Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том

Письма: июнь - август 1902 г.

Содержание

 

134
Л. И. АКСЕЛЬРОД

14. VI. 02.

Многоуважаемая Л. И.!

Будьте так добры, передайте или перешлите Арсеньеву (Л. Гр.) прилагаемое письмо. Как Вы поживаете? Как идут Ваши работы? Советую Вам отдохнуть летом; завидую ужасно, что не могу вырваться на отдых, — а нервы мои истрепаны до чертиков.

Жму крепко руку.

Ваш Ленин

Послано из Лондона в Цюрих

Впервые напечатано в 1929 г. в Ленинском сборнике XI

Печатается по рукописи


188 В. И. ЛЕНИН

135

И. И. РАДЧЕНКО

Сейчас дали бундисту явку к Вам. Это по делу съезда. Вы с ним (+ бюро или еще кто) должны образовать русский комитет для подготовки съезда. Держитесь внушительнее и с осторожностью. Возьмите на себя побольше районов, в коих Вы беретесь подготовить съезд, сошлитесь на бюро (назвав иначе), одним словом, сделайте так, чтобы все дело было вполне в Ваших руках, Бунд же пускай Бундом пока и ограничится. Мы начнем здесь ряд переговоров о здешнем сближении, и будем извещать Вас тотчас.

Итак, пока — наметьте состав «русского комитета по подготовке съезда» наиболее выгодный для нас (может быть, удобно будет сказать, что Вы уже образовали этот комитет и очень рады участию Бунда или тому подобное). Возьмите на себя, непременно, секретарство в этом комитете. Это — первые шаги. А там увидим.

Говорю «наметьте» состав, чтобы Вы имели больше свободы: не связывайте себя сразу перед Бундом (можно сказать, например, что налажена связь с Волгой, Кавказом, Центром — у нас есть один человек оттуда — и Югом — туда у нас едут двое) и поставьте себя хозяином этого предприятия. Но все это поосторожнее, не возбуждая нареканий.

Черкните, ясна ли Вам Ваша роль? Может быть, успеем еще списаться.

Посылайте непременно еженедельную газету правильно на адрес Rögner'a: нам необходима аккуратнейшая переписка. И мы хотели бы посылать еженедельный специальный журнал: дайте скорее адрес врача, техника, велосипедиста, артиста и т. п. или т. п.

Весь Ваш...

Написано 22 июня 1902 г.
Послано из Лондона в Петербург

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи


Г. В. ПЛЕХАНОВУ. 23 ИЮНЯ 1902 г. 189

136

Л. И. АКСЕЛЬРОД

23. VI. 02.

Многоуважаемая Л. И. !

К большому своему сожалению, никак не могу исполнить Вашу просьбу и приехать в Берн. Здоровье мое преплохо, и я, право, не знаю, справлюсь ли с рефератом в Париже: подготовиться не успел, Arbeitsunfähigkeit* почти полная, нервы никуда не годятся. Если бы можно, — увильнул бы и от Парижа, да уж надуть было бы бессовестно176. Если не оскандалюсь в Париже и если поотдохну после него, — тогда постараюсь (может быть уже осенью) непременно катнуть как-нибудь к Вам, а теперь ей-ей не могу.

Крепко жму руку и благодарю за сообщение о себе.

Ваш Ленин

P. S. Жена просит справиться: получено ли письмо для Л. Γρ., а затем ее письмо о деньгах (с просьбой вытребовать деньги назад или перевести на Рихтера)?

Послано из Лондона в Берн

Впервые напечатано в 1929 г. в Ленинском сборнике XI

Печатается по рукописи

137

Г. В. ПЛЕХАНОВУ

23. VI. 02.

Дорогой Г. В.! Большой камень свалился у меня с плеч, когда я получил Ваше письмо, положившее конец мыслям о «междоусобии». Чем неизбежнее казалось нам это последнее, тем тяжелее были такие мысли, ибо партийные последствия были бы самые печальные...

________

* — неработоспособность. Ред.


190 В. И. ЛЕНИН

Я буду очень рад поговорить с Вами при свидании о начале «истории» в Мюнхене177, — не для того, конечно, чтобы ковырять старое, а чтобы выяснить себе, что было обидно для Вас тогда. Что я не имел и в мыслях обидеть Вас, это Вы, конечно, знаете.

В. И. показала мне также Ваше письмо насчет статьи, т. е. Ваше предложение предоставить Вам высказать свой взгляд в Вашей программной статье. Я лично склонен считать такое решение наилучшим и думаю, что возможность отметить различие в 25% (если уже признано совершенно необходимым отмечать его) имеется и имелась для каждого соредактора всегда (как Вы уже отметили несколько иную постановку вопроса о национализации в этой же статье, — или о либералах в рецензии в № 2—3 «Зари»). Я готов, конечно, теперь и еще раз обсудить с Вами желательные изменения в моей статье* и для этого пошлю Вам корректуру. Выбирайте любое. Надо бы кончать как можно скорее «Зарю», а то переговоры ужасно затягиваются. Во всяком случае я сейчас же сообщу Ваше предположение и А. Н. и Юлию.

Не имею еще корректуры Вашей статьи и потому не могу ответить на Ваш вопрос насчет места о Марксе.

Письмо социалиста-революционера, по-моему, вряд ли стоит помещать: есть ведь свой орган — там и полемизируй (а у них прямо полемика). О Бельгии хорошо бы напечатать статью Розы Люксембург, если бы это можно было сделать скоро.

Жму крепко Вашу руку. Н. Ленин

P. S. Я уезжаю на днях в Германию повидать мать и отдохнуть178. Нервы мои истрепаны «в лоск», и я чувствую себя совершенно больным. Надеюсь, скоро увидимся в Лондоне?

Послано из Лондона в Женеву

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

_________

* См. «Аграрная программа русской социал-демократии» (Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 303—348). Ред.


Г. В. ПЛЕХАНОВУ. 2 ИЮЛЯ 1902 г. 191

138

Г. В. ПЛЕХАНОВУ

2. VII. 02.

Дорогой Г. В.!

Простите, что пишу так наспех. Я уехал сюда, в Бретань, на отдых (жду сюда и родных), но в Париже Берг дал мне свою заметку, и я получил присланную Вами статью за подписью Ветерана.

Я совершенно согласен с Ветераном. Из-за заметки о Леккерте в «Искре» у меня вышла маленькая баталия с Бергом и Великой Дмитриевной, которые оба, как водится, понервничали и стали говорить о неизбежности террора и необходимости для нас это (так или иначе) выразить. Заметка в «Искре» явилась, таким образом, компромиссом: это было все, что я мог отвоевать179.

Теперь Берг сам стал решительнее против террора, даже Леккертов.

Но вопрос в том, удобно ли помещать Вашу статью за подписью Ветерана? Разумеется, если Вы хотите, она непременно будет помещена (и успеет пойти в ближайшем номере), — но не лучше ли бы было, если бы Вы из нее сделали передовую для № 22, соединив (так сказать) ее со статьей Берга «Как бороться»? Прилагаю Вам эту статью, в которой, по-моему, есть места, требующие поправок, места нежелательно уклончивые по вопросу о Леккерте.

Прилагаю заодно и заметку о письме попа. Ваше мнение?

Итак, отвечайте, пожалуйста, поскорее, дорогой Г. В., и пошлите все эти три вещи назад прямо в Лондон (J. Richter, 30. Holford Sq. 30. Pentonville: London W. С). На этот же адрес пишите мне.

По-моему, всего бы лучше именно в передовой сказать то, что Вы говорите: суть дела от этого выиграет («возражение» против «Искры» сгладится), и цельность впечатления усилится. А Вам естественно и легко будет развить свою статью в передовую, заменив ею, таким


192 В. И. ЛЕНИН

образом, статью: «Как бороться». Эта замена, по-моему, была бы лучшим исходом.

Жму крепко руку. Ваш Ленин

Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Женеву

Впервые напечатано в 1928 г. в сборнике «Группа «Освобождение труда»»№ 6

Печатается по рукописи

139

И. И. РАДЧЕНКО

Письмо к Аркадию от Ленина

Дорогой друг! Прежде всего от всей души поздравлю Вас (и Ваших друзей) с громадным успехом: приступом к реорганизации местного комитета. Это дело может стать поворотным пунктом во всем нашем движении, и поэтому довести эту реорганизацию до конца — самая важная и самая настоятельная задача. Берегите себя сугубо, чтобы успеть ее выполнить.

