58

ТЕЛЕГРАММЫ ПО ДЕЛУ Р. В. МАЛИНОВСКОГО1

9-10 (22-23) мая 1914 г.

Телеграмма Г. И. Петровскому2

9 (22) мая 1914 г.

Известие ошеломляющее3. Ждем подробностей. Ничего не понимаем. Объясняйте переутомлением. Во всяком случае не падать духом. Объясняется личным кризисом.

Фонд 2, on. 1, д. 23823, л. 2 - автограф.

Телеграмма В.Л.Бурцеву

Не ранее 10 (23) мая 1914 г. 4

116. Glaciere. Paris. Bourzeff1*.

Improbable. Existent indications crise personnelle2*. Attendons3* informations.

Фонд 2, on. 1, д. 25777 - автограф.

Перевод

116. Гласье. Париж. Бурцеву

Невероятно. Существуют признаки личного кризиса. Ждем сообщений.

Телеграмма Г.Е.Зиновьеву

10 (23) мая 1914 г.4

Из4* Парижа телеграфируют, ч[то] Малин[овский] «обвиняется в провокации».

Verrez. L'affaire bien urgent5*.

Фонд 2, on. 1, д. 27133 - автограф.

Телеграмма А.Е.Бадаеву

10 или 11 (23 или 24) мая 1914 г.

Бадаеву. Шпалерная 44Д. Петербург.

Русские газеты телеграфируют Бурцеву: Малиновский обвиняется [в] провокации. Бурцев ничего не слыхал. Один депутат5, собрав сведения семи поляков, должен приехать. Не нервничайте, возможна клевета.

Выберите председателя6, заявите: москвичи выберут достойного.

Фонд 2, on. 1, д. 27131 — автограф.

1* Далее зачеркнуто: Kousnetzo[ff] (Кузнецов — франц.).

2* Далее зачеркнуто: Questionnez (распросите — франц.).

3* Далее зачеркнуто: pepeesow (пэпээсов — франц.).

4* Первоначально В.И.Ленин написал и затем зачеркнул: «Comprenons rien» («Ничего не понимаем» — франц.).

5* Смотрите. Дело становится неотложным (франц.).

 

1 Документы 59-68, 70, 71, 76 по делу Р.В.Малиновского - члена ЦК РСДРП, председателя Российской социал-демократической рабочей фракции IV Государственной думы, возникшему в связи с распространившимися подозрениями о его сотрудничестве с правительственными охранными органами. 8 (21) мая 1914 г. Малиновский неожиданно для фракции и ЦК РСДРП сложил с себя депутатские полномочия и на следующий день уехал из Петербурга. В петербургских газетах сразу же появились сообщения с обвинениями его в провокаторстве. Эти обвинения получили полное подтверждение лишь после Февральской революции 1917 г. в результате расследования Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, где были заслушаны показания руководителей охранных органов царской России, деятелей русской социал-демократии, знавших Малиновского, в их числе А.Е.Бадаев, Н.И.Бухарин, И.П.Гольденберг, Г.Е.Зиновьев, Н.К.Крупская, В.И.Ленин, В.П.Ногин, Е.Ф.Розмирович и др. (См.: Дело провокатора Малиновского. М., 1992, с. 31-136). Тогда же выяснилось, что уход Малиновского из Думы был совершен по инициативе Департамента полиции, опасавшегося, что скандал разоблачения секретного агента (компрометирующие Малиновского слухи проникли и в Думу) нанесет больший моральный и политический ущерб правительству, чем утрата поставлявшейся информации (см.: Розенталь И.С. Провокатор Роман Малиновский: судьба и время. М., 1996, с. 145-147).

В 1914 г. Малиновскому удалось ввести в заблуждение руководство большевистской партии. Он добровольно отдал себя на суд Заграничного бюро ЦК РСДРП и просил расследовать выдвинутые против него обвинения в провокаторстве. Следственная комиссия в составе Я.С.Ганецкого — председатель, Ленина и Зиновьева, заседавшая в Поронине с 15 (28) мая по 11 (24) июля 1914 г. не смогла раскрыть его преступление. ЦК РСДРП в своем постановлении констатировал, что Малиновский, покинув ответственный партийный пост, поставил себя вне партии, но вместе с тем ЦК не нашел оснований подозревать его в политической нечестности (см. док. 76, прим. 2). Могут быть названы следующие основные причины такой неудачи большевистского партийного следствия: недостаточность прямых, объективных доказательств, представленных свидетелями на комиссии, а также меньшевистскими и другими газетами; большие заслуги Малиновского перед партией, активная деятельность в Думе, казавшиеся членам комиссии слишком большой ценой за внедрение провокатора; искусство, с которым Малиновский вел свою игру, приспособлялся к ситуации и окружающим людям, самообладание и умело разыгранная искренность на следствии; острейшая политическая конфронтация между большевиками и меньшевиками, повлиявшая на оценку большевистской комиссией обвинительных свидетельств против Малиновского, исходящих в основном от меньшевиков. (Протоколы комиссии см.: Вопросы истории, 1996, N° 9-12).

По окончании работы комиссии Малиновский пробрался в Варшаву, где был мобилизован в русскую армию. Участвовал в боевых действиях, в ноябре 1914 г. был контужен, травмирован и попал в германский плен. Опираясь на сообщения русских и иностранных газет о его гибели, Ленин и Зиновьев написали некролог «Роман Вацлавович Малиновский» и опубликовали его в газете «Социал-Демократ» № 33 от 19 октября (1 ноября) 1914 г., но в следующем номере (№ 34 от 22 ноября (5 декабря) 1914 г.) была напечатана заметка «Малиновский жив». Из лагеря для военнопленных Малиновский переписывался с Лениным, Зиновьевым, Комитетом Заграничной организации РСДРП (см. док. 80, 81, 89, 95). Малиновский вернулся в Петроград с очередной партией военнопленных 22 октября 1918 г. и сдался властям. Предстал перед Верховным революционным трибуналом при ВЦИК и после краткого судебного процесса по приговору трибунала в ночь с 5 на 6 ноября 1918 г. был расстрелян.

2 Телеграмма В.И.Лениным написана в конце второго листа его статьи «По поводу сложения мандата Р.В.Малиновским» (см. док. 59).

3 Очевидно имеется в виду телеграмма Г.И.Петровского Г.Е.Зиновьеву, посланная 8 (21) мая 1914 г. в 14 часов 10 минут: «Малиновский без предупреждения сложил полномочия, дать объяснения отказался, выехал заграницу. Петровский». (РЦХИДНИ, ф. 17, on. 1, д. 1474). Телеграмма была получена в 8 часов 10 минут следующего дня, которым и датируется ответ В.И.Ленина.

4 Датируется по телеграмме А.И.Лобова, посланной из Парижа 10 (23) мая 1914 г. в 4 часа 49 минут по адресу: [Бялый Дунаец]. Ульянову. Вилла Терезы Скупень (была получена в тот же день в 10 часов 5 минут): «Русские газеты телеграфируют Бурцеву — Малиновский сложил депутатские полномочия, скрылся, обвиняется в провокации. Бурцев ничего не слышал. Просит подробных указаний, что делать. Телеграфируйте ему немедленно. Алексей» (РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 5, д. 386).

5 Какому депутату было дано поручение, установить не удалось.

6 12 (25) мая 1914 г. газета «Правда» сообщила: «Председателем Р[оссийской] с[оциал]-д[емократической] р[абочей] ф[ракции] выбран тов. Григорий Иванович Петровский, депутат екатеринославских рабочих».

