Содержание материала

 

ВОЖДЮ И УЧИТЕЛЮ

В библиотеке В. И. Ленина в Кремле хранится немало книг, присланных ему в первые годы Советской власти рабочими коллективами, красноармейцами, писателями и учеными, участниками различных съездов и конференций. Они были дороги Владимиру Ильичу, так как рассказывали о первых шагах трудящихся на пути строительства новой жизни, о первом опыте, первых успехах.

Многие книги сопровождены дарственными надписями Ленину — главе правительства, вождю партии. В идущих от сердца строчках — приветствие своей подлинно народной власти, вера в победу над врагами трудового народа, революционный энтузиазм, готовность преодолеть любые трудности.

Книги индивидуально, любовно оформлены. Многие подарочные экземпляры — в специально выполненных добротных переплетах из ткани или кожи, с красивым золотым тиснением.

Прислали книжный привет Ленину пищевики Кременчуга и рабочие типографии Мосгубсоюза, труженики Черемховской кочегарки, полиграфисты Полтавщины, бойцы Красной Таманской армии.

Стенографический отчет 1-го Всероссийского съезда профессиональных союзов Владимир Ильич получил к первой годовщине Октября. На переплете вытиснена надпись: «От Всероссийского центрального совета профессиональных союзов. На добрую память Вождю Мировой Пролетарской Революции Владимиру Ильичу Ленину. 7 ноября (25 окт.) 1918 г.», а на шмуцтитуле — торжественное посвящение: «Пусть этот исторический памятник великого сдвига в истории профессионального движения будет пламенным доказательством глубочайшего уважения экономически организованного пролетариата к Вам, дорогой Владимир Ильич, как вождю и символу мировой рабочей революции...»

Кубано-Черноморское управление прислало в Кремль свой отчет о работе с 1 января по 1 октября 1922 года VI Кубано-Черноморскому областному съезду Советов с такой надписью на титульном листе: «На память дорогому Вождю Мирового Пролетариата от возрождающегося сельского хозяйства Кубани и Черноморья. Это возрождение, хотя и малый, но верный удар по твердыне мирового капитализма, а в Ваших руках укрепление позиций Мирового Пролетариата...»

Работа налаживалась медленно, трудно. Но тем более дорогими были вести о первых, пусть еще скромных успехах на экономическом фронте. О них сообщалось, например, в переданном В. И. Ленину сборнике «Кооперация и финансы». Надпись на титуле гласила: «Владимиру Ильичу Ленину. Наш первый отчет о том, как мы учились работать, выйдя первыми на неорганизованный денежный рынок. Председатель правления Кутузов 13/11-23 г. Москва».

«Согласно желания молодых краскомов, горячо приветствующих своего борца за счастье трудящихся», был прислан Владимиру Ильичу военно-политический и литературно-художественный сборник Черниговских 56-х пехотных командных курсов «Коммунистическое эхо».

Широка география мест, откуда приходили в Кремль, к Ленину, книги-подарки: Петроград, Минск, Новосибирск, Киев, Иваново-Вознесенск, Архангельск и Баку, Нижний Новгород и Ташкент, Кострома и Чернигов. Вместе с центральными районами России пробуждались к новой жизни национальные окраины.

Как часто останавливаются сегодняшние посетители рабочего кабинета В. И. Ленина, особенно гости из Армении, Грузии или Азербайджана, перед большой картой Кавказа, на которой размечен этнографический состав данного района. Только Ленин и большевики подходили к национальному вопросу по-марксистски, решали его не с позиций великорусского шовинизма или национализма отдельных народов, а как подлинные интернационалисты. Октябрьская революция покончила с неравенством наций и народностей, создала условия для развития и процветания каждой из них. И вот приходят в Кремль книги со словами привета и благодарности вождю трудящихся всех национальностей.

Коммунисты Украины прислали Владимиру Ильичу «Программу Украинской Коммунистической партии», принятую на 1-м учредительном съезде УКП 22—25 января 1920 г., с дарственной надписью. Среди подаренных книг «Труды Белорусского государственного университета в Минске», экономическое и статистическое исследование «Бурят-Монгольская автономная область», альбом от транспортников Эстонии.

«Отчет о деятельности Совета Народных Комиссаров и Экономического совета Туркестанской Республики. На 1 окт. 1922 г.» дополнен иллюстрациями, диаграммами. На форзаце надпись: «Председателю Совнаркома РСФСР Владимиру Ильичу Ленину. Создавая полное представление о действительном положении вещей, мы в своей практической работе в далекой Туркестанской Республике напряженно стремимся камень за камнем укреплять мировую пролетарскую твердыню — РСФСР. Для сурового и поучительного отзыва посылаем свой Вам отчетный труд...»

Ленинская национальная политика за годы Советской власти доказала свою жизненность и силу. Неузнаваемо изменились прежние национальные окраины, экономическая и культурная жизнь прежде отсталых народов. И не случайно в книге записей посетителей музея (эта книга составляет 15 томов) появляются такие, идущие от сердца слова: «Я приехал из Чечено-Ингушетии и посетил кабинет и квартиру В. И. Ленина. Я не русский, но, отдуши взволнованный, хочу благодарить русскую нацию, давшую В. И. Ленина. Ленин создан для человечества, для простого человека. Хочу сделать все, чтобы высоко держать знамя В. И. Ленина. Член КПСС А. Багдасарян (г. Грозный) 25 апреля 1959 г.» Или такая надпись: «Я хакаска, мне 55 лет, Ленин дал настоящую жизнь нашему отсталому народу. Байкова. 18/1-62 г.».

Особую группу дарственных книг составляют издания, присланные деятелями науки, культуры, искусства.

Социализм, подчеркивал В. И. Ленин, немыслим без техники, построенной по последнему слову новейшей науки. Заботясь о развитии производительных сил страны, он придавал огромное значение новым достижениям науки и техники. Надо думать, что ему был очень приятен такой подарок, как «Отчет о работе научно-технического отдела ВСНХ. Январь — март 1920 г.». На обложке типографская надпись: «Товарищу Владимиру Ильичу Ленину ко дню 50-летия,— как приветствие, посылаем отчет о нашей работе за последние три месяца. Созданный Вашей инициативой, отдел вырос, окреп и превращается в мощный научно-технический аппарат Советской власти. С товарищеским приветом по поручению Коллегии научно-технического отдела Н. Федоровский. 23-го апреля 1920 г.». Владимир Ильич внимательно следил за научно-техническими открытиями. В его библиотеке ряд разделов посвящен различным областям науки и техники. Ленин сохранил у себя 11 выпусков «Сообщений о научно-технических работах в Республике». Некоторые из них с дарственными надписями. На обложке выпуска № 5 («Краткий обзор трудов Всероссийского съезда научных деятелей по металлургии») надпись: «Председателю Совета Народных Комиссаров тов. В. И. Ленину». В книгу вложена записка управляющего делами СНК Н. П. Горбунова, на которой Владимир Ильич пометил фиолетовым карандашом: «в мою библиотеку, пока на стол»1, то есть собирался тотчас прочесть книгу и затем сохранить ее в своей кремлевской библиотеке. Хочется напомнить, что огромное количество книг, газет и журналов по прошествии надобности Ленин просил библиотекаря отправлять в другие хранилища, в партийную библиотеку. Из книг, присланных Лениным, составилась прекрасная библиотека совхоза «Горки». В ее пополнении Владимиру Ильичу активно помогали Надежда Константиновна и Мария Ильинична, посылая художественную литературу и книжки для детей.

Внимательно, с карандашом в руке прочел Ленин присланную ему автором Я. Шатуновским книгу «Восстановление транспорта РСФСР. Пути сообщения и пути революции». (Дарственная надпись: «Тов. Ленину. Первому рабочему-машинисту первого пролетарского паровоза РСФСР, который повез революцию, автор».) Можно видеть подчеркивания и отчеркивания Владимира Ильича на 3, 6—11, 13—19, 21 и 23-й страницах книги, в которой всего 37 страниц2.

Веря в то, что перед союзом представителей науки, пролетариата и техники не устоит никакая темная сила, Владимир Ильич не жалел сил, чтобы привлечь к союзу с пролетариатом представителей науки. Было огромным счастьем, что такие крупные ученые с мировым именем, как К. А. Тимирязев, И. П. Павлов, А. Е. Ферсман, безоговорочно приняли сторону нового строя, понимая, как их деятельность нужна народу.

Ферсман присылает Владимиру Ильичу два научных исследования: «Почвы» Л. И. Прасолова и «Растительность» А. А. Булавкиной. Они составлены по поручению научно-технического общества ВСНХ Комиссией по изучению естественных производительных сил России при Российской академии наук. Обе книги с дарственной надписью главного редактора академика А. Е. Ферсмана. Позднее в своих воспоминаниях Ферсман подчеркивал, что только при Советской власти, при самой энергичной поддержке Ленина, началось всестороннее изучение и использование природных богатств России.

И конечно, в библиотеке Владимира Ильича немало книг общественно-политической тематики, подаренных ему авторами.

М. Н. Покровский присылает Ленину свою «Русскую историю с древнейших времен». Ю. Стеклов — книгу «Борцы за социализм. Очерки из истории общественных революционных движений в России. Добролюбов.— Герцен.— Чернышевский [и др.]». Один из первых советских дипломатов, И. Майский — труд «Современная Монголия».

Профессор И. М. Любомудров посылает Владимиру Ильичу книгу Г. Спенсера «Введение в философию» в своем кратком изложении. Она вышла в 1905 году в Коврове. Любомудров отправляет ее в Кремль в 1923 году: «Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину) в знак уважения. От автора. 19—9/1—23.— «Источником всех народных бедствий служат войны, как наследие предков». (По Спенсеру) И. Л-в».

Личность Ленина притягивала к себе внимание писателей, поэтов, художников. Уже в те годы делались попытки создать образ Ленина в литературе и искусстве. Среди дарственной литературы есть большой альбом рисунков, озаглавленный коротко: «Ленин». Это зарисовки, которые делал с натуры художник и скульптор Н. Альтман в 1920 году. На титуле дарственная надпись: «т. Владимиру Ильичу Ленину с великой благодарностью...»

Когда открылся музей «Кабинет и квартира В. И. Ленина в Кремле», Альтман побывал в нем несколько раз. Он рассказал о том, как создавались эти зарисовки. Владимир Ильич был необыкновенно занят, заставить его позировать было совершенно невозможно. А. В. Луначарскому удалось убедить Владимира Ильича согласиться на присутствие художников на заседаниях СНК, в его кабинете.

Разрешив делать зарисовки, Владимир Ильич в то же время категорически отказывается специально позировать. Он работает, художник тоже, по возможности не мешая друг другу. Так появляются рисунки Ф. Малявина, И. Бродского, И. Пархоменко, В. Андреева и Н. Альтмана. Альтман не только делал зарисовки, он лепил один из первых скульптурных портретов Ленина. Впоследствии художник вспоминал: «В то время Владимир Ильич трудился над книгой «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Он писал напряженно и сосредоточенно, весь уйдя в работу. Иногда он откидывался назад, на спинку стула, обдумывая ту или иную мысль. В комнате стояла чуткая тишина... Лепить скульптурный портрет Ленина было нелегко. Владимир Ильич не позировал, был углублен в свою работу. Обычно он сидел, низко склонившись над столом, и я видел лишь верхнюю часть его головы. Поэтому я был вынужден пользоваться всяким случаем, чтобы зафиксировать Ленина с разных сторон. Я решил делать наброски в то время, когда он разговаривал с людьми. Так создалась серия зарисовок с натуры...

Как-то я попросил Владимира Ильича для облегчения моей задачи чаще смотреть в мою сторону и прохаживаться иногда по комнате. Он охотно согласился»3.

На память об этих днях Альтман передал Владимиру Ильичу через А. В. Луначарского барельефный портрет рабочего-революционера Степана Халтурина, который и сейчас стоит на полке дивана в рабочем кабинете Ленина.