Перейду к делу. Вы просите помочь Вам «конкретным наброском плана местной работы в связи с общей российской». Чтобы исполнить Вашу просьбу немедленно, я пишу Вам пока единолично (чтобы не затягивать дела сношением с другими членами редакции, разбросанными теперь в разных концах; может быть, впоследствии они еще и сами припишут Вам что-нибудь). Не вполне уверен, правильно — я понимаю Ваш запрос. Мои источники сейчас: Ваше письмо от 21/VI и письмо 2а 36 о двух свиданиях (Вас, 2а 36 и Красикова) с Ваней (Петербургским Союзом)180. Судя по этим источникам (особенно по второму), Ваня «оказался теперь нашим единомышленником, откровенно признающим недостатки его прежней позиции». Исходя из этого, я и буду писать дальше, обращаясь и к Вам и к Ване, и предоставляю на полное Ваше усмотрение, передать ли сейчас мое письмо Ване (и Мане = рабочей органи-


И. И. РАДЧЕНКО. ИЮЛЬ 1902 г. 193

зации) или позже, передать ли целиком или с некоторыми исправлениями, которые в случае необходимости я тоже предоставляю Вам сделать (известив нас о всех этих исправлениях, по возможности, конечно).

Если говорить строго, то я не могу, конечно, дать Вам сейчас «конкретного наброска плана местной работы в связи с общей российской»: эта задача неисполнима для меня без ряда детальных совещаний и с Ваней и с Маней. Все, что я могу дать, это набросок того, какие практические шаги должны быть немедленно и прежде всего сделаны Ваней, раз он стал новым Ваней или хочет de facto стать таковым. И мне кажется, что шаги, намеченные Вами всеми на 2-ом свидании с Ваней (и описанные в письме 2а 36), вполне правильны. Совершенно согласен, что «первое дело — открыто заявить себя сторонником известных взглядов». Это именно первое дело и это можно сделать только открытым заявлением181. Я хорошо знаю, что у большинства или у многих товарищей Вани (т. е. комитетов и их членов) есть сильное предубеждение против таких открытых заявлений или по крайней мере непривычка к ним. Эта черта вполне понятная с точки зрения пройденной уже стадии движения и отвергнутых уже ошибок. Но именно потому, что Ваня занимает такую важную позицию, именно потому, что он в прежнее время открыто заявлял свои старые, решительно расходившиеся с «искренскими», взгляды, — именно поэтому я особенно горячо советовал бы товарищам (= Ване) побороть в себе эту непривычку и предубеждение. Наша местная работа до сих пор больше всего страдала от узости и оторванности, от нежелания местных деятелей подмечено браться активно и решительно за разработку общих вопросов партии. Пусть же Ваня, переходя в сторонники революционной социал-демократии, сразу порвет с этой традицией и во всеуслышание заявит, что его основные теоретические взгляды и организационные идеи таковы и что он берется теперь сам за осуществление этих идей, приглашая к тому и все остальные комитеты. Это заявление будет иметь громадное значение и для Вани и для всей России, оно


194 В. И. ЛЕНИН

будет уже само по себе крупным делом. Не надо бояться обидеть старых друзей Вани, державшихся иных взглядов: всякая тень обиды будет отнята здесь именно тем, что Ваня сам открыто и откровенно признает, что обстоятельства и опыт убедили его в неправильности прежних, связанных так или иначе с экономизмом теоретических взглядов, тактических принципов и организационных планов. Тут не будет и тени нападения на эти старые взгляды, а простое признание своей эволюции. Откровенная прямота этого признания окажет вдесятеро большее влияние на фактическое объединение всех русских социал-демократов и на полное прекращение «полемики» между ними, чем сотня протестов против «полемики».

Итак, прежде всего и больше всего: открытое печатное заявление (в местном листке или в «Искре», всего лучше и там и здесь). Этого шага абсолютно ни на неделю откладывать не следует, ибо без него все остальные шаги легко могут оказаться безрезультатными (провал и т. п.), а при нем сразу закрепляется новый путь.

Что должно бы стоять в этом заявлении? Если бы Ваня спросил у меня об этом товарищеского совета (но не раньше, конечно, чем он спросил бы меня), то я бы ответил: 1) признание своего отказа от старых воззрений (теоретических, тактических, организационных) с самой общей (по возможности в 1—2 словах) характеристикой этих воззрений. 2) Признание перехода в число сторонников «Искры», ее теоретических, тактических и организационных взглядов, признание ее руководящим органом (NB: руководящий вовсе не означает, чтобы с ним обязательно во всем были согласны. Это означает именно лишь солидарность с руководящими принципами такого-то органа. Это признание вполне совместимо с указанием на частные разногласия, буде они есть, и с указанием на то, что я желаю таких-то перемен и я, теперешний сторонник «Искры», буду проводить их, добиваться в ней, в «Искре», этих перемен). 3) Выставление на первый план объединения, вернее восстановления фактического единой общерусской социал-демократической рабочей


И. И. РАДЧЕНКО. ИЮЛЬ 1902 г. 195

партии при помощи совместной работы, которая должна начаться с группировки вокруг «Искры» для превращения ее в орудие действительно общенародной агитации и которая (работа) должна вести к созданию боевой общерусской организации, способной произвести решительный натиск на самодержавие. 4) Признание (уже сделанное, но еще не опубликованное Ваней) необходимости переорганизовать конституцию и функционирование Вани с Маней (их отношений и т. п.), провозглашение (так сказать) пересмотра конституции. 5) Признание необходимости теснее сблизиться и слиться с русской организацией «Искры» для осуществления задач, которые отныне общи у Вани и у этой организации. 6) Отряжение одного или нескольких (может быть от Вани и от Мани и т. п.) членов Петербургского комитета на функцию немедленного приступа к практическому осуществлению вышесказанного, т. е. к слиянию с «Искрой» и к объединению партии*.

Конечно, из этих 6-ти отделов 6-ой безусловно не может быть опубликован, а также, может быть, и еще другие пункты. Заявление могло бы ставить точки и прямо оговаривать, что такие-то (или «дальнейшие») пункты по конспиративным причинам опубликованию не подлежат. Но повторяю: если Ваня действительно стал нашим сторонником, он не должен откладывать этого заявления ни на неделю.

Вот на этом совещании делегатов СПБ. комитета с Соней (русской организацией «Искры») и с редакцией «Искры» (за границей) и выработается уже настоящий конкретный план не только переделки питерской работы, но и прямого объединения партии, конституирования Организационного комитета по подготовке 2-го партийного съезда и т. п. и т. д. и т. д.

Далее, на Вашем втором совещании было намечено «перед выполнением упомянутого проекта (посылки делегатов за границу в июле) предварительное ознакомление с положением дел в разных местностях нашего обширного отечества, дабы иметь базис для суждений

__________

* Это (§ 6) тоже решено уже de facto на втором Вашем совещании: посылка за границу, чтобы окончательно сговориться.


196 В. И. ЛЕНИН

на съезде». Вот это решение я (скажу откровенно) считаю ошибкой и советовал бы отказаться от него. Это значит затягивать дело и гнаться за двумя зайцами. Поймаемте сначала первого: столкуемся (мы с Ваней) сами. Это будет уже равносильно полной солидарности Вани с Соней. А при этой солидарности дальнейшая практическая задача (объезда России) исполнена будет Ваней V Соней (+ или =?) совсем легко. Но сейчас разбрасываться не резон: сначала (1) окончательно убедим Ваню и Маню, потом (2) заявим во всеуслышание о своем штандпункте, далее (3) столкуемся немедленно с «Искрой» (за границей, где у «Искры» уже есть целый архив данных по вопросу о положении дел в разных местах обширного отечества: не пренебрегайте этим архивом, товарищи!), и (4) с Соней, а тогда уже (5) объезд России с прямой практической целью фактического объединения работы (и созыва общепартийного съезда).

Вот Вам, если хотите, и «конкретный набросок плана» ближайших практических задач. Если § 2 представит затруднения, — можно на первое место выдвинуть § 3 (это будет, конечно, некоторой оттяжкой, но при известных условиях неизбежной оттяжкой). Но настоять и на 2 и на 3 надо во что бы то ни стало. Крайне важно при этом, чтобы едущие сюда члены Вани были снабжены возможно более широкими полномочиями, чтобы по возможности их было 2, а не 1 (хотя это уже зависит всецело от местных условий и это Вам гораздо виднее).

На этом, кажется, можно и закончить. Напишите, пожалуйста, поскорее Ваше мнение: верно ли я понял Ваш запрос? осуществим ли мой «конкретный план»? и т. д. Я побаиваюсь, что дела еще не так хороши, что Ваня еще не полный сторонник. Особенно подозрительно, что Мане до сих пор не давали «Что делать?»* Хорошо бы Вам повторить совещание с Ваней in pleno (т. е. в полном составе СПБ. комитета): это бы крайне важно для выяснения в точности того, есть ли против-

___________

* См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 1 —192. Ред.


Г. В. ПЛЕХАНОВУ. 12 ИЮЛЯ 1902 г. 197

ники, какие именно, каковы их главные пункты. Точно так же важно бы и непосредственное Ваше свидание с Маней. Поездку Вани (а хорошо бы и Мани!) сюда ускоряйте как только можно и во что бы то ни стало (ехать прямо в Лондон: дать им адрес непременно лондонский и бельгийский Мещерякова в придачу на случай). Если Вы этого добьетесь, это будет уже громадный успех, гарантирующий плоды Ваших работ даже при Вашем полном провале сейчас. И не забывайте, что такой провал очень возможен и что поэтому заручиться поскорее реальным первым шагом (заявление, поездка) обязательно без малейшего промедления.