 

59

СТАТЬЯ «ПО ПОВОДУ СЛОЖЕНИЯ МАНДАТА Р.В.МАЛИНОВСКИМ»

9 (22) мая 1914 г. 1

ПО ПОВОДУ СЛОЖЕНИЯ МАНДАТА Р.В.МАЛИНОВСКИМ

Известие, поразившее всех, как гром среди ясного неба, — о сложении мандата Р.В.Малиновским — особенно тяжело поразило близко знавших его друзей. Для них тем тяжелее было такое известие, что они не были подготовлены к нему и не могли объясниться с Р.В.Малиновским вследствие крайней быстроты его решения и его отъезда из Петербурга. Мы можем только догадываться, что крайнее нервное возбуждение и переутомление, на которое давно жаловался Малиновский, сыграло роковую роль.

У Ф.Н.Самойлова думская работа вызвала сильнейшее нервное расстройство, но вовремя принятые меры дают теперь полную надежду на выздоровление — после долгих месяцев перерыва всякой политической деятельности2.

У Р.В.Малиновского получилось, видимо, перенапряжение, кончившееся кризисом.

Будем надеяться, что, несмотря на этот тяжелый кризис, товарищу Малиновскому удастся вернуться в недалеком будущем к той работе в рядах российского пролетариата1*, которую он вел так много лет с таким блестящим успехом.

Фонд 2, on. 1, д. 23823 — автограф.

1* «в... пролетариата» исправлено В.И.Лениным из: «на пользу пролетариата российского».

1 Датируется по телеграмме Г.И.Петровскому (см. док. 58), текст которой написан на втором листе статьи.

2 Депутат IV Государственной думы Ф.Н.Самойлов лечился в клинике в Берне. Г.Л.Шкловский, живший в Берне, наблюдал за ходом лечения.

См. также док. 60.

 

60

ПИСЬМО Г.Л.ШКЛОВСКОМУ

12 (25) мая 1914 г.

Дорогой Г[ригорий] Л[ьвович]!

Знаете, что выкинул М[алинов]ский?? 1 Мы вне себя от этого идиотизма. М[алинов]ского нет. Это «бегство» питает худшие мысли. Бурцеву телеграф[ировали] рус[ские] газеты, ч[то] М[алинов]ский обвиняется в провокации!!

Unglaublich1*.

Сегодня тел[еграмма] из Парижа2: «Русское слово» телегр[афирует] Бурцеву, ч[то] подозрения значительно рассеялись, но другие газеты (??? ликв[идато]ры?) продолжают обвинять.

Бурцев ничего не слыхал.

Петровский телегр[афирует] сегодня: «Клеветнические слухи рассеяны», но ликв[идаторы] «ведут гнусную кампанию»3. Это их дело, конечно, вести гнусную кампанию.

Подготовьте Самойлова, ч[то]бы нервы не заиграли.

Нервничать глупо.

Кстати. В Москве перевыборы4*. Между нами: оч[ень] бы нужен нам Самойлов для поездки. Ответьте мне тотчас (ни слова не говоря ему) способен ли он ехать? Если нет, когда может быть способен? Точные данные о здоровье? (Вес, сон и пр. и пр.). Поговорите с врачем.

Ответьте тотчас.

Если он способен ехать теперь в Россию на 2-3 недели, то ждите от меня депеши: одно слово «muss», значит: Самойлов должен тотчас выехать к нам сюда.

Как же Згр[агген]?? Неужели все еще не послано [письмо] Винку? Вы понимаете, конечно, что мы должны использовать Винка, довести дело до конца. Ради бога, обломайте этого дурня Зграггена. Скорее.

Торопите. Жду копии его, уже посланного письма к Винку.

Привет!

Ваш Лен[ин].

 

Сюда из Кр[акова] 3 поезда приходят к нам:

1)   6 ч. утра                                  — 12 ч. ночи из Кракова

2)   4 ч. 15 м. дня                               9 1/2 ч. у[тра] " "

3)   9 ч. вечера                              ок[оло] 3 ч. дня "

Едучи к нам, надо в Кракове пересесть на линию Zakopane Poronin — последняя станция перед Закопанэм. Нам дать депешу из Кракова: час и минута приезда, мы выйдем к поезду. Прилагаю план, как нас найти.

Текст телеграммы: Ulyanow, Poronin, Schestj

(chatyre)

(deviatj)

villa Terezy Скупень в деревне «Бялы Дунаец».

Фонд 2, on. 1, д. 24905 - автограф.

1* Невероятно (нем.).

1 Подразумевается сложение Р.В.Малиновским 8 (21) мая 1914 г. полномочий депутата IV Государственной думы и его отъезд из С.-Петербурга (см.: Путь правды, № 81, 9 (22) мая 1914 г.).

2 Из Парижа И (24) мая 1914 г. В.И.Ленин получил следующее сообщение А.И.Лобова: «"Русское слово" телеграфирует сегодня Бурцеву: Подозрения Мал[иновского] значительно рассеялись. Прямых улик нет. Другие газеты продолжают обвинять. Ваша получена, продолжайте информировать Бурцева. Россия требует. Алексей». (РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 5, д. 386). «Ваша получена» — подтверждение получения В.Л.Бурцевым телеграммы Ленина от 10 (23) мая 1914 г. (см. док. 58).

3 В.И.Ленин цитирует сообщения, известные из следующей телеграммы Г.И.Петровского от И (24) мая 1914 г., посланной в 18 ч. 10 мин. и полученной 12 (25) мая в 8 ч. 30 мин.: «Срочно. Все объясняем нервностью, слабостью, при отсутствии политических мотивов. Существует его частное письмо отзовистского тона, не опубликовываем. Факт существования письма известен. "Речь", "Северная" требуют опубликования. Уверены в немедленном телеграфном отказе от политических мотивов. "Северная" начала гнусную кампанию, намекая [на] темные дела. Полемикой ограничиться невозможно, необходимо зажать рот, предав суду бюро [МСБ. — Ред.] за сеяние смуты. Поручить представительство, между прочим, Георгию Валентиновичу [Плеханову]. Телеграфируйте срочно — клеветнические слухи рассеяны. Петр[овский]». (РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 5, д. 388, л. 1).

4 16 (29) мая 1914 г. в Москве и губернии в связи с уходом из Государственной думы Р.В.Малиновского состоялись собрания уполномоченных по выборам нового депутата от рабочей курии. Наибольшее число голосов получил И.Т.Савинов.

 

61

ТЕЛЕГРАММА В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «РАБОЧИЙ» 1

Середина мая 1914 г.

Мартов и Дан грязные клеветники, всегда пускающие о противниках темные слухи. Требуем от них прямого обвинения за подписями2. Руководящее учреждение3, расследовав слухи, безусловно убеждено в политической честности Малиновского.

Ленин1*

Опубликовано — «Рабочий», № 4, Печатается по тексту газеты.

25 мая 1914 г. (ст. ст.)

1* Телеграмма не сохранилась.

1 «Рабочий» — одно из названий газеты «Правда», под которым она выходила с 22 апреля (5 мая) по 7 (20) июля 1914 г. Вышло 9 номеров.

2 Отвечая В.И.Ленину, редакция «Нашей рабочей газеты» (см. док. 53, прим. 4) в номере от 30 мая 1914 г. (ст. ст.) заявила, что имеет о Р.В.Малиновском только ту информацию, которую «отдельные правдисты считают возможным передавать товарищам из другого лагеря... Этого недостаточно для прямого обвинения, но достаточно для начала расследования».

3 Центральный комитет РСДРП.

Постановление ЦК РСДРП о Малиновском см. док. 76, прим. 2.

 

62

СТАТЬЯ «ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ МАЛИНОВСКОГО»

Позднее 17 (30) мая 1914 г.1

ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ МАЛИНОВСКОГО

Малиновского хотят исключать из партии — в некоторых кругах это предложение пользуется сочувствием. Но предложение это неразумное и только нервная атмосфера может объяснить его.

