или профессиональных организаций или, по крайней мере, двух членов этих организаций. При вступлении целыми частями требуется круговая порука всех и поименное голосование».

16 (29) мая 1918 г. ВЦИК особым декретом признал, что «переход от добровольческой армии ко всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян повелительно диктуется всем положением страны как для борьбы за хлеб, как и для отражения обнаглевшей на почве голода контрреволюции как внутренней, так и внешней». Этот принудительный набор ВЦИК предлагал «начать, с одной стороны, с наиболее угрожаемых областей, с другой стороны, с главных центров рабочего движения».

Только 16 (29) июля, в связи с объявлением «социалистического отечества к опасности» СНК был издан декрет, по которому все граждане РСФСР от 18 до 40 лет были признаны военнообязанными, приняты на учет и должны были «по первому призыву Рабочего и Крестьянского Правительства явиться на военную службу».

Под непосредственным руководством партии большевиков к этому времени создается Красная армия, армия, которая, по словам В. И. Ленина, «первый раз в истории знает, за что она борется».

10 Временное правительство и в национальном вопросе целиком продолжало политику царского» правительства.

Декларативные постановления Временного правительства об отмене национальных и религиозных ограничений далеко не разрешали национального вопроса, обостренного империалистической войной.

Практически же мероприятия правительства сводились к подавлению национального движения, разгону сеймов, запрещению созыва национальных войсковых съездов, официальным признаниям о «преждевременности» разрешения национального вопроса до Учредительного Собрания и к решительному противодействию национальному самоопределению народов.

«Сохранение государственного единства России, — говорил П. Н. Милюков на VIII съезде к.-д. в мае 1917 г., — это тот предел, которым диктуется крайнее решение партии. Разложение государства на суверенные независимые единицы представляется ей совершенно невозможным».

Это сохранение «единства России» во имя интересов буржуазии, в целях сохранения и закрепления рынков сырья и сбыта и важнейших военно-стратегических пунктов, обусловило всю политику правительства.

Вопросы об автономии Украины, свободе Финляндии и т. д. были признаны юридическими совещаниями при Временном правительстве подлежащими только компетенции Учредительного Собрания. При разгоне финляндского сейма правительство в особом манифесте (изданном 18 (31) июля за подписью министров-«социалистов»: с.-р. Чернова, меньшевиков Скобелева, Церетели н др.) заявляло: «...Временное правительство... не может признать за финляндским сеймом права самочинно предвосхитить волю будущего российского Учредительного Собрания и упразднить уполномочия российской власти в делах финляндского законодательства и управления»... Финскому народу предлагалось самому «взвесить свою судьбу», но при этом добавлялось, что судьба эта «решена... может быть только в согласии с народом российским». С.-р. Керенский в ответ на движение в Финляндии угрожал на Государственном совещании «как глава Временного правительства, как военный министр» сделать «соответственное распоряжение». Эта угроза была выполнена: войска Временного правительства заняли сейм, в Финляндии был учрежден чисто-буржуазного типа сенат и т. д.

Ту же по существу политику проводило Временное правительство и по отношению к Украине.

3 июня, в ответ на требования украинцев признать особым актом права Украины на автономию, Временное правительство заявило, что «вопрос об установлении автономии Украины может решить только Учредительное Собрание». «Издание такого акта — говорилось в правительственном сообщении, — повело бы к недоразумениям в территориальном и других отношениях». Отрицательное отношение к вопросу об издании акта об автономии Украины принято было правительством единогласно. Вынужденные «уступки» Временного правительства по отношению к Украине, в виде разрешения организации краевого органа — генерального секретариата — были сведены на нет «временной инструкцией» от 4 августа, по которой этот секретариат целиком отдавался под власть правительства. «Генеральный секретариат, назначаемый Временным правительством по представлению центральной рады», согласно инструкции, являлся «высшим органом Временного правительства». Из общего числа — 6 — секретарей «не менее четырех должны быть замещаемы из лиц, не принадлежащих к украинской национальности». Все мероприятия секретариата, «касающиеся жизни края и его управления», должны были итти «на утверждение Временного правительства» и т. д. (См. «Вестник Временного Правительства» от 5 августа). Но и эту «инструкцию» правительствующий сенат своим постановлением от 2 октября признал преждевременной и приказал «в распубликовании инструкции отказать». Меньшевики в лице Плеханова (см. «Единство» от 16 июня) указывали украинцам на возможность «законного давления на правительство», на необходимость «апеллировать к великорусскому народу, который сумел бы заставить правительство сделать украинцам необходимые уступки», но предупреждали, что «даже успешное восстание Украины едва ли имело бы благоприятное влияние на ход ее дальнейшего развития». Другой орган меньшевиков — «Рабочая Газета» — в тот же день писал: «...в ту анархию, которая уже теперь царит в стране, вмешивается новый могучий фактор — самовольное решение национальных вопросов, самочинная организация национальных автономий». Выступая решительно против всяких попыток разрешать национальный вопрос до Учредительного Собрания «Рабочая Газета» предупреждала, что все эти попытки «будут усиливать анархию... и легко могут стать источником самых серьезных национальных столкновений, самой резкой национальной борьбы». С.-р. Чернов того же 15 июня в «Деле Народа» указывал на всю невозможность  «разрешить столь бесконечно сложные и запутанные вопросы... в момент, когда Россия окружена огненным кольцом войны, а внутри минируется подземными силами разрухи»... Разрешение национального вопроса до Учредительного Собрания он называл «актом безответственной политики... ленинством в национальном вопросе».

