М.И.Ульянова

О В.И.Ленине и семье Ульяновых

Воспоминания

Очерки

Письма

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Воспоминания о Ленине нужно писать. Каждый факт, каждый штрих его жизни, описанный его современниками, будет иметь значение...» Эти слова принадлежат младшей сестре Владимира Ильича — Марии Ильиничне Ульяновой.

Каждое свидетельство современников Владимира Ильича о его жизни представляет большой интерес. Особое место в этом ряду принадлежит его родным, знавшим Ленина не только как революционера, общественного деятеля, но прежде всего как человека: любящего сына, внимательного брата, заботливого мужа. Человека, для которого помочь товарищу, пожертвовать личным для общего дела, отказаться от привилегий было обычным свойством, которое отличает людей великого духа.

В этом смысле воспоминания М. И. Ульяновой о Ленине, очерки, посвященные членам семьи Ульяновых, ее письма к родным неоценимы.

Марию Ильиничну связывали с Лениным не только родственные чувства. Они были единомышленниками, долгие годы их общим делом было служение революции. Со своей сестрой делился Ленин замыслами, ей поручал ответственные партийные задания. С 1898 г., времени вступления в РСДРП, началась для Марии Ильиничны жизнь профессионального революционера, борца за торжество идей марксизма-ленинизма, неоднократно подвергалась она арестам, тюремному заключению, ссылкам.

Настоящий сборник, выходящий вторым изданием, объединяет литературное наследие М. И. Ульяновой.

В первом разделе сборника помещены воспоминания о В. И. Ленине, исключительно богатые по содержанию. В них показана семейная обстановка, быт семьи Ульяновых, передана атмосфера любви и дружбы, царившая в ней.

В этой семье, где родители принадлежали к лучшей части русской передовой интеллигенции, считавшей своим высшим долгом служение народу, все дети выросли революционерами.

8 мая 1887 г. за подготовку к покушению на царя Александра III был казнен старший брат Александр Ульянов. По свидетельству Марии Ильиничны, гибель старшего брата дала большой толчок Владимиру Ильичу в смысле его стремлений заняться революционной работой. Но, несмотря на любовь и уважение к брату, он рано понял, что индивидуальным террором не достигнуть цели.

С детских лет Мария Ильинична испытывала к Владимиру Ильичу какое-то совсем особое чувство: горячую любовь вместе со своего рода поклонением. И если она позволяла себе капризы и непослушание с другими, то от всего этого не оставалось и следа, когда она подозревала, что Владимир Ильич может ее видеть или слышать. «Такой полный авторитет он завоевал себе,— вспоминает Мария Ильинична,— благодаря высоте своего нравственного облика» (см. настоящее издание, с. 33. Далее: с. ...).

Мария Ильинична подчеркивает, что при всей своей природной одаренности Владимир Ильич не был бы тем, чем он был, если бы не работал так упорно над собой в течение всей своей жизни, начиная с гимназических лет.

Будучи еще юношей, Владимир Ильич стремился и сестру приучить к аккуратности и точности. Мария Ильинична вспоминает случай, когда она во втором классе гимназии нарисовала карту Европы. Брат сказал, что для этого есть циркуль, и предложил работу переделать. В другой раз, увидев, что она сшивает тетрадь черными нитками, воскликнул: «Как? Белую тетрадку черными нитками? Нельзя!» — и заставил переделать. «Вот такая точность была у него во всем. И это осталось на всю жизнь»,— пишет Мария Ильинична (с. 46).

В своих воспоминаниях М. И. Ульянова показывает Ленина и как вождя, возглавившего революционное движение российского пролетариата, и как внимательного и чуткого товарища, чрезвычайно скромного человека. Она отмечает присущие ему революционную целеустремленность, принципиальность, горячую любовь к трудящимся массам, умение понимать и учитывать их настроения, чаяния и нужды, необыкновенную работоспособность, аккуратность и пунктуальность, простоту и скромность, доступность, любовь к детям, к природе, к музыке.

