Содержание материала

5. Пенсия за умершего отца

 

В публикации "На какие деньги жил Ленин" http://ttolk.ru/?p=12830 указано: "Весной 1889 года мать Ленина, Мария Александровна покупает небольшое имение в Алакаевке, деревне, что находилась в 40 километрах от Самары. Покупка обошлась недорого – всего в 800 рублей. Забегая вперёд, скажем, что через 10 лет это имение было продано матерью Ленина за 3500 рублей.

Имение это обошлось недорого вот почему. Этой землёй владел богатый старообрядец, золотопромышленник Сибиряков – всего около 1200 гектар. Он разделил эту землю на участки, которые за относительно небольшие суммы стал продавать состоятельным народовольцам. И сам Сибиряков, и народовольцы считали, что эти небольшие имения станут сетью социалистических коммун – т.е. построение социализма надо начинать с себя.

Итак, в управление 19-летнему Володе Ульянову попали 45 гектар земли и молочная ферма в 14 коров. Коровы, кстати, были выписаны из Германии и давали фантастические по меркам Поволжья удои – 2500-3000 литров молока в год (беспородные крестьянские бурёнки – 800-1000 литров год). Как полунемцы, Ульяновы сделали и небольшой сырный заводик – в Поволжье, да и в России автохтонное население не знало, что такое сыр. Также в имении было 6 лошадей, из них 4 – датских тяжеловоза, способных таскать тяжёлый плуг (этот плуг вспахивал землю на глубину 35 см, автохтонные слабосильные лошади – только на 10-18 см).

Из 45 гектаров 30 отводилось под пастбище и культурный сенокос (засеянный клевером), ещё 15 – под овёс и пшеницу, которые должны были идти тоже на корм коровам и лошадям).

По бизнес-плану Марии Александровны, это имение могло давать в год до 2 тыс. рублей чистого дохода (только сыра предполагалось делать до 1 тонны в год).

Но русская реальность оказалась далека от немецких идеалов Ульяновых. Уже в июне местные крестьяне украли лошадь-тяжеловоза, а в июле – 2 коров. Расследование полиции не дало результатов, видимо, животные были съедены ворами.

В имении предполагалось использовать батраков, в основном местных малоземельных крестьян. Но те работали их рук вон плохо: если пахать они ещё кое-как могли, то ухаживать за немецкими коровами и датскими лошадьми – никак. В августе 1889 года, к примеру, две коровы заболели маститом (воспалением вымени). Сказалась и природная мягкость Владимира Ленина – там, где помогла бы только палка, он ограничивался словом.

В итоге Ульяновы вынуждены были нанять австрийского управляющего, а имение в год давало только около 400 рублей чистого дохода.

Впрочем, в течение 5 лет Владимир Ленин участвовал в жизни своего имения: выписывал семена клевера из Восточной Пруссии, хлопотал о доставке туков (так тогда называли химические удобрения).

В конце концов, через 5 лет имение было всё же продано некому Данилину. И как позже оказалось, Ульяновы оказались удивительно прозорливыми: в революцию 1905-06 года имение в Алакаевке было сожжено крестьянами, а помещик Данилин убит. Не пощадили крестьяне тогда имения ещё двух социалистов. Эксперимент Сибирикова провалился".

 

А вот, как было на самом деле:

 

Для начала, давайте подробно рассмотрим материальное положение семьи Ульяновых, после смерти Ильи Николаевича Ульянова 12 января 1886 г. Ниже приведенные документы помогут нам в этом разобраться.

 

Прошение М. А. Ульяновой директору народных училищ Симбирской губернии И. В. Ишерскому об исходатайствовании пенсии, от 14 января 1886 года

 

Его высокоблагородию господину управляющему

симбирскою дирекциею народных училищ,

вдовы действительного статского советника

Марии Александровны Ульяновой

 

Прошение

Покорнейше прошу Ваше Высокородие исходатайствовать мне с 4-мя малолетними детьми: Владимиром, род(ился) 10 апреля 1870 г., Дмитрием, род(ился) 4 августа 1874 г., Ольгой, род(илась) 4 ноября 1871 г., и Марией, род(илась) 6 февраля 1878 г., пенсию за свыше 30-тилетнюю службу покойного мужа, директора народных училищ Симбирской губернии, с производством из Симбирского казначейства.

Января, 14 дня 1886 г.

Вдова действительного статского советника

Мария Ульянова.

 

На прошении резолюция: «Представлено января за № попечителю Казанского округа на распоряжение».(1)

 

Прошение М. А. Ульяновой об исходатайствовании единовременного пособия.

