От автора сайта: материалов автор использует очень много, ссылок масса. Предисловие нафиг. В ведении мнение Ленина о гос-ве и диктатуре пролетариата и сравнение с мнениями оппонентов самого разного вида. Если фактология интересна, то форма подачи просто отвратительна. Елеем позднесоветского агитпропа заливает по шею. Ни за что не стала бы ставить эту книгу, потому что чуть не на каждой странице что-нибудь типа: "под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии во главе с вождем всемирного пролетариата великим В.И. Лениным". НО! Из этой книги я узнала о сепаратизме московских большевиков в 1918 г., из-за чего пришлось создавать спец. комиссию во главе с Лениным. А также о многих других фактах, например, о кадровых назначениях. Книга не для любителей. В примечаниях огромная база ссылок на литературу.

М. П. Ирошников

Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин)

Очерки государственной деятельности в 1917—1918 гг.

1974

Читать книгу "Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин)" в формате PDF

 

 

Отрывки из книги:

... «... Первый Совет Народных Комиссаров, — писал руководитель миссии Красного Креста США в России в 1917 г. полковник Р. Робинс, — если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владели, по своей культуре и образованности был выше любого кабинета министров в мире».37

... Верный ленинец, Я. М. Свердлов неуклонно и настойчиво требовал, чтобы «все директивы Центрального комитета партии, товарища Ленина выполнялись на все 100%».67

... В адресованном Ярославскому комитету РКП (фракциям РКП) письме от 3 июля 1918 г., подписанном Я. М. Свердловым, в связи с этим строго указывалось, что «необходимо твердо запомнить, что все партийные организации, и в том числе все фракции Советов и исполкомов, возглавляются партийным центром в лице местного партийного комитета... Все и всяческие решения фракции Советов, съездов подлежат контролю, рассмотрению, обсуждению, могут быть изменены и даже отменены партийным комитетом; в случае разногласий вопрос переносится на решение Центрального Комитета. Таково общее положение».127

... В ряде губерний, уездов и даже волостей появились свои «совнаркомы», провозглашались «республики». Так, например, 24 февраля 1918 г. образовался Курский губернский «Совет Народных Комиссаров», при котором был создан и «Малый Совнарком», 9 апреля—«Совет Народных Комиссаров Казанской республики». Подобные «Советы Народных Комиссаров» имелись также в Московской, Западной, Северной областях, Астраханской, Бакинской, Калужской, Уфимской губерниях, в Туркестанском крае, в Сырдарьинской области этого края, в Петроградской трудовой коммуне и т. д. В Иркутске же, например, были образованы целых три совнаркома — городской, уездный и Сибирский.

... Именно так обстояло дело с «Совнаркомом» Москвы и Московской области, руководство в котором принадлежало «левым коммунистам» и левым эсерам, и который, например, предложил Совнаркому РСФСР обращаться к Советам 14 губерний, объединенных Московской областью, только через «Московский СНК», а также принял решения о денационализации Московского банка взаимного кредита, о выпуске своих денег, об издании собственных декретов и т. п.

... Напомним, что еще до подписания Брестского мира лидеры «левых коммунистов» Н. И. Бухарин, А. Ломов и другие подали заявление о своем выходе из ЦК партии и отставке с постов народных комиссаров, но по предложению Центрального Комитета в связи с напряженнейшей обстановкой временно остались на своих местах. После ратификации мирного договора «левые коммунисты» вновь заявили о своем отказе участвовать в работе СНК (А. М. Коллонтай, В. М. Смирнов, П. Е. Дыбенко, В. В. Оболенский) и ЦК (Н. И. Бухарин, А. Ломов, М. С. Урицкий) и, несмотря на неоднократные предложения Центрального Комитета, некоторое время не приступали к практической работе (см.: В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 67—69, 583; История КПСС, т. 3, кн. 1, стр. 534 и др.).

