В.Г. Емельянов

X съезд РКП(б). В.И. Ленин в борьбе за единство партии

   Материалы к лекции «X съезд РКП(б). В.И. Ленин в борьбе за единство партии»

      Тяжелейшее положение Советской России, разрушение промышленности, транспорта, голод.

      Восстания (Тамбовское, Западно-Сибирское, в Кронштадте).

      Характеристика и сущность фракций в РКП(б):  «рабочая оппозиция»; группа «демократического централизма»; группа Троцкого; «буферная» группа Бухарина.

      «Рабочая оппозиция»

           Руководители -  А.М. Коллонтай, А.Г. Шляпников, С.П. Медведев, Ю.Х. Лутовинов, И.И. Кутузов, Г.И. Мясников.

      Предсъездовская брошюра «Рабочая оппозиция», написанная Коллонтай.

      « … рабочая оппозиция – это передовая часть пролетариата, не порвавшая живой связи с организованными в союзы рабочими массами и не расплывшаяся по советским учреждениям» («Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», стр.167)

      « … Три причины порождают кризис нашей партии: прежде всего, высшие, объективные условия, в которых протекает и осуществляется насаждение начал коммунизма в России (гражданская война, экономическая отсталость России, ее великая разруха после стольких лет войны); вторая причина: мешанный состав ее населения – семимиллионный пролетариат, затем крестьянство, мещанство, бывшая крупная буржуазия – дельцы всех видов и формаций, влиящих на политику советских органов и вливающихся в партию. В-третьих – пассивность партии в деле непосредственного улучшения положения пролетариата при неумении, бессилии соответствующих советских учреждений поставить и разрешить эти вопросы.

      Чего же хочет оппозиция? И в чем ее заслуга?

      Ее заслуга в том, что она вынесла перед партией все эти наболевшие вопросы, что она оформила то, что глухо бродило в массах и что уводило беспартийные рабочие массы все дальше и дальше от партии, что она ясно и безбоязненно бросила в лицо партийным верхам: «Остановитесь, оглянитесь, призадумайтесь. Куда вы нас ведете? Не сбиваемся ли мы с классового пути? Плохо будет положение партии, если остов-то диктатуры – рабочий класс – останется сам по себе, а партия сама по себе … В этом гибель революции». Задача партии в момент настоящего кризиса – бесстрашно учесть свои ошибки, насколько ни были, и прислушаться к здоровому классовому зову широких масс рабочих: через творчество самого восходящего класса в лице производственных союзов к воссозданию и развитию производительных сил страны, к очищению самой партии от затесавшихся в нее чуждых ей элементов, к выправлению работы партии путем возвращения к демократизму, к свободе мнений и критике внутри партии» («Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», стр.180

      «Рабочая оппозиция отстаивает положение, что управление народным хозяйством – дело профсоюзов, и этим она мыслит более по-«марксистски», чем теоретически вышколенные верхи» («Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», стр.191)

      «Тов. Ленин считает, что коммунистическое творчество в области хозяйства мы можем проводить {c} помощью партии. Так ли это? Прежде всего, как действует партия? Она, по выражению тов. Ленина, «вбирает в себя авангард революционного пролетариата». Затем она же распыляет его по советским, хозяйственным учреждениям, отчасти возвращая его в профсоюзы (лишенные, однако, поля деятельности в области руководства и строительства народного хозяйства), и там эти вышколенные, преданные и, может быть, даже очень талантливые коммунисты-хозяйственники затушевываются, разлагаются в общей атмосфере рутины и бюрократизма, каким проникнуты аппараты, ведающие у нас «хозяйственным творчеством». Влияние этих товарищей стирается, ослабляется, творчество их глохнет.

      Иное дело профсоюзы – здесь классовый состав гуще, подбор сил однороднее, задачи, стоящие перед коллективом – тесно слиты с непосредственными бытовыми и трудовыми интересами самих производителей, членов фаб- и завкомов, заводоуправлений и правлений союзов. Творчество, искание новых форм хозяйства, новых двигателей для поднятия интенсивности труда – может рождаться только в недрах этого естественного классового коллектива. Совершать революцию может авангард класса, создавать экономическую основу господства нового общества может только весь класс в будничной практической работе своего основного классового коллектива.

      Тот, кто не верит в творчество классового коллектива – а этот коллектив всего ярче выражают профсоюзы, - тот должен поставить крест на строительстве коммунистического хозяйства» («Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», стр.193)

      «Рабочая оппозиция предлагает: перерегистрировать не рабочих, вошедших в партию после Октября, и исключить всех не рабочих, вошедших в нее после 1919 года, предоставив им право в 3-месячный срок апеллировать о приеме обратно.

      Одновременно следует установить «рабочий стаж» для всех не рабочих элементов, стремящихся вернуться в партию или войти в нее, предложив каждому пробыть известный срок на физической работе, в условиях жизни и труда рабочего.

      Третьим решительным шагом к демократизации партии является «орабочение всех центральных органов», другими словами, так составлять губкомы, уездкомы и ЦК партии, чтобы обеспечить в них преобладающее влияние рабочих, связанных непосредственно с массами» («Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», стр.199)

      «Широкая гласность, свобода мнений, свобода дискуссий, право критики внутри партии и среди членов производственных союзов – таков решительный шаг к упразднению системы бюрократизма» («Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», стр.201)

      В.И. Ленин в борьбе с «рабочей оппозицией».

      «Взять хотя бы тов. Шляпникова (одного из оппонентов, отрекомендовавшего себя членом «рабочей оппозиции»), который из всех сил старается, как выразился тов. Ленин, «высидеть из-под себя разногласия», возражая против сказанного в докладе тов. Лениным, что мы в долгу перед крестьянством, и указывая, что тут, мол, «оппозиция расходится с тов. Лениным». Или тот же Шляпников, который упорно закрывает глаза на свою неудачную работу, а поездку в Архангельск непременно хочет изобразить как ссылку со стороны ЦК» (В.И. Ленин, т.42, стр.50, «Правда» №273 от 4 декабря 1920 г.)

      «Маркс и Энгельс беспощадно боролись с людьми, которые забывали о различии классов, говорили о производителях, о народе или о трудящихся вообще. Кто сколько-нибудь знает произведения Маркса и Энгельса, тот не может забыть, что через все эти произведения проходит высмеивание тех, кто говорит о производителях, о народе, о трудящихся вообще. Нет трудящихся вообще, или работающих вообще, а есть либо владеющий средствами производства мелкий хозяйчик, у которого вся психология и все навыки жизни капиталистические, - которые и не могут быть другими, - либо наемный рабочий, с совершенно иной психологией, наемный рабочий в крупной промышленности, стоящий в антагонизме, в противоречии, в борьбе с капиталистами» (В.И. Ленин, т.43, стр.100-101, Из выступления на X съезде РКП(б))

      Группа «Демократического централизма», «децисты».

      Руководители – А.С. Бубнов, В.В. Осинский, Т.В. Сапронов, В.Н. Максимовский, В.М. Смирнов, В.В. Косиор, Я.Н. Дробнис.

      В.И. Ленин в борьбе с «децистами».

      «Такой вопрос, например, который кажется частностью, который сам по себе, если бы его вырвать из связи, конечно, не может претендовать на коренное принципиальное значение, - вопрос  о коллегиальности и единоличии, который вы будете решать, - он должен быть во что бы то ни стало поставлен под углом основных приобретений нашего знания, нашего опыта, нашей революционной практики. Нам, например, говорят: «Коллегиальность есть одна из форм участия широких масс в управлении». Но мы в ЦК по этому вопросу говорили, мы решали, и мы должны отчитаться перед вами: товарищи, с такой теоретической путаницей мириться нельзя. Если мы в основном вопросе нашей военной деятельности, нашей гражданской войны допускали бы одну десятую долю такой теоретической путаницы, мы были бы биты и биты поделом.

      Позвольте мне, товарищи, в связи с отчетом ЦК и в связи с вопросом об участии нового класса в управлении на основе коллегиальности или единоначалия внести немножко теории, указать, как управляет класс, в чем выражается господство класса. Ведь мы же в этом отношении не новички, и наша революция от прежних революций отличается тем, что в нашей революции нет утопизма. Если взамен старого класса пришел новый, то только в бешеной борьбе с другими классами он удержит себя, и только в том случае он победит до конца, если сумеет привести к уничтожению классов вообще. Гигантский, сложный процесс классовой борьбы ставит дело так, иначе вы погрязнете в болоте путаницы. В чем выражается господство класса? В чем выражалось господство буржуазии над феодалами? В конституции писалось о свободе, о равенстве. Это ложь. Пока есть трудящиеся, собственники способны и даже вынуждены, как собственники, спекулировать. Мы говорим, что равенства нет, сытый не равен голодному и спекулянт – трудящемуся.

      В чем выражается сейчас господство класса? Господство пролетариата выражается в том, что отнята помещичья и капиталистическая собственность. Дух, основное содержание всех прежних конституций до самой республиканской, демократической, сводился к одной собственности. Наша Конституция потому имеет право и завоевала себе право на историческое существование, что не на бумаге только написано, что собственность отменяется. Победивший пролетариат отменил и разрушил до конца собственность, вот в чем господство класса. Прежде всего в вопросе о собственности. Когда практически решили вопрос о собственности, этим было обеспечено господство класса. Когда Конституция записала после этого на бумаге то, что жизнь решила – отмену собственности капиталистической, помещичьей – и прибавила: рабочий класс по Конституции имеет больше прав, чем крестьянство, а эксплуататоры не имеют никаких прав, - этим было записано то, что мы господство своего класса осуществили, чем мы связали с собою трудящихся всех слоев и мелких групп.

