1891 - октябрь 1917

1

ЗАПИСЬ О ЦЕЛИ ПРИЕЗДА В С.-ПЕТЕРБУРГ

Между 29 марта и 1 апреля (10 и 13 апреля) 1891 г.

Дворянин Владимир Ильин Ульянов, 21 года, приехал из Самары держать экзамен в Испытательной юридической комиссии при Императорском С.-Петербургском университете1.

Опубликовано частично - Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 1, с. 54.

Фонд 2, on. 1, д. 22, л. 1 автограф

1 Сделана В.И.Ульяновым на копии постановления Симбирского дворянского собрания от 29 ноября (11 декабря) 1886 г. о внесении М.А.Ульяновой с детьми 17 (29) июня 1886 г. в дворянскую родословную книгу Симбирской губернии с выпиской из протокола заседания Симбирского дворянского депутатского собрания: «1886 года. Ноября 29 дня, из Симбирского дворянского депутатского собрания выдана сия копия с определения за надлежащим подписом и приложением казенной печати сыну действительного статского советника Владимиру Ильину Ульянову в доказательство прав его на потомственное дворянство и что означенное определение депутатского собрания указом Правительствующего Сената 6 ноября 1886 года за № 4566 утверждено, в чем и учинена сия надпись» (РЦХИДНИ, ф. 2, on. 1, д. 22, л. 3 об.). Этот документ служил В.И.Ульянову видом на жительство. На нем имеется отметка ротмистра 2 участка Васильевской части от 1 (13) апреля 1891 г. о проживании Ульянова на Тучковой набережной, дом JM? 12, кв. 47, Ульянов прожил там до 9 (21) мая. С 4 (16) по 24 апреля (6 мая) он сдавал экзамены по курсу юридического факультета С.-Петербургского университета.

Право на потомственное дворянство, распространявшееся на членов семьи, получил отец Ленина — И.Н.Ульянов — известный деятель просвещения в России. Его заслуги на государственной службе инспектором, затем директором народных училищ Симбирской губернии отмечены пятью орденами и производством в чин действительного статского советника (1877 г.). Прадед, дед и отец И.Н.Ульянова были крепостными крестьянами Нижегородской губернии. Отпущенный на оброк отец - Н.В.Ульянов (или Ульянин) — в Нижегородскую губернию не вернулся, поселился в Астрахани, освоил ремесло портного и в 1808 г. был приписан к мещанскому сословию. И.Н.Ульянов по закону имел право перейти в дворянство и как кавалер ордена Св. Владимира 3-й степени, и как лицо, обладавшее высоким положением по табели о рангах, но этими возможностями он не воспользовался. Лишь после его смерти вдова М.А.Ульянова добилась зачисления в дворянское сословие себя и своих детей.

 

2

 

ПРОШЕНИЕ В.И.УЛЬЯНОВА И А.Н.ХАРДИНА В САМАРСКИЙ ОКРУЖНОЙ СУД ПО ДЕЛУ А.К.ПАЛАЛЕЕВА1

13 (25) марта 1893 г.

В Самарский окружной суд

Поверенного крестьянина деревни Чувашского Мелекесса Ставропольского у[езда] Самарской Губернии] Антона Кирлова Палалеева пом[ощника] присяжного] повер[енного] Владимира Ильича Ульянова, живущего в г. Самаре, по Почтовой улице в д[оме] Рытикова и поверенного Мелекесской посадской управы присяжного] поверенного] Андрея Николаевича Хардина, живущего в г. Самаре по Саратовской ул[ице] в д[оме] Вощакина [по делу] с крестьянином Владимирской губ[ернии] Судогодского у[езда] дер[евни] Сельковой Степаном Ивановым Мо- роченковым.

Ответ

Поверенный крестьянина Степана Мороченкова, присяжный поверенный г. Лялин, предъявил иск к Мелекесской посадской управе и к имуществу умершей жены запасного солдата Анастасии Головиной об уничтожении купчей крепости, совершенной 17 июля 1890 г. у мелекесского нотариуса Итевского и утвержденной 24 июля 1890 г. старшим нотариусом Самарского окружного суда, по реестру № 1707, на продажу Мелекесской посадскою управою Анастасии Кириловой Мороченковой (по второму мужу Головиной) усадебного места в г. Мелекессе по плану № 60, и о признании права собственности на это усадебное место за Степаном Мороченковым.

