Содержание материала

 

XVI. Зарождение коммунистического движения в Великобритании. Первая рабочая делегация в Советской России

Ленин с большим интересом следил за дискуссией, начавшейся в Англии в начале 1919 г. по вопросу о создании коммунистической партии. Такая партия, ведущая борьбу против социал-империализма, оппортунизма обеих разновидностей (фабианской и НРП), шовинистического подхода к национальному и колониальному вопросам, против сектантского отношения к тред-юнионам в Лейбористской партии, означала бы совершенно новый этап в британском социалистическом движении. Такая партия стала бы существенным фактором в любой подлинно революционной борьбе, независимо от того, когда она начнется. И принципиальные вопросы, вытекающие из специфических британских условий, на которых должны строиться организация, стратегия и тактика такой партии, с лета 1919 г. начинают все чаще появляться в произведениях В. И. Ленина.

В своем ответе на письмо Сильвии Панкхерст, лидера одной из революционных социалистических групп в Англии (август 1919 г.), В. И. Ленин подчеркивал, что разногласия по поводу участия в парламенте и парламентских выборах (против чего она выступала) в настоящий момент несущественны. Оп сам убежден в том, что отказываться от подобного участия — ошибка, но только на этом основании не идти на объединение в коммунистическую партию с теми, кто не хочет участвовать в парламенте,— значит совершить «ошибку в тысячу раз большую». Главным для коммунистической партии в такой стране, как Англия, являются «неразрывная связь с массой рабочих, уменье постоянно агитировать в ней, участвовать в каждой стачке, откликаться на всякий запрос массы...»1. В случае, если немедленное достижение единства невозможно, он считал бы правильным создание двух коммунистических партий, из которых одна участвовала бы в парламентской деятельности, а другая нет. Это, по мнению Ленина, было бы «громадным прогрессом» по сравнению с теперешним положением, «по всей вероятности, переходом к полному единству...»2.

В сентябре, отмечая рост коммунистического движения в других странах, Ленин писал в статье «Как буржуазия использует ренегатов»: «В Англии мы стоим накануне образования коммунистической партии, с которой солидарны и лучшие люди из Британской социалистической партии, из «комитетов фабричных старост» (Shop Stewards Committees), из революционных индустриалистов и т. д.»3. На самом деле представители четырех партий и групп в Англии, которые участвовали в дискуссии о коммунистическом единстве, договорились посоветоваться с членами

своих организаций о создании единой партии, которая в свою очередь в течение трех месяцев должна будет провести референдум по вопросу о вступлении в Лейбористскую партию. БСП, крупнейшая из четырех организаций, приняла это предложение подавляющим большинством голосов. Однако Сильвия Панкхерст в своем письме ни слова не сказала о вступлении в Лейбористскую партию. Именно этот вопрос, а не участие в парламентской деятельности стал теперь основным в разногласиях между БСП и тремя другими группами. В результате объединение задержалось более чем на девять месяцев.

Тем временем Ленин продолжал подчеркивать широкое течение в Великобритании в пользу коммунизма. На торжественном заседании Московского Совета, посвященном годовщине III Интернационала (6 марта 1920 г.), он остановился на характере материалов в дискуссионном отделе органа НРП «Лейбор лидер». «Это,— говорил Ленин,— признак того, что даже в отсталых слоях рабочих в таких странах, как Англия, начался сдвиг, и можно сказать, что старые формы социализма убиты навсегда»4. В речи при закрытии IX съезда РКП (б) (5 апреля 1920 г.) Ленин сослался на номер органа Социалистической рабочей партии «Сошиалист», с которым он ознакомился незадолго до этого: «Английские рабочие, которые имели интеллигентских вождей, которые десятками лет отличались презрением к теории, говорят с полной определенностью, и газета свидетельствует, что теперь среди английских рабочих есть интерес к вопросу о революции, возник и усилился интерес к борьбе с ревизионизмом, с оппортунизмом, с парламентским социализмом, с этим социал-предательством, которое мы так хорошо изучили»5.

В мае 1920 г. Ленину пришлось еще раз столкнуться с ярким примером того оппортунизма, который глубоко укоренился в самой верхушке английского рабочего движения и гордо объявлял себя «социализмом», когда первая английская рабочая делегация прибыла в Советскую Россию. В «Письме к английским рабочим» (30 мая 1920 г.) Ленин откровенно начал со следующего: «Меня не удивило, что ряд членов вашей делегации стоит не на точке зрения рабочего класса, а на точке зрения буржуазии, класса эксплуататоров, ибо во всех капиталистических странах империалистская война вполне обнаружила застарелый нарыв: именно, переход большинства парламентских и тред-юнионистских вождей рабочих на сторону буржуазии»6.

Владимир Ильич с особым сарказмом говорил о притворном удивлении некоторых членов делегации — в частности, одного из лидеров текстильщиков, Тома Шоу, и секретаря делегации д-ра Хадена Геста — в связи с заявлением Ленина о том, что английское правительство, вопреки своим мирным заверениям, продолжает оказывать помощь белому генералу Врангелю и белогвардейской Польше, и об их вопросе, имеет ли Ленин какие-либо доказательства этого7.