      Мелкобуржуазные собственники раздроблены; те среди них, которые имеют большую собственность, являются врагами тех, кто имеет меньше, и пролетарии, отменяя собственность, объявляют им открытую войну. Есть еще много людей бессознательных, темных, которые целиком стоят за какую угодно свободную торговлю, но которые, когда они видят дисциплину, самопожертвование в победе над эксплуататорами, не могут воевать, они не за нас, но бессильны выступать против нас. Только господством класса определено отношение собственности и отношение того, какой класс наверху. Кто связывает вопрос, в чем выражается господство класса, с вопросом о демократическом централизме, как это мы часто наблюдаем, тот вносит такую путаницу, что никакая успешная работа на этой почве идти не может» (В.И. Ленин, т.40, стр.250-252)

      «Ныне в государстве, устроенном по образцу и подобию господствующего класса, нужно делать так, как бывало во всех государствах. Если мы не хотим стать на позицию чистейшего утопизма и пустых фраз, мы должны сказать, что мы должны учитывать опыт прежних лет, что мы должны обеспечить завоеванную революцией Конституцию, но для управления, для государственного устройства мы должны иметь людей, которые обладают техникой управления, которые имеют государственный и хозяйственный опыт, а таких людей нам взять неоткуда, как только из предыдущего класса.

      Сплошь и рядом рассуждение о коллегиальности проникнуто самым невежественным духом, духом антиспецства. С таким духом победить нельзя. Для того, чтобы победить, надо понять всю глубочайшую историю старого буржуазного мира, и чтобы строить коммунизм, надо взять и технику, и науку и пустить ее в ход для более широких кругов, а взять ее неоткуда, кроме как от буржуазии» (В.И. Ленин, т.40, стр.253)

      «Надо идти вперед. Надо с энергией, с единством воли подниматься выше. На профсоюзы ложатся гигантские трудности. Надо добиться, чтобы они эту задачу усвоили в духе борьбы против остатков пресловутого демократизма. Все эти крики о назначенцах, весь этот старый, вредный хлам, который находит место в разных резолюциях, разговорах, должен быть выметен. Иначе мы победить не можем» (В.И. Ленин, т.40, стр.254)

      «Тут нам помогают некоторые меньшевики и эсеры, которые требуют замены единоличия коллегиальностью. Извините, товарищи, этот номер не пройдет! От этого мы отучились. Перед нами теперь очень сложная задача: победив на кровавом фронте, победить на фронте бескровном. Это война более трудная. Этот фронт самый тяжелый. Это мы открыто говорим всем сознательным рабочим» (В.И. Ленин, т.40, стр.255-256)

      «В тезисах тт. Осинского, Максимовского и Сапронова, которые появились 23 марта, все – сплошное теоретическое искажение. Они пишут, что коллегиальность в той или другой форме составляет необходимую основу демократизма. Я утверждаю, что за 15 лет предреволюционной истории социал-демократии ничего похожего вы не найдете. Демократический централизм значит только то, что представители с мест собираются и выбирают ответственный орган, который и должен управлять. Но как? Это зависит от того, сколько есть годных людей, от того, сколько там есть хороших администраторов. Демократический централизм заключается в том, что съезд проверяет ЦК, смещает его и назначает новый» (В.И. Ленин, т.40, стр.260)

      Создание трудовых армий, милитаризация труда, всеобщая трудовая повинность.

      Позиция наркомвоена Троцкого по организации и роли профсоюзов.

      «Я спрашиваю далее, кто будет по отношению к мобилизуемым для труда крестьянам активным носителем этой мобилизации? – Очевидно, передовые рабочие. Только они – строители хозяйства через профессиональные союзы – могут милитаризовать, дисциплинировать крестьянские массы, привлекаемые к труду на основании трудовой повинности. Такая милитаризация, однако, немыслима без внутренней милитаризации самих профессиональных союзов, без установления в них такого режима, при котором каждый рабочий – в сознании всей глубины хозяйственного разорения – чувствует себя солдатом труда, который не может собой свободно располагать, но должен до конца оставаться на посту, чтобы не погибла советская страна» (Л.Д. Троцкий, Сочинения, т.XV, стр.133)

      «Однако, еще до сего времени среди профессиональных союзов наблюдается вредное течение. Некоторые союзы еще рассматривают себя как отдельное тело, не связанное с государством. Они считают, что их взаимоотношения с государством сводятся к следующему: ты, мол, дай нам то и то, а мы тебе дадим известное количество рабочей силы. Но к чести профессиональных союзов надо сказать, что они не во всем смотрели на государство с точки зрения договаривающейся стороны. Когда Советской России угрожала опасность от внешнего врага и внутренней контр-революции, профессиональные союзы дали своему пролетарскому государству лучших своих членов, которые беззаветно проливали свою кровь на бесчисленных фронтах» (Л.Д. Троцкий, Сочинения, т.XV, стр.279) («Уральский Рабочий» №39 от 19 февраля 1920 г.)

      «Под милитаризацией труда в Советской России не надо разуметь, что над рабочими будут поставлены особые военные начальники, и что работа будет производиться по команде, как думают некоторые простаки или сознательные враги Советской власти. Такого милитаризма у нас не будет. Мы под милитаризмом труда разумеем точность, исполнительность, дисциплину, напряжение всех сил» (Л.Д. Троцкий, Сочинения, т.XV, стр.280) («Уральский Рабочий» №39 от 19 февраля 1920 г.)

      «Мы подходим к тем вопросам, которые отсталым элементам в нашей собственной среде дают пищу для борьбы против так называемого «назначенства». При чем эта ожесточенная и будто бы принципиальная борьба совершенно затушевывает вопрос о том, кто назначает: идет ли назначение со стороны классового врага – капиталистического государства, или же со стороны рабочего государства.

      Отвергнуть принцип назначенства как практический метод усиления аппарата транспорта и самого профессионального союза – это значит замкнуть транспорт в рамки цеховой ограниченности тех работников, которые нам достались в наследство от прошлого. Эта идея абсолютно ложна и неспособна открыть нам путь для превращения профессионального союза в производственный союз. Если мы ставим новую задачу преобразования самого союза внутренними усилиями и содействием рабочего государства и руководящей коммунистической партии, то первой неотложной задачей на этом пути будет – разыскать во всех остальных областях работы, недоступных союзу как таковому тех работников, которых нужно добавить и которыми нужно усилить работу по транспорту. Отсюда – назначенство, т.е. перераспределение сил на определенные посты. Отрицать этот метод и вести борьбу против назначенства, противопоставляя ему метод выборности, значит забывать классовую природу государства, значит повторять то, что было уместно по отношению к государству, представлявшему другой класс, например, в эпоху Керенского, но неправильно в эпоху государства самого рабочего класса» (Л.Д. Троцкий, Сочинения, т.XV, стр.414) («Правда» №№273-275 от 4, 5, 7 декабря 1920 г.)

      Н.И. Бухарин («буфер»)

      «Если бы я умел рисовать карикатуры так, как умеет рисовать т. Бухарин, то я бы т. Бухарина нарисовал таким образом: человек с ведром керосина, который подливает этот керосин в огонь, и подписал бы: «буферный керосин» (В.И. Ленин, т.42, стр.220)

      В.И. Ленин в борьбе против фракционности, в защиту единства партии.

      «Бухарин, по случаю своей буферности, уцепился за Шляпникова, но лучше было бы, если бы он уцепился за соломинку. Он обещает обязательные кандидатуры союзам. Значит, профессиональный союз назначает. Это то же самое, что говорит Шляпников. С синдикализмом боролись марксисты во всем свете. Больше двадцати лет мы боремся в партии, мы доказали делом, а не словом, рабочим, что партия – штука особая, что она требует людей сознательных, готовых к самопожертвованию, что она делает ошибки, но их исправляет, что она руководит и подбирает людей, которые знали бы, какой путь еще нам предстоит, через какие препятствия мы должны еще пройти. Она не обманывает рабочих. Она не дает обещаний, которых выполнить нельзя. И если вы перескочите через профессиональные союзы, вы всю нашу работу, сделанную за три года, бросаете насмарку, ставите все под вопрос. Тов. Бухарин, с которым я говорил об этой ошибке, говорит: «Вы, тов. Ленин, придираетесь».

      Я понимаю обязательные кандидатуры, что их будут выставлять под руководством ЦК партии. А какие же мы тогда права даем? Никакого блока тогда не осуществишь. Рабочие и крестьяне – два разных класса. Когда электричество распространится по всей земле, повсюду, если через двадцать лет мы сделаем это, то это будет неслыханно быстро. Этого нельзя сделать быстро. Но вот тогда давайте говорить о том, чтобы передать права профессиональным союзам, а до тех пор это обман рабочих. Диктатура пролетариата самая прочная на свете, потому, что доверие здесь завоевано делами, и потому, что партия строго смотрела за тем, чтобы не дать расплываться.

      А что это значит?