Малиновский совершил поступок2, глубоко дезорганизаторский, грубо нарушил партийную дисциплину. Это неоспоримо. Он осужден за это решительно и во всеуслышание на страницах органа огромного большинства сознательных рабочих России, «Пути правды». Осужден рядом рабочих организаций и руководящих учреждений. Сознал сам свою вину, сознал полную несостоятельность своих доводов. Устранился сам от всех и всяких ответственных постов.

Дело ясное. Перед нами — надлом, политическое самоубийство в самом полном и точном значении слова.

На срок, вероятно очень продолжительный и во всяком случае впредь до нового решения самих сознательных рабочих, Малиновский вычеркивается совершенно из работников пролетарской партии. Кара очень жестокая.

Карать еще? Наказывать исключением?? Это значило бы только проявлять жестокость к надломленному человеку и нервничать свыше меры. Да и нельзя исключить человека, который, сознав свою вину, ушел и отстранился сам, чувствуя, что придется снова и снова завоевывать доверие, если он вернется когда-либо к политической деятельности.

Предложение об исключении неразумно. Малиновский кончил политическим самоубийством и наказан достаточно. Правы были те, кто сказал: один сломался, РСДРФр[акция] жива и идет бодро и твердо вперед. Да здравствует РСДРФ!

Остаются глупые, подлые и грязные выходки гг. Мартова и Дана в ликвидаторской газете. Этим господам ничего не осталось, как инсинуировать, клеветать, брызгать помоями — на то они и буренины3. «Клейменные герои крапленных карт» — правильно сказано про этих грязных публицистов, произведения коих даже Каутский назвал «отвратительными»4.

Эти грязные г.г. мартовы5 делали себе политический капиталец — и сорвались еще раз. Рабочие уже выразили им свое гадливое презрение. Пусть захлебываются в своей грязи, туда им и дорога. Пусть обещают «сами расследовать»: пожалуйста, пожалуйста, господа буренины и пранайтисы6! Рабочие оценили вас, токарь Беленин заклеймил ваше пакостное дело7! Буржуазные демократы из харьковского «Утра» честно извинились8, а ликвидаторы, г. Мартов с К°, продолжают вонять. Воняйте!!

Рабочие поняли, что снятым с постов ликвидаторам ничего не осталось кроме ремесла1* бурениных. Делайте свое дело, господа мартовы-буренины, вы никого не удивите, на вас никто не обратит внимания!

Фонд 2, on. 1, д. 23822, л. 1-6 - автограф.

1* Далее В.И.Лениным зачеркнуто: «журнальных».

 

1 Датируется по газете «Путь правды» (одно из названий газеты «Правда») № 89 от 17 (30) мая 1914 г., в которой опубликованы упомянутые в статье документы.

2 Имеется в виду сложение Р.В.Малиновским депутатских полномочий 8 (21) мая 1914 г.

3 Буренины — от Буренина В.П.; у В.И.Ленина — синоним продажности и лживости.

4 См. док. 37, прим. 3.

5 Мартовы — от Мартова Л. (Цедербаума Ю.О.).

6 Пранайтисы — от Пранайтиса И.Е.

7 Речь идет о заметке А.Г.Шляпникова в газете «Путь правды» № 89 от 17 (30) мая 1914 г. «Письмо рабочего» за подписью «Токарь Белении».

8 Имеется в виду телеграмма, опубликованная в газете «Путь правды» № 89 от 17 (30) мая 1914 г.: «Редакция "Утра" извещает вас, что в четверг в "Утре" появится следующее редакционное сообщение: "По поводу упреков, обращенных к "Утру" в распространении в воскресном номере газеты ложных слухов о причинах, побудивших Малиновского сложить свои полномочия, редакция "Утра" заявляет, что упреки эти признает основательными, считает неосторожным помещение слухов, казавшихся ей еще и тогда сомнительными, на что она и указала. Редакция "Утра" приносит свое извинение, прежде всего, перед Малиновским, затем перед с[оциал]-д[емократической] фракцией и обществом"».

«Утро» — ежедневная газета, выходила в Харькове с 1907 г. по 1918 г.

 

63

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ПУТЬ ПРАВДЫ»1

Позднее 17 (30) мая 1914 г.

Вы непомерно мягки к ликв[идато]рам! Надо клеймить их. Иначе вел[ик]ий грех на душе: позволять им соблазнять малых сих. Клеймите их ежедневно в 5-10 строках и быстро отучите. Повторять надо.

Никаких комиссий по делу М[алиновского] не надо. Нечего тут делать. Снервничал, наглупил, сломался, устранился, наказан. Ясно. Точка. Пусть мерзавцы ликв[идато]ры кричат — над ними только смеяться надо, печатая ежедневно 2-3 строчки1*: бурениным: воняйте, старайтесь, лейте помои (Мартову и Дану в «Н[овой] р[а6очей] г[азете]») и все. И наши рабочие, читая это, научатся, поймут.

Надо научить наших (они наивны, неопытны, не знают), как бороться с вонючками мартовыми. Не потокать неопытности и наивности наших (это было бы преступлением публициста и вождя), а учить их, показывать, разъяснять. Пусть будут недовольны 1-2 недели: скоро увидят правду!!

Фонд 2, on. 1, д. 23822, л. 6-7 - автограф.

1 Письмо написано на последних страницах рукописи статьи В.И.Ленина «Об исключении Малиновского» (см. док. 62).

1* Над: «2-3 строчки» — В.И.Лениным написано: «1-2 (петитом)».

 

64

СТАТЬЯ «КОНЕЦ КЛЕВЕТЕ»

Ранее 25 мая (7 июня) 1914 г.

КОНЕЦ КЛЕВЕТЕ

Перед нами несколько номеров черносотенных газет: «Земщины», «Русского знамени», «Голоса Руси»1. Собрание подлейших выходок против Малиновского, намеки на Азефа, обвинения (глухие, со стороны, по «слухам») в провокаторстве, карикатуры насчет того, что он увезет с собою за границу «стачечный фонд» и т.д. и т.п. без конца.

Что черносотенные газеты пустились на такие приемы, видя трудную минуту в жизни Р[оссийской] с[оциал]-д[емократической] р[а6очей] фракции, это понятно, это неизбежно, это не могло быть иначе.

К сожалению, не все еще рабочие правдисты поняли, что столь же неизбежны столь же подлые приемы гг. Мартова и Дана в «Н[овой] р[а6очей] г[азете]»2. Отколовшись от рабочей партии и отрекшись от подполья, ликвидаторы должны были опуститься до грязных сплетен, инсинуаций, подлых выходок.

Это неизбежно.

Ибо у них не осталось другого политического оружия.

Пора же перестать наивничать. Пора всем правдистам понять то, что отлично понял токарь Белении (№ 89 «П[ути] пр[авды]»3).

Мартов и Дан еще за границей начали эту подлую кампанию темных намеков, шантажа и пр. Мартов написал целую брошюру об этом — глав[ным] обр[азом] против Ленина4. Эту брошюру Мартов дал перевести на немецкий язык и послал Каутскому.

Каутский, хотя теперь он противник Ленина в очень многом, назвал брошюру Мартова отвратительной.

Вот факт, доказывающий обычные приемы шантажа, подлостей, лжи и клевет г-на Мартова!

Каутский не понял только, почему Мартову пришлось, с одобрения Дана, Аксельрода и К0, прибегать к этому оружию: иного не оставалось.

У черносотенцев и ликвидаторов нет иного оружия. Пуришкевич и г. Мартов — два рыцаря одинакового оружия.

Ликвидаторы повторили все грязные намеки и темные слухи о Малиновском, конечно, прячась, как все подлые трусы, за спину других газет и крича о «расследовании».

Разумеется, сознательные рабочие только смеются над пуришкевичами ликвидаторства, над этой грязной кампанией Мартова и Дана, которые хотят «колебнуть» РСДРФракцню, не имея оружия, кроме сплетен, и которые только хвастают о «расследовании». Пожалуйста, «расследуйте», гг. пуришкевичи ликвидаторства! !