 

Его Превосходительству Господину Попечителю

Казанского Учебного Округа, тайному Советнику

Порфирию Николаевичу Масленникову

Вдовы Действительного Статского Советника

Марьи Ульяновой

 

Прошение

Мой муж Илья Николаевич Ульянов, состоявший свыше тридцати лет на учебной службе, в том числе более десяти — Директором народных училищ Симбирской губернии, умер 12 января сего 1886 года, и я осталась без всяких средств с четверыми малолетними детьми, воспитывающимися в гимназиях, и с двоими взрослыми, но обучающимися в высших учебных заведениях, всех их я должна содержать. Хотя мой муж и заслужил пенсию, но я еще ее не получаю, поэтому осмеливаюсь почтительнейше просить Ваше превосходительство, не признаете ли возможным исходатайствовать мне с детьми единовременное пособие.

г. Симбирск , 17 апреля 1886 года

Вдова Действительного Статского Советника

М. Ульянова(2)

 

Письмо М. А. Ульяновой помощнику попечителя Казанского учебного округа М. А. Малиновскому

 

Ваше Превосходительство, Милостивый Государь,

Михаил Афанасьевич!

 

Зная Ваше расположение к покойному мужу моему и вообще внимание и заботливость Вашу к Вашим подчиненным, осмеливаюсь утруждать Вас покорнейшей просьбе моей. Не имея никаких средств к жизни по смерти мужа моего до назначения мне и детям моим пенсии, я обратилась с прошением к г-ну Попечителю Округа об исходатайствовании мне единовременного пособия в том размере, как он признает возможным, но так как Вам ближе известна деятельность моего покойного мужа, то я решаюсь просить тоже Вас Михаил Афанасьевич, не откажите и Вы содействовать исполнению моей просьбы.

Муж мой скончался во время исполнения служебных обязанностей, проработав весь день до своей смерти за отчетом, что, по мнению врача, имело дурное влияние на его болезнь и могло вызвать кровоизлияние на мозг, бывшее причиной его смерти.

Положение мое с шестью детьми теперь чрезвычайно затруднительное, и я надеюсь, что в уважении слишком тридцатилетней службы моего мужа Вы, по доброте Вашей, не оставите моей просьбы без внимания.

С совершеннейшим почтением имею честь быть готовая к услугам Вашим

Мария Ульянова

18 апреля 1886 года

Резолюция Малиновского:

«Тридцатилетняя отличная педагогическая деятельность покойного директора представляет вполне заслуживающей особой субсидии, в виде выдачи единовременного годового оклада его семейству, в среде коей никто из детей еще не пристроен. Такое воспособие им было бы весьма нужно для воспитания его сирот, из коих старшему, выпущенному из Симбирской гимназии 2 1/2 года тому назад и получившему недавно золотую медаль в С.-Петербургском университете на 3 курсе историко-филологического факультета, крайне трудно было бы докончить курс без такой помощи, которая могла бы быть исходатайствована в Министерстве из сумм на воспитание детей заслуженного педагога"(3)

 

Письмо М. А. Ульяновой попечителю Казанского учебного округа П. Н. Масленникову

 

Ваше Превосходительство, Милостивый Государь, Порфирий Николаевич! Осмеливаюсь еще раз обратиться к Вам с покорнейшей просьбе моей, изложенной в прошении к Вашему Превосходительству от 17-го сего апреля, об исходатайствовании мне единовременного пособия.

Пенсия, к которой я с детьми моими представлена за службу покойного мужа моего, получится вероятно не скоро, а между тем нужно жить, уплачивать деньги, занятые на погребение мужа, воспитывать детей, содержать в Петербурге дочь на педагогических курсах и старшего сына, который, окончив курс в Симбирской гимназии, получил золотую медаль и теперь находится в Петербургском университете, на 3-м курсе факультета естественных наук, занимается успешно и удостоен золотой медали за представленное им сочинение. Я надеюсь, что он, с помощью Божьей, будет опорой мне и меньшим братьям и сестрам своим. но в настоящее время он, как и остальные дети, еще нуждается в моей помощи, ему необходимы средства чтобы учиться и окончить курс и вот за этой-то помощью я обращаюсь к Вам, как доброму и заботливому начальнику моего покойного мужа. Служба его Вам известна и, я уверена, оценена по заслугам; в память этой с лишком 30-ти летней службе отца, я прошу Вас не отказать в возможно скорой помощи осиротелой семье его.

С чувством глубокого уважения имею честь пребыть Вашего Превосходительства покорная слуга М. Ульянова

Симбирск, 24 апреля 1886 г.