      Разве знает каждый рабочий, как управлять государством? Практические люди знают, что это сказки, что у нас миллионы рабочих профессионально организованных переживают то, что мы говорили, что профессиональные союзы есть школа коммунизма и управления. Когда они пробудут в школе эти годы, они научатся, но это идет медленно» (В.И. Ленин, т.42, стр.252-253, Из выступления на II Всероссийском съезде горнорабочих)

      «Даже синдикалисты во всем мире, революционные синдикалисты, приходят к нам. Я сам видел американских синдикалистов, которые побывали у нас  и говорят теперь: «А в самом деле, без партии управлять пролетариатом нельзя». Вы это знаете фактически. И бросаться в объятия синдикализма, говорить об обязательных кандидатурах во «всероссийские съезды производителей» совершенно неуместно пролетариату. Это опасно, это подрывает руководящую роль партии. Сейчас в стране только ничтожный процент организованных рабочих. И большинство крестьян пойдет за партией потому, что политика партии правильна, потому, что в самое трудное время Брестского мира партия умела идти на временные жертвы и отступления, и вышло правильно. Как же все это бросить? Разве все это случайно? Это завоевание того, чем десятилетиями занималась партия. Большевикам, которые прошли двадцатилетнюю партийную школу, все верят на слово.

      Чтобы управлять, надо иметь армию закаленных революционеров-коммунистов, она есть, она называется партией. Весь синдикалистский вздор, обязательные кандидатуры производителей – все это нужно бросить в корзину для ненужной бумаги. Если на этот путь идти, это на деле означает – партию побоку, на деле диктатуры пролетариата в России не может быть» (В.И. Ленин, т.42, стр.254, Из выступления на II Всероссийском съезде горнорабочих)

     

      «Предсъездовская дискуссия развернулась уже достаточно широко. Из маленьких расхождений и разногласий выросли большие, как всегда бывает, если на маленькой ошибке настаивать и сопротивляться изо всех сил ее исправлению, или если за маленькую ошибку одного или немногих уцепятся люди, делающие большую ошибку.

      Так всегда растут разногласия и расколы. Так и мы «доросли» от маленьких разногласий до синдикализма, означающего полный разрыв с коммунизмом и неминуемый раскол партии, если партия не окажется достаточно здоровой и сильной, чтобы вылечиться от болезни быстро и радикально.

      Надо иметь мужество смотреть прямо в лицо горькой истине. Партия больна» (В.И. Ленин, т.42, стр.234) («Кризис партии»)

      «Попробую набросать конспект моего понимания как сущности разногласий, так и смены этапов борьбы.

      1-й этап. V Всероссийская конференция профсоюзов, 2-6 ноября. Завязка борьбы. Единственные «борцы» из цекистов Троцкий и Томский. Троцкий бросил «крылатое словечко» о «перетряхивании» профсоюзов. Томский резко спорил. Большинство цекистов присматривается. Их громадной ошибкой (и моей в первую голову) было то, что мы «проглядели» тезисы Рудзутака о «производственных задачах профсоюзов», принятые V конференцией. Это – самый важный документ во всем споре.

      2-й этап. Пленум ЦК 9-го ноября. Троцкий вносит «черновой набросок тезисов»: «Профсоюзы и их дальнейшая роль», где проводится политика «перетряхивания», прикрытая или приукрашенная рассуждениями о «тягчайшем кризисе» профсоюзов и о новых задачах и методах. Томский, усиленно поддержанный Лениным, считает центром тяжести споров именно «перетряхивание», в связи с неправильностями и преувеличениями бюрократизма у Цектрана. При этом в споре некоторые, явно преувеличенные и потому ошибочные, «выпады» допускает Ленин, в силу чего является необходимость в «буферной группе», которая и возникает в составе 10 цекистов (куда входят и Бухарин и Зиновьев, не входят ни Троцкий, ни Ленин). «Буфер» постановляет «не выносить на широкое обсуждение разногласий» и, отменяя доклад Ленина (у профсоюзов), назначает докладчиком Зиновьева, предписывая ему «сделать деловой, не полемический доклад».

      Тезисы Троцкого отклонены. Приняты тезисы Ленина. В окончательной форме резолюция проходит 10-ю голосами против 4-х (Троцкий, Андреев, Крестинский, Рыков). И в этой резолюции защищаются «здоровые формы милитаризации труда», осуждается «вырождение централизма и милитаризованных форм работы в бюрократизм, самодурство, казенщину» и т.д. Цектрану указано «принять более деятельное участие в общей работе ВЦСПС, входя в его состав на одинаковых с другими союзными объединениями правах».

      ЦК выбирает профессионалистскую комиссию, включая в нее т. Троцкого. Троцкий отказывается работать в ней, и только этим шагом вносится преувеличение первоначальной ошибки т. Троцкого, ведущее в дальнейшем к фракционности. Без этого шага ошибка т. Троцкого (предложение неправильных тезисов) – самая небольшая, такая, которую случалось делать всем цекистам без всякого изъятия.

      3-й этап. Конфликт водников с Цектраном в декабре. Пленум ЦК 7 декабря. Главными «борцами» оказываются уже не Троцкий и Ленин, а Троцкий и Зиновьев. Зиновьев, как председатель профкомиссии, разбирал спор водников с Цектраном в декабре. Пленум ЦК 7 декабря. Зиновьев вносит практическое предложение немедленно изменить состав Цектрана. Большинство ЦК высказывается против этого. Рыков переходит на сторону Зиновьева. Принимается резолюция Бухарина, которая в практической части высказывается на три четверти за водников, а во введении, отвергая «перестройку сверху» профсоюзов (параграф 3), одобряет пресловутую «производственную демократию» (параграф 5). Наша группа цекистов остается в меньшинстве, будучи против резолюции Бухарина главным образом потому, что считает «буфер» бумажным, ибо неучастие Троцкого в профкомиссии фактически означает продолжение борьбы и вынесение ее за пределы ЦК. Мы вносим предложение назначить партийный съезд на 6 февраля 1921 г. Принято. Отсрочка на 6-е марта проведена позже, по требованию далеких окраин.

      4-й этап. VIII съезд Советов. Выступление Троцкого 25 декабря с «брошюрой-платформой»: «Роль и задачи профсоюзов». С точки зрения формального демократизма, Троцкий имел безусловное право выступить с платформой, ибо ЦК 24 декабря разрешил свободу дискуссии. С точки зрения революционной целесообразности это было уже громадным преувеличением ошибки, созданием фракции на ошибочной платформе. Брошюра цитирует из резолюции ЦК от 7 декабря только то, что относится к «производственной демократии», и не цитирует того, что сказано против «перестройки сверху». Буфер, созданный Бухариным 7 декабря, при поддержке Троцкого, разбит Троцким 25 декабря. Все содержание брошюры, от начала до конца, насквозь пропитано духом «перетряхивания». «Новых» же «задач и методов», которые должны были приукрасить или прикрыть или оправдать «перетряхивание», брошюре не удалось указать, если не считать интеллигентских выкрутасов («производственная атмосфера», «производственная демократия»), теоретически неверных, а в своей деловой части всецело входящих в понятие, в задачи, в рамки производственной пропаганды.

      5-й этап. Дискуссия перед тысячами ответственных партработников всей России, на фракции РКП VIII съезда Советов, 30 декабря. Споры развертываются вовсю. Зиновьев и Ленин, с одной стороны, Троцкий и Бухарин, с другой. Бухарин хочет «буферить», но говорит только против Ленина и Зиновьева, ни слова против Троцкого. Бухарин читает кусочек своих тезисов (опубликованных 16 января), но только тот кусочек, где о разрыве с коммунизмом и переходе к синдикализму нет и речи. Шляпников оглашает (от имени «рабочей оппозиции») синдикалистскую платформу, которую уже заранее разбил в пух и прах т. Троцкий (тезис 16 в его платформе) и которую (отчасти, вероятно, именно по этой причине) никто не берет всерьез.

      Гвоздем всей дискуссии 30 декабря я лично считаю оглашение тезисов Рудзутака. В самом деле: ни т. Бухарин, ни т. Троцкий не только не могли ни слова возразить против них, но даже сочинили легенду, будто «лучшую половину» этих тезисов выработали цектранисты, Гольцман, Андреев, Любимов. И Троцкий очень весело и мило острил поэтому над неудачной «дипломатией» Ленина, который хотел-де «снять, сорвать» дискуссию, искал «громоотвод» и «случайно ухватился рукой не за громоотвод , а за Цектран».

      Легенда опровергнута тогда же, 30 декабря, Рудзутаком, который указал, что Любимова «в природе ВЦСПС» не существует, что Гольцман голосовал в президиуме ВЦСПС против тезисов Рудзутака, что разрабатывала их комиссия из Андреева, Цыперовича и Рудзутака.

      Но допустим на минуту, что легенда тт. Бухарина и Троцкого есть факт. Ничто не побивает их до такой степени в пух и прах, как подобное допущение. Ибо, если «цектранисты» свои «новые» идеи внесли в резолюцию Рудзутака, если Рудзутак их принял, все профсоюзы их приняли (2-6 ноября!!), если Бухарин и Троцкий возразить против нее ничего не могут, то что же отсюда вытекает?

      Отсюда вытекает, что все разногласия у Троцкого выдуманные, никаких «новых задач и методов» ни у него, ни у «цектранистов» нет, все деловое и существенное профсоюзами сказано, принято, решено, и притом еще до постановки вопроса в Цека.

