Зарубежная поэзия о Ленине

 

Содержание сборника:

Абд Аль-Ваххаб Аль-Баяти ЛЕНИН

Али Сардар Джафри ЛЕНИН

Висенте Уидобро ЭЛЕГИЯ НА СМЕРТЬ ЛЕНИНА

Кёсси Каатра ЛЕНИНУ

Мария Бануш Я СЛУШАЮ ЛЕНИНА

Мигель Барнет ЛЕНИН

Орасио Кортес ЛЕНИН

То Хыу С ЛЕНИНЫМ

Уилтон Джон Браун ТАМ, ГДЕ СТОЯЛ ЛЕНИН

Ялмари Виртанен ЛЕНИН ВЕДЁТ!

Пабло Неруда ОДА ЛЕНИНУ

Харахап Бандахаро МЫ С ЛЕНИНЫМ ИДЁМ

Ваймейнадан САД, ЗАЛОЖЕННЫЙ ЛЕНИНЫМ

Роке Дальтон К ПОЭМЕ В ЧЕСТЬ ЛЕНИНА

Али Сардар Джафри ЛЕНИН

Густаво Валькарсель ГИМН ЛЕНИНУ

Цэвэгмидийн ГАЙТАВ Ленин — вождь...

Назым ХИКМЕТ Эти слова...

Амичанда Агравал РАХГИР Камни отлива стального..

Лев Квитко С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ

Михаил Ид ЛЕНИН С НАМИ

Константин Библ ЛЕНИН

Паскуаль Пля-и-Бельтран ЛЕНИН

Назым Хикмет ВМЕСТЕ С ЛЕНИНЫМ

Цэвэгмидийн Гайтав ЛЕНИН

Иоганнес Р. Бехер ТЫСЯЧЕЛЕТНИЙ ЛЕНИН

Гайтав Цэвэгмидийн НАШ ЛЕНИН

Вахид Дастгарди Хасан ибн Мохаммед Касем ЛЕНИН

Радван аш-Шахаль ГИМН ЧЕЛОВЕКУ И ЗЕМЛЕ

Жан Бриер  «Москва белокаменная»

Аяльнех Мулату ЗА СЧАСТЬЕ ЧЕЛОВЕКА

 

Абд Аль-Ваххаб Аль-Баяти

ЛЕНИН

(пер. с арабского, Ирак)


Голос Ленина чист и глубок, словно горный поток.
Словно солнечный луч, он облетает планету,
Тянется знаменем навстречу рассвету…
На пробуждённой земле пламенеют цветы.
Братья! В ваших зрачках проступают
Нового мира черты.
Ленин!
Растут поколенья борцов – настоящих мужчин,
Содрогаются снежные шапки горных вершин.
Ленин – буря, ворвавшаяся в каждый дом.
Ленин – гроза, над пустыней пролившаяся дождём.
Ленин – солнце, зажжённое во тьме кромешной.
Ленин – молния правды, справедливости гром!
Поводырь для слепого в его непроглядной мгле.
Ленин – голос Истории, что призывно и звонко
Разносится по земле.

Поэты страдали в молчанье. Сердца их горели любовью.
Поэты о счастье мечтали, чтоб справиться с горем и болью.
Скромны, неподкупны, суровы, надежды они не теряли.
Мечтали: исчезнут оковы! Мечтали: погибнут тираны!
Певцы предавались надежде, слова оставались словами,
Но всё продолжалось как прежде: людей палачи убивали.
Всю землю опутали сети войны, нищеты и бесправья.
Но Ленин пошёл по планете, чтоб стало желанное явью.
И в сердце ударили брызги летящих над нами рассветов,
И стали сегодняшней жизнью пророчества древних поэтов.

Я поэт, я родился в бедной стране. Моя родина – город Багдад,
Город старинных дворцов и современных лачуг,
Город величественных пальм и монументальных виселиц,
Город щедрых нищих и скупых богачей…
Я хожу по Москве, у стен Кремля я стою,
И стихи невольно текут, словно слёзы из глаз…
Ленин! Ничего мне не надо, ничего не прошу,
Только силой своей мои стихи надели!

 

Али Сардар Джафри

ЛЕНИН

(1948 г., перевод с индийского)


Ленин…
Для друзей как пароль, как заздравная речь,
Для врагов это слово – карающий меч.
Будет в жилах рабочего пламенем течь,
Капиталу на грудь должен тяжестью лечь
Ленин.
Он во мраке бессилья горит, как маяк,
Смог сияньем надежды народы привлечь.
В бой за счастье, свободу его имя вело.
Он как символ свободы, предтеча предтеч.
Ленин…

 

Висенте Уидобро

ЭЛЕГИЯ НА СМЕРТЬ ЛЕНИНА

 (1924 г., Чили)


Громче песни у жизни, плещущей в горле,
Тяжелей, чем беды навалившийся груз,
Даже явственней памяти, жгучей и горькой,
Бьется в жилах планеты твой огненный пульс.
Пламя сердца зажавший в кулак твердой воли,
Ты вступил в свою смерть,
Как внезапное солнце в промерзшую полночь,
Как зеленое лето в пустыню могилы,
И приняв тебя, смерть поднялась выше жизни.

Отступают века пред твоим саркофагом,
Как паломники, реки струятся к нему,
Перед ним преклоняют колена державы
И проходят парадом знамен города,
Салютуют деревни и дальние села.
Набирают разбег океанские волны,
Чтоб скорее тебе передать благодарность
От далеких земель,
И грохочет прибой, и вливается в хор
Миллионноголосый...
Даже смерть твоя стала великою датой,
Досягнувшей до самых высоких созвездий,
Ты ее победил победил, ведь пока
В человечьих сердцах дату глубже, чем эта,
Не смогла ни одна еще высечь рука!

Ты врата новой эры открыл и громадой,
Будто залп, расколовший историю надвое,
Над планетой своей вознесен на века.
Очень просто — прошел человек по земле
И согрел эту землю на вечные годы.
И как жизнь твоя стала рождением жизни,
Так кончиною смерти твоя станет смерть!
Слышишь звон кандалов в подземелье времен?
То шагают колонны рабов,
Но уже замирает их тягостный стон
За хребтами минувших веков!

