Содержание материала

 

Глава первая

ВСПОМНИМ, ТОВАРИЩ...

Советская Родина достигла огромных успехов в развитии экономики, культуры, науки. Мы гордимся тем, что в нашей стране впервые в мире полностью, окончательно победил социализм, что наш талантливый и трудолюбивый народ успешно строит коммунизм.

Размышляя над судьбами Родины, я всегда думаю: славен и героичен ее. путь. Человеку, знавшему старую Россию, особенно отчетливо видно, каких высот мы достигли, претворяя в жизнь заветы великого Ленина. От года к году мужает и крепнет наша держава. Вместе с ней закаляются и наливаются могучими силами овеянные славой легендарных побед доблестные Советская Армия и Военно-Морской Флот.

Советские Вооруженные Силы — подлинное детище народа. Без них мы не могли бы защитить завоевания Великого Октября, отбить атаки многочисленных и злейших врагов революции.

Еще свежи в памяти ветеранов тяжелые годы, когда молодая Советская Республика была зажата в огневом кольце фронтов. Со всех сторон лезли на нас хорошо вооруженные белогвардейцы и империалистические интервенты. Они пытались задушить только что рожденное государство рабочих и крестьян, расчленить и поработить нашу страну. Буржуазные «пророки» на весь мир каркали, что вот-вот рухнет власть большевиков. Но Коммунистическая партия, руководимая Лениным, сумела преодолеть все трудности, поднять трудящиеся массы на защиту октябрьских завоеваний. Партия создала могучую армию нового типа, проявившую чудеса мужества и героизма, удивившую весь мир своим бесстрашием. Это было нелегким делом. «Вопрос о строении Красной Армии, — говорил В. И. Ленин, — был совершенно новый, он совершенно не ставился даже теоретически... Мы брались за дело, за которое никто в мире в такой широте еще не брался»1.

Несмотря на огромные трудности, рабоче-крестьянская Армия была создана в течение нескольких месяцев. К осени 1918 г. в ее рядах находилось около миллиона бойцов, а ее боевой путь с самого начала отмечен рядом важных побед над белогвардейцами и интервентами.

Мы шли от опыта к опыту, проверяя систему организации армии в боях, учились на успехах и ошибках. От добровольчества — ко всеобщей воинской обязанности, от разрозненных отрядов — к кадровой регулярной армии с единой организацией, централизованным управлением и крепкой дисциплиной.

В. И. Ленин не только теоретически обосновал необходимость защиты Страны Советов, но и открыл конкретную форму военной организации социалистического государства, способную отразить любую агрессию империалистов. Такой организацией и явилась рабоче-крестьянская Красная Армия, ставшая вооруженным оплотом родины Октября.

По своей сущности наша армия коренным образом отличается от буржуазных армий, которые являются орудием в руках эксплуататорских классов, защищают их корыстные интересы. Красная Армия с первых дней своего существования — это армия народа, призванная служить его интересам, освобождению трудящихся. С самого начала служба в Красной Армии рассматривалась рабочими и крестьянами как выполнение почетного и ответственного долга перед социалистической Родиной. И Советские Вооруженные Силы с честью выполнили возложенную на них миссию. Вся их история — вдохновляющий пример беззаветного служения Отчизне, делу Великого Октября.

Вспомним, на какие жертвы пошла молодая Советская Республика, подписав в Бресте договор с Германией, чтобы покончить с войной. Но недолго пользовались мы мирной передышкой. Еще не высохли чернила под этим договором, еще не остыл пепел сожженных немецкими полчищами селений, а враги навязали нашему народу новую войну, чтобы задушить первое в истории государство рабочих и крестьян.

Тревожной была весна 1918 года. На севере в Мурманске высадились американские, английские и французские десанты. На Дальнем Востоке японские оккупанты стремились отрезать Россию от Тихого океана, захватить богатые пространства Сибири. Мостовые Владивостока топтали не только японские, но и американские и английские солдаты. Подкупив генералов и офицеров чехословацкого корпуса, который был образован из пленных чехов и словаков, добровольно перешедших на сторону России еще во время войны, страны Антанты спровоцировали мятеж против Советской власти.

Оживились и темные силы внутренней контрреволюции. Свергнутые эксплуататорские классы, партии кадетов, эсеров, меньшевиков, буржуазные националисты действовали заодно с иностранными империалистами. Чтобы вырвать власть из рук трудящихся, они готовы были на все: отдать иноземным поработителям огромные территории, расчленить Россию, превратить ее в колонию.

Началась развязанная иностранными империалистами вооруженная интервенция и гражданская война.

Удары по неокрепшей Республике Советов наносились со всех сторон. А Красная Армия еще только создавалась, была малочисленна, не обучена. Интервентам и белогвардейцам удалось отрезать Москву и центральные районы от Дальнего Востока, Сибири, Урала и Поволжья. В руках врагов оказался Баку. Нависла угроза над Петроградом. Бесчестно растоптав Брестский договор, германские империалисты захватили Финляндию и не только оккупировали Прибалтику, Белоруссию и Украину, но и вторглись в район Дона, заняли Грузию. Мы лишились важнейших продовольственных и сырьевых ресурсов, нефти, угля. Без топлива замерзали на путях паровозы, останавливались станки на заводах. В городах не было света, народ голодал.

Все туже смыкалось вражеское кольцо вокруг социалистического государства. В эти тяжелые дни Коммунистическая партия подняла народ на Отечественную войну против интервентов и белогвардейцев. Уже к лету 1918 г» в Красную Армию записалась триста тысяч добровольцев. Партия послала на фронт лучшие силы рабочего класса, десятки тысяч коммунистов. В рядах Красной Армии сражались и женщины — врачи, медицинские сестры, пулеметчицы, политработники.

Всей обороной республики руководил В. И. Ленин. Красная Армия выросла, окрепла. Осенью 1918 г. она перешла в наступление на Восточном фронте, откуда грозила главная опасность, закрыла интервентам дорогу на Москву. Одновременно советские войска успешно отбивали атаки белоказачьей армии генерала Краснова, рвавшейся с Дона в центральные районы страны.

В то до предела напряженное время контрреволюция нанесла Советскому государству жесточайший удар: 30 августа эсеры тяжело ранили двумя отравленными пулями Владимира Ильича Ленина. Буря гнева охватила страну. Рабочие и крестьяне еще теснее сплотились вокруг партии. Трудящиеся поклялись отдать все силы на разгром врага. Бойцы Красной Армии шли в наступление, горя желанием отомстить за раны Ильича.

