Содержание материала

Против фальсификации ленинских принципов советской федерации как государственной формы решения национального вопроса в СССР

Победа Великой Октябрьской социалистической революции принесла свободу и обеспечила равенство всем народам России. В принятых за подписью В. И. Ленина первых документах Советской власти по национальному вопросу — «Декларации прав народов России», «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и других было положено начало осуществления политического, экономического и культурного строительства во всех национальных окраинах России в условиях диктатуры пролетариата.

После победы Великого Октября В. И. Ленин всесторонне и глубоко разработал план федеративного объединения всех советских республик в едином советском многонациональном государстве рабочих и крестьян и новый тип взаимоотношений между народами Советской России. Он тщательно заботился о создании братского союза народов СССР, постоянно напоминал, что главной задачей национальной политики партии является ликвидация унаследованного от прошлого фактического неравенства наций. «Кто не понял этого, — подчеркивал Ильич, — тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения»1.

Уже в первой Конституции РСФСР, утвержденной V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 года, было указано, что Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация советских национальных республик2.

Буржуазная историография, фальсифицируя роль Ленина в образовании Союза ССР, пытаясь утверждать, что образование Советского Союза на основе федерации несовместимо с марксизмом-ленинизмом, поскольку-де большевики, В. И. Ленин всегда были противниками федерации, извращает ленинское учение о федеративном устройстве СССР. Так, Ричард Пайпс, анализируя программу большевиков по национальному вопросу, пишет, что В. И. Ленин ответил отрицательно на требования социал-демократов Армении о праве на федерацию. «Ленин показал, несмотря на это (имеется в виду требование армянских социал-демократов. — А. М.), преобладание социал-демократической враждебности к федерализму»3. Причем для убедительности своего вывода автор ссылается на статью В. И. Ленина «О манифесте Союза армянских социал-демократов», в которой дан краткий ответ требованиям об учреждении федеративной республики в России4.

Такое категорическое заявление Р. Пайпса поддерживает другой буржуазный американский историк Э. Гудман, который пишет, что «у Ленина пет указания, что он намерен применить федеративный принцип: насколько возможно он сопротивлялся бы его применению всецело»5. Для обмана неосведомленного читателя Э. Гудман ссылается на другой документ — на письмо В. И. Ленина к С. Г. Шаумяну от 6 декабря 1913 года, в котором наиболее четко обоснована позиция большевиков, самого В. И. Ленина по вопросу о федерации в период борьбы за буржуазнодемократическую революцию.

Английский буржуазный историк Эдвард Карр в многотомной истории «Большевистская революция 1917—1923 гг.» также называет Ленина противником федерации. Он пишет, что аргументы Ленина о федерации до Октября «не были конституционными, а практическими, федерация означала децентрализацию; унитарное государство было превознесено как инструмент централизации»6. Конечно, дух фальсификаций чувствуется и в этой работе Эдварда Карра. Там, где для партии рабочего класса советская федерация могла быть конституционной, для буржуазного историка она являлась «неконституционной». Концепцию о том, что Ленин всегда был противником федерации, продолжает интерпретировать в гипертрофированной форме современная бельгийская буржуазная историография. Ее воспевает в своей работе доктор политических наук одного из университетов — Теофил Кис. «Создатели СССР, Ленин, так же как и его сторонники, — пишет он, — считали всякий федерализм вполне понятной противоположной идеей понятию социализма. Но после замены советскими республиками национальных государств Ленин изменил свой взгляд»7. Объясняя, почему В. И. Ленин якобы «изменил свой взгляд» на федерацию, Т. Кис приписывает ему слова о том, что «национальная проблема, говорил он (т. е. Ленин. — А. М.), показалась во многом более серьезной и сложной, чем мы думали»8. И тут же дает сноску на третье издание Сочинений В. И. Ленина, том X, стр. 233— 234. Однако там Ленин пишет не о национальном вопросе, а о том, «Как относятся к выборам в Думу партии буржуазные и партия рабочая»9. Не имея возможности «доказать» мнимое выступление Ленина против советской федерации, ибо СССР основан на принципах федерации и существует уже 50 лет, Т. Кис пишет, что «тезис об объединении советских республик был выдвинут давным-давно, панрусской коммунистической партией большевиков»10. Так, пользуясь субъективистскими аргументами в своих исследованиях, буржуазные историки сами себя разоблачают в искажении роли Ленина в разработке федеративных принципов образования СССР. Они пропагандируют тот же буржуазный тезис, который «отделяет» Ленина от создания Союза Советских Социалистических Республик.