Зерна слов твоих ветер разнес - и они
Проросли, сочленяя враждебные земли
И сплотив их в единую Землю Людей.
Ты пришел, как прообраз обещанных вёсен,
Как предтеча еще не родившихся лет...
Ты инстинкты земли подчинил своей воле,
Ты открыл нам биенье вселенского ритма
И у веры твоей в человечество нет иноверцев!
Очень просто — прошел человек по земле
И оставил потомкам горящее сердце!

Ты возник, словно будущего провозвестник,
Ты посеял грядущее зернами слов!
И вот тысячи рук поднимают серпы
И вот молоты тысячи рук поднимают
И скрещенье их светится над головами!
И мы слышим твой голос, и слышим, как гулко
Бьется сердце твое по ту сторону Смерти,
Как в аорте планеты клокочет твой пульс!
И мы знаем: ты в грохоте тяжкой страды,
И в неслышной заре над росистым покосом,
И в победном полете багряной звезды,
Озаряющей космос!

Чьи слова потрясают холодный гранит,
Чье дыханье колышет пшеничные нивы,
И чей голос зажег непроглядную мглу,
И чье сердце стучит по ту сторону Смерти!
Мы твои собираем слова,
Чтобы все стало истинным и человечным.
Чтобы сделать людьми всех людей на планете.
И когда прозвучит во всем мире твой голос,
То исчезнут рабы, горемыки, бродяги,
и на все перекрестки дорог выйдут люди,
Чьи слова одевают теплом и надеждой,
Гасят жажду и голода жгучее пламя
И сбивают оковы со страждущих тел!
Вымирает убогое племя покорных и нищих,
На просящих ладонях которых покоилась наша земля,
и клокочет в аорте планеты твой огненный пульс!

Человек, высекающий стон из своей наковальни,
Человек, выжимающий слезы из мертвого камня,
Человек, опускающий в борозду теплые зерна,
Человек, воздвигающий город и мост возводящий,
Человек, создающий машины, подковы и гвозди,
Изменяющий облик привычных вещей
И планеты своей очертанья,
И в безбрежной, как память, пустыне ведущий вперед караван -
Каждый, каждый внимает тебе и, прислушавшись, слышит,
Как колотится сердце твое по ту сторону Смерти!

Отступают века перед вечным твоим Мавзолеем!
Преклоняют колена державы у этой святыни,
А заря лепестками твою выстилает дорогу,
И текут к тебе реки и люди...

 

Кёсси Каатра

ЛЕНИНУ

 (Финляндия, 1924)


В чёрных лентах цветы и знамёна
Склонились над павшим борцом:
Воплощенье бессмертья с недвижным лицом!
Словно эти черты смерть из мрамора
Высекла острым резцом...

Горький ветер утрат на пороге добытой свободы
Из рядов боевых вырвал лучшего сына народа.

Лишь безмерная чуткость великой души
Помогла ему в ритме станков и машин
Угадать, как под посвист нагаек и пуль
Для грядущей судьбы человека
Бьётся крепнущий пульс
Чистой радости, юности века.

Слыша тот вещий зов,
Он повёл миллионы народных бойцов.
Сердцем своим раскалённым
Он зажёг негасимое пламя борьбы,
Подарив его отблеск знамёнам.
Разрушив былое до самой основы,
Он вёл за собой созидателей
Новой народной судьбы.

Пусть смерти стрелой пробито
Сердце вождя,
Голос его незабытый
Звучит, проводами гудя.
Он – в шелесте каждой газеты,
Он – в беге раскованных дней,
И слава его заветов
Живёт, озарённая светом
Бессмертных его идей.

В безветрии скорби сегодня не плещется знамя,
Но бурей шумит неуёмная память,
К победе зовёт миллионы сердец,
Как вождь и боец…

 

Мария Бануш

Я СЛУШАЮ ЛЕНИНА

 (1957, пер. с румынского)


Когда нависают свинцовые тучи
И наша дорога становится круче,
Когда на вопрос не находишь ответа
И сердце в смятении просит совета,
Я слушаю Ленина.

Я слушаю сердце пролетариата,
И молнией-мыслью эпоха объята,
Я слушаю разум его непреклонный,
Которым живут на земле миллионы.

К нам ленинский голос доходит сквозь годы,
Сквозь время, как луч сквозь проточные воды.
Окольной дорогой, но только вперёд
История неумолимо идёт.

Лишенья и войны, сраженья и схватки.
Пути революции нашей не гладки.
Всегда наготове, всегда в напряженье.
Науку побед постигать в пораженье.

Любые свершенья под силу народу,
Когда выступает народ за свободу.
Без паники и без бахвальства пустого.
Организация снова и снова!
Я слушаю Ленина!

 

Мигель Барнет

ЛЕНИН

 (Куба, 1970 г., перевод с испанского)


Мне не рассказывали в школе о тебе,
Молчали дома, так как неизвестна 
Была родным твоя заснеженная песня.
На родине моей не много о тебе речей произносилось.
Как правило, среди просивших слова
Одни старались твой могучий ум
Хрустальным колпаком от мира оградить,
Другие – в грязь втоптать пять букв твоей фамилии.

Отцам же нашим выпало на долю
В горах скрываться, штурмом брать казармы,
Идти и падать, умирать и жить,
Чтоб голос твой звучал нам в школьных классах,
Чтоб нам в виски твоя стучалась мысль.

В трудах прошли года. Как изменилось время!
Тебя весь остров знает наизусть –
Вот фото, где ты руку вскинул в небо,
Как бы подчёркивая сложной фразы суть,
А вот портрет: рука на подбородке,
Ты с книгою и светом весь залит.
Как здесь похож на нашего Марти!

Всего сто лет. Ты лишь успел родиться,
Мальчишкой ты на самокате мчишь,
Ты пахарем бредёшь в продрогшем за ночь поле,
Стоишь ты сталеваром у печи
С лицом, огнём и углём прокопчённым.
Влюблённый, средь берёз, вот ты один грустишь.
Босой учитель, неизвестный воин,
Погибший безымянный партизан…
Что век тебе? Как миг, прикосновенье,
Сто кратких лет не значат ничего,
Другой отсчёт твоим годам ведётся –
Недавно ты опять рождён
В одной из стран, что к жизни возродилась.

А кто ответит, сколько Кубе лет?
Как подсчитать, когда слетает время,
Как тягостное бремя с наших плеч,
Едва мы начинаем новый путь?
Скажи мне сам. Вот ты с портрета смотришь –
В глазах с прищуром искорки огня,
Как отраженье флагов Октября –
Наверное, ты спрашивал себя, где день грядущий,
Отличить возможно ль
День будущий от нынешнего дня?