Осень 1918 г. ознаменовалась важными событиями на Западе. В сентябре вспыхнуло восстание солдат в Болгарии, в октябре развернулась революция в Австро-Венгрии, в ноябре — в Германии. Подъем революционной волны облегчил положение нашей страны. Красная Армия пришла на помощь трудящимся Украины, Белоруссии и Прибалтики, поднявшим восстание против австро-германских оккупантов и буржуазных националистов. На Украине, в Эстонии, Латвии, Литве и Белоруссии возродилась Советская власть.

Планы германского империализма потерпели крах. Но тут же крупные десанты на юге, севере и Дальнем Востоке нашей страны стали высаживать империалисты Англии, Франции, США, Японии. Необходимо было направить все силы партии, рабочего класса, народных масс, все ресурсы страны на разгром многочисленного и сильного врага. С этой целью был создан Совет рабочей и крестьянской обороны во главе с В. И. Лениным.

Борьба шла неслыханно тяжелая. Мы вели ее одни, окруженные превосходящими вражескими силами. К тому же остатки буржуазии пытались саботажем и вредительством парализовать истощенный организм страны. Расхитители и спекулянты, эсеры и меньшевики тайно и явно стремились подорвать и без того разрушенное войной хозяйство.

Положение вынудило нас ввести изменения в экономическую политику Советской власти. Была осуществлена полная централизация промышленного производства и распределения, определена потребность в продовольствии для удовлетворения государственных нужд. Все необходимое количество хлеба и фуража разверстывалось между губерниями для покупки у крестьян по твердым ценам. Была введена всеобщая трудовая повинность.

Эта экономическая политика вошла в историю под названием «военный коммунизм». Она носила временный характер и полностью себя оправдала.

Огромным событием тех дней стал VIII съезд партии, состоявшийся 18—23 марта 1919 г. Он принял новую Программу Коммунистической партии, разработанную В. И. Лениным. Партия говорила народу: в результате Октябрьской революции и установления Советской власти основная цель, выдвинутая первой программой, выполнена; вторая программа ставит задачу укрепления государства диктатуры пролетариата и построения социалистического общества, определяет деятельность партии на весь переходный период от капитализма к социализму.

А в это время империалисты Антанты предприняли против нас новый объединенный поход.

От Каспийского моря до североуральской тундры шли кровопролитные бои с войсками адмирала Колчака, пробивавшимися к Волге. Они должны были соединиться с Деникиным, чтобы совместными силами овладеть Москвой. Снова нависла опасность над Петроградом. С севера действовала армия генерала Миллера, наступали английские, американские и французские интервенты. Тогдашний военный министр Англии Черчилль хвастал, что организовал поход 14 государств против Советской страны.

Но и поход 14 государств провалился, как неизменно провалились все расчеты на неустойчивость Советской власти.

Окрепнувшая в боях Красная Армия сокрушила Колчака, вернула Родине Урал и Сибирь. Наши Вооруженные Силы, в том числе и сформированная Первая Конная армия, которой я тогда командовал, разбили под Орлом и Воронежем войска Деникина. Перейдя затем в наступление по всему фронту, советские войска могучим валом продвигались к Черному, Азовскому и Каспийскому морям. Освобождались города и села Дона, Украины, Ставрополья, станицы и хутора Кубани. Свобода пришла и в горы Дагестана.

Победа Красной Армии помогла трудящимся Закавказья в их борьбе против интервентов. Узнав о приближении Красной Армии, рабочие Азербайджана подняли восстание против национальной буржуазии. Свергли меньшевиков трудящиеся Грузии. Закавказье стало советским.

Наш народ с радостью встречал поддержку зарубежных рабочих. Пролетариат капиталистических государств все решительнее требовал: «Руки прочь от Советской России!». Провозглашенный рабочими Англии, этот призыв подхватили железнодорожники Парижа и Марселя, ткачи Лиона, моряки и докеры Бордо и Гавра, пролетариат Рима, Милана, Неаполя, трудящиеся Соединенных Штатов Америки и других стран.

Правящие круги государств Антанты наглядно убедились: Советская власть, говоря словами В. И. Ленина, — «штука прочная». Англия, Италия и Франция вынуждены были отменить блокаду первой рабоче-крестьянской республики. Советское государство завоевало новую передышку.

Положение в стране было, конечно, крайне напряженным. Шестой год шла война. К тяжелым последствиям первой мировой войны прибавились невиданные разрушения, совершенные интервентами и белогвардейцами. Когда, например, Первая Конная ворвалась в Донбасс, мы не нашли там ни одной неразрушенной или незатопленной шахты. Бездействовали все 65 домен Донецкого бассейна. Только напряжением сил рабочих и крестьян, единством воли и железной дисциплиной можно было побороть разруху, пустить фабрики и заводы, восстановить транспорт и сельское хозяйство. «Смерть или победа!» — должно стать лозунгом на промышленном фронте — так поставил задачу Владимир Ильич Ленин.

Совет рабочей и крестьянской обороны был преобразован в Совет труда и обороны. Многие части Красной Армии использовались на восстановлении транспорта, заготовке и подвозке дров, продовольствия.

Исключительно напряженно работал в те тревожные и трудные дни Владимир Ильич Ленин. Полный жизненной энергии и оптимизма, он принимал участие в различных съездах, конференциях и совещаниях. Его мудрые, как сама жизнь, слова звучали со страниц печати, на собраниях рабочих и красноармейцев. В 1919 году в гуще рабочих масс родилась новая форма общественного труда — коммунистические субботники. Ленин видел в них не только залог победы над хозяйственной разрухой, но и торжество нового, социалистического строя.

Тяжелое испытание выпало на нашу долю. Но советский народ, руководимый Коммунистической партией, великим Лениным, не только преодолел трудности и устоял в этих сражениях, но и разгромил наголову объединенные силы внешней и внутренней контрреволюции, отстоял завоевания Октября. Трудно было молодой Красной Армии, но воины ее хорошо понимали, что они защищают родную Советскую власть. Мы твердо верили: Ленин, партия большевиков, трудовой народ России сделают все необходимое для спасения молодой Советской Республики.

В. И. Ленин требовал, чтобы Красная Армия создавалась по последнему слову военной науки, была строго дисциплинированна, чтобы ее воины воспитывались в боевом наступательном духе. Он заботился о развитии всех родов войск, и особенно конницы. Какую важную роль отводил конным соединениям Владимир Ильич, можно судить по письму ЦК всем партийным организациям, разосланному в сентябре 1919 г. В нем, в частности, говорилось: «Помогайте строить кавалерийские части! Извлекайте всех коммунистов-кавалеристов, создавайте из них ячейки для советской кавалерии!». И это понятно. Красная Армия, ведя тяжелую неравную борьбу с полчищами интервентов и белогвардейцев, значительно превосходившими ее в силах, и особенно в технике, не могла вести позиционной войны. Отсиживаться в окопах — значило бы затянуть войну, обречь рабочих и крестьян на еще более тяжелые муки и лишения, поставить под угрозу само существование Советской власти. Красная Армия не могла просто оттеснять, выталкивать неприятеля. Оправившись, он вновь и вновь переходил бы в наступление. Партия, правительство, народ требовали от Красной Армии действовать с величайшей активностью, завязывать встречные бои с врагом, бить по флангам, выходить в тылы, окружать врага и пленить или уничтожать.