С особой злобой и ненавистью извращает отношение В. И. Ленина к федерации украинский буржуазный националист, ныне западно-германский профессор Панас Феденко. Ссылаясь на то же письмо Ленина к С. Г. Шаумяну, он пишет, что якобы «можно отметить полную терминологическую непоследовательность в этой статье»11. И далее: «Ленин и Сталин были непримиримыми противниками федерации»12. .В действительности В. И. Ленин не только развивал дальше учение К. Маркса и Ф. Энгельса о федерации, но и показал ее неразрывную связь с классовой борьбой пролетариата против эксплуататоров. Для В. И. Ленина разработка принципов федерации не была своеобразным катехизисом. При определении роли федерации В. И. Ленин исходил из конкретно-исторических условий и пролетарско-классовой оценки ее. Из анализа ленинских документов видно, что В. И. Ленин выступал против проповедования пролетариатом федерализма в период борьбы против царизма, против включения в программу социал-демократии меньшинств «права» на федерацию. Право на федерацию есть вообще бессмыслица, ибо федерация есть двусторонний договор. Было бы абсурдным выдвигать, требовать право одной нации на согласие с ней другой, — писал В. И. Ленин, — если они равноправны и согласны на союз равных13. Поэтому большевики не пропагандировали и не поддерживали право на федерацию. Именно этого не хотят понять буржуазные историки Запада. В. И. Ленин обращал главное внимание на сплочение рабочих всех наций и национальностей в борьбе против эксплуатации. «Не дело пролетариата,— подчеркивал Ильич, — проповедовать федерализм и национальную автономию, не дело пролетариата выставлять подобные требования, неминуемо сводящиеся к требованию создать автономное классовое государство»14.

В. И. Ленин указывал, что основная задача партии пролетариата того периода заключается в том, чтобы не раздроблять, а соединять силы наиболее угнетенного и наиболее способного к борьбе рабочего класса, «теснее сплачивать как можно более широкие массы рабочих всех и всяких национальностей, сплачивать для борьбы на возможно более широкой арене за демократическую республику и за социализм»15.

Именно из таких принципов исходили В. И. Ленин, партия большевиков при формулировании отношения к федерации в период буржуазно-демократической революции.

В. И. Ленин выступал против федерализма в условиях капитализма: «Мы в принципе против федерации — она ослабляет экономическую связь, она негодный тип для одного государства»16, а не потому, что В. И. Ленин был вообще, «всецело» против федерации, как пишут об этом буржуазные историки. Буржуазный федерализм не отвечал экономическим, политическим, социальным потребностям развития России и интересам революционной борьбы рабочего класса всех национальностей против царизма. В раздробленности буржуазного федерализма В. И. Ленин видел результат экономической и политической отсталости, пережиток средневекового государственного партикуляризма. Однако отсюда не следует, что Ленин отрицал полностью федерацию, выступал против нее всегда. Напротив, он в отдельных, исключительных случаях считал целесообразным и возможным выставлять и активно поддерживать требования образования федерации17. Совершенно справедливо пишет советский историк И. С. Зенушкина о том, что, «во-первых, марксизм всегда допускал случаи, когда можно и нужно поддерживать федерацию, и, во-вторых, именно наличие национального вопроса или его отсутствие играет для марксистов существенную роль при определении наиболее прогрессивной структуры государства»18.

Выступая против буржуазной федерации, В. И. Ленин, вместе с тем, не пропагандировал отделение наций. В. И. Ленин был против отделения, за объединение наций, национальностей в крупном многонациональном государстве на основе демократического централизма. «Чем свободнее будет Россия, чем решительнее признает наша республика свободу отделения невеликорусских наций, — писал В. И. Ленин в мае 1917 года, — тем сильнее потянутся к союзу с нами другие нации...»19. Следовательно, В. И. Ленин определил формы осуществления национально-государственного строительства в зависимости от изменения конкретно-исторических условий того или иного периода.

Буржуазные историки, что является в целом характерным для капиталистической идеологии, всегда фетишизировали формы государственного устройства, отделяя их от классового содержания, от классовой борьбы, тем самым затушевывали эксплуататорскую сущность буржуазного государства, отвлекали пролетариат, трудящихся от революционной борьбы. Ради сохранения своей собственности империалистическая буржуазия и ее идеологи готовы на все. Об этом красноречиво писали К. Маркс и Ф. Энгельс: «Вообще есть только одна форма выражения буржуазного доверия в какой бы то ни было государственной форме: ее котировка на бирже»20.