... На долю Я. М. Свердлова, осуществлявшего наряду с председательством во ВЦИК и руководство всей деятельностью секретариата Центрального Комитета партии, выпало, как указывал В. И. Ленин, осуществить поистине огромную работу «в области организации, выбора людей, назначения их на ответственные посты по всем разнообразным специальностям.. .».68

... В результате переговоров между Центральным комитетом Всероссийского профсоюза рабочих-кожевников и Всероссийским обществом фабрикантов и заводчиков кожевенного производства, проходивших под контролем Совнаркома, при активном участии В. И. Ленина 10 января 1918 г. было принято решение о создании первого госкапиталистического треста (Главка) — «Главкожа», в котором (как и во всех районных и областных комитетах по кожевенным делам) 1/3 мест была предоставлена промышленникам и 2/3 рабочим.214 Аналогичные главки были организованы также в текстильной, сахарной и некоторых других отраслях легкой и пищевой промышленности.

... Генерал Н. М. Потапов, принявший на себя исполнение обязанностей начальника Генерального штаба и управляющего делами Наркомвоена с согласия руководителей главных управлений военного министерства и преобладающей части его служащих, в своем приказе от 24 ноября о вступлении в должность подчеркнул, что «общее политическое руководство остается всецело в ведении Коллегии народных комиссаров по общему управлению военным ведомством».223

... Против ленинской линии по вопросу о привлечении буржуазной интеллигенции выступили также представитель анархистов А. Ю. Ге и один из лидеров группы «левых коммунистов» Н. И. Бухарин. Поставив под сомнение правильность и возможность осуществления выдвинутого ЦК РКП (б) во главе с В. И. Лениным нового политического курса, А. Ю. Ге подчеркнул, что «с саботажниками не надо разговаривать так, как разговаривают большевики», и потребовал решительного применения метода насилия и репрессий по отношению к буржуазной интеллигенции: надо «наступить коленкой на грудь» каждому специалисту, приставить винтовку и предъявить ультиматум, — если он не будет работать, то пусть прощается с жизнью.273

... В результате уже к осени 1918 г. в военных учреждениях, воинских частях и подразделениях Советского государства насчитывалось 526 бывших офицеров Генерального Штаба (в том числе 160 генералов и 200 полковников и подполковников), т. е. свыше трети общего количества офицеров Генштаба (1450 человек), служивших в старой армии накануне Октябрьской революции.289 К концу 1918 г. старые военные специалисты составляли более 75% всего командного состава Красной Армии.290

... Владимир Ильич обычно диктовал это постановление сам, и секретарь записывал; эти записи сейчас же относились в машинописное бюро, там машинистки эти листки печатали, и протокол к концу заседания был готов.18 Обычно утром Владимир Ильич еще раз прочитывал этот протокол».19

... По свидетельству члена КПСС с 1902 г. П. И. Лебедева-Полянского, ставшего после Октябрьской революции одним из руководителей Наркомпроса, в первое время «члены коллегий наркоматов (и, надо полагать, не только они, — М. И.) допускались на заседания СНК довольно свободно».28 Поэтому введение твердого порядка, в соответствии с которым, кроме членов Советского правительства — народных комиссаров, управляющего делами СНК В. Д. Бонч-Бруевича и секретарей СНК, в заседаниях Совета Народных Комиссаров разрешалось участвовать лишь докладчикам по вопросам повестки дня, а также вызывавшимся в случае надобности специалистам и представителям тех ведомств, которых касалось обсуждаемое дело, несомненно, существенно способствовало приданию необходимой организованности его работе.

