Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 25

РЕЦЕНЗИЯ

И. Дроздов. Заработная плата земледельческих рабочих в России в связи с аграрным движением 1905—1906 гг. СПБ. (Изд. М. И. Семенова.) 1914 г. Стр. 68. Ц. 50 к.

Нельзя не приветствовать почин г-на Дроздова, поставившего в своей брошюре чрезвычайно интересный и важный вопрос. Автор взял данные о поденной заработной плате (выраженной в деньгах и в хлебе) и об урожайности ржи на владельческих полях за 1902— 1904 годы, а затем погодные данные за 1905—1910 годы и сравнил эти данные по районам Европейской России.

Наибольшее повышение заработной платы в 1905 году автор нашел в юго-западном районе (увеличение на 10% по сравнению с 1902—1904 гг.). В среднем по России увеличение оказалось на 1,2% в 1905 году и на 12,5% в 1906 году. Автор делает отсюда вывод, что всего больше повысилась плата в районах наиболее развитого сельскохозяйственного капитализма и наибольшей распространенности стачечной формы борьбы (в отличие от так называемой «разгромно-порубочной» формы). Говоря строго, для такого вывода данные еще недостаточны. Например, второе место среди районов по увеличению платы в 1905 году занимает приуральский район (увеличение на 9,68% против 10,35% в юго-западном районе). Если взять среднюю плату за весь пореволюционный период, т. е. за 1905—1910 годы, то получается 110,3% (по сравнению с 1902—1904 гг.) в юго-западном районе и 121,7% в приуральском районе. Автор предъявляет, так сказать, «отвод» по отношению к приуральскому району, ссылаясь при этом на мое «Развитие капитализма». Но я отводил


208 В. И. ЛЕНИН

там приуральский район при изучении массового передвижения рабочих, а не высоты заработной платы вообще*, так что ссылка автора неправильна. Едва ли также удовлетворительна ссылка на незначительность процента владельческих посевов на Урале**. Автору следовало бы взять более детальные, погубернские данные и сопоставить увеличение платы с данными о сравнительной силе аграрного движения вообще, и в его стачечной и в его «разгромно-порубочной» форме и пр..

В общем и целом по России денежная заработная плата сельскохозяйственным рабочим поднялась больше всего с 1905 по 1906 год: принимая за 100 плату 1902— 1904 годов, имеем 101,2% в 1905 г. и 112,5% в 1906 г. Для последующих четырех лет соответствующие цифры — 114,2%, 113,1%, 118,4% и 119,6%. Ясно, что при общем повышении денежной заработной платы в результате революции мы имеем прямое и преобладающее влияние борьбы 1905—1906 годов.

Отсылая читателя за подробностями к содержательной брошюре г. Дроздова, отметим, что он совершенно напрасно объявляет «заведомо-неисполнимыми» те требования крестьян, которые сводились в сущности к «выкуриванию помещиков» (стр. 30). Столь же неосновательно и не продумано заявление, что в разгромно-порубочном районе «борьба шла за уравнительное землепользование и вообще за другие подобные же, мелкобуржуазные, утопические требования» (38). Во-первых, крестьяне боролись не только за землепользование, но и за землевладение («выкуривание»); во-вторых, они боролись не за уравнительность, а за переход к ним помещичьих земель — это две вещи разные; в-третьих, утопическими были и остались субъективные чаяния«теории») народников насчет «уравнительности», «социализации», «изъятия земли из торгового оборота» и тому подобный вздор, но в «выкуривании»

_______

* См. Сочинения, 5 изд., том 3, стр. 587—588. Ред.

** Северный район автор приравнивает в этом отношении к Уралу. Но в северном районе заработная плата в 1905 г. понизилась на 6%, а в 1906 году поднялась всего на 8%.


РЕЦЕНЗИЯ 209

крепостников мелкобуржуазной массой нет ничего «утопического». Автор смешивает объективно-историческое значение крестьянской борьбы за землю, борьбы, которая была прогрессивно-буржуазной и радикально-буржуазной, с субъективными теориями и чаяниями народников, каковые были и остались утопическими и реакционными. Такое смешение глубоко ошибочно, недиалектично, неисторичио.

Общий вывод автора, при сравнении среднего за 1891—1900 и за 1901—1910 годы, состоит в том, что поденная денежная плата повысилась по России на 25,5%, а реальная, выраженная в хлебе, плата всего на 3,9%, т. е., можно сказать, почти что не изменилась. Заметим, что по высоте повышения денежной платы за указанные десятилетия районы располагаются в таком порядке: литовский + 39%, приволжский + 33%, приуральский + 30%, малороссийский + 28%, центрально-земледельческий + 26% и т. д.

В заключение автор сравнивает за два последние десятилетия (1891—1900 и 1901— 1910 годы) рост заработной платы сельских рабочих с ростом земельной ренты. Оказывается, что по России средняя заработная плата поднялась с 52,2 коп. в день до 66,3 коп., т. е. на 27%. А цена земли — известно, что цена земли есть капитализированная рента, — поднялась с 69,1 руб. за 1 десятину до 132,4 руб., то есть на 91%. Другими словами, заработная плата поднялась на четверть, а земельная рента почти удвоилась!!

«А это обстоятельство, — справедливо заключает автор, — означает только одно, а именно: понижение относительного жизненного уровня земледельческих рабочих в России при одновременном относительном повышении такого же уровня землевладельческого класса... Социальное расстояние между классом помещичьим и классом наемных рабочих все более и более возрастает».

«Просвещение» № 5, май 1914 г.
Подпись: В. И.

Печатается по тексту журнала «Просвещение»