Если Ваня на деле станет нашим вполне, тогда мы через несколько месяцев проведем второй съезд партии и превратим «Искру» в 2-недельный, а то и недельный орган партии. Старайтесь убедить Ваню, что от местной работы мы и не думаем отвлекать, что Питер — такая «местность», которая имеет и непосредственно общерусское значение, что слияние Вани с Соней громадно усилит местную работу и в то же время сразу выведет всю партию из состояния полупризрачного на степень не только реальности, но и первостепенной силы.

Жму крепко руку. Ваш Ленин

Написано между 9 и 16 июля 1902 г.
Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Петербург

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи

140

Г. В. ПЛЕХАНОВУ

12. VII. 02.

Дорогой Г. В.! Получил Вашу статью*. Большое спасибо за переделку. Отправил ее сейчас в Лондон.

_________

* Имеется в виду статья «Критика наших критиков», которая позднее была напечатана в журнале «Заря» № 4. Ред.


198 В. И. ЛЕНИН

Что касается до статьи Берга, то В. И. думает, что она вполне может пойти рядом, но, по-моему, лучше бы ее отложить. Поспросим Берга.

Пишите мне на Лондон, ибо я не уверен, долго ли пробуду здесь. Впрочем неделю-то minimum пробуду и на случай, что Вы напишете в это время, — вот адрес:

M-me Leguen (pour M. Olinoff)
Loguivy (par Ploubazlanec).
 Côtes du Nord.
France.

Почему расстроилась Ваша поездка в Брюссель?182 Разве конференции не будет? Я надеюсь во всяком случае увидаться в Лондоне. Мне кажется очень неудачным план Л. Гр. заменить это свидание поездкой моей и Берга в Швейцарию на 10—12 дней (sic!) и повидать там нескольких приезжих россиян. Ну что можно толкового сделать в 10—12 дней? Ведь с россиянами надо непременно основательно и поодиночке познакомиться, да и своих бесед у нас много. А надолго в Швейцарию невозможно (дела бросать). Наконец, россиянам необходимо изучать всю (или часть) нашей переписки с Россией (если эти россияне — искряки), а это возможно только в Лондоне. Без этого изучения переписки свидание будет бесцельным и почти бездельным. Я очень стою по всем этим причинам за свидание в Лондоне.

Жму крепко руку. Ваш...

P. S. С «союзниками», по-моему, нечего теперь объединяться: они держат себя нахально и «изобидели» жестоко Берга в Париже183. Может быть, он Вам перешлет мое письмо, где я подробно мотивирую необходимость строгости и большой осторожности с ними. В России наши дела идут теперь сильно на подъем, а «союзники» грозятся самостоятельность проявлять! Избави господи...


Η. Κ. КРУПСКОЙ. 16 ИЮЛЯ 1902 г. 199

«Заря» что-то все мерзнет. Dietz смеется: не судьба ей выйти!

Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Женеву

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике IV

Печатается по рукописи

141

Н. К. КРУПСКОЙ

16. VII. 02.

Прилагаю письмо к Аркадию*.

Получил сегодня твое письмо, корректуры и деньги. Merci.

Насчет «съезда» в Швейцарии184 вообще какая-то проклятая путаница выходит. Кто это (прежде всего) задумал «съезд»? Не мы. Это сочинил, вероятно, Б. Н., которого надо бы посерьезнее пробрать за легкомыслие (поездка по загранице, болтовня с Кореневским о съезде и т. д.); если еще не сделала этого, то, пожалуйста, пробери хорошенько. Я бы думал сам, но тебе, кажется, лучше, а то я уж очень сердит.

«Съезда» никто не устраивает: для съезда нужны все в сборе (а мы об Аркадии и Соне** ничего точного не знаем). Для «съезда» нужны кое-кто из заграничных (вроде Димки, старичков, может быть, Александровой и проч.), а об этом не было и речи. Для съезда никто и не готовил даже программы, и никто не знает, о чем там говорить: о русской организации «Искры»? без делегатов самой этой организации?? Ведь это все удивительно скоропалительно и необдуманно!!

Л. Гр. теперь и сам откладывает это «до осени». Пожалуйста, постарайся и сама «разнести» эту ерунду со «съездом». Надо видеть теперь же Лаптя: он повидает

________

* См. настоящий том, стр. 201—203. Ред.

** Соня — конспиративное название искровского центра в Самаре. Ред.


200 В. И. ЛЕНИН

и швейцарцев и сам к нам приедет. Чего еще? Затем Повар, видимо, нуждается еще в ученье, — и пусть поучится в Цюрихе; это отлично. Может быть, он, как и Б. Н., еще месяцы просидит за границей?!? Чего же торопиться видеть? А когда захочет ехать, он сам должен будет приехать к нам, и нечего его тащить теперь. И какую это чепуху пишут Бергу Б. Н. и В. В.: «нельзя разговаривать без П. Б.». С кем? С Поваром — он у П. Б. С тремя лицами — они у П. Б. С Лаптем — он будет у П. Б. Посоветуй Бергу хорошенько выбранить В. В. и Б. Н. за эту чепуху и напиши мне, как Берг смотрит, и есть ли надежда, что он им ответит так, чтобы отбить охоту блажить. А потом сам П. Б. ездил в Мюнхен, — приедет и в Лондон. Что необходим (будет) приезд Г. В., в этом никто не сомневался.

Я писал Г. В., что о «съезде» ничего не знаю, а свидание деловое (с Лаптем и т. п.) необходимо в Лондоне, где, конечно, и он будет. Если нужно, напишу ему еще.

Постарайся всячески наседать на Л. Γρ., чтобы разубедить его: он неясно себе представляет, из кого, для чего и как будет этот «съезд».

Твой...

Корректуры, я считаю, возвращать не надо? N'est ce pas?*

А что же статья В. П., разве не набрана?

{{Пожалуйста, не забудь: в моей аграрной статье есть цитата из Булгакова: т.? с? Так нельзя оставить, и если я не приеду раньше и не увижу еще корректуры, то ты вычеркни не все примечание, а только эти слова: «т.—с.—»185.

Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Лондон

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи

________

* — Не так ли? Ред.


И. И. РАДЧЕНКО. 16 ИЮЛЯ 1902 г. 201

142

И. И. РАДЧЕНКО

Письмо к Аркадию

Дорогой друг! Прочел еще Ваше длинное письмо от 6 июня, и хочется добавить кое-что к предыдущему моему письму*. Уж очень обрадовало Ваше сообщение о беседе с рабочими. Нам до последней степени редко приходится получать такие письма, которые действительно придают массу бодрости. Передайте это непременно Вашим рабочим и передайте им нашу просьбу, чтобы они и сами писали нам не только для печати, а и так, для обмена мыслей, чтобы не терять связи друг с другом и взаимного понимания. Меня лично особенно интересует при этом, как отнесутся рабочие к «Что делать?»**, ибо отзывов рабочих я еще не получал.

Итак, свяжите непосредственно с нами Ваш кружок рабочих, да и Маню***: это очень важно и очень закрепит и их приближение к «Искре» и Вашу позицию в среде них. А затем, если есть из вождей Мани действительно способные люди, хорошо бы приехать к нам одному из них: подайте им эту мысль и поговорите, как они смотрят на это.

Затем еще три пункта.

1) Если Ваня**** наш, то как Вам определить свои отношения к нему? Как Вы думаете? Может быть, если Ваня и Маня вполне наши (и если они выпустят заявление, о котором я писал — это крайне важно), то они могли бы принять Вас в свой ЦК186 и кроме того формально утвердить Вас в функции специально объединительной общерусской работы? (т. е. «ЦК поручает NN, своему члену и члену русской организации «Искры», с каковой организацией ЦК вполне солидарен,

_________

* См. настоящий том, стр. 192—197. Ред.

** См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 1—192. Ред.

*** Маня — конспиративное название Комитета рабочей организации в Петербурге. Ред.

*** Ваня — конспиративное название Петербургского комитета. Ред.


202 В. И. ЛЕНИН

поручает этому NN ведать дела по подготовке партийного объединения в духе «Искры»).

Может быть, это можно бы было видоизменить так (я, конечно, намечаю все лишь предположительно, не более): «ЦК СПБ. комитета, выражая свою полную солидарность с русской организацией «Искры», с удовольствием принимает в состав Комитета, с общего его согласия, группу лиц, принадлежащих к этой организации и специально занятых транспортом «Искры» и распределением ее по всей России. ЦК отряжает на помощь этой группе таких-то членов и ассигнует такие-то средства, причем один из членов этой группы (Аркадий) вступает в ЦК СПБ. комитета, оставаясь членом русской организации «Искры», и берет в свое специальное заведованье подготовку общепартийного объединения в духе «Искры»». Под группой я разумею тех лиц, которых Вы послали за рыбой187 и т. п. Повторяю еще раз: я только намечаю разные из приемлемых и возможных предположений, исполняя Вашу просьбу дать «конкретный набросок плана» и предоставляя на Ваше усмотрение воспользоваться так или иначе моими предположениями. Непременно напишите, как теперь обстоят дела и в каком направлении Вы их двигаете. Куйте железо, пока горячо, и помните, что о плане окончательного и бесповоротного завоевания «камертона» (= СПБ. комитета = Вани) нам надо обоюдно спеться как можно детальнее. И Вы должны быть мудры, как змий, с своими молодыми друзьями!