... Особым декретом 5 декабря народному комиссару по государственному контролю было предоставлено в СНК право решающего голоса по вопросам политического характера и совещательного — по вопросам финансово-экономического характера.30 23 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров утвердил написанный В. И. Лениным проект постановления о том, что при отсутствии наркомов на заседании правительства должны присутствовать их заместители с правом решающего голоса при условии, если они назначены постановлением СНК из состава членов коллегии соответственных комиссариатов.31 21 февраля, рассмотрев вопрос о мерах, направленных против проникновения в буржуазную печать сообщений, не подлежащих оглашению, Советское правительство решило принять более строгие меры для того, чтобы никто из посторонних не мог проникнуть в помещение Управления делами СНК, и в особенности в зал его заседаний. «На заседание Совета Народных Комиссаров, — говорилось во втором пункте постановления, — допускать лишь тех лиц, которые приглашены на специальные вопросы, их касающиеся, и по рассмотрении таковых просить немедленно удалиться».32

... В. И. Ленин пишет известные правила «о том, как ставить вопросы на повестку», т. е. правила подготовки и документирования заседаний Совнаркома: «От каждого комиссара, вносящего какой бы то ни было вопрос в порядок дня Совета Народных Комиссаров, требовать предварительного письменного заявления с указанием:

а) в чем состоит вопрос (кратко) [это указание не может ограничиться одной ссылкой («о том-то»), а должно состоять в изложении содержания вопроса]

б) что именно предлагается Совету Народных Комиссаров? (дать деньги; принять такую-то резолюцию и т. п. точные указания, чего хочет вносящий вопрос)

в) затрагивает ли данный вопрос ведомства других комиссаров? каких именно? есть ли от них письменные заключения?».35

... В целях более точного начала заседаний и экономии времени СНК 29 декабря по п. 11 повестки дня (об открытии заседания Совета в точно назначенное время) принял специальное постановление, которым был установлен штраф для опоздавших на заседания на полчаса и час в размере соответственно 5 и 10 рублей. Освобождались от штрафа лишь те народные комиссары, которые заранее представляли секретарю Совета соответствующие заявления с точным указанием причин опоздания или неявки.68

... Из этого же источника (протоколов СНК и материалов к ним) видно, что в соответствии с установленным порядком принимавшие участие в работе правительства народные комиссары расписывались на особых «присутственных» листках,70 а секретари СНК в письменной форме сообщали В. И. Ленину о всех, кто прибыл по тому или иному вопросу,71 и запрашивали разрешение Председателя СНК на их присутствие при рассмотрении соответствующего пункта повестки заседания.72

... С самого начала своей деятельности Совет Народных Комиссаров, — свидетельствует Н. К. Крупская, — не жалел денег на народное образование: уже на 1918 год на это было ассигновано в 9 раз больше, чем при Временном правительстве и в 18 раз больше, чем в последний раз при царской власти.79

... Вот что писал об этом, например, корреспондент американской газеты «Кристчен сайенс монитор» д-р Мак Брайд, посетивший Россию в первые годы после победы Октябрьской революции и принятый В. И. Лениным: «Он работает от 15 до 18 часов в день, получая отчеты, находясь в курсе положения всей России; посещает совещания, читает лекции, готов дать каждому пользоваться своими знаниями, независимо от того, кто это».89

... Я. М. Свердлов подчеркивал: «Мы не делали логических выводов о структуре власти, но много и неоднократно с трибуны ЦИК говорилось о том, что рассчитывают на ЦИК как на орган законодательный, а Совет Народных Комиссаров — орган исполнительный. И каждый из вас, если внимательно следил за деятельностью Советской власти, заметил, что такое разделение властей исполнительной и законодательной не соответствует деятельности Советской республики. Совет Народных Комиссаров — это непосредственный орган власти как таковой: и законодательный, и исполнительный, и административный».155 В связи с этим в изданной ВЦИК Советов в 1918 г. массовым тиражом работе В. А. Карпинского специально разъяснялось, что Совнарком «имеет право и законодательствовать, и управлять. Но за всю свою деятельность он ответственен перед Центральным Исполнительным Комитетом и Всероссийскими съездами Советов».156

... И когда в конце заседания Советского правительства 3 июня 1918 г. А. И. Рыков и Ю. Ларин вновь поставили вопрос об изменении продовольственной политики, твердо и последовательно осуществлявшейся Наркомпродом, именно благодаря В. И. Ленину в первую очередь было принято принципиально важное постановление, в котором говорилось, что «Совет Народных Комиссаров утверждает политику Комиссариата продовольствия как политику Совета Народных Комиссаров и подчеркивает, что всякие требования самостоятельных закупок и изменения твердых цен являются подрывом единственно правильной революционной политики».181

В книге доказывается, что Ленин требовал точных юридических (правовых) формулировок во вновь изданных (принятых) советских документах.

