Я. ГАНЕЦКИЙ

 О ЛЕНИНЕ

Отрывки из воспоминаний

1933

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Брошюра Я. С. Ганецкого, издаваемая Институтом в связи с предстоящей 10-летней годовщиной смерти Ленина, состоит из его статей и воспоминаний, опубликованных за истекшее десятилетие в различных газетах, сборниках и журналах.

Воспоминания т. Ганецкого рисуют обстановку жизни и работы Ленина в эпоху империалистической войны в Галиции и переезд в Россию и имеют особую ценность тем, что написаны товарищем, близко соприкасавшимся с Лениным в те годы и принимавшим ближайшее участие как в освобождении Владимира Ильича из галицийской тюрьмы, так и в организации его переезда в революционную Россию.

Все воспоминания, входящие в этот сборник, пересмотрены и значительно дополнены автором для настоящего издания.

23 октября 1933 г.

 

ГЕНИАЛЬНЫЙ УМ И КРИСТАЛЬНО ЧИСТОЕ СЕРДЦЕ1

О политической и организационной деятельности Ленина, величайшего, гениального вождя пролетариата, написано много книг и будет написано еще больше.

Литературное наследство Ленина, его статьи и брошюры о политике и тактике борющегося пролетариата, написанные 20 — 25 лет назад, до сих пор являются руководством в борьбе международного пролетариата. Пролетарская борьба на всех ее этапах, до окончательной победы социализма и построения бесклассового общества в масштабе всего мира, будет вестись под знаменем Ленина, с его лозунгами.

Роль Ленина в определении путей пролетарской борьбы, в разоблачении предательства «рабочих вождей» — защитников буржуазного мира, предавших красное знамя, ясна всякому сознательному рабочему.

Но о Ленине, как человеке, очень мало известно и мало написано. Основной чертой, характеризующей Ленина как личность, было чудесное сочетание гениального ума и чуткого сердца. Всякого, кто видел его хоть один раз, поражала его необыкновенная скромность и простота. Самомнение и высокомерие были ему органически чужды. Таким он был во времена своей подпольной деятельности, таким остался и после победы пролетарской революции.

Для Ленина существовало лишь дело, за которое он боролся, потому-то он и был так беспощаден в борьбе со своими, противниками. Всякая попытка нарушить партийное единство, исказить теорию марксизма, задержать движение пролетариата, встречала со стороны Лёнина прямой, решительный и беспощадный отпор. Но даже в борьбе он подкупал противника именно безграничной прямотой и искренностью.

У товарищей, которым не приходилось повседневно соприкасаться с Лениным, например работавших в провинции или в армии, было постоянное сильное желание поговорить с ним лично. Обычно Ленин не отказывал в приеме, несмотря на сильную перегрузку работой. Эти черты — преданность, поглощенность работой, скромность и простота — более в его поражали его собеседников, уменье по-товарищески разрешить трудный вопрос вместе с собеседником, не приуменьшая опасностей, мобилизовать на борьбу с ними, поддержать советом, ободрить, приводило к том, что товарищ уходил от Ленина готовым к борьбе, убежденным в победе.

Вспоминаю рассказ одного товарища-рабочего: «Это было в 1920 г. Наше положение на фронте было очень тяжелое. Я решил оставить свой токарный станок, организовать группу добровольцев. Началось хождение взад и вперед, для оформления этой боевой единицы. Один посылал к другому, Я пошел к Ленину. Он тотчас же принял меня. Разговор был лаконичный, деловой. Я широко набросал свой план. Ленин задал несколько кратких вопросов: «Сколько у вас людей? Исключительно ли это коммунисты? Умеют ли они обращаться с оружием?» Когда я дал утвердительный ответ, он тотчас же позвонил по телефону в военком, чтобы нам не чинили препятствий, — и на следующий день нас послали на фронт. Прощаясь со мной, он не изображал положение оптимистически, наоборот, указал на опасности. Он просил меня передать привет товарищам и прибавил: «Многие из вас погибнут, от всего сердца желаю, чтобы большинство вернулось обратно»...

Нельзя писать о Ленине, не помянув о том, как он любил детей. В эмиграции он постоянно возился с детьми товарищей, и все дети как-то особенно горячо любили дядю Володю. После Октября Ленин радостно посещал детские сады. Я помню, как в 1920 г. мы получили в Кремле страшное известие о том, что бандиты напали на автомобиль Ленина, заставили его, сестру его Марию Ильиничну и шофера выйти из автомобиля, а сами умчались на этом же автомобиле. Ленин рассказал об этом происшествии хладнокровно и жалел только о том, что ему не удалось попасть на детский праздник, куда он ехал...

Так же, как детей, он любил природу. Еще в старые времена езда на велосипеде была его любимым удовольствием. В Швейцарии и Галиции он от времени до времени выкраивал несколько свободных дней и бродил по горам до полного изнеможения.

Ленин очень любил музыку. Редко находил он время для этого наслаждения даже в эмиграции, когда мог больше располагать своим временем. После революции у него для музыки времени не оставалось. Не было поэтому и соответствующего настроения.

В быту Ленин был всегда одинаков: самая скромная квартира, одежда, питание и в старые времена и после революции. Став во главе пролетарской диктатуры в России, Ленин остался таким же строгим к себе, как и раньше. И не потому, что хотел «послужить примером», образцом «аскетизма» (это было чуждо Ленину, как всякая фраза и ханжество). Просто он органически не мог не разделить с рабочими их лишений в годы интервенции, гражданской войны, голода.

Трудно в нескольких словах полно обрисовать Ленина. Сегодня, когда мы его хороним, когда пролетариат всего мира со слезами на глазах клянется продолжать работу по заветам гениального вождя, мы хотим, чтобы не были забыты не только его гениальный ум, но и кристально чистое сердце.

Примечания:

1 Статья печаталась в заграничной прессе в 1924 г.