Если это возможно, это бы лучше всего. Тогда бы Вы были в OK (по подготовке Саши*) делегатом от Вани, а от Сони было бы еще одно лицо из наших. Напишите поскорее, как Вы смотрите на этот вопрос? говорили ли Вы о нем с Ваней и с Маней?

2) Образовать русский OK непременно должны Вы и взять его в свои руки: Вы от Вани, Клэр от Сони, да + еще один из наших с юга — вот идеал. С Бундом держитесь крайне осторожно и сдержанно, не открывая карт, предоставляя ему ведать дела бундовские и

________

* Саша — конспиративное название II съезда партии. Ред.


И. И. РАДЧЕНКО. 16 ИЮЛЯ 1902 г. 203

не давая ему совать нос в дела русские: помните, что это ненадежный друг (а то и враг).

3) Объясняйте всем и везде, что это сплетня, будто редакция «Искры» хочет сама стать ЦК русской партии. Это вздор. ЦК может быть только на поле действия, и мы мечтаем, чтобы он вырос из OK да из рабочих-революционеров. Отношения же редакции «Искры» к ЦК определялись бы началом разделения функций (идейное руководство и практическое распоряжение), причем для объединения служили бы регулярные съезды, а может быть, постоянное делегирование сюда одного из 5 (допустим) членов ЦК. Сплетню эту распространяет «Борьба» и ее надо разоблачать. Печатно отвечать этим прохвостам мы не хотим: их лучше наказать молчанием «Искры».

Может быть, и сомнения Вани (о коих Вы писали) объясняются тем, что он туманно себе это представляет? Добейтесь полной ясности понимания и от Вани и еще более от Мани.

Крепко жму руку и желаю продержаться пуще всего.

Ваш Ленин

[P. S. Если Ваня вздумает потребовать точного оформления отношений между ним и Маней, между его членами и членами Мани, входящими в питерский ЦК, — то это, я думаю, лучше всего бы отложить до свидания здесь и сказать Ване прямо: «Одно из двух — либо мы действительно солидарны, — тогда на общей работе мы споемся в месяц настолько, что у нас не останется ни малейшей тени недоразумений, ибо мы все будем искряками. Либо обнаружится несогласие, — тогда мы честь-честью разойдемся. А скандалиться опять писанием договоров и проч. мы не желаем!» Из Вашего письма от 6 июня я вижу, что в этом духе Вы им сначала ответили, и превосходно сделали, конечно.]

Написано 16 июля 1902 г.
Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Петербург

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи


204 В. И. ЛЕНИН

143

И. И. РАДЧЕНКО

Дорогой друг! Полученное недавно нами сообщение Ваше о выпуске Ваниных друзей — «союзников» (= сторонников «Рабочего Дела») вызывает у нас опять ряд сомнений. Устоит ли теперь Ваня?* Поставьте ему во всяком случае вопрос ребром, добейтесь прямого ответа, в случае ответа отрицательного пристыдите в самых решительных выражениях и, во всяком случае, сообщите немедленно нам, как стоят дела. Если Ваня опять ушел (или хотя бы уходит) из наших рук, то тем более необходимо Вам направить утроенные усилия на Маню**: если можно, прямо на нее; если нельзя, то через посредство Ваших новых приятелей, о беседе с которыми Вы нам так подробно и так интересно писали.

Своей задачей (в случае хотя бы самомалейшей ненадежности или уклончивости Вани) Вы должны поставить подготовку войны питерских искряков против остатков экономизма***. Об этой войне им, конечно, нечего говорить, но готовить ее надо всеми силами и, по возможности, на оба фланга. То есть, во-первых, старайтесь сохранить завязанные раз личные отношения с нашими друзьями в интеллигентской половине Вани, старайтесь видать их, влиять на них, стыдить их, видать их молодежь, подготовлять отпадение искряков от людей половинчатых. Второй фланг — гораздо более важный — рабочие. Ваш кружок — превосходная почва, и Вы должны прежде всего добиться того, чтобы этот кружок развил, осознал и оформил свою вражду к Ване. Постарайтесь дать этому кружку «Что делать?»**** и добиться (это очень не трудно, судя по Вашему письму) полнейшей солидарности, причем особенно и сугубо подчеркивайте, что «Что делать?» направлено именно и главным образом против «питер-

________

* Ваня — конспиративное название Петербургского комитета. Ред.

** Маня — конспиративное название Рабочей организации в Петербурге. Ред.

*** Приведенный выше текст в рукописи перечеркнут красным карандашом. Ред.

**** См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 1—192. Ред.


И. И. РАДЧЕНКО. 22 ИЮЛЯ 1902 г. 205

ского» типа людей. Ставьте точки над i в беседах с ними, ссылайтесь постоянно на Ваню как на образец худа, образец того, чего не надо делать. Я охотно готов помочь Вам в этом всем, чем могу, — например, рядом писем к кружку. Пусть этот кружок станет сначала сознательно и вполне искренским, сознательно и безусловно враждебным всей старой «питерщине», и «Рабочей Мысли» и «Рабочему Делу» и всякой половинчатости. Тогда (но только тогда) мы сделаем вот что: то заявление, которое Вы советовали сделать Ване и о котором я Вам писал подробно*, это заявление, в несколько видоизмененном виде, конечно, сделает кружок, он поднимет «знамя восстания» против экономистов Вани и объявит прямой поход с целью завоевать на свою сторону всю Маню.

Я ни минуты не сомневаюсь, что этот поход кончится быстрой и полной победой, и главной трудностью считаю не этот поход, а именно то, чтобы довести людей до прямого похода, чтобы не сбиться опять на компромиссы с Ваней, на уступочки ему, на оттяжки и т. п. Никаких абсолютно компромиссов, беспощадная война против малейших остатков экономизма и кустарничества — вот что, по-моему, Вы должны себе поставить задачей в кружке. Лучше потерять на подготовку 1/4 года, 1/2 года и больше, но добиться создания боевого искренского кружка, чем соединять не вполне законченных людей с дипломатами и кунктаторами Вани.

Пользуйтесь тем, что по отношению к кружку у Вас руки свободны, и гните свою линию решительно, не подпуская на выстрел людей не вполне своих.

Если Вы поведете дело так, — Вы будете независимы от шатаний и колебаний Вани, у Вас будет своя точка опоры. И если нужда заставит Вас иногда политиканить с Ваней, то с кружком-то Вы абсолютно ни малейшего политиканства не ведите, а держите там себя всегда непримиримо против Вани. Ваша тактика тогда будет просто: подходит Ваня к нам, Вы его гладите по головке, но крепко держите камень за пазухой, т. е.

________

* См. настоящий том, стр. 194—195. Ред.


206 В. И. ЛЕНИН

не скрываете от него, что этого мало, что надо совсем подойти и войти, и что Вы малым не удовлетворитесь. Отходит Ваня, — Вы не спускаете ему ни единой ошибки, ни единого промаха. Ловить Ваню на всяком промахе и беспощадно предавать их обличению и поруганию в кружке (а по мере возможности иногда и в «Искре») — должно быть одной из Ваших главных задач.

Одним словом, неуклонно держитесь с Ваней принципа: я хочу с тобой мира и для этого я всеми силами готовлю против тебя войну.

В заключение — один практический совет. Ваня по натуре дипломат и буквоед. Он поднял теперь вопрос о переделке конуры и очень вероятно, что под благовидным прикрытием этого «пересмотра конституции» он будет тянуть дело, сочинять тысячи компромиссов и проч. Не давайте же себя поймать на эту удочку. Высмеивайте безжалостно любовь к сочинению уставов. Не в уставах дело, и кто думает, что, исходя из таких-то тактических и организационных идей, можно образцовый устав написать, — тот ровно ничего не понимает и того надо до конца травить за это непонимание. Если Ваня воображает, что вот они всесторонне обсудят новый устав, переделают 40 § из 50 и потом «честным пирком да за свадебку», т. е. что потом уже по новому уставу и работа пойдет новая, — если он (как видно по всему) это воображает, то значит он только на словах отбросил старые предрассудки, а на деле хранит еще сотни глупых идей, с коими нужна битва да битва. Нападайте на буквоедство и формалистику и доказывайте, что дело не в уставах, а в том 1) чтобы сойтись во взглядах, продумав их до конца и 2) чтобы спеться на самой практической работе.