Партия большевиков еще на Апрельской конференции открыто заявила о своих основных требованиях в национальном вопросе. «Наша точка зрения на национальный вопрос, — говорил тов. Сталин, — сводится к следующим положениям: а) признание за народами права на отделение; б) для народов, остающихся в пределах данного государства, — областная автономия; в) для национальных меньшинств — особые законы, гарантирующие им свободное развитие; г) для пролетария всех национальностей данного государства — единый нераздельный пролетарский коллектив, единая партия». Ленин 15 июня писал «Правде»: «Мы не сторонники мелких государств, мы — за теснейший coюз рабочих всех стран против капиталистов и «своих» и всех вообще стран. Но именно для того, чтобы союз был добровольным, русский рабочий, не доверяя ни в чем ни на минуту ни буржуазии русской, ни буржуазии украинской, cтоит сейчас за право отделения украинцев, не навязывая им сейчас своей дружбы, а завоевывая ее отношением, как к равному, как к союзнику и брату в борьбе за социализм».

Национальный вопрос в полном объеме был разрешен только после Октябрьской революции. По отношению к Финляндии Совет народных комиссаров 18 (31) декабря постановил:

«Войти в Центральный исполнительный комитет с предложением: а) признать государственную независимость Финляндской республики и б) организовать, по соглашению с финляндским правительством, особую комиссию представителей обоих сторон для разработки тех практических мероприятий. которые вытекают из отделения Финляндии от России» («Газета Временного Р. и Кр. правительства» № 37, 20 декабря 1917 г. (2 января 1918 г.). 24 декабря 1917 р. (4 января 1918 г.) ВЦИК принял эту декларацию (см. «Известия ЦИК» № 260, 24 декабря 1917 г. (6 января 1918 г.).

Декрет СНК о свободном самоопределении армянского народа гласил:

«СНК объявляет армянскому народу, что Рабочее и Крестьянское прaвительство России поддерживает право армян оккупированной Россией «Турецкой Армении» на свободное самоопределение, вплоть до полной независимости» «Правда» № 227, 31 декабря 1917 г. (13 января 1918 г.).

3 (16) декабря Совет народных комиссаров подтвердил особым манифестом к украинскому народу, написанным В. И. Лениным, «право на самоопределение за всеми нациями, которые угнетались царизмом и великорусской буржуазией вплоть до права этих наций отделиться от России». Борьба с Радой, которая по словам Ленина, «прикрываясь национальными фразами, вела двусмысленную буржуазную политику», затянулась до начала 1918 г., когда Рада был свергнута восставшими рабочими и крестьянами.

Упоминающийся в декларации вывод войск из Персии был начат во второй половине декабря 1917 г. по предложению Совета народных комиссаров персидскому правительству: «выработать общий план вывода русских войск из Персии в возможно краткий срои» («Известия ЦИК» № 259, 23 декабря 1917 г. (5 января 1918 г.).

Эти войска были введены в Северную Персию еще царским правительством по время империалистической войны с целью угрозы Турции и для усиления и Персии политического влияния России. Временное правительство за все время своего существования не предприняло никаких мер к выводу этих войск.