      Если надо кого хорошенько обругать и «перетряхнуть», то уже скорее не ВЦСПС, а ЦК РКП за то, что он тезисы Рудзутака «проглядел», и из-за этой своей ошибки дал разрастись самой пустопорожней дискуссии. Прикрыть ошибку цектранистов (вовсе не чрезмерную, в сущности, а самую обычную, состоящую в некотором преувеличении бюрократизма) нечем. И не прикрывать ее надо, не приукрашать, не оправдывать, а исправить. Только и всего.

      Суть тезисов Рудзутака я выразил 30 декабря в четырех пунктах: 1) обычный демократизм (без всяких преувеличений, без всякого отказа от прав ЦК «назначать» и т.п., но и без упрямой защиты требующих исправления ошибок и крайностей некоторых «назначенцев»); 2) производственная пропаганда (сюда входит все, что есть дельного в неуклюжих, смешных, теоретически неверных «формулах», вроде «производственная демократия», «производственная атмосфера» и т.п.). У нас создано советское учреждение: Всеросбюро производственной пропаганды. Надо его всемерно поддержать, а не портить производственной работы производством … худых тезисов. Только и всего; 3) натурпремии и 4) дисциплинарные товарищеские суды. Без пп. 3 и 4 все разговоры о «производственной роли и задачах» и т.п. – пустая интеллигентская болтовня, а в «брошюре-платформе» Троцкого эти оба пункта как раз и забыты. А у Рудзутака они есть.

      Говоря о дискуссии 30 декабря, я должен исправить еще одну свою ошибку. Я сказал: «У нас государство на деле не рабочее, а рабоче-крестьянское». Тов. Бухарин сразу же воскликнул: «какое?». А я в ответ ему сослался на только что закончившийся VIII съезд Советов. Читая теперь отчет о дискуссии, я вижу, что я был неправ, а т. Бухарин прав. Мне надо было сказать: «Рабочее государство есть абстракция. А на деле мы имеем рабочее государство, во-1-х, с той особенностью, что в стране преобладает не рабочее, а крестьянское население; и, во-2-х, рабочее государство с бюрократическим извращением». Читатель, который захочет прочесть всю мою речь, увидит, что от этой поправки ни ход моей аргументации, ни мои выводы не изменяются.

      6-ой этап. Выступление питерской организации с «обращением к партии» против платформы Троцкого и контрвыступление Московского комитета («Правда» от 13 января).

      Переход от борьбы фракций, образуемых сверху, к вмешательству организаций снизу. Большой шаг вперед к оздоровлению. Курьезно, что МК заметил «опасную» сторону выступления с платформой питерской организации, не желая заметить опасной стороны создания фракции тов. Троцким 25 декабря !!! Шутники называют подобную слепоту (на один глаз) «буферной» …

      7-ой этап. Профкомиссия кончает свою работу и выпускает платформу (брошюра под заглавием «Проект постановления X съезда РКП по вопросу о роли и задачах профсоюзов» от 14 января, подписанную 9 цекистами: Зиновьевым, Сталиным, Томским, Рудзутаком, Калининым, Каменевым, Петровским, Артемом, Лениным и членом профкомиссии Лозовским; тт. Шляпников и Лутовинов «сбежали», видимо, в «рабочую оппозицию»). В «Правде» она напечатана, с присоединением подписей Шмидта, Цыперовича и Милютина, 18 января.

      В «Правде» от 16 января появляются платформы: бухаринская (подпись: «По поручению группы товарищей Бухарин, Ларин, Преображенский, Серебряков, Сокольников, Яковлева») и сапроновская (подпись: «Группа товарищей, стоящих на платформе демократического централизма», Бубнов, Богуславский, Каменский, Максимовский, Осинский, Рафаил, Сапронов). На расширенном собрании МК 17 января выступают представители и этих платформ и «игнатовцы» (тезисы напечатаны в «Правде» от 19 января, за подписью: Игнатов, Орехов, Корзинов, Куранова, Буровцев, Маслов).

      Мы видим здесь, с одной стороны, рост сплочения (ибо платформа 9 цекистов вполне согласна с решением V Всероссийской конференции профсоюзов); с другой, разброд и распад. При этом верхом распада идейного являются тезисы Бухарина и К⁰. Здесь осуществлен «поворот» из тех, про которые марксисты в давние времена острили: «поворот не столько исторический, сколько истерический». В тезисе 17 читаем: « … в настоящее время необходимо сделать эти кандидатуры обязательными» (именно: кандидатуры профсоюзов в соответствующие «главки и центры»).

      Это – полный разрыв с коммунизмом и переход на позицию синдикализма. Это, по сути дела, повторение шляпниковского лозунга «осоюзить государство»; это – передача аппарата ВСНХ, по частям, в руки соответственных профсоюзов. Сказать: «Я выставляю обязательные кандидатуры» и сказать: «Я назначаю» - одно и то же.

      Коммунизм говорит: авангард пролетариата, коммунистическая партия, руководит беспартийной массой рабочих, просвещая, подготовляя, обучая, воспитывая эту массу («школа» коммунизма), сначала рабочих, а затем и крестьян, для того, чтобы она могла прийти и пришла бы к сосредоточению в своих руках управления всем народным хозяйством.

      Синдикализм передает массе беспартийных рабочих, разбитых по производствам, управление отраслями промышленности («главки и центры»), уничтожая тем самым необходимость в партии, не ведя длительной работы ни по воспитанию масс, ни по сосредоточению на деле управления в их руках всем народным хозяйством.

      Программа РКП говорит: « … Профсоюзы должны прийти» (значит, не пришли и даже еще не приходят) «к фактическому сосредоточению в своих руках» (в своих, т.е. в руках профсоюзов, т.е. в руках масс, объединенных поголовно; всякий видит, как далеки еще мы даже от первого приближения к такому фактическому сосредоточению) … сосредоточению чего? «всего управления всем народным хозяйством как единым хозяйственным целым» (значит, не отраслями промышленности и не промышленностью, а промышленностью плюс земледелие и т.д. Близки ли мы к тому, чтобы фактически сосредоточить в руках профсоюзов управление земледелием?). И следующие фразы программы РКП говорят о «связи» между «центральным государственным управлением» и «широкими массами трудящихся», об «участии профсоюзов в ведении хозяйства».

      Если профсоюзы, т.е. на 9/10 беспартийные рабочие, называют («обязательные кандидатуры») управление промышленностью, тогда к чему партия? И логически, и теоретически, и практически то, до чего договорился Бухарин, означает раскол партии, вернее: разрыв синдикалистов с партией.

      До сих пор «главным» в борьбе был Троцкий. Теперь Бухарин далеко «обогнал» и совершенно «затмил» его, создал совершенно новое соотношение в борьбе, ибо договорился до ошибки, во сто раз более крупной, чем все ошибки Троцкого, взятые вместе.

      Как мог Бухарин договориться до этого разрыва с коммунизмом? Мы знаем всю мягкость тов. Бухарина, одно из свойств, за которое его так любят и не могут не любить. Мы знаем, что его не раз звали в шутку: «мягкий воск». Оказывается на этом «мягком воске» может писать что угодно любой «беспринципный» человек, любой «демагог». Эти, взятые в кавычки, резкие выражения употребил и имел право употребить тов. Каменев на дискуссии 17-го января. Но ни Каменеву, ни кому другому не придет, конечно, в голову объяснять происшедшее беспринципной демагогией, сводить все к ней.

      Напротив. Есть объективная логика фракционной борьбы, которая даже лучших людей, если они настаивают на занятой ими неправильной позиции, неизбежно приводит к положению, ничем фактически не отличающемуся от беспринципной демагогии. Этому учит вся история фракционных войн (пример: объединение «впередовцев» и меньшевиков против большевиков). Именно поэтому надо изучать не только абстрактную сущность разногласий, но и конкретное развертывание и видоизменение их в развитии разных этапов борьбы. Дискуссия 17 января выразила итог этого развития. Нельзя уже защищать ни «перетряхивания», ни «новых производственных задач» (ибо все дельное и деловое вошло в тезисы Рудзутака). Остается либо найти в себе, употребляя выражение Лассаля, «физическую силу ума» (и характера), чтобы признать ошибку, исправить ее и перевернуть данную страничку истории РКП, либо … либо хвататься за оставшихся союзников, каковы бы они ни были, «не замечая» никаких принципов. Остались сторонники «демократии» до бесчувствия. И Бухарин скатывается к ним, скатывается к синдикализму» (В.И. Ленин, т.42, стр.235-243) («Кризис партии»)

      Дискуссия о профсоюзах.