Кроме того, следует подчеркнуть, что В. И. Ленин выдвинул принцип федерации задолго до Октябрьской революции (в 1903 г.), а не после нее, как это стараются доказать буржуазные историки. В мае 1917 года он писал о том, что на федеративный союз могут соглашаться только равные. «Чтобы соглашение было на деле соглашением, а не словесным прикрытием подчинения, — учил Владимир Ильич, — для этого необходимо действительное равноправие обеих сторон...»21 Одним из основных условий привлечения других народов к союзу с великороссами было только действительно добровольное соглашение. Поэтому на первом Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов в июне 1917 года В. И. Ленин говорил: «Пусть Россия будет союзом свободных республик»22.

На вопрос о том, почему В. И. Ленин разрабатывал принципы советской федерации и создал на их основе Советский Союз, французский антикоммунист Джордж Беккер пишет: «Кремль принял формулу федерализма для того, чтобы не ущемлять еще раз коммунистические идеалы и националистические чувства»23. В действительности, на основе глубокого научного анализа развития советских республик после Октября В. И. Ленин показал необходимость их теснейшего союза для защиты перед лицом мирового империализма, создания единого, регулируемого по общему плану, социалистического хозяйства, обеспечения неуклонного роста благосостояния трудящихся и всестороннего развития культуры всех наций и народностей нашей страны. Создание и укрепление Союза ССР, — писал В. И. Ленин, — это мера, которая «нам нужна, как нужна всемирному коммунистическому пролетариату для борьбы с всемирной буржуазией и для защиты от ее интриг»24. Эволюция взглядов В. И. Ленина на федерацию, как форму национально-государственного устройства, проходила в условиях глубокого творческого обобщения им нового опыта революционной борьбы в России в период подготовки и проведения социалистической революции как в центре, так и на местах. В ленинской «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» (январь 1918 г.) конституционно были установлены коренные начала федерации советских республик25. Ленинские идеи о советской федерации распространялись, пропагандировались, доходили до бывших национальных окраин царской России. На местах партийные организации принимали их как свое кровное дело, как руководство к действию в национально-государственном строительстве. Вторая конференция бессарабских партийных организаций (7—11 июля 1919 г.) в резолюции по организационному вопросу указывала, что «считает будущую освобожденную Бессарабию федеративной частью РСФСР»26.

Разработка В. И. Лениным принципов советской федерации и претворение их в жизнь опровергают полностью домыслы буржуазных историков о том, что якобы советская федерация была «тактическим» принципом Коммунистической партии, «формальной уступкой в вопросах государственности»27 центробежным силам, националистической буржуазии. В действительности Программа РКП (б), принятая на VIII съезде партии (1919 г.), указывала, что в национальном вопросе Коммунистическая партия ставит во главу угла политику сближения пролетариев и полупролетариев разных национальностей для совместной революционной борьбы за свержение помещиков и буржуазии, преодоление недоверия со стороны трудящихся масс угнетенных стран к пролетариату государств, угнетавших эти страны, уничтожение всех и всяких привилегий какой бы то ни было национальной группы, полное равноправие наций, признание за бывшими колониями и неравноправными нациями права на государственное отделение. В этих же целях, как одну из переходных форм на пути к полному единству наций, Коммунистическая партия выставляла «федеративное объединение государств, организованных по советскому типу»28.

Такие ленинские принципы, как равноправие и добровольное объединение советских республик после установления диктатуры пролетариата, демократический централизм и пролетарский интернационализм, выражали не «уступку» националистической буржуазии, а стремление к единству пролетариев всех наций и национальностей Советской России. III Всероссийский съезд Советов предоставил рабочим и крестьянам каждой нации принять самостоятельное решение на своем собственном полномочном советском съезде: желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеральном правительстве и в остальных федеральных советских учреждениях29.

Таким образом, речь идет не о тактическом «маневре», не об «уступках», как это тщатся доказать буржуазные историки, а о выражении объективных потребностей развития по социалистическому пути всех наций и национальностей Советской России.