Буржуазное харьковское «Утро» извинилось, когда узнало, что слухи о Малиновском идут от пуришкевичей5. Это честно. Это — люди. А ликвидаторы не люди, а слизь и мерзость.

Малиновский сделал глупость, совершил преступление. Он осужден за это. Он совершил политическое самоубийство и добавил сам: «только ли политическое?» Все сплетни о деньгах — ложь и клеветы. Все деньги до копейки целы.

Самоубийство налицо.

Чего же тут «расследовать»??

Только подлые мартовы могут играть и плясать, лить помои и намекать. У них нет иного оружия.

Мы все, правдисты, друзья и сторонники РСДРФ, измучились и переволновались: нелегко присутствовать, вблизи или издали, при самоубийстве изнервничавшегося человека, дошедшего до преступного нарушения партийной дисциплины. Самоубийцы всегда прячутся, мечутся. Прятался и метался Роман Вацлавович Малиновский... А враги черносотенцы и негодяи грязные писаки ликвидаторы пользовались неслыханной и утонченной подлостью, этими днями мучений, когда прятался и метался сломленный борец, осужденный своими друзьями и кончивший свою политическую карьеру...

Я не знаю, может ли быть отвратительнее картина, чем эта поганая, подлая травля самоубийцы гадинами мартовыми и данами, вонючими насекомыми ликвидаторства!

Но это неизбежно, товарищи-правдисты, поймите это, ибо у ликвидаторов нет иного оружия. Всякое насекомое борется тем оружием, какое у него есть.

Малиновский осужден. Малиновский совершил преступление против дисциплины. Малиновский кончил политическим самоубийством, отойдя всецело от всякой партийной работы, отстранившись сам под гнетом товарищеского осуждения...

Пусть гадины бросают в него камнем.

Для нас дело закончено. Малиновский похоронен, как политик, и нескоро воскреснет, если воскреснет.

Вперед! Сплотимся вокруг РСД РФ, поддержим ее и будем продолжать свою работу. Люди гибнут, класс растет, мужает, идет вперед, учится, сплачивается — и против врагов и против1* презренных клеветников мартовых и данов.

Опубликовано с редакционной правкой Л.Б.Каменева — «Рабочий», К? 4, 25 мая 1914 г.

Фонд 2, on. 1, д. 23824 — автограф.

1* На этом рукопись В.И.Ленина обрывается, последние слова фразы написаны Л.Б.Каменевым

1 См. док. 33, прим. 34.

«Русское знамя» — орган «Союза русского народа», выходила в С.-Петербурге с ноября 1905 г. по 1917 г.

«Голос Руси» — ежедневная политическая, экономическая и литературная газета, выходила в С.-Петербурге с 1914 г. по 1917 г.

2 См. док. 53, прим. 4.

3 См. док. 62, прим. 8.

4 Имеется в виду брошюра Л.Мартова «Спасители или упразднители? (Кто и как разрушал РСДРП)» — см. док. 33, прим. 34 и док. 38, прим. 3.

5 См. док. 62, прим. 8.

 

65

ПИСЬМО И.Ф.АРМАНД

25 мая (7 июня) 1914 г.1*

Dear friend!

I am always very busy now & worried with the same story of Malinowsky. He is here1 & it is very hard to see him — so useless & helpless now. And the liquidators] continue their infamous campaign of slander & chantage. Wiring with Brother & small misunderstandings with him do not cease. Generally he is very good, excellent — but exceptionally in such crisis he is from time to time a little too weak. The liquidators] have published (if we understood rightly the wire news) that we knew oui (да, конечно — фр. — Ред.) dire (слухи) about political improbity2* (нечестность) М[алинов]ского!!

Действ[итель]но, мы их слышали от венцев, (ликвид[аторов]), кои болтали, — но мы, конечно, отбросили их, внеся в колл[егию] из 3-х чл[енов] ЦК2. А ликв[идато]ры!! Кому внесли??

Ну, рабочие уже задали и зададут грязным клеветникам!

Посылаем тебе нов[ую] газету3.

If possible, do not be angry against me. I have caused you a great pain, I know it...

Yours truly W.U.

After your depart from Paris3* — ничего не добьешься там! Ну и люди!

Фонд 2, on. 1, д. 3281 — автограф.

1* На письме имеется пометка И.Ф.Арманд: «7 июня 1914», на основании которой датировано письмо

2* Дорогой друг! Я сейчас очень занят и обеспокоен все той же историей с Малиновским. Он здесь1* и на него, в столь плохом настроении и беспомощного, очень трудно смотреть. А ликвидаторы продолжают свою позорную кампанию клеветы и шантажа. Связываюсь с Братом по телеграфу — но мелкие недоразумения с ним по-прежнему остаются. Вообще-то он очень добрый и достойный человек, но иногда, как в эту кризисную ситуацию, временами проявляет нерешительность. Ликвидаторы опубликовали (если мы правильно поняли телеграмму), что мы знали, конечно, нечто ужасное (слухи) насчет политической нечестности (англ.).

3* Если возможно не сердись на меня. Я причинил тебе много боли, я это знаю... Преданный тебе В.У. После твоего отъезда из Парижа (англ.).

1 Р.В.Малиновский приехал в Поронин 15 (28) мая 1914 г.

2 В.И.Ленин имеет в виду следственную комиссию ЦК РСДРП по расследованию обвинений Р.В.Малиновского в провокаторстве.

3 Речь идет о газете «Рабочий», первый номер которой вышел 22 апреля (5 мая) 1914 г. с подзаголовком - «Рабочая газета».

 

66

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ТРУДОВАЯ ПРАВДА»1

26 мая (8 июня) 1914 г.2

ЕЩЕ О ДЕЛЕ Р. МАЛИНОВСКОГО

Выдвигая известия, что «мы» (руков[одящее] учреж[дение]) или я (Л[енин]) «давно знали о слухах», ликвидаторы действуют систематически, как шантажисты. Их цель — держать рабочую среду в «ажитации», возбуждать смуту, плодить грязные подозрения, ничего определенного не говорить и так[им] обр[азом], ни за что не отвечая, достигать своей цели — дезорганизации рабочей партии. Достаточно указать еще немногое, чтобы дать представление о единственно правильном ответе на такие приемы.

«Слухи»! Отчего же ликвидаторы не печатают точно, кто, где, когда? Пусть они печатают. Пусть они начинают! Главная и основная ошибка наша была бы, если бы мы позволили шантажистам нас выспрашивать!! Нет, пусть они рассказывают все. Мы их ни единому слову не верим и не желаем отвечать клеветникам.

«Слухи»! Но отчего же они не сообщили о слухах: (во-1-х) своему август[овскому] учреждению? Когда сообщили, если сообщили? Где их (август[овского] учреж[дения]) тогдашняя резолюция?

(во-2-х) своей фракции в Думе? Где? Когда? Резолюция? в-3-х, общей фракции в Думе, если слухи возникали (а так именно и было) еще тогда, когда фракция была общая.

в-4-х, Бурцеву. Мы имеем телеграмму от Бурцева (о коей давно-давно перетелеграфировали вам), что Бурцев ничего не знает, ничего не слыхал3. Это документ! Значит, шантажисты держали у себя в кармане, сами не веря слухам!! Вот в чем гвоздь.