Предлагая отозвать оккупационные войска и русскою военную миссию, Советское правительство считало необходимым «назначить немедленно к русским власти комиссаров, которые выяснили бы расположенным в Персии частям общеполитическое положение в России и смысл нашей новой международной политики». Эти комиссары должны были принять меры «к тому, чтобы персидское население не подвергалось никаким обидам со стороны менее сознательных элементов армии». Советское правительство стремилось «как можно скорее ликвидировать те насилия, какие царизм и буржуазное правительство России учиняли над персидским народом» (см. «Известия \ ВЦИК» № 259 от 23 декабря 1917 г. (5 января 1918 г.).

11 В приходо-расходной части бюджета царского правительства плата процентов по займам занимала весьма значительное место. Так, по росписи расходов в 1914 г. на уплату процентов по государственным долгам приходилось 402 млн. руб.

Временное правительство, в целях продолжения войны единственным выходом из финансовых затруднений попрежнему считало займы (внешние и внутренние), которые к моменту Октябрьского переворота достигли следующих цифр: задолженность Франции 5 755 млн. франков, а задолженность Англии 561,4 млн. фунт, стерлингов, или в переводе на курс золотого рубля около 7 720 млн. руб. С 1914 по 1917 г. было заключено семь внутренних займов — на сумму 12 350 млн. руб. Аннулирование всех этих займов, которые отдавали советскую республику в кабалу мировой и русской буржуазии, диктовалось самой жизнью. Декрет ВЦИК об аннулировании государственных займов был опубликован 28 января 1918 г.

12 На выборах в Учредительное Собрание партия левых социалистов-революционеров (интернационалистов) выступала с партией социалистов-революционеров по общим спискам, так как организационно левые и правые с.-р. вплоть до съезда левых эсеров 2—11 декабря (19—28 ноября) 1917 г. представляли единую партию.

Так как в момент составления списков фракция левых с.-р. составляла меньшинство в партии с.-р., то, как правило, левые с.-р. были в меньшинстве и в списке и шли последними. Та часть крестьянства, которая шла за левыми с.-p., голосовала за общий описок и тем самым закрепляла победу правым с.-р.

Голосование по спискам, которые не отражали удельного веса политических группировок после Октябрьской революции, не могло не повлиять на партийный состав членов Учредительного Собрания.

Но не только это обстоятельство влияло на партийный состав Учредительного Собрания. Буржуазия, в руках которой находился весь избирательный аппарат, использовала его в своих классовых целях. Кадетско-эсеровские избирательные комиссии за длительный срок подготовки выборов в Учредительное Собрание не ознакомили сельское население ни со сложной техникой выборов, ни избирательными правами.

Кадетско-эсеровские избирательные комиссии использовали неосведомленность крестьянских масс. Для обеспечения победы своих партий избиркомы прибегали к злоупотреблениям и подлогам: распределяли избирательные бюллетени преимущественно своих партий, избирательные же бюллетени большевиков выдавались в ограниченном количестве или даже подчас уничтожались, комиссии или отдельные лица голосовали за целые деревни и пр.

В городах такие злоупотребления были невозможны в силу более высокого культурного уровня избирателей, и там изыскивали другие способы: отдельные группы, а иногда и целые избирательные участки не включались в избирательные списки и таким образом лишались избирательных прав.

Вышестоящие избирательные комиссии и окружные суды, призванные бороться с нарушениями положения о выборах, относились к нарушителям в большинстве случаев покровительственно и прикрывали эти злоупотребления и подлоги.

Избранное при таких условиях Учредительное Собрание по партийному составу не отражало истинного соотношения борющихся сил и политических партий в стране после Октябрьской революции.

13 Партия с.-р., от имени которой выступал В. М. Чернов, согласно данных Н. В. Святицкого («Итоги выборов во Всероссийское учредительное собрание», «Год русской революции 1917—1918», Московское и-во «Земля и Вол» 1918 г., стр. 104), по 55 избирательным округам получила 16 509 756 голосе и 336 депутатов.

По внесении некоторых исправлений и дополнений на основании материалов, хранящихся в АОР, установлено, что партия с.-р. получила по избирательным округам 17 490 837 голосов и провела в Учредительное Собрание 353 депутата.