Основан иск на том, что покойный брат истца, Павел Иванов Мороченков, который владел до 1888 г. означенным усадебным местом, внес 4 октября 1882 г. установленный посадскою думою выкуп за спорное ныне усадебное место, в чем и получил 30 декабря 1882 г. за № 122 удостоврение от управы. Удостоверение это представлено истцом при исковом прошении, и в нем сказано, что за уплатой им, Павлом Мороченковым, выкупа за усадебное место, это последнее «с настоящего числа переходит в собственность его, Мороченкова». Следовательно — заключает истец — последовавшая затем продажа этого усадебного места посадскою управою Анастасии Головиной (как сказано выше, купчая крепость совершена в 1890 г.) недействительна, ибо это усадебное место принадлежало, де, в момент продажи не продавцу-управе, а Павлу Мороченкову.

Такое мнение истца совершенно неправильно. Покойный Павел Мороченков подал в Мелекесскую посадскую управу 23 декабря 1888 года заявление (засвидетельствованное нотариально) о перечислении числившегося за ним усадебного места по плану № 60 на имя его жены, Анастасии Кириловой Мороченковой. Управа перечислила усадьбу на имя Мороченковой и выдала ей 13 октября 1889 года за № 34 удостоверение об уплате выкупа за усадебное место.

Перечисление это совершенно законное, так как уплата выкупа Павлом Мороченковым сама по себе отнюдь не переносила права собственности на усадьбу от управы на Павла Мороченкова (ибо по закону переход недвижимой собственности происходит лишь по крепостным документам — и притом с момента утверждения их старшим нотариусом), а только давала Павлу Мороченкову право требовать от управы или выдачи ему крепостного документа на землю или возвращения уплаченных денег. Само собою разумеется, заявление управы, что «право собственности с 30 декабря 1882 г. переходит к нему, Мороченкову» — никакой силы не имеет, ибо домашними документами право собственности на недвижимость не переносится.

До выдачи крепости — усадебное место было в собственности управы. Последняя, перечислив его по просьбе Мороченкова на имя Мороченковой, совершила потом купчую крепость на продажу этого места Анастасии Кириловой Мороченковой (по второму мужу — Головиной).

Таким образом, первое исковое требование истца — о признании этой купчей недействительною — отпадает, а вместе с ним и второе — о признании права собственности на усадебное место по плану № 60 за единственным наследником Павла Мороченкова — Степаном Ивановым Мороченковым.

Спорным усадебным местом совершенно законно владеет крестьянин Антон Кирилов Палалеев, родной брат и единственный наследник Анастасии Кириловой Мороченковой (по второму мужу Головиной), скончавшейся 3-го февраля 1891 года.

На основании изложенного имеем честь просить Самарский окружной суд в иске, предъявленном крестьянином Степаном Мороченковым к Мелекесской управе и к имуществу умершей жены зап[асного] солдата Анастасии Головиной — отказать, возложив на истца судебные и за ведение дела издержки.

При сем прилагаем: две доверенности, заявление Мороченкова, копии сего ответа и приложений и на повестку 25 к. 1*

Помощник присяжного поверенного В.Ульянов.

Присяжный поверенный А.Хардин2*.

Опубликовано частично — «Советское государство и право», 1956, № 3, с. 68-69.

Фонд 2, on. 1, д. 29 — автограф.