Ожидая приезда делегации, Ленин 15 мая 1920 г. дал указание всем народным комиссариатам подготовить краткие цифровые отчеты об их работе, а также иметь английских переводчиков, способных давать необходимые разъяснения8. Эти доклады в какой-то степени нашли отражение в отчете делегации, опубликованном спустя несколько недель и получившем широкое распространение. Ленин сказал также С. А. Лозовскому перед его отъездом в Петроград для встречи делегации: «Надо, чтобы тред-юнионисты видели Россию такою, какая она есть. Пускай видят нашу нищету, нашу бедность и тот энтузиазм, который существует, несмотря на это, среди рабочих»9. И это также нашло свое несомненное отражение в отчете.

Пожалуй, Ленин наиболее глубоко ощутил оппортунизм, парламентский социализм и социал-предательство, с которыми английским революционерам пришлось вести борьбу, в результате беседы с председателем делегации Беном Тёрнером — членом парламента, одним из основателей НРП в 1893 г., президентом профсоюза рабочих шерстяной промышленности, членом Генерального совета Конгресса тред-юнионов. Эта беседа была приведена самим Тёрнером (в его собственной версии, конечно) в его мемуарах «О самом себе» (1930 г.). Одно место, касающееся несогласия Тёрнера с методами большевиков, заслуживает того, чтобы привести его здесь.

Ленин: «О революции следует судить не по тому, что думаете о ней Вы или кто-нибудь другой, а по ее результатам. Русская революция достигла поставленной перед ней цели; поэтому она была оправдана».

Тёрнер: «Об этом должен судить русский народ, а не я. Если же Вы хотите знать, что я, англичанин, думаю о ней, то я могу сказать Вам в двух словах. Кровопролитие никогда не может быть оправдано».

Ленин: «И все же у вас будет кровопролитие в Англии, прежде чем получите социалистическое правительство».

Тёрнер: «Я не думаю этого. Я считаю, что знаю о своем народе столько же, сколько Вы знаете о своем. И я знаю очень хорошо, что Ваши методы англичанам не подходят. Я не говорю, что у нас не будет революции. Мы имеем революцию, по крайней мере, раз в пять лет. Но наше оружие — избирательная урна. Именно такая революция даст нам лейбористское правительство в Англии».

Нечего и говорить, что Тёрнер отмечает, что на него «Ленин произвел огромное впечатление... Он является одной из крупнейших личностей XX века. Он создал новый мир...» Но эта дань уважения Ленину не может скрыть того, насколько точно его идеи соответствовали тому, что подверг критике Ленин на IX съезде.

Оппортунист Тёрнер беспокоился о том, что социалистическая революция может привести к некоторым жертвам. Но его совершенно не волновало то, как британские колонизаторы расправлялись с народами колоний. «Ваши методы англичанам не подходят» — и эти слова произносились спустя лишь год после бойни, устроенной англичанами в Амритсаре и других районах Индии, кровавой резни в Египте! Когда произносились эти слова, английские карательные войска убивали и жгли направо и налево в Ирландии! Ленин говорил о социалистическом правительстве, а Тёрнер восхвалял «революцию» с помощью избирательной урны, которая приведет к власти лейбористское правительство, полагая очевидно, что это принесет с собой весь необходимый «социализм».

И сегодня, спустя 50 лет, имея уже опыт шести лейбористских правительств, аргументы, приводившиеся Тёрнером, все еще довольно распространены среди руководства Лейбористской партии.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 162.

2 Там же, стр. 164, 165.

3 Там же, стр. 191.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 209.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 283.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 41, стр. 124-125. :

7 См. В. И. Ленин: Полн. собр. соч., т. 41, стр. 125.

8 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51, стр. 197.

9 «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», ч. 2. М., Госполитиздат, 1957, стр. 508.

 

XVII. «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»

Вскоре после посещения Советской России британской рабочей. делегацией первые экземпляры ленинского труда «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» были распространены среди делегатов, прибывших на II конгресс Коминтерна. В письме Ф. А. Ротштейну 15 июля 1920 г. Ленин назвал эту работу «моей брошюрой против «левых», указывая, что в англо-саксонском движении «выпрямление линии сугубо важно»1. И действительно, главная опасность для коммунистического движения в Великобритании заключалась не в том, что оппортунисты, маскирующиеся под революционеров, могли пробраться в коммунистическую партию — как в Германии, Франции и Италии, где имелись массовые социал-демократические партии,— а в том, что революционеры испытывали трудности, пытаясь сбросить с себя старые сектантские привычки, приобретенные в тот период, когда они, будучи членами маленьких социалистических групп, боролись против правооппортунистических лидеров массового движения в гуще рабочего класса, безразличного в то время к политике. Теперь настроения рабочих менялись, и было очень важно, чтобы коммунисты не отставали.