Абсолютное большинство голосов партия с.-р. получила в непромышленных районах, по следующим избирательным округам:

Ставропольскому (на Кавказе) — 90%, Алтайскому — 86%, Кавказскому фронту — 86%, Томскому — 85%, Курскому — 82%, Пензенскому — 82%, Воронежскому — 80%, Тобольскому — 78%, Вологодскому — 75%, Тамбовскому — 71%, Харьковскому — 71%, Могилевскому — 70%, Архангельскому — 69%, Енисейскому — 66%, Симбирскому — 64%, Орловскому — 63%, Забайкальскому — 61%, Псковскому — 61%, Румынскому фронту — 59%, Самарскому 58%, Вятскому — 57%, Рязанскому — 57%, Приамурскому — 55%, Нижегородскому — 54%, Таврическому — 53%, Иркутскому — 53%, Астраханскому — 52%, Пермскому — 52%, Саратовскому — 52%, Херсонскому — 51*.

14 В Циммервальде 9—11 сентября 1915 г. происходила конференция левых групп II Интернационала, стоявших за международную солидарность пролетариата и борьбу против войны.

Конференция была созвана по инициативе итальянских социалистов. Всего на конференцию съехалось 25 делегатов—представителей социалистических партий Германии, Франции, Италии, России, Норвегии, Швеции, Польши, Голландии, Швейцарии и Балканских стран.

На конференции шла борьба между пацифистским большинством и левой фракцией, состоявшей из 7 человек, которой руководил Ленин.

Эта левая фракция, которую называли впоследствии «циммервальдской левой», внесла резолюцию, требовавшую от социалистов голосования против военных кредитов, выхода из состава буржуазных правительств и объявления гражданской войны буржуазии. Эта резолюция не была принята.

Конференцией был выработан манифест, в котором социалисты всех стран призывались к борьбе с войной. Но самое содержание манифеста было чрезвычайно расплывчато. Отмечая, что война губительна для пролетариата, что социалисты почти всех воюющих стран поддерживают свои правительства и т. д., этот манифест не принял основных ленинских лозунгов — о необходимости превращения империалистической войны в войну гражданскую, о борьбе за революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, о советах Р. Д. как органов восстания и т. д. (см. «Несколько тезисов» В. И. Ленина от 13 октября 1915 г., т. XVIII, стр. 311—313).

15 Генерал Каледин был вдохновителем и организатором контрреволюционных сил на Дону.

При первых же известиях об Октябрьской революции, 26 октября, он объявил Донскую область на военном положении. К ноябрю здесь было уже организовано контрреволюционное Войсковое правительство, которое послало А. Ф. Керенскому телеграмму с приглашением «прибыть в Новочеркасск, где возможна организация борьбы с большевиками» («Воля Народа» № 160 от 1 ноября). На Дону вскоре объединилась всероссийская контрреволюция во главе с генералами М. В. Алексеевым, А. И. Деникиным, Л. Г. Корниловым и лидерами кадетов, октябристов и монархистов — П. Н. Милюковым, М. В. Родзянко, В. В. Шульгиным и др.

Для борьбы с советской властью здесь начинают формироваться из бежавшего на Дон офицерства, юнкеров и т. д. воинские части («Алексеевская организация»), которые в декабре организуются в «добровольческую армию», под командой генерала Корнилова.

15 (2) декабря 1917 г. генерал Каледин открыто выступил против советской власти, разоружил рабочих Ростова, разогнал местные ВРК и начал подготовку наступления на Донбасс.

Генерал Каледин свое контрреволюционное восстание прикрывал лозунгом «борьбы за Учредительное Собрание», о чем и сообщал в своей телеграмме на имя Учредительного Собрания.

16 Партия РСДРП (большевиков), от которой выступал Н. И. Бухарин, согласно данных Н. В. Святицкого («Итоги выборов во Всероссийское Учредительное Собрание») по 55 избирательным округам получила 9 023 963 голоса и 170 депутатов.

По внесении некоторых дополнений в данные Святицкого на основании архивных материалов выяснено, что РСДРП (большевиков) по 60 избирательным округам получила 9 562 358 голосов и провела в Учредительное Собрание 178 депутатов.

Абсолютное большинство голосов РСДРП (большевиков) получила по следующим 9 крупнейшим промышленным избирательным округам: Лифляндскому — 72%, Западному фронту — 66%, Минскому — 63%, Владимирскому— 57%, Северному фронту — 56%, Московскому — 56%, Смоленскому — 55%, Тверскому — 54%, Витебскому — 51%.