Известен глубокий интерес В. И. Ленина к личности и творчеству Льва Толстого. Не прекращается поиск, и, может быть, мы еще узнаем, каким путем попала в библиотеку Ленина своеобразно оформленная книга-альбом Н. Орлова «Русские мужики» с картинами автора (издание 1909 года). Предисловие к книге написано Л. Н. Толстым. На титульном листе — портреты Толстого и Орлова. Рукою автора написаны различные изречения и высказывания об искусстве. Например: «Искусство только тогда на надлежащем своем месте, когда оно подчинено пользе...» Последователь философских концепций Толстого автор делает такую дарственную надпись: «Брат мой! Желаю Вам дожить до всходов и жатвы человеческого счастья. В наш век, век революций как я понимаю в лучшем смысле этого слова не материальной, но нравственной революции она только одна выработает высшую идею общественного устройства и человеческого совершенства. Я же не доживу до этого счастья и лишен возможности продолжать посев на этом поле. «Чем богат, тем и рад». Ленину — Орлов. 1918 г. Сент. 23»4.

В 1920 году в серии «Русское современное искусство в биографиях и характеристиках художников» вышла небольшая книжка (автор — С. Глаголь) о С. Т. Коненкове, уже тогда известном скульпторе. На форзаце — типографская надпись: «Экземпляр председателя Совета Народных Комиссаров В. И. Ленина». Но даже сам Сергей Тимофеевич не смог ответить музейным работникам, кто прислал Ленину книгу о его творчестве. Возможно, что ее прислало Владимиру Ильичу издательство «Светозар», выпустившее книгу, как прислало ему другое издательство — «Денница» настоящий образец полиграфического искусства — книгу в обложке из белого атласа, украшенной вышивкой и аппликацией. Это социальная драма Д. Голсуорси «Борьба». В тексте даны эскизы декораций. На форзаце дарственная надпись: «Председателю Совета Народных Комиссаров товарищу В. И. Ульянову (Ленину) в знак глубокого товарищеского уважения от издателя А. А. Генженцова. Москва, 15 января 1919 г. Книгоиздательство «Денница».

Среди произведений художественной литературы, принадлежавших Ленину, не только русская и зарубежная классика, но и немало книг советских прозаиков и поэтов. Многие книги Демьяна Бедного, которого связывало с Владимиром Ильичем и Надеждой Константиновной давнее знакомство,— с дарственными надписями.

Дерзнул послать Владимиру Ильичу сборник своих поэм «Мускулы» начинающий поэт С. Малашкин. «Дорогому горячо любимому вождю Мирового пролетариата и учителю «социальной поэзии» Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину) от всего сердца и с любовью посылаю сию первую мою ученическую книгу. 1919 г. 14/IV. Крестьянин Тульской губернии, Ефремовского уезда, Авдуловского волостного Совета, деревни Хомяково член РКП (б-в), работающий ныне в Нижнем Новгороде. Сергей Малашкин».

Автор сказал о себе в посвящении очень коротко, а у него была уже славная биография: 17-летним юношей в 1905 году Сергей Малашкин участвовал в Декабрьском вооруженном восстании в Москве, а потом и в революционных событиях Октября 1917 года. Когда появились в печати его стихи и поэмы о революции и освобожденном труде, критика отмечала их публицистичность и темпераментность, новизну ритмов. Позже он выступал как прозаик. Наибольшую известность в 20-е годы приобрела его повесть «Луна с правой стороны, или Необыкновенная любовь», в которой автор поднимал тему о нравственном облике советской молодежи, об уродливых явлениях нэповского быта. Им были написаны интересные романы и повести о гражданской и Великой Отечественной войнах.

Есть в ленинской библиотеке несколько книг В. В. Маяковского. Среди них поэма «150.000.000» с дарственной надписью: «Товарищу Владимиру Ильичу с комфутским*  приветом Владимир Маяковский». Конечно, в этой рядовой, обычной надписи не раскрывается глубина отношения большого поэта к вождю пролетарской революции. Она раскрылась в сильных, запоминающихся строчках его стихов и поэм, посвященных Ленину.

Большая дружба, огромное взаимное уважение и интерес связывали Ленина с Горьким. Горький писал об этом: «Его отношение ко мне было отношением строгого учителя и доброго заботливого друга...» Естественно, что в кабинете Ленина есть книги Алексея Максимовича, но они без дарственных надписей. Прекрасным посвящением Владимиру Ильичу стали правдивые, очень искренние воспоминания А. М. Горького о Ленине, со страниц которых встает неповторимый образ великого вождя и самого человечного человека.

В разделе дарственной литературы книги, подаренные писателями и учеными, книги, рассказывающие о первом опыте борьбы и труда, книги, присланные комсомольцами и пионерами,— о некоторых из них хочется рассказать подробнее.

* коммунистически-футуристическим.

 

«ГОД — С ВИНТОВКОЙ И ПЛУГОМ»

Для музейных работников приход таких посетителей всегда большое и радостное событие. Старые большевики, участники революции, гражданской войны — это люди из легенды. В их рассказах героическое прошлое молодой рабоче-крестьянской республики оживает в неповторимых деталях. Об экскурсии в обычном смысле не может быть и речи — у музейных работников другая задача: постараться «разговорить» присутствующих, выяснить дополнительные факты и подробности о тех далеких днях, событиях, связанных с Владимиром Ильичем Лениным.

В тот день, 30 марта 1964 года, нашими гостями были коммунисты, вступившие в партию в первые годы Советской власти. Осмотрены рабочий кабинет Ленина, зал заседаний Совнаркома, перешли в библиотеку. Научный сотрудник заметила: высокий, по-военному подтянутый человек с многочисленными наградами на груди внимательно осматривает книжные полки, переходя от шкафа к шкафу. Наконец, он подошел к лектору и несколько смущенно спросил:

— Мне известно, что в библиотеке Владимира Ильича должна храниться моя книга «Год — с винтовкой и плугом», не могу ли я взглянуть на нее?

Так это Александр Иванович Тодорский! Автор книги, которая была так высоко оценена Лениным и на которую он не раз ссылался в своих статьях и выступлениях. К сожалению, мы не могли показать Александру Ивановичу подлинный, ленинский экземпляр книги: он хранится в Центральном партийном архиве, так как многие его страницы испещрены пометками Ленина,— но и копия, находящаяся в музее, была дорога Тодорскому. Бережно перелистывал он страницы небольшой брошюры. Все с интересом слушали его рассказ.

Для него самого тогда, в январе 1919 года, было большой неожиданностью узнать, что его книга привлекла внимание Владимира Ильича. Узнал он об этом от организатора васютинской партийной ячейки крестьянина Ф. Ф. Образцова, побывавшего на приеме у В. И. Ленина. Услышав, что Образцов часто бывает в Весьегонске, Владимир Ильич спросил, не знает ли он Тодорского, сказал, что читал его книгу «Год — с винтовкой и плугом», и просил Образцова зайти к Тодорскому и передать ему благодарность. Трудно было себе представить, что среди большого количества книг он заметил эту скромную, всего в 80 страниц брошюру, отпечатанную в местной типографии тиражом в тысячу экземпляров. Только позднее автору стало известно, что кто-то послал ее из Весьегонска в газету «Беднота», а оттуда она попала на письменный стол к Ленину.

Весной 1918 года Александр Тодорский после расформирования 5-го Сибирского армейского корпуса, командиром которого его избрали революционные солдаты, вернулся в родной Весьегонск. Здесь Тодорский стал редактором уездной газеты «Известия Весьегонского Совета».

За время его отсутствия город неузнаваемо изменился. Каким он был прежде, один из тысяч маленьких районных городков? Окруженный болотами и лесами, только летом имеющий связь (пароход) с остальным миром, «Весьегонск представлял из себя тихую заводь, похожую на ту, какая каждый год остается после разлива реки Мологи, скромно прячется где-нибудь под солнышком, киснет и является желанным приютом для беззаботных лягушат... Жизнь текла лениво, процветал помещик-либерал, а проявлению всякой революционности мешали молитвенные дома и церкви»1.

Октябрьская революция, Советская власть, установившаяся здесь в январе 1918 года, пробудили весьегонцев от вековой спячки, внесли свежую струю в сонное существование этого глухого края. Весьегонские большевики под руководством Григория Терентьевича Степанова развернули коренную ломку всего буржуазно-помещичьего уклада в уезде, возглавили строительство новой жизни.

Но старое не сдавалось без борьбы. Враги революции прятали хлеб, поджигали колхозные амбары, жестоко расправлялись с активистами. Тихий, забытый богом уголок патриархальной Руси превратился в очаг острой классовой борьбы.

Уездный комитет партии много сил уделял созданию комбедов, деревенских партячеек, очищению сельских и волостных Советов от кулаков, приобщению крестьян к коллективному труду. Приходилось действовать и убеждением, и принуждением. Установили контроль над частной торговлей, для буржуазии ввели трудовую повинность. К восстановлению и строительству новых предприятий решили привлечь местных капиталистов, чтобы, как писал потом Тодорский в своей книге, «заставить подняться купеческие руки и взяться за работу, но уже не ради личных выгод, а ради пользы рабоче-крестьянской России».

Пригласили в исполком трех молодых и энергичных промышленников, которые владели до революции небольшими предприятиями. Их сумели убедить, что саботировать постановления и мероприятия Советской власти бесполезно, а лучше для них самих и для общего дела взяться ей помочь. И предложили организовать и наладить работу двух заводов — лесопильного и по выделке хромовой кожи. Бывшие промышленники оказались людьми здравомыслящими. Поняв, что новая власть не временное явление и что они имеют дело с настоящими хозяевами, они энергично приступили к выполнению распоряжений исполкома. Совет помог приобрести оборудование, и работа закипела.

Уже к июлю 1918 года был пущен лесопильный завод, который начал давать продукцию для строящейся железной дороги, а еще через полгода заработал завод по выделке хрома, так необходимого для Красной Армии.

Обо всем этом, о первых шагах Советской власти в Весьегонском уезде и постарался рассказать А. И. Тодорский в отчете, который поручил составить весьегонским коммунистам Тверской губком партии. В подготовке отчета помогал весь партийный и общественный актив города и уезда. Изложен материал был ярко, талантливо, и в результате получился не официальный отчет, а литературно-публицистический очерк, озаглавленный «Год — с винтовкой и плугом». Он был издан отдельной книжкой.

Книжку похвалил в «Правде» редактор газеты «Беднота» Л. С. Сосновский. Он же, очевидно, и принес ее Владимиру Ильичу и рассказал ему о работе весьегонских большевиков.

Ленину книга понравилась. Особенно его заинтересовало то место в ней, где автор рассказывал об оборудовании двух советских заводов «несоветскими» руками, которое, писал Тодорский, «служит хорошим примером того, как надо бороться с классом, нам враждебным. Это — еще полдела, если мы ударим эксплуататоров по рукам, обезвредим их или «доконаем». Дело успешно будет выполнено тогда, когда мы заставим их работать, и делом, выполненным их руками, поможем улучшить новую жизнь и укрепить Советскую власть»2.

Эти абзацы Ленин подчеркнул карандашом, сделав на странице свое неизменное «нотабене» (заметь хорошо), и вынес на обложку книги номер страницы. Позднее Владимир Ильич записал: «Это превосходное и глубоко правильное рассуждение следовало бы вырезать на досках и выставить в каждом совнархозе, продоргане, в любом заводе, в земотделе и так далее»3.

Прочитав книгу, Владимир Ильич пишет записку дежурной секретарше: «Прошу переписать на машинке в 2-х экз. из книги Тодорского подзаголовок: «Лесопильный и хромовый заводы» (стр. 61—62 с точным указанием книги) и прислать мне 1 экз. 1 оставить у меня в архиве, чтобы было легко найти»4.