В главе 9, посвященной «левому» коммунизму в Англии, Ленин остановился на тех «молодых коммунистах или массовиках-рабочих, которые только-только начали приходить к коммунизму», рассматривая, в частности, взгляды Уильяма Галлахера и Сильвии Панкхерст. Он отметил, что большинство английских рабочих «еще идет за английскими Керенскими или Шейдеманами», так как «оно еще не проделало опыта с правительством из этих людей...»2. Отсюда долг английских коммунистов — помочь им получить такой опыт путем участия в парламентской деятельности. «...Без перемены взглядов большинства рабочего класса,— писал Ленин,— революция невозможна, а эта перемена создается политическим опытом масс, никогда не одной только пропагандой»3. Эти слова и сегодня сохраняют свое огромное значение. Именно в этой связи Ленин дает знаменитую формулировку основного закона революции, подтвержденного всеми революциями, и в частности всеми тремя русскими революциями в XX веке: «...Недостаточно, чтобы эксплуатируемые и угнетенные массы сознали невозможность жить по-старому и потребовали изменения; для революции необходимо, чтобы эксплуататоры не могли жить и управлять по-старому. Лишь тогда, когда «низы» не хотят старого и когда «верхи» не могут по-старому, лишь тогда революция может победить»4.

В этой главе Ленин применяет эти основные принципы к британским условиям, выступая за то, чтобы объединить «все свои четыре (все очень слабые, некоторые — совсем и совсем слабые) партии и группы в одну коммунистическую партию на почве принципов III Интернационала и обязательного участия в парламенте»5.

Что же касается разногласий по вопросу о вступлении в Лейбористскую партию, то, по словам Ленина, он не имеет достаточных материалов, чтобы высказать свое мнение. Но Ленин выразил вместе с тем уверенность, что и здесь было бы ошибкой основывать свою тактику на таких принципах, как «коммунистическая партия должна сохранять свою доктрину в чистоте и свою независимость от реформизма незапятнанной; ее призвание — идти впереди, не останавливаясь и не сворачивая с дороги, идти прямым путем к коммунистической революции» (Ленин цитирует письмо, направленное ему в 1919 г. Сильвией Панкхерст). Важно «уметь приложить общие и основные принципы коммунизма к тому своеобразию отношений между классами и партиями, к тому своеобразию в объективном развитии к коммунизму, которое свойственно каждой отдельной стране...»6.

В следующей, 10-й главе Ленин говорит о необходимости иного рода парламентской и тред-юнионистской деятельности в таких странах, как Великобритания и США, и иного рода пропаганды, агитации, организации в вооруженных силах и колониях. Из всего вышесказанного ясно, что, давая свои советы, Ленин опирался не только на свой почти тридцатилетний опыт революционного теоретика и практика, но и на свое изучение британского рабочего движения, которым он занимался всю жизнь.

В «Ответе на письмо Соединенного временного комитета по образованию Коммунистической партии Великобритании» (8 июля 1920 г.) Ленин еще точнее формулирует свой совет. Он осудил отказ Сильвии Панкхерст вступить в объединенную коммунистическую партию; согласился с планами немедленного создания такой партии на специальном съезде; высказался как за участие в парламенте, так и за вступление в Лейбористскую партию «при условии полной свободы и самостоятельности коммунистической работы»; он заявил также, что будет защищать эту тактику на конгрессе Коммунистического Интернационала, открывавшемся через неделю. Ленин настаивал также на том, чтобы новая партия установила как можно более тесные отношения с «Промышленными рабочими мира» (I.W.W.) и с «Фабрично-заводскими старостами» «в целях полного слияния с ними в ближайшем будущем»7.

Послание Ленина было зачитано 31 июля 1920 г. на Объединительном съезде, основавшем коммунистическую партию. Оно было встречено громкими аплодисментами и помогло делегатам принять решения об участии в парламентской деятельности (186 голосов против 19) и о вступлении в Лейбористскую партию (100 голосов против 85).

В «Тезисах об основных задачах Второго конгресса Коммунистического Интернационала» (опубликованных в том же месяце) Ленин предложил Коммунистической партии Великобритании войти в Лейбористскую партию, «несмотря на то, что она входит во II Интернационал»8. До тех пор, пока Лейбористская партия «сохраняет для входящих в ее состав организаций теперешнюю их свободу критики и свободу пропагандистской, агитационной и организационной деятельности за диктатуру пролетариата и за Советскую власть», и до тех пор, пока эта партия «сохраняет свой характер объединения всех профессиональных организаций рабочего класса, коммунисты обязательно должны сделать все шаги и пойти на известные компромиссы, чтобы иметь возможность влиять на самые широкие рабочие массы, разоблачать их оппортунистических вождей с более высокой и видной массам трибуны, ускорять переход политической власти от прямых представителей буржуазии к «рабочим лейтенантам класса капиталистов» для быстрейшего излечения масс от последних иллюзий на этот счет»9.

Именно потому, что правые лидеры Лейбористской партии боялись подобного перехода власти, они отклонили заявление коммунистической партии о приеме в нарушение своего собственного устава и большого числа прецедентов. В этом лидерам Лейбористской партии в некоторой степени помогли элементы сектантства, существовавшие в то время в пропаганде коммунистической партии; но не это, конечно, было главной причиной их отказа10.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51, стр. 239.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 68-69.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 69.

4 Там же, стр. 69—70.

5 Там же, стр. 71.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 74.

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 157.

8 Там же, стр. 199.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 199.

10 См. Джеймс Клугманн. История Коммунистической партии Великобритании (на англ, языке), т. 1. Лондон, 1968, стр. 165—181.

 

XVIII. Британские социалисты на II конгрессе Коминтерна

В ходе дискуссии на II конгрессе Коминтерна Ленин внес новый вклад в теоретическое понимание проблем, стоящих перед коммунистами Англии.