      «С одной стороны, поголовно охватывая, включая в ряды организации индустриальных рабочих, профсоюзы являются организацией правящего, господствующего, правительствующего класса, того класса, который осуществляет диктатуру, того класса, который осуществляет государственное принуждение. Но это не есть организация государственная, это не есть организация принуждения, это есть организация воспитательная, организация вовлечения, обучения, это есть школа, школа управления, школа хозяйничания, школа коммунизма. Это совсем необычного типа школа, ибо мы имеем дело не с преподавателями и учениками, а мы имеем дело с некоторым чрезвычайно своеобразным сочетанием того, что осталось от капитализма и что не могло не остаться, и того, что выдвигают из своей среды революционно-передовые отряды, так сказать, революционный авангард пролетариата. И вот, говорить о роли профсоюзов, не учитывая этих истин, значит неизбежно прийти к ряду неправильностей» (В.И. Ленин, т.42, стр.203)

      «Получается такая вещь, что партия, так сказать, вбирает в себя авангард пролетариата, и этот авангард осуществляет диктатуру пролетариата. И, не имея такого фундамента, как профсоюзы, нельзя осуществлять диктатуру, нельзя выполнять государственные функции. Осуществлять же их приходится через ряд особых учреждений опять-таки нового какого-то типа, именно: через советский аппарат. В чем своеобразность этого положения в отношении практических выводов? В том, что профсоюзы создают связь авангарда с массами, профсоюзы повседневной работой убеждают массы, массы того класса, который один только в состоянии перевести нас от капитализма к коммунизму. Это с одной стороны. С другой стороны, профсоюзы – «резервуар» государственной власти. Вот что такое профсоюзы в период переходный от капитализма к коммунизму. Вообще нельзя осуществить этот переход, не имея главенства того класса, который один только воспитан капитализмом для крупного производства и один только оторван от интересов мелкого собственника. Но диктатуру пролетариата через его поголовную организацию осуществить нельзя. Ибо не только у нас, в одной из самых отсталых капиталистических стран, но и во всех других капиталистических странах пролетариат все еще так раздроблен, так принижен, так подкуплен кое-где (именно империализмом в отдельных странах), что поголовная организация пролетариата диктатуры его осуществить непосредственно не может. Диктатуру может осуществлять только тот авангард, который вобрал в себя революционную энергию класса. Таким образом, получается как бы ряд зубчатых колес. И таков механизм самой основы диктатуры пролетариата, самой сущности перехода от капитализма к коммунизму. Уже отсюда видно, что когда в первом тезисе т. Троцкий говорит, указывая на «идейную сумятицу», о кризисе специально и именно профсоюзов, то тут в основном есть нечто принципиально неверное. Если говорить о кризисе, то можно говорить о нем лишь после анализа политического момента. «Идейная сумятица» получается именно у Троцкого, потому что он как раз в основном вопросе о роли профсоюзов, с точки зрения перехода от капитализма к коммунизму, упустил из виду, не учел того, что здесь имеется сложная система нескольких зубчатых колес и не может быть простой системы, ибо нельзя осуществлять диктатуры пролетариата через поголовно организованный пролетариат. Нельзя осуществлять диктатуру без нескольких «приводов» от авангарда к массе передового класса, от него к массе трудящихся. В России эта масса крестьянская, в других странах такой массы нет, но даже в самых передовых странах есть масса непролетарская или не чисто пролетарская. Уже отсюда идейная путаница действительно выходит. Троцкий только напрасно в ней обвиняет других» (В.И. Ленин, т.42, стр.203-205)

      «Вообще гигантская ошибка, принципиальная ошибка, состоит в том, что т. Троцкий тащит партию и Советскую власть назад, ставя «принципиально» вопрос теперь. Мы перешли, слава богу, от  принципов к практической, деловой работе. В Смольном мы калякали о принципах и, несомненно, больше, чем следовало. Теперь, после трех лет, по всем пунктам производственного вопроса, по целому ряду составных элементов этого вопроса есть декреты, - такая печальная штука эти декреты, - которые подписываются, а потом нами самими забываются и нами самими не исполняются. А потом выдумываются рассуждения о принципах, выдумываются принципиальные разногласия. Я приведу потом указания на декрет, который относится к вопросу о производственной роли профсоюзов, декрет, который все забыли, в том числе и я, в чем должен покаяться.

      Действительные расхождения, которые имеются, касаются вовсе не вопросов об общих принципах, если не считать те, которые я перечислил. Перечисленные же мной мои «разногласия» с т. Троцким я должен был указать, ибо, взяв широкую тему: «Роль и задачи профсоюзов», т. Троцкий, по моему убеждению, впал в ряд ошибок, связанных с самой сутью вопроса о диктатуре пролетариата. Но если это оставить в стороне, то спрашивается, из-за чего же действительно у нас дружная работа не получается, которая нам так нужна? Из-за расхождения по вопросу о методах подхода к массе, овладения массой, связи с массой. В этом вся суть. И в этом как раз своеобразие профсоюзов, как учреждения, при капитализме созданного, при переходе от капитализма к коммунизму неизбежного, в дальнейшем будущем стоящего под знаком вопроса. Это – далекое будущее, когда профсоюзы встанут под знак вопроса; внуки наши о нем поговорят. А сейчас дело в том, как к массе подойти, овладеть ею, с нею связаться, как сложные приводы работы (работы по осуществлению диктатуры пролетариата) наладить» (В.И. Ленин, т.42, стр.205-206)

      «Тов. Троцкий говорит о «рабочем государстве». Позвольте, это абстракция. Когда мы в 1917 году писали о рабочем государстве, то это было понятно; но теперь, когда нам говорят: «Зачем защищать, от кого защищать рабочий класс, так как буржуазии нет, так как государство рабочее», то тут делают явную ошибку. Не совсем рабочее, в том-то и штука. Тут и заключается одна из основных ошибок т. Троцкого. Сейчас мы от общих принципов перешли к деловому обсуждению и к декретам, у нас от  приступа к практическому и деловому тянут назад. Так нельзя. У нас государство на деле не рабочее, а рабоче-крестьянское – это во-первых. А из этого очень многое вытекает (Бухарин: Какое? Рабоче-крестьянское?). И хотя т. Бухарин сзади кричит: «Какое? Рабоче-крестьянское?», но на это я отвечать ему не стану. А кто желает, пусть припомнит только что закончившийся съезд Советов, и в этом уже будет ответ.

      Но мало этого. Из нашей партийной программы видно – документ, который автору «Азбуки коммунизма» известен очень хорошо – из этой уже программы видно, что государство у нас рабочее с бюрократическим извращением. И мы этот печальный, - как бы это сказать? – ярлык, что ли, должны были на него навесить. Вот вам реальность перехода. Что же, при такого рода практически сложившемся государстве профсоюзам нечего защищать, можно обойтись без них для защиты материальных и духовных интересов пролетариата, поголовно организованного? – Это совершенно неверное теоретически рассуждение. Это переносит нас в область абстракции или идеала, которого мы через 15-20 лет достигнем, но я и в этом не уверен, что достигнем в такой именно срок. Перед нами же действительность, которую мы хорошо знаем, если только мы не опьяняем себя, не увлекаемся интеллигентскими разговорами, или абстрактными рассуждениями, или тем, что иногда кажется «теорией», а на деле является ошибкой, неверным учетом особенностей перехода. Наше теперешнее государство таково, что поголовно организованный пролетариат защищать себя должен, а мы должны эти рабочие организации использовать для защиты рабочих от своего государства и для защиты рабочими нашего государства. И та и другая защита осуществляется через своеобразное сплетение наших государственных мер и нашего соглашения, «сращивания» с нашими профсоюзами» (В.И. Ленин, т.42, стр.207-208)

      «Теперь я перехожу к «производственной демократии»; это, так сказать, для Бухарина. Мы прекрасно знаем, что у каждого человека бывают маленькие слабости, и у большого человека бывают маленькие слабости, в том числе и у Бухарина. Если словечко с выкрутасом, то тут он уже не может не быть за. О производственной демократии он на пленуме Центрального Комитета 7 декабря писал резолюцию почти что со сладострастием. И, чем больше я в эту «производственную демократию» вдумываюсь, тем яснее я вижу теоретическую фальшь, вижу непродуманность. Ничего, кроме каши, тут нет. И на этом примере еще раз, по крайней мере в партийном собрании, надо сказать: «Тов. Н.И. Бухарин, поменьше словесных выкрутасов, - польза будет для вас, для теории, для республики». (Аплодисменты.) Производство нужно всегда. Демократия есть одна из категорий области только политической. Против того, чтобы употребить это слово в речи, статье, возразить нельзя. Статья берет и ярко выражает одно соотношение, и довольно. Но, когда вы превращаете это в тезис, когда из этого хотите делать лозунг, объединяющий «согласных» и несогласных; когда говорится, как у Троцкого, что партии надо будет «выбирать между двумя тенденциями», это совсем звучит странно. Я особо буду говорить о том, надо ли будет партии «выбирать» и чья вина, что поставили партию в положение, когда надо «выбирать». Поскольку уже это так вышло, постольку мы должны сказать: «Во всяком случае выбирайте поменьше таких теоретически неверных, ничего в себе, кроме путаницы, не заключающих лозунгов, как «производственная демократия». И Троцкий и Бухарин ясно теоретически оба не продумали этого термина и запутались. «Производственная демократия» наводит на мысли, которые вовсе не стоят в кругу тех идей, которые нас увлекли. Им хотелось подчеркнуть, больше внимания сосредоточить на производстве. Подчеркивать в статье, в речи, это одно, но когда превращают в тезисы и когда партия должна выбирать, я говорю: выбирайте против этого, ибо это путаница. Производство нужно всегда, демократия не всегда. Производственная демократия порождает ряд мыслей, в корне фальшивых. Сапог не износили, когда единоличие проповедовали. Нельзя вносить кашу, создавая опасность, что люди запутаются: когда демократия, когда единоличие, когда диктатура» (В.И. Ленин, т.42, стр.210-211)

      X съезд РКП(б) (8-16 марта 1921 г.)

