Расул Гамзатов

 

ГОРЦЫ У ЛЕНИНА

 

В это время уже в дагестанских горах

Люди песни о нём и слагали и пели,

С этим именем на пересохших губах

Умирали бойцы в Араканском ущелье.

 

В тесноте наших дымных и бедных лачуг

Узнавали легенды о нём друг от друга,

И когда пел о Ленине песню ашуг,

Снова петь эту песнь заставляли ашуга.

 

Знали имя его,

Но в горах никогда

Не видали хотя б небольшого портрета...

В Дагестане тяжёлые были года,

Были жаркие битвы и жаркое лето.

 

Как мечтают морозной зимой о весне

И как в полдень палящий мечтают о тени,

Так уставшим, измученным людям во сне

Снился Ленин.

 

Им казалось:

Он был выше сосен и гор,

Вынет шашку —

Враги разбегаются в страхе,

Им казалось, что острый, как лезвие, взор

И блестит и горит из-под чёрной папахи.

 

И когда собрались в путь-дорогу к нему,

Снарядились в столицу послы Дагестана,

Насекли кубачинцы

Огромную шашку ему

И в Анди приготовили

Бурку на великана.

 

Повезли ему трубку

С алмазами чистой воды,

Повезли ему шитые шёлком кисеты.

А ещё Дагестан —

Весь,

От Каспия до Цумады, —

Передал ему тёплое слово привета.

 

И пошли через горы, поля, города,

На ветру обжигая широкие лица,

Горцы,

Много видавшие,

Но никогда

Не бывавшие в светлой советской столице.

 

А в Москве дорогой, а в Москве трудовой

От зари и до ночи кипела работа ...

У кремлёвской стены молодой часовой

Отсалютовал им, пропуская в ворота.

 

Отворились им двери во всю свою ширь,

Всё здесь было приветливо, строго и просто.

И в приёмную вышел к ним

Hи богатырь,

А простой человек невысокого роста.

 

И в кремлёвских палатах,

Средь стен расписных,

Как-то ласково щурясь от яркого света,

Словно старый их друг, он сидел среди них.

 

Говорил, как с друзьями,

И спрашивал даже совета.

Незаметно и быстро часы пронеслись,

И послы Дагестана так счастливы были,

Что когда уж совсем уходить собрались,

То чуть-чуть про подарки свои не забыли.

 

И с улыбкой Ильич посмотрел на гостей,

Взял и бурку, и шашку с насечкой горящей,

Взял и трубку

И, чтоб не расстроить друзей,

Им тогда не признался,

Что он некурящий.

 

И сказали они:

«В нашем горном краю

Никогда твоего не видали портрета.

Ты, Ильич, фотографию дай нам свою, —

Самым лучшим подарком для нас будет это».

 

И посланцы народа спешили домой,

По пути обсуждая идеи и планы.

И несли они горцам портрет дорогой,

Где написано Лениным:

«Красному Дагестану».