Целеустремленность, свидетельствует Мария Ильинична, одна из его наиболее характерных черт, которая отличает всю его жизнь, всю его деятельность на всех ее этапах. «Поставив себе еще юношей цель жизни — революционную работу, он неуклонно шел к ней и ни разу в жизни не изменил этой цели, не отошел от нее ни на шаг» (с. 120). Показателен в этом отношении отзыв о Владимире Ильиче, который дал меньшевик Дан на Копенгагенском конгрессе II Интернационала в 1910 г. М. И. Ульянова пишет, что в пылу полемики он воскликнул: «Нет больше такого человека, который все 24 часа в сутки был бы занят революцией, у которого не было бы других мыслей, кроме мысли о революции, и который даже во сне видит только революцию. Подите-ка, справьтесь с ним» (с. 121).

М. И. Ульянова приводит слова брата о том, что надо торопиться жить, чтобы все силы отдать революции. Она вспоминает, что, когда Владимир Ильич был уже болен и врачи старались всячески ограничить его работу, а родные пытались убедить его работать меньше, он на уговоры Марии Ильиничны сказал: «У меня ничего другого нет», с Ничего другого нет», и это была сущая правда,— пишет она.— Он был весь в революции, в революционной работе и без этой работы чувствовал себя, как рыба, выброшенная на берег» (с. 121).

Мария Ильинична отмечает большую принципиальность Владимира Ильича. «К людям он относился хорошо, но мерило было такое: стоит человек на революционной точке зрения или свернул куда-нибудь. ...Для него идея была выше личных отношений... Быть дружным с человеком, с которым он идейно расходится, он никогда не мог...» (с. 152, 153).

«Другой основной, наиболее характерной чертой Владимира Ильича было его отношение к массам,— писала Мария Ильинична.— У Владимира Ильича было какое-то особенное чутье масс, тяготение к ним, постоянная тесная связь» (с. 125).

В эмиграции Владимиру Ильичу очень недоставало общения с широкими массами. И когда свершилась революция, «между Владимиром Ильичем и революционными массами установилось настолько близкое единство, что отделить их друг от друга было невозможно. Владимир Ильич был лабораторией революционной мысли для миллионов восставших рабочих и крестьян, он был гениальной головой, для которой были понятны как самые интимные мысли рабочих и крестьян, так и самые высокие вершины научных знаний» (с. 126).

Характерной чертой Владимира Ильича была и забота о людях. Мария Ильинична вспоминает такую деталь: в эмиграции (в Кракове), узнав, что один товарищ едет в Россию и у него ничего нет, Владимир Ильич принес ему на вокзал подушку и одеяло. При встречах с товарищами, наряду с разговорами о делах, он никогда не забывал справиться о том, как живет его собеседник, отдыхал ли, не нуждается ли в чем-либо.

Простота и скромность Владимира Ильича общеизвестны, но в воспоминаниях Марии Ильиничны это показано особенно ярко. Она отмечает, что «простота и скромность отличали Владимира Ильича... и в личной жизни. Нечего уже говорить о периоде эмиграции, когда он имел «existenz-minimum парижского рабочего», как он выражался, а на поверку и того меньше. Но и в советский период, когда материальные условия его резко изменились к лучшему, он оставался верен себе. Все должно было быть просто, скромно, никаких излишеств» (с. 144). Эти черты настоящего коммуниста у него были особенно выражены.

Со страниц воспоминаний Марии Ильиничны Владимир Ильич предстает не только как вождь, но и как добрый, отзывчивый, общительный человек.

Отдавая жизнь революционной борьбе, Владимир Ильич не был сухим человеком. Он любил жизнь во всех ее проявлениях, любил людей, был чуток и внимателен к ним, бывал заразительно весел и остроумен в обществе, страстно любил природу и быстро знакомился со всеми красивыми уголками той местности, где ему приходилось жить.

«Владимир Ильич был подлинным коммунистом, и большее знакомство с его жизнью, с его характером, чертами и обычаями принесет многим и многим из молодых членов партии большую непосредственную пользу, будет иметь для них воспитательное значение, показав им, как должен проявлять себя настоящий коммунист, предохранит от многих неправильностей, высокомерия и зазнайства,— пишет М. И. Ульянова.— Владимир Ильич прекрасно знал себе цену и понимал свое значение, и простота и скромность, отличавшие его, были не признаком недооценки им этого значения и не преуменьшением своей роли, а проявлением подлинно высокой, гениальной культуры» (с. 144).