17 На Московском Государственном совещании в заседании 15 (28) августа Бубликов, приветствуя меньшевистско-эсеровскую декларацию, зачитанную Чхеидзе от имени ЦИК и других организаций, заявил: «И вот теперь... мы услыхали долгожданные слова, когда нам в первый раз протянули братскую руку. Эта рука — заявляю от торгово-промышленного класса — не повиснет...». После этого заявления при шумных овациях Совещания представитель буржуазии Бубликов горячо пожал руку лидера меньшевиков Церетели. Даже меньшевик Суханов, оценивая это историческое рукопожатие, должен был признать, что «эти две сцепленные руки... изображали тот аркан, на котором помещик и биржевик тащили «всю демократию».

18 В первые дни Февральской революции неокрепшее Временное правительство еще вынуждено было итти на ряд уступок восставшим рабочим и солдатам. Одной из таких уступок было постановление правительства от 12 (25) марта об отмене смертной казни. Но буржуазия вскоре потребовала от своего правительства определенной, твердой политики. Меньшевики и с.-р., по выражению Ленина, целиком привязали себя сначала «канатом», а потом и «цепью» «к победной колеснице буржуазии», военная клика требовала решительных мероприятий по борьбе с нараставшей революцией. В условиях империалистической войны крепло наступление реакции. После неудачного наступления 18 июня, прорыва на фронте началась расправа с революционными рабочими, солдатами, крестьянами. Громились рабочие организации, закрывались большевистские газеты, расформировывались революционные полки, начались аресты и преследования большевиков, в деревни посылались карательные отряды и т. д. Временное правительство, возглавляемое Керенским, издало ряд законов, предоставляющих широкие права наступавшей контрреволюции. Эти законы Керенский в августе на Государственном совещании называл «железными законами». В числе этих законов и постановлений 12 (25) июля было издано постановление о восстановлении смертной казни «на время войны для военнослужащих» и об организации «военно-революционных судов» «для немедленного суждения» о «тягчайших преступлениях» солдат. «После обнародования означенного закона, — по официальным донесениям с фронта, — он стал более чем широко применяться на... фронте».

19 Партия левых с.-р. (интернационалистов), от имени которой выступал Штейнберг, оформилась организационно только 19—28 ноября (2—11 декабря) 1917 г. на своем первом всероссийском съезде.

В годы империалистической войны уже существовало левое течение в партии с.-р.; после Февральской революции, в середине 1917 г., левые с.-р. организуют свою фракцию, но во время выборов в Учредительное Собрание они еще не порвали организационной связи с правыми с.-р. и включали своих кандидатов в Учредительное Собрание в общие списки партии с.-р. Поэтому не представляется возможным точно установить, какое количество голосов было подано за партию левых с.-р.

По цифровым итогам Н. В. Святицкого, в Учредительное Собрание прошло 39 левых с.-р. По тем же данным, левые с.-р. самостоятельно выступали в следующих избирательных округах: Вятском, Воронежском, Тобольском, Енисейском и Приамурском и получили всего 25 814 голосов.

По Харьковскому, Херсонскому и Полтавскому избирательным округам партия левых с.-р. блокировалась с украинской партией с.-р.

20 РСДРП (объединенная), от имени которой выступал И. Г. Церетели, по данным Н. В. Святицкого, получила по 49 избирательным округам 668 064 голоса и провела всего 1 депутата в Учредительное Собрание.

По внесении частичных дополнений в данные Святицкого (на основании архивных материалов), можно считать, что по 54 избирательным округам РСДРП  (объединенная) получила 1 248 958 голосов и провела в Учредительное Собрание 15 депутатов.

Наибольшее количество голосов РСДРП (объединенная) получила по Закавказскому округу — 569 362 голоса, или 30%, и провела в Учредительное Собрание 14 депутатов.

21 Украинская партия с.-р., от имени которой говорил Северов-Одоевский, имела самостоятельные списки в следующих 6 избирательных округах: Киевском, Волынском, Полтавском, Черниговском, Екатеринославском и Таврическом, и получила 3 433 574 голоса, что составляет 9% всех поданных голосов. Но кроме того украинская партия выступала на выборах и в блоке с другими партиями: на фронте — с украинскими с.-д., в Харьковском, Херсонском и Полтавском избирательных округах — с партией левых с.-р. Таким образом общее число голосов, поданных за украинскую партию, было несколько больше указанного выше.

Абсолютное большинство голосов украинская партия получила по следующим 4 избирательным округам: Киевскому — 80%, Волынскому — 71% , Полтавскому — 60% и Черниговскому — 60%.