Стоя на этой точке зрения, мы плюем на Вашу (Ванину) игру в уставы и заявляем прямо: кто мы такие, чего хотим и как работаем, Вы знаете и должны узнать не только из литературы, но и из личных свиданий в России и за границей (такие свидания неизбежны в революционном деле). Не хотите идти рука об руку с нами, — так заявляйте прямо, не виляйте, и помните, что мы против всякого виляния будем воевать «по-воен-


Г. Д. ЛЕЙТЕЙЗЕНУ. 24 ИЮЛЯ 1902 г. 207

ному». Не думайте, что Вы прикроете от нас свое виляние пересмотрами уставов и т. п. А хотите идти вместе, так беритесь тотчас за работу, и тогда Вы увидите, что самая эта работа в связи с общерусской газетой, над ней и на базисе ее, сама эта работа покажет, какие нужны новые формы, и покажет, вероятно (даже несомненно), что при настоящем, живом деле эти формы намечаются сами собой без всяких уставов. И когда мы будем сильны, мы будем устраивать четыре раза в год русские и два — заграничные — (или обратно — смотря по обстоятельствам) — свидания и конференции, а всякие уставы будем определять на этих конференциях (проще говоря: всякие уставы пошлем к черту).

Жму крепко руку и с нетерпением жду ответа: попадают ли мои письма в точку, т. е. дают ли Вам то, что надо.

Ваш Ленин

Написано 22 июля 1902 г.
Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Петербург

Впервые напечатано в 1926 г. в журнале «Красная Летопись» № 6

Печатается по рукописи

144

Г. Д. ЛЕЙТЕЙЗЕНУ

24. VII. 02.

Дорогой Л.! Адрес сестры: M-me Elizaroff. Loguivy (par Ploubazlanec). Côtes du Nord. Ане и маме здесь действительно не очень нравится, и они может быть переедут, но еще не знают, куда (можно поставить на письме адрес Expédition*). Я завтра двигаюсь домой. В общем, мне здесь очень нравилось и я отдохнул недурно, только к сожалению возомнил себя раньше времени здоровым, позабыл о диете и теперь опять вожусь с катаром. Ну, да это все пустяки.

Долго ли Вы пробудете еще в своей деревне? Хорошо бы Вам воспользоваться соединением приятного с полезным (должность) и поотдохнуть хорошенько, подольше. Когда вернетесь, черкните о себе.

_______

* — Экспедиция. Ред.


208 В. И. ЛЕНИН

Как довольны результатом переговоров с Л. Гр. и Юрьевым? Вполне ли договорились и надеетесь ли теперь на лучшие результаты.

Из России хорошие вести о повороте к «Искре» комитетов, даже питерского (sic!). Вот курьезный фактик. Послали они одну брошюру в «Рабочее Дело». Там (на стр. 9-ой: нам пишут точно!) примечание: «см. прекрасную книгу Ленина*». Союзники здешние — караул! и пишут в Питер: позвольте вычеркнуть, вы и себя и нас этим бьете. Ответ: не мешайте нам ставить дело по-новому, а брошюру отдайте в «Искру».

Это entre nous**, конечно, пока. А характерно!

Не знаю, устоит ли Питер на новой позиции.

Жму крепко руку.

Ваш Ленин

Мне пишите на Лондон.

P. S. Чуть не забыл. «Socialiste»*** прислал мне объявление, что мой абонемент кончился декабрем 1901. Так ли это? Не путает ли он? Помнится, Вы ведь были у него раз с карточкой Юрданова? Если да, то не осталось ли у Вас какой бумажки или не помните ли так?

Послано из Логиви (Северный берег Франции) в Париж

Впервые напечатано в 1952 г. в 4 издании Сочинений В. И. Ленина, том 34

Печатается по рукописи

145

Г. В. ПЛЕХАНОВУ

28. VII. 02.

Дорогой Г. В.! Посылаю Вам марок 100 на дорогу. Очень рад был узнать, что Вы собираетесь сюда на 2—3 месяца, а не на простую побывку: вероятно, будут приезжие из России за это время.

________

* См. «Что делать?» (Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 1—192). Ред.

** — между нами. Ред.

*** — «Социалист». Ред.


В. Г. ШКЛЯРЕВИЧУ. 29 ИЮЛЯ 1902 г. 209

Письмо Ваше ко мне уехало во Францию, откуда я быстро выехал, так что оно со мной разошлось, и я все еще не видал его.

Жму руку и до скорого свидания.

Ваш Ленин

Послано из Лондона в Женеву

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике IV

Печатается по рукописи

146

В. Г. ШКЛЯРЕВИЧУ

29. VII. 02.

Ваше сообщение о «наследстве» получили188. И нам многое кажется тут «странным и непонятным», — особенно поручение Фекле* дела отыскания адвоката? Где же Фекле это сделать? И почему бы не сделать этого самому наследнику? Конечно, попытка не пытка, и попытать можно, но надо все же хорошенько осмотреться. А то можно людей насмешить возней с мыльным пузырем. Итак, примите все возможные меры разведки и сообщите, как это можно «предоставить в наше распоряжение наследника»? Прислать что ли его за границу? Дайте его подробную характеристику. Далее, почему «Ваш» наследник не обращался к тем адвокатам, которые имели дела с сонаследниками? (Расходовать деньги на это дело мы, понятно, не можем.)

Очень бы важно было связать нас хорошенько и непосредственно с рабочей организацией Юга189. Позаботьтесь об этом и напишите нам о ней пообстоятельнее**.

Послано из Лондона в Кореиз

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

_______

* Фекла — конспиративное название редакции «Искры». Ред.

** Данный абзац в рукописи перечеркнут. Ред.


210 В. И. ЛЕНИН

147

П. Г. СМИДОВИЧУ

2. VIII. 02.

Получил Ваше письмо, дорогой Ч., и отвечаю пока в двух словах: ужасно мне нездоровится, валяюсь.

По пункту, который Вы подняли, я не видел ни одного письма. И я думаю, что Вы впали в недоразумение. Кто же мог думать о «разорганизации» рабочих кружков, групп и организаций вместо умножения и укрепления их? Вы пишете, что я не указал, как строго конспиративная организация может сноситься с массами рабочих. Это едва ли так, ибо (хотя это и vient sans dire*) на стр. 96 Вы же цитируете место о необходимости «в самом широком числе (курсив Ленина) с самыми разнообразными функциями» «целой массы (NB!) [целой массы!!] других организаций» (т. е. помимо центральной организации профессиональных революционеров)**. Но Вы напрасно усмотрели безусловную противоположность там, где я устанавливаю лишь градацию и указываю пределы крайних звеньев этой градации. Начиная от горстки очень конспиративного и тесного ядра профессиональных революционеров (центра) и кончая массовой «организацией без членов» — идет ведь целая цепь звеньев. Я указываю лишь направление в изменяющемся характере звеньев: чем более «массовая», тем менее оформленная, тем менее конспиративная должна быть организация — вот мой тезис. А Вы хотите понять его так, что между массой и революционерами не нужно посредников!! Помилуйте! Да в этих посредниках вся суть. И раз я указываю на свойства крайних звеньев и подчеркиваю (а я именно подчеркиваю) необходимость промежуточных, то ясно само собой, что эти промежуточные звенья будут стоять посреди «организации революционеров» и «массовой организацией», посреди — по типу

________

* — само собой разумеется. Ред.

**«Что делать?» (см. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 126). Ред.


П. Г. СМИДОВИЧУ. 2 АВГУСТА 1902 г. 211

устройства, т. е. они будут менее узки и конспиративны, чем центр, — но более, чем «союз ткачей» и т. п. Например, в «фабричном кружке» (разумеется, нужно добиваться, чтобы на каждой фабрике было по кружку посредников) обязательно найти «середину»: с одной стороны, вся или почти вся фабрика неизбежно должна знать вот такого-то передовика и верить ему, слушаться его. С другой стороны, «кружок» должен поставить дело так, чтобы всех его членов не могли узнать, чтобы наиболее сносящегося с массой не могли поймать с поличным, не могли уличить вообще. Разве это не вытекает само собой из того, что сказано у Ленина?

Идеал «фабричного кружка» совершенно ясен: четверо-пятеро (буду говорить к примеру) рабочих-революционеров, — всех их не должна знать масса. Одного, вероятно, должна, и его надо беречь от изобличения: про него пусть говорят — свой человек, башка, хотя в революции не участвует (не видать). Один сносится с центром. У обоих по кандидату. Они заводят несколько кружков (профессиональных, образовательных, разнощических, шпионских, вооруженных и т. д. и т. д.), причем, понятно, конспиративность кружка, например, для поимки шпионов или для подыскания вооружения будет совсем не та, что кружка для чтения «Искры» или кружка для чтения легальной литературы и проч. и т. д. Конспиративность будет обратно пропорциональна многочисленности членов кружка и прямо пропорциональна отдаленности целей кружка от непосредственной борьбы.

Не знаю, стоит ли особо писать об этом: если думаете, что да, — верните мне это письмо, я поразмыслю над ним, вместе с Вашим, как материалом. С питерским товарищем надеюсь увидаться и подробно переговорить здесь.