Буржуазные историки пытаются утверждать, что якобы советская федерация и советская автономия были использованы при образовании СССР «формально». Р. Пайпс пишет, например, что союзным и автономным республикам «было оставлено так мало самоуправления, что их формальное слияние в федеральное учреждение фактически не имело практических последствий. Это была мера преимущественно бюрократического значения»30. Он уже в 1968 году утверждал, что советская федерация «является фиктивной»31. Другие буржуазные идеологи считают, что «этот федерализм не отвечает тем потребностям, которым такой режим соответствует вообще»32. Французский буржуазный профессор М. Дювержье доказывает, что «русский федерализм является очень неравномерным»33, и т. д.

В чем видят они так называемую «неравномерность»? В том, что, как пишет французский историк А. Шамбр, РСФСР со своими 16 автономными республиками, 5 автономными областями и 10 национальными округами имеет якобы более «значительное» представительство в Совете Национальностей по сравнению .с другими союзными республиками34.

В связи с этим следует подчеркнуть, что права управления для каждой из них зафиксированы законодательным образом в Конституции СССР и в конституциях союзных республик.

«Вся власть в Молдавской ССР, — указывается, например, в Основном законе республики, — принадлежит трудящимся города и деревни, в лице Советов депутатов трудящихся»35 Молдавская Советская Социалистическая Республика в целях осуществления взаимопомощи по линии экономической, политической, равно как и по линии обороны, добровольно объединилась с равноправными советскими республиками. Молдавская ССР, как и другие союзные республики, в пределах своей территории «осуществляет государственную власть самостоятельно, сохраняя полностью свои суверенные права»36. Все советские республики равноправно участвуют, например, в выборе Верховного Совета Союза ССР. В Совет Союза количество депутатов от каждой союзной республики определяется в соответствии с Конституцией в зависимости от численности избирателей. Так 84 511249 избирателей по РСФСР во время выборов в Верховный Совет 14 июня 1970 года избрали 423 депутата. За кандидатов в депутаты по МССР было подано 2 163 805 голосов. Избрано соответственно 11 депутатов37. В соответствии с Конституцией СССР в Совет Национальностей избирается по 32 депутата от каждой союзной республики, по И депутатов от каждой автономной республики, по 5 депутатов от каждой автономной области, по одному депутату от каждого национального округа. Причем численность избирателей не учитывается. Так, во время выборов в Совет Национальностей 14 июля 1970 года по РСФСР было подано 84 586 604 голоса за кандидатов в депутаты. Избрано 32 депутата. А в МССР за кандидатов в депутаты Совета Национальностей был подан 2 163 361 голос. Избрано тоже 32 депутата38. Это говорит о равноправии всех союзных республик СССР.

Высший орган Советской власти олицетворяет дружбу и братство всех социалистических наций нашей Родины.: Равноправные народы СССР облекли доверием лучших своих представителей, способных правильно осуществлять ленинскую национальную политику. Равное право каждого советского гражданина избирать и быть избранным, представлять свою республику в высших органах власти есть практическое воплощение ленинских принципов советской федерации.

Идеологи антикоммунизма, противопоставляя буржуазную федерацию советской федерации, пытаются доказать, что якобы В. И. Ленин построил СССР на «антифедералистическом принципе», «строгом централизме». «Будучи у власти, он, — пишет о Владимире Ильиче Ленине грузинский белоэмигрант Харитон Шавишвили, — провозгласил создание государства на основе свободной федерации народов... Но в действительности это государство (т. е. СССР. — А. М.) построено на антифедералистическом и строго централизованном принципах, не оставляя больше никаких свобод для «конфедеруемых» потому, что оно должно служить основой действия для завоевания народов, освобождающихся от царского ига в результате Февральской революции 1917 года»39. В этих утверждениях что ни тезис, то фальсификация. Искажая сущность ленинских принципов советской федерации, положенных в основу образования Союза ССР, X. Шавишвили и ему подобные антикоммунисты защищают на самом деле буржуазную, так называемую «свободную» федерацию. Хотя общеизвестно, что буржуазная федерация не защищает национальных прав трудящихся, ибо выражает классовые интересы националистической буржуазии, связанные с крупным капиталом. Она строится не по национальному, а по территориальному принципу. В наши дни при помощи формальной буржуазной «автономии» салазаровская Португалия стремится упрочить свое положение в бывших африканских колониях. Такую же колониальную политику ведет уже более 100 лет английская буржуазия против Северной Ирландии, используя для этого статус «автономии» со всеми его атрибутами. Осуществляя на практике буржуазную «автономию», Англия урезала до предела полномочия «автономных» органов власти в Ольстере. Верховная законодательная власть в Северной Ирландии оставалась за английской короной и парламентом, исполнительная — за английским губернатором, который назначал министров ольстерского правительства. Фактически Северная Ирландия, несмотря на весь «автономный» маскарад, продолжает оставаться «белой колонией» Англии40. Такова суть буржуазной федерации и буржуазной автономии.