Книгу после выписки и сверки он просил ему вернуть. Для себя он записал: «Замечательная книга: Александр Тодорский: «Год — с винтовкой и плугом»... (Особенно поучителен §-фчик или отдел с подзаголовком: «Лесопильный и хромовый заводы» с. 61, 62)»5.

Под впечатлением от книги Владимир Ильич написал статью «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов», в которой дал ей высокую оценку: «Описание хода революции в захолустном уезде вышло у автора такое простое и вместе с тем такое живое, что пересказывать его значило бы только ослаблять впечатление» 6.

В связи с весьегонским опытом Владимир Ильич сформулировал свой знаменитый тезис о построении коммунизма из человеческого материала, созданного капитализмом. «Мы,— писал он в этой статье,— не можем построить коммунизма иначе, как из материалов, созданных капитализмом, иначе, как из того культурного аппарата, который взращен буржуазной обстановкой и поэтому неизбежно бывает пропитан — раз речь заходит о человеческом материале, как части культурного аппарата — буржуазной психологией. В этом трудность построения коммунистического общества, но в этом же гарантия возможности и успешности его построения»7.

Небольшой книжке В. И. Ленин придал исключительное значение. Описанный в ней опыт весьегонцев в деле привлечения к строительству социализма представителей бывших эксплуататорских классов имел большое политическое значение. Вот почему Ленин так ратует за пропаганду этого опыта: «Надо пошире распространить эту книгу и выразить пожелание, чтобы как можно большее число работников, действовавших в массе и с массой, в настоящей гуще живой жизни, занялись описанием своего опыта. Издание нескольких сотен или хотя бы нескольких десятков лучших, наиболее правдивых, наиболее бесхитростных, наиболее богатых ценным фактическим содержанием из таких описаний было бы бесконечно более полезно для дела социализма, чем многие из газетных, журнальных и книжных работ записных литераторов, сплошь да рядом за бумагой не видящих жизни»8.

Еще не раз обращался Владимир Ильич в своих статьях и выступлениях к книжке, рассказывавшей о делах весьегонских большевиков. В январе — феврале 1922 года, работая над планом статьи «Заметки публициста», он вспоминает «весьегонский образец» и записывает в план: «чьими руками создавать коммунизм?» А ниже пишет: «Цитата из Тодорского...»9

В марте 1922 года Владимир Ильич выступал с Политическим отчетом ЦК РКП (б) XI съезду партии. Говоря о творчестве народных масс, о проявлении инициативы снизу, об использовании в государственном масштабе местного опыта, он привел в пример правильное понимание весьегонцами отношений между победившим пролетариатом и побежденной буржуазией. «Даже в 1918 году, когда это было сказано весьегонским товарищем, это было полдела, а теперь — это даже меньше, чем четверть дела. Мы должны заставить и сделать так, чтобы их руками работать на нас, а не так, чтобы ответственные коммунисты стояли во главе, имели чины, а плыли по течению с буржуазией. Вот в этом — вся суть. Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это — ребячья, совершенно ребячья идея. Коммунисты — это капля в море, капля в народном море» 10.

На экземпляре книги А. Тодорского, принадлежавшем Владимиру Ильичу, стоит лишь коротенькое: «т. Ленину». Очевидно, надпись была сделана в редакции «Бедноты»...

Экскурсия по музею и встреча с таким интересным посетителем подходила к концу. Завершая свой рассказ,  А. И. Тодорский сказал, что всю жизнь сожалел, что не пришлось ему встретиться с Владимиром Ильичем лично. Из Весьегонска он уехал на Южный фронт, где шли упорные бои с деникинцами, затем командовал бригадой, разбившей антисоветские банды в Азербайджане, участвовал в разгроме контрреволюционных выступлений дашнаков в Армении и басмачей в Фергане. На фронте он получил еще один привет Владимира Ильича, который передал ему в письме весьегонский учитель А. А. Виноградов, побывавший у Ленина на приеме в феврале 1920 года...

В 1964 году отмечалось 70-летие А. И. Тодорского. Отвечая на многочисленные приветствия, Тодорский подчеркивал, что считает себя счастливым человеком.

«Счастье мое заключается в том,— говорил Александр Иванович на вечере в Советском комитете ветеранов войны,— что я, выходец из старого мира, пошел с людьми, воевавшими за новый мир. Удостоился высокой чести быть принятым в ряды Коммунистической партии и почти с самого начала своей сознательной политической жизни был обласкан теплым вниманием великого вождя трудящихся Владимира Ильича Ленина».

 

«РАБОЧИЕ ЗАВОДА «ДИНАМО» ПОСВЯЩАЮТ СТРАНИЦЫ СВОЕЙ ЖИЗНИ И БОРЬБЫ»

День 7 ноября 1921 года стал знаменательным событием в истории завода «Динамо». В этот день на завод приезжал Владимир Ильич Ленин.

Этому событию предшествовало следующее. Летом 1921 года красный директор завода Константин Васильевич Уханов, работавший до этого председателем Рогожско-Симоновского Совета, и секретарь партячейки Николай Евсеевич Борисов написали небольшую книжку «Из жизни и деятельности Совета рабочих и крестьянских депутатов Рогожско-Симоновского района г. Москвы. (Март 1917 — январь 1921.) Подписав на титульном листе: «Дорогому тов. Владимиру Ильичу Ленину.

2/VII — 1921 года»,— они послали экземпляр вождю с просьбой «уделить минутку и просмотреть... брошюру». Несмотря на всю свою занятость, Ленин прочитал книжку, сделал в ней ряд пометок, подчеркнул некоторые места, в том числе такие строчки: «Симоновский район имел своеобразный характер рабочего движения в отношении всей Москвы, где в течение империалистической войны революционное движение не переставало клокотать». В ответном теплом письме авторам Владимир Ильич, поблагодарив за книгу, отметил, что «несомненно, для истории организации Советской власти она будет иметь значение...»1.

Накануне 4-й годовщины Октябрьской революции рабочие завода послали приветствие В. И. Ленину. «...Общее собрание рабочих и служащих завода...— писали они,— не может не вспомнить о том, кто своей непоколебимой верой в силы рабочего класса повел его на штурм капиталистических твердынь. Шлем тебе, дорогой Владимир Ильич, свой пролетарский привет и заявляем, что при осаде капиталистического мира мы будем одни из первых укреплять участок осады электрификацией страны»2.

В начале ноября делегация рабочих «Динамо» пришла в Кремль и вручила Ленину приглашение на торжественный вечер. «Дорогой Владимир Ильич! — говорилось в письме.— Приглашаем Вас заглянуть на наш семейный вечер — митинг рабочих завода в память Октябрьской революции 7-го сего ноября. Завод «Динамо», принимавший активное участие в революционном движении рабочего класса с 1903 года, достоин видеть в своих стенах великого вождя пролетарской революции. Ваше присутствие вдохновит работников завода для дальнейшей работы...»3 Владимир Ильич обещал, если позволят дела, непременно к ним приехать.

С огромным подъемом готовились рабочие завода к этой встрече. Освободили часть цеха малых моторов, вымыли пол, украсили помещение, расставили скамейки, сколотили из досок трибуну, повесили портрет Карла Маркса. К пяти часам вечера на завод стали собираться празднично одетые рабочие с семьями. Перед началом митинга в цехе яблоку было негде упасть. Молодежь взбиралась на подкрановые балки и консоли, чтобы лучше разглядеть дорогого гостя.

И вот Владимир Ильич на заводе. Он часто выступал на рабочих митингах, придавая им огромное значение, считая их первоначальной формой участия трудящихся в становлении новой жизни. Надежда Константиновна вспоминала, что когда Владимир Ильич ехал выступать к рабочим, у него всегда бывало особенно приподнятое настроение. Он очень любил рабочую аудиторию. Общение с ней доставляло ему большое удовлетворение и заряжало оптимизмом и творческой энергией. Он учил коммунистов, выступая перед трудящимися, «говорить просто и ясно, доступным массе языком, отбросив решительно прочь тяжелую артиллерию мудреных терминов, иностранных слов, заученных, готовых, но непонятных еще массе, незнакомых ей лозунгов, определений, заключений»4.

Встреченный у ворот заводскими товарищами, Владимир Ильич под гром аплодисментов и возгласов «ура!» появился в зале. Все стоя приветствовали вождя, всем хотелось увидеть его поближе. Затем в зале стало необыкновенно тихо, и Ленин начал говорить. С огромным вниманием слушали рабочие его речь.

«Как сейчас помню,— писал в своих воспоминаниях ветеран завода Г. А. Моргунов,— стоит Владимир Ильич на трибуне, левой рукой держит отворот пиджака, а правой энергично жестикулирует.

— Коммунизм нельзя построить, если мы не электрифицируем всю страну...— говорит Ленин.— Вы должны начать производство электрических машин и выпускать их как можно больше! Если у вас будут трудности, приходите ко мне, скажите только, что вы с «Динамо»5.

Владимир Ильич считал завод одной из баз электрификации, и динамовцы готовы были отдать все силы, чтобы выполнить наказы вождя. А когда В. И. Ленин сказал: «Крепче сжимайте ряды, и мы победим!» — все присутствующие громом аплодисментов поддержали эту ленинскую уверенность в победе.

Ленин уехал, митинг закончился, но долго не расходились в тот вечер динамовцы.

До выступления Владимира Ильича на заводе многие рабочие не очень верили в то, что страна сможет скоро преодолеть разруху, восстановить производство. Речь Владимира Ильича придала им уверенность в своих силах, вдохнула в них бодрость, они стали трудиться с удвоенной энергией.

Своими успехами динамовцы делились с Лениным, приветствовали его в дни революционных праздников.

21 октября 1922 года в Кремль к Ленину пришла делегация динамовцев. Они вручили ему письмо от заводского коллектива:

«Дорогой Владимир Ильич! Завком завода «Динамо», создавая к Октябрьскому празднику «Красную книгу» рабочих «Динамо» в память посещения завода вождями и руководителями рабочего класса, просит Вас, Владимир Ильич, положить первый автограф в нашей книге, как посетившего нас в Октябрьский праздник 1921 года и вложившего новую энергию в нашу заводскую работу» 6.

Владимир Ильич спросил:

- Что я должен, товарищи, писать? Зачем это нужно?

Председатель завкома А. Ф. Вежис ответил:

- Это нужно, во-первых, для истории.

Владимир Ильич склонился над книгой и написал на первой странице: «С коммунистическим приветом. В. Ульянов (Ленин)»7.

Динамовцы пригласили Ленина и в этом году приехать к ним в гости 7 ноября. Владимир Ильич обещал. После ухода делегации он сделал пометку на их письме: «Напомнить мне в ноябре»8. Болезнь помешала Владимиру Ильичу еще раз встретиться с рабочими «Динамо». По его просьбе накануне праздника на завод сообщили, что по состоянию здоровья он не сможет к ним приехать. Динамовцы направили вождю теплое письмо: «Дорогой Владимир Ильич! Непосильный тяжелый труд пятилетней борьбы надломил твои силы. Весь мир буржуазии ликовал, рассчитывая на смятение в наших рядах. Но мы, твердо помня твои заветы, теснее сомкнули ряды, зная, что ты скоро будешь с нами».

Праздничный вечер на заводе был открыт словами Владимира Ильича из «Красной книги»: «С коммунистическим приветом!»9

Как еще одно свидетельство большой и сердечной дружбы вождя с рабочими московского завода «Динамо» в кремлевской библиотеке хранится скромная книга в простом картонном переплете: «Динамо». 25 лет революционной борьбы». Она вышла в издательстве «Московский рабочий» в 1923 году и тогда же была послана Владимиру Ильичу.

Из воспоминаний рабочих, иллюстраций встает героическая история одного из отрядов московского пролетариата. Вдохновленные идеями ленинской партии, динамовцы были в первых рядах борцов с царизмом и капиталом, а затем в передовых шеренгах строителей социализма. Поэтому так закономерна надпись, выполненная типографским способом на 5-й странице книги: «Любимому нашему учителю и вождю, Владимиру Ильичу Ленину, рабочие завода «Динамо» посвящают страницы своей жизни и борьбы».