Ты расколол историю – и вот
Она день ото дня сильней тебя тревожит,
Уединиться не даёт и множит
Число лежащих на тебе забот.
Ты рисковал собой. Ты жизнь отдал борьбе,
Но, думается, это лишь начало.
Теперь, прошу, останься с нами вместе,
И с нашею свою судьбу свяжи.
Пусть в нашей песне зазвучит твоя
Далёкая заснеженная песня,
Та, что слышна уже на всех широтах.
Внимает ей Америка в лесах,
Сжав пальцы на гашетке пулемётов…

 

Орасио Кортес

ЛЕНИН

(Аргентина)


Пусть ты далеко – тепло твоих рук
Нас согревает повсюду,
И кровь твоя пламенеет в каждой звезде над нами.
Сжав кулаки до боли, мы ищем дорогу в завтра.
Над нами – как ясный светоч – имя твоё живое.
Оно сияет повсюду: на мостовых Парижа,
В сожжённых вьетнамских джунглях,
Среди тростников и заливов
Социалистической Кубы,
На островах Индонезии.
Имя твоё повторяют избитые в кровь американские негры.
Оно – в сердцах африканцев, завоевавших свободу.
Склонившись над букварями, простые и честные люди,
Мы обучаемся грамоте, читая по его слогам.
Нет, ты не уснул, не застыл неподвижно
В величественном Мавзолее
Под звёздами площади Красной.
Ты – среди шахт и пашен, в цехах заводов, на стройках,
В стачечных комитетах, среди восставших рабочих,
В булыжниках их и в песнях.
Ты, презирая пытки, сражаешься Парагвае
И в ангольских чащобах путь прорубаешь к солнцу.
Ты – в туполевских самолётах,
В новых гигантских домнах
И ещё в Маяковском, в спутниках и в целине.
Нет, ты уснуть не можешь в торжественном саркофаге.
Никто заключить не в силах
Тебя в бумажный застенок,
Где вместо решёток – цитаты.
Тобою взращённое поле вовеки не оскудеет.
Ведь имя твоё – это молот,
Ведь голос твой – это серп.
Настанет время – народы,
Объединившись, воздвигнут
Простой и великий памятник,
Выбив на постаменте единое слово – «Ленин»…

 

То Хыу

С ЛЕНИНЫМ

 (пер. с вьетнамского)


До Ленина в Горках. Здесь с Лениным час я пробуду.
Вошёл я, а он словно только что вышел отсюда. 
В саду, где бывал он, полно неизбывного света.
И спинка скамейки теплом его жизни согрета.
Здесь что-то в тетради писал он,
И новое солнце сияло
Среди подмосковного мягкого лета…

***
Великие даты… Великое время… Великие годы…
С волнением слушал я девушку-экскурсовода,
Меня проводившую через безмолвие комнат,
Историей полных, которые Ленина помнят.
Октябрь… Революция… Партия…
С Лениным вместе
Россия приходит к победе дорогою чести,
И с Лениным вместе даёт человечеству веру,
Двадцатому веку – призывную силу примера.

О мама! На рваных лохмотьях ты сына рожала,
Тогда о Советской стране ничего ты не знала,
Не знала, что Ленин возьмёт и меня под защиту,
Для бедных детей всей земли его сердце открыто.

Такими, как были при нём, сохраняются Горки.
На палку, на кресло смотрю я в раздумиях горьких.
Я вижу, что на 21-м раскрыт календарь.
Год – двадцать четвёртый… И месяц – январь…

Бессмертие Ленина – в буре двадцатого века.
Лелеем мы образ прекраснейшего человека.
На нашу планету похожа его голова,
В глазах его зорких весна обретает права…

***
Я шёл по Союзу Советов, и всюду, и всюду
Я Ленина видел. И это не сказка, не чудо.
В Сибири и в Грузии был на заводах и стройках,
Там сделались явью его вдохновенные строки.
Земля расцвела, и явились источником света
Электрификация с властью Советов.
Прошёл я по многим дорогам - и тихим, и шумным,
Я понял просторы, открытые ленинским думам,
И понял, что в новой борьбе молодых поколений
Сияет, живёт и работает ленинский гений.

Вот Ленин! Живёт среди нас и зовёт за собою.
Ну как не гордиться нам, ленинцам, этой судьбою?
Он солнцем сияет, он море колышет волнами.
Плывём мы сквозь бурю. И Ленин, как истина, с нами!

Так в давние дни как товарищ с рабочими рядом
Стоял он в цехах, обнимая их ласковым взглядом;
Потом с мужиками рядил о крестьянских заботах.
Об этом поведало мне пожелтевшее фото…
С бойцами на фронте, бесстрашный, он шёл в наступленье…
Таким был наш вождь, наш товарищ по имени Ленин.

***
Я вновь пережил тот январь, шёл за гробом по снегу.
Не в силах понять и поверить, что Ленина нету.
Я Ленина вижу живым, вместе с нами он словно
Пришёл на субботник, плечо подставляет под брёвна.
А вечером очень устал, головою поник он,
И возле постели осталась раскрытая книга…

 

Уилтон Джон Браун

ТАМ, ГДЕ СТОЯЛ ЛЕНИН

 (1959 г., пер. с английского, Австралия)


Есть в России такие места, по которым с волненьем проходят,
И священными их неспроста называют в народе.
«Там, где Ленин стоял…»
«Там, где Ленин родился…»
«Там, где, огненно-ал, стяг простреленный взвился…»

Ленинград! Город – родина большевика.
Славный Смольный – штаб революции.
Ленин с башни броневика
Видел: в космос ракеты рвутся!

Есть в России столица – Москва,
Кремль, где Ленин бродил меж елей,
И трибуна, с которой его слова
О победе народа народ облетели.

Есть в России такие места…
Из далёких чужбин с уваженьем высоким
К ним идут на поклон неспроста
Бесконечным безмолвным потоком.
Люди разных наречий и стран,
И рабочий, и фермер, и зодчий –
Мы спешим сквозь жару и буран,
Чтоб увидеть святыню воочию.

Встань же там, где Ленин стоял!
Не туристом стой, не паломником.
Это место – трибуну иль зал –
Всей душой, всем сердцем запомни-ка!
Здесь стоять – означает не только молчать
И не сдерживать сердце, что яростно бьётся.
Здесь стоять – это клятву бессмертную дать:
Жить,
Как Ленин!
Как Ленин,
Бороться!