... За период же от Второго Всероссийского съезда Советов и до принятия первой Конституции РСФСР 10 июля 1918 г. В. И. Ленин собственноручно написал, а также отредактировал, дополнил или исправил около 150 проектов советских законодательных актов.202

... Первые послеоктябрьские месяцы были, по образному выражению М. Н. Скрынник, «временем неудержимого паломничества к Ленину», популярность которого и влияние на народные массы России резко возросли даже по сравнению с весной 1917 г., когда, по сообщениям корреспондентов газеты «Нью-Йорк таймс», в стране у всех на устах уже было одно имя — Ленин.221

... Лишь известная пока переписка В. И. Ленина за пять послеоктябрьских лет составляет, по подсчетам Э. Б. Генкиной, свыше 3600 документов, т. е. примерно 720 писем в год, около 60 писем в месяц, в среднем два письма ежедневно.259

... Менее чем за полтора месяца, начиная с 23 ноября и до конца 1917 г., в адрес Совнаркома поступило 1741 различного рода корреспонденций.264

Если вам интересно присутствие каких наркомов требовалось для решения каких вопросов. Какие вопросы решал малый СНК. Как шло строительство советского правительства, согласования, ответственность, обратная связь, расписание работы, обязанности и т.п. В конце большая глава по результатам переписи сов. cлужащих в августе 1918 года. Совсем для специалистов уйма материала самого разного рода, вплоть до сколько какой наркомат перевез своих служащих из Питера в Москву.

... Для учреждений, состав служащих которых был изучен «сплошь», сведения о количестве членов РКП (б) довольно легко распределяются на три основные группы. Первую из этих групп образуют ВЧК и Наркоминдел, в которых удельный вес коммунистов был наибольшим и равнялся в ВЧК — 408 человекам, или 52.2%, в Наркоминделе — 134 человекам, или 46.8% всего состава сотрудников.

... Вторую группу среди обследованных целиком учреждений составили Наркомнац, Управление делами Совнаркома, ВЦИК и Наркомюст. Показатели этой группы, хотя и уступают только что приведенным, тем не менее достаточно высоки: в Наркомнаце — 60 человек, или 27%, в Управлении делами СНК — 10 человек, или 25%, в Наркомюсте — 26 человек, или 18.6%, во ВЦИК — 75 человек, или 15.5% всего состава служащих.

... И, наконец, третью, наиболее многочисленную группу образуют все остальные советские учреждения, изученные «сплошь». В большинстве (девяти) учреждений этой группы интересующий нас показатель колеблется от 2 (округленно) до 10%

... Основную же массу служащих центральных советских государственных учреждений (и это представляется вполне естественным) составляли беспартийные. Из учреждений, состав служащих которых был изучен полностью, всего лишь в двух — ВЧК и Наркоминделе, — особый характер которых не требует специальных пояснений, беспартийных было около одной трети всех сотрудников: в ВЧК — 243 человека, или 31.1%, и в НКИД — 96 человек, или 33.6%. Еще в трех также достаточно ответственных учреждениях — Управлении делами СНК, ВЦИК и Наркомате по делам национальностей — они составляли около половины всего состава служащих: в УД СНК — 19 человек, или 47.5%, в Наркомнаце — 115 человек, или 51.8%, и во ВЦИК — 270 человек, или 55.9%. Во всех остальных народных комиссариатах и других советских ведомствах число беспартийных, как правило, равнялось 70—80% числа всех служащих, а нередко и больше.

Александр Лекомцев. Всегда на связи психолог психотерапевт со стажем онлайн. Недорого.