С тех памятных пор прошло свыше 60 лет. Как изменился завод «Динамо», который в 1921 году посетил Владимир Ильич. Построены новые заводские корпуса, в цеха пришла современная техника, гораздо более сложной стала продукция завода, да и сами рабочие неузнаваемо изменились. Ныне в автоматизированные цеха завода приходят наладчики автоматических и агрегатных станков, операторы по обслуживанию автоматических линий, токари станков с программным управлением. Не осталось следа и от быта, внешнего облика старой московской Симоновской слободы. Вместо бараков — новые жилые кварталы современного города, Дом культуры, заводской стадион.

Динамовцы не редкие гости в кабинете и квартире В. И. Ленина в Кремле. В группе, которая посетила музей 22 апреля 1964 года, были и ветераны, те, кому довелось видеть и слышать вождя в памятный октябрьский праздник на заводе. Они оставили в книге отзывов такую запись: «...мы вспоминаем 1921 год, когда Владимир Ильич посетил завод «Динамо» и воодушевил нас на строительство нового, социалистического общества... Владимир Ильич просил динамовцев выпускать электрических машин как можно больше. Динамовцы с гордостью заявляют, что выпуск продукции завода увеличился в 130 раз. Электрооборудование с маркой «ДК»* направляется во все уголки нашей необъятной Родины и в 38 зарубежных стран. Динамовцы с честью выполняют наказ вождя».

В музее много бесценных реликвий. Динамовцам особенно дороги те из них, которые рассказывают о неразрывной связи заводчан с вождем. Побывав здесь в день рождения Ленина в 1968 году, передовые рабочие завода написали в книге отзывов: «...особенно нас взволновало то, что в числе многочисленных книг в библиотеке В. И. Ленина сохранился скромный подарок от коллектива рабочих завода «Динамо» — книга о 25-летней революционной деятельности завода «Динамо», выпущенная в 1922—1923 гг. Наш завод продолжает революционные и трудовые традиции, выполняет заветы Ильича, вносит свой вклад в строительство коммунизма в нашей стране».

* «Динамо» имени С. М. Кирова.

 

«КРАСНАЯ МОСКВА»

Большого формата книга в переплете из красного кумача, название вытиснено золотом: «Красная Москва. 1917—1920». Она издана Московским Советом в 1920 году и раздавалась делегатам VIII Всероссийского съезда Советов. Председатель Совнаркома получил экземпляр, на форзаце которого была надпись: «Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину) от Московского Совета р. к. и к. д.».

В предисловии к книге так определена цель издания:

«Решив издать сборник статей и материалов о различных сторонах жизни города Москвы, Московский Совет поставил перед собой задачу дать действительную, а не фиктивную картину. Мы знаем заранее, что картина эта не может быть радостной, что книга будет больше рассказывать о борьбе, о нужде, о трудностях, чем о достигнутых благополучных результатах. Как в деле государственного строительства, так и в деле московского строительства у нас нет еще ничего законченного, завершенного: все еще находится в перестройке, в лесах. Но вместе с тем во всем видна уже могучая рука нового строителя-пролетария, который среди обломков обрушившегося мира эксплуатации и грабежа возводит новое невиданное здание трудового общежития...

Статьи нашего сборника своими цифрами свидетельствуют, что самые тяжелые дни уже позади, что, принеся огромные, неисчислимые жертвы, трудовая Москва уже выходит на путь систематического строительства, что начался уже подъем во всех областях ее жизни. А будущее обеспечено тем, что власть в Москве принадлежит самим рабочим и что этой власти из рук их никому не вырвать»1.

С первых дней Советской власти партия, правительство, В. И. Ленин проявляли огромную заботу о социалистическом переустройстве городов. Образцом переустройства стала Москва — красная столица первого в мире государства рабочих и крестьян. Плохое наследство оставили прежние городские власти трудящимся Москвы. Здесь были налицо типичные черты крайней технико-экономической отсталости городского хозяйства дореволюционного российского города. Буржуазия через городскую думу проводила свою политику в городском хозяйстве, которая выражалась прежде всего в направлении основных средств на благоустройство кварталов, населенных буржуазными и зажиточными элементами. «Рабочие же кварталы и окраины тонули в грязи, были лишены света, воды, канализации, мостовых и самых элементарных удобств, несмотря на то, что главная тяжесть городских поборов падала на трудящиеся массы»2.

В плачевном состоянии было хозяйство города, транспорт. Жалко выглядел жилищный фонд Москвы. Каменных домов было только 32 процента, одноэтажные составляли 51 процент всей застройки, а домов в три этажа и выше было всего 9 процентов3. Рабочее население ютилось на окраинах, в неблагоустроенных помещениях, главным образом подвального или коечно-каморочного типа. Здесь процветали скученность и антисанитария.

В первую очередь в советской Москве были приняты меры по улучшению жилищного положения рабочих. Следуя указаниям В. И. Ленина, президиум Московского Совета первым из городских Советов 12 декабря 1917 года издал постановление об изъятии из частной собственности всех домовладений с валовым доходом 75 рублей золотом и выше. В результате свыше 4 тысяч крупных домов перешло в ведение домовых комитетов, которые избирались из числа жильцов. В 1918—1920 годах уплотнялись квартиры буржуазии, из Москвы выселялись нетрудовые элементы, а на освободившуюся площадь переселялись наиболее нуждавшиеся в ней рабочие. Летом 1920 года Моссовет выделил для рабочих и их семей 214 домов. При крайне тяжелом хозяйственном положении страны Моссовет принял решение срочно закончить строительство домов для рабочих по Никитскому бульвару (дом № 12), по Садовой-Спасской улице (дом «Великан»), по Большой Царицынской (дом № 35) и др.4 «В результате 42 тысячи рабочих и членов их семей смогли поселиться в благоустроенных домах»,— сообщалось в книге «Красная Москва».

Переход страны на рельсы мирного строительства делал возможным наведение порядка в городе, совершенно запущенном в результате войны и разрухи. Выступая на заседании Московского Совета 6 марта 1920 года, В. И. Ленин обратил на это внимание трудящихся столицы. «Прежде всего,— подчеркивал Владимир Ильич,— здесь у нас стоит на очереди задача очистить Москву от той грязи и запущенности, в которую она попала. Мы должны провести это, чтобы стать примером для всей страны... Мы должны дать этот пример здесь, в Москве, пример, какие Москва уже не раз давала» 5.

Московский Совет организовал работы по благоустройству города. Строились новые дома, восстанавливался старый жилищный фонд, ремонтировались водопровод и канализация, улучшалось техническое оснащение газового хозяйства, транспортное обслуживание москвичей.

Никогда прежде не просыхали улицы Хапиловки, Марьиной рощи и других заболоченных районов, они были рассадником малярии и прочих заболеваний. Проведенные дренажи осушили и оздоровили эти районы. Были ликвидированы грязные ямы, свалки мусора. Московский Совет, публикуя «Материалы по перевыборам Московского и районных Советов», мог с полным основанием заявить: «В 1924 году Москва стала чище, чем была в довоенное время. Рабочие окраины все приведены в более или менее нормальное санитарное состояние».

Владимир Ильич повседневно помогал работникам Московского Совета в решении важнейших вопросов по руководству хозяйством большого города, ставил перед ними серьезные задачи по улучшению условий жизни трудящихся. Он активно участвовал в работе Московского Совета, часто встречался с его работниками и депутатами, учил их грамотно хозяйствовать. Ознакомившись с брошюрой «Краткий обзор деятельности Московского Совета», выпущенной в 1920 году, и прочитав, что исполком Моссовета за отчетное время (с 11 июня по 1 октября) обсудил на своих заседаниях 8 экономических и 46 организационных вопросов, Ленин пишет на полях: «Уродство. Должно быть наоборот»6. Этим Владимир Ильич подчеркнул, что местному Совету надо больше заниматься практическими вопросами хозяйственного строительства.

В Московском Совете Ленин хотел видеть образец городского управления, придавал ему огромное значение в деле накопления опыта нового хозяйствования, называл его одним «из первых по значению» и одним «из самых крупных пролетарских Советов»7.

Трудящиеся Москвы неоднократно избирали Владимира Ильича своим депутатом в Московский Совет. В феврале 1920 года он был избран депутатом Моссовета от Государственной кондитерской фабрики № 3 (ныне фабрика «Большевик»), а также от рабочих и служащих станции Ховрино Николаевской (ныне Октябрьская) железной дороги. В апреле 1921 года при перевыборах Московского Совета делегация рабочих «Трехгорной мануфактуры» вручила Владимиру Ильичу депутатский мандат № 1. Коллектив завода имени Владимира Ильича (бывш. Михельсона) избрал его депутатом в декабре 1923  года.

Свою глубокую любовь к Владимиру Ильичу, преданность Коммунистической партии Московский Совет, избранный в декабре 1923 года, выразил в приветствии Ленину от всех трудящихся Москвы:

«Приступая к своей работе, мы, представители трудящихся масс — депутаты Московского и районных Советов, шлем тебе свой горячий товарищеский привет. Мы счастливы тем, что в наших рядах первым в списке членов Московского Совета значится великий вождь и учитель наш Владимир Ильич. Мы заявляем тебе, что наши пролетарские силы неисчерпаемы и что твердо и уверенно будем продолжать наше великое дело, следуя ленинским заветам.

Да здравствует наш вождь Ильич! Поправляйся быстрее, дорогой товарищ, на страх нашим врагам и на пользу международного пролетариата.

Займи свое место в Московском Совете»8.

По постановлению пленума Моссовета от 7 февраля 1924  года было решено оставить В. И. Ленина навсегда в списках членов Моссовета как депутата трудящихся Москвы.

 

«РАБОТАТЬ ДЛЯ НАУКИ И ПИСАТЬ ДЛЯ НАРОДА»

«Глубокоуважаемому Владимиру Ильичу Ленину от К. Тимирязева, считающего за счастье быть его современником и свидетелем его славной деятельности»,— написано на книге «Наука и демократия», которая лежит на письменном столе в комнате Владимира Ильича в его кремлевской квартире.

Эти строки были написаны человеком, которого знал весь научный мир, труды которого издавались в разных странах. Всю жизнь Климент Аркадьевич Тимирязев мечтал о том времени, когда достижения всех отраслей знаний будут служить интересам народа, станут доступными широким народным массам. Долгие годы он боролся с чиновниками от науки, с неумением и нежеланием использовать на практике великие научные открытия.

Казалось бы, далекий от политики ученый, Тимирязев сразу понял значение Великой Октябрьской революции для переустройства общества, понял, какой широкий простор открывается для всестороннего развития отечественной науки, для творческой инициативы ученых, для прихода в науку талантливых выходцев из рабочих и крестьян. Он искренне приветствовал Советскую власть и безоговорочно встал на ее сторону, признав единственной законной властью народа.

Свою книгу Климент Аркадьевич подарил Ленину к его пятидесятилетию. Эта книга была ученому особенно дорога. Она явилась итогом его огромной общественной деятельности, популяризации научных трудов и открытий. В сборник Тимирязев включил свои важнейшие публицистические выступления, речи, доклады, научные статьи, написанные и прочитанные за период с 1904 по 1919 год.

С первых шагов в науке Тимирязев определил для себя в качестве основной жизненно важной задачи «работать для науки и писать для народа». Популяризацию науки он рассматривал как путь, на котором сольются воедино наука и демократия. Великий смысл этих понятий он объясняет в предисловии к книге: «...насущная задача науки — разъяснять демократии, что цель и потребности науки и демократии, истинной науки и истинной демократии одни и те же»1. Исповедуя эти принципы, ученый приходит в конце жизни к самому важному логическому выводу: свобода научного труда, свободная наука свободного народа не могла иметь места в царской, капиталистической России. «Только наука и демократия, знание и труд, вступив в свободный, основанный на взаимном понимании, тесный союз, осененный общим красным знаменем, символом мира всего мира, все превозмогут, все пересоздадут на благо всего человечества» 2.