* * *

Во второй раздел сборника входят четыре очерка, посвященные отцу, матери, брату и сестре: «Отец Владимира Ильича Ленина — Илья Николаевич Ульянов», «Мать Владимира Ильича — Мария Александровна Ульянова», «Памяти Александра Ильича Ульянова», «Сестра Ольга Ильинична». И пусть автору этих работ было неполных 8 лет, когда умер отец, 9 лет, когда погиб старший брат, 13 лет, когда преждевременно ушла из жизни сестра Ольга, рассказать о них ей было что. В семье свято чтили их память.

Очерк «Отец Владимира Ильича Ленина — Илья Николаевич Ульянов» — увлекательный рассказ о жизненном подвиге человека, отдавшего всего себя любимому делу — делу народного образования. Пенза, Нижний Новгород, Симбирск; сначала преподаватель математики и физики, затем инспектор и, наконец, директор народных училищ. Новые методы преподавания, неутомимая деятельность по созданию новых школ. И не случайно учителей, подготовленных Ильей Николаевичем, называли «ульяновцами», а время, когда работал Ульянов, так и осталось в памяти учителей и учеников как «ульяновское время».

С особым интересом читаются страницы очерка, рассказывающие об Илье Николаевиче — главе семьи. «Илья Николаевич был образцовым семьянином, и между ним и матерью, к которой он был глубоко привязан, дети никогда не видали никаких ссор и семейных сцен» (с. 221).

Илья Николаевич, «горя на работе на благо своему любимому делу», и детям стремился привить сознание долга, выработать стойкий характер, волю, трудоспособность.

Мария Ильинична отмечает черты, унаследованные Владимиром Ильичем от отца: «Вообще физически Владимир Ильич был очень похож на отца. Он унаследовал его рост, его широкие скулы и черты лица, несколько монгольский разрез глаз, большой лоб. Он обладал таким же, как отец, живым характером. И смех у них был одинаковый, заразительный, часто до слез. Много общего было у них и в чертах характера* и в привычках. Сила воли, энергия, способность целиком и безраздельно отдаваться своему делу, гореть на нем, крайне добросовестное отношение к своим обязанностям, а также большой демократизм, внимательное отношение к людям — эти черты были общи для Ильи Николаевича и Владимира Ильича. Передалась Ильичу и некоторая картавость, с которой Илья Николаевич произносил букву «р» (с. 221).

Илья Николаевич вместе с Марией Александровной заложили основы умственного и нравственного развития своих детей, создали в семье атмосферу, которая под влиянием эпохи привела Владимира Ильича и других детей на путь революционной борьбы против самодержавия и капитализма.

* * *

При написании очерка об Илье Николаевиче М. И. Ульянова использовала большой круг разнообразных источников; многие из них не имеют прямого отношения к его педагогической деятельности, но характеризуют эпоху, в которую жил и работал И. Н. Ульянов.

При подготовке очерка к публикации цитаты из воспоминаний родных сверены с источниками и даны по юбилейному пятитомному изданию «Воспоминаний о Владимире Ильиче Ленине» (3-е изд. М., 1984. Т. 1). Цитаты из статей и воспоминаний работавших вместе с И. Н. Ульяновым инспекторов, преподавателей и других лиц проверялись по возможности. Цитаты из архивных документов и изданий 60—80-х гг. XIX в. не проверялись. В текст очерка внесены те небольшие дополнения и уточнения, которые были сделаны М. И. Ульяновой при подготовке ею намечавшегося второго издания книги об отце (издание не было осуществлено).

* * *

«Мать Владимира Ильича — Мария Александровна Ульянова» — очерк, написанный Марией Ильиничной в 30-е гг. С чувством большой ответственности работала она над биографическим очерком о Марии Александровне. Об этом свидетельствуют сохранившиеся варианты очерка и отдельных его мест. Ознакомившись с очерком, старшая сестра, Анна Ильинична Ульянова- Елизарова, внесла в него лишь незначительные уточнения.