 

Ялмари Виртанен

ЛЕНИН ВЕДЁТ!

(1924 г., перевод с финского)


Я помню семнадцатый год, горячие помню воззванья,
Когда петроградский народ октябрьское начал восстанье.
Когда в рукопашных боях решалась судьба поколений,
Светили стране, как маяк, идеи, что высказал Ленин.
Над миров вставала заря, я видел своими глазами…
Народы с того Октября чтут ленина имя, как знамя.
И сын мой, и маленький внук, и наши потомки, уверен,
Путём справедливым пойдут, нам всем указал его Ленин!
Пусть только вперёд и вперёд шагают народы Отчизны:
Их Ленин великий ведёт к сверкающим дням коммунизма!

 

Пабло Неруда

ОДА ЛЕНИНУ

(1957 г., перевод с испанского)


Ленин! Чтобы петь о тебе,
Со словами я должен проститься.
Должен писать я деревьями, злаками,
Плугом, колёсами…
Ты звучен и точен, как факты, как земля.
Не было никогда человека такого земного,
Как Владимир Ульянов.
Он видел дальше, чем кто бы то ни было.
Реки, горы и степи были для него
Открытою книгой, её он читал.
Читал дальше всех, понимал больше всех.
Взглядом он проникал глубоко в народ, в человека;
Он глядел в человека, как будто в колодец,
Он глядел в человека, как если бы был человек
Минералом ещё неизвестным,
Который он, Ленин, открыл и должен теперь извлечь
Свет минерала из тайных сокровищ народов,
Чтобы всё проросло и родилось,
Чтоб стали народы достойными времени и земли.

Осторожно! Не спутай его с инженером холодным.
Осторожно! Не спутай его с мистиком пылким.
Пылал его разум, но не обращался он в пепел,
И смерть не смогла остудить его пылкое сердце.

Ленин! Работали руки твои и отдыха разум не знал,
Пока над всем горизонтом не встал сияющий образ,
Как статуя, вся в крови, победительница в лохмотьях,
Женщина, света прекрасней, вся в рубцах и в дыму.
Народы из стран самых дальних глядели:
Это была она, несомненно,
Это была Революция…
И старое сердце Вселенной забилось по-новому.

Ленин, земной человек!
Дочь твоя взобралась на небо.
Рука твоя звёздами движет сегодня –
Та же рука, что скрепляла декреты о хлебе
И о земле для народа,
Та же рука поднялась до светил.

Всё изменилось теперь, а тогда
Время было сурово,
А дни были терпки, колючи, трудны.
Статую жизни хотели свалить, чтоб она умерла –
Дочь твоя, Ленин, победа, а с нею
Просторный, высокий, и нежный, и сильный
Советский Союз.
Не хватало хлеба, угля, не хватало и жизни самой,
С неба падали дождь, снег и кровь
На дома подожжённые, на хижины бедные,
Но в дыму и в огне увидали
Народы из стран самых дальних,
Как статуя жизни, защищаясь, росла и росла,
Пока храброе сердце её не стало звездой.

Ленин! Далёкие, мы благодарность приносим тебе.
С тех пор, как ты принял решения свои,
Со времён твоих быстрых шагов и глаз твоих быстрых
Народы не одиноки в борьбе за радость и счастье.
Живёт необъятная родина, и люди живут там
Жизнью другой и едят хлеб другой – хлеб надежды,
Потому что в центре земли есть Ленина дочь, 
Светом решит она всё.

Ленин! Спасибо за энергию и за ученье,
Спасибо за твёрдость,
За Ленинград и за целину,
За битву, за мир, за бесконечность зерна и за школы,
За солдат твоих – малых титанов.
Спасибо за воздух, которым дышу на планете твоей –
Он не похож на другой: это благоуханье пространства,
Электричество гор голубых!
Ленин! Спасибо за хлеб и надежду!

 

Харахап Бандахаро

МЫ С ЛЕНИНЫМ ИДЁМ

(Индонезия)


Был тяжким путь, что нас привёл к победам.
Цветы не падали к израненным ногам.
Нас тысячи прошли кровавым, долгим следом
По терниям, шипам – к далёким берегам.

Ту веру гордую, что повела нас в битвы,
Не колдуны, не боги в нас зажгли,
Не идолы, не храмы, не молитвы –
Её дал Ленин – светоч всей земли.

Орёл, что гордо реет над вселенной,
Несёт на крыльях пламенный рассвет.
Орёл бесстрашный и могучий – Ленин,
В нём неизбежность будущих побед…

Наш тяжкий путь цветами не отмечен.
Горит над нами Ленина звезда.
Мы с Лениным идём вперёд, навстречу
Победе мира, правды и труда!

 

Ваймейнадан

САД, ЗАЛОЖЕННЫЙ ЛЕНИНЫМ

(пер. с индийского)


Советская страна! Тобой душа полна,
Ты сердцу даришь свет, как небесам – луна.
Как песня, как цветок, ты солнце пить должна,
Чтоб напоил твоё мёд земные племена.

Ты – совершенный край, где вечная весна,
Ты тот огонь святой, которым сожжена
И ложь, и нищета, что, словно гроб, черна.
Возделал Ленин сад – в нём жизнь воплощена!

В военные блоки вступают державы,
Их цели жестоки, их руки кровавы,
Сердца их мертвы от военной отравы,
И разум у них заменяют уставы…
Но ленинской правдой навеки мы правы!
И солнце – за нас, и колосья, и травы.
Великому Ленину – сердце и слава!