      694 делегата с решающим голосом, 296 с совещательным, представляющие 732521 члена партии.

      Выступления отдельных делегатов на съезде.

      «У нас нет расхождений в основных вопросах нашей внутренней и международной политики. Эту сторону доклада, т. Ленин, мы принимаем. Но у нас много расхождений в тактических вопросах, в способах осуществления нашей общеполитической линии. На этой почве замечается поворот широких трудящихся масс города и деревни часто против нас. Усвоенные за время гражданской войны приемы работы не только не позволяют нам осуществить программное требование о вовлечении в советское строительство широких групп пролетариата, но определенно отталкивают их от нас и нашей партии. Это побуждает нас, стоящих очень близко к широким кругам пролетариев фабрик и заводов, громко заявить о грозящей нам опасности отрыва от масс …

      За время партийной предсъездовской дискуссии мы наслышались всего. И те ярлыки, экивоки, инсинуации, которые раздаются здесь по нашему адресу, нас не смущают. Мы знаем себя и хорошо знаем, с кем имеем дело.

      Пред лицом трудностей, стоящих перед нами, мы должны прежде всего оздоровить и теснее сомкнуть ряды революционного авангарда – нашей Российской коммунистической партии. Но путь, на который встал т. Ленин, не приведет нас к желанному всеми единству. Если вы, Владимир Ильич, будете в вашем анализе явно смешивать и «Рабочую оппозицию», и мелкобуржуазную стихию, и чистейший синдикализм, и анархизм и все это будете громоздить и связывать с нами, то на этой почве единства в нашей партии не создадите и вольете очень много горечи в душу тех рабочих, которые здесь имеются налицо, а через них оттолкнете стоящих за нами на фабриках и заводах.

      Не так, товарищи, обстоит дело, как рисует его т. Ленин, и мы рекомендуем вам очень осторожно, строже и серьезнее анализировать каждое явление переживаемого нами момента. Тов. Скворцов был прав, когда на этот недостаток указал. Не правы те, которые валят в кучу и анархическую стихию и «Рабочую оппозицию». Такой подход компрометирует говорящих и не способствует выяснению основных причин наблюдаемых нами явлений, а запутывает все дело, толкает мысли в тенета противоречий. По мнению докладчика, выходит, что мелкобуржуазная стихия оказывается в красе и гордости революции, в Кронштадте. Влиянию ж поддается не кто иной, как питерский пролетариат, тот пролетариат, который еще недавно служил рекламой как раз для т. Зиновьева и других, заявлявших, что питерский пролетариат свободен от всякой оппозиции, и особенно от «Рабочей оппозиции». Питерский пролетариат, красноармейцы и матросы, «гордость революции», [должны] нести на себе все отпечатки действительно пролетарской мысли и дела, но даже в этом центре этого нет. Что же мы видим там? Мы видим, что этот-то передовой оказался подвержен влиянию, правда, не «Рабочей оппозиции», нет, но мелкобуржуазной анархической стихии. Надо немножечко осторожнее подходить к этим явлениям.

      Органическая болезнь, которая наблюдается в нашей партии, заключается в оторванности наших центров от партийных масс и всего партийного аппарата от рабочих масс. Следы этой болезни несет в себе и сам Центральный комитет. Те же упреки, которые бросались по адресу «Рабочей оппозиции», что вот, мол, вы себя вели плохо во время партийной дискуссии о профдвижении, заразили партию синдикализмом и т.п. грехами, мы должны решительно возвратить обратно, напомнив, что написали наши тезисы лишь один раз и написали их последними, а вы, члены ЦК, их писали первыми и в большом изобилии. Не мы начали дискуссию. Мы только пошли по вашим стопам, но принесли тут кое-что свое, обеспечивающее дальнейшее поступательное развитие революции» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.73-75, из выступления А.Г. Шляпникова)

      «У Энгельса в книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» имеется следующая фраза: «Общество, которое вновь организует промышленность на основании свободной равноправной ассоциации всех производителей» и т.д. Вот чем мы руководствовались, внося в наши тезисы слово «производители» … И поэтому напрасны в этом отношении все ухищрения т. Зиновьева – представить это слово в каком-то уродливом виде и его запросы, почему мы не сказали просто «рабочие», почему нужен был «производитель», а не просто рабочий. Но я должен сказать, если бы мы последовали за Зиновьевым, мы были бы «махаевцами», вы толкаете подобными советами в махаевщину. Понятие «производитель»  - шире, а суживая его, вы нас толкаете в махаевщину. Под этим словом обнимаем совокупность всех людей, занятых в производстве. Но в нашей платформе нет намека на то, чтобы под этим производителем мы понимали и товаропроизводителей. Пока у нас организованных в профессиональные союзы производителей-крестьян – товаропроизводителей  - нет. Будем надеяться, что наша партия их не организует. Речь идет о тех профсоюзах, которые у нас имеются налицо, со всей совокупностью тех людей, занятых в производстве, в нашей промышленности, которые обнимаются союзами, как производители. В этом отношении мы должны категорически отвести всяческую спекуляцию на этом слове.

      Теперь второй вопрос – о нашем синдикализме. О нем говорили очень много. Троцкий на одном собрании определял даже, какой градус уклона у нас есть в этом отношении. Он нашел не больше двух градусов. Ленин, вероятно, скажет о большем, но я хочу перед вами, в большинстве довольно грамотными, - из вас чуть ли не большинство с образованием не ниже среднего … Мандатная комиссия нам точно скажет. Итак, я думаю, что вы, прежде чем затронуть и склонять слово «синдикализм», разберетесь, что же такое синдикализм? Я не буду об этом рассказывать, а прочту выдержку по этому вопросу из тезисов Троцкого «Профсоюзы и их дальнейшая роль», где он дает определение синдикализма. По этому пункту я с ним совершенно согласен. Там говорится: «Под синдикализмом понимается стремление профессиональных союзов, т.е. рабочих организаций в капиталистическом обществе, овладеть производством без и помимо пролетарской партии и пролетарского государства». Вот что до сих пор понималось марксистами под синдикализмом. Если угодно открыть в 1921 г. новую разновидность синдикализма, вы можете это сделать, но это не будет убедительно. До сих пор под синдикализмом подразумевалась определенная суть, определенное мировоззрение. Насколько мы, коммунисты, исполняющие роль проводников коммунизма в нашем профдвижении, похожи на таких синдикалистов, которые надеются без пролетарского государства, без пролетарской диктатуры осуществить овладение рабочими-производителями народным хозяйством, насколько мы похожи на таких синдикалистов – судите сами. Я думаю, что это название ни в коем случае к нам применено быть не может.

      Что толкает нас на противопоставление нашей системы – существующей сейчас неразберихе в области организации народного хозяйства нашей страны? На это нас толкает прежде всего теперешнее состояние нашего хозяйства. Мы противопоставляем теперешнему бюрократическому управлению хозяйством – строго выдержанную систему вовлечения всех рабочих в активное и самодеятельное участие в организации нашего народного хозяйства. То, что мы сейчас наблюдаем в нашем хозяйстве, есть результат не только объективных, независимых от нас причин. В том развале, который мы наблюдали, доля ответственности падает и на усвоенную нами систему» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.362-363, из выступления А.Г. Шляпникова)

      «Сейчас со стороны самых широких беспартийных масс идут нарекания, но – на что, как вы думаете? На бездеятельность союзов. В какой области? Многие могут подумать, что на бездеятельность в смысле защиты их экономических интересов или, как иногда выражаются, шкурных. Нет, у нас рабочие (по крайней мере, относительно большинства можно это утверждать) настолько свыклись с мыслью о том, что их экономическое положение зависит от общего состояния и богатства всей республики, что на любом собрании вы найдете живой отклик и согласие с этим массы рабочих. Если и бывают возражения и негодование, то против несправедливого распределения наших скудных богатств или потому, что рабочие видят, что плоды их трудов пропадают благодаря той бюрократической системе, которую мы усвоили за три с половиной года нашей хозяйственной политики. Нас упрекают за то, что мы мало делаем для улучшения положения нашего хозяйства, и сегодня от вас зависит установить, по какому руслу будет направляться политика нашей партии в области хозяйственного строительства.

      До сих пор мы строим наше народное хозяйство, не вовлекая в это строительство широких рабочих масс и даже рабочих организаций. Тов. Ленин еще на первом заседании очень много говорил о «съезде производителей», пытаясь подставить под съезд производителей иное содержание. Говоря о съезде производителей, мы имеем в виду всероссийский съезд профессиональных союзов. А как сейчас обстоит дело в области организации народного хозяйства? У нас съезжаются, выбирают и решают не представители профессиональных организаций, даже подчас не коммунисты, работающие в губернских отделах СНХ, а чиновники, заведующие этими отделами, в большинстве случаев не связанные с производством и не всегда – как я уже говорил – коммунисты, далеко не всегда. И вот этот съезд представителей отделов решает организационные судьбы нашей промышленности.

      Этим чиновникам можно, а представителям организованных рабочих нельзя, ибо это-де – «синдикализм». Это ненормально, и в это ненормальное положение мы вносим поправки.