Полемика о роли коммунистической партии заставила его с трибуны конгресса (23 июля) рассмотреть некоторые аргументы Джека Таннера, Давида Рамзая (в тот период революционные синдикалисты, представлявшие шоп-стюардов) и Уильяма МакЛейна, одного из делегатов БСП.

Ленин стремился объяснить им, что когда шоп-стюарды говорят об организованном меньшинстве наиболее революционных рабочих, то, в сущности, такое меньшинство есть не что иное, как коммунистическая партия, и лишь их собственные предрассудки против слова «партия» (из-за их опыта с Лейбористской партией) мешают им увидеть это.

Ленин признал, что они являются «представителями массового движения,— чего нельзя без натяжки сказать о представителях Британской социалистической партии...»1. В то же время он ответил на критику Сер- рати в адрес Мак-Лейна (за его позицию в пользу вступления коммунистов в Лейбористскую партию), указав, что «Британская социалистическая партия может свободно говорить, что Гендерсон предатель, и тем не менее оставаться в рядах Рабочей партии»2.

Ленин вновь, как и много раз в прошлом, подчеркнул своеобразную структуру Лейбористской партии, которая включает миллионы рабочих через их профсоюзы, независимо от их политических убеждений. Вступление в Лейбористскую партию означало бы «сотрудничество авангарда рабочего класса с отсталыми рабочими...»3

В дискуссии по национальному и колониальному вопросам (26 июля) Ленин говорил о важности революционной деятельности коммунистов в колониальных странах и в вооруженных силах, размещенных в этих странах. Здесь он поставил вопрос, который неоднократно поднимался им в годы войны. «Тов. Квелч, из Британской социалистической партии, говорил об этом в нашей комиссии. Он сказал, что рядовой английский рабочий счел бы за измену помогать порабощенным народам в их восстаниях против английского владычества»4. Верно, сказал Ленин, что настроенная джингоистски и шовинистически рабочая аристократия Англии и Америки представляет собой величайшую опасность для социализма и сильнейшую опору II Интернационала. «...Здесь мы имеем дело с величайшей изменой со стороны вождей и рабочих, принадлежащих к этому буржуазному Интернационалу»5.

В дискуссиях об основных задачах Коммунистического Интернационала вновь был поднят вопрос о вступлении в Лейбористскую партию, причем с резкими возражениями выступили Уильям Галлахер и Сильвия Панкхерст. Ленин выступил по этому вопросу со страстной убежденностью (6 августа). Он начал с исправления «небольшой неточности» Мак-Лейна (БСП), назвавшего Лейбористскую партию «политической организацией тред-юнионистского движения». Как заявил Ленин, он уже несколько раз читал изложение такой же точки зрения в органе БСП «Колл». Но это неверно: Лейбористская партия большей частью состоит из рабочих, но политика и тактика руководства делают ее «насквозь буржуазной партией»6. Затем Ленин стал отвечать на критику аргументов Мак-Лейна Галлахером и Сильвией Панкхерст. БСП, по их словам, слишком слаба и неэффективна в своей агитационной работе в массах, но молодые революционеры, представленные Галлахером, хотя и связаны с массами, совершенно не умеют организовать своей политической работы — «в этом смысле, еще слабее Британской социалистической партии...»7. Галлахер, несомненно, преувеличивает, когда называет БСП «безнадежно реформистской»; но ведь суть резолюций конгресса как раз и заключается в том, чтобы БСП изменила свою тактику, повысила эффективность своей агитации и развернула политические действия. И если шотландские товарищи привели бы в коммунистическую партию более десятка тысяч революционных рабочих, которые лучше владеют искусством работы среди масс, им бы удалось «изменить старую тактику Британской социалистической партии в духе более удачной агитации, в духе более революционного действия»8. Таков был основной смысл аргументации Ленина. Он повторил в своем ответе Сильвии Панкхерст, что БСП, входя в Лейбористскую партию,— как доказал Мак-Лейн и как он (Ленин) сам читал в газете «Колл» — может «не только резко критиковать, но открыто и точно называть по именам старых вождей, говоря о них, как о социал-предателях»9. Было бы ошибкой не войти в такую партию и еще большей ошибкой не приложить всех усилий, чтобы остаться в ней, если лидеры Лейбористской партии попытаются исключить их. Более того, Галлахер был неправ, утверждая, что, высказываясь за вступление в Лейбористскую партию, «мы тем самым оттолкнем от себя лучшие элементы английских рабочих»10. И это не «влияние Британской социалистической партии», как иронизировал Галлахер. «Нет, мы в этом убедились на опыте всех революций во всех странах... Мы должны это испробовать на опыте... Наша тактика основана на правильно понятом политическом развитии последних десятилетий...»11,— закончил свое выступление Ленин, подчеркнув тем самым (далеко не все понимают это даже сегодня), что правильное революционное решение в Великобритании в не меньшей степени, чем в любой другой стране, может быть достигнуто лишь тогда, когда все обстоятельства, как международные, так и национальные, приняты во внимание.