По 9 гражданским избирательным округам украинские с.-р. провели в Учредительное Собрание 69 депутатов.

22 Что это была не «мирная», а вооруженная демонстрация, свидетельствует ряд показаний самих с.-р. По показанию члена ЦК партии с.-р. Тимофеева на процессе с.-р., план этой демонстрация заключался в следующем: «Мы хотели окружить себя кольцом граждан... вооруженных или могущих быть вооруженными, т.-е. находящихся в армии...». «Мы сочли бы возможным... пойти на штурм Смольного» (М. Покровский, Что установил процесс так называемых с.-р., стр. 22—23). Другие с.-р. на этом же процессе открыто заявляли, что партия с.-р. ставила своей задачей эту демонстрацию превратить л вооруженное восстание, прорваться в Таврический дворец, захватить Смольный, арестовать Совнарком и все правительственные органы.

Военная комиссия партии с.-р. и военный отдел Комитета защиты Учредительного Собрания энергично готовились к этому вооруженному восстанию. Целый месяц эти две организации работали в полном контакте, избрали боевой штаб восстания и разработали детальный план вооруженного восстания.

Этот план, по показанию члена военной комиссии с.-р. Дашевского, гласил, что «мы с первого момента... выступим непосредственно активными инициаторами вооруженного восстания».

Большие надежды возлагались с.-р. на некоторые полки гарнизона, несколько сотен эсеровских офицеров, броневой дивизион, рабочих экспедиции заготовления государственных бумаг, находившихся в то время еще под влиянием меньшевиков, и на столичных обывателей. «По самому скромному расчету, — пишет представитель военной комиссии партии с.-р. Борис Соколов, —цифра выступавших на защиту У. С. должна была достигнуть 8—10 тысяч... Центральным пунктом, особенно важным для всего выступления 5 января, был Семеновский полк... С другой стороны, василеостровские группы демонстрантов, соединившись с выборгскими рабочими... должны были подойти к казармам Преображенского полка». «Я думал, — писал член штаба восстания Семенов, — направить ожидаемую массовую демонстрацию во главе с дружинниками к Семеновскому полку, инсценируя восстание, рассчитывая, что примкнут, двинутся к преображенцам и вместе с последними — к Таврическому дворцу, чтобы начать активные действия»...

Правительство, учитывая возможную опасность вооруженного выступления, приняло решительные меры. Петроград был объявлен на осадном положении, и по охране города была назначена чрезвычайная комиссия. Эта комиссия объявила, что всякая попытка проникновения вооруженных демонстраций в районы Таврического и Смольного дворцов, начиная с 5 января, будет приостановлена военной силой.

Петроградский Совет и ЦИК Советов Р. н С. Д. 3 января принял резолюцию, которая призывала рабочих и солдат оставаться при своих обычных занятиях и не принимать участия в демонстрации врагов народа.

Все попытки с.-р. устроить массовую демонстрацию не осуществились. В своих показаниях и воспоминаниях главные руководители восстания должны были признать: «у нас не было войск» (Семенов), «у партии не было реальных сил, на которые она могла бы опереться» (Лихач) и т. д.

О самом составе участников демонстрации 5 января начальник боевой дружины Паевский пишет: «...Мы пошли одни... к нам присоединилось... немногочисленное количество партийных, дружина, очень много учащихся, барышень, гимназистов и в особенности студентов, много чиновников всех ведомств, организации кадетов со своими зелеными и белыми флагами, Поалей-Цион и т. д. при полном отсутствии рабочих и солдат. Со стороны, из толпы рабочих, раздавались насмешки над буржуазным составом шествия».

Собравшиеся демонстранты бесплодно пытались прорваться к Таврическому и Смольному дворцам, охраняемым патрулями. «По сведениям чрезвычайного штаба, — писала «Правда», — между кучками вооруженных демонстрантов и патрулями происходили вооруженные столкновения. Из окон, с крыш в солдат стреляли. У арестованных имелись револьверы, бомбы, гранаты».

По всему Петрограду в этот день было убито не более 8 человек.

После неудавшейся демонстрации с.-р., по словам М. Н. Покровского, «пришлось вместо штурма Смольного проливать крокодиловы слезы о несчастных жертвах «мирной» демонстрации».

23 Мусульманская социалистическая фракция, от которой выступал Цаликов, насчитывала в Учредительном Собрании 17 человек и была чрезвычайно пестра по партийному и социальному составу. В нее входили: мусульманские социалисты, татарские с.-р. и социалисты-федералисты.

