Содержание материала

6. О Василии Ульянове

 

Из книги Жореса Трофимова "Казанская сходка" мы узнаем, какие планы строила семья Ульяновых в 1886 г.: "С приездом в мае на каникулы Саши и Ани было решено жить всем одной семьей. Выдающиеся успехи Александра, получившего на 3-м курсе свою вторую золотую медаль - за победу в научном конкурсе, не оставляли сомнений в том, что он после окончания учебы останется в университете для подготовки к профессорскому званию. Мечта Владимира и Ольги — тоже получить высшее образование в Петербурге. И оставаться матери в Симбирске с Митей и Маняшей уже не будет смысла. В мае четырежды повторяли объявление в «Симбирских губернских ведомостях» о продаже дома..."(13) Так в «Симбирских губернских ведомостях» 7 мая 1886 г в №31 Мария Александровна Ульянова размещает следующее объявление: «Продаётся дом с садом, на Московской улице, принадлежащий Марие Александровне Ульяновой». Подобное объявление - «По случаю отъезда продается дом с садом, рояль и мебель. Московская улица, дом Ульяновой» , было размещено в газете «Симбирские губернские ведомости» 10 мая 1886 г. (No 32), 21 мая (No 35), 28 мая 1886 г. (No 37)(14), "но покупателя сразу не нашлось. А позже из-за дороговизны жилья и питания в Петербурге решили повременить с отъездом до окончания гимназий Владимиром и Ольгой"(15)

В 1886 г. Мария Александровна сдает часть дома в наем. Д. И. Ульянов в воспоминаниях "Мамина комната после смерти отца" пишет: " После смерти отца мы жили в одной половине - той, которая к Свияге. Дверь в комнату, где сейчас портретная, была заделана досками. У постояльца и у нас были отдельные парадные входы. Сначала в той половине, которая к Волге, жил молодой врач. Он жил недолго (несколько месяцев), а потом квартиру сдали присяжному поверенному Багряновскому.

В маминой комнате жили мы с Володей, а мама жила наверху в комнате Анны Ильиничны.

Володина кровать стояла на месте, где сейчас стоит комод, а моя около двери в портретную комнату. Между моей и Володиной кроватью стоял комод. Около двери в столовую стоял шкаф с книгами (классиками). В углу на месте гардероба стоял письменный стол и около него два стула для меня и для Володи.

В столовую проходили через дверь в прихожую. Полотняная занавеска была убрана. Окно на лето затягивалось металлической сеткой.

В этой комнате мы жили с Володей зиму 1886/87 года и лето 1887 года, до июня, когда мы уехали в Казань".(16)

К сожалению, я не смог найти информацию о том, какую сумму Мария Александровна получала за сдачу в наем части дома.

Трагическая гибель 8 мая 1887 г. Александра и назначении Анне местом пятилетней ссылки Кокушкино, вынудили Марии Александровну принять решение о незамедлительном отъезде из Симбирска. В «Симбирских губернских ведомостях» 30 мая 1887 г. (No 36.) вновь размещается объявление о продаже дома и имущества Ульяновых.(17) Объявление повторяется в «Симбирских губернских ведомостях» 3 и 10 июня 1887 года.(18)

Имеется запись в реестре крепостных дел симбирского нотариального архива о продаже М. А Ульяновой усадьбы на Московской улице г. Симбирска А.Н. Минину. 15 июня 1887 г.(19). А. И. Ульянова-Елизарова в своих воспоминаниях указывает: "... дом, который, переезжая со всей семьей в 1887 в Казань, мать и продала за 6 тысяч рублей"(19)

 

Роберт Сервис в своей книги "Lenin: A Biography" касаясь темы финансовых средств, которыми располагала семья Ульяновых, после смерти И. Н. Ульянова, пишет следующее: "To top it all, there was the legacy from Vasili, Ilya Ulyanov’s brother and benefactor, who had died at the age of sixty in 1878.(20)(В довершение ко всему, было наследство от Василия, брат Ильи Ульянова и благодетеля, который умер в возрасте шестидесяти лет в 1878 году). Но, что интересно, Роберт Сервис очередной "знаток" биографии В. И. Ленина. который, как он указывает в своей книге, работал в Russian Central for the Conservation and Study of Documents of Contemporary History (RTsKhIDNI) Lenin, fond 2, Documents on Activity of V. I. Lenin, fond 4, Secretariat of V. I. Lenin, fond 5, Ulyanov family, fond 11, N. K. Krupskaya, fond 12, A. I. Ul’yanova-Yelizarova, fond 13,M. I. Ul’yanova, fond 14 ( Роберт Сервис указывает Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), сейчас данный архив называется Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) ; каждый из названных фондов имеет несколько описей, более подробно об этом можно узнать на сайте РГАСПИ в разделе Список фондов и описей http://www.rgaspi.su/funds/spisok_opisei ), почему-то вдруг не дает ссылку на источник этой информации, перед данным утверждением он ставит ссылки, а тут вдруг ее нет. Все дело в том, что данная информация не соответствует действительности и подтвердить ее Роберту Сервису нечем. Поэтому и не ставит Роберт Сервис ссылки, потому как если мы бы взяли источник с которого он взял эту лживую информацию, внимательно прочитали и узнали тогда бы, что она собой представляет.