Эти пророческие слова К. А. Тимирязев написал осенью 1919 года, когда ему было уже 76 лет. Вся его сложная жизнь ученого-патриота, ученого-борца была прелюдией к ним.

Время его учебы в Петербургском университете пришлось на 60-е годы прошлого столетия. Уже тогда он столкнулся с полицейскими преследованиями за свободомыслие, оказавшись в числе исключенных за участие в сходке студентов. Желание учиться, неудержимая тяга к знаниям были настолько велики, что, несмотря на огромные препятствия и трудности, он добился восстановления в университете и закончил его с золотой медалью за дипломную работу. Одержана первая победа, преодолена первая высота на пути к вершинам науки! В студенческие годы он опубликовал свои первые статьи на социально-политические темы.

«Наука,— напишет он потом,— не ушла от меня,— она никогда не уходит от тех, кто ее бескорыстно и непритворно любит; а что сталось бы с моим нравственным характером, если бы я не устоял перед первым испытанием, если бы первая нравственная борьба окончилась компромиссом»3.

Добиваться победы, чего бы это ни стоило, никогда и ни в чем не идти на компромиссы с совестью и честью — этим заповедям он будет следовать до конца своей жизни.

С самого начала научной и общественной деятельности Тимирязеву приходилось бороться с косностью, лицемерием, ханжеством, невежеством, отстаивать свои взгляды, чистоту истинной науки.

Нелегко было Тимирязеву защищать и пропагандировать в России идеи великого Дарвина, основоположника эволюционного учения о происхождении видов животных и растений путем естественного отбора. Учение Дарвина ниспровергало вековые представления, освященные авторитетом религии. В поддержку научной, материалистической мысли Дарвина встали прогрессивные русские просветители и ученые — Н. Г. Чернышевский, Д. И. Писарев, И. М. Сеченов, И. П. Павлов. Самым горячим сторонником дарвинизма стал и Климент Аркадьевич Тимирязев.

К победе и достижению поставленной цели в науке он шел со свойственными ему настойчивостью и упорством. Прежде чем открыть сложнейшие процессы, происходящие в растениях под действием солнечных лучей, он разработал специальные методики и аппаратуру, проделал сотни опытов, провел огромную работу над полученными данными. Им были открыты явления светового насыщения фотосинтеза. Работы Тимирязева «Спектральный анализ хлорофилла» и «Об усвоении света растением» принесли ему мировую славу. Он избирается членом Лондонского королевского общества, почетным доктором Кембриджского и Женевского университетов, членом- корреспондентом Эдинбургского ботанического общества. Им воспитано несколько поколений ученых-исследователей, он любимец студентов, с восторгом встречающих его лекции и доклады, один из организаторов народного университета.

Передовые взгляды ученого, его активная общественная деятельность не дают покоя царским чиновникам. Свести с ним счеты — их давнишняя мечта. Он объявляется «неблагонадежным профессором», подвергается репрессиям и нападкам.

1892 год. Петровская земледельческая и лесная академия преобразуется в сельскохозяйственный институт, но неугодных царскому правительству ученых не допускают к работе на кафедрах. В их числе К. А. Тимирязев.

1898 год. Всемирно известного ученого увольняют из числа штатных профессоров Московского университета по «выслуге лет».

1902 год. Тимирязев отстранен от чтения лекций, оставлен лишь заведующим ботаническим кабинетом.

1911 год. Вместе с другими профессорами он сам покидает университет в знак протеста против действий реакционного министра просвещения Кассо. Восстановлен только в 1917 году в звании профессора, однако из-за тяжелой болезни работать уже не может, лекций не читает. Но бунтарь-ученый, «неистовый Климент», как его называли, не мог оставаться в стороне от общественной жизни, от борьбы за справедливость.

В 1914 году началась первая мировая война, втянувшая в свой кровавый водоворот миллионы людей. Тимирязев протестует против этой бойни, он провозглашает: «Наука и демократия по самому существу своему враждебны войне».

Наступил 1917 год. В России революция. Самодержавие свергнуто. Но буржуазное Временное правительство не торопится выполнять обещания и дать трудящимся свободу, мир, землю.

Настроение у ученого бодрое. Предчувствие больших революционных событий не покидает его. Первого мая Климент Аркадьевич выходит вместе со студентами на демонстрацию. В свои семьдесят с лишним лет он вновь полон сил и энергии, готов продолжать борьбу. Революционным пафосом звучат строки его новой статьи «Красное знамя»: «Воспряньте, народы, и подсчитайте своих утеснителей, а подсчитав — вырвите из их рук нагло отнятые у вас священнейшие права ваши: право на жизнь, на труд, на свет и прежде всего на свободу, и тогда водворится на земле истина и разум, производительный труд и честный обмен их плодами»4.

Октябрьскую революцию он встречает с радостью и готовностью служить ей. А многих ученых революция испугала. Не смогли понять и оценить ее и его недавние друзья, коллеги по науке. Одни отшатнулись от Тимирязева, другие бежали за границу и там стали клеветать на ученого, писать пасквили. Его обвиняли чуть ли не в измене России, русскому народу, отечественной науке. На одну из таких злобствующих статей, полную ненависти к большевикам, Тимирязев пишет ответ: «Вы из вашего далека можете обвинить большевиков в утопизме... Но всякий беспристрастный русский человек не может не признать, что за тысячелетнее существование России в рядах правительства нельзя было найти столько честности, ума, знания, таланта и преданности своему народу, как в рядах большевиков»5.

Он всегда верил в могучие силы народа. Свой опыт и энциклопедические знания он отдает служению народу, оставаясь всегда горячим патриотом. Его энергия и энтузиазм особенно ярко проявились в советские годы. Не покладая рук, он активно работает в общественной и научной сферах, участвует в организации Социалистической (позднее Коммунистическая) академии общественных наук, членом которой избирается в 1918 году, в работе Наркомата просвещения.

В 1920 году рабочие Главных вагонных мастерских Московско-Курской железной дороги избирают его в Московский Совет. Тимирязев пишет рабочим большое письмо с благодарностью, горячим призывом к труду во имя процветания социалистической Родины. Ученый так определяет в письме свое гражданское кредо:

«...Предо мной встает вопрос: а чем же я могу оправдать оказанное мне лестное доверие, что могу я принести на служение нашему общему делу?.. Все мы — и стар, и млад, труженики мышц и труженики мысли — должны сомкнуться в эту общую армию труда, чтобы добиться дальнейших плодов этих побед. Война с внешним врагом, война с саботажем внутренним, самая свобода — все это только средства; цель — процветание и счастье народа, а они создаются только производственным трудом. Работать, работать и работать!..

Нет в эту минуту труда мелкого, неважного, а и подавно нет труда постыдного. Есть один труд — необходимый и осмысленный...

Моя голова стара, но она не отказывается от работы. Может быть, моя долголетняя научная опытность могла бы найти применение в области земледелия. Наконец, еще одно соображение: когда-то мое убежденное слово находило отклик в ряде поколений учащихся: быть может, и теперь оно при случае поддержит колеблющихся, заставит призадуматься убегающих от общего дела.

Итак, товарищи, все за общую работу, не покладая рук, и да процветет наша Советская Республика созданная самоотверженным подвигом рабочих и крестьян и только что у нас на глазах спасенная нашей славной Красной Армией!»6

11 апреля 1920 года на странице однодневной газеты «Коммунистический субботник», выпущенной по инициативе Московского комитета РКП (б) сотрудниками московских газет и телеграфного агентства РОСТА к субботнику, появилась статья В. И. Ленина «От разрушения векового уклада к творчеству нового». В ней Владимир Ильич пишет: «Наша газета посвящена вопросу о коммунистическом труде. Это — важнейший вопрос строительства социализма»7. Говоря об огромном значении нового отношения к труду, В. И. Ленин, всегда трезво оценивающий суть явлений, предостерегает: «...после «большого», после государственного переворота, низвергнувшего собственность капиталистов и передавшего власть пролетариату,— строительство хозяйственной жизни на новой основе можно начать только с малого... Строить новую дисциплину труда, строить новые формы общественной связи между людьми, строить новые формы и приемы привлечения людей к труду, это — работа многих лет и десятилетий» 8.

Рядом в этой же газете, на первой полосе помещена статья К. А. Тимирязева «Два воззрения на труд». Ученый-гражданин говорит о сущности отношения к труду в капиталистическом мире, где труд подневольный является проклятьем для рабочих, от труда освобождены привилегированные классы, и совсем другом, новом отношении к свободному, творческому труду в обществе, освобожденном от эксплуатации и насилия. Он призывает каждого человека в этом обществе определить свое место в нем: быть в рядах тружеников, активных строителей новой жизни или в ничтожном меньшинстве тунеядцев и позорных отщепенцев.

До последнего дня своей жизни Тимирязев не складывал оружия, оставаясь верным своему жизненному принципу «работать для науки, писать для народа».

20 апреля 1920 года Климент Аркадьевич как депутат Московского Совета должен был принять участие в его заседании. Весна выдалась холодная. Часто дул северный промозглый ветер. В этот день он был особенно сильный и порывистый. Над городом нависло тяжелое свинцовое небо. Старый ученый шел по улице к Московскому Совету. По дороге он вдруг почувствовал, как закружилась голова и сильный озноб охватил тело. Возникла мысль вернуться домой, но его ждали на заседании сельскохозяйственного отдела, на котором решался вопрос: как запасти овощи для голодающего населения города. В этом деле очень важен фактор времени. Весна наступит быстро, и если вовремя не посадить овощи во влажную землю, то можно остаться без урожая: влага уйдет в почву. Поэтому, чтобы не упустить момент, необходимо срочно вскапывать под огороды все пустыри и свободные участки в городе. Вот о чем он должен сказать.

Превозмогая себя, Тимирязев пришел на заседание и выступил с докладом. После выступления состояние его ухудшилось. Товарищи заставили Климента Аркадьевича воспользоваться легковой машиной, чтобы вернуться домой. В другом случае он бы отказался (не в его правилах обременять людей заботами о себе), но на этот раз уступил, слишком плохо себя чувствовал.

Приехал домой и сразу же лег в постель. Температура все поднималась, вызвали врача. Известный доктор Борис Соломонович Вейсброд констатировал — двустороннее крупозное воспаление легких. Климент Аркадьевич попросил жену отослать в подарок Владимиру Ильичу к его пятидесятилетию свою книгу «Наука и демократия», которая недавно вышла из печати. Перед отправкой он сделал на ней дарственную надпись.

Ученый всегда жалел, что ему так и не выпало случая быть представленным Владимиру Ильичу лично, но он хорошо знал его, преклонялся перед его огромным талантом, верил в него. Тимирязева восхищали в Ленине не только гениальный ум ученого-мыслителя, но и дар организатора-вождя, невероятная энергия, колоссальная работоспособность. Он не переставал удивляться и поражаться ленинскому умению глубоко вникать в суть самых различных вопросов и проблем. Климент Аркадьевич был поражен, узнав однажды, что, несмотря на огромную занятость государственной и партийной деятельностью, Владимир Ильич заметил столь нужную теперь работу селекционера Лисицына, выводившего ценные сорта злаков. Работа ученого наткнулась на заслон равнодушия и бюрократизма. Ленин немедленно вступает в борьбу, стремясь оградить селекционера от нападок ретроградов, организует поддержку его открытия в печати. Владимир Ильич пишет редактору газеты «Беднота»: «Прошу Вас ознакомиться с работами по получению совершенных культур овса и дать фельетон в «Правду» о значении этих работ вообще и о работах Шатиловского треста и русского селекционера Лисицына в частности... Предварительно рекомендую Вам познакомиться с книжкой, вышедшей у нас в переводе Тимирязева, «Обновленная земля»9.