24 В период империалистической войны неоднократно и не без основания возникали слухи о попытках царского правительства заключить сепаратный мир с Германией. Слухи эти основывались на явном несочувствии войне с Германией некоторой части придворной камарильи, группировавшейся около Распутина. Закулисными германофильскими влияниями объяснялось и назначение на пост министра внутренних дел А. Д. Протопопова, который, будучи членом Государственной думы и членом партии октябристов, был командирован Думой за границу в начале 1916 г. для укрепления связи с парламентскими кругами союзных и нейтральных стран.

Во время своего пребывания в Швеции Протопопов имел конфиденциальную беседу с германским послом. Это свидание, имевшее целью выяснить возможности заключения сепаратного мира, вызвало негодование думских кадетских и октябристских кругов, и именно поэтому Распутин и Александра Федоровна выдвинули Протопопова на пост министра внутренних дед в конце 1916 г.

Убеждение в том, что царское правительство ведет в отношении Германии двойственную линию, разделялось так называемым думским «прогрессивным блоком». Милюков, выступавший от имени этого блока 1 ноября 1916 г. в Государственной думе, ставил правительству ряд вопросов об его отношении и военным мероприятиям н после каждого вопроса повторял: «Что это? Глупость или измена?»

25 11 апреля 1917 г. на заседании П. К. Петроградского Совета было принято решение: «Предложить международному отделу взять на себя инициативу по созыву международной конференции».

23 апреля на заседании И. К. было заслушано сообщение приехавшего из Дании Бopгбьepra, редактора с.-д. газеты, о стремлении датской с.-д. партии и объединенного скандинавского с.-д. комитета «ускорить прекращение войны».

Три скандинавские с.-д. партии выделили особый орган, который сообща с голландцами приступил к созыву международной конференции.

Боргбьерг предлагал русским социалистам принять участие в конференции и выступить там с общей программой мира.

25 апреля на заседании И. К. были заслушаны заявления партийных групп об отношении к созыву международной конференции. От имени большевиков тов. Федоров огласил текст резолюции, принятой Всероссийской конференцией большевиков по вопросу о предложении Боргбьерга. В этой резолюции говорилось: «...Не подлежит никакому сомнению, что Боргбьерг, прямо или косвенно, является в сущности агентом немецкого империалистического правительства. В виду этого участие нашей партии на конференции, где участвуют Боргбьерг и Шейдеман, конференция считает принципиально недопустимым».

Меньшевистско-эсеровский И. К. Петроградского Совета принял резолюцию, в которой заявлял, что берет на себя «инициативу по созыву международной «социалистической конференции», приглашает к участию в ней «все партии и фракции пролетарского Интернационала, которые готовы стать на платформу воззвания Совета «К народам всего мира», н предлагает избрать при Исполнительном Комитете особую «комиссию по созыву конференции» из представителей партий, являющихся членами Интернационала и входящих в состав И. К».

20 мая И. К. принял решение о созыве конференции в Стокгольме на 28 нюня 1917 г., а 13 июня Бюро И. К. постановило послать в Стокгольм и в союзные страны (Англию н Францию) делегацию для подготовки международной конференции в составе членов И. К. — Розанова В., Эрлиха Г., Гольденберга П., Смирнова А., Русанова и офицера Смирнова.

Однако меньшевистско-эсеровскому И. К. не удалось созвать конференции, так как империалистическая буржуазия воюющих стран, особенно Англии, Франции и Бельгии, нашла несвоевременным совещание ее социалистических агентов.

26 Парижская конференция представителей всех стран согласия и стран, участвовавших в войне на их стороне, состоялась 29 ноября (4 декабря) 1917 г. Основная ее задача — объединение действий Антанты против Германии, Австрии и Турции. Меньшевистско-эсеровский ЦИК возлагал на эту конференцию большие надежды и послал на нее Скобелева с наказом об условиях мира.

Делегация Временного правительства выехала в Париж до Октябрьской революции и участвовала в конференции, представляя на ней уже несуществующее Временное правительство. Конференция вынесла постановление, в котором говорилось, что «сношение с Россией может быть установлено только через законно образованное и признанное всем народом правительство», подчеркивая этим, что не признает советскую власть законным правительством.