Взял эту ложную информацию Роберт Сервис у Д. Волгоконова или же у Н. Валентинова. Так Дмитрий Волкогонов пишет, что Василий Ульянов, старший брат Ильи Ульянова "незадолго до своей смерти (есть правда косвенные свидетельства) выслал денежную часть своего состояния младшему брату"(21) При этом Дмитрий Волкогонов дает ссылку на источник под № 10 - Новый журнал. 1961. № 61. с. 224. Для начал скажу, что в 1961 г. не выходил № 61, он вышел в 1960 г. , а на стр. 224 находится статья Н. Валинтинова "О предках Ленина и его биография". Чтобы наглядно убедиться об уровне знания вопроса о котором упоминает Н. Валентинов, привожу интересующий нас фрагмент данной статьи: "В должности приказчика в фирме «братья Сапожниковы» и как превосходный работник, пользующийся полным доверием своих хозяев, В. Ульянов, нужно думать, получал приличное жалованье. Если его жалованье было бы очень ничтожным он не посылал бы брату деньги, когда тот уже служил и имел заработок. Об одной такой посылке передает Шагинян. Она указывает, что в 1863 году (это семь лет после окончания казанского университета) Илья Н. Ульянов переезжал из Пензы в Нижний Новгород, где должна была состояться его свадьба, и, нуждаясь в деньгах, обратился за помощью к брату. И «Василий наскреб денег и послал брату, чтобы выручить Ильюшу перед самой свадьбой». Если брат Василий мог «наскрести» денег в этот раз, то можно допустить, что он наскребал их и в другие разы, особенно когда уже не было на свете ни его матери, ни сестры Феодосии и он, неженатый, жил совершенно одиноким. Какую-то большую сумму незадолго до своей смерти (он умер в 1878 г.) Василий Ульянов послал своему брату, и воспоминание о ней хранилось в семье Ульяновых, но в печати об этом нигде не упоминается"(22)

Мы видим, что Н. Валентинов полностью не владеет какой-либо информацией о описываемом вопросе, он даже похоронил сестру Феодосию ранее Василия, что полностью не соответствует действительности. Кстати Н. Валентинов выдернул фразу у М. Шагинян, но при это не написал, почему Илья обратился к брату за помощью. М. Шагинян пишет: "Оставаться в Пензе, где все разваливалось, было попросту невозможно. Он даже не мог дополучить за несколько месяцев жалованья и вынужден был написать брату Василию""(23)

Подробно со ссылками на источники про Василия Ульянова и его сестру Феодосию, их материальное положение написано в диссертации М. Г. Штейна "Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России": "После смерти Н. В. Ульянова, которого хоронили на средства коллег по портняжному цеху, так как семья не имела даже средств для оплаты похорон, все тяготы по содержанию семьи легли на плечи старшего сына, семнадцатилетнего Василия. Он достойно выполнял эти обязанности, пожертвовав, ради блага родных, созданием собственной семьи.

Еще тринадцатилетним мальчиком в 1832 г. Василий Ульянов, хорошо окончивший уездное училище, помогал семье. Он составлял всевозможные прошения, челобитные, ставил подписи за неграмотных астраханцев, которые обращались к нему с такой просьбой. Деньги были небольшими, но это была определенная помощь семье. Найти постоянную работу В. Н. Ульянову удалось достаточно быстро. Он стал соляным объездчиком. Оклад, который ему установили, неизвестен.

Однако А. С. Марков выявил объявление, помещенное в «Астраханских губернских ведомостях» за 1841 г. Но он не указал дату публикации. Вот текст «О вызове на службу», приведенный А. С. Марковым: «Астраханское соляное правление вызывает желающих, знающих грамоту, к занятию должности вахтеров и соляных объездчиков. Жалование таковым назначается в год 57 рублей серебром»

Этот текст отличается от обнаруженного автором этих строк в субботнем номере «Астраханских губернских ведомостей» от 11 (23) января 1841 г. И достаточно существенно. Это видно из содержания документа, приведенного ниже: «Астраханское соляное правление вызывает желающих из отставных нижних воинских чинов, знающих грамоту к занятию должностей вахтеров при соляных пристанях и заставах. Жалования таковым назначается в год 57 руб. 14 и 2 седьмых коп. серебром и помещение от казны в казармах.

Желающие занять должность вахтеров, могут являться в канцелярию соляного правления с надлежащими документами о своем звании, где предъявлены будут обязанности их звания». Из объявления видно, что требуются вахтеры, а не соляные объездчики. У них совершенно разные служебные обязанности, а следовательно, и оклады.