Жму крепко руку. Ваш Ленин

Послано из Лондона в Марсель

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи


212 В. И. ЛЕНИН

148

В. А. НОСКОВУ

4. VIII. 02.

Дорогой Б. Н.! Получил оба Ваши письма и очень рад был узнать, увидеть из них, что мнимые «недоразумения» действительно оказываются дымом, как я уже и писал Повару (я писал ему, что я уверен в этом).

Вы вот на наших «агентов» жалуетесь. И мне захотелось поговорить с Вами на эту тему — уж очень она и у меня наболела. «Слишком легко агенты набирались»... Знаю, прекрасно знаю это, никогда не забываю этого, но ведь в том-то и трагичность (ей-богу трагичность, не сильно сказано!) нашего положения, что нам приходится так поступать, что мы бессильны преодолеть всю массу царящей в нашем деле бесхозяйности. Я знаю отлично, что в Ваших словах не было упрека нам. Но постарайтесь вполне войти в наше положение и поставьте себя так, чтобы говорить не «Ваши агенты», а «наши агенты». Вы можете себя так поставить и (по-моему) Вам надо это сделать — только тогда раз навсегда будет устранена всякая возможность недоразумений. Замените второе лицо первым, следите и сами за «нашими» агентами, помогайте искать, смещать и заменять их, — и тогда Вы будете говорить не об «антипатичности» наших агентов (такие речи не могут не быть непоняты: их встречают как выражение отчуждения, встречают вообще, встречают члены нашей редакционной коллегии, не имевшие возможности выяснить вопрос с Вами), — а о недостатках нашего общего дела. Масса этих недостатков и гнетет она меня чем дальше, тем больше. Теперь как раз подходит уж близко (чуется мне) время, когда вопрос встанет ребром: либо Россия поставит своих людей, выдвинет таких, которые придут на помощь нам и дело исправят, либо... И хотя я знаю и вижу, что такие люди уже выдвигаются и число их растет, но идет это так медленно и с такими перерывами, а «скрип» машины так рвет нервы, что... иногда зело тяжело приходится.


В. А. НОСКОВУ. 4 АВГУСТА 1902 г. 213

«Слишком легко агенты набирались». Да, но мы ведь не творим себе «человеческого материала», а берем и не можем не брать, что дают. Без этого нам жить нельзя. Едет человек в Россию, — говорит, хочу для «Искры» работать — честный и преданный делу. Ну и едет, конечно, и идет за «агента», хотя никто из нас никогда сего звания не раздавал. И какие же у нас средства проверять «агентов», руководить ими, ставить на иные места? Да мы сплошь и рядом даже писем добиться не можем, — и в 9 случаях из 10 (я говорю по опыту) все наши здешние предположения о будущей деятельности «агента» летят к черту на другой день по переезде границы, и агент работает, как ему бог на душу положит. Поверьте, я буквально теряю всякую веру в здешние предположения, маршруты, планы и проч., потому что заранее знаю, что это ни к чему. Нам «приходится» биться как рыбе о лед, делая (за неимением других людей) не свое дело. Ведь чтобы назначать агентов, смотреть за ними, отвечать за них, объединять и руководить на деле, — для этого надо везде бывать, летать, всех видеть на самом деле, на работе. Для этого нужна артель практических организаторов и вожаков, а ведь у нас нет их, т. е. есть, конечно, но мало, мало, мало... Ведь в этом все горе наше. Ведь когда посмотришь на нашу практическую бесхозяйственность, — то злишься часто до потери работоспособности, и только одно утешает: значит, жизненное дело, если растет и явно растет, несмотря на весь этот хаос. Значит, перебродит — и хорошее вино будет.

Понимаете ли Вы теперь, почему одно уже замечание искряка: «легонькие у «Вас» агенты-то» — способно нас чуть не до отчаяния довести? Замещайте же скорее сами места «легоньких» — хочется нам сказать. Ведь мы говорим, твердим, даже в книжках пишем, что все горе: «людей масса и людей нет», a нам этим же безлюдьем все в нос тычут. Выход тут один, выход настоятельнейше необходимый, неотложный в самом буквальном, ни на йоту не преувеличенном смысле слова — ибо время не ждет и враги растут тоже, и «Освобождение»190, и социалисты-революционеры, и всякие


214 В. И. ЛЕНИН

новые социал-демократические группы, начиная от легкомысленной вертушки «Жизни» и кончая интриганами-«борцами»*. Выход этот, чтобы русские искряки, наконец, собрались, нашли людей и взяли в свои руки хозяйство «Искры», ибо поистине: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Должны найти людей, ибо есть люди, — но надо и беречь же их пуще зеницы ока, не только в прямом смысле от полиции беречь, но и беречь для этого неотложного дела, не давать увлекаться другими, полезными вообще, но несвоевременными задачами. Когда мы вынуждены за полным безлюдьем хвататься и за самое «легонькое», — то неудивительно, что мы не можем спокойно смотреть, как другие откладывают наше дело «на потом».

Если бы все теперешние, наличные искряки взялись сразу, не откладывая, за хозяйство «Искры», за самостоятельное оборудование ее переправой, развозкой, материалом и проч., — тогда у нас был бы уже фактический ЦК, ЦК, распоряжающийся de facto «агентами» (ибо распоряжаться агентами должен ЦК, а не редакция) и заведующий всем практическим делом.

Говорят: если людей нет, то откуда же ЦК взять? А ведь вот находим же мы хоть легоньких, а находим. Один веский среди 10 легоньких не ведет, а опыт все же не пропадает даром. На работе люди учатся: одни сошли, другие заменяют и раз дело начато, — другие уже вдесятеро легче потянутся к этому налаженному делу. Образуй мы сейчас ЦК (не формальный) — он завтра будет формальным и будет уже высасывать способных людей из каждой местной организации вдесятеро энергичнее, чем теперь. И только это «высасывание из местных организаций» в состоянии привести к такой постановке дела, чтобы эти местные организации обслуживались как следует.

Вот почему я и к Семену Семенычу191 ревнив, до чертиков ревнив, и ко всякому взгляду (даже взгляду) на «стороннюю особу» отношусь с волнением. И не могу относиться иначе, ибо если искряки не скажут: это — мое дело, не скажут этого громко, не возьмутся за

________

* Имеются в виду члены группы «Борьба». Ред.


КАРТАВЦЕВУ. 4 АВГУСТА 1902 г. 215

это дело цепко, руками и зубами, не начнут ругать остальных за недостаток цепкости [Вы как-то говорили мне: ругайте искряков! а я отвечал: это не я, а Вы должны делать, ибо ругать имеет право только участвующий в самой работе практически и знающий ее подноготную], если искряки этого не сделают, так это значит, что они нас хотят оставить «только с легонькими», а это было бы началом конца.

Пора и кончать. Мне ужасно хотелось бы, чтобы Вы и Повар как можно конкретнее представили себе наше положение и вошли в него, и говорили не вы, а мы. Во всяком случае необходимо, чтобы Повар и писал нам очень часто и писал непосредственно и связал нас крепче с Семен Семенычем и Семена Семеныча с нами.

Что касается до приезда Вашего, то если приходится Вам побыть еще в Цюрихе, тогда дело иное. Почему Вы чувствуете себя скверно? Здоровы ли Вы вполне? Не надо ли поотдохнуть?

Я все прихварываю, так что о поездке и думать нечего.

Напишите свое мнение о Зерновой и Санине. О последнем я кое-что слышал от разных лиц и вынес впечатление, что не работник он, что дикий («wild») чересчур. А о Зерновой правда ли, что нехороший человек, т. е. не только «похождения» любит (это ведь не беда же, само по себе), а именно как человек ненадежный?*

Жму крепко руку. Ваш Ленин

Послано из Лондона в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике IV

Печатается по рукописи

149

КАРТАВЦЕВУ**

4/VIII.

1) Получили еще 2 Ваших письма и ничего не могли разобрать. Вы пишете слишком слабым составом. Прежде, чем писать — делайте каждый раз опыт. Ужасно досадно бывает получить письмо и быть не в состоянии его прочесть.

_______

* Последняя фраза печатается впервые. Ред.

** Псевдоним не раскрыт. Ред.


216 В. И. ЛЕНИН

2) Получили ли Вы наше письмо, где мы просили Вас выслать нам рублей триста из имеющихся наших денег.

3) Какие вести из тюрьмы?

4) Адрес Illg'a. Вы пишете неверно, надо:*

5) Сообщите, что делается у вас в комитете. В Берлин, говорят, приехал некто «Леонтий» (Потемкин)**. Нашему берлинскому товарищу он будто бы передал, что а) Киевский комитет отнимает все полномочия у «за старичков», Ь) что он негодует за письмо «Искры» и будет противиться признанию «Искры» партийным органом, с) что комитет поручил ему войти в сношения с «Жизнью», которую киевляне прочат в партийный орган, d) что комитет не в силах противодействовать социалистам-революционерам, не решается говорить против террора и хочет лишь противодействовать распространению литературы вроде «Кто чем живет» и пр. Тут что-нибудь не так, вероятно, и мы просили передать Леонтию, чтобы он написал нам и изложил подробно, в чем дело. Но он нам не пишет. Объясните, в чем дело.