27 После того как соглашательским большинством Учредительного Собрания была отвергнута предложенная ЦИК Декларация, фракции большевиков и левых с.-р. внесли предложение о перерыве, чтобы во фракционных заседаниях обсудить создавшееся положение.

Около 11 часов вечера в Таврическом дворце во время перерыва состоялось второе совещание фракции большевиков.

На этом заседании по вопросу об отношении к Учредительному Собранию выступил Ленин. Его речь дошла до нас только в изложении П. Мостовенко (см. его воспоминания в «Правде» № 3 от 5 января 1926 г.).

Декларацию, написанную Лениным, было поручено огласить т. Раскольникову. По предложению Ленина, было решено, что фракция в зал заседания не возвращается.

28 После оглашения тов. Раскольниковым декларации, тут же, в Таврическом дворце, произошло совещание членов Совета Народных Комиссаров. На этом же совещании Ленин написал тезисы декрета о роспуске Учредительного Собрания, которые были утверждены Советом Народных Комиссаров 6 (19) января. Эти тезисы легли в основу написанного Лениным декрета о роспуске Учредительного Собрания. Декрет был принят ВЦИК в 1 ч. 30 м. ночи 7 (20) января 1918 г. В том же заседании ВЦИК было постановлено, что члены Учредительного Собрания большевики и левые с.-р. включаются в состав членов ВЦИК.

29 В. И. Ленин, говоря о легкости разгона Учредительного Собрания, пишет: «Мы прекрасно знаем, что разгон нами Учредилки 5/1 1918 был не затруднен, а облегчен тем, что внутри разгоняемой контрреволюционной Учредилки была как последовательная, большевистская, так и непоследовательная левоэсеровская, советская оппозиция». Колебания, нерешительность, половинчатость решений проявлялись у левых с.-р. и на Учредительном Собрании. Они избегали решительных мероприятий по отношению к правоэсеровской части Учредительного Собрания, возражали против пункта большевистской декларации о необходимости «передать советской власти окончательное решение вопроса об отношении к контрреволюционности части Учредительного Собрания» и ушли с собрания только после того, как эсеровское большинство отказалось обсуждать не только декларацию ВЦИК в целом, но и имеющийся в ней пункт о мире.

После ухода с Учредительного Собрания левые с.-р. в своем обращении к избирателям писали: «Мы не вышли из заседания вместе с большевиками, так как считаем отказ от обсуждения советской декларации лишь формальным поводом к разрыву с большинством Учредительного Собрания. Только давши бой на разрешении одного из конкретных социальных вопросов жизни, вопроса о мире — мы покинули зал заседания».

30 В Учредительном Собрании эстонские трудовики и эстонский демократический блок поддерживали правое большинство Учредительного Собрания. Группа насчитывала всего 4 человека.

31 Левые с.-р. ушли с Учредительного Собрания в 2 1/2 часа ночи. Вскоре после их ухода тов. Дыбенко отдал приказ начальнику отряда Таврического дворца Виктору Железнякову о закрытии заседания Учредительного Собрания (см. П. Е. Дыбенко, Мятежники, изд. «Красная Новь», 1923г.) В 4 часа ночи Железняков сообщил об этом приказе председателю собрания Чернову. Чернов не подчинился этому предписанию и решил зачитать и утвердить основные резолюции с.-р., изданные на другой день как «законы и постановления У. С.» (см. выше, стр. 112—113). Железняков предложил собранию разойтись. Руководящая тройка с.-р., опасаясь, что в зале выключат свет, послала записку Чернову с предложением закрыть заседание. Только тогда Чернов внес предложение о перенесении заседания на следующий день.

Меньшевики, с.-р. и т. д. много говорили и писали о произведенных будто бы «насилиях» большевиков при самом роспуске Учредительного Собрания. Насколько все эти обвинения являются сплошным вымыслом и клеветой лучше всего свидетельствует следующий документ, написанный В. И. Лениным:

«Предписание.

Предписывается товарищам солдатам и матросам, несущим караульную службу в стенах Таврического дворца, не допускать никаких насилий по отношению к контрреволюционной части Учредительного Собрания и, свободно выпуская всех из Таврического дворца, никого не впускать в него без особых приказов.

Предс. Сов. Нар. Ком. B. Ульянов (Ленин).

Петрогр. 5/6—I 1918 г.

Комиссар над Всероссийской по делам о выборах в Учредительное собрание комиссией и член Чрезвычайной комиссии по охране Петрограда М. Урицкий».