При непосредственном участии Владимира Ильича на базе опытной сельскохозяйственной станции был создан Шатиловский овсяной трест. В. И. Ленин придавал его работам огромное государственное значение, помогал финансами, кадрами, так как был уверен, что улучшение культуры растений является одной из важнейших баз для увеличения производительности сельского хозяйства.

27 апреля 1920 года в квартиру Тимирязева пришло из Кремля письмо. Разорвав конверт, старый ученый прочитал:

«Дорогой Климентий Аркадьевич! Большое спасибо Вам за Вашу книгу и добрые слова. Я был прямо в восторге, читая Ваши замечания против буржуазии и за Советскую власть. Крепко, крепко жму Вашу руку и от всей души желаю Вам здоровья, здоровья и здоровья!

Ваш В. Ульянов (Ленин)»10.

Теперь Тимирязев знал наверняка — не зря прожита жизнь, не напрасной была борьба.

Незадолго до смерти Тимирязев сказал лечащему врачу — коммунисту Вейсброду: «Я всегда старался служить человечеству и рад, что в эти серьезные для меня минуты вижу вас, представителя той партии, которая действительно служит человечеству. Большевики, проводящие ленинизм,— я верю, я убежден,— работают для счастья народа и приведут его к счастью...

Передайте Владимиру Ильичу мое восхищение его гениальным разрешением мировых вопросов в теории и на деле. Я считаю за счастье быть его современником и свидетелем его славной деятельности. Я преклоняюсь перед ним и хочу, чтобы об этом все знали. Передайте всем товарищам мой искренний привет и пожелания дальнейшей успешной работы для счастья человечества»11.

Эти слова трудящиеся Москвы прочитали через несколько дней в газете «Коммунистический труд», уже после кончины Климента Аркадьевича Тимирязева, великого ученого, популяризатора науки, истинного патриота и подлинного гражданина Советской Республики.

 

«ДЕМЬЯН ВЕРНЫЙ»

Свежий утренний ветер, распахнув окно, ворвался в комнату, наполнив ее прохладным весенним воздухом. Было еще совсем рано. На Спасской башне гулко пробили куранты. Ефим Алексеевич поднялся с дивана, посмотрел на часы. Стрелки показывали половину шестого. Значит, удалось поспать только четыре часа. Короткий сон не снял напряжение предыдущего дня. Накануне пришлось много поработать в редакции, да накопившаяся за несколько дней почта заставила засидеться до поздней ночи. Несколько нераспечатанных писем так и остались лежать на письменном столе.

Собрав листы бумаги, разбросанные ветром, он подошел к окну. На востоке со стороны Красной площади уже алело небо. Первые лучи солнца упали на островерхие купола кремлевских башен. Александровский сад, куда выходили окна его квартиры, был одет в весенний зеленый наряд. Сюда доносился из сада радостный птичий гомон. Во всем чувствовалось праздничное настроение, приближение весеннего торжества.

Всего год Ефим Придворов, широко известный как Демьян Бедный, жил в новой столице, но уже привязался к ней. После размеренного Питера с его внешне неторопливой жизнью, где поэт провел последние 15 лет, Москва с ее шумом, сутолокой и неразберихой на улицах производила впечатление скорее большого торгово-ярмарочного провинциального города, чем столицы. Такой она встретила его весной 1918 года, такой оставалась и по сей день. Мало что изменилось в ее облике, разве что несколько благоустроился Московский Кремль, где работало Советское правительство после переезда из Петрограда. Здесь же, в Кремле, поселились семьи многих сотрудников Совнаркома. Рядом с квартирой Бедного находились квартиры управляющего делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевича, наркомов И. В. Сталина, Д. И. Курского и других. Напротив в здании бывшего Кавалерского корпуса жили в марте 1918 года Владимир Ильич с Надеждой Константиновной и младшей сестрой Марией Ильиничной.

На территории Кремля проводилась расчистка площадей и улиц, по указанию Ленина началась реставрация кремлевских памятников.

Закрыв окно, Демьян Бедный присел к столу и начал приводить в порядок перепутанные ветром исписанные листы. Поднял и положил на стол страницу «Правды». Это был уже старый номер за 14 декабря. Здесь был полностью напечатан доклад Ленина на I Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун. К этому докладу поэт возвращался не раз, снова и снова задумываясь над ленинскими словами. И сейчас попались на глаза строчки: «Нет сомнения, что в такой крестьянской стране, как Россия, социалистическое строительство представляет из себя задачу очень трудную. Нет сомнения, что смести врага вроде царизма, вроде власти помещиков, вроде помещичьего землевладения можно было сравнительно легко... но задача, к которой мы теперь приступаем, по самой сути своей, может быть решена только чрезвычайно упорным и длительным трудом. Тут нам предстоит борьба шаг за шагом, вершок за вершком; придется отвоевывать завоевания новой, социалистической России, бороться за общественную обработку земли»1.

Прошло немного времени, «шаг за шагом, вершок за вершком» идет строительство новой России, преодолевается сопротивление кулачества, повсеместно вводится хлебная монополия. Излишки хлеба, отнятые у кулаков, распределяются среди рабочих и бедных крестьян, страдающих от голода.

Вместе с рабочими и крестьянами на VIII съезде партии в марте 1919 года присутствовал и поэт Демьян Бедный. Он, сын крестьянина, с детства познавший тяжелую крестьянскую жизнь, прекрасно понимал думы и чаяния простого труженика земли. Став писателем, разъезжая по фронтовым дорогам, встречаясь на привалах с солдатами— вчерашними крестьянами, он видел, как ненавистна им война, как тоскуют их руки по земле.

На одном из заседаний съезда с докладом о работе в деревне выступил Ленин. Речь его была в значительной степени посвящена отношению к среднему крестьянству. «С точки зрения экономической ясно, что нам нужно пойти на помощь среднему крестьянству... Товарищи в деревне очень часто проводят принуждение, чем портят все дело...» Предостерегая против перегибов в политике по отношению к среднему крестьянину, Владимир Ильич подчеркивал, что основная тяжесть налога должна ложиться на кулаков, наживших себе особые богатства. Среднее же крестьянство должно облагаться чрезвычайно умеренно: «Насилие по отношению к среднему крестьянству представляет из себя величайший вред»2. Слушая выступление Ленина, подробно записывая его слова себе в блокнот, Демьян Бедный еще раз убеждался, насколько глубоко понимает Владимир Ильич процессы, происходящие в деревне.

Веря в творческие силы народа, высоко ценя его мнение, Ленин всегда внимательнейшим образом прислушивался к голосу масс, считался с ним. Поэтому, когда во время работы съезда раздались голоса о прекращении прений по докладу о работе в деревне, Владимир Ильич категорически возражал: «Мы... говорим здесь на съезде не для этого маленького зала, а для всей России, которая не только будет вычитывать решения нашего съезда, но и захочет знать, насколько партией разделяется интерес к работе в деревне. Поэтому необходимо выслушать товарищей с мест»3.

Как раз тогда и попросил слова бородатый крестьянин из Старобельского уезда. «Я живу в деревне, я крестьянин и рабочий, потому что летом я пашу, а зимой — в мастерской» — так начал свое выступление Федор Данилович Панфилов. Он рассказал о том, как меняется крестьянская психология, как важно находить правильный подход к крестьянину, уметь его выслушать. «Нужно обращать внимание на интересы крестьян. Хотя они не умеют красиво говорить, но мы почерпнем что-нибудь из психологии крестьян и поучимся»4.

Панфилов говорил живо, увлеченно, со здоровым крестьянским юмором. Зал встречал его слова взрывами смеха, аплодисментами. Аплодировал ему и Владимир Ильич, которому, видно было по всему, выступление делегата с Украины понравилось. В перерыве Демьян Бедный решил познакомить Панфилова с Лениным. Он отыскал Федора Даниловича в зале и подвел к вождю. Владимир Ильич крепко пожал крестьянину руку, поблагодарил за полезное выступление. Память об этой встрече донесла фотография, на ней Владимир Ильич в зимнем пальто и шапке-ушанке, рядом Демьян Бедный и бородатый крестьянин — Федор Данилович Панфилов, с некоторым недоумением смотрящий в объектив фотоаппарата.

Съезд закончил свою работу, делегаты разъехались по местам выполнять его решения. Много работы предстояло проделать и Демьяну Бедному. Все услышанное и увиденное, записанное в блокнот теперь необходимо было обдумать, обработать и донести до читателя. Не отложишь текущие дела в «Правде» и «Бедноте». Настойчиво зовут сотрудничать в РОСТА — Российском телеграфном агентстве. Ну а сам он не может без поездок на фронт, встреч с красноармейцами, которые так охотно читают листовки с его агитационными стихами. Они стали сравнительно недавно выходить из-под его пера, эти небольшие сатирические, написанные в частушечном, песенном стиле «агитки», поднимающие боевой дух солдат. Их читали вслух в окопах, переписывали от руки, заучивали наизусть. Огромную популярность завоевала красноармейская песня «Проводы»: «Как родная мать меня провожала, как тут вся моя родня набежала...» Ее пели тогда на всех фронтах. И вообще материала для песен, стихов, «агиток» хоть отбавляй, темы носились в воздухе — только успевай работать. Поездка следует за поездкой — фронт, деревня, дальние губернии, снова фронт. И стихи хлесткие, на живом материале, понятные и нужные.

Часто, возвращаясь из поездок, дома находил скопившийся за много дней ворох нераспечатанных писем. За каждым — судьба человека со своими горестями и радостями. Его корреспондентами были крестьяне, красноармейцы. Обращаясь к нему, ждали от него совета, помощи, делились своими мыслями.

Собственно, сама форма стихотворной листовки, которая может проникнуть во все уголки страны, родилась из желания ответить на письма с мест. Как-то он получил коллективное письмо от солдат с фронта. Они сетовали на то, что пока они проливают кровь за Советскую власть, дома в деревне их семьи притесняют, забирают последнюю корову, зерно, оставленное для посева. Красноармейцы просили Демьяна разобраться во всем по справедливости.

Да, не случайно Ленин на съезде предостерегал от левачества, перегибов в проведении советской политики на местах. Принятые декреты и постановления — это только начало. Надо их осмыслить и правильно, по- партийному, по-ленински провести в жизнь. Не всем руководителям, к сожалению, это по плечу. Значит, их надо поправить, восстановить справедливость, поднять авторитет Советской власти.

Боевое оружие поэта — слово. И он берется за перо. Родилась идея — написать листовку-агитку в форме живой беседы с красноармейцами, назвать ее решил так: «Правда. С товарищами-красноармейцами беседа по душам».

На бумагу ложились простые, незатейливые стихи о том, как солдаты-крестьяне обратились к поэту:

Пишут из дому родители,
Плачет каждая строка:
Там какие-то грабители
Утесняют мужика...

Обернулась-де татарщиной
Власть рабочих и крестьян,
Не под новой ли мы барщиной,
Дорогой наш брат Демьян?

Красноармейцы ждут от него честного, прямого ответа. Так он им и отвечает:

Пред товарищами милыми
Я не скрою ничего.
Вам пишу я не чернилами,—
Кровью сердца своего.

Нету глупости разительней,
Чем прикрашивать все сплошь.
Правда горькая пользительней,
Чем подслащенная ложь...

Поэт не утешает, не уговаривает, а сообщает о том, что делается, чтобы устранить несправедливость:

По делам крестьянским следствия
Нам пришлося наряжать:
Кто чинит крестьянам бедствия?
Что их стало раздражать?..

Ленин дал распоряжение,
Чтоб, прижучив кулаков,
Больше вникнуть в положение
Всех трудящих мужиков 5.

Поэт призывает крестьян на местах «не шуметь, махая вилами, и не пятиться назад», а трезво оценить положение, устранить промахи, которые неминуемы в борьбе за новую жизнь:

Поработаем — научимся,
Первый опыт как ни туг,
Перебьемся, перемучимся
И осилим наш недуг.