      Наша платформа состоит из двух частей. Первая часть говорит о том, что должно быть сделано теперь же. Вторая часть говорит об управлении народным хозяйством после проведения первой, подготовительной части (начиная с пункта 11 по пункт 20 включительно). Эта часть говорит о развернутых, в конечном виде, формах организации хозяйства. Развернутых, - следовательно, предварительно должна быть выполнена большая работа, о которой мы говорим в первой части нашей платформы – работа подготовительная, которая дала бы возможность не с той китайской постепенностью, о которой говорит Владимир Ильич в одной из своих книжек, вовлекать широкие массы и профессиональные союзы в дело организации народного хозяйства, так что мы едва ли достигнем к концу XXV столетия. Согласно его предложению, все зависит от того, каким темпом пойдет у нас организация крупного сельского хозяйства, иными словами, как скоро мы перейдем от сохи к многолемешным тракторам. Ясно, что эта задача многих десятков лет … Смеетесь над вашим собственным непониманием. Тракторы делаем мы, металлисты, и мы их вам скоро не обещаем, а от американского капитала вы их не легко получите. Мы полагаем, что в области организации нашей крупной промышленности мы должны уже теперь применять те методы вовлечения рабочих, на которые Владимир Ильич согласен при условии, когда в большей части страны будет организовано крупное хозяйство. Только тогда, по его мнению, можно ставить этот вопрос» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.364-366, из выступления А.Г. Шляпникова)

      «Сейчас мы предлагаем прежде всего укрепить наши профессиональные союзы. В нашей платформе вы найдете точные указания на то, в каком порядке надо все это делать. Вопрос идет также о том, сохраняем ли мы во всей красоте и величии те бюрократические формы правления, которые процветают сейчас. Мы вносим тут крупнейшие изменения, мы не делаем из этих форм фетишей. Тов. Троцкий упрекал нас, что мы делаем фетиш из рабочей демократии. Это неправда. Но вот из бюрократического урода вы делаете фетиш, а мы нет. Если мы видим, что тот или другой орган вреден, мы предлагаем его вам уничтожить. Мы предлагаем съезду уничтожить бюрократический метод управления народным хозяйством, который у нас существует сейчас, который привел нас к настоящему кризису и который отдал все наше хозяйство в руки чуждых нам элементов, в руки врагов» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.366, из выступления А.Г. Шляпникова)

      «Не так давно, всего месяц назад, была у нас конференция управляющих и заводских комитетов всех артиллерийских заводов нашей республики. Это – самые сложнейшие предприятия металлической промышленности нашей страны. Там мы поспорили по профдвижению по душам … Там были ленинцы, но сторонников «Рабочей оппозиции» оказалось на один голосок больше, троцкистов там было совсем мало. Когда же дело коснулось практических вопросов о том, как организовать производство, как покончить с тем кавардаком, который существует в области организации народного хозяйства, тогда между нами было полное единодушие. Мы предложили организовать на этих предприятиях наряду с исполнительным органом, каким является управление завода или дирекция, еще особый заводской совет. Этот совет есть такое учреждение, куда входит заводоуправление, и наш заводской комитет, и расценочная комиссия, и заведующие отдельными цехами, и уполномоченные от цехов в отделениях союзов. Эту верхушку управляющую мы хотим связать со всей заводской периферией. Мы предлагаем собирать этот совет завода два, три или четыре раза в месяц, предлагаем на этих собраниях разбирать каждое крупное явление в предприятии, намечать и обсуждать программу действия всего предприятия и каждого цеха в отдельности. Таким путем мы думаем притти к тому положению, при котором управление всем народным хозяйством будет совершаться нами через производственные союзы» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.368-369, из выступления А.Г. Шляпникова)

      Выступления Е.М. Ярославского.

      «В Алтайской губернии и других местах нам пришлось иметь дело с этой крестьянской оппозицией. Если у нас на партийных собраниях идут разговоры против разверстки, то это указывает, что у нас в партии есть значительный слой крестьянства. Но «Рабочая оппозиция» нам не предлагает перерегистрации и удаления крестьянского элемента. Она предлагает удалить интеллигенцию, т.е. очень ценных для нас работников, вовсе не собственников, не буржуа, не мещан» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.108, из выступления Е.М. Ярославского)

      «Я вполне согласен с товарищем, который указывает, что крестьянская оппозиция, которая у нас на местах наблюдается и которая выливается в Алтайской и др. губерниях в виде партизанщины, она в сущности корнями уходит туда, куда уходит и «Рабочая оппозиция»: она коренится в усталости рабочих и крестьянских масс и недовольстве тем тяжелым положением, в которое ставит их переходный период; она коренится в том, что рабочие и крестьяне ожидали гораздо более быстрого темпа развития революции и менее болезненного перехода к социализму и коммунизму. И именно потому, что этот переходный период тянется долго, именно потому, что он болезненный, усталые части рабочего класса и крестьянства, которые пока еще не ощущают благ этой революции, а несут лишь тяготы, выступают, - поскольку они имеются в нашей партии, - с такого рода протестами, которые в сущности являются отражением недовольства, существующего в широкой беспартийной массе. Тяжесть настоящего периода, как это бывало и раньше в периоды наиболее обостренного положения рабочего класса, выдвигает не новые рецепты, а те же старые. Мне припоминается, как в 1903 г. к нам, в Петербург, из-за границы приезжали сторонники другого течения, - не т. Шляпникова, не Сапронова, а другого, которое называлось меньшевизмом, - и говорили, что нам, в условиях совершенно неподходящих, во что бы то ни стало надо осуществить принцип демократического централизма и выборности. Затем мне припоминается, как годы 1904, 1905-1906 были годами развития у нас в рабочем движении махаевщины, которая была направлена против интеллигенции, против выходцев из буржуазной среды, отдающих свои силы рабочему классу. Когда мы сейчас покопаемся, то найдем то же самое в словах товарищей из «Рабочей оппозиции». Товарищи обижаются, что их сваливают в одну кучу с анархистами и синдикалистами. Но что же поделаешь, когда факты таковы!» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.264-265, из выступления Е.М. Ярославского)

      «Тов. Медведев никак не может понять, почему упрекают его течение в том, что в нем имеются махаевские тенденции. Отвечу ему на это. Разделение на классы, которое обязательно для нас, марксистов, вне пределов партии, абсолютно недопустимо и незаконно, когда оно переносится в партию. Раз мы приняли человека в партию, - какого бы он класса ни был, - он такой же член партии, как и все остальные» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.283, из выступления В.Н. Яковлевой)

      «Когда я говорил о подборе руководящего персонала профессиональных союзов, когда я говорил, что мы должны подобрать работников для профсоюзов под производственным углом зрения, то т. Томский говорил, что подбор означает назначенство. Мы говорили Томскому: какое место они займут в профсоюзах, мы будем определять методами профсоюзной организации, но подобрать-то их надо в партии. Томский не хотел признавать никакого снисхождения, он говорил, что подбор тут заключается в перетряхивании, назначенстве и пр. А теперь мы видим в резолюции за подписью Томского целиком: подбор руководящего персонала совершается партией и пр.» («Протоколы X съезда РКП(б)», стр.358, из выступления Л.Д. Троцкого)

      В.И. Ленин на X съезде РКП(б).

      «Не страшен был бы небольшой синдикалистский или полуанархистский уклон: партия быстро и решительно его осознала бы и взялась бы его исправлять. Но если он связан с гигантским преобладанием в стране крестьянства, если недовольство этого крестьянства пролетарской диктатурой растет, если кризис крестьянского хозяйства доходит до грани, если демобилизация крестьянской армии выкидывает сотни и тысячи разбитых, не находящих себе занятий людей, привыкших заниматься только войной, как ремеслом, и порождающих бандитизм, - тогда не время спорить о теоретических уклонах. И мы должны на съезде прямо сказать: споров об уклонах мы не допустим, мы должны поставить точку в этом отношении. Это сделать может и должен партийный съезд, он должен из этого извлечь надлежащий урок и к политическому отчету ЦК это добавить, укрепить, закрепить и превратить это в обязательство для партии, в закон. Обстановка спора становится в величайшей степени опасной, становится прямо угрозой диктатуре пролетариата» (В.И. Ленин, т.43, стр.16-17, Из выступления на X съезде РКП(б))

      «Мы переживаем время, когда перед нами встает серьезная угроза: мелкобуржуазная контрреволюция, как я уже сказал, более опасна, чем Деникин. Этого товарищи не отвергали. Эта контрреволюция тем своеобразнее, что она – мелкобуржуазная, анархическая. Я утверждаю, что между идеями и лозунгами этой мелкобуржуазной, анархической контрреволюции и лозунгами «рабочей оппозиции» есть связь. Никто из говоривших, - хотя говорили больше всего представители «рабочей оппозиции», - на это как раз не ответил. Между тем брошюрка «рабочей оппозиции», выпущенная к съезду тов. Коллонтай, подтверждает это так наглядно, как больше уж нельзя» (В.И. Ленин, т.43, стр.36, Из выступления на X съезде РКП(б))

      «Я указывал летом на II конгрессе Коминтерна на значение резолюции о роли Коммунистической партии. Эта резолюция является резолюцией, объединяющей коммунистических рабочих, коммунистические партии всего мира. Эта резолюция объясняет все. Значит ли это, что мы партию отгораживаем от всего рабочего класса, определенно осуществляющего диктатуру? Так смотрят некоторые «левые» и очень многие синдикалисты, и сейчас этот взгляд распространен повсюду. Этот взгляд и есть порождение мелкобуржуазной идеологии. Ведь тезисы «рабочей оппозиции» бьют в лицо решению II конгресса Коминтерна о роли Коммунистической партии в осуществлении диктатуры пролетариата. Это и есть синдикализм, потому что, вы подумайте, ясно, что наш пролетариат в большей части своей деклассирован, что неслыханные кризисы, закрытие фабрик привели к тому, что от голода люди бежали, рабочие просто бросали фабрики, должны были устраиваться в деревне и переставали быть рабочими. Разве мы этого не знаем и не наблюдаем, как неслыханные кризисы, гражданская война, прекращение правильных взаимоотношений между городом и деревней, прекращение подвоза хлеба создавали обмен каких-нибудь мелких продуктов, изготовляемых на больших заводах, каких-нибудь зажигалок – на хлеб, когда рабочие голодают и когда хлеб не подвозят? Что же, мы не видели этого на Украине, мы этого не видели в России? Это все и есть то, что экономически и порождает деклассирование пролетариата, что неизбежно вызывает и заставляет проявляться и тут мелкобуржуазные, анархические тенденции.