Первая Конная, детище Коммунистической партии и народа, была именно такой армией. О ней, о подвигах ее бойцов и командиров народ и поныне слагает песни и легенды. Ветеранам есть что вспомнить, есть о чем рассказать своим сынам и внукам. Храбрые полки и дивизии Конармии, как молния, обрушивались на самые опасные для революции силы врагов и уничтожали их без остатка. Первая Конная била генералов Мамонтова и Шкуро под Воронежем и Касторной. Она била генералов Крыжановского и Павлова на Дону и на Маныче, нанесла сокрушительные удары по войскам Деникина. Она била польскую шляхту на всем пути от Киева до Львова. А Житомирский прорыв Конной армией польского фронта, по признанию Пилсудского, потряс все польское государство. Конармия жестоко била «черного барона» — Врангеля в Крыму. Острые сабли конармейцев всюду наводили на врагов страх и ужас, добывая революции победу.

Первая Конная создана более пятидесяти лет назад, 19 ноября 1919 года. Я хорошо помню то тяжелое и грозное время. Ставленник Антанты генерал Деникин занял Воронеж, Курск, Орел. Он рвался к Москве. Над молодой Советской Республикой нависла смертельная угроза. Центральный Комитет партии, лично В. И. Ленин делали все необходимое, чтобы остановить продвижение армии Деникина, а затем перейти в контрнаступление. В своем циркулярном письме от 30 сентября 1919 года ЦК РКП (б) писал, что «...наступление Деникина есть покушение на самое существование Советской власти, а вместе с ней и на существование Коммунистической партии». ЦК партии призвал немедленно пополнить кавалерийские части лучшими людьми.

Меня глубоко обрадовал призыв ЦК партии создавать кавалерийские части. Партия, Ленин проявили величайшую мудрость, оценив важную роль кавалерии в гражданской войне. Ведь успех Деникина объяснялся прежде всего тем, что его армия состояла в основном казачьей конницы, наиболее маневренного и боеспособного в тот период рода войск. Если Деникин с начала своего наступления на Южном фронте бросил конные корпуса генералов Мамонтова, Покровского, Шатилова, конные группы генералов Яковлева, Голубинцева, Шкуро, Улагая, Науменко и другие, то мы этой массе казачьей конницы могли противопоставить лишь один мой конный корпус да отдельные части войсковой конницы. Нам следовало срочно создать свою массовую кавалерию, крупное кавалерийское объединение — Конную армию.


25 октября я обратился с письмом к Члену Реввоенсовета Южного фронта И. В. Сталину, в котором, в частности, писал, что «...создание Конной армии — это не пустой эксперимент, а назревшая необходимость. Она (Конная армия) явится не только серьезным противовесом белогвардейской казачьей коннице, но и могучим средством в руках фронтового и главного командования для решения задач в интересах фронта и, не исключено, в интересах всей Советской Республики».

И Первая Конная армия была создана. Меня назначили командующим, а К. Е. Ворошилова и Е. А. Щаденко — членами РВС. В состав Первой Конной армии вошли 4-я и 6-я кавалерийские дивизии конного корпуса и 11-я кавдивизия, которая была переброшена из центра по распоряжению Главкома С. С. Каменева, а также кавалерийский полк.

5 декабря 1919 года в село Велико-Михайловку, где находился штаб Первой Конной армии, приехал И. В. Сталин. Он провел первое заседание Реввоенсовета, в котором приняли участие также Егоров, Ворошилов и Щаденко.

- Наша задача сейчас заключается в том, — сказал, в частности, Сталин, — чтобы рассечь фронт противника на две части, не дать частям Деникина, расположенным на Украине, отойти на Северный Кавказ. В этом залог успеха. А когда мы, разбив противника на две части, дойдем до Азовского моря, тогда будет видно, куда следует бросить Конную армию — на Украину или на Северный Кавказ.

Первая Конная армия была создана вопреки желаниям некоторых военных руководителей, и прежде всего председателя Реввоенсовета республики Троцкого, как оперативно-стратегическая подвижная группа войск для решения главной идеи плана разгрома Деникина. Нам предстояло стремительным ударом через Донбасс на Таганрог расчленить Донскую и «Добровольческую» армии белых и во взаимодействии с нашими 8-й и 13-й армиями разгромить врага. Мы понимали, что партия, Ленин поставили перед конармейцами очень трудную задачу, поэтому сделали все необходимое для решения ее. И Первая Конная оправдала свое назначение. Нанося последовательные мощные удары по противнику, она в декабре 1919 года разгромила сильную конную группу противника у города Валуйки. В районе Сватово мы успешно форсировали Северный Донец и прочно закрепились на его правом берегу. Бойцы стойко дрались с врагом. Особенно отличилась 4-я кавдивизия Оки Ивановича Городовикова, бесстрашного, талантливого командира. Бой шел, как говорят, не на жизнь, а на смерть. Сопротивление белых было сломлено. Противник в панике бросал орудия, пулеметы, обозы и бежал. На одном из бронепоездов, ворвавшихся на станцию Меловатка, находился и непосредственно руководил боем Реввоенсовет Конармии.

Для защиты Донбасса Деникин собрал крупные силы: три кавалерийских корпуса, две свежие пехотные дивизии и пять бронепоездов. Однако ничто не могло остановить наступательного порыва красных бойцов. В боях за Донбасс Конармия вместе с приданными ей стрелковыми дивизиями (9-й и 12-й) нанесла противнику решительное поражение. Только с 25 по 31 декабря белые потеряли убитыми около трех тысяч человек и пленными почти вдвое больше.

Пролетарский Донбасс вновь стал советским.

Полки Конармии мощной лавиной продвигались на юг. Гибко маневрируя в условиях встречных боев, умело используя приданную пехоту и ураганный огонь своих пулеметов, артиллерии и бронепоездов, Конармия наносила по противнику удар за ударом, освободила Таганрог, 8 января ворвалась в Ростов, где генералы и буржуи справляли праздник рождества. Можно себе представить переполох белогвардейцев, когда после бального танца, следуя в обеденный зал, они обнаружили за богато сервированными столами наших бойцов! Оркестранты сменили полонез на «Интернационал»...