Мы знали о слухах, ходивших, напр[имер], между 2-мя (а м[ожет] б[ыть] и больше) венцами, из коих один наш молодой и неопытный литератор4, давший себя надуть шантажистам, а другой — редактор или участник троцкистской «Борьбы»5» Шер, если не ликвидатор сегодня, то ликвидатор вчерашний, политически связанный с Мартовым и Даном. О слухах оповещен был наш выдающийся представитель, вернее, член теперешней Р[оссийской] с[оциал]-демократической] р[абочей] ф[ракции]6, и рук[оводящее] учреж[дение], рассмотрев их в неполном составе, разумеется, нашло перед собой такой вздор, такую нелепость, такую явную мартовскую и дановскую сплетню, что, конечно, отвергло их и осудило бесповоротно, признав ниже своего достоинства считаться с пуришкевичевскими приемами, спрятанных за Шером или около Шера врагов рабочего класса или ликвидаторов.

Вот тут-то и гвоздь! Если ликвидаторы считали слухи серьезными, почему они не сообщили в свои учреждения? в общую фракцию? Бурцеву? и т.д.? Да именно потому, что они только шантажисты.

Или «слухи» по поводу обыска в квартире М[алинов]ского в Москве во время или после «Нашего пути»7 — слухи (оттуда же), что это де «товарищеский обыск»!8 Опять та же явная нелепость, тот же шантаж, то же молчание ликвидаторов перед ихними учреждениями.

Напрасно возмущаетесь моими (или нашими?) письмами. Напрасно обвиняете меня или нас в опоздании с телеграммой о слухах. Во-1-х, не могли же мы начинать разговоры о слухах идо вашей телеграммы (что ликвидаторы] говорят — в печати—о слухах) мы не могли знать про это. Во-2-х, первая и важнейшая часть вчерашней телеграммы2 послана нами 1 1/2 недели назад, в точных, ясных, прямых словах: «печатайте: Мартов и Дан клеветники, боящиеся обвинять открыто». Ваша вина, что вы тогда же не напечатали этого, придав сразу иное движение делу, возложив onus probandi1* на ликвидаторов.

Но я, конечно, не перекоряться хочу — естественно, что, раздраженные глупейшим поступком Малиновского, и вы и я ругались и нервничали.

Прим[енение]. В одной статье я бешено ругался, ибо боялся как раз, что редактор выпустит шантажистов!!! Ре[дакто]р колебался в своей тактике.

Дело теперь не в том, а в том, чтобы вести дальше правильную линию борьбы с шантажистами. Ускорить нахождение сей линии мог бы еще разве приезд депутата, о чем опять-таки мы телеграфировали давным-давно и даже не получили ответа.

Пусть ликвидаторы сами начинают говорить о слухах и говорят до конца: они будут убиты этими сплетнями. Пусть они назначают «расследование» или ищут верящих им компаньонов следствия, народников, Бурцева, кого угодно, — мы должны твердо стоять на том, что М[артов] и Д[ан] клеветники, коим мы ни единому слову не верим, требуя безусловно коронного (в России или в западноевропейской стране) суда после того, как М[артов] и Д[ан] пожелают выступить открыто и с подписями.

На этом надо стоять абсолютно и, повторяю, если бы фраза из нашей давнишней телеграммы (М[артов], Д[ан] клеветники, боящиеся обвинять открыто) была напечатана тогда же, неделю назад, клеветники были бы прижаты и не вывернулись бы. Опустив печатание этой фразы, вы дали один шанс вывернуться клеветникам.

Допустим, что клеветники примут теперь такую тактику: заявят, что они удовлетворены заявлением рук[оводящего] учреж[дения] (в вчерашней телеграмме) и прекращают все!!

Это значило бы, что они прекращают следствие об их шантаже!! Хуже всего, что тут была с вашей стороны защита, а должно было быть обвинение их!! В этом гвоздь.

И теперь надо продолжать обвинение. Вы, гг. М[артов] и Д[ан], вылезли в печать со слухами: потрудитесь сказать, кто, когда, где их пускал! Потрудитесь сказать точно — мы тогда разоблачим ваш шантаж (ибо вскроется, что ни общей фракции, ни Бурцеву, ни своим друзьям из август[овского] учреж[дения], из Бунда, из латышей — а М[артов] видел их!! — ликв[идато]ры не сказали о слухах).

Не ясно ли теперь, что, не напечатав тогда главных слов нашей телеграммы, вы дали шанс выпутаться шантажистам?

Надеюсь, дело разъяснено теперь и начатой кампании против шантажистов вы не прекратите ни за что, доведя ее до конца, до массовых резолюций о шантажизме М[артова] и Д[ана].

Необходимо, чтобы на эту статью, если вы не пожелаете печатать, было телеграфное сообщение редакции по моему адресу: выяснено продолжаем — будет означать, что кампания раскрытия шантажистов и полного разоблачения их продолжается, что наши «разногласия» resplektive]2* недоразумения выяснены. О других возможных иных ответах телеграфным путем я не могу заранее знать.

Подведу резюме. Только тактика не защиты, а обвинения шантажистов правильна; только их надо заставлять говорить (и когда мы заставили и х заговорить о слухах, мы были близки к победе над шантажистами) и только, доведя до конца обвинение Д[ана] и М[артова], можно и должно [раскрыть] истину, именно истину шантажных приемов М[артова] и Д[ана].

Надо раскрыть эту истину, до конца, перед всеми!! Иначе нет спасения от дезорганизации!!

В. Ильин.

Опубликовано — «Исторический архив», 1995, 4, с. 7-9.

Фонд 2, on. 1, д. 23836 — автограф.

1* Бремя доказательств (лат.).

2* Или (нем.).

1 «Трудовая правда» — под таким заголовком выходила газета «Правда» с 23 мая (5 июня) по 8 (21) июля 1914 г. Вышло 35 номеров.

2 Письмо датируется по дню публикации телеграммы В.И.Ленина в редакцию газеты «Рабочий» (см. док. 61), которая упоминается в тексте письма как «вчерашняя телеграмма».

3 См. док. 60.

4 Имеется в виду Н.И.Бухарин, живший в то время в Вене.

5 «Борьба» — журнал, издавался в Петербурге Л.Д.Троцким в феврале—июле 1914 г. Вышло 7 номеров.

6 Речь идет о Г.И.Петровском.

7 «Наш путь» — газета большевиков, выходила в Москве с 25 августа (7 сентября) 1914 г.; преследовалась властями — из 16 номеров 12 были конфискованы. Газета была закрыта 12 (25) сентября 1914 г.

8 Обыск в московской квартире Р.В.Малиновского был произведен осенью 1913 г. В.Шер считал, что это было сделано не полицией, а товарищами Малиновского, подозревавшими его в сотрудничестве с охранными органами.

 

67

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ТРУДОВАЯ ПРАВДА1

Позднее 29 мая (11 июня) 1914 г.

ЕЩЕ К УХОДУ МАЛИНОВСКОГО

Недоразумения между ред[акто]ром и сотрудниками, от них же есть и аз, заставляют меня взяться за перо. Еще сердитое-пресердитое письмо, в котором даже вместо «товарищеской» руготни попытки говорить колкости и официальничать. Ей-ей не стоит, право, не стоит. Погорячиться, — без этого нельзя, но чтобы я серьезно мог думать о «крамоле», этого ред[акто]р сам не думает. C'est trop. II ne faut rien outrer. On peut devenir ridicule1*. Серьезно, в общем и целом ведение газеты прямо-таки превосходно. Читая сегодня фельетон «Дело М[алинов]ского с М[артовым] и Д[аном]», я прямо восторгался. А подбор резолюций! Положительная работа процветает — говорю без тени иронии — и я вполне и безусловно предоставляю ред[акто]ру не только сокращение ругательств (где, когда на такой случай я обижался?), но и перемещение и удаление статей, если обилие (напр[имер], о «Единстве»2) чрезмерное.

В общем именно теперь получилась спетость на славу. Le talent journaliste du redacteur s'est developpe plus et plus. L'ennemi est ecrase2*.

Были у нас ничтожно мелкие разногласия, и я охотно 99/100 вины да раздражение (если было оно в силу нервных писем) беру на себя. В общем работа теперь удовольствие, все растущее при виде каждого нового немедленного «ответа» и на полож[ительную] работу и врагам.