 

Резолюция: «По приказанию Г-на Попечителя, ввиду отлично-усердной и деятельной службы покойного Ульянова, и особых расходов на его лечение и погребение, ходатайствовать перед Господином Министром».

Помета: «Исполнено 8 мая 1886 г. за № 2184 (есть отпуск)».(4)

 

Отношение попечителя Казанского учебного округа директору народных училищ Симбирской губернии

26 апреля 1886 г.

 

Господину директору народных училищ Симбирской губернии.

Господин товарищ министра Народного просвещения, вследствие представления моего, предложением от 17 сего апреля за No 6210, вдове умершего по службе бывшего директора народных училищ Симбирской губернии, действительного статского советника Ульянова — Марии Ульяновой с четырьмя несовершеннолетними детьми: сыновьями: Владимиром, родившимся 10 апреля 1870 года, Дмитрием, родившимся 4 августа 1874 года, и дочерьми: Ольгою, родившейся 4 ноября 1871 года, и Мариею, родившейся 6 февраля 1878 года, за свыше 30-летнюю службу Ульянова, на основании свода законов (издание 1876 года), том III установления о пенсии и единовременном пособии ст. 111, 113, 217, 342( п.10), 361, 363, 381 и 384, в пенсию: вдове половинный оклад пенсии 1200 руб., следовавшей самому Ульянову, если бы он вышел в отставку в день смерти, — шестьсот руб. и детям другую половину того же оклада пенсии - шестьсот руб., а всему семейству по одной тысяче двести руб. в год, с производством из Симбирского губернского казначейства со дня смерти Ульянова, с 12 января 1886 г., при чем его сиятельство присовокупил, что об ассигновании означенной пенсии. вместе с тем, сделать сношение с министром финансов.(5)

 

Заявление В. И. и О. И. Ульяновых в Симбирскую дворянскую опеку

 

1886 года, мая дня, мы, нижеподписавшиеся несовершеннолетние дети умершего действительного статского советника Ильи Николаевича Ульянова — Владимир и Ольга Ильины Ульяновы, состоящие: 1-й из нас под попечительством своей матери, вдовы Марии Александровны Ульяновой, а вторая под ее же опекою, дали настоящую подписку в том, что на получение матерью нашею Марией Александровной Ульяновой капитала в 2000 р., хранящегося в Симбирском городском общественном банке и принадлежащего нам с малолетними братом Дмитрием и сестрой Марией, для содержания нас всех, изъявляем согласие.

Владимир Ильин Ульянов.

Ольга Ильина Ульянова.(6)

 

Предписание Симбирской казенной палаты губернскому казначейству

23 мая 1886 г.

Казенная палата поручает губернскому казначейству производить установленным порядком ассигнованную предписанием Департамента государственного казаначейства от 30 минувшего апреля за № 8905 пенсию вдове умершего на службе, бывшего директора народных училищ Симбирской губернии действительного статского советника Ульянова, Марии Ульяновой из оклада шестисот рублей в год и несовершеннолетним детям, родившимся: Владимиру 10-го апреля 1870 года, Дмитрию 4-го августа 1874 года, Ольге 4 ноября 1871 года, и Марии 6 февраля 1878 года, из оклада шестисот рублей в год, вдове и детям с двенадцатого января текущего года, на счет сумм Государственного казначейства известив о сем ассигновании пенсионеру.

 

Управляющий палатою

И. д. начальника отделения К. Палашков

И. д. столоначальника С. Васильев(7)

 

Прошение М. А. Ульяновой в Симбирский окружной суд о вводе ее с несовершеннолетними детьми в права наследства, от 11 сентября 1886

 

В Симбирский Окружной Суд

вдовы действительного статского советника Марьи Александровны Ульяновой

за себя лично и за несовершеннолетних детей Александра, Владимира, Дмитрия,

Ольгу и Марью Ильиных Ульяновых

 

Прошение

Имею честь покорнейше просить утвердить в правах наследства, в законных частях, меня и несовершеннолетних детей моих: Александра, Владимира, Дмитрия, Ольгу и Марью к имуществу умершего мужа моего, а их отца, действительного статского советника Ильи Николаевича Ульянова.

Для сего представляю: 1) пять метрических свидетельств о рождении названных выше детей моего мужа, каковыми свидетельствами удостоверяется также мой брак с ним и 2) третью публикацию о вызове наследников покойного мужа, со времени припечатаньи коей протекло более шести месяцев . Особого же заявления о составе и ценности наследства не прилагаю потому, что все оставшееся после мужа имущество заключается в домашней движимости и капитале две тысячи рублей, находящемся в Симбирском городском общественном банке по билету оного за № 12465, причем на долю каждого из наследников приходится менее тысячи рублей.