1 Дело А.К.Палалеева слушалось в Самарском окружном суде по гражданскому отделению. Присяжный поверенный А.Н.Хардин поручил вести его В.И.Ульянову. На последнем заседании суда 18 (30) мая 1893 г. Ульянов выступил дважды, был вынесен приговор: «Выслушав дело крестьянина Степана Иванова Мороченкова с Мелекесской посадской управой и имуществом умершей жены запасного солдата Анастасии Кириловой Головиной, по первому мужу Мороченковой, и заключение товарища прокурора, определяет: крестьянину Владимирской губернии Судогодского уезда деревни Сельковой Степану Иванову Мороченкову в иске, предъявленному им к Мелекесской посадской управе и к имуществу умершей жены запасного солдата Анастасии Кириловой Головиной, по первому мужу Мороченковой, отказать с обращением на истца судебных по делу издержек» (РЦХИДНИ, ф. 4, on. 1, д. 37, л. 40). Суд принял решение в пользу Палалеева.

В.И.Ульянов служил помощником у присяжного поверенного А.Н.Хардина с января 1892 г. по август 1893 г.

 

1* Слова: «две доверенности... 25 к.» — написаны неизвестным.

2* Подпись А.Н.Хардина — автограф

 

3

ДОГОВОР О ЗАПРОДАЖЕ С.Р.ДАННЕНБЕРГУ ИМЕНИЯ М.А.УЛЬЯНОВОЙ ПРИ СЕЛЬЦЕ АЛАКАЕВКА1

23 июля (4 августа) 1893 г.

Мы, нижеподписавшиеся, вдова действительного] с[татского] с[оветника] Мария Александровна Ульянова и дворянин Сергей Ростиславович Данненберг, заключили между собой договор о запродаже недвижимого имения на следующих условиях:

1)    Я, Ульянова, продаю г[осподи]ну Данненбергу принадлежащее мне недвижимое имение при сельце Алакаевке Богданов- ской волости Самарской губернии и уезда в количестве 83 1/2 десятин указной меры, с водяной мельницей, с постройками и со всеми угодьями за цену восемь тысяч пятьсот рублей (8 500 р.).

2)   Купчая крепость должна быть совершена с 1-го по 7-го (от первого до седьмого) октября сего 1893-го года у самарского нотариуса Юрина, к каковому сроку обязуются явиться договаривающиеся или их поверенные.

3)    Цена должна бьггь уплачена таким образом: пятьсот рублей в задаток при подписании этого договора, две тысячи пятьсот рублей (2 500 р.) при совершении купчей, а остальные пять тысяч пятьсот рублей (5 500 р.) отсрочиваются на 3 года пять месяцев, по 1-ое марта 1897-го года под залог продаваемого имения по первой закладной с условием платежа пяти годовых процентов. Проценты эти вносятся по полугодиям вперед (за первое полугодие при совершении закладной), причем на внесение их полагается месячный срок льготы, по истечении которого закладная может быть предъявлена ко взысканию.

Г[осподин] Данненберг вправе произвести досрочную уплату капитального долга, и проценты платятся только на оставшуюся часть долга.

4)   Расходы по совершению купчей крепости и закладной падают всецело на покупателя, г[осподина] Данненберга.

5)    Арендный контракт с Господином] Крушвицем переходит со всеми правами к покупателю, получающему со дня совершения купчей право на соответствующую часть арендной платы. При совершении купчей г[осподин] Данненберг получает залог арендатора, в размере 137 р. 50 коп. Арендатор Крушвиц сохраняет за собой право на озимый посев сего 1893 года, а г[осподин] Данненберг может распахать одно поле под яровой посев 1894-го года.

6)    При совершении купчей г[осподин] Данненберг посылает заявление в страховое общество «Москва», что страховая премия (за постройки, застрахованные в указанном обществе) — в случае пожара — должна поступить г[оспо]же Ульяновой в погашение долга по закладной.

По окончании срока страховки (в феврале 1894-го года) г[осподин] Данненберг обязан немедленно застраховать все находящиеся при имении постройки (хутор, мельницу и избу) в той же сумме четырех тысяч двухсот рублей (4 200 р.), в каковую они застрахованы теперь, — на срок по 1-ое марта 1897 года, — и передать г[оспо]же Ульяновой полис вместе с заявлением страховому обществу, что страховая премия имеет поступить в погашение долга по закладной.

Нарушение сего условия дает право г[оспо]же Ульяновой предъявить закладную ко взысканию.