Мария Ильинична нарисовала обаятельный образ матери, рассказала о ее жизни, воспроизвела целый ряд эпизодов и фактов, характеризующих методы воспитания детей в этой необыкновенной семье. Талантливый воспитатель, мечтавшая стать учительницей, нести народу знания, человек исключительного благородства и мужества, самой светлой душевной красоты и силы, Мария Александровна свой ум и горячее сердце отдала детям. Она не пыталась удержать их от избранного ими пути, делала все, чтобы помочь им в тяжелых испытаниях революционной борьбы, гордилась, что ее дети — революционеры; всегда была с тем из них, кому больше всего была нужна ее помощь.

Мария Ильинична приводит слова матери, сказанные ею незадолго до смерти: «Если бы можно было проснуться через несколько десятков лет и посмотреть, что будет тогда на земле, как будут жить тогда люди». Ни она, ни мы не предполагали тогда, что не только через несколько десятков лет, но уже через несколько месяцев наступит так долгожданная революция и свобода, за торжество которой погибло так много лучших людей. Всего несколько месяцев не дожила Мария Александровна до февраля 1917 г., до возвращения Владимира Ильича из эмиграции. А какой радостью было бы для нее видеть свободу в России, каким хорошим завершением ее прекрасной жизни явилось бы это!» (с/252).

Мария Александровна умерла 25 (12) июля 1916 г. Она была похоронена в Петрограде, на Волковом кладбище, рядом с могилой Ольги Ильиничны.

* * *

«Сегодня исполняется 50 лет со дня гибели на виселице старшего брата В. И. Ленина — Александра Ильича Ульянова...» — так начала Мария Ильинична свою статью «Памяти Александра Ильича Ульянова». Она была написана за несколько месяцев до кончины М. И. Ульяновой, в начале 1937 г. Перед нами предстал образ старшего брата В. И. Ленина — Александра Ильича: талантливого, безраздельно преданного делу, в правоте которого он был убежден, очень остро воспринимавшего «социальные несправедливости и притеснения». «Нравственный облик его был очень высок,— писала М. И. Ульянова.— Характерно, что, еще будучи мальчиком 11 лет, на вопрос старшей сестры: «Какие самые худшие пороки?» — он, не задумываясь, ответил: «Ложь и трусость» (см. с. 257).

Окончив гимназию с золотой медалью, Александр поступил на естественный факультет Петербургского университета. Первые два с половиной года в Петербурге занимался своей любимой наукой — естествознанием. Царившие вокруг произвол и бесправие толкнули Александра Ильича на путь революционера; он уделяет большое внимание политико-экономическим вопросам, участвует в кружках, демонстрациях и, наконец, примыкает к группе, готовившей покушение на царя. Из-за несоблюдения правил конспирации некоторыми членами кружка покушение провалилось. На суде Александр Ильич держал себя геройски. Он произнес речь, обосновывавшую необходимость борьбы с царским самодержавием всеми доступными средствами.

Мария Ильинична писала, что дело, за которое самоотверженно отдали свои молодые жизни А. И. Ульянов и его товарищи, не пропало. «Память их должна быть дорога всем гражданам социалистического Союза, всем рабочим капиталистических стран, следующим в своей борьбе примеру великого Советского Союза...» (с. 260).

* * *

Очерк «Сестра Ольга Ильинична» был опубликован впервые в 1978 г. Проникновенно, тепло пишет Мария Ильинична о своей старшей сестре. Как и все дети семьи Ульяновых, Ольга была наделена большими способностями. Она научилась читать, когда ей не было и четырех лет; гимназию окончила с золотой медалью в неполные шестнадцать лет. Серьезность, огромное трудолюбие, желание и умение прийти на помощь — отличительные черты ее характера. Мария Ильинична рассказывает о ее интересах: читала много книг по общественным наукам, читала Маркса и переводила некоторые его произведения на русский язык.

Ольга готовила себя к деятельности, нужной народу, она решила стать учительницей. Для этого осенью 1890 г. она поступила на Высшие (Бестужевские) женские курсы в Петербурге. Но весной 1891 г. тяжело заболела, и 8 мая 1891 г. ее не стало.