Очень желал бы иметь два слова в почт[овом] ящике или в письме, ...que les divergences et les malentendus sont entrement et definitivement dissipes et que vous ne fachez plus3*. Право, было бы очень горько, если бы вы обнаружили свойство так долго питать rancune4*.

Quant к la circonstances qu'en fevrier vous n'aviez pas su etc., je vous pris de bien vouloir considerer la situation extremement delicate ou nous nous sommes trouves5*. Ред[акто]р вправе претендовать, что il n'etait pas bien informt6*. Но мы долго в момент кризиса тоже должны были мучительно молчать и выжидать. Un petit peu de patience encore et tout sera eclaire7*.

Заканчивая этим очередную статью (за статьи настоящие еще нескоро возьмусь хорошенько), прошу еще раз accusez absence totale de rancune8*.

В.И.

Фонд 2, on. 1, д. 23834 - автограф.

1* Это слишком. Не надо ничего преувеличивать. Можно сделаться смешным (франц.).

2* Журналистский талант редактора развивается все больше р больше. Враг сокрушен (франц.).

3* Что разногласия и недоразумения полностью и окончательно рассеяны и что вы больше не сердитесь (франц.).

4* Неприязнь (франц.).

5* Что касается того обстоятельства, что в феврале вы не знали и т.д., то я очень прошу вас учесть чрезвычайно щекотливое положение в котором мы находились (франц.).

6* Он не был достаточно информирован (франц.)

7* Еще немного терпения, и все разъяснится (франц.).

8* Подтвердите отсутствие всякой неприязни (франц.).

1 Датируется по газете «Рабочий» № 6, 29 мая (11 июня) 1914 г., в которой опубликован фельетон «Дело Малиновского с Мартовым и Даном».

Речь идет о разногласиях редактора газеты Л.Б.Каменева с сотрудниками редакции, а так же с В.И.Лениным, по-видимому, в связи с публикацией материалов о Р.В.Малиновском.

2 «Единство» — легальная газета группы меньшевиков-партийцев во главе с Г.В.Плехановым и большевиков-примиренцев. Выходила в С.-Петербурге с мая по июнь 1914 г. Вышло 4 номера.

 

68

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ТРУДОВАЯ ПРАВДА»

Ранее 31 мая (13 июня) 1914 г.1

О ПОВЕДЕНИИ ЛИКВИДАТОРОВ

Наша газета сделала ряд ошибок по делу М[алинов]ского, допустив ликв[идато]рам использовать их. Неразумно обвинять теперь нас, если вы не пожелали пользоваться нашими советами. В первой же телеграмме мы писали: «печатайте: Мартов и Дан клеветники, боящиеся обвинять открыто»2.

Этим дана вся линия поведения.

Вы не напечатали.

Пеняйте на себя.

Нет и быть не может иного способа борьбы с шантажистами, как требовать от них (обязательно привлекая к ответу точно названных вожаков, по имени названных) прямого выступления за своей подписью с определенным обвинением.

Мы не верим ликв[идато]рам, ни единому слову не верим и имеем к тому основания, в печати давно изложенные («Две партии»3, оценка Мартова Каутским4 и пр.).

Поэтому одно из двух: либо ликвидаторы продолжают анонимно свои нападки в темной форме. Тогда мы молчим и игнорируем, заявляя спокойно: вы шантажисты, вы прячете и Мартова с Даном и свои доказательства (которых у вас нет).

Либо Мартов и Дан, непременно они лично (оба — легальные люди), ибо они — вожди и полит[ически] ответственные вожди, выступают за своей подписью в России или в свободной стране с прямым обвинением: тогда и только тогда мы привлечем их к суду (официальному суду свободной страны), тогда и только тогда мы их разоблачим, как клеветников.

Всякий порядочный, элементарно-честный журналист должен знать и знает это: либо я буду анонимно и втемную намекать, — тогда меня вправе все назвать шантажистом, грязным клеветником (как и назвали ликвидаторов все проф[ессиональные] союзы С.-П[етер]б[урга] и М[осквы]).

Либо я должен иметь мужество выступить открыто и не бояться суда (как Яблоновский не боялся суда с Чеберячкой5) — тогда я обвиняю честно, как честный журналист.

Понятно ли отсюда, какая громадная ошибка сделана неисполнением нашего первого совета, ненапечатанием, что Мартов и Дан — клеветники, боящиеся обвинять открыто?

Мы не верим ни единому слову ликв[идато]ров и не разговариваем с ними, не отвечаем им. Если они хотят, пусть обвиняют нас з а своей подписью, так, чтобы можно было к суду привлечь. Только так.

Ни суда, ни ручательства — ничего мы не дадим в ответ ликв[идато]рам, пока Дан и Мартов (или Аксельрод и Мартынов в Швейцарии — свободной республике) не обвинят нас или М[алинов]ского открыто, за своей подписью.

Наше ручательство за М[алиновско]го выражено во всех статьях «П[ути] пр[авды]», ибо говоря о нервности, осуждая за дезорган[изаторский] шаг, за бегство, мы тем самым признаем политическую] честность. Этого только Д[ан] и М[артов] могли прикидываться не понимающими.

Если теперь Дан и Мартов печатают, допустим, что им известно, что мы знали слухи. Мы не верим М[артову] и Д[ану] и не отвечаем им, а говорим:

Это пишут известные клеветники.

Пусть попробуют опубликовать документы, назвать имена: кто, где, когда, кому о каких слухах сообщал.

Если этого не сделают — клеветники.

Если сделают, — будут разоблачены; мы разберем их документы и вся вина падет на них.

Шантажист действует, ловя дураков: я-де не выступлю прямо, а вот ты дай мне суд, вот ты дай ручательство, вот ты отвечай и т.д.

Мы отвечаем: не поддавайтесь провокации шантажистов. Мы гг. М[артов] и Д[ан], вам не верим, и ни на единое ваше заявление не отвечаем и рабочим говорим: не верьте.

Хотите, гг. М[артов] и Д[ан], чтобы с вами поговорили: выступите первые за вашей подписью, сопред[еленными] обвинениями, с опред[еленными] документами, именами, датами, адресами.

Вот тогда мы вас разоблачим.

Если бы так действовать, (а это — единств[енно] правильный прием), то вся «кампания» ликв[идато]ров обернулась бы против них.

Если вы не хотите так действовать, запутаетесь, вас запутают ликв[идато]ры, мы не виноваты. Вы сами будете виноваты.

Руков[одящее] учреждение всегда разбирало и разобрало слухи, всегда отметая и разоблачая сразу идущие (прямо или косвено) от ликвидаторов сплетни, клеветы, грязные темные намеки.

Мы знаем ликв[идато]ров, годами знаем Мартова и Дана!

Просим прочесть это письмо полностью всем руководящим рабочим.

Мы разобрали «дело» М[алиновско]го и убеждены в лживости слухов.

Но с ликвидаторами мы говорить не будем, а заставив Мартова и Дана либо обвинять публично, открыто, за подписью, чтобы можно было привлечь к суду (тогда клеветник в тюрьму пойдет: Мартов ведь и на осуждение Каутского наплевал! Мы с Мартовым не идем на трет[ейский] и соц[иалистический] суды, а только на коронный суд или в России или в свободной стране).

Либо, если Мартов и Дан не пожелают выступить открыто, за личной своей подписью, с прямым обвинением, значит, они просто шантажисты. Рабочие должны понять и поймут эту вещь, раз ее разъяснить им, и тогда придет конец шантажам Дана и Мартова.

Иного выхода нет.

Кто не хочет этого, будет вечно купаться в грязи, не вылезая из нее.

В.И.

P.S. Напечатайте это, т.е. наберите и набор прочтите

10 — 20 — 30 — 50 лицам, а в газету не пускайте.