В своих мемуарах, написанных значительно позже, Галлахер рассказывает о том, как дискуссия на II конгрессе и его личные беседы с Лениным помогли ему постепенно избавиться от неверных представлений о политической партии рабочего класса, вдохновляемой принципами революционного марксизма и борющейся против капитализма и капиталистического влияния всюду — на заводах, улицах, в профсоюзах или парламенте. Что касается его личных взглядов в то время, то Галлахер передает таким образом содержание разговора, состоявшегося у него с Лениным после конгресса.

«— Товарищ Галлахер,— спросил Ленин,— вступите ли вы в коммунистическую партию, когда вернетесь в Великобританию?

Я ответил на это утвердительно.

— А сделаете ли вы все, что в ваших силах, чтобы уговорить вступить в партию шотландских товарищей?..

Я ответил, что убежден в том, что шотландские товарищи вступят в новую, коммунистическую партию и сделают все, чтобы превратить ее в мощную партию рабочего класса.

— А как насчет вступления в Лейбористскую партию? — спросил меня Ленин.

— Мне это не нравится,— сказал я.— Но я это приму.

— Этого недостаточно,—сказал тогда Ленин.

Я, по его словам, должен верить в правильность этого шага. Я вновь повторил то, что уже излагал в комиссии и на пленарном заседании конгресса, именно, что любой представитель рабочего класса, избранный в парламент, очень быстро развращается. Я стал приводить примеры.

— Товарищ Галлахер,—прервал меня Ленин.—Я знаю все об этих людях. У меня нет на их счет никаких иллюзий. Но если рабочие направят вас представлять их в парламенте, вы тоже развратитесь?

— Это несправедливый вопрос,— запротестовал я.

— Нет, это справедливый вопрос,— настаивал он.— И я хочу получить на него ответ. Вас сумеют развратить?

Я сидел и смотрел на Ленина несколько мгновений, а потом ответил:

— Нет, я уверен, что ни при каких обстоятельствах буржуазии не удастся развратить меня.

— Ну что ж, товарищ Галлахер,— сказал Ленин с улыбкой.— Добейтесь того, чтобы рабочие послали вас в парламент, и покажите им, как может революционер использовать это.

Ленин был доволен результатами беседы, и мы расстались друзьями» 12.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 237.

2 Там же, стр. 239.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 239.

4 Там же, стр. 246.

5 Там же, стр. 247.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 261.

7 Там же, стр. 262.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 262.

9 Там же, стр. 264.

10 Там же, стр. 266.

11 Там же, стр. 265, 266,

12 «Последние мемуары Уильяма Галлахера» (на англ, языке). Лондон, 1966, стр. 153—154.

 

XIX. «Совет действия». Письмо Томасу Беллу 1921 г.

Как бы подчеркивая совет Ленина об основной стратегической линии коммунистов в Великобритании, через несколько дней после закрытия конгресса возник острый политический кризис, вызванный попыткой британского правительства втянуть страну в форменную войну против Советской России, если Советское правительство не приостановит победоносного наступления Красной Армии на белополяков. Последние (при поддержке британского правительства) вторглись в Советскую республику в апреле 1920 г., а теперь терпели поражение. Эта наглая попытка скрыть последствия своей собственной агрессии вызвала гнев британского рабочего класса, который с конца войны в ноябре 1918 г. на протяжении многих месяцев вел в целом успешную экономическую и политическую борьбу. Он немедленно откликнулся на призыв лидеров Лейбористской партии организовать митинги протеста. Участники митингов, организованных в 25 основных промышленных центрах, с воодушевлением заслушали телеграмму молодой Коммунистической партии Великобритании, в которой излагались конкретные требования к правительству и содержался призыв создать Центральный рабочий совет для проведения всеобщей забастовки, если требования будут отклонены правительством. Те же самые пункты вошли в манифест компартии, полный текст которого был опубликован в специальном воскресном (8 августа) выпуске газеты «Дейли геральд». Лидеры Лейбористской партии и Конгресса тред-юнионов действительно на следующий день приняли решение выступить с угрозой всеобщей забастовки и создать «Совет действия» из 15 членов для разработки необходимых организационных мер. В результате этого правительство постепенно отступило, заверяя общественность, что «рабочие ломятся в открытую дверь».

Ленин немедленно обратил внимание на политические уроки этих событий. В результате продвижения Красной Армии к Варшаве, сказал он в политическом отчете ЦК РКП (б) IX Всероссийской конференции (22 сентября 1920 г.), «мы добрались до английского пролетариата и подняли его движение на небывалую высоту, на совершенно новую ступень революции. Когда английское правительство предъявило нам ультиматум, то оказалось, что надо сперва спросить об этом английских рабочих. А эти рабочие, из вождей которых девять десятых — злостные меньшевики, ответили на это образованием «Комитета действия»»1. Ту стадию политических отношений, в которой оказалась Великобритания в результате этого, Ленин сравнил с положением в России после февраля 1917 г. «...Меньшевики «Комитета действия»,— продолжал Ленин,— вынуждены непреодолимым ходом событий расчищать английским рабочим массам дорогу к большевистской революции. Английские меньшевики, по свидетельству компетентных лиц, уже чувствуют себя как правительство и собираются стать на место буржуазного в недалеком будущем. Это будет дальнейшей ступенью в общем процессе английской пролетарской революции»2.

Эти идеи Ленин развил в своих речах на съезде рабочих и служащих кожевенного производства (2 октября 1920 г.), на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии (15 октября 1920 г.) и на VIII Всероссийском съезде Советов (22 декабря 1920 г.).