Усердно и настоятельно просим во всех сколько-нибудь важных делах непосредственно сноситься с нами, ибо передачи через Берлин и т. п. всегда страшно путают. Мы думаем, что и тут путаница. Если поручение дается кому-либо из едущих за границу, то от него обязательно надо требовать, чтобы он не ограничивался свиданием с кем-либо из членов Лиги, а непременно обращался к редакции либо лично, либо с собственноручным (т. е. чтобы писал сам, а не поручал писать кому-либо из членов Лиги) письмом (заказные письма из-за границы на адреса Дитца и другие вполне безопасны).

Указанные меры необходимы, ибо члены Лиги и даже члены ее администрации разбросаны во всех концах Европы и не знают многого о сношениях с Россией***.

А адреса для явки к Вам все же нет. Вероятно, он был прислан в одном из неразобранных писем, но мы ничего тут поделать не можем. Ждем ответа.

Свяжите нас с Вакаром.

Написано 4 августа 1902 г.
Послано из Лондона в Киев

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи

_______

* Адрес в рукописи не приведен. Ред.

** О ком идет речь, не установлено. Ред.

*** Вставка в письмо Н. К. Крупской. Ред.


Г. В. ПЛЕХАНОВУ. 8 АВГУСТА 1902 г. 217

150

И. И. РАДЧЕНКО

6) Ужасно боимся за Аркадия, пусть он бережет себя и не жалеет денег, пусть лучше Фекле не посылает.

К пункту 6. Аркадию надо бы непременно уехать из Питера, раз проследили. Уехать теперь можно, раз мы повидаем Колю192 здесь. Пусть помнит Аркадий, что он у нас теперь почти один и что сберечь себя он должен во что бы то ни стало*.

Написано 7 августа 1902 г.
Послано из Лондона в Петербург

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи

151

Г. В. ПЛЕХАНОВУ

8. VIII. 02.

Дорогой Г. В.! Вчера приехал к нам товарищ**, которого мы ждали и которого знает привезший Вам деньги старый друг193. Прежде всего, значит, передайте, пожалуйста, этому старому другу, чтобы он ехал: он нужен для общих переговоров, а приезжий товарищ пробудет здесь всего 1 1/2—2 недели.

Далее — вопрос о свидании приезжего с Вами. Повидаться и сам приезжий хочет — и для дела, конечно, это очень полезно. Вопрос только в том, стараться ли Вам приехать сюда пораньше, чтобы непременно застать его здесь, — или наоборот, не дождаться ли Вам его в Женеве, куда он едет от нас. Вчера, не зная еще, что Вы тоже скоро здесь будете, он уже просил у меня письма к Вам.

Примите еще в соображение такую вещь: в Швейцарии (чуть ли не в Montreux?) теперь почти все рабочедельцы в сборе (Мартынов, Акимов, Ольхин, едет

______

* Приписка к письму Н. К. Крупской. Ред.

** Имеется в виду В. П. Краснуха. Ред.


218 В. И. ЛЕНИН

Кричевский и др.) и наш гость едет повидать их. По первому впечатлению, этот гость — искряк, и так его рекомендуют русские друзья. Но... все же таки. Не наврут ли чего союзники (рабочедельцы) ему? Удобно ли, если он последний раз будет у них и не в состоянии, может быть, противостать какой-нибудь новой сплетне и т. п.? Мы вот и думаем поэтому, что, пожалуй, лучше будет, если он с Вами познакомится и повидается не раз в Женеве. Тогда, может быть, Вы бы могли побеседовать с ним и во время его свиданий с союзниками и после этих свиданий? Тогда, может быть, какой-нибудь новой сплетне удалось бы сразу положить конец? и т. п.

Обсудите (вместе с старым другом) это соображение, решайте, где Вам видеть приезжего и отвечайте скорее. Только бы Вам не разъехаться с ним — это было бы хуже всего.

Если решите видеть у себя (старый-то друг пусть во всяком случае сюда едет), то мы Вам еще напишем обстоятельное письмо со всеми данными насчет приезжего.

Вполне ли безопасен Ваш адрес для писем? Уверены ли Вы, что письма не могут читаться?

Жму крепко руку. Ваш Ленин

Послано из Лондона в Женеву

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике IV

Печатается по рукописи

152

И. И. РАДЧЕНКО

12. VIII. 02.

Получили сейчас Ваше письмо от 25. VII. и читали его вместе с гражданином. Удивляемся, почему Вы, член Организационной Комиссии194, не исполняете прежнего намерения кооптировать новых членов из рабочих, стоящих вне Мани*? Гражданин полагает, что это един-
_________

* Маня — конспиративное название Рабочей организации в Петербурге. Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 19 АВГУСТА 1902 г. 219

ственная мера для видоизменения всей Мани, и меру эту надо произвести как можно скорее.

Аркадия Вы должны сберечь: Вы нам за него отвечаете, и мы Вас отдадим под суд, если Вы его не выгоните из Питера до ареста. Пусть не увлекается живой работой и не забывает, что жандармы тоже живы. Нам бы очень нужен человек на юге (в Харькове или Киеве!)? Нельзя ли туда Аркадия?

Послано из Лондона в Петербург

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи

153

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

19. VIII. 02.

Дорогой П. Б.! Сию минуту получил телеграмму, что Колумб у Вас. Тысячу приветов старому другу! Прилагаю ему письмо*. Он, вероятно, отдохнет и осмотрится несколько у Вас, — а уже затем к нам, вместе с Б. Н.?

Г. В. пишет, что надо бы Вам поехать в Мюнхен195. Я вполне согласен с этим: с другими не успел еще поговорить, но уверен, что и они согласятся. Напишите скорее, если нужны деньги на поездку. Нам придется, пожалуй, опять доставать, ибо в кассе всего около 100 руб. Но достать, понятно, достанем.

Л. Г—чу передам поручение Г. В.

Как Ваше здоровье теперь? Отдыхали ли хорошенько летом?

Жму руку. Ваш Ленин

Послано из Лондона в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике IV

Печатается по рукописи

_________

* Письмо В. И. Ленина не разыскано. Ред.


220 В. И. ЛЕНИН

154

Е. Я. ЛЕВИНУ

Дорогие товарищи! Чрезвычайно порадовало нас Ваше письмо с известием о взглядах и планах оставшейся редакции «Южного Рабочего»196. Мы от всей души присоединяемся к Вашему предложению самых тесных сношений и сотрудничества между «Южным Рабочим» и «Искрой». Надо немедленно принять самые энергичные меры, чтобы закрепить эти тесные отношения и перейти к единым действиям, вытекающим из нашего единства во взглядах. Во-первых, мы воспользуемся для этого Вашим предложением вести переговоры с Чернышевым. Дайте нам адрес к нему. Не будет ли он за границей (как мы слышали) и не побывает ли у нас*? Во-вторых, укажите нам и Вашего официального представителя. Дайте тотчас же прямой адрес для писем к Вам из-за границы и из России, а также адрес для явки к Вам. Мы уже сделали шаги к тому, чтобы члены русской организации «Искры» повидались с Вами и переговорили обо всем подробно. Чтобы не терять даром времени, напишите и Вы нам поподробнее о делах. Каковы ближайшие практические планы редакции «Южного Рабочего»? Есть ли у нее сношения с южными комитетами и формальные отношения с ними? Из Ваших слов, что Вы намерены вести дело так, как оно велось до образования «Союза южных комитетов и организации»197, мы заключаем, что и состав и направление теперешней редакции «Южного Рабочего» расходятся с составом и направлением той редакции, какая была весной, во время конференции? В чем именно состоит это расхождение направлений и какую позицию занимают тут южные комитеты, т. е. какие из них стоят за направление «Союза южных комитетов и организаций» и какие за Ваше направление? Каков Ваш взгляд на то, глубоко ли это расхождение, не помешает ли оно партийному объединению и какие меры желательны для скорейшего достижения солидарности? В каком отно-

______

* Из-за границы писать на Дитца в двух конвертах, прося его немедленно переслать в редакцию «Искры».


МОСКОВСКОМУ КОМИТЕТУ РСДРП. 24 АВГУСТА 1902 г. 221

шении к комитетам юга (и к обоим направлениям, о которых у Вас шла речь) стоят те 6 провинциальных групп, о которых Вы писали? Нам было бы очень желательно, если бы Вы помогли нам выяснить вполне все эти вопросы, ибо это сильно помогло бы сближению между Вашими друзьями и работающими на юге членами русской организации «Искры».