Фонд 2, on. 1, д. 23835 — автограф.

1 Письмо датируется по времени публикации заявления «От общероссийского руководящего учреждения марксистов» в газете «Трудовая правда» № 3, 31 мая (13 июня) 1914 г.

2 См. док. 61.

3 См. док. 37, прим. 1.

4 См. док. 37, прим. 3.

5 Имеются в виду показания журналиста А.А.Яблоновского против В.Чеберяк на судебном процессе в Киеве по делу М.Т.Бейлиса (сентябрь—октябрь 1913 г.)

 

69

ПИСЬМО И.Ф.АРМАНД

Позднее 8 (21) июня 1914 г.

Dear friend! We are awaiting here two members of our so called parliament1. If you want anything, please, write at once.1*

До чего довели подлецы ликвидаторы Малиновского: сегодня он получил письмо от жены2. Младший сын, пишет она про 5-6 летнего мальчика, — скрывая от меня, сказал старшему, что про отца ходят дурные слухи!!

Да, предела нет мерзости, на которую идет буржуазная интеллигенция из ненависти к рабочему движению!

У нас отчаянная погода: льет и льет неделями без перерыва! Не будь работы, с ума бы сошли.

Как-то у тебя? Есть ли малярия? Ежели хоть малейшая опасность ее, разумнее бы всего было уехать, благо пансион не связывает.

В делегации в Вене3 будет Данский с женой4. Константинович и Абрам тоже хотят. Чудесно! Поддержи в этом плане! Хороший человек, тоже зря оклеветанный.

Вандервельде поместил interview2* в «L'Humanite»5, что-де наши divergences «pu6rilers»3* (!!), но дал данные о тираже газет!!

Крепко, очень крепко, очень и очень крепко жму руку.

Твой В.У.

Готовишься ли ты систематически к Венскому конгрессу? Очень прошу делать это исподволь и серьезно! Черкни!

Фонд 2, on. 1, д. 3290 - автограф.

1* Дорогой друг! Мы ждем здесь двух членов нашего, так называемого парламента. Если Вы что-нибудь хотите, пожалуйста, напишите сразу (англ.)

2* Интервью (англ.).

3* Расхождения «ребячество» (франц.).

 

1 Предстояло в июле совещание ЦК РСДРП; приезжал Г.И.Петровский, кто второй — установить не удалось.

2 С.А.Малиновская.

3 В.И.Ленин пишет о делегации РСДРП на очередной конгресс II Интернационала в Вене, однако, в связи с началом 1-й мировой войны он не состоялся.

4 Жена Б.Г.Данского — Я.И.Комаровская.

5 В.И.Ленин упоминает интервью Э.Вандервельде о его поездке в Россию в газетах «L'Humanite» и «Le Peuple» от 21 июня (н. ст.). Об этом интервью Ленин пишет в статье «Приемы борьбы буржуазной интеллигенции против рабочих» (см. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 330-332).

«L'Humanit6» — ежедневная газета Французской социалистической партии, основанная в 1904 г.; с декабря 1920 г. — центральный орган Французской коммунистической партии.

 

70

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ТРУДОВАЯ ПРАВДА»

Позднее 12 (25) июня 1914 г.

К вопросу о суде Р[оссийской] с[оциал]- д[емократической] р[абочей] ф[ракции] с г. Ц.

Товарищи пишут сегодня мне, что я мало пишу «положительных» статей в газету. Верно. Вчера еще я мог писать, а сегодня, убедившись из № 13 «Тр[удовой] пр[авды]», что друзья влезли- таки в архиглупый «суд» с анонимом Ц.1, я писать не в состоянии.

Судиться, не третейским ли судом с субъектами — участниками вроде Соколовых2 и крестинских3? — с анонимами из ликв[идаторской] газеты г.г. Дана и Мартова, это такая сверхъестественная глупость, такое удовольствие для буржуазии (в лице ликвидаторов), такое отречение от организованных рабочих России, которое давно и сразу, в лице, напр[имер], представителей 11-ти профессиональных] союзов Москвы4, обвинили ликв[идато]ров печатно и публично «клеветниками» и призвали рабочий класс с презрением пройти мимо клеветников, — что руки опускаются.

Представители организованного пролетариата, не имеющие мужества исполнить призыв рабочих и пройти мимо клеветников, идущие в суды с анонимами из-за архинелепой, вздорной, глупейшей полемической выходки, — есть от чего в отчаяние придти!!

Посылаю сегодня или завтра статью в «Просв[ещение]»5 с объяс[нением] «дела» М[алинов]ского. Надо добиться, ч[то]бы обязательно пошло в № 6, июньском. Тотчас же!

Если вы пойдете в буржуазный суд, вас осмеют (и поделом, и я бы осмеял!), ибо нет ни малейшего состава преступления в вздорной болтовне анонима!

Если вы пойдете в третейский суд, вас должны публично осмеять все разумные с[оциал]-д[емократы], ибо вы великолепно выручаете ликвидаторов, снисходя до суда с анонимом от

Дана и Мартова из-за глупенькой клеветы. Из-за чего суд? Наклеветал на Р[оссийскую] с[оциал]-д[емократическую] р[абочую] фр[акцию], что она «покрывает»?

Что значит «покрывать»? Ведь это и есть разоблачение, т.е. желание разоблачить, из-за чего ушел Мал[иновский]!! А Мал[иновск]ий за то и осужден нами и вами, что не объяснил сего. Только за необъясненность, ни за что больше осужден Мал[иновский]. Ибо в уходе нет проступка. Проступок и преступление, за к[ото]рое он исключен, только в необъясненности. «Руков[одящее] учреж[дение]» закончило это дело, признав необъясненность и покарав за нее.

А вы позволяете мерзавцам, гадинам, вонючкам, мимо которых с презрением прошел раб[очий] класс (см. напечатанную в «Тр[удовой] пр[авде]» резолюцию представителей И профессиональных] союзов Москвы), копаться в этом! И кто судьи? С вашей стороны дурачки. Соколовы и крестинские, тайно способные жать руку Мартову!? А «третьи»? Буржуа, всегда сочувствующие мартовым!!

Я слагаю с себя всякую ответственность.

Я писал сотни раз и исписывал тетради, доказывая (у меня опыт 20-ти лет, а вы все равно ничего тут не испытали) нелепость «судов» с гадинами. Мне отвечал ред[актор] «Тр[удовой] пр[авды]» — «не бойтесь насчет судов; учены». А теперь вы все же лезете в «суд»!

Неумно ругать Мал[инов]ского — лежачего не бьют сознательные рабочие. Мал[инов]ский осужден. Осужденного бить... догадайтесь, как это называется? Мал[инов]ский осужден за необъяснение дела им, а какова была личная подкладка самоубийства, вы ведь не знаете? Разумно ли поступает человек, ругающий осужденного худшими словами, не зная тех мотивов, которые не пожелал открыть осужденный?? Где тут разум и логика?? Вы раздражены тем, что дезертир вам больше всего (и всем нам) напортил? Я это понимаю. Но ведь з а это он (только за это) и осужден! Чего же еще бить лежачего! К чему доставлять удовольствие гадинам и вонючкам-сплетникам, которые только и хотят еще покопаться, еще побередить рану!!

Надо бить ликв[идато]ров, печатая ежедневно 3-5 строчек: «грязные клеветники М[артов] и Д[ан] публично заклеймены рабочими союзами. Берегитесь клеветников! Они будут разоблачены!»

А что «суды» с буржуйчиками в роли судей вас запутают и запачкают и оторвут от дела и работы к склоке, я вам ручаюсь.

Послал телеграмму, чтобы привезли показания папуаса6. Ваша первая телеграмма7 была архинеясна, вот почему я и подумал, что Ц. = папуас. Ибо вы писали в телеграмме, что «папуас выступил прямым обвинением». Где? Кто? Если прямым, почему не телеграфировать его фамилию?

Если нельзя сообщить фамилию, где же, в чем прямое обвинение?

Кто такой папуас? В чем обвиняет? Кому сообщил обвинение, вам ли и только вам или ликв[идато]рам и прочим буржуа? Если ликв[идато]рам, почему же т е не печатают? (а если о н и и только они напечатают, мы не верим ни капли газете М[артова] и Д[ана]). Если только нам, почему вы не указали ему, что «руков[одящее] учреж[дение] расследовало слухи», как объявлено в печати8: значит, долг честного человека, если он что позитивное узнал, сообщить нам (или вам для передачи нам) для передачи «руков[одящему] учр[еждению], расследовавшему слухи».

Если папуас напечатал свое обв[инен]ие, где оно? где, когда напечатано? где фамилия его? почему ее не телеграфировать?

Если не напечатал, где же тут клевета???

Вы думаете безбожно. Мы просили сразу взять иной тон («М[артов] и Д[ан] клеветники») и прислать сразу депутата. Вы не исполнили просьбы и дошли до «суда». Жаль. Оч[ень] жаль.

В.Ильин.

P.S. Где же тут статьи писать, когда заставляете нас писать о «судах»!! Ха-ха!

P.P.S. Прочел еще в «Дне»9 склоку Алекс[инск]ой10. Ее мужа побили за клевету. Не вздумайте тут еще «судиться», ради Христа!! Тактика: либо молчать абсолютно, либо 2 строчки петитом, что «Алекс[инск]ий давно пошел за Мартовым — клеветником». И точка. И точка.

Фонд 2, on. 1, д. 27132 — автограф.

1 Речь идет о заметке «Привлечение к суду» в газете «Трудовая правда» N° 13, 12 июня 1914 г. (ст. ст.). Кто такой «г. Ц», установить не удалось.

2 Соколовы — от Соколова Н.Д. — присяжный поверенный, защитник на крупных политических процессах в годы столыпинской реакции.

3 Крестинские — от Крестинского Н.Н. — присяжный поверенный, член РСДРП с 1903 г.

4 Описка. В газете «Путь правды» МЬ 92, 21 мая 1914 г. (ст. ст.) напечатана резолюция десяти профсоюзных обществ г. Москвы.

5 Речь идет о N° 6 журнала «Просвещение» (июнь 1914 г.), о статье В.И.Ленина — «Приемы борьбы буржуазной интеллигенции против рабочих» (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 321-352).

6 Псевдоним «папуас» — раскрыть не удалось.

7 Телеграмма не найдена.

8 Имеется в виду опубликованная в газете «Рабочий» № 4, 25 мая 1914 г. (ст. ст.) статья В.И.Ленина «Конец клеветы» (см. док. 64).

9 «День» — ежедневная либеральная газета, выходившая в С.-Петербурге с 1912 г. 26 октября (8 ноября) 1917 г. газета была закрыта.

Имеется в виду «Письмо в редакцию» Т.С.Телешовой в связи с нападением на ее мужа — Г.А.Алексинского. Напечатано в газете «День» N° 157, 12 июня 1914 г. (ст. ст.).

 

71

СТАТЬЯ «К ДЕЛУ КЛЕВЕТНИКОВ»1

Ранее 14 (27) июня 1914 г.

...[некото]рых, довольно видных, распространителей темных слухов. Как только данные будут окончательно собраны, разработаны, все эти распространители будут по именам названы в печати. Рабочие увидят тогда кое-что о приемах людей, разрушающих их партию и ищущих скандальчика, гоняющихся за розницей из- за сенсации!!

Пусть грязные ликвидаторы, мартовы и даны продолжают. Чем больше их назойливость, тем ярче будет их разоблачение. А людям, стоящим в стороне или дающим иногда запугать себя шумом клеветы и темной сплетни, таким людям мы скажем: провокаторов не ловят тем, что кричат в газетах о темных слухах — понять это нетрудно даже без особого размышления. Допустите на минуту, что Малиновский провокатор, — публика, жадная до сенсаций и запуганная сплетниками, охотно верит в возможность этого. Допустите, что и вы поверили распространителям слухов, даже Пуришкевичу, даже Л.Мартову! Как вы станете поступать? Вы будете расследовать, искать, собирать и проверять данные.

Руководящее учреждение так и делает, хотя оно не верит в провокаторство М[алиновско]го, а верит в возможность найти и разоблачить по именам распространителей слухов. И, если Малиновский провокатор, разоблачат его те, кто расследует, а не те, кто шумит.

Если Л.Мартов распространял, задолго до ухода М[алиновско]го слухи, разоблачат его те, кто расследует, а не те, кто — по крайнему простодушию или легковерию — охает и ахает по поводу шума, идущего от заведомых клеветников.

Г-н Мартов делает вид, что он незапятнанный гражданин, могущий требовать третейского или даже межпартийного и т.п. суда. Но это — ошибка. Г-н Л.Мартов и его соучастник Дан — в течение целого десятилетия многократно разоблачаемы были в печати, выражающей взгляды большинства сознательных рабочих. Поэтому, на основании десятилетнего опыта, Л.Мартов для нас то же, что Пуришкевич, человек без чести, заведомый клеветник. Никогда ни на какие суды с этим господином, кроме буржуазных судов, мы не идем. Мы не анархисты и буржуазной легальности не отрицаем. Мы ее используем.

Если есть какие бы то ни было социалистические или демократические группы, которые доверяют честности Л.Мартова, — тогда, пожалуйста, любезный г. Л.Мартов, обращайтесь к ним. Обращайтесь к тем, у кого нет боязни запачкать себя сношением с вами, нет боязни взять ответственность за распространяемые слухи! Вы боитесь обвинять сами за личной подписью, вы не обвиняете, а повторяете темные, анонимные слухи. Попробуйте найти людей, которые не побоятся обвинять, — поищите этих людей хотя бы среди ваших друзей или возможных друзей. Напр[имер], среди левонародников, ведь вы взаимно обещаете друг другу единство или доверие! Или идейному кружку впередовцев, который в журнале Троцкого проповедует «разумный компромисс» с вами, — или самому Троцкому и его группке — или кавказцам из ваших, Ану и его группке, — или ликвидаторской фракции около Чхеидзе, — или группке Плеханова, желающего ныне признать вас частью целого! И т.д. и т.п.

Пожалуйста, обратитесь ко всем этим группкам, — покажите и м (не нам, мы все равно вам не верим!) ваши «слухи», — убедите их в том, что не вы их распространяли, а главное в том, что они могут взять на свою ответственность выступление с обвинением в печати на основании ваших слухов.

Сделайте это! А мы подождем. Пусть волнуются слабонервные люди. А мы подождем. Мы докажем рабочим, что Мартов и Дан с К° боялись (мы точно назовем годы и пожалуй месяцы) предъявлять эти слухи и боятся теперь, — боятся, что даже сторонники сближения с ними или «единства» с ними или «компромисса» с ними не поверят им. Вот чего боятся Мартов и Дан!

Вот отчего они не обращались — когда это надо было сделать, к своим политическим друзьям и не обращаются к ним теперь.

А мы раскрыли 9/10 насчет распространителей слухов, мы знаем главные имена и мы опубликуем их в свое время.

Продолжайте, гг. Мартов и Дан!

Выбирайте и посерьезнее, посознательнее, товарищи рабочие, кому верить!

Фонд 2, on. 1, д. 27134 — автограф.

1 Первая страница не сохранилась. В рукописи В.И.Ленина имеются правка и вставки Г.Е.Зиновьева; печатается только ленинский текст. Основные положения статьи отражены в статье Г.Е.Зиновьева «К делу клеветников», напечатанной в газете «Трудовая правда» М? 15, 14 июня 1914 г.