В. Н. Ульянов стал соляным объездчиком. В его должностные обязанности входил контроль за тем, чгобы не велась незаконная добыча соли и она не сбывалась подрядчиками по более низким, чем официально установленным ценам, а также складирование соли в бугры определенного размера.

Вскоре владельцы фирмы братья Сапожниковы обратили внимание на его добросовестное отношение к своим обязанностям и грамотность. Он был назначен приказчиком. В новые служебные обязанности В. Н. Ульянова входило обязательное посещение всех промыслов фирмы, наблюдение за работой рыболовецких артелей, наем рабочей силы, обеспечение контролируемых им артелей солью и осмотр баркасов, в которых она перевозилась, заключение договоров с судовладельцами на транспортировку рыбы потребителям, ведение приходо-расходных книг, представление, по указанию Сапожниковых, копий ведущихся им записей в акцизное управление.

В. Н. Ульянов был исключительно честным человеком и не мог позволить себе воспользоваться преимуществом, в отличие от других, безотчетного управителя определенной части фирмы. Он содержал мать, тетку, сестру Феклу и брата Илью на свою зарплату. Единственное, на что он позволял себе тратить деньги, были книги"; "Напряженный труд не прошел бесследно для Василия Николаевича. Здоровьем он и раньше не блистал. Так, специальная медицинская комиссия городской думы по проверке здоровья рекрутов зафиксировала не только рост В. Н. Ульянова — 2 аршина и 2,75 вершка (1 м 46 см), но и то, что тяжелая физическая работа ему не под силу. И поэтому нет ничего удивительного, что тридцать лет напряженного труда в фирме братьев Сапожниковых способствовали ухудшению здоровья. С 1867 г. он стал часто болеть. У него обнаружили туберкулез. При этом заболевании работа с солью была противопоказана. Сил объезжать зимой бертюльские соляные магазины и склады соли в Басах и Дарме у В. Н. Ульянова не было. В знак признания его заслуг Сапожниковы установили ему небольшую пенсию.

В связи с тем, что В. Н. Ульянову не нужно было больше разъезжать по губернии, он поместил в «Астраханском справочном листке» от 28, 29 и 31 января 1867 г. следующее объявление: «Продается зимний деревянный возок; видеть его и цену узнать возможно в доме Василия Николаевича Ульянова в 1 -ой части, близ весов, на Косе».

Но пенсии В. Н. Ульянову не хватало, так как на его иждивении была сестра Феодосия, поэтому он вынужден был подрабатывать. Впрочем и раньше он прибегал к побочным заработкам, о чем свидетельствует запись о нем в списке мещан города Астрахани: «Вероисповедания православного. Грамоту знает. Находится в услужении у разных лиц. Под судом и следствием не был».

Последними работодателями В. Н. Ульянова были братья Алабовы, армяне по происхождению, которые вели крупную торговлю с Персией и Грузией.

Однако, когда 12 (24) апреля 1878 г. В. Н. Ульянов умер от туберкулеза, то памятник на его могиле на Духосошественском кладбище Астрахани, как установил первый биограф семьи Ульяновых в Астрахани П. И. Усачев, поставила фирма братьев Сапожниковых. Но в тексте на могильном камне была допущена ошибка. На момент смерти В. Н. Ульянову исполнилось 59 лет, а не 60, как было указано на могильном камне. Правда, уточнено время смерти — 4 часа пополудни. Это несоответствие можно объяснить незнанием точных дат теми, кто устанавливал надгробие по поручению фирмы братьев Сапожниковых, где В. Н. Ульянов работал многие годы.

М. И. Ульянова в своей книге об отце, Илье Николаевиче Ульянове, ошибочно пишет, что памятник установлен сослуживцами".

"Что же касается Феодосьи Николаевны Ульяновой, то она до смерти брата, Василия Николаевича, проживала вместе с ним в родовом доме. Феодосия Николаевна была единственной из астраханских Ульяновых, приезжавшей в гости к своем брату, И. Н. Ульянову. Она была знакома со всеми членами его семьи. После смерти В. Н. Ульянова Илья Николаевич отказался от своей доли наследства в пользу сестры. Он посоветовал Феодосии Николаевне продать дом и жить на вырученные деньги. Тем не менее, зная бедственное положение сестры, сам поддерживал ее материально. После смерти Ильи Николаевича это делала его вдова, Мария Александровна Ульянова.

Феодосия Николаевна продала дом только в 1881 г. за 200 руб. купцу 1-ой гильдии А. А. Фокину, у которого вскоре его перекупил владелец трехэтажной каменной гостиницы, директор Астраханского общественного банка, купец В. И. Смирнов. Он и его наследники сохранили дом до революции.

После продажи дома Феодосия Николаевна переехала жить в семью сестры. После кончины Марии Николаевны она до самой смерти жила в семье своего племянника Степана Николаевича Горшкова"(24)

 

http://yroslav1985.livejournal.com/94981.html

 

Продолжение следует