 

Роке Дальтон

К ПОЭМЕ В ЧЕСТЬ ЛЕНИНА

 (сальвадорский поэт, фрагменты, пер. с испанского)


Я видел Ленина в Москве в 1957-м году. И написал тогда поэму, которую мог написать двадцатидвухлетний человек, желающий остаться двадцатидвухлетним всю свою жизнь:

О нём легко говорить:
Самый великий из тех, кого мы знали, 
Самый простой, человечный,
Средоточие разума, разумеющий сердцем.
Научивший ломать, чтобы заново строить,
Научивший работать и созидать.
О нём можно любым языком рассказать –
Словами из святых писаний
Или речами проснувшегося ребёнка…

Для крестьян моей родины
Хочу голоса Ленина.
Для рабочих моей родины
Хочу света Ленина.
Для гонимых моей родины
Хочу спокойствия Ленина.
Для молодёжи моей родины
Хочу надежды Ленина.
Для убийц моей родины
Хочу ненависти Ленина…

 

Али Сардар Джафри

ЛЕНИН

(1948 г., перевод с индийского)


Ленин…
Для друзей как пароль, как заздравная речь,
Для врагов это слово – карающий меч.
Будет в жилах рабочего пламенем течь,
Капиталу на грудь должен тяжестью лечь
Ленин.
Он во мраке бессилья горит, как маяк,
Смог сияньем надежды народы привлечь.
В бой за счастье, свободу его имя вело.
Он как символ свободы, предтеча предтеч.
Ленин…

 

Густаво Валькарсель

ГИМН ЛЕНИНУ

 (Перу, пер.с испанского)


Имя твоё зажигает зарю для каждого утра,
Твой голос вершит кругосветный путь по планете,
В глазах твоих блещет вся правда народов мира,
И жизнь твоя – факел, питающий светом грядущее время.
Недвижные руки твои раздвигают земли горизонты,
Книги твои наполняют хлебом дома бедных,
Сила мысли твоей ведёт человека на штурм неба,
О товарищ Ленин бессмертной Октябрьской победы!

Сегодня правда твоя далеко простёрлась,
В бескрайнюю нить времени тонко вплетаясь.
Сегодня твоё величье достигло размаха века,
И никогда уже больше не встретит тебя молчанье,
И никогда уж тебя познавший тебя не забудет,
Ибо твой светлый разум пылает всё ярче и ярче,
Зажжён и охвачен пожаром истории мира.

В звёздной твоей Москве ты покоишься ныне,
На Красной площади наших надежд и мечтаний,
Где принимаешь ты в гости все пять континентов
В трепете гимнов и в ветре знамён победных.

А ещё ты встаёшь во весь рост и во всё сердце
В самом центре великой борьбы за нашу свободу,
Входишь в двери тюрьмы с моим товарищем вместе
И пожимаешь руку приговорённому к смерти,
Всходящему по ступеням плахи
С лозунгом имени твоего на губах бледных…

Ты живёшь, Ленин, в советских делах и людях,
В золоте колоса, в гулком железе фабрик,
В лице пионера, похожем на лепесток розы,
В подъятой руке Комсомола стальной закалки.

Но ярче всего озаряешь ты вихрем света
Необоримую Партию твоей отчизны,
Коммунизм воздвигающую каждой зарёю,
Надежду кующую для всех на свете.

Ты живёшь, Ленин, на сбросившей цепи Кубе
И в Перу, корневище глубоком крови моей,
Во всей Латинской Америке и её битвах.
Поэтому мы тебе воздвигаем сегодня
Гимн, высокий, как самые вышние Анды,
Отлитый рукой Мариатеги* в пламенной бронзе,
Гимн твоей Партии, бурно растущей к неведомым ране высотам.

Ибо мы тоже незыблемо, свято верим,
Что социализм сегодняшний сотен мильонов
Станет завтрашним днём всех горизонтов мира
И что имя твоё, Ленин, будет цвести вечно
В алом цвету человечества, ставшего новым…

*Хосе Мариатеги (1895-1930) – основатель Перуанской компартии.

 

Цэвэгмидийн ГАЙТАВ

Отрывок из поэмы

(Монголия)


Ленин — вождь

пролетарской страны —

в тот день работал в Кремле.

Пред ним ташур,

монгольский кнут,

лежал на рабочем столе*.

Пред ним — развёрнутое письмо,

простой бумаги

листок,

И он изучает

строку за строкой,

вникает в смысл строк.

А рядом,

у самого стола,

не отрывая глаз,

Глядит Сухэ-Батор

на Ильича,

одет в монгольский хантаз**.

Ленин прочёл письмо

и сказал,

придав теплоту словам:

«Привет от меня

монгольской стране.

Россия поможет вам.

И эти слова

в кочевья пришли,

как негасимый свет.

Они прогремели

в трудных боях,

в песнях великих побед.

Они воссияли

алой звездой,

они подымали борцов.

Они пылали

алым огнём

на шлемах русских борцов.

* В рукоятке этого кнута было запрятано письмо В.И.Ленину.

** Хантаз — безрукавка, жилет, надеваемый поверх халата.

 

Назым ХИКМЕТ

 (Турция)


Эти слова
ковали булат,
саблям дарили взмах,
Они становились острым штыком
в крепких наших руках.
Они разили,
словно стрела,
и падал презренный враг.
Они взмывали над головой, как партизанский
стяг.
Они приносили победу нам
в те суровые дни,
Нам открывали новую даль,
новую эру они.
Нас тысячи лет дурачил бурхан.
Но тут прозрела земля,
Когда услышала слово вождя,
дошедшее из Кремля...

Окунаются в жизнь так,
Как летом
в солнечный свет.
Зачем я живу?
Для чего? —
Мы хотим получить ответ.
Остаться молодым навсегда.
Быть молодым,
Быть молодым,
Как будущие года.

Красное знамя одно
На все времена!
Голубь белый один,
Зелёная земля одна...
Из одной песни с Лениным быт
Из одной строки,
из одной реки,
Из одного окна.

 

Амичанда Агравал РАХГИР

(Индия)


Камни отлива стального –
площади Красной брусчатка –
расскажут о старом и новом
чеканно, спокойно и кратко.
Площадь светла и прекрасна,
как сердце народа, открыта.
Здесь, у стены темно-красной,
стоит Мавзолей из гранита.
К нему из далеких пределов
идут, как за правдой высокой,
желтый, черный и белый
с болью своей и тревогой.
У всех неуемное горе,
его не удержите в тайне.
Потоки людские, как море,
и море это бескрайне.
Венок возложил я на плиты,
ко входу приблизившись тихо.
Но в нем среди белого цвета
кровью кричала гвоздика.
И понял я, стоя у входа:
одно образуют соцветье
все племена и народы,
на белом живущие свете.
Покуда есть в мире бесправье
и гнет ненавистного ига,
я буду будить угнетенных,
как красная эта гвоздика.
И верил я твердо и свято,
стоя в молчанье у входа:
Ленин – отец революций,
Ленин – борьба и свобода.
Ленин – людская надежда,
любовь всех бесправных и бедных.
Ленин – общее дело
и, значит, наша победа!
Пришла с ним другая эпоха,
старой не будет возврата.
И как бы я ни был далеко,
кремлевские вспомню куранты.
Услышу их бой мелодичный,
такты великого гимна.
И, словно высокая правда,
Ленин предстанет незримо.