Продолжая громить деникинцев, Первая Конная двинулась на Северный Кавказ. В лютую стужу по заснеженным безлюдным Сальским степям она прошла свыше ста пятидесяти километров и нанесла сокрушительное поражение белым войскам Донской и Кубанской армий. В Торговой 19 февраля была наголову разбита сильная конная группа генерала Павлова, состоявшая из тысяч человек и потерявшая только убитыми около трех тысяч. В Белой Глине от острых клинков конармейцев потерпел поражение Кубанский корпус генерала Крыжановского. А в начале марта в знаменитом Егорлыкском сражении, где противник имел двойное численное превосходство в кавалерии, мы одержали над ним победу. Двое суток здесь длился кровопролитный бой, в котором с обеих сторон участвовало 40 тысяч конников. Действуя совместно с 1-й Кавказской и 2-й Блиновской кавалерийскими дивизиями и 20-й стрелковой дивизией соседней армии, конармейцы наголову разгромили врага.

Сражение под Егорлыкской было завершающей операцией по ликвидации деникинщины. Деникин вынужден был это признать. «Дух был потерян вновь», — писал он впоследствии, характеризуя состояние своих войск после поражения.

Конармейцы, как и все красные бойцы, сражались с врагом с завидным мужеством и стойкостью. Многих храбрецов я помню и поныне. Когда в разгар боя по нашей пехоте открыл огонь вражеский пулемет, помощник командира взвода 22-го кавалерийского полка 4-й дивизии Михаил Быков броском гранаты уничтожил его, сохранив жизнь десяткам красноармейцев. Командир взвода этого же полка Георгий Агеев первым ворвался в ряды белогвардейцев, приготовившихся к атаке, в упор застрелил двух офицеров и, захватив пулемет, открыл из него огонь по белым. Бойцы Петр Петрушин и Федор Ромов внезапно атаковали вражескую батарею, захватили ее и открыли огонь из орудий по противнику. Геройски сражались и умело руководили дивизиями начдивы Городовиков, Тимошенко, Степной-Спижарный. В бою геройски погиб Мироненко, его заменил Тюленев. Раненный в атаке, он до конца сражался, руководил 2-й бригадой 4-й дивизии. Комиссары дивизий Бахтуров, Детистов и Хрулев личным примером воодушевляли бойцов в наступлении. Медсестра Таисия Плотникова, вскочив на коня, повела конармейцев в атаку и застрелила белогвардейского офицера... Бойцы, командиры и комиссары, окрыленные великими целями священной войны против эксплуататоров и их сообщников, шли на врага, показывая невиданные образцы храбрости, отваги, мужества и стойкости.

Едва утихли бои на юге, как подняли головы белополяки. По указанию В. И. Ленина Первая Конная армия походным порядком двигается на Польский фронт. В новый поход напутствовал нас В. И. Ленин. А перед боями у бойцов Конармии побывал Председатель ВЦИКа М. И. Калинин. Михаил Иванович вручил многим конармейцам ордена, а некоторым частям — почетные Красные знамена ВЦИК. От имени ЦК партии Калинин призвал личный состав армии до конца выполнить свой долг перед трудящимися Страны Советов. Тяжелые дороги, скудные местные продовольственные и особенно фуражные ресурсы, встречные бои с махновскими и петлюровскими бандами — все эго создавало трудности, но свой тысячеверстный переход мы завершили успешно и с ходу вступили в бой.

Белополяки строили свою оборону прочно: система траншей, прикрытых проволочными заграждениями, с узлами сопротивления и опорными пунктами в сочетании с организованным огнем артиллерии и пулеметов. Было ясно, что в конном строю, даже при подавляющем превосходстве сил и действии с тыла, прорвать такую оборону не удастся. Но это не обескуражило наших командиров. Они научили войска успешно применять новую тактику комбинированных действий, гибко сочетая по обстановке конные атаки с действиями в пешем строю при поддержке хорошо организованного огня артиллерии и пулеметов.

В начале июня 1920 года Конармия совершила знаменитый Житомирский прорыв. Это было выдающимся событием в истории войн: советская кавалерия доказала, что может самостоятельно преодолевать укрепленные позиции, обороняемые пехотой, что является образцом нового в военном искусстве. При штурме Житомира конармейцы проявили исключительную храбрость. Бойцы бросали на проволочные заграждения шинели, доски, бревна, связанные из сучьев маты. В окопах шла яростная схватка, оглашаемая криками, взрывами гранат и стрельбой.

Мне особенно запомнился подвиг пулеметчика, имя которого, к сожалению, осталось неизвестным. В самый напряженный момент боя неприятельская конница неожиданно, из леса, атаковала наши части во фланг. И вдруг из окопов, где не должно было остаться ни одной живой души, застрочил пулемет. Длинными очередями невидимый издали пулеметчик сорвал атаку врага и принудил его отступить.

Мне захотелось увидеть героя, лично поблагодарить его. Объехав разрушенный снарядами блиндаж, я оказался у пулемета и остановил коня. Намертво вцепившись в рукоятки пулемета, в окровавленной одежде лежал белокурый боец. Он погиб, спасая от гибели товарищей. Документов у пулеметчика не оказалось. В одном из карманов брюк лежал кусочек ржаного черствого хлеба, завернутый в обрывок армейской газеты «Красный кавалерист».

Так сражались и умирали конармейцы. О таких героях писали красные конники Николай Островский и Всеволод Вишневский.

Неоценим вклад Первой Конной армии в общие усилия советских войск на Польском фронте. Они вынудили буржуазно-помещичью Польшу заключить мирный договор на условиях менее выгодных, чем те, что ранее предлагались Советским правительством. Помню, в 1934 году в руки мне попала немецкая газета «Милитер Вохенблат» со статьей немецкого офицера фон Фора. Он писал: «По существу не было ни одного военачальника (в мировую войну), который имел бы доктрину вождения больших масс конницы и который осмелился бы эту доктрину применять. Единственный, который посмел, эго генерал русской кавалерии, без образования, вышедший из рядовых, — генерал Буденный. Он достиг потрясающего успеха...»2.

Генералом я в то время не был, тут фон Фора напутал, а вот насчет доктрины он прав — конармейцы били врага по всем правилам революционного искусства.