11 сентября 1886 г.

Вдова действительного статского советника

Марья Александровна Ульянова.(8)

 

Определение Сибирского окружного суда об утверждении в правах наследства М. А. Ульяновой и ее несовершеннолетних детей

 

1886 года сентября 19 дня

По Указу его императорского величества, Симбирский Окружной Суд, по гражданскому отделению, в судебном заседании, в следующем составе:

Председательствующий товарищ председателя З. Г. Деменков и члены суда: П. С. Хлапонин и В. А. Шафанович, при прокуроре В. О. Губерте, при секретаре М. Н. Полянском. слушал дело об утверждении вдовы Действительного статского советника Марии Александровой и детей ее несовершеннолетних Александра, Дмитрия, Владимира, Ольгу и Марью Ильиных Ульяновых, в правах наследства к имению Действительного статского советника Ильи Николаева Ульянова.

Принимая во внимание:

1) что третья публикация о вызове наследников умершего 12 января 1886 года действительного статского советника Ильи Николаева Ульянова припечатана в прибавлении к No 22 С.-Петербургских сенатских объявлений 17-го марта сего 1886 года и шестимесячный с этого времени срок уже истек (1241 ст. т. X, ч. 1-й);

2) что в Симбирский Окружной Суд духовного завещания Ульянова предъявлено не было; к имуществу же его наследственные права по закону предъявлены в Окружном Суде только вдовою его Марьею Александровою и несовершеннолетними детьми его Александром, Дмитрием, Владимиром, Ольгой и Марией Ильиными Ульяновыми, как в этом удостоверяет наведенная по делам Суда справка;

3) что наследственные права просителей удостоверяются представленными к делу свидетельствами: Нижегородской духовной консистории в копии от 14 мая 1874 г. за № 3349 и Симбирской духовной консистории от 1 февраля 1877 г. за No 719, от 3 марта 1881 года за №№ 1434, 1436 и 1435. из которых видно, что Мария Александровна Ульянова законная жена наследодателя, а Александр, Владимир, Дмитрий, Ольга и Мария Ильины Ульяновы законные дети наследодателя Действительного статского Ильи Николаева Ульянова;

и 4) что крепостных пошлин, на основании 4 п. 2-й и 5 статей прилож. I к 363 ст. V т. взимать не следует, так как все наследство заключается в домашней движимости и капитале 2000 р., вложенном в Симбирский городской общественный банк по билету No 12465, причем на долю каждого из наследников достается имущества менее чем на 1000 руб.

Симбирский окружной суд основываясь при том на 1104, 1110, 1128, 1130, 1148 ст. ст. т. X, ч. 1-й и 1408 ст. Уст. гр. суд., определяет: к движимом имуществу умершего Действительного статского советника Ильи Николаева Ульянова утвердить в правах наследства вдову его Марью Александровну Ульянову в одной четвертой части, несовершеннолетних дочерей его Ольгу и Марью Ильиных Ульяновых каждую в одной восьмой части и несовершеннолетних же сыновей его Александра, Владимира и Дмитрия Ильиных Ульяновых каждого в одной шестой части.(9)

 

Итак, из приведенных документов мы видим, что пенсия для всей семьи составила 1200 рублей в год, предписание о ее выплате было принято только в мае, но назначена она была с января 1886 г,, т. е. за январь, февраль, март, апрель пенсия была начислена в мае. Помощник попечителя Казанского учебного округа М. А. Малиновский предлагал выплатить семье Ульяновых единовременное пособие в размере годового оклада Ильи Николаевича, т.е. 1200 рублей, но в январе 1887 г. было получено извещение о том, что министр народного просвещения выделил «в единовременное пособие на воспитание детей вдове директора народных училищ Симбирской губернии действительного статского советника Марии Ульяновой ста пятидесяти рублей"(10). Наследство заключалось в домашней движимости и капитале 2000 р..

Попечитель Казанского учебного округа П. Н. Масленников обратился к Марии Александровне с предложением получить знаки ордена Станислава 1 степени, которым Илья Николаевич был награжден незадолго до своей смерти. Однако, как об этом свидетельствует сделанная на отношении пометка нового директора народных училищ И. В. Ишерского, «супруга И. Н. Ульянова не пожелала получить орденские знаки».(11) Отказ скорее всего было связан с тем, что за знаки ордена Станислава 1 степени нужно было заплатить. Так формулировка предложения получения была следующая: «...не пожелает ли она получить вышеупомянутые орденские знаки со внесением причитающихся за них ста пятидесяти рублей»(12)

 

http://yroslav1985.livejournal.com/94320.html