Только объединившись, преодолев все трудности, встречающиеся на пути, крестьянство в союзе с рабочими придет к осуществлению своей мечты. Верой в прекрасное будущее звучат последние слова «Беседы»:

Чтобы жертвой не напрасною
Были черные года,
Чтоб взошло над Русью Красною
Солнце Правды и Труда6.

16 апреля «Беседа» появилась на страницах «Правды», потом и в «Бедноте» — эту газету читали в основном крестьяне, для которых были написаны стихи. Успех был необычайный. Издательство ВЦИК решило выпустить «Беседу» отдельной брошюрой большим тиражом. К первомайскому празднику 1919 года первые экземпляры брошюры лежали на письменном столе поэта, а тысячи других разлетелись по всей стране. Небольшая по формату, тоненькая, всего 14 страниц, изданная на плохой бумаге, книжка была гордостью поэта. Он решил подарить ее Владимиру Ильичу в знак любви и глубокого уважения.

Их личное знакомство произошло два года назад, в апреле 1917-го, сразу же по возвращении В. И. Ленина в Петроград. Поздней ночью Владимир Ильич приехал в редакцию «Правды» на Мойке, и они впервые пожали друг другу руки — вождь пролетариата и поэт, известный уже тогда под псевдонимом Демьян Бедный. Он работал в большевистской «Правде», его стихи порой соседствовали на ее страницах со статьями Ленина. Читая ленинские корреспонденции из-за рубежа, он всегда восхищался их необычайной политической заостренностью, глубиной суждения и неизменно острой актуальностью.

Заочно Демьян Бедный и В. И. Ленин познакомились в 1912 году. В тот год поэт стал членом РСДРП, активно сотрудничал в «Правде», отдавая большевистской печати свой темперамент и талант. Но вскоре, не преодолев неминуемых трудностей в работе, рассорившись с товарищами, погорячившись, он покинул газету. Мучаясь одиночеством и угрызениями совести, чувствуя свою вину перед партией, он решил написать письмо Ленину, в котором излил свою обиду. Началась переписка, которая дала возможность лучше узнать друг друга и, несмотря на противоположность характеров, подружиться и привязаться друг к другу. Владимир Ильич в конфликте поэта с правдистами отмел в сторону все мелкое, ненужное, увидел в лице Демьяна Бедного прежде всего большой самобытный талант. Поэтому и писал в письме в «Правду»: «Насчет Демьяна Бедного продолжаю быть за. Не придирайтесь, друзья, к человеческим слабостям! Талант — редкость. Надо его систематически и осторожно поддерживать. Грех будет на вашей душе... перед рабочей демократией, если вы талантливого сотрудника не притянете, не поможете ему»7.

Поддержка Владимира Ильича сыграла немалую роль в судьбе поэта, помогла ему в трудную минуту преодолеть себя, найти силы, чтобы отмести в сторону личные обиды, трудности и вернуться снова в газету.

И позднее Демьян Бедный не раз ощущал заботливую поддержку Ленина, ценил его строгую, товарищескую критику. Свою признательность он старался выразить в дарственных надписях на книгах, которые посылал Владимиру Ильичу. Еще в декабре 1917 года, вскоре после их личного знакомства, поэт подарил Ленину одну из своих первых книг, увидевших свет после победы Октября — сборник басен «Мошна туга, всяк ей слуга», сделав на ней надпись: «Владимиру Ильичу Ленину с крепкой, крепкой любовью. Демьян Верный, мужик скверный».

1 Мая 1919 года, в радостный пролетарский праздник, Демьян Бедный дарит Владимиру Ильичу свою «Беседу по душам» с короткой теплой надписью: «Родному Ильичу. Бедный». Красная площадь в тот день полыхала кумачом пролетарских знамен. Несколько раз Владимир Ильич выступал перед демонстрантами. Указывая на детей, Ленин говорил, что они, участвующие сегодня в празднике освобождения труда, в полной мере воспользуются плодами деятельности революционеров и понесенных ими жертв. «До сих пор, как о сказке, говорили о том, что увидят дети наши, но теперь, товарищи, вы ясно видите, что заложенное нами здание социалистического общества — не утопия. Еще усерднее будут строить это здание наши дети»8.

Когда торжества на Красной площади закончились, Демьян Бедный вместе с Владимиром Ильичем и Надеждой Константиновной поехали на прогулку в Сокольники. День был солнечный и теплый. Настроение у Владимира Ильича было бодрое. Он от души, искренне радовался весне, Первомаю. Но, конечно, и здесь он не мог не думать о делах, не говорить о том, что его волновало. Тревожили известия об активизации кулачества в центральных районах, о том, что якобы крестьяне-дезертиры идут на Тверь. Возможно, тогда-то и решил Демьян Бедный поехать в Тверскую губернию.

8 мая он отправился в путь. За три недели объехал вдоль и поперек всю губернию. Побывал в школах, на партийных конференциях, на собраниях крестьянских коммун. И где бы он ни был, всюду видел, что Советская власть, несмотря на действия ее врагов, укрепляется. В «Правде» 21 мая 1919 года появились демьяновские репортажи, полные оптимизма:

Повсюду новой жизни почки,
Повсюду веет бодрый дух...

Вернувшись из поездки, поэт встретился с Владимиром Ильичем, рассказал обо всем увиденном. «На местах кипит удивительная работа...» — писал он.

В эти дни поэт дарит Владимиру Ильичу и Надежде Константиновне книгу «Диво-дивное» с надписью: «Надежде Константиновне и Владимиру Ильичу Демьян Бедный» и сборник стихов «Песни прошлого»: «Надежде Константиновне и Ильичу на память о прошлом и с уверенностью в будущем — с крепкой любовью. Демьян Бедный».

Свою крепкую и верную любовь к Ленину поэт пронес через всю жизнь. Ленин всегда был с ним рядом, и в радостные дни созидательного труда, и в тяжелые дни испытаний. В суровые годы Великой Отечественной войны Демьян Бедный вновь мыслью обращается к вождю и находит у него поддержку:

Наследье гениев былого —
Источник вечного добра.
Живое ленинское слово
Звучит сегодня, как вчера.

Трудясь, мы знаем: Ленин — с нами!
И мы отважно под огнем
Несем в боях сквозь дым и пламя
Венчанное победой знамя
С портретом Ленина на нем!9

 

ОТ ПРОБУДИВШЕГОСЯ ВОСТОКА

В рабочем кабинете В. И. Ленина в Кремле, в одном из книжных шкафов, бережно хранится великолепно оформленный фотоальбом. На массивном, темной кожи переплете, украшенном причудливым узором из цветного металла, золотыми буквами вытиснено: «Туркестан».

Этот альбом был прислан правительством Туркестанской автономной республики Владимиру Ильичу летом 1923 года, когда он жил в Горках. Опасаясь ухудшения состояния здоровья В. И. Ленина, врачи категорически запретили ему приезжать в Москву. Управляющий делами Совнаркома Н. П. Горбунов оставил подарок Туркестана в кабинете вождя до его возвращения к работе. В ответном письме на имя представителя республики в Москве он написал: «Уважаемый товарищ! Управление делами СНК РСФСР с глубокой благодарностью, подтверждая получение альбома для товарища Ленина от Совнаркома Туркестанской республики, сообщает Вам, что альбом будет храниться в кабинете Владимира Ильича до его выздоровления, о чем просьба довести до сведения СНК Туркесреспублики».

На страницах альбома в ярких и выразительных фотографиях отражена история рождения и становления Советской власти в Средней Азии, бывших юго-восточных окраинах царской России. Великая Октябрьская революция дала мощный толчок к пробуждению сознания веками забитых и угнетенных трудящихся масс Востока.

Они потянулись к новой жизни, к новым отношениям между народами.

В ноябре 1917 года в Ташкенте была установлена Советская власть, а в 1918 году была образована Туркестанская автономная советская социалистическая республика, позднее, в 1920 году, были созданы Бухарская и Хорезмская народные советские республики.

Рождение независимых республик было встречено со злобой и ненавистью местными баями и муллами. Умело используя религиозные распри, они жестоко расправлялись не только с руководителями новой власти, но и с теми, кто ей сочувствовал.

В январе 1919 года в Ташкенте вспыхнул антисоветский мятеж, организованный местной буржуазией при поддержке английских интервентов. Фотографии альбома свидетельствуют, с какой жестокостью и изуверством расправлялись они с представителями Советской власти. Сотни замученных и расстрелянных людей стали жертвами преступления, содеянного против тех, кто стремился к новой, счастливой и свободной жизни. Враги революции уничтожали жилые дома, мосты и железные дороги. В огне и крови они хотели потопить первые завоевания народа. Советская власть, поддерживаемая трудовым населением, подавила контрреволюционное выступление и сурово покарала зачинщиков и участников злодеяния. Со страниц альбома на нас смотрят искаженные злобой лица басмачей и баев, приговоренных революционным трибуналом к расстрелу.

С лета 1918 по сентябрь 1919 года Туркестан был отрезан от Советской России иностранной интервенцией и белогвардейской контрреволюцией. Туркестанский фронт, возглавляемый М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышевым, вновь воссоединил Туркестан с РСФСР. Для устранения ошибок в проведении национальной политики, допущенных местными властями, осенью 1919 года была создана Туркестанская комиссия ВЦИК и СНК РСФСР.

Владимир Ильич в письме к коммунистам Туркестана писал: «Установление правильных отношений с народами Туркестана имеет теперь для Российской Социалистической Федеративной Советской Республики значение, без преувеличения можно сказать, гигантское, всемирно-историческое. Для всей Азии и для всех колоний мира, для тысяч и миллионов людей будет иметь практическое значение отношение Советской рабоче-крестьянской республики к слабым, доныне угнетавшимся народам»1.

В дальнейшем эта комиссия, просуществовавшая до марта 1923 года, сыграла огромную роль в оказании экономической и культурной помощи народам Туркестана. Фотографии альбома ярко свидетельствуют, как входили в жизнь отсталых народов черты новой жизни. В местах, где испокон веков женщины вручную ткали ковры, а мужчины обжигали гончарные изделия и выделывали каракуль, рождалась своя национальная индустрия. Но самые большие изменения произошли в сознании людей. Забитые баями, одурманенные муллами, дехкане поняли, что их труд может и должен приносить пользу не мурзе или хану, а всему трудовому народу, что они становятся полноправными хозяевами своей жизни.

Крестьяне-бедняки получили землю. Советская власть помогла им напоить ее водой. Создается целая ирригационная система там, где господствовала мертвая пустыня. Вместо мелких арыков сооружаются большие полноводные каналы. В Туркестан пришел социализм, и он принес с собой людям радость свободного труда, расцвет духовной и материальной жизни.

Особый раздел альбома составляют фотографии архитектурных памятников республики. Видно, как мало заботилось царское правительство об их сохранности. Сокровища мирового значения, которыми сейчас восхищаются сотни тысяч людей, гордость советских республик Средней Азии,— лежали в развалинах, прекрасные купола мечетей обвалились, разбилась яркая глазурь керамических плиток, песок засыпал дорогу к храмам.

Глядя на эти фотографии, на женщин, прячущих лицо под паранджой, понимаешь, какой небывалый скачок сделали Среднеазиатские республики от феодализма к социализму, от дикости и безграмотности — к научно-техническому прогрессу, к сокровищам знаний, мировой культуры.

Всем этим казахи и киргизы, узбеки и таджики обязаны своему старшему брату — русскому народу: рабочему и крестьянину, партии большевиков, великому Ленину. Слова искренней любви и благодарности свободный Туркестан обращает к «защитнику всех малых народов». На первом листе альбома золотыми буквами написано:

«Дорогому Вождю Мировой Революции Владимиру Ильичу Ленину. Благодаря Вашим усилиям, Туркестан очнулся от вековой спячки и выступает авангардом Социалистической Революции на Востоке.