 

Лев Квитко

С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ

(1926 г., пер. с еврейского)


Я на портрет его гляжу, подняв глаза, и говорю:
- Наверное, хлопотен твой труд –
Весь строй людского бытия
Налаживать на новый лад,
Когда в пути не счесть помех, 
Непониманья и преград?

Он отвечает: 
- Ты всё тот, в тугой узде красивых фраз,
Которая калечит рот и ни на волос, ни на шаг
Тебя не двигает вперёд.
Ты – человек, ты знаешь сам,
Причастен ты ко всем делам,
Свершающимся на земле.
Добро и правда, зло и ложь –
Во всём есть капелька твоя…
За всё ответственность несёшь.

- Я знаю. 
Вот я тут стою, тебе вручаю жизнь мою.
Пошли меня на грозный бой,
В далёкий путь меня пошли.
Вели! Над пропастью любой
Готов я выгнуться мостом.
Лишь мелочи меня гнетут – 
Блуждание в лесу густом.
Уж проще реку повернуть
Иль гору срыть с лица земли!

Он глянул сверху и сказал:
- Твоя рубаха вся в грязи,
Не стиранная с давних пор.
Возьми её и постирай
И окна распахни во двор!
Свою высокую мечту,
Свой вдохновенный непокой
Поймай, как птицу, на лету,
Держи недрогнувшей рукой.
И каждый час, и каждый миг,
И в каждой мелочи пылай.
Крупицу замыслов твоих
В своих делах осуществляй!

У слова каждого его своя высокая цена,
Как наливающийся плод, 
Оно срывается с ветвей.
Оно полнеет и растёт,
Как плод, созревший для людей…

Превыше неприступных гор,
Потоков искристых ясней
То светлое имя, зовущее в бой,
Ведущее нас за собой.

В ком пламенно сердце, 
Тот знает то имя,
Тот помнит то имя,
Тот верит в то имя,
Простое и вечное имя:
ЛЕНИН!

 

Михаил Ид

ЛЕНИН С НАМИ

 (Сирия, пер. с арабского)


Твой голос, о Ленин - и гневный, и нежный,
Зовёт, как прежде,
Как звал когда-то в России безбрежной,
В России мятежной
К восстанью рабочего и солдата:
В нём нежность ко всем угнетённым и нищим,
А гнев – против вас, угнетателей стая;
В нём слышим мы правду, которую ищем:
«Да здравствует труд и свобода святая!»

Учил ты рабочих:
«Зачем вы идёте
За тем, кто кричит о всевластье террора?
Пускай вы царя, как собаку, убьёте –
У власти останется царская свора!
Идите за партией! Будьте едины!
Соглашатель о классовом мире болтает –
Мы будем бороться. Мы знаем причины:
Лишь тот побеждает,
Кто истину знает!»

Твой голос, о Ленин – меч острый и твёрдый,
Как солнце, сверкает в последнем сраженье!
И кто его слышит, тот с волею гордой
И с силой бессмертной продолжит движенье,
С пути не сбиваясь, сметая препоны,
В реальность твои претворяя законы.

Нередко мне слышится в разговорах:
«О, если бы Ленин своими глазами…»
Я знаю – ты видел!
Ты внутренним взором
Прозрел всё, что ныне зовут чудесами:
И стройки, и битвы, и раны, и славу –
Ты всё это видел, создавший державу!

Сегодня наследник твой – партия – гордо
Несёт высоко всепобедное знамя!
И дело твоё неуклонно и твёрдо
Свершают народы.
О Ленин! Ты с нами!

 

Константин Библ

ЛЕНИН

 (Чехословакия, 1970, пер. с чешского)


С Лениным поговорить — 
Это значит включиться в борьбу, 
Стать марафонцем, 
Который приносит известье о новых победах.
У него для всего было время, но,
Когда решалась судьба Петрограда, 
Когда решался вопрос о жизни и смерти, — 
Больше всего он думал о детях…

Видите — он стоит на площади перед Зимним,
По-юношески задорный. 
И потому, что на руки детей брал Ленин, 
Он на руки взял Землю 
С её вечными полярными льдами и снежным покровом.
Взял её на руки с её кровавой историей и голубыми морями.
Своими, ленинскими руками 
Он время её формирует, 
Свергает старых богов и глупых, жестоких тиранов.

После краткого и ожесточённого боя, 
Когда весь мир содрогался, 
Рукою, давшей Земле иное вращенье, 
Он смахнул снег со своей зимней шапки,
Улыбнулся на все стороны света
И на глазах тех, кто остановился перед ним в немом удивленье,
Сделал ещё несколько шагов по яркому снегу 
И вошёл, совершенно простой, бессмертный, 
В сердца растущих вокруг него миллионов…

 

Паскуаль Пля-и-Бельтран

ЛЕНИН

(Испания, 1970, пер. с испанского)


Слушай, о чём наши дети
Утром рано поют:
«Ленин всех лучше на свете,
Равного нет ему!
Дышит январь морозами,
Убран цветами апрель,
Ленин пришёл вместе с розами,
Ленин ушёл в метель».
Пули войны гражданской
Свищут и в сердце бьют.
Дети земли испанской
Утром рано поют:
«Скромный, просто одетый,
Жизнью ты жил простой,
Пусть же гремит твоё имя,
Ленин, над всей землёй!»
Месяц встаёт холодный,
В поле растёт трава.
Слушай детей голодных —
Наших детей — слова:
«Дай нам, апрель, из сада
Роз, только алых роз,
Нам января не надо:
Ленина он унёс...»
Чёрное, чёрное поле,
Всадников серых ряд.
Дети о лучшей доле
Грезят и тихо твердят:
«Нам января не надо:
Ленина он унёс...
Дай нам, апрель, из сада
Роз, только алых роз».

 

Назым Хикмет

ВМЕСТЕ С ЛЕНИНЫМ

(Турция)


Окунаются в жизнь так,
Как летом в солнечный свет.
Зачем я живу? Для чего? —
Мы хотим получить ответ.
Остаться молодым навсегда.
Быть молодым, как будущие года. 
Красное знамя одно на все времена!
Голубь белый один,
Зелёная земля одна...
Из одной песни с Лениным быть,
Из одной строки, 
Из одной реки,
Из одного окна.