После житомирского прорыва Конармия разгромила киевскую группировку белополяков, а затем совместно с 45-й стрелковой дивизией и кавалерийской бригадой Г. И. Котовского, развивая дальнейшее наступление, нанесла ряд мощных ударов по противнику. Новоград-Волынский, Ровно, Дубно, Кременец, Броды, Луцк, Львов— вот этапы героического пути Конармии, ее трехмесячных беспрерывных боев за Советскую Украину. Могучим тараном продвигалась красная конница на запад, взламывая один за другим оборонительные рубежи белополяков на реках Случь, Горынь, Стырь, Западный Буг...

Первая Конная нанесла противнику большой урон, но и мы имели значительные потери. Тяжелой утратой для всех нас была гибель талантливого кавалерийского начальника, командира 2-й бригады 11-й кавдивизии Семена Михайловича Патоличева, скромного, по-отечески ласкового, но сурового к врагам. Я высоко ценил своего тезку — так мы в шутку называли друг друга. Это был храбрый человек, грамотный командир, всегда отлично разрабатывавший операции, и поэтому его бригада была ударной силой дивизии. Во всех боях С. М. Патоличев в наступлении был первым. Однажды мы с М. И. Калининым объезжали части Первой Конной армии. Рядом с командиром бригады С. М Патоличевым мы увидели верхом на лошади в полной военной форме мальчугана лет пятнадцати. Михаил Иванович спросил:

- Чей это мальчик? Неужели и он воюет?

Патоличев ответил:

- У меня их семеро, жена прибаливает, да и в наших местах голодно, вот и приходится старшего возить с собой.

Калинин участливо посмотрел на мальчика и сказал, чтобы поберегли его.

- Мы за их будущее сражаемся, терпим лишения, — и, посмотрев на Патоличева, добавил:

- И себя поберегите, вам детей растить.

Комбриг ответил:

- Мне нет еще и сорока лет, я хочу жить, но я хочу жить в новом обществе, которое провозгласили большевики, Ленин. За это будущее надо биться с врагом, и я своей совестью не поступлюсь.

После гибели С. М. Патоличева в Реввоенсовет Конармии пришел рапорт от начдива 11-й дивизии Ф. М. Морозова. «В боях под г. Дубно, — писал он, — пал смертью доблестного революционера командир 2-й бригады вверенной мне дивизии тов. Патоличев.

Происходящий из бедных крестьян Владимирской губернии тов. Патоличев оставил после себя ничем не обеспеченную семью из жены и семи человек детей, причем старшему из них 15 лет.

Высоко ценя заслугу тов. Патоличева перед революцией вообще и, в частности, перед 11-й кавдивизией, прошу разрешения выдать его семье из сумм штадива единовременное пособие в сумме двадцати тысяч рублей».

К несчастью, в эти дни умерла жена комбрига Патоличева и дети остались круглыми сиротами. Мы решили выдать семье Патоличева его трехмесячное жалование и, кроме того, пособие в размере 15000 рублей из денег, присланных трудящимися в подарок Конармии. Конармейцы также собрали деньги для семьи героя, которые и были отданы старшему сыну Михаилу, который в сопровождении боевого друга отца А. Гулякова выехал домой.

Ныне один из сыновей героя, Николай Семенович Патоличев — министр внешней торговли СССР.

Осенью 1920 года дивизии Конармии устремились на Врангеля. 4 октября В. И. Ленин телеграфировал Реввоенсовету Первой Конной армии: «Крайне важно изо всех сил ускорить передвижение вашей армии на Южфронт. Прошу принять для этого все меры, не останавливаясь перед героическими. Телеграфируйте, что именно делаете»3.

Владимиру Ильичу мы ответили следующей телеграммой:

«Предсовнаркома Ленину.

Сознавая всю важность настоящего момента для нанесения противнику окончательного сокрушительного удара, РВС Первой Конной армии принимает самые чрезвычайные меры к ускорению сосредоточения армии согласно приказу командъюжа».

Из Бердичева в район Берислава — расстояние в 700 километров — Конармия в короткий срок совершила трудный марш. В пути приходилось вести бои с бандами. 28 октября, переправившись через Днепр у Берислава, с Каховского плацдарма полки армии устремились в тыл врангелевским войскам. Пути отхода врага в Крым были отрезаны. Тогда белогвардейцы обрушили на Конармию всю мощь своих главных сил. Врангель бросил против красных конников бронепоезда, танки, самолеты и бронеотряды, кавалерийские соединения и сильно вооруженную пехоту. Конармейцы сражались, как подобает советским бойцам, — мужественно, стойко, не щадя своей крови и самой жизни. Погибли начдив Ф. М. Морозов, комиссар дивизии П. В. Бахтуров, комбриг Г. Г. Колпаков, многие командиры и военкомы полков и эскадронов. Тяжело ранен был начдив 4-й  С. К. Тимошенко, командир бригады Б. С. Горбачев, чуть не погиб в бою под Отрадой К. Е. Ворошилов. Бойцы Первой Конной, принявшие на себя удар главных сил Врангеля, в этих жестоких боях покрыли себя неувядаемой славой, а 6-й кавдивизии О. И. Городовикова было присвоено почетное наименование «Чонгарской».

Ценою огромных потерь врагу удалось частично просочиться в Крым, оставив в плену 20 тысяч солдат и офицеров. Позже в своих мемуарах генерал Врангель объяснял свое поражение тем, что «...к сожалению, наступательный порыв войск был уже в значительной степени утерян (Врангель имеет в виду разгром его войск под Отрадой и Агайманами — С. Б.). Не имея тыла, окруженные врагом со всех сторон, потрясенные жестокими испытаниями, войска дрались вяло. Сами начальники не проявляли уже должной уверенности...».

Ничего не скажешь, откровенное признание своего полного разгрома!

На многих фронтах действовала Первая Конная армия. Боевая летопись се — уже давняя история для нашей молодежи, а для ветеранов — это их жизнь, их собственные, пусть и далекие, но всегда памятные заботы и тревоги, это рубцы от старых ран, пережитое ими незабываемое торжество побед, добытых в ратном труде. Многое выпало на нашу долю.

Немало было у нас случаев, которые не забываются всю жизнь. Вспоминаю такой эпизод. На подступах к Воронежу, который был в то время захвачен бандами Шкуро, по пути нашего движения от Воробьевки к Таловой над колонной корпуса появился самолет. Нетрудно было определить, что самолет принадлежит белым, так как ни в 8-й, ни в 10-й наших армиях авиации не было. Самолет сделал вираж и стал кружить над колоннами дивизий.

Тотчас же было приказано опустить знамена и всем махать шапками. Самолет еще больше снизился, сделал разворот и пошел на посадку. Он не успел еще остановиться, как был окружен со всех сторон кавалеристами.

- Вы мамонтовцы?

- Да, мамонтовцы. Руки вверх!