Кризис действительно подтолкнул лидеров Лейбористской партии значительно ближе к тому самому этапу, достижение которого Ленин выдвигал в качестве задачи английских коммунистов, т. е. оппортунистические лидеры будут вынуждены взять в свои руки управление капиталистическим государством и империей и тем самым откроют глаза миллионам рабочих. Именно поэтому, как только правительство Ллойд Джорджа отошло от своей откровенно воинствующей позиции, отступили и лидеры Лейбористской партии и тред-юнионов, допустив ликвидацию созданных на местах «Советов действия». Компартия Великобритании, к сожалению, не была достаточно сильной, чтобы приостановить этот процесс. Затем, весной 1921 г., капиталисты Великобритании (как и других стран) перешли в наступление на зарплату рабочих, условия труда и их организации в невиданных ранее масштабах. Им помогала в этом оппортунистическая политика лейбористского руководства. Почти за два года (1921 — 1922) численность профсоюзов упала с более чем 8 млн. человек до 5 млн., а безработица выросла почти до.2 млн. человек. Когда весной 1923 г. наступило экономическое оживление, принесшее с собой и некоторое оживление профсоюзной борьбы, массовые революционные настроения, характерные для послевоенных лет, уже исчезли. Когда в январе 1924 г. с помощью либералов было создано первое лейбористское правительство, это произошло в условиях, в корне отличавшихся от тех, которые обсуждались в 1920 г.

Но был один урок, извлеченный Лениным, о котором он говорил на III конгрессе Коминтерна в июле 1921 г., непосредственно относившийся к событиям августа 1920 г. и их итогам, урок, который часто упускают из виду. Дискуссия по вопросам тактики Коммунистического Интернационала в условиях широкого наступления на рабочий класс вскрыла серьезные разногласия. Идея о том, что коммунисты должны завоевать поддержку большинства рабочего класса, встретила упорное сопротивление; эта идея была даже названа «оппортунистической», и некоторые ораторы предлагали вместо этого «перейти в наступление», не заботясь о предварительной работе по завоеванию симпатий и поддержки масс. Ленин произнес тщательно аргументированную речь против такой идеи. И в то же время он подчеркнул: «Возможно, что и маленькая партия, например английская или американская, хорошо изучивши ход политического развития и ознакомившись с жизнью и привычками беспартийных масс, вызовет в благоприятный момент революционное движение (тов. Радек, в качестве хорошего примера, указал на забастовку горнорабочих). Если такая партия выступит в такой момент со своими лозунгами и достигнет того, что за ней последуют миллионы рабочих, то перед вами массовое движение. Я не отвергаю безусловно того, что революция может быть начата и весьма малой партией и доведена до победного конца. Но надо знать, какими методами привлекать на свою сторону массы. Для этого необходима основательная подготовка революции. Но вот товарищи выступают с заявлением: немедленно отказаться от требования «больших» масс. Необходимо объявить борьбу таким товарищам. Без основательной подготовки вы ни в одной стране не добьетесь победы. Достаточно совсем маленькой партии, чтобы повести за собою массы. В известные моменты нет необходимости в больших организациях.

Но для победы надо иметь сочувствие масс»3.

В этом же духе В. И. Ленин внес свой последний прямой вклад в дело коммунизма в Великобритании в своем письме Томасу Беллу (13 августа 1921 г.), одному из основателей английской коммунистической партии, в то время представителю партии в Исполкоме Коминтерна. Белл информировал Ленина о решении ежегодной конференции федерации горняков Южного Уэльса от 24 июля 1921 г. (принятом большинством в 120 голосов против 63), о вступлении в Коминтерн.

«Может быть,— писал Ленин Т. Беллу,— это начало настоящего массового пролетарского движения в Великобритании в коммунистическом смысле»4. Но, спрашивал он, сколько шахтеров в Южном Уэльсе по сравнению с их числом во всей стране? Сколько горняков было действительно представлено на ежегодной конференции?

Ленин высказал опасение, что до сих пор в Великобритании имелись «лишь несколько слабых обществ пропаганды коммунизма (считая в том числе и Английскую компартию), но нет действительно массового коммунистического движения»5. Очень важно, указывал Ленин, применить резолюцию III конгресса Коммунистического Интернационала об организации и работе партии к Южному Уэльсу, с тем чтобы «создать в этой части Англии очень хорошую, настоящую пролетарскую, настоящую массовую компартию, т. е. такую партию, которая в действительности была бы руководящей силой во всем рабочем движении этой части Англии...»6.

Ленин советовал начать издание ежедневной или еженедельной газеты. «Или горняки этого района способны платить полпенса в день (вначале, если хотите, раз в неделю) за свою собственную ежедневную (или еженедельную) газету... или же подлинное массовое коммунистическое движение не началось в этой части Англии»7.

Коммунисты там должны суметь собрать несколько фунтов стерлингов для издания маленьких листков, из которых могла бы развиться настоящая пролетарская газета. Если они не смогут сделать этого и не каждый горняк заплатит за этот листок свой пенс, «то значит там нет серьезного, подлинного присоединения к III Интернационалу».