«У нас мало данных, чтобы судить о политических взглядах Ольги Ильиничны, особенно в последние годы ее жизни в Петербурге. Но, принимая во внимание весь склад ее ума и характера, нельзя сомневаться, что, если бы Ольга жила дольше, она встала бы на революционный путь, отдала бы свои недюжинные способности и большое, любвеобильное сердце за дело рабочего класса так, как отдал их Владимир Ильич» — так закончила очерк Мария Ильинична Ульянова (с. 266).

* * *

В третий раздел сборника включены 108 писем М. И. Ульяновой к родным. Часть из них была опубликована в 1969 г. в подготовленном Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС издании «Переписка семьи Ульяновых. 1883—1917», несколько — в сборнике «Ждем вестей из Вологды...» (Архангельск, 1978). 53 письма публикуются в настоящем издании впервые, по рукописям.

Первое из сохранившихся писем Марии Ильиничны, в то время ученицы 6-го класса самарской гимназии, написано сестре Ольге в Петербург 7 ноября 1890 г.

Большинство писем адресовано матери, Марии Александровне Ульяновой, и старшей сестре, А. И. Ульяновой-Елизаровой.

В. И. Ленину адресовано четыре письма и телеграмма. Лишь одно из них — от 16 сентября 1899 г. из Подольска — послано Владимиру Ильичу в ссылку, в Шушенское. Оно сравнительно недавно найдено в делах департамента полиции и впервые опубликовано в 1981 г. Остальные посланы Ленину из России за границу и относятся к 1903, 1905, 1915 и 1917 гг.

Письма Марии Ильиничны раскрывают ее высокую идейность, большую целеустремленность и преданность делу революции; они характеризуют автора как стойкого большевика, человека больших духовных интересов. Ее письма Ленину содержат данные о положении в стране, в тех социал-демократических организациях, где она в те годы работала.

Так, в письме Ленину и Крупской, посланном из Петербурга в Женеву в 1905 г., Мария Ильинична сообщает, что почти «все время уходит на то, чтобы наладить технику, работы много», информирует их об арестах в Москве, о горячих дискуссиях «по вопросу о резолюции ЦК о Государственной думе» (с. 274, 275).

В другом письме, адресованном Ленину и Крупской и отправленном М. И. Ульяновой в октябре 1915 г. из Москвы в Берн, информация оказалась такой ценной, что первая половина письма была почти целиком опубликована в виде корреспонденции 21 декабря 1915 г. в № 49 газеты «Социал-демократ», в разделе «Состояние работы в Москве» (см. с. 324—325).

Из писем Марии Ильиничны к родным видно, как велика была ее тяга к знаниям, любовь к литературе, как разнообразны и широки были ее интеллектуальные запросы. Так, находясь в 1912 г. в саратовской тюрьме, она, не страшась лишений и трудностей тюремной жизни, сообщает в письмах к матери, что все хорошо и условия сносные, но она хотела бы иметь «некоторый запас» литературы, куда входят первый.и второй тома «Капитала» К. Маркса, а также произведения таких авторов, как Г. Лансон (по-французски), И. Ф. Шиллер (по-немецки), А. А. Шахов, П. С. Коган и С. А. Венгеров — их труды по истории русской и иностранной литературы; ее интересует также литература по истории Англии, России; из беллетристики — произведения И. С. Тургенева — одного из самых любимых ее писателей, В. Гюго, испанского романиста и политического деятеля Б. Ибаньеса и многих других.

Все письма М. И. Ульяновой проникнуты нежной и преданной любовью, трогательной заботой о матери, сестре и братьях. Собираясь вернуться из Франции, где она училась в 1908—1909 гг. на курсах языков в Сорбонне, М. И. Ульянова пишет в связи с этим 1 сентября 1909 г. Анне Ильиничне: «Больше всего с Володей жаль расставаться. Всегда я его любила, но теперь как-то особенно сжились... Больно славный братик...» (с. 291).

Из ее писем видно, что в этой высокоидейной, культурной, духовно богатой, дружной семье царили взаимная любовь, желание помочь друг другу, облегчить жизненные тяготы и невзгоды. А их, как известно, выпало немало на долю каждого члена семьи Ульяновых.

Д. Ш. Кислик,
С. У. Манбекова