На допросе было установлено, что летчик вылетел из Воронежа с задачей — найти Мамонтова в треугольнике Таловая — Бобров — Бутуолиновка и передать ему приказ генерала Сидорина и письмо Шкуро.

Эти документы сослужили нам потом превеликую помощь в разгроме белых.

Первая Конная армия с честью выполнила свой революционный долг перед партией и народом. Центральный Комитет ВКП(б) в день 15-летия со дня создания Конармии в своем приветствии писал: «Вдохновляемая нашей партией, под руководством товарищей Ворошилова и Буденного, Первая Конная армия покрыла себя неувядаемой славой, боевыми действиями на Южном и Польском фронтах и под Перекопом вписала блестящие страницы в историю гражданской войны и Красной Армии.

Революционное могущество и отвага бойцов Первой Конной навсегда должны остаться примером для молодых поколений бойцов, защитников нашей великой Родины»4.

Первая Конная армия была грозой для врагов. Она не знала поражений, хотя большей частью вела бои с численно превосходящим, хорошо вооруженным противником. Почему Первая Конная, во главе которой стояла командиры, вышедшие из трудового народа, била и обращала в бегство войска, предводительствуемые опытными в военном деле генералами, которые люто ненавидели Советскую власть? Даже самые объективные буржуазные историки тщетно ломали себе голову, пытаясь понять, в чем была сила Красной Армии, в чем секрет неизменных успехов и побед Первой Конной. А секрет был прост: Первая Конная армия, как и все другие соединения Красной Армии, являлась подлинно народной армией. Ее основу составляли добровольцы. В ее рядах сражались лучшие представители рабочих и крестьян, которым дорога была родная Советская власть, и ради ее торжества они не жалели своей жизни. А народная армия, вооруженная идеями Коммунистической партии, борющаяся за справедливое дело, непобедима. Это доказала история гражданской войны, это доказал исход Великой Отечественной войны.

Цементировали ряды Красной Армии коммунисты, которых партия, Центральный Комитет регулярно направляли и в Конармию. Живым словом и личным примером они сплачивали ряды бойцов, делали их сильными духом, отважными и непобедимыми в бою. Комиссары полков, бригад и дивизий, коммунисты — посланцы партии — были костяком армии. В. И. Ленин, проявлявший неустанную заботу о Первой Конной армии, в беседах со мной и К. Е. Ворошиловым не раз подчеркивал, чтобы в своей работе мы опирались на коммунистов. Партия пользовалась огромным авторитетом в армии.

Однажды к Е. А. Щаденко явился целый эскадрон бойцов.

- В чем дело? — спросил их Щаденко.

- Записывайте нас в партию, — ответил за всех командир эскадрона.

- Как так — записывать? Вы же командир и должны знать, что в партию принимают не группами, а индивидуально.

— Я-то знаю. Но бойцы так постановили. Говорят, в атаку ходим сообща, все боремся за Советскую власть, следуем за товарищем Лениным и партийным Реввоенсоветом, так и в коммунисты вместе пойдем.

— Это похвально, что все желаете вступить в партию, — ответил Щаденко, — но записывать вас в коммунисты не имею права. Подавайте каждый заявление в полковую ячейку.

Этот эпизод весьма показателен: каждый боец беспредельно верил партии, доверял ей свою жизнь. Число коммунистов у нас в армии непрерывно росло. Если на 1 марта 1920 года в Конармии их было 1300 человек, то к 15 мая того же года (мы шли тогда на Польский фронт) их стало 3399. Число командиров-коммунистов увеличилось в четыре раза.

Конармейцы не только сражались с врагом, но и помогали населению освобожденных районов налаживать жизнь, укреплять на местах Советскую власть. После разгрома Врангеля Конармия ликвидировала многочисленные банды Махно, а когда утихли бои, помогла крестьянам-беднякам сеять. Конармейцы потрудились на славу: засеяли тридцать тысяч гектаров земли, перевезли семнадцать тысяч пудов семенного зерна. Работало на полях десять тысяч лошадей. Трудящиеся Екатеринославской губернии (ныне Днепропетровская обл.) наградили конармейцев за трудовые подвиги Красным знаменем. Однажды в Реввоенсовет пришла целая делегация крестьян-бедняков они принесли нам хлеб с солью. Руководитель делегации, бородатый мужик, с волнением сказал:

- Наше крестьянское спасибо вам, товарищи Буденный и Ворошилов. Славные у вас бойцы, они помогли нам засеять поля. И лошадей давали, и сами работали. Уж мы, крестьяне, в долгу не останемся. Вы уж поверьте, — и вручил нам хлеб с солью.

- За хлеб и соль наше красноармейское вам спасибо, — сказал Климент Ефремович. — А вот насчет долга уточняю — вы ничего нам не должны, товарищи. Армия у нас народная, охраняет интересы всего народа, и мы горды, что помогли посеять хлеб...

Мы безмерно были счастливы тем, что Конармия всегда ощущала внимание и заботу В. И. Ленина. В самые трудные минуты, когда дело касалось Конармии, я обращался к Ленину. Об этом подробно рассказываю в последующих главах.

Могущество Конармии заключалось также в революционном методе ее боевых операций. В самой основе создания столь мощного кавалерийского объединения, не имевшего прецедента в истории конницы, была заложена смелая революционная идея — превратить конницу в орудие осуществления больших оперативно-стратегических задач. Первая Конная, как правило, включалась в состав тех фронтов, которые в определенный момент являлись решающими. А в составе фронта была главной ударной силой. Все бои она вела в основном самостоятельно, руководствуясь интересами фронта в целом. Мы всегда искали главного противника. Гибко маневрируя, полки и бригады били врага по частям, стремясь в первую очередь уничтожить важнейшего и опаснейшего в данный момент противника. Все наши операции — наступательные. Оборона применялась только отдельными частями и то для обеспечения удара главными силами. Все бои, как правило, были обеспечены быстрым, гибким и умелым маневром. Широкая маневренность обеспечивала успех операции. Первой Конной был присущ общевойсковой характер боя. Она впитала в себя всю возможную по тем временам технику и широко ее использовала. Стрелковые дивизии, которые нередко придавались Конной армии, служили для конницы как ось маневра. Конармейские части действовали очень гибко, сочетая действия в конном и пешем строю.

Боевой опыт Первой Конной, обогативший советскую поенную науку, был взят на вооружение Советской Армией, применялся и в Великую Отечественную войну. Многие смелые операции против немецко-фашистских захватчиков проводились советским командованием с участием крупных конно-механизированных соединений.