 

Цэвэгмидийн Гайтав

ЛЕНИН

 (Отрывок из поэмы)

 (Монголия, 1970, пер. с монгольского)


Ленин — вождь пролетарской страны —
В тот день работал в Кремле. 
Пред ним ташур, монгольский кнут,
Лежал на рабочем столе*. 
Пред ним — развёрнутое письмо, простой бумаги листок, 
И он изучает строку за строкой, вникает в смысл строк. 
А рядом, у самого стола, не отрывая глаз, 
Глядит Сухэ-Батор на Ильича, одет в монгольский хантаз **. 
Ленин прочёл письмо и сказал, придав теплоту словам:
"Привет от меня монгольской стране. Россия поможет вам". 
И эти слова в кочевья пришли, как негасимый свет.
Они прогремели в трудных боях, в песнях великих побед. 
Они воссияли алой звездой, они подымали борцов. 
Они пылали алым огнём на шлемах русских борцов.
Эти слова ковали булат, саблям дарили взмах,
Они становились острым штыком
В крепких наших руках.
Они разили, словно стрела, и падал презренный враг.
Они взмывали над головой, как партизанский стяг.
Они приносили победу нам в те суровые дни,
Нам открывали новую даль, новую эру они.
Нас тысячи лет дурачил бурхан. Но тут прозрела земля,
Когда услышала слово вождя, дошедшее из Кремля...

* В рукоятке этого кнута было запрятано письмо В.И.Ленину.
** Хантаз — безрукавка, жилет, надеваемый поверх халата.

 

Иоганнес Р. Бехер

ТЫСЯЧЕЛЕТНИЙ ЛЕНИН

(пер. с немецкого)


Тысяча лет пройдет, как проходит день,
Но и тогда
Не устанут повторять имя «Ленин».
Из сотен тысяч ленинских уголков
Складывается мир.

Тысяча лет пройдет, как проходит день.
Над всеми кремлями мира
Будет реять красное знамя
И по ночам освещаться огнем.

Тысяча лет пройдет, как проходит день.
Покроются мохом забвенья
Имена многих, кто был прославлен когда-то,
Не донесут их ни книги, ни преданья,
Но его, Ленина, все будут помнить.
Имя его станет насущным словом,
Именем его, как знаменем красным,
Украшать будут мир.

Тысяча лет пройдет, как проходит день.
Он же прорастет сквозь времена и поколенья,
Будет расти и расти,
Как дерево, что разветвляется
С каждым годом все больше
И чьи корни уходят под землю,
Разбегаясь по всем направленьям.
Тысячелетний Ленин!

 

Гайтав Цэвэгмидийн

НАШ ЛЕНИН

(пер. с монгольского)


Болью, горем согнутые люди.
Чей удел покуда неизменен,
Гордо распрямляют спины, груди,
Называя Ленина «наш Ленин»!
Он страну Монголию заметил,
Мудрый взор его проник в сердца.
Взор, как солнце утреннее, светел,
Ласков, как улыбка у отца.
Пламя революции народной
Пронеслось степями, словно шквал, 
Стала вся Монголия свободной,
Ленин это пламя поддержал.
Нет, не ламы, не капиталисты,
А народ почуял крепость ног.
Был нелегким путь его тернистый,
На пути том Ленин нам помог.
Другом стал, советчиком, опорой,
Будущее наше предсказал. 
Покорились нам и степь и горы,
Коммунизм и нашей целью стал!
Замелькали трудовые годы,
В рост пошла страна и на подъем.
Партия монгольского народа
С ленинской брала пример во всем.
Твердо помня Ленина заветы,
Все наитруднейшие дела
Партия, как и в Стране Советов,
На свою ответственность взяла.
Уж полвека мы - единоверцы,
Хоть богов давно не почитаем:
Ритм биенья собственного сердца
С ритмом сердца русского сверяем.
Совпаденье ритмов - признак точный,
Что идем по верному пути.
Вместе нам за мир бороться прочный,
Вместе к коммунизму нам идти.
С ленинской великою державой
Движемся вперед, за шагом шаг.
Мы, монголы, - ленинцы.
И право мы имеем называться так.
Ленинизм - эпоха во вселенной,
Знамя для грядущих поколений.
Ленин - есть и будет непременно,
Общий, наш, монгольский, вечный Ленин!

 

Вахид Дастгарди Хасан ибн Мохаммед Касем

ЛЕНИН

(Иран, пер. с персидского)


Во прах он поверг беспощадных тиранов дворцы, 
Прославленный Ленин! 
Он станет спасителем мира, 
Он гневом исполнен ко всем разрушителям мира, 
Его сыновья - это будущей жизни творцы. 
Навек он украсил собою просторы вселенной,
Как пламенной розой - в тоске увядающий сад, 
Он светел и грозен, он радует взоры вселенной,
Гроза для царей, а для бедных - наставник и брат. 
Он сеятель правды, отец справедливых законов,
Для всех изнуренных трудом он защитник и друг, 
Жестоких владык он свергает с неправедных тронов, 
Чтоб сгинуло зло, чтобы счастье сияло вокруг! 
И даже Сибирь - край печали, цепей и снегов
В чудесный цветник превратилась для русских сынов.

 

Радван аш-Шахаль

ГИМН ЧЕЛОВЕКУ И ЗЕМЛЕ

(Ливан, 1970)