7)   До полного погашения долга по закладной г[осподин] Данненберг не должен обесценивать имения; он не вправе рубить лес и сносить находящиеся при имении постройки.

8)    В случае неявки г[осподина] Данненберга для заключения купчей до 7-го октября 1893-го года (включительно), задаток в 500 р. остается в пользу г[оспо]жи Ульяновой, а в случае неявки г[оспо]жи Ульяновой она уплачивает г[осподи]ну Данненбергу двойной задаток.

Сельцо Алакаевка. 23 июля 1893 г.

Задаток пятьсот рублей в обеспечение сего договора получила вдова д[ействительного] с[татского] с[оветника] Мария Александровна Ульянова.

Губернский секретарь Сергей Ростиславович Данненберг.

При подписании настоящего договора мною получена опись вещей, находящихся при мельнице.

С. Данненберг.

Фонд 2, on. 1, д. 25342 — подлинник (текст договора — автограф В.И.Ленина; расписки М.А.Ульяновой и С.Р.Данненберга — автографы).

1 Хутор при сельце Алакаевка, в 50 верстах от г. Самары, был приобретен М.Т.Елизаровым у землевладельца К.М.Сибирякова по поручению семьи Ульяновых за 7500 рублей. Документы на покупку были «лены на имя М.А.Ульяновой.

Опубликуемый договор, однако, был аннулирован, продажа-покупка не состоялась. Хутор был продан в 1897 г. крестьянину Х.С.Данилову.

 

4

ПРОШЕНИЕ ДИРЕКТОРУ ДЕПАРТАМЕНТА ПОЛИЦИИ1

10 (23) марта 1900 г.

Его превосходительству господину директору Департамента полиции

Потомственного дворянина Владимира Ильича Ульянова, жительствующего в городе Пскове по Архангельской улице в доме Чернова.

Прошение

Окончив в настоящем году срок гласного надзора, я вынужден был избрать себе для жительства из немногих разрешенных мне городов город Псков, ибо только там я нашел возможным продолжить свой стаж, числясь в сословии присяжных поверенных, подведомственных С.-Петербургскому совету присяжных поверенных. В других городах я бы не имел никакой возможности приписаться к какому-либо присяжному поверенному и быть принятым в сословие местным окружным судом, а это равнялось бы для меня потере всякой надежды на адвокатскую карьеру. Будучи вынужденным поселиться в городе Пскове, я позволяю себе повторить ходатайство моей жены и моей тещи о разрешении моей жене, Надежде Константиновне Ульяновой (урожденной Крупской), отбывать оставшуюся еще ей треть назначенного ей срока гласного надзора не в Уфимской губернии, а в городе Пскове. В настоящее время жена моя поселилась уже в Уфимской губернии, куда я не имею даже права въезда, ибо эта губерния принадлежит к числу изъятых; далее, в этой губернии пособия лицам, отбывающим гласный надзор, не выдаются, а профессиональная (педагогическая) деятельность для моей жены теперь закрыта, — следовательно, мне придется содержать ее из своего заработка, а я могу рассчитывать теперь на самый скудный заработок (да и то не сразу, а через некоторое время) вследствие почти полной потери мною всех прежних связей и трудности начать самостоятельную юридическую практику. Поэтому необходимость содержать в другом городе жену и тещу (здоровье которой, вследствие ее престарелого возраста, сильно пострадало от жизни в Сибири, куда ей пришлось ехать с дочерью) ставит меня в безвыходное положение и заставляет заключать неоплатные долги. Наконец, я в течение уже многих лет страдаю катаром кишек, который еще усилился вследствие жизни в Сибири, и теперь я крайне нуждаюсь в правильной семейной жизни.

На основании изложенного я имею честь покорнейше просить разрешить моей жене, Надежде Ульяновой, отбывать оставшийся ей срок гласного надзора не в Уфимской губернии, а вместе с мужем в городе Пскове.

Потомственный дворянин Владимир Ульянов.

Город Псков, 10 марта 1900 года.

Фонд 2, on. 1, д. 311 — автограф.

1 На прошение В.И.Ленина Департамент полиции ответил отказом.