Первая Конная явилась своеобразной школой командного состава. В ее рядах выросли такие военачальники, прославившие себя в годы минувшей войны, как маршалы Советского Союза А. А. Гречко, К. А. Мерецков, К. К. Рокоссовский, А. И. Еременко, С. К. Тимошенко, К. С. Москаленко; маршалы бронетанковых войск П. С. Рыбалко, С. В. Богданов, М. Е. Катуков; главный маршал авиации П. Ф. Жигарев; маршал войск связи А. И. Леонов, генералы армии И. В. Тюленев, А. Т. Стученко, Д. Д. Лелюшенко; генерал-полковники О. И. Городовиков, Я. Т. Черевиченко и др. Из числа бывших кавалеристов ряд маршалов занимал высокие посты министров Обороны СССР. Бывший конармеец Е. П. Славский стал министром СССР, А. Л. Минц — академик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и дважды Государственной премий. Крупнейшими учеными в области медицины стали академики И. А. Кассирский, Н. М. Шпайер, В. М. Вадимов. Здесь, разумеется, перечислена только небольшая часть моих товарищей. Все они гордятся тем, что сражались в годы гражданской войны за власть Советов, прошли немало фронтовых дорог в рядах Первой Конной.

Все, что сделано Красной Армией на фронтах гражданской войны, вошло золотой страницей в боевую летопись советского народа и его доблестных Вооруженных Сил. Буржуазные фальсификаторы истории еще до сих пор пытаются умалить ее исторические победы, стремясь обелить белогвардейских генералов Деникина, Врангеля и т. п., представить их как «спасителей России». Нет, не удастся буржуазным писакам хоть в какой-то мере развенчать ореол революционной славы Красной Армии, в ее рядах и Первой Конной. Она верой и правдой служила делу революции. И я горжусь тем, что мне, командарму, вместе с рядовыми бойцами довелось пройти тяжелый и суровый путь побед.

Прошли годы, а перед моим мысленным взором мчатся лихие эскадроны, всхрапывают боевые кони, сверкают острые клинки в крепких руках конармейцев. И в стройных рядах бойцов — совсем молодые ребята в краснозвездных шлемах, в заломленных на затылок кубанках, с обветренными и опаленными пороховым дымом лицами.

Их было много, пожалуй, больше половины состава армии. И все добровольцы. У одних дорога в Конармию прошла через райкомы комсомола — те, что в час смертельной опасности, грозившей Советской Республике, отправляли молодежь в бой, вывешивая на дверях газетный лист с наскоро начертанными словами: «Райком закрыт, все ушли на фронт». Другие пришли в конницу с отцами и старшими братьями из станиц и хуторов Дона и Кубани, из сел Ставрополья, где создавались первые кавалерийские отряды, ставшие ядром Конармии. У нас были целые семьи. Сохранился интересный документ. Вот он.

«Командиру Конного корпуса тов. БУДЕННОМУ

1920 года 20 мая.

Гражданина О. В. Сальского округа,
ст. Платоновской, хутора Мокр. Эльмуты
Герасим Авксентьевич Катькалов

ПРОШЕНИЕ

От роду мне уже 65 лет, со дня гражданской войны, т. е. революции осмеливаюсь прямо сказать я принял большевистскую программу, за которую все свои силы надрывая старался внушить все семейство в особенности сынов, которых у меня семь душ. За вышеуказанную программу против буржуазного класса и благодаря моему старанию и послушанию детей, со дня гражданской войны сражаются все 7 против кадетских банд в рядах Красной Армии с 1918 г. марта м-ца и по настоящее время состоят во вверенном вам конкорпусе.

При Первой Конармии 29 полку Иван и Максим Герасимовичи Катькаловы, в 4-й дивизии Василий Герасимович Катькалов и Андрей Семенович Минаев, при 2-й батарее Александр Герасимович Катькалов, при 20-й Афанасий Герасимович Катькалов и Петр Герасимович Катькалов при 4-й дивизии.

Все вышеозначенные без отлучки находятся во вверенном вам конкорпусе и со дня вышеуказанного месяца и года я стар и дряхл скитался везде и сквозь в глубоком тылу без никакого пристанища, оборванный и голодный, а в настоящее время меня замучила нужда и я как старый революционер, беру на себя революционное пятно и осмеливаюсь письменно обратиться к вам тов. Буденный с большой просьбой об отпуске для работы и присмотром за мной из семи сынов одного Ивана Герасимовича Катькалова, так как он еще на германской войне два раза ранен и имел чистую отставку при свидетельствовании большевистских врачей которых он потерял и ввиду этого я (пропуск) одного только его просить.

На вышеизложенную мою просьбу прошу не отказать и обратить хоть маленькое внимание на мою старость и бесприютность хотя на малое время.

К сему гражданин Герасим Катькалов.

РЕЗОЛЮЦИЯ:

Начдиву 4-й кав.

Ввиду участия в боях против врагов рабочих и крестьян 7 душ сыновей старого социалиста т. Катькалова, следует одного из братьев Ивана Катькалова освободить от службы для поддержки больного старика.

Реввоенсовет: ВОРОШИЛОВ
БУДЕННЫЙ

24 июля 20 г.»5

 

День ото дня росла и закалялась в битвах красная конница, впитывала в себя новые пополнения революционных бойцов Москвы и Петрограда, Воронежа и Иваново-Вознесенска, Тулы и Царицына, Донбасса, Урала, Сибири и Прибалтики. Казалось, не существовало таких уголков в России, откуда бы не пришли в Конную армию молодые бойцы. Больше того, это была поистине интернациональная армия. Громкая слава конармейцев будто магнит притягивала пылкие сердца и горячие головы юношей и девушек. Все стремились в красные конники. Но не так просто было попасть в их орлиную стаю. Требовались хороший конь, седло и шашка, отменное мужество и кавалерийская сноровка. Помню, выступая перед добровольцами, я говорил:

- У нас закон такой — идти вперед, не озираясь по сторонам. А кто повернет назад, кто будет разводить панику, тому несдобровать. Нам нужны герои, беззаветно преданные революции.

В коннице трусов терпеть не могли. Отбирались самые бесстрашные, готовые отдать свою жизнь за победу трудящихся. В 1918 году, когда я еще командовал эскадроном, нас окружили белоказаки. Надо было разведать пути выхода из ловушки. Сделать это вызвался молодой боец, бывший моряк Денис Ничипуренко.

- Если не вернусь из хутора, значит, там белые.