Эта газета, продолжал Ленин, «не должна быть вначале слишком революционной». Если будут три редактора, то по меньшей мере один из них должен быть не коммунистом (и по меньшей мере двое должны быть настоящими рабочими). Если 9/10 рабочих не будут покупать газеты и 2/3 (в соответствии с соотношением голосов на конференции горняков) не будут платить по 1 пенсу в неделю для обеспечения выхода газеты, то «эта газета не будет рабочей газетой»8.

Это письмо Ленина является блестящим примером его гения, умения применять принципы марксизма, основанные на опыте классовой борьбы во всех странах, к конкретным условиям отдельной страны.

Что касается врагов коммунизма в британском рабочем движении, то Ленин нанес по ним еще один удар. До сих пор имеет неоценимое значение письмо В. И. Ленина «О политике английской Рабочей партии» (27 декабря 1921 г., впервые опубликовано в 1930 г.), в котором предлагался характер ответа на просьбу лидеров британской Лейбористской партии о том, чтобы советские войска были бы выведены из Грузии и там был бы проведен референдум. Им нужно сказать, писал Ленин, что это предложение было бы вполне разумно и могло бы быть признано «исходящим от людей, не сошедших с ума, не подкупленных Антантой, если бы оно было распространено на все народности земного шара...»9.

Для того чтобы навести руководителей британской Рабочей партии на мысль о том, что значат современные империалистические отношения в международной политике, продолжал Ленин, мы предлагаем им благосклонно рассмотреть: «во-первых, о выводе английских войск из Ирландии и об устройстве там референдума; во-вторых, то же относительно Индии; в-третьих, то же относительно японских войск из Кореи; в-четвертых, то же относительно всех стран, в которых находятся войска какого-либо из крупных империалистических государств»10.

Люди, которые захотят подумать над этими предложениями в свете мировой обстановки, очевидно, поймут «интересный» характер предложений Лейбористской партии.

«...Проект ноты,— считал Ленин,— должен быть архивежливым и чрезвычайно популярным (уровень понимания 10-летних детей) издевательством над идиотскими вождями английской Рабочей партии»11.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 283. В Великобритании этот орган назывался «Советом действия» (Councils of Action).

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 283.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 32.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 85.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 44, стр. 86

6 Там же, стр. 87,

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 339.

8 Там же.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 340.

 

ХХ. Заключение

Какие же мысли при изучении ленинских взглядов на проблемы британского социалистического движения возникают у человека, который был воспитан этим движением, участвовал в борьбе за создание Коммунистической партии Великобритании и является членом этой партии со дня ее основания?

И в британских проблемах, как и во всех других, В. И. Ленин проявил ту же решимость и умение «советоваться с Марксом и Энгельсом», прежде всего изучать их опыт, их мысли и творчески применять их к новым условиям. Его труды по проблемам британского социалистического движения, в не меньшей степени, чем по всем другим проблемам, неоспоримо доказывают, что утверждения врагов коммунизма о том, что Ленин якобы был «практиком», в то время как Маркс и Энгельс — «теоретиками», или что он «пытался применить русский опыт к английским условиям», являются лживыми и надуманными. Маркс и Энгельс были для Ленина настоящими учителями, каковыми они должны быть и для всех коммунистов.

В своих трудах по британскому социалистическому движению, как и по другим вопросам, В. И. Ленин продемонстрировал, что революционный интернационализм для него есть составная часть повседневной жизни. Проблемы и борьба британских социалистов воспринимались им так же близко к сердцу, как и проблемы и борьба рабочего класса России и любой другой страны. Для Ленина было так же естественно использовать опыт британского пролетариата и британских социалистов для подготовки русских революционных рабочих, как и использовать опыт последних, чтобы рассмотреть проблемы первых.

В подходе к каждому вопросу, стоящему перед британским рабочим классом и британскими социалистами, В. И. Ленин всегда брал своим исходным пунктом классовую борьбу. Он никогда не рассматривал ни одну из таких проблем под каким-либо углом зрения, кроме классового. Для Ленина подход к таким проблемам с точки зрения какой-то общей идеи или принципа, не основанный на главном вопросе: «А в интересах какого класса?» — был просто немыслим. И когда другие грешили этим, то Ленин рассматривал это как услугу на деле классовому врагу.

Ленин тщательнейшим образом изучил историю британского социализма на всех его стадиях, начиная с утопистов начала XIX в. Причем он никогда не упускал из виду конкретные условия в Великобритании в тот период, к которым относились рассматриваемые им проблемы, или же те перемены, которые в результате изменившейся обстановки происходили в рабочем и социалистическом движении. Его исследования британского социалистического движения являются подлинным шедевром.

Развивая анализ, данный Марксом и Энгельсом, Ленин глубоко осознавал влияние британского империализма, начиная с середины XIX в., не только на положение Великобритании в мире и на британский рабочий класс, но также и на британское социалистическое движение, что находило свое отражение в сектантских позициях одних и в открытом или замаскированном оппортунизме других. Никто не был так прозорлив, как Ленин, в оценке последствий упадка британского империализма.