Написано 22 августа 1902 г.
Послано из Лондона в Харьков

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи

155

МОСКОВСКОМУ КОМИТЕТУ РСДРП

Моск. к-ту. Письмо Ленина

Дорогие товарищи! Мы получили Ваше письмо с выражением благодарности автору «Что делать?»* и постановлением об отчислении 20% в пользу «Искры». В свою очередь, я горячо благодарю Вас за выражение сочувствия и солидарности. Для нелегального писателя это тем ценнее, что ему приходится работать в условиях необычного отчуждения от читателя. Всякий обмен мыслей, всякое сообщение о том впечатлении, какое производит та или иная статья или брошюра на разные слои читателей, имеет для нас особенно важное значение, и мы очень благодарны будем, если нам будут писать не только о делах в узком смысле слова, не только для печати, но и для того, чтобы писатель не чувствовал себя оторванным от читателя.

В № 22 «Искры» мы опубликовали Ваше постановление об отчислении 20% в «Искру». Вашу же благодарность Ленину мы не решились опубликовать, ибо, во-1-х, Вы ее поставили особо, не упомянув о своем желании видеть ее в печати. А во-2-х, и форма этой благодарности как будто не подходила для печати. Но не думайте, пожалуйста, что нам не важно опубликовывать

_______

* См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 1—192. Ред.


222 В. И. ЛЕНИН

заявления комитетов об их солидарности с такими-то взглядами. Напротив, именно теперь, когда мы все думаем о соединении революционной социал-демократии, это особенно важно. Было бы весьма желательно, чтобы свою солидарность с моей книгой Московский комитет облек в форму заявления, которое бы и появилось в «Искре» немедленно. Давно пора комитетам выступать с открытым провозглашением своей партийной позиции, порвать с той тактикой молчаливого согласия, которая преобладала в «3-ем периоде». Это — общее соображение в пользу открытого заявления. А в частности, меня, например, печатно обвиняли (группа «Борьба» в своем «Листке»198) в желании сделать редакцию «Искры» — русским Центральным Комитетом, «командовать» над «агентами» и т. п. Это — явное извращение того, что сказано в «Что делать?», но у меня нет охоты печатать еще и еще раз: «вы извращаете». Я думаю, что должны заговорить те действующие в России практики, которые досконально знают о том, что «командование» «Искры» не идет дальше советов и высказывания своего мнения, и которые видят, что излагаемые в «Что делать?» организационные идеи выражают насущную злобу дня, больной вопрос действительного движения. Я думаю, что этим практикам следует самим потребовать себе слова и громко заявить о том, как они смотрят на вопрос, как они опытом своей работы приходят к солидарным с нами взглядам на организационные задачи.

Ваше выражение благодарности за «Что делать?» мы поняли и могли, разумеется, понять только в том смысле, что в этой книге вы нашли ответы на ваши собственные вопросы, что вы сами из непосредственного знакомства с движением вынесли то убеждение в необходимости более смелой, более крупной, более объединенной, более централизованной, более сплоченной вокруг одного газетного центра работы, — которое формулировано и в этой книге. А раз это так, раз вы действительно пришли к такому убеждению, — желательно, чтобы комитет открыто и громко заявил это, приглашая и другие комитеты работать вместе с ним в том же на-


РЕДАКЦИИ «ЮЖНОГО РАБОЧЕГО». 16 СЕНТЯБРЯ 1902 г. 223

правлении, держась за ту же «ниточку», ставя себе те же ближайшие организационно-партийные цели.

Мы надеемся, товарищи, что Вы найдете возможным прочесть это письмо в общем собрании всего Комитета и сообщите нам Ваше решение по поводу намечаемых вопросов. (В скобках добавлю, что Петербургский комитет прислал нам тоже выражение солидарности и думает сейчас о таком же заявлении.)

Достаточно ли было у вас «Что делать?»? Читали ли рабочие и как они отнеслись?

Жму крепко руку всем товарищам и желаю им полного успеха.

Ваш Ленин

Написано 24 августа 1902 г.
Послано из Лондона

Впервые напечатано в 1922 г. в книге: П. Н. Лепешинский. «На повороте», Петроград

Печатается по рукописи

156

РЕДАКЦИИ «ЮЖНОГО РАБОЧЕГО»

Дорогие товарищи! Чрезвычайно порадовало нас всех Ваше обстоятельное письмо. Пожалуйста, присылайте поскорее обещанные дополнения и ведите переписку почаще. Мы надеемся вскоре послать к Вам одного товарища для более подробных и окончательных переговоров, а пока ограничимся самым важным.

Вы тысячу раз правы, что надо как можно скорее и немедленно нам объединиться в одну организацию общерусского характера, задающуюся целью подготовить идейное единство комитетов и практическое, организационное единство партии. Мы с своей стороны уже сделали довольно важные шаги в этом направлении благодаря тому, что Петербургский комитет стал вполне искровским, выпустил печатно заявление об этом и de facto (это, конечно, строго entre nous*) слился с русской организацией «Искры», дав ее членам влиятельнейшие места в центральной группе комитета. Если мы добьемся такой же полной солидарности и

_________

* - между нами. Ред.


224 В. И. ЛЕНИН

полного слияния с югом, то вопрос о фактическом объединении партии подвинется на 3/4 к его осуществлению. Надо очень спешить с этим. Мы немедленно принимаем меры, во-1-х, к тому, чтобы к Вам приехали члены русской организации «Искры» для сговора; во-2-х, к установлению связи здесь с Чернышевым. Вы, с своей стороны, ускорьте выпуск (или помещение в «Искре») Вашего принципиального заявления, вполне определяющего Вашу позицию в партии, и примите все меры для фактического слияния с русской организацией «Искры». В заключение — несколько слов о поднятых Вами вопросах. Насчет крестьянства и аграрной программы нам остается неясным, чем именно Вы недовольны в нашем проекте аграрной программы и каких изменений Вы бы желали. Определите это точнее. Видели ли № 4 «Зари» со статьей об аграрной программе?* Вообще Ваши замечания по поводу промахов «Искры» свидетельствуют о том, как важно нам участить и урегулировать сношения между нами, чтобы спеться вполне. Сил так безбожно мало, что только самое тесное объединение всех с.-д. может обеспечить нам успех в борьбе и с «авантюристами» и с правительством. А между тем о Вашей, например, точке зрения, о Вашей практической работе мы почти ничего не знали до сих пор — разве это нормально? Разве нормально также, что Вы, например, делаете теперь в одиночку шаги для постановки транспорта, мы тоже в одиночку? (Напишите поподробнее, как, что и где Вы предпринимаете, какие есть средства и проч.). Это же обстоятельство, т. е. недостаток сил, надо принять во внимание при обсуждении вопроса об особом органе, о продолжении «Южного Рабочего», о превращении его в «Русского Рабочего». Надо очень и очень взвесить все стороны дела. Подумайте, где силы для 2-х органов, когда мы прекрасно знаем, что их мало и для одного. Не дадите ли Вы толчка Питеру (неискровским элементам Питера) издавать «Рабочую Мысль» как тоже «разъяснительный», популярный и т. п. орган — и это в такой момент, когда Питер готовится

_____

* См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 303—348. Ред.


РЕДАКЦИИ «ЮЖНОГО РАБОЧЕГО». 16 СЕНТЯБРЯ 1902 г. 225

прекратить «Рабочую Мысль» и взяться, наконец, за настоящую работу над «Искрой». Не пострадает ли от Ваших планов Ваша работа по организации правильного литературного сотрудничества в «Искре» из России, — а ведь без этого сотрудничества «Искра» не может стать настоящим партийным органом, и не забывайте, что людей для этого дела, кроме Вас, у нас почитай что и нет в виду. И если за это не возьмутся искряки, то кто же и когда за это возьмется? Наконец, обсудите тщательнее вопрос о том, совместимы ли задачи разъяснительной, пропагандистской, популярной, на «середняка» (как Вы выражаетесь) рассчитанной литературы и задачи газеты? Особая литература для середняка и для массы должна быть, это бесспорно, но это могут быть лишь листки и брошюры, ибо разъяснить каждый вопрос настоящим образом середняку нельзя в газете. Для этого надо начать сначала, с азов и дойти до конца, разжевав вопрос со всех сторон. Вряд ли газета в состоянии дать это даже при идеальном обеспечении ее литературными силами. Не забывайте, наконец, что Ваше дело будет иметь, хотите Вы этого или нет, общерусское значение, и что толки, представления, теории об особых газетах «для интеллигенции» и «для рабочих» могут сыграть зловреднейшую роль не только независимо от Ваших желаний, но даже вопреки Вашему лично противодействию. Ведь таких, как Вы, среди русских с.-д. — горстка, а в массе русских с.-д. еще очень и очень много всяческой узости. Мы не думаем, конечно, ограничиться по столь важному вопросу этими беглыми замечаниями, но только просим Вас не спешить с решением и обсудить всесторонне. Сохранение особой группы (редакции «Южного Рабочего») мы считаем даже желательным, по крайней мере до съезда партии, но этой группе не надо бы спешить с ее газетой.

Написано 16 сентября 1902 г.
Послано из Лондона в Харьков

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи