ГЛАВА XIII

РАЗВИТИЕ В. И. ЛЕНИНЫМ УЧЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ

В работах В. И. Ленина уделяется огромное внимание разработке категорий исторического материализма. Ленин применял марксистскую науку об обществе как логический инструмент познания противоречивой российской действительности, сложного сплетения классовых противоречий в международной жизни. Такой теоретический анализ был необходимой предпосылкой выработки научной политики партии на всех этапах ее деятельности.

Основные категории исторического материализма рассматривались Лениным как важнейшие опорные пункты познания общественного организма, как своеобразный логический скальпель, с помощью которого производятся различные разрезы этого организма, выделяются взаимные связи и отношения его сторон. Поэтому В. И. Ленин постоянно совершенствовал этот инструмент, конкретизировал и разрабатывал категориальный аппарат марксистской социологии. Достаточно сослаться на разработку Лениным таких важнейших понятий, как «общественное бытие» и «общественное сознание», «общественно-экономическая формация», «класс», «государство» и др. Наряду с этим В. И. Ленин дал замечательные образцы применения марксистского учения об обществе к анализу конкретной действительности. При этом Ленин выдвигал чрезвычайно важные методологические принципы познания общественной жизни. Постоянное обращение к ленинскому наследию, тщательное и бережное его исследование являются необходимым условием разработки исторического материализма как научной теории познания общества.

Среди других категорий исторического материализма В. И. Ленин особое внимание уделял понятию общественно-экономической формации.

Учение о формации, разработанное К. Марксом и Ф. Энгельсом, принадлежит к разряду таких фундаментальных научных открытий, которые превращают определенную область познания действительности в науку. В. И. Ленин подробно рассматривает те методологические приемы, которыми пользовались К. Маркс и Ф. Энгельс, вырабатывая понятие общественно-экономической формации, показывает историческое значение марксова анализа капитализма.

На примере учения о формации В. И. Ленин раскрывает важнейший вопрос о соотношении абстрактно-теоретического и конкретно-исторического в социологическом исследовании. Он разрабатывает принципы применения этого учения к определенным конкретно-историческим условиям и дает классический пример такого применения к условиям России конца XIX и начала XX в.

Не претендуя на полноту изложения, остановимся лишь на некоторых аспектах разработки В. И. Лениным марксистского учения об общественно-экономической формации.

 

1. Значение категории общественно-экономической формации для материалистического понимания истории

Создание учения об общественно-экономической формации В. И. Ленин связывает с выработкой К. Марксом и Ф. Энгельсом материалистического взгляда на историю; материалистический подход к познанию общественной жизни был необходимой предпосылкой для формулирования основных положений этого учения. Вместе с тем создание учения о формации явилось дальнейшей конкретизацией материалистического понимания истории.

Связь между исходными принципами материалистической методологии и учением об общественно-экономических формациях показана Лениным в работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». В этой же работе он раскрыл и значение этого учения в превращении социологии в науку.

Материалистический подход обогатил социологию объективным критерием для разграничения важного и неважного в общественной жизни, существенного и несущественного, определяющего и определяемого. Определяющей стороной социальной жизни является господствующий тип производственных отношений.

Анализ экономических отношений позволил обнаружить сходство экономических отношений в различных странах, находящихся примерно на одинаковом уровне развития производства. Тем самым во внешнем многообразии общественных порядков различных стран было обнаружено нечто повторяющееся.

До открытия материалистического понимания истории социологи не могли заметить повторяемость в общественных явлениях разных стран и их наука в лучшем случае была лишь описанием этих явлений, подбором сырого материала. Анализ «материальных общественных отношений сразу дал возможность подметить повторяемость и правильность и обобщить порядки разных стран в одно основное понятие общественной формации» 1.

В этом положении раскрывается то место, которое занимает понятие «общественно-экономическая формация» в системе категорий исторического материализма. Методологическая роль этого понятия заключается прежде всего в том, что с его помощью удалось классифицировать общественные порядки разных стран, отправляясь от анализа уровня развития производительных сил и типа производственных отношений. Это понятие, по мысли В. И. Ленина, сыграло в социологии такую же роль, как в химии — понятие групп элементов с типичными, совпадающими, повторяющимися свойствами, например металлы, металлоиды и т. д.; или в биологии понятие биологического вида, которое позволило классифицировать все многообразие представителей животного и растительного царства на основании типичных повторяющихся признаков, присущих определенным группам представителей земной флоры, фауны и мира животных. В категории «общественно-экономическая формация» зафиксировано то фундаментально-общее, что объединяет все социальные организмы подобного типа, и вместе с тем то качественно отличное, что различает социальные организмы, принадлежащие к разным типам.

Учение об общественно-экономической формации обнаружило несостоятельность внеисторического подхода к обществу. Критикуя субъективную социологию народников, В. И. Ленин показал теоретическую беспомощность лидеров народничества, оперировавших внеисторическим понятием «общество вообще». С точки зрения марксистско-ленинской философии, необходимо исходить не из «общества вообще» как некоторой внеисторической организации, отвечающей потребностям абстрактной человеческой природы, а из конкретно-исторического общества, находящегося «на определенной ступени исторического развития», общества «с своеобразным отличительным характером»2.

Определение формации как общества, находящегося на определенной ступени социального прогресса, вместе с тем нуждается в конкретизации. Необходимо выяснить, какие же стороны общественной жизни включаются в формацию и какова их субординация.

Обратимся к произведениям В. И. Ленина. В работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» он писал, что К. Маркс установил понятие общественно-экономической формации как совокупности данных производственных отношений3. Если строго придерживаться буквы приведенных слов, то, пожалуй, можно сделать вывод, что В. И. Ленин понятие «формация» сводит к совокупности определенных конкретно-исторических производственных отношений. Однако если мы всесторонне рассмотрим ленинские взгляды на этот счет, то должны будем отказаться от такого предположения.

В другом месте той же самой работы мы находим объяснение определению формации как совокупности производственных отношений. В. И. Ленин выделяет экономическую сторону формации, с тем чтобы выпуклее провести материалистический подход в оценке общественных явлений и сразу сконцентрировать внимание на самом главном. Материалистический метод, отмечал он, требует объективного анализа производственных отношений, образующих данную общественную формацию4.

С позиции диалектико-материалистического метода экономические отношения — это главное в формации, это ее фундамент или, говоря словами классиков марксизма-ленинизма, экономический скелет формации. В. И. Ленин определяет формацию через экономические отношения для того, чтобы подчеркнуть своеобразие и качественную особенность материалистического метода в социологии, который требует сводить все многообразие общественных отношений к отношениям производственным. В этом, нам представляется, смысл того ударения, которое делает В. И. Ленин, определяя формацию через совокупность экономических отношений.

Если мы еще внимательнее присмотримся к той же самой ленинской работе, то сможем найти подтверждение сказанному.

В. И. Ленин писал: «Материализм дал вполне объективный критерий, выделив производственные отношения, как структуру общества...»5 Здесь производственные отношения рассматриваются лишь как структура формации.

Чтобы прийти к окончательному выводу о том, что же подразумевали классики марксизма-ленинизма под понятием «общественно-экономическая формация», обратимся к «Капиталу» К. Маркса. В этой работе, как известно, дан анализ одной конкретно-исторической формации — капитализма. И вот что пишет В. И. Ленин по рассматриваемому вопросу. Он опять-таки подчеркивает материалистическую методологию, примененную К. Марксом, и указывает, что анализ капиталистической формации давался преимущественно и прежде всего под углом зрения производственных отношений между членами общества. Ленин разъяснял, в каком смысле следует это понимать: К. Маркс не прибегал ни разу для объяснения дела к каким-нибудь моментам, стоящим вне этих производственных отношений 6. Значит, дело отнюдь не в том, что понятие «общественно-экономическая формация» сводится к совокупности производственных отношений, а в том, что эти отношения определяют все стороны общественной жизни. В этом существо материалистической методологии, требующей объяснять все общественные явления через призму экономических отношений.

Разъясняя, что анализ капиталистической формации в «Капитале» концентрировался на производственных отношениях между членами общества, Ленин вместе с тем подчеркивал, что это лишь скелет «Капитала» 7.

Здесь нельзя не привести одну чрезвычайно важную мысль, которая раскрывает суть воззрений классиков марксизма-ленинизма на понятие «общественно-экономическая формация». «Все дело, однако, в том,— писал В. И. Ленин,— что Маркс этим скелетом не удовлетворился, ибо он одной «экономической теорией» в обычном смысле не ограничился, что — объясняя строение и развитие данной общественной формации исключительно производственными отношениями — он тем не менее везде и постоянно прослеживал соответствующие этим производственным отношениям надстройки, облекал скелет плотью и кровью. Потому-то «Капитал» и имел такой гигантский успех, что эта книга «немецкого экономиста» показала читателю всю капиталистическую общественную формацию как живую — с ее бытовыми сторонами, с фактическим социальным проявлением присущего производственным отношениям антагонизма классов, с буржуазной политической надстройкой, охраняющей господство класса капиталистов, с буржуазными идеями свободы, равенства и т. п., с буржуазными семейными отношениями»8.

В другом месте он подчеркивал, что «Капитал» дает материалистический анализ капиталистического общества и его надстроек9, что в производственных отношениях была указана та основа общества, которая облекается политико-юридическими формами, известными течениями общественной мысли10.

Приведенные положения, как нам представляется, снимают все сомнения о смысле понимания классиками марксизма-ленинизма содержания рассматриваемой категории. Общественно-экономическая формация — это общество на определенном этапе его развития; в понятие «формация» включается все многообразие сторон общественной жизни, причем определяющее место во взаимодействии этих сторон принадлежит экономике. Данные черты, характеризующие составные элементы формации, являются общими для всех формаций, но в каждой в отдельности они находят конкретно-историческое воплощение.

Общественно-экономические формации — это исторически определенные, качественно устойчивые системы, существование которых имеет оправдание до тех пор, пока они необходимы с точки зрения социального прогресса или, иначе говоря, пока они дают достаточный простор для развития производительных сил. Классики марксизма-ленинизма называли общественно-экономические формации социальными организмами 11, которые возникают, достигают степени зрелости, переживают полосу увядания, упадка. Они гибнут под влиянием развития и крайнего обострения присущих им внутренних противоречий; вместе с тем разрешение этих противоречий ведет к становлению нового, более прогрессивного и высокоорганизованного общественного строя.

Именно такой конкретно-исторический взгляд на общество и общественный прогресс непосредственно проистекает из учения об общественно-экономических формациях. В этом учении получает глубокое теоретическое отображение реальный процесс развития человеческого общества, подчиняющийся объективным законам истории. В. И. Ленин писал, что «сведение общественных отношений к производственным и этих последних к высоте производительных сил дало твердое основание для представления развития общественных формаций естественноисторическим процессом»12.

Исторический процесс во всей его сложности нельзя представить, исходя из каких-то абстрактных, умозрительных принципов, как это делали, например, социологи-субъективисты. Последние, писал В. И. Ленин, опирались на аргументы вроде тех, что цель общества — выгоды всех его членов, что поэтому справедливость требует такой-то организации и что не соответствующие этой идеальной организации порядки являются ненормальными и подлежащими устранению 13.

Критикуя социологов-субъективистов, В. И. Ленин одновременно характеризовал марксистский подход к теоретическому исследованию. Этот подход он сводил к следующим методологическим приемам.

Во-первых, чтобы объяснить суть исторического процесса, необходимо исследовать хотя бы одну реально существующую общественно-экономическую формацию, т. е. нужен конкретно-исторический подход к обществу. К. Маркс останавливается на анализе современного для него, т. е. капиталистического, общества. В. И. Ленин в полемике с социологами-субъективистами особо выделял тот факт, что К. Маркс исследовал не «общество вообще», а конкретно-исторический этап общественного развития — современное капиталистическое общество.

Во-вторых, необходимо сконцентрировать основное внимание на той стороне исторического процесса, которая составляет его объективное содержание, т. е. на экономической структуре общества. Такой подход впервые дал объективный критерий для разграничения важного и неважного в сложной сети общественных отношений, позволил раскрыть глубинные закономерности, определяющие сущность социального прогресса.

В-третьих, исследование формации должно строиться на всестороннем анализе всего многообразия строго зафиксированных и проверенных фактов.

В-четвертых, целью исследования должно являться открытие закона развития определенной формации. Так, К. Маркс в «Капитале» стремился раскрыть и раскрыл экономический закон движения современного ему капиталистического общества. Очень хорошо характер научного поиска, предпринятого К. Марксом, показывает В. И. Ленин. Он писал, что в 40-х годах XIX в К. Маркс высказал материалистическую гипотезу и взялся за изучение фактического материала. «Он берет одну из общественно-экономических формаций — систему товарного хозяйства — и на основании гигантской массы данных (которые он изучал не менее 25 лет) дает подробнейший анализ законов функционирования этой формации и развития ее. Этот анализ ограничен одними производственными отношениями между членами общества: не прибегая ни разу для объяснения дела к каким-нибудь моментам, стоящим вне этих производственных отношений, Маркс дает возможность видеть, как развивается товарная организация общественного хозяйства, как превращается она в капиталистическую, создавая антагонистические (в пределах уже производственных отношений) классы буржуазии и пролетариата, как развивает она производительность общественного труда и тем самым вносит такой элемент, который становится в непримиримое противоречие с основами самой этой капиталистической организации»14.

 

2. Абстрактно-теоретический и конкретно-исторический подход в учении об общественно-экономических формациях

Для характеристики марксистско-ленинского учения об общественно-экономических формациях крайне важно правильное представление о соотношении абстрактно-теоретического и конкретно-исторического в социологическом исследовании. Этот вопрос не являлся новым в социологической литературе, но тем не менее к нему постоянно возвращались К. Маркс и Ф. Энгельс; особое внимание данной проблеме уделял В. И. Ленин. Это объясняется тем, что классики марксизма-ленинизма впервые создали подлинно научную теорию общественного развития. К тому же, чем шире распространялись по земному шару марксистские взгляды, тем злободневнее становился вопрос о применении этой теории для анализа конкретно-исторических условий в той или иной стране, а также о возможности использования ее для выработки конкретных программ революционного преобразования общественных порядков в этих странах. Распространение идей марксизма-ленинизма по всему миру все больше актуализирует проблему методологической значимости этой теории для анализа действительности.

Следует обратить внимание на достаточную сложность соотношения абстрактно-теоретического и конкретно-исторического как самостоятельной теоретико-познавательной проблемы. Ошибочное, одностороннее ее рассмотрение являлось одной из гносеологических причин идеалистических и всякого рода метафизических извращений в социологии. В. И. Ленин не раз указывал на умышленное и неумышленное запутывание этого вопроса представителями различных течений буржуазной социологии.

Вопрос о соотношении абстрактно-теоретического и конкретно-исторического в социологическом исследовании относится не только к учению об общественно-экономических формациях. С ним связано раскрытие места теории в объяснении конкретно-исторических процессов вообще. Однако для учения о формациях данная проблема имеет особое значение, так как позволяет понять содержание исторического процесса, выраженного во всеобщей форме, и его соотношение с конкретным многообразием изменений совершающихся в реальной действительности.

Мы Специально останавливаемся на данной проблеме, поскольку, как нам кажется, в пашей литературе еще недостаточно используется связанное с ней ленинское наследство. Иногда происходит спутывание абстрактно-теоретической постановки вопроса с конкретно-исторической.

Здесь не ставится задача рассмотреть различные точки зрения, имеющиеся на этот счет среди философов и социологов. Мы сошлемся только на одну статью, где затрагивается данная проблема, причем лишь для констатации факта актуальности этой проблемы не только для социологов, но и для историков, поскольку статья написана представителем исторической науки. Она свидетельствует о том, какое большое значение имеет ясное представление о методологических принципах исторического материализма для конкретно-исторического исследования.

Автор статьи, сравнивая понятия «общественно-экономическая формация» и «уклад», пишет, что в отличие «от формации уклад представляет собой лишь один из типов общественно-экономических отношений, существующих в данной формации, и не определяет ее в целом, ибо в рамках формации могут быть обнаружены два или несколько укладов общественно-производственных отношений со своим особым способом эксплуатации и собственности на средства производства»15.

Можно согласиться с тем. что уклад представляет собою «один из типов производственных отношений», что понятие «уклад» дает возможность несколько уменьшить «зазор» между такой общей категорией, как формация, и той социально-исторической реальностью, к которой эта абстракция применяется. Но нельзя согласиться с положением, что общественно-экономическая формация включает в себя «два или несколько укладов». Здесь, как нам кажется, имеет место явное смешение категории «общественно-экономическая формация» с конкретными стадиями, эпохами в развитии, которые проходят отдельные страны.

Понятие «уклад» действительно уменьшает «зазор» между общей категорией «формация» и социально-исторической реальностью, но отнюдь не потому, что уклад является составным элементом формации. Сторонники точки зрения, согласно которой уклад представляет собою составную часть формации, не учитывают, во-первых, характера идеализации, примененного классиками марксизма-ленинизма в ходе выработки категории «общественно-экономическая формация», и, во-вторых, различного методологического значения этих понятий. С помощью категории «общественно-экономическая формация» отображается сущность исторического процесса в теоретически-всеобщей форме. Понятие «уклад» позволяет осмыслить исторические наслоения в отдельных странах и в определенные конкретно-исторические периоды.

Особое значение для понимания соотношения абстрактно-теоретического и конкретно-исторического в связи с учением об общественно-экономических формациях имеет правильное представление о характере абстрагирования, примененного К. Марксом при образовании самой категории «формация». Эту проблему глубоко освещает В. И. Ленин. Он обращает внимание на тот факт, что понятие формации явилось истоком выделения и теоретического обобщения существенных типичных черт, свойственных различным странам, находящимся примерно на одинаковом уровне развития производства. Следовательно, это понятие дает теоретически обобщенное представление о какой-то определенной стадии развития человеческой истории. Но это, разумеется, не единственный принцип, проведенный К. Марксом при абстрагировании рассматриваемой категории.

Раскрывая еще один принцип абстрагирования, примененный К. Марксом, В. И. Ленин обращается к анализу капиталистической формации. Он показал, что К. Маркс, разрабатывая понятие капиталистической формации, не ограничился отвлечением от нетипичных, несущественных сторон, свойственных европейским и неевропейским буржуазным странам. К. Марксом было развито идеализированное представление об этой формации как определенном строе, где капиталистические отношения доведены до их логической завершенности и законченности.

Процесс образования логических абстракций всегда связан с идеализацией, с отвлечением от несущественных сторон исследуемых процессов и явлений. Точно так же и придание выработанной логической модели действительности формы идеально законченной конструкции является одним из широко применяемых наукой методов логического исследования.

Понятие общественно-экономической формации является одним из наиболее общих понятий исторического материализма, а учение об общественно-экономических формациях выступает как общая теория, объясняющая исторический процесс. Это учение предполагает высокую степень идеализации, т. е. отвлечение от тех исторических явлений и процессов, которые можно счесть частными по отношению к сущности, взятой к тому же в предельно развитой форме.

Глубокий анализ соотношения абстрактно-теоретического и конкретно-исторического в социологическом исследовании применительно к учению об общественно-экономических формациях дает В. И. Ленин в работе «Еще к вопросу о теории реализации». Он прекрасно показывает характер абстрагирования, примененный К. Марксом в связи с учением о капиталистической формации. В. И. Ленин пишет, что в «Капитале» раскрывается «идеал капитализма, но отнюдь не его действительность»16. Приведя слова Маркса: «...мы имеем целью представить внутреннюю организацию капиталистического способа производства лишь в его, так сказать, идеально среднем типе»17, Ленин подробно комментирует эту мысль, показывает на конкретных примерах суть теоретической идеализации общественных отношений капитализма. «Теория капитала,— отмечал он,— предполагает, что рабочий получает полную стоимость своей рабочей силы. Это — идеал капитализма, но отнюдь не его действительность. Теория ренты предполагает, что все земледельческое население вполне раскололось па землевладельцев, капиталистов и наемных рабочих. Это — идеал капитализма, но отнюдь не его действительность. Теория реализации предполагает пропорциональное распределение производства. Это — идеал капитализма, но отнюдь не его действительность»18.

В. И. Ленин дает еще более широкое обобщение, отмечая, что все законы капитализма, открытые К. Марксом, точно так же изображают лишь идеал капитализма, но отнюдь не его действительность.

Думается, что ленинский разбор абстрактно-теоретического анализа капиталистического общества, проведенного К. Марксом, не оставляет сомнения в том, что капиталистическую формацию, а также и любую другую следует понимать как качественно определенный и вместе с тем идеализированный тип общественных отношений, в который не входят общественные отношения качественно иного типа, фиксируемые понятием уклада.

Конкретизируя и развивая марксово учение о формации, В. И. Ленин противопоставлял его субъективно-идеалистической методологии исторического исследования. Для субъективного идеалиста абстракции и обобщения являются только произвольными логическими конструкциями, позволяющими систематизировать эмпирический материал. Для марксиста социологические категории, в том числе важнейшая из них — общественно-экономическая формация, только потому и могут служить методологическими принципами исследования, логическими орудиями познания, что в них отражены в абстрактно-теоретической форме общие связи и отношения объективно существующего исторического процесса.

В этой категории концентрируются те наиболее существенные черты, которые свойственны данному типу общества и которые присущи любой стране, проходящей данный этап развития. Научная идеализация, примененная К. Марксом при выработке понятия «общественно-экономическая формация», предполагает обобщение фактов действительности, выделение существенных связей и тенденций, объективно присущих историческому процессу. В этом состоит коренное различие в понимании логического в марксистской и буржуазной социологии. Представители последней (школы неокантианцев, позитивистов и др.) рассматривают абстрактные понятия социологии не как отвлечения от реальности, а лишь как логические методы конструирования действительности. В марксистской социологии абстракции, будучи теоретической формой отражения объективной реальности, выступают методом ее познания.

В нашей литературе дебатируется еще одно положение: могут ли идеально развитые общественные отношения, составляющие содержание определенной общественно-экономической формации, воплотиться в конкретно-исторические отношения в какой-нибудь стране, достигшей наибольшего расцвета на определенном этапе развития социального прогресса? Имея в виду капиталистическую формацию, В. И. Ленин отрицательно отвечал на этот вопрос. Существуют, подчеркивал он, многочисленные исторические и практические условия (не говоря уже об имманентных противоречиях капитализма), которые ведут и приведут гораздо скорее к гибели капитализма, чем к превращению современного капитализма в идеальный капитализм19.

Итак, абстрактно-теоретическая модель капитализма никогда не сможет абсолютно совпасть с конкретно-историческим ее воплощением. В чертах, которые концентрируются в капиталистической формации, раскрывается лишь тенденция развертывания капиталистических порядков в отдельных странах по направлению к идеально завершенному качественно определенному состоянию. Вместе с тем понятие общественно-экономической формации не только не освобождает исследовательскую мысль от необходимости анализа всей сложности отношений в том или ином обществе, а, напротив, способствует такому анализу.

Историческая практика показала, что ни в одной стране, даже в Англии, где капиталистические порядки получили в XIX веке наибольшее развитие, не были достигнуты идеально завершенные формы буржуазных отношений, свойственные домонополистической стадии развития капитализма. Больше того, буржуазное общество перешло в новую фазу своего развития — в стадию монополистического капитализма, идеально-теоретическая модель которого20 рядом черт отличалась от модели домонополистического капитализма, хотя наиболее существенные закономерности тождественны для обеих стадий. И опять-таки идеально завершенный империализм остается абстрактно-теоретической моделью, а конкретно-историческое развитие в этом направлении является не более чем абстрактной возможностью.

 

3. Диалектический характер категории «общественно-экономическая формация»

Противоречивый характер действительности, в том числе и социальных процессов, с необходимостью породил адекватный, диалектический подход к ее познанию. Противоречия действительности нашли свое отражение в формах мысли, понятийно-категориальном аппарате. Ядро диалектики, отмечал В. И. Ленин, состоит в раздвоении единого и познании противоречивых частей его, категории диалектики должны быть столь же обтесаны, гибки, релятивны, едины в противоположностях, чтобы правильно отобразить процессы действительности.

Мы уже отмечали, что в учении о формации находит абстрактно-теоретическое отображение противоречивый процесс исторического развития. Наиболее общее противоречие, которое характеризует весь ход исторической эволюции, раскрывается в противоречивом единстве устойчивости и изменчивости (как отмечал Ф. Энгельс, в единстве консервативного и революционного). Общественный прогресс (как и любое развитие вообще) — это процесс постоянного изменения социальных форм. Революционная сторона диалектики состоит в том, что она отрицает нечто раз навсегда данное, неизменное, закостенелое.

Противоречивый характер процесса общественного развития находит свое отражение и в содержании категории «общественно-экономическая формация». Формации рассматриваются в историческом материализме как живые (саморазвивающиеся) организмы. Диалектика понятия формации, его противоречивая сущность глубоко раскрыты в работах В. И. Ленина. Он выдвинул два аспекта рассмотрения этого понятия. Один аспект мы можем обозначить как типологический подход. Это такой взгляд на формацию, когда фиксируются устойчивые черты, свойственные данному социальному типу. Совокупность подобных черт рассматривается как определенная идеальная система, где содержание и свойства данного социального типа представляются в предельной стадии их развития.

Исследование общественных отношений определенного типа в идеально развитой форме позволяет выделить сущность данного типа отношений, законы их функционирования.

Но есть еще иной аспект рассмотрения содержания категории «формация», который следует назвать генетическим. Генетический подход раскрывает различные фазы развития качественно определенного типа формации. Такой подход позволяет рассмотреть становление формации, ее развитие и исчезновение.

Генетический аспект рассмотрения формации тесно связан с типологическим. Это именно единство противоположностей. Так, зная существенные черты, определяющие качество данного типа общественных отношений, можно вычленить неразвитые их формы и более глубоко осмыслить данный тип отношений с позиции научного представления о предельно развитых его формах.

Важно подчеркнуть, что для двух взаимосвязанных подходов к оценке формации характерной является такая черта: исследуется только качественно определенный тип общественных отношений21. Вместе с тем эти два подхода противоположны друг другу. Типологический подход связан с рассмотрением различных обществ одного и того же типа в относительно стабильном, исторически неизменном состоянии. Генетический подход раскрывает данный тип общества как процесс. Он помогает понять генезис общества, внутренний закон его развития от низших форм к качественно новому социальному типу.

Выделение двух аспектов рассмотрения общественно-экономических формаций можно проследить на примере «Капитала». К. Маркс рассматривает капитализм не только в качественно идеализированной форме, но прослеживает становление и развитие этой формации, а также теоретически обосновывает ее неминуемую гибель и переход общества к социализму и коммунизму.

Методологическое значение такого рода разграничения глубоко обосновал В. И. Ленин. Обратимся, например, к его полемике с «легальным марксистом» Струве. Обсуждался вопрос, относящийся к теории реализации. Струве пытался связать теорию реализации с фактом разложения крестьянства. В. И. Ленин раскрыл суть его теоретической и методологической ошибки. Он ясно показал, что абстрактная теория реализации должна брать посылкой идеально развитое капиталистическое общество. В данном случае речь шла об анализе капиталистической формации в ее качественно идеализированной форме. Когда же говорилось о крестьянах-земледельцах, создающих своим разорением рынок для капитализма, то это вполне справедливое положение, подчеркивал В. И. Ленин, «относится вовсе не к теории реализации продукта в капиталистическом обществе, а к теории образования капиталистического общества»22.

В. И. Ленин весьма плодотворно применял оба подхода к анализу исторических условий в России. Так, опровергая народников, он отнес так называемое «народное производство» к типу капиталистического производства и показал его генетическую связь с развитыми формами. В. И. Ленин доказал, что крупный капитализм в России относится к «народному производству», как вполне развитое явление к неразвитому, как высшая стадия капиталистической формации к низшей ее стадии23.

Приведенный разбор свидетельствует о важности разграничения указанных подходов к общественно-экономическим формациям. Это избавляет от одностороннего, однобокого отображения развития в истории, позволяя абстрагировать диалектико-материалистическую модель общественной эволюции, объективно верно отображающую глубинные стороны социального прогресса.

Таким образом, учение об общественно-экономических формациях в теоретически-всеобщей форме отображает сущность социального прогресса. Этим обстоятельством определяется методологическое значение этого учения для анализа конкретно-исторических условий.

 

4. Учение о формациях и ленинский план построения социализма и коммунизма

Большим вкладом в марксистскую теорию явилось развитие В. И. Лениным учения о коммунистической формации, основные черты которой были определены К. Марксом и Ф. Энгельсом. В работе «Государство и революция» и ряде других произведений В. И. Ленин дальше развил представления классиков марксизма о коммунизме.

Диалектико-материалистический анализ коммунистической формации дал возможность В. И. Ленину вывести «идеально-средний тип» коммунистического общества, в теоретически-всеобщей форме раскрыть сущность новой социальной ступени в историческом развитии человечества. Типологический подход, примененный В. И. Лениным к рассмотрению коммунистической формации, позволил представить будущее общество в его идеально развитых формах. Экономическую основу этого общества составляли коммунистическая общенародная собственность на средства производства и коммунистический принцип распределения материальных благ: от каждого — по способностям, каждому — по потребности.

Наряду с типологическим, В. И. Ленин развил и генетический аспект рассмотрения коммунистической формации, показав коммунистическое общество в его становлении. Поскольку коммунизм рождается не сразу, то коммунистическая формация распадается на две фазы. Первая фаза — это неразвитое коммунистическое общество, получившее название социализма, вторая — собственно коммунизм. Следуя марксистско-ленинскому учению, нельзя две фазы коммунистического общества — социализм и собственно коммунизм — рассматривать как самостоятельные формации, так как речь идет об одном и том же типе общества, находящемся на разных ступенях своего развития. В этой связи необходимо еще раз подчеркнуть, что решающим признаком, позволяющим относить определенные общественные отношения к данной формации, является не количественный признак (уровень развитости общественных отношений), а качественный (принадлежность их к определенному социальному типу).

Следует обратить внимание на существенную особенность абстрагирования самого понятия «коммунистическая формация». Если капиталистическая формация как определенный социальный тип представляет собою продукт идеализации, отбора и теоретического обобщения существенных признаков, свойственных реальным странам, то коммунистическая формация является моделью будущего общества. Эта модель была логически выведена на основании теоретического анализа капиталистической формации, законов ее функционирования, развития и гибели. Изучение противоречий буржуазного строя дало возможность осуществить научное предвидение результатов их разрешения, позволило предугадать существенные черты коммунистического общества.

Научное предвидение будущего общества, осуществленное классиками марксизма-ленинизма, не было гаданием или беспочвенной мечтой, оно имело основание в глубоком понимании объективной сущности социального прогресса.

Абстрактно-теоретическая модель коммунистического общества может быть только одна, точно так же как возможна лишь одна абстрактно-теоретическая модель капитализма. Коммунизм, как показали классики марксизма-ленинизма, коренным образом отличается от эксплуататорских типов общества, основанных на частной собственности на средства производства. Этот новый социальный тип не может зарождаться в недрах общественных порядков, противоположных ему по содержанию, к тому же санкционированных и поддерживаемых диктатурой эксплуататорских классов. Учитывая такое своеобразие генезиса коммунистической формации, еще К. Маркс и Ф. Энгельс высказывали мысль о неизбежности переходного периода между социализмом и коммунизмом. В. И. Ленин теоретически обосновал общеобязательность переходного периода для всех стран, строящих социализм, и глубоко раскрыл его содержание, присущие ему существенные черты и закономерности.

Анализ коммунистической формации, произведенный В. И. Лениным, имеет огромное методологическое значение для практики строительства социализма и коммунизма. Не случайно важнейшие теоретические обобщения, относящиеся к коммунизму и двум фазам его развития, были сделаны В. И. Лениным непосредственно накануне Великой Октябрьской социалистической революции.

Разработанное В. И. Лениным учение о коммунистической формации превратилось в теоретический фундамент созданного им плана строительства социализма и коммунизма, который в силу его всесторонней теоретической обоснованности приобрел международное значение. Основу этого плана составляют общеобязательные закономерности, соблюдение которых является непременным условием успешного построения нового общества.

Общие черты в генезисе социалистических общественных отношений, отраженных в ленинском плане, нашли всестороннюю проверку в практике социалистического строительства. В Программе КПСС и программных документах международного коммунистического движения особо выделяется теоретическая основа ленинского плана построения социализма и указаны общие законы становления новых общественных отношений.

В «Декларации Совещания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран», состоявшегося в Москве в 1957 г., были сформулированы эти общие законы: «...руководство трудящимися массами со стороны рабочего класса, ядром которого является марксистско-ленинская партия, в проведении пролетарской революции в той или иной форме и установлении диктатуры пролетариата в той или иной форме; союз рабочего класса с основной массой крестьянства и другими слоями трудящихся; ликвидация капиталистической собственности и установление общественной собственности на основные средства производства; постепенное социалистическое преобразование сельского хозяйства; планомерное развитие народного хозяйства, направленное на построение социализма и коммунизма, на повышение жизненного уровня трудящихся; осуществление социалистической революции в области идеологии и культуры и создание многочисленной интеллигенции, преданной рабочему классу, трудовому народу, делу социализма; ликвидация национального гнета и установление равноправия и братской дружбы между народами; защита завоеваний социализма от покушений внешних и внутренних врагов; солидарность рабочего класса данной страны с рабочим классом других стран — пролетарский интернационализм»24.

Однако теоретически-всеобщие принципы ленинского плана нельзя рассматривать как своего рода схему, из которой можно вывести ответы на любые вопросы, возникающие в ходе решения практических задач, без учета конкретных условий и особенностей каждой отдельной страны. Такое понимание значения общих теоретических принципов было бы ошибочным и привело бы к догматизму и схематизму. Подобный подход к делу чреват крайне вредными и опасными практическими последствиями. Теоретические положения, обладающие достоинством всеобщности, всегда раскрывают лишь сущность определенного процесса, которая в каждой конкретной ситуации проявляется по-своему, в особых своеобразных формах. Практика социалистического строительства со всей очевидностью показала всю опасность шаблона, некритического перенесения выводов, сделанных в одной стране, на страны с иными социальными особенностями. Совпадение процесса социалистического строительства в общетеоретической модели предполагает неограниченное многообразие форм его проявления. В то же время не меньшую опасность представляет абсолютизация особенных форм при забвении коренных, основополагающих принципов и законов социалистического преобразования общества.

Значение теории, и ото очень хорошо показал В. И. Ленин, состоит вовсе не в том, чтобы на манер Гегеля подгонять под нее жизнь, а в том, чтобы использовать теоретические принципы как метод научного анализа действительности. Только такой подход к теории гарантирует успех практического преобразования устаревших социальных форм. Поэтому конкретный план строительства социализма в каждой отдельной стране должен диалектически сочетать общее с особенным, общие закономерности, годные для любой страны, с элементом своеобразия, в котором находят отражение особенности общественных порядков и исторического развития данной страны.

Образец такого подхода демонстрирует В. И. Ленин, определяя конкретные пути социалистического строительства в Советской стране. Для выявления своеобразия действия общих закономерностей в отдельных конкретно-исторических условиях он требовал всесторонне учитывать преемственность между социализмом и предшествующим ему состоянием общества.

Основываясь на этой преемственности, В. И. Ленин открыл важную закономерность, определяющую темпы социалистических преобразований. Он показал, что, чем менее развита страна в экономическом отношении, тем длительнее и сложнее происходит процесс становления социалистических форм. В. И. Ленин не раз отмечал, что для стран капиталистически высокоразвитых этот переход может быть сравнительно кратковременным, тогда как для стран слаборазвитых в капиталистическом отношении этот переход становится длительным и сложным. В. И. Ленин писал, что относительно прямой переход к социализму, предполагающий довольно быстрое прохождение переходного периода, возможен в странах с преобладанием крупного капиталистического производства как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Однако без этого условия непосредственный переход к социализму невозможен экономически25.

В странах капиталистически слаборазвитых, с многоукладной экономикой, строительство социализма представляет собой значительно более сложную задачу, которую можно решить только в течение более или менее длительного времени. В этом случае необходимо учитывать наличие не только буржуазных отношений, но и добуржуазных укладов, а план социалистического строительства должен предусматривать ряд промежуточных ступеней, постепенно подводящих докапиталистическую экономику к социализму. В. И. Ленин писал по этому поводу, что «надо понять, какие посредствующие пути, приемы, средства, пособия нужны для перехода докапиталистических отношений к социализму. В этом весь гвоздь»26. В. И. Ленин доказал всю опасность поспешности в деле строительства социализма и необоснованного перескакивания к таким общественным формам, для которых еще не созрели условия.

Он разработал кооперативный план, который вошел составной частью в общий план строительства социализма и коммунизма и также приобрел международное значение. В кооперативном плане, применяя учение об общественно-экономических формациях, В. И. Ленин всесторонне показал конкретные пути развития мелкого сельскохозяйственного производства в условиях многоукладной экономики и конкретные формы постепенного, поэтапного преобразования докапиталистических отношений в отношения социалистические.

Теоретические расчеты и исторический опыт строительства социализма в разных странах на основе ленинского плана позволяют сделать вывод, что игнорирование экономической преемственности и объективных общественных закономерностей чревато опасными последствиями для дела социалистического строительства. Волюнтаризм и неоправданная поспешность в сложном деле создания нового строя могут затормозить и даже поставить под угрозу дело социалистического строительства.

Коммунистическая партия Советского Союза и марксистско-ленинские коммунистические и рабочие партии противопоставляют социальному авантюризму и волюнтаризму марксистскую теорию, ленинский план строительства социализма и коммунизма, который основан на глубоком понимании сущности исторического процесса и конкретно-исторических особенностей его осуществления в различных странах.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 137.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 6, стр. 442.

3 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 139.

4 См. там же, стр. 165.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 137.

6 См. там же, стр. 138.

7 См. там же, стр. 138.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 138—139.

9 См. там же, стр. 147.

10 См. там же, стр. 429.

11 См. там же, стр. 429.

12 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 138.

13 См. там же, стр. 133.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 138.

15 «Вопросы философии», 1968, № 2, стр. 120.

16 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 80.

17 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. II, стр. 399.

18 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 80.

19 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 82.

20 Такую модель разработал В. И. Ленин в своих трудах, и прежде всего в произведении «Империализм, как высшая стадия капитализма».

21 Может сложиться мнение, что если типологический аспект рассмотрения исключает уклады, то генетический, наоборот, предполагает многоукладность формаций. Однако это не так. И при генетическом подходе исследуются различные стадии одного и того же типа экономических отношений, составляющих скелет формации, тогда как уклады отличаются друг от друга именно типами экономических связей.

22 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 84.

23 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 466.

24 «Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм». М., 1901, стр. 12—13.

25 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 78—79.

26 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 228.