Во всех своих комментариях по вопросам британских тред-юнионов (начиная с книги «Что делать?» и кончая письмом Томасу Беллу) В. И. Ленин никогда не отходил от своей оценки их важности, как основной массовой организации и школы борьбы английского рабочего класса. Подвергая острой критике оппортунизм, господствующий в прошлом и настоящем профсоюзного движения, Ленин всегда четко представлял себе его будущее, как только появится независимая революционная политическая партия, которая поведет борьбу против этого оппортунизма. Именно такой диалектический подход к тред-юнионизму позволил ему сделать столь блестящий теоретический анализ исторической роли Лейбористской партии.

В своей многолетней критике оппортунистической, а позднее шовинистической роли лидеров Лейбористской партии и их главных вдохновителей из «Фабианского общества» Ленин исходил из изучения их «теоретиков», таких, как супруги Вебб или Рамсей Макдональд, а также их «практической» работы в парламенте, изучения их общественной деятельности, материалов съездов и конференций — в мирные годы и годы войны. Ни одному европейскому социал-демократу не удалось даже приблизиться к Ленину в тщательности изучения этой стороны английской политической жизни. Поэтому говорить о Ленине как о человеке, «не понимавшем английский подход»,— излюбленное обвинение оппортунистов — значит демонстрировать полную политическую безграмотность.

Всегда оставаясь безжалостным в своем анализе и критике сектантской тенденции Гайндмана в Социал-демократической федерации, осужденной Марксом и Энгельсом и развившейся к 1910—1911 гг. в социал-шовинизм, Ленин с самого начала увидел, что подлинно марксистское будущее британского социалистического движения открывается в результате интернационалистского «восстания» против Гайндмана именно в эти годы. Для Ленина победа этого «восстания» в 1916 г., после двух лет кровавой империалистической бойни и предательства принципов социализма, была не только британским вопросом, а частью всемирного восстания в социалистическом движении против оппортунизма, превратившегося в социал-шовинизм.

Несмотря на всю свою критику СДФ/БСП, Ленин всегда делал различие между ней и насквозь оппортунистической Независимой рабочей партией. Его характеристика НРП как партии «независимой» только от социализма, а от либерализма очень зависимой столь же примечательна, как и его замечание, сделанное в 1913 г., о том, что Гарри Квелч и его товарищи, несмотря на свой иногда несколько сектантский характер, являлись единственными в Англии, кто вел «в течение десятилетий систематическую пропаганду и агитацию в марксистском духе».

Благодаря твердому и бескомпромиссному требованию Ленина, чтобы коммунисты, в частности в Великобритании, начали решительную борьбу против национального и колониального угнетения и эксплуатации, в британское социалистическое движение наиболее боевыми элементами впервые была привнесена идея систематической борьбы против империалистического угнетения, основанная на концепции братской помощи в борьбе против общего врага (вместо филантропии или пацифизма, на которых основывалось в прошлом слишком много эпизодических. протестов против колониальных войн).

С первого же дня возникновения массового движения против антисоветской. интервенции Ленин подчеркнул его значение не только для Советской республики, но и как возрождение интернационализма в британском рабочем классе, а следовательно, и как предпосылку условий, в которых могла быть создана марксистская революционная интернационалистская партия — коммунистическая партия.

Точка зрения В. И. Ленина на дискуссию в Англии по поводу создания коммунистической партии, а затем ее тактических и организационных проблем явилась обобщением и поднятием на новую ступень всех его взглядов по проблемам британского социалистического движения, формировавшихся на протяжении более 20 лет. Абсолютно лживы утверждения врагов коммунистической партии, с которыми они стали выступать с момента основания партии в 1920 г. и продолжают делать это и поныне, о том, что Компартия Великобритании якобы «искусственное образование» Ленина и «русских». Когда представители различных социалистических партий и групп, которые с боями пришли к революционному интернационализму, создали коммунистическую партию, они, конечно, вдохновлялись примером Великой Октябрьской революции, славной партии большевиков, обеспечившей ей победу, и всей деятельностью Ленина. Как мы увидели, ленинская критика, его советы падали на плодородную почву именно потому, что были правильными, и британские коммунисты знали это.

Место, занимаемое В. И. Лениным в истории британского социалистического движения, является еще одной яркой иллюстрацией той всемирно-исторической роли, которую сыграл В. И. Ленин — революционер-интернационалист, вождь и учитель пролетариата, верный продолжатель дела Маркса и Энгельса.

Оглавление

От автора  3

I Великобритания в 1890-х годах .... 4

II Первые работы по Великобритании . . 8

III Против «экономизма» — в России и Великобритании   12

IV Тред-юнионизм и социализм .... 16

V Меньшевики и Великобритания .... 20

VI Против фабианцев ........ 24

VII Историческая дискуссия в 1908 г. . . 27

VIII Социал-демократы и Независимая рабочая партия . . . . •  33

IX 1911—1912 гг. Подъем оппозиции . . 37

X Рамсей Макдональд и Гарри Квелч . . 45

XI Первая мировая война: 1914—1916 гг. . . 51

XII Раскол в. Британской социалистической партии  59

XIII Национальный и колониальный вопросы. Ирландия  63

XIV После Февральской революции .... 70

XV Октябрьская революция. «Руки прочь от России!»  73

XVI Зарождение коммунистического движения в Великобритании. Первая рабочая  делегация в Советской России .... 80

XVII «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» . .   86

XVIII Британские социалисты на II конгрессе Коминтерна  92

XIX «Совет действия». Письмо Томасу Беллу 1921 г   98

XX Заключение «