И уехал. В хуторе оказались белогвардейцы. Они, затаившись, поджидали нас, установив пулеметы на крышах домов. Денис дал нам об этом знать, но сам был схвачен. Белоказаки начали пытать бойца: прижигали ему нос и уши, вырезали вокруг головы полоску кожи в виде матросской ленточки. Они хотели узнать, сколько мы имеем бойцов и оружия. Ничипуренко упорно молчал. Озверевшие белобандиты повесили истерзанного Дениса за ноги, а затем бросили в старый колодец. Ныне там стоит постамент с. надписью: «Замученному белогвардейцами Денису Павловичу Ничипуренко. 1918 год, 20 апреля».

Места павших героев занимали новые бойцы.

Но не только рядовые конармейцы бесстрашно сражались за Родину, показывали образцы мужества и геройства. Командиры полков, бригад и начдивы, как говорится, шли в самое пекло, если этого требовала обстановка боя. Не могу не сказать о Клименте Ефремовиче Ворошилове. Он был моим самым близким другом, политическим наставником. Для меня совместная работа с Климентом Ефремовичем явилась большой партийной и политической школой. Ворошилов отличался огромной личной храбростью. Полководец, он вместе с рядовыми бойцами не раз ходил в атаку, участвовал в штыковых боях, водил конные полки и всегда выигрывал схватку.

Помню, в конце октября 1920 года, когда Конармия вела ожесточенные бои в Северной Таврии с войсками Врангеля, под Отрадой Ворошилов повел в атаку бойцов и чуть было сам не погиб: вражеская пика застряла в бурке. Стремительной атакой белогвардейцы были смяты. После боя говорю Ворошилову:

- Зря вы, Климент Ефремович, рванулись... Пуля- то не разбирает, командарм или рядовой, всех валит с ног. Рискуете...

Он улыбнулся:

- Не могу же я посылать бойцов в бой, а сам наблюдать за пулями, куда летят. Все мы, Семен Михайлович, бойцы партии.

Люди у нас в Конармии были поистине храбрецы. В двадцать с небольшим лет Семен Тимошенко, ныне Маршал Советского Союза, командовал дивизией, будущий маршал бронетанковых войск Семен Рыбалко был комиссаром бригады, а его ровесник Петр Случевский возглавлял политотдел соединения Александра Пархоменко. Смелые, находчивые, идейно воспитанные коммунисты, они становились командирами взводов, эскадронов и полков, творцами новой тактики. Вот почему в начале 1919 года наша четырехполковая дивизия за какие-нибудь полмесяца разгромила под Царицыном 23 полка пехоты и конницы армии Краснова. Здесь же несколько позже наш конный корпус в составе 4-й и 6-й кавдивизий нанес жестокое поражение объединенным силам трех корпусов генерала Врангеля.

Красные конники неизменно побеждали в два-три раза превосходящие их по численности силы врага. А нужно сказать, что приходилось драться с очень опытными и стойкими частями белых. Так, на Дону, у станицы Казанской, наши полки сразились с частями генерала Арбузова, состоявшими сплошь из офицеров. Белогвардейцы бились до последнего патрона, в плен не сдавались и были все вырублены. Страшную картину представляло поле этой жестокой сечи. Кругом трупы, исковерканные пулеметы и винтовки, два знамени с царскими гербами. Рядом с ними, у грузного тела генерала Арбузова, сидел, вытирая рукавом пот с уставшего лица, Олеко Дундич — человек-легенда. Он тогда командовал Образцовым кавалерийским дивизионом — нашей отборной конной гвардией.

* * *

На всех фронтах гражданской войны белогвардейцы и интервенты потерпели жестокое поражение. Многие деятели буржуазного мира считали это непостижимым чудом. Голодные, плохо вооруженные люди победили сытых, хорошо обученных и вооруженных до зубов вояк. В этом нет никакого чуда: наш народ сражался за свою свободу и независимость.

Тесная связь революционной армии с народом — одна из характерных ее особенностей, важнейший источник могущества и непобедимости нашей армии, ее превосходства над армиями капиталистических государств.

Основным источником победы Советского государства над объединенными силами внешней и внутренней контрреволюции являлась организующая и направляющая роль Коммунистической партии и ее вождя В. И. Ленина. Партия мобилизовала все силы народа на разгром врага. Под руководством ЦК партии вырабатывались планы вооруженной борьбы, координировались действия фронтов, решались вопросы подготовки резервов.

Партия направляла в армию свои лучшие кадры. Ее сыны сражались в первых рядах борцов за власть Советов. К концу гражданской войны в армии находилось 300 тысяч коммунистов, т. е. половина всего состава партии. Командиры, политорганы, комиссары цементировали ряды армии и флота, сплачивали личный состав, воспитывали его в духе марксистско-ленинских идей, в духе преданности делу Великого Октября.

Великий Ленин был душой обороны страны, вождем Красной Армии, организатором и вдохновителем всех побед над врагами социалистического Отечества.

В годы второй мировой войны наши Вооруженные Силы еще раз доказали верность своей Родине, великим завоеваниям Октября. Эта война была самым тяжким испытанием, которое выпало на долю советского народа и его армии. Преодолев все невзгоды, Вооруженные Силы нашей Родины в жестоких битвах повергли в прах войска германского фашизма, а затем молниеносными ударами нанесли поражение Квантунской армии империалистической Японии. Они отстояли свободу и независимость социалистического Отечества, достойно выполнили свою освободительную миссию, свой интернациональный долг.

В годы Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков наши Вооруженные Силы широко использовали и опыт гражданской войны. Больше того, свою боевую славу многие ветераны гражданской войны приумножили и в Великой Отечественной войне.

Прошло свыше пяти десятилетий. Армия и флот, закаленные в горниле сражений с многочисленными врагами Советской Родины, увенчанные лаврами побед в битвах гражданской и Великой Отечественной войн, ныне выросли в могучую и несокрушимую силу, надежно оберегающую Отчизну, безопасность народов социалистических стран, дело мира во всем мире.

Нам, ветеранам, приятно и радостно сознавать, что солдаты, офицеры и генералы Советских Вооруженных Сил свято хранят и умножают боевые традиции, что в них живет тот же революционный дух, та же беззаветная преданность народу, великому делу коммунизма, то же стремление к подвигу во имя социалистической Родины.

Могучее и грозное оружие находится в надежных руках. Партия воспитывает личный состав армии и флота в духе постоянной боевой готовности, развивает у воинов стремление неустанно совершенствовать свою боевую выучку.

Вспоминая прошлое, мы отдаем дань глубокого уважения тем, кто сложил свои головы за дело революции, кто во имя светлого будущего не жалел жизни, чтобы обеспечить победу над многочисленными врагами нашей Родины. Мы вновь и вновь обращаем свой взор к самому дорогому для нас имени — к Ильичу, под мудрым руководством которого были заложены основы Советского государства, нашей Красной Армии и Военно-Морского Флота и достигнуты победы.