Рожденный в день рождения листвы,
Он вырос, вызрел и прошел жесткий 
И долгий путь от Волги до Невы.
Тот юноша картавый.
Невысокий был полон мощи, 
Словно ствол широкий. 
И он вобрал в себя земные соки
И нес надежды всех людей Земли 
И никакие боги и пророки 
Поднять такую тяжесть не смогли.
То был не всадник, блещущий металлом, 
На цели указующий мечом, а человек,
Что назван Ильичем, 
С глубокой думой на челе усталом. 
Не царственные молния и гром,
А состраданье двигало пером. 
И шел за ним рабочий люд,
Который и звезды создает и рушит горы. 
А Революция была в тоске,
Она была румянцем на щеке, 
И блеском глаз и запахом чернил, 
И речью, что безумец сочинил. 
Она брела с отчаяньем юнца 
Ночами без начала и конца. 
Во мгле людской, как в зарослях тайги, 
Она кричала встречным: «Помоги! 
Куда идти? Послушайте меня!» 
Но впереди - ни проблеска огня. 
И он пришел - и у него в руках 
Багряный факел вспыхнул, 
Озаряя дорогу всем. 
И, прогоняя страх и веру в помощь ада или рая, 
Сквозь тернии и кровь за ним пошли 
Те лучшие, в которых соль земли. 
И слушали они его слова. 
И разорвался мрак - и перед ними 
Грядущее прошло в огне и дыме.
Там скованный получит все права.
Там станут хлебом тайны мастерства.
Там будет истина дороже вдоха. 
Пред ними встала грозная эпоха, 
Прекрасная эпоха. 
На века зажглась над миром 
Мощная рука - как факел, 
Держит солнце пролетарий. 
И новый путь виднеется в пожаре, 
И свет пожара вместо маяка.
Планета стала краше и взрослей.
Кровавая стихает суматоха.
И выстрадала Ленина эпоха
Не для того, чтоб ладан и елей
От нас закрыли боль его ту силу,
Что старый мир обрушила в могилу.
Встань, труженик израненной Земли,
Исполнись светом боли Ильичевой 
И пусть слетят, как комья грязи черной, 
С лица земли банкиры, короли, 
Пройдохи, властолюбцы, стукачи, все тени ночи. 
Не помогут боги! Один огонь в безвыходной ночи
Багряный пламень Ленинской дороги.
Его строка и взгляд его живой ведут народы 
В ежедневный бой. 
И колыхает пламень мысли гневной
Бессмертие работы ежедневной.

 

Жан Бриер 

«Москва белокаменная»

(Гаити)

Москва, вся звенящая песнями, воплощенными в знамени красном,
И голос рабочий, под рокот машин,
Вздымается выше дворцов, минаретов, соборов,
Москва, величавая фреска, чьи краски - живое свидетельство
Героизма народного, века мужества и мечты,
Москва, я к тебе прихожу из далеких краев
С изорванным знаменем своих поражений,
С поникшим полотнищем, повитым печалью
Моей истерзанной родины.
Я прошел через два континента, через душную толщу изгнанья,
И болят мои корни, которые вырваны
Из родной гаитянской земли.
Москва, я к тебе прихожу,
Как в самую главную гавань всей жизни моей,
Прихожу без билета партийного и без визитной карточки,
Прихожу без сверкающих погремушек - без тропических орденов.
Я прихожу, чтобы с Лениным говорить.
Чтобы встретиться с голосом,
С живым человеческим бытием,
С живым присутствием мастера, изваявшего образ
Грядущего мира.
Я хотел услыхать могучую поступь истории 
И в ней обрести человека, который остался навеки
В магнитном поле прошедших времен
В простом одеянии мужества. 
Я видел фигуру его в человеческий рост 
В Москве и Ташкенте - Он обращался к народу,
Я видел его, одетого в мрамор, на площадях и в залах музеев, 
И ночью, возле Москвы-реки, 
И в Ленинграде, под хлопьями снега. 
Я видел его на экране - в инее времени. 
Но встретиться с Лениным по-настоящему
Мне довелось в рабочем квартале, в скромной рабочей квартире. 
Вы напрасно бы стали в этом жилище искать 
Плесень нужды, паутину отчаянья.
Не бумагой оклеены стены, а достоинством человеческим.
На стуле старая кепка ожидает хозяина,
Потертая куртка напоминает о фабрике, о работе.
Ни старой прокуренной трубки, ни керамической кружки для водки.
Книги, на репродукции - царские власти разгоняют рабочее шествие.
Все эти вещи могли бы принадлежать и Владимиру Ленину. 
Все вокруг говорило о жизни
И было у времени отвоевано не ухищрениями химии,
А жизнью самой и любовью.
В этом скромном жилище, в рабочем квартале,
Чистотой все дышало и правдой,
Как на заснеженном стоге в Разливе.
Был здесь зеленый узбекский чай,
И черный московский хлеб,
И белокурая девушка с точеной фигуркой,
И старая женщина, словно шагнувшая к нам
Из романа Горького «Мать».
И ее рабочие руки мне протянули
Азбуку жизни, соль гостеприимства, братства живую воду -
Руки, простые, как детский бесхитростный взгляд
Ее старческих глаз,
Руки, поющие, как молодость мира.
Вряд ли бы Ленин добавил хоть слово
К тому, что она мне сказала,
И я говорю: 
«Ленин, вы мне помогли - издалека, на всех языках,-
Помогли мне создать моих идеалов колхоз,
Ниву мысли моей,
Глубинные ритмы моих поэм.
Помогите мне, Ленин, и мне, и собратьям моим,
Которые мне даны историей и судьбою,
Напоить нашей кровью мятежной
Родную землю,
И песню создать, которая нас выражает, 
И клич обрести, который ведет нас к свободе». 
Я вас приветствую, Ленин!

 

Аяльнех Мулату

ЗА СЧАСТЬЕ ЧЕЛОВЕКА

(Эфиопия)


Он мир потряс деяньями своими. 
По всей планете знают это имя: 
Его ветра победы донесли 
От русской Волги до моей земли.
За ним прямой дорогою идя, 
Мы помним жизнь великого вождя. 
Ученье. Чтенье. Класс. Библиотека 
И всюду бой за счастье человека. 
Изгнанье. Ссылка. Камера тюрьмы 
И всюду бой, чтоб вспыхнул свет из тьмы! 
Он человека разглядел в рабе 
И человека научил борьбе, 
Чтобы России трудовой народ 
Стал господином, разогнав господ, 
Чтоб все народы, за Россией вслед, 
Увидели свободы яркий свет. 
По всей планете помнят это имя, 
Бесстрашней всех и всех неколебимей, 
Вовек непобедим, неутомим, 
Он шел вперед - и люди шли за ним. 
И кто измерит ширь его ума, размах трудов? 
Да разве лишь сама 
История, которую вершил он, 
Ведя людей из пропастей к вершинам! 
Он дал огонь сердцам и оживил их. 
Он - это кровь живая в наших жилах, 
Глоток воды для гибнущих в песках, 
Опора наша в битвах и трудах. 
Он был России сын, но для меня 
И всех друзей свободы он родня. 
Нет, он не бог - мы бога зрим во сне, 
А Ленин наяву пришел ко мне, 
И вновь придет, и путь укажет мой, 
И вновь придет - простой, земной, живой! 
Он просто человек, не божество, 
Но жив в делах народа своего, 
Он жив в свершеньях партии своей, 
Он жив в победной поступи людей!

 

Как правильно выбрать мужские Кальсоны товаромания.рф.