Г

Г. Л. Соболев

Тайный союзник

Русская революция и Германия 1914-1918

 

В книге рассматривается целый ряд запутанных и пристрастно освещенных в современной исторической литературе вопросов: насколько были обоснованными выдвинутые еще в 1917 г. обвинения против большевиков в «преступных сношениях» с Германией? Был ли Ленин на самом деле немецким агентом? Какую роль в действительности сыграли Генеральный штаб Германии и немецкие дипломаты в возвращении русских эмигрантов в Россию? Какова была реальная финансовая помощь большевикам со стороны Германии в годы Первой мировой войны? Имел ли место «германский фактор» в Февральской и Октябрьской революциях? Кто был больше заинтересован в заключении сепаратного мира: Советская Россия или Германия? Был ли Брестский мир результатом немецкой дипломатии с позиции силы или тайным сговором с большевиками? Какова общая сумма, полученная большевистским правительством от Германии?

Отвечая на эти вопросы, автор опирается на обширный комплекс документов, опубликованных в последние годы как за рубежом, так и в нашей стране; рассматривает самые разные точки зрения — как объективно научные, так и политизированные, конъюнктурные. Автор приходит к выводу, что финансовая помощь Германии, оказанная большевикам через подставных лиц, не играла существенной роли в их приходе к власти.

Работа адресована не только специалистам, но и всем интересующимся историей России 1914-1918 гг.

 

История, по-видимому, только тогда и нравится,
когда представляет собой трагедию, которая становится томительной,
если ее не оживляют страсти, злодейства и великие невзгоды.

Вольтер

От автора

Сегодня было бы наивным отрицать, что политические партии могут обойтись без финансовой поддержки, особенно если они претендуют быть серьезной политической силой и победить в борьбе за власть. Не секрет также, что на исход этой борьбы всегда стремились повлиять внешние силы. Так было и в дореволюционной России, где политические партии получали по разным каналам финансовую помощь из-за границы. Хотя все это делалось в глубокой тайне, которая обрастала слухами и домыслами, со временем становились известны подлинные факты и документы. Особенно ярко это проявилось в годы Первой мировой войны, когда страны Антанты, с одной стороны, и Германия с Австро-Венгрией — с другой, в достижении своих целей сделали ставку на те или иные политические силы в России, оказывая им финансовую помощь. Укажем здесь в качестве примера на установленный факт финансирования правых социалистов-революционеров в 1917 г. директором Федерального резервного банка Нью-Йорка У. Томпсоном, находившимся тогда в Петрограде во главе миссии американского Красного Креста1.

Вопрос о финансировании большевиков Германией в годы Первой мировой стал широко обсуждаться у нас только в последние годы XX в. Неудивительно поэтому, что эта закрытая для обсуждения в Советском Союзе тема остается одной из наиболее запутанных и политизированных в нашей новейшей истории, о чем мне уже приходилось писать ранее2. С сожалением констатирую, что положение с ее изучением мало изменилось и в последние годы, хотя за рубежом появились важные документальные публикации и серьезные исследования. Внести ясность в этот запутанный вопрос мешает по-прежнему господствующий в современной отечественной литературе настрой, заранее обвинительный или оправдательный, нежелание принять во внимание аргументы обеих сторон. Неудивительно поэтому, что общественное мнение о «продавшихся немцам большевиках» формируется по преимуществу основанной на фальшивках и домыслах «исторической» публицистикой и такого же качества «документальными» фильмами.

Не претендуя на раскрытие «тайны века», я пытаюсь в своей книге ответить на вопрос, насколько обоснованны обвинения большевиков в «преступных сношениях» с Германией. Чтобы объективно ответить на него, необходимо изучить весь комплекс известных на сегодня документов и фактов, принять во внимание все достижения новейшей зарубежной и отечественной историографии. Главная трудность здесь состоит в том, чтобы не утонуть в этом море документов и мистификаций, фактов и мифов, не поддаться соблазну пойти за источником, увидеть и услышать в нем то, что очень хочется в нем обнаружить. Разумеется, я не питаю особых иллюзий и разделяю мнение французского историка Люсьена Февра о том, что «несмотря на благие порывы, нет и не может быть истинного понимания там, где все отмечено печатью неизбежных и роковых симпатий и антипатий»3. Именно такой проблемой все еще остается история Русской революции.

Примечания:

1 Ганелин Р. Ш. Россия и США. 1914-1917. Л., 1969. С. 358-359; Саттон Э. Уолл-стрит и большевистская революция. М., 1998. С. 90-91.

2 См., напр.: Соболев Г. Л. 1) Тайна «немецкого золота». СПб.; М., 2002; 2) Немецкий ключ к Русской революции // Россия в контексте мировой ис­тории. СПб., 2002; 3) Русское общество и «германское золото» // Власть, об­щество и реформы в России. СПб., 2004.

3 Февр Люсьен. Бои за историю. М., 1991. С. 66.