      После того, что мы все эти бедствия пережили, что мы все это практически видели, мы знаем, как чертовски трудно с ними бороться. Мы после двух с половиной лет Советской власти перед всем миром выступили и сказали в Коммунистическим Интернационале, что диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистическую партию» (В.И. Ленин, т.43, стр.41-42, из выступления на X съезде РКП(б))

       В.И. Ленин о демократическом централизме в связи с резолюцией «О единстве»     

      «Чтобы ЦК, выбранный на съезде, имел право исключить из ЦК – никогда никакая демократия, никакой централизм не допустит … Особенно через партию. Выбирает ЦК съезд, этим он выражает высочайшее доверие, этим он отдает руководство. И чтобы ЦК имел в отношении к своему члену такое право, - нигде никогда ничего подобного наша партия не допускала. Это – крайняя мера, которая принимается специально в сознании опасности обстановки» (В.И. Ленин, т.43, стр.108, из выступления на X съезде РКП(б))        

      И.В. Сталин в статье «Наши разногласия» по поводу дискуссии о профсоюзах.

      «Цитируемые нередко Троцким известные пункты нашей программы о роли профсоюзов и резолюция IX съезда партии о профсоюзах остаются (и останутся) в силе. Никто не спорит, что профсоюзы и органы хозяйства должны проникать и будут проникать друг друга взаимно («сращивание»). Никто не спорит, что настоящий момент хозяйственного возрождения страны диктует постепенное превращение, пока еще на словах только, производственных союзов в союзы действительно производственные, способные поставить на ноги основные отрасли нашей промышленности. Короче, наши разногласия – не принципиальные разногласия». (И.В. Сталин, Собр. соч., т.5, стр.4)

      «Наши разногласия лежат в области вопросов о способах укрепления трудовой дисциплины в рабочем классе, о методах подхода к рабочим массам, вовлекаемым в дело возрождения промышленности,  о путях превращения нынешних слабых профсоюзов в союзы мощные, действительно производственные, способные возродить нашу промышленность.

      Существует два метода: метод принуждения (военный метод) и метод убеждения (профсоюзный метод). Первый метод отнюдь не исключает элементов убеждения, но элементы убеждения подчинены здесь требованиям метода принуждения и составляют для него подсобное средство. Второй метод, в свою очередь, не исключает элементов принуждения, но элементы принуждения подчинены здесь требованиям метода убеждения и составляют для него подсобное средство. Смешивать эти два метода так же непозволительно, как непозволительно сваливать в одну кучу армию и рабочий класс.

      Одна группа партийных работников, во главе с Троцким, упоённая успехами военных методов в армейской среде, полагает, что можно и нужно пересадить эти методы в рабочую среду, в профсоюзы для того, чтобы достичь таких же успехов в деле укрепления союзов, в деле возрождения промышленности. Но эта группа забывает, что армия и рабочий класс представляют две различные среды, что метод, пригодный для армии, может оказаться непригодным, вредным для рабочего класса и его профсоюзов» (И.В. Сталин, Собр. соч., т.5, стр.5-6)

      «В противоположность армии, рабочий класс представляет однородную социальную среду, предрасположенную, в силу экономического положения, к социализму, легко поддающуюся коммунистической агитации, добровольно организующуюся в профсоюзы и составляющую, ввиду всего этого, основу, соль Советского государства. Неудивительно поэтому, что преобладающее применение методов убеждения легло в основу практической работы наших производственных союзов» (И.В. Сталин, Собр. соч., т.5, стр.6-7)

      « «Голое противопоставление, - говорит Троцкий в одном из документов, - военных методов (приказ, кара) профессионалистским методам (разъяснение, пропаганда, самодеятельность) представляет собой проявление каутскиански-меньшевистски-эсеровских предрассудков … Само противопоставление трудовой и военной организации в рабочем государстве представляет собой позорную капитуляцию перед каутскианством»

      Так говорит Троцкий.

      Если отвлечься от ненужной словесности о «каутскианстве», «меньшевизме» и пр., то ясно, что Троцкий не понял разницы между рабочими и военными организациями, не понял, что противопоставление военных методов методам демократическим (профсоюзным) в момент ликвидации войны и возрождения промышленности необходимо, неизбежно, что, ввиду этого, перенесение военных методов в профсоюзы ошибочно, вредно.

      Это непонимание легло в основу вышедших недавно полемических брошюр Троцкого о профсоюзах» (И.В. Сталин, Собр. соч., т.5, стр.7)

      «Для того, чтобы двинуть миллионы рабочего класса против хозяйственной разрухи, необходимо поднять инициативу, сознательность, самодеятельность широких масс, необходимо убедить их на конкретных фактах, что хозяйственная разруха представляет столь же реальную и смертельную опасность, какую представляла вчера опасность военная, необходимо вовлечь миллионы рабочих в дело возрождения производства через демократически построенные профсоюзы» (И.В. Сталин, Собр. соч., т.5, стр.9)

Хронология дискуссии о профсоюзах:

выступление Л. Троцкого на фракции V Всероссийской конференции профсоюзов (3-7 ноября 1920 г.);

пленум ЦК РКП(б) (8-9 ноября 1920 г.), резолюция В.И. Ленина принимается 10 голосами против 4 – Л.Д. Троцкого, Н.Н. Крестинского, А.И. Рыкова, А.А. Андреева;

«буферная группа» - Л.Б. Каменев, М.П. Томский, Н.И. Бухарин, Л.П. Серебряков, Сергеев (Артём), Ф.Э. Дзержинский, К.Б. Радек, Н.Н. Крестинский, А.И. Рыков, Г.Е. Зиновьев;

обсуждение на пленуме ЦК РКП(б) 7 декабря, Бухарин поддерживает Троцкого;

24 декабря Троцкий выступает с докладом «О задачах профессиональных союзов в производстве»;

30 декабря – дискуссия (Троцкий против Ленина и Зиновьева), Бухарин против Ленина и Зиновьева, В.П. Ногин и А.Г. Шляпников от «Рабочей оппозиции»;

Платформа «Десяти» - Ленин, Зиновьев, Сталин, Томский, Калинин, Рудзутак, Каменев, Петровский, Артём, Лозовский (14 января 1921 г.);

«буферная» платформа (Бухарин, Ларин, Преображенский, Серебряков, Сокольников, Яковлева);

Тезисы группы «Демократического централизма» (Бубнов, Богуславский, Осинский, Рафаил, Сапронов, Максимовский);

19 января – статья Сталина «Наши разногласия» (против Троцкого) в «Правде»;

21 января – статья Ленина «Кризис партии» в «Правде»;

Проект постановления X съезда РКП(б) «О роли и задачах профсоюзов» (Троцкого – Бухарина) 1 февраля (Андреев, Дзержинский, Крестинский, Преображенский, Раковский, Серебряков, Пятаков, Аверин, Косиор, Розенгольц, Ларин, Сокольников, Яковлева).

Создание Контрольной комиссии (резолюция съезда «Об очередных задачах партийного строительства» (пункт 19)).

Резолюции съезда «О единстве партии», «О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей партии», «О роли и задачах профсоюзов».

Литература:

В.И. Ленин, Полное собрание сочинений (5-ое изд.), М.: Политиздат, 1967-1975;

И.В. Сталин, Собрание сочинений, М.: Госполитиздат, 1946-1951;

«Протоколы X съезда РКП(б)», М.: Партиздат, 1933;

Л.Д. Троцкий, Сочинения, т.XV, М.-Л.: Госиздат, 1927;

«Левые коммунисты в России. 1918-1930 гг.», М.: НПЦ «Праксис», 2008;

М. Зоркий (сост.),««Рабочая оппозиция». Материалы и документы 1920-1926 гг.», М.-Л.: Госиздат, 1926;

К. Попов (общ. ред.), М. Зоркий (сост.), «Дискуссия о профсоюзах. Материалы и документы 1920-1921 гг.», М.-Л.: Госиздат, 1927.

 

 

заказать продукты с доставкой на дом московская область. за 1 час