Ваш анализ о развитии мировой Социалистической революции оказался правильным: ширится и укрепляется революционно-национальное и классовое движение на Востоке. Последний становится мощным резервом Коммунистического Интернационала. Правильны были и Ваши указания по национальному вопросу и решения в этом отношении XII съезда РКП. В этом альбоме изображены выдающиеся эпизоды революции за последние годы. В знак преданности и любви к Великому Вождю угнетенных классов Туркестанская Республика просит принять настоящий альбом».

Это было яркое свидетельство благодарности народов Средней Азии В. И. Ленину и партии большевиков за счастье быть равными среди равных в единой семье народов Советской страны.

 

«ЧЕМУ УЧИТЬСЯ И КАК УЧИТЬСЯ»

Под таким названием Московский комитет РКСМ в 1923 году издал речь В. И. Ленина на III съезде комсомола. Брошюра с портретом вождя на обложке хранится на одной из книжных полок рабочего кабинета Владимира Ильича.

Но и до этого издания московские комсомольцы выпускали в свет речь вождя.

Летом 1921 года страшная засуха охватила Поволжье и некоторые другие районы страны. Там начался голод. Разоренная войной страна отдавала населению бедствующих районов все, что могла. Комсомольцы столицы тоже считали себя мобилизованными на борьбу с голодом. Проводили сбор одежды, обуви, отчисляли деньги от зарплаты, устраивали субботники, организовывали детские дома для вывозимых из Поволжья детей.

Комсомольцы 26-й типографии Городского района решили силами молодежи на сэкономленной бумаге напечатать книгу, пустить ее в продажу, а вырученные деньги передать в фонд помощи Поволжью. Задумались, что же издать. Всем очень понравилась мысль напечатать речь Ленина о задачах союзов молодежи.

Выступление Владимира Ильича 2 октября 1920 года на открытии III съезда комсомола произвело огромное впечатление на молодежь, его речь стала программой деятельности комсомола. Владимир Ильич четко определил задачи коммунистической молодежной организации в социалистической республике, раскрыв перед молодежью перспективы ее деятельности на много лет вперед. Подчеркивая, что каждый молодой человек, «вступив в Коммунистический союз молодежи, взял на себя задачу помочь партии строить коммунизм и помочь всему молодому поколению создать коммунистическое общество», Ленин показал, как должна молодежь готовить себя, чтобы с честью выполнить эту задачу. Призвав молодежь учиться коммунизму, он глубоко и всесторонне раскрыл сущность понятия «коммунистическое воспитание молодежи».

Речь В. И. Ленина была опубликована в «Правде» 5, 6 и 7 октября 1920 года. Отдельным изданием в виде маленькой брошюрки она вышла в Главполитпросвете большим по тем временам тиражом в 200 тысяч экземпляров и разошлась мгновенно. Достать ее было почти невозможно. Речь Ленина читали на общих собраниях в комсомольских ячейках, переписывали от руки, пересказывали друг другу. Надобность в книжке была огромная.

Комсомольцы решили согласовать с В. И. Лениным издание его речи через Н. К. Крупскую. Они принесли и показали ей несколько экземпляров речи, переписанных от руки, иногда безграмотно, но оформленных с большой любовью и старанием. На обложке и страницах, сшитых простыми нитками,— иллюстрации к содержанию речи. Ребята просили Надежду Константиновну показать их Владимиру Ильичу. Тронутый этими незатейливыми самодеятельными изданиями его речи и видя огромную тягу молодежи к ее осмыслению и пониманию, Ленин дал согласие на новое издание.

Радости ребят не было границ. За дело взялись с необычайным энтузиазмом: еще бы, им доверено самим подготовить и отпечатать речь Ленина! Работали в неурочное время, часто до позднего вечера, не считаясь с усталостью. Хотелось как можно лучше и скорее выпустить такую необходимую для всех комсомольцев книжку.

Организовали субботники, и вот уже верстка брошюры готова и передана автору. Владимир Ильич прочитал и завизировал верстку и, возвращая ее комсомольцам через Надежду Константиновну, просил напечатать фамилии товарищей, которые набирали и печатали книгу. Так на последней странице обложки появился такой текст:

«Набрано и отпечатано в порядке трудовых субботников членами ячейки РКСМ при 26-й типолитографии следующими товарищами: Мельниковым, Киселевым, Митькиным, Пискуновым, Князевым, Беликовым и Удаловым в пользу голодающих детей Поволжья».

Вернемся к брошюре с текстом ленинской речи, изданной Московским комитетом комсомола в 1923 году. В предисловии к ней говорится: «Выпуская отдельным изданием речь товарища Н. Ленина на III Всероссийском съезде, Московский комитет РКСМ имел в виду то, что она не только сохранила свою ценность, но, с усложнением задач работы комсомола, она единственно может дать правильное понимание задач движения,— теперь, когда жизнь, работа и борьба юношеских организаций в России практически подводят вплотную комсомол к тем задачам учения и общественной работы, которые пронизывают все изложение речи.

«Чему учиться и как учиться» должно стать памяткой, настольной книжкой для всякого комсомольца, и мысли нашего дорогого Ильича должны сопровождать каждый шаг нашего учения и практической работы»1.

Интересно, что впервые в этом издании речь вождя была разбита на отдельные главы. Их заголовки звучат как заповеди:

1) Без учения нет коммунизма.

2) Знания вообще и знания для работы.

3) Изучить коммунизм — значит овладеть всем тем, что было создано человеческой мыслью.

4) Убеждение должно основываться на знаниях.

5) Наука и техника — основа возрождения хозяйства.

6) Будущее принадлежит молодежи...

Разбивая речь на такие тематические главки, редакция, очевидно, считала, что в таком виде она будет понятнее и доступнее широким массам молодежи.

На книге нет дарственной надписи. Но думается, что предисловие к ней может служить своеобразным посвящением В. И. Ленину от московских комсомольцев. Каждое поколение комсомола находило и находит в ленинской речи идеи, мысли, указания, которые помогают решать актуальные проблемы жизни и деятельности комсомола, коммунистического воспитания молодежи.

 

«МЫ ИДЕМ НА СМЕНУ!»

23 мая 1924 года на Красной площади многотысячная пионерия Страны Советов присягала партии и комсомолу в верности и преданности великим ленинским идеям. В этот день Всесоюзной пионерской организации присваивалось имя В. И. Ленина. Центральный Комитет комсомола приурочил этот акт к моменту созыва XIII съезда партии, с тем чтобы юные пионеры дали торжественное обещание в присутствии делегатов съезда. Старейший большевик, делегат съезда Феликс Кон, обращаясь к ребятам, сказал: «Товарищи юные пионеры! От имени ЦК коммунистического союза молодежи объявляю о том, что юные пионеры с сегодняшнего дня переименовываются в детские коммунистические группы имени Владимира Ильича Ленина. Это название не только должно носиться вами с гордостью, но оно ставит перед юными ленинцами задачу воспитать из себя таких же борцов за рабочее дело, каким был Владимир Ильич»1.

Затем вслед за Феликсом Коном звонкоголосая армия повторяла слова торжественного обещания: «Я, юный пионер СССР, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю, что буду твердо стоять за дело рабочего класса в его борьбе за освобождение рабочих и крестьян всего мира, буду честно и неуклонно выполнять законы и обычаи юных пионеров и заветы Ильича»2.

Пионеры давали клятву продолжать дело Ленина, Коммунистической партии, комсомола, идти им на смену.

«Мы идем на смену!» — так написали пионеры на своем журнале «Барабан», который в январе 1924 года послали в подарок Владимиру Ильичу.

История этого подарка такова. Той зимой в Центральном клубе юных пионеров Замоскворечья шла подготовка к открытию районной пионерской выставки. Со всех сторон к дому № 5 по Малой Ордынке (ныне улица А. Н. Островского) спешили мальчишки и девчонки, держа в руках свертки и коробки. Это были выполненные в отрядах самоделки, которые они готовили к первой районной выставке технического творчества, устраивавшейся по инициативе комсомольцев Замоскворечья. Здесь были интересно оформленные дневники звеньев, стенные газеты, фотомонтажи, собранные летом коллекции, всякие столярные и технические поделки, вышивки, вязанье. Такие выставки уже проводились в других районах, и пионеры Замоскворечья были на них гостями. Особенно им понравилась выставка в Хамовническом районе, и решили они устроить свою, не хуже, а может, даже и лучше.

Пионерский клуб занимал три комнаты на втором этаже. В одной из них — самой большой — был зрительный зал. В другой комнате разместилось районное бюро пионеров. А в третьей, 25-метровой комнате устроили пионеры саму выставку. Развесили красочные плакаты и лозунги, протянули гирлянды флажков. Заранее отпечатали и разослали гостям пригласительные билеты. На открытие выставки пригласили духовой оркестр.

И вот наступила суббота 19 января — день открытия выставки. Стали собираться гости. Народу пришло много, еле разместились. Духовой оркестр заиграл марш, и председатель районного бюро пионеров открыл выставку. Это был большой и радостный праздник. Пионеры рассказывали об истории своих отрядов, чем они занимаются, чему научились. Потом каждый отряд показывал несколько номеров художественной самодеятельности. Преобладали физкультурные упражнения и коллективная декламация, девочки танцевали лезгинку и кабардинку.

В разгар вечера в зале появилась особенно дорогая гостья — старшая сестра Владимира Ильича — Анна Ильинична Ульянова-Елизарова. Сколько было радости! Пионеры повскакали со своих мест и бросились ей навстречу. Окруженная ребятами, она стала осматривать выставку. «Ну, показывайте, что у вас есть, что вы умеете делать»,— попросила она. Ребята наперебой стали показывать свои поделки, рассказывать о своей работе.

Анне Ильиничне выставка понравилась. Она обещала рассказать о ней Владимиру Ильичу. А ребята просили передать Ленину горячий пионерский привет и пожелание скорее поправиться.

По просьбе пионеров Анна Ильинична написала в книге отзывов несколько слов о выставке: «Очень живое, светлое впечатление произвел на меня клуб юных пионеров. Особенно приятно, что много своего творчества. Надеюсь, что и в жизни и в работе этот самый молодой отряд коммунаров внесет много нового и живого»3.

Разговаривая с ребятами, Анна Ильинична взяла со стола пионерский журнал «Барабан» № 5, перелистала его страницы. На первой прочитала: «Вожатому рабочего класса, дорогому Ильичу — пионерский привет!» Это было приветствие Ленину от делегатов 1-й Московской губернской конференции юных пионеров. В рубрике «Международная жизнь» печатались рассказы о тяжелой жизни детей рабочих в капиталистических странах. Несколько страниц журнала было посвящено истории воздухоплавания и астронавтики. Отдельная страничка отводилась спорту, давала советы, как правильно ходить на лыжах. Много интересного и полезного могли узнать ребята из своего журнала. Всего один год существовал он, но уже завоевал любовь и популярность среди пионеров. Задуманный как журнал пионеров Красной Пресни, он очень скоро стал общемосковским. Листая журнал, Анна Ильинична с грустью сказала, что, к сожалению, не может Владимир Ильич посетить этой прекрасной выставки ребят, что он болен и живет в Горках.

Кто-то из ребят предложил передать Ленину в подарок этот журнал. Под общую диктовку черными чернилами сверху написали: «Дорогому Ильичу от пионеров Замоскворечья». Дальше места в строке не хватило, и справа сбоку дописали: «В память открытия районной выставки». Внизу: «Мы идем на смену!», и дата в правом верхнем углу — «19/1—24».

Мы не знаем точно, кто, когда и при каких обстоятельствах сделал Владимиру Ильичу первый книжный подарок. Но определенно знаем, что последний он получил от пионеров Замоскворечья. И надпись «Мы идем на смену!» приобрела символический характер, потому что именно в пионерах, детях рабочих и крестьян, Ленин видел надежду и будущее страны.