Умышленно фальсифицируя сущность федерации только как децентрализацию, западные историки хотят доказать, что якобы СССР создан не на федеративных принципах, а на одном голом централизме. Они противопоставляют демократический централизм советской федерации. Упомянутый выше Панас Феденко пишет, что «Советский федерализм — это только псевдоним наистрожайшей централизации»41. Не углубляясь в анализ истории создания СССР, французский буржуазный ученый Анри Шамбр голословно, без какого- либо обоснования, пишет, что СССР является «сильно централизованным государством»42. Он сомневается в правомочности Конституции советских республик. «В действительности полномочия союзных республик,— пытается доказать Анри Шамбр, — больше ограничены, чем то, что (предполагают конституционные тексты»43. Буржуазные апологеты цепляются за старые антисоветские теории белоэмигрантов, эсеров, меньшевиков и других открытых и скрытых врагов СССР.

Известно, например, что еще в 1923 году в Париже И. Г. Церетели, бывший министр Временного правительства, отрицал роль В. И. Ленина в разработке принципов советской федерации, тоже называя его сторонником централизма. «Он, как был, — писал И. Г. Церетели, — так и остался сторонником крайнего централизма, осуществляемого диктаторской властью большевистской партии»44.

В действительности же это явная фальсификация. И. Г. Церетели не интересовали, как не интересуют и современных дипломированных апологетов буржуазии Запада, судьбы наций и народностей Советской России. Пытаясь дискредитировать В. И. Ленина, оправдать себя и неспособность Временного буржуазного правительства решить национальный вопрос, он утверждал, что якобы все национальные меньшинства России «считали, что коренные национальные преобразования должны быть проведены через Учредительное собрание»45.

Как И. Г. Церетели, так и современные буржуазные историки непоследовательны в своих сочинениях, утверждая, что Ленин был якобы сторонником централизма в решении национального вопроса в России. Буквально через страницу И. Г. Церетели пишет, что в «условиях демократического строя» (капиталистического. — А. М.), в борьбе с этим строем, наиболее «целесообразным» Ленин считал поощрение центробежных сил в национальных движениях»46, хотя общеизвестно, что В. И. Ленин больше чем кто-либо в российской социал-демократии боролся не на словах, а на деле за объединение пролетариата всех наций. После же свержения царизма больше чем когда-либо В. И. Ленин боролся против «центробежных» сил националистической буржуазии и ее сепаратизма.

О таких фальшивках буржуазных белоэмигрантов можно было бы и не вспоминать. Но дело в том, что вот уже 50 лет на Западе их пропагандируют идеологи империализма. Книга И. Г. Церетели «Воспоминания о Февральской революции» выдержала несколько изданий. В 1963 году она была вновь издана в Париже с антикоммунистическими комментариями буржуазных издателей. Против таких старых догм неоднократно выступал В. И. Ленин. Разоблачая «правых» и «левых» противников демократического централизма, Владимир Ильич писал, что «...бюрократическое вмешательство в чисто местные (областные, национальные и т. п.) вопросы есть одно из величайших препятствий экономическому и политическому развитию вообще и в частности одно из препятствий централизму в серьезном, в крупном, в основном»47.

При подготовке и принятии Конституции РСФСР в 1918 году «левые» коммунисты, анархосиндикалисты и другие антиленинские элементы пропагандировали децентрализацию. В связи с этим В. И. Ленин им отвечал: «Противники централизма постоянно выдвигают автономию и федерацию, как средства борьбы со случайностями централизма. На самом деле демократический централизм нисколько не исключает автономию, а напротив — предполагает ее необходимость. На самом деле даже федерация, если она проведена в разумных, с экономической точки зрения, пределах, если она основывается на серьезных национальных отличиях, вызывающих действительную необходимость в известной государственной обособленности, — даже федерация нисколько не противоречит демократическому централизму»48.

Без демократического централизма было бы невозможно восстановить народное хозяйство, разрушенное гражданской войной, интервенцией, создать социалистическое плановое хозяйство нового типа, обеспечить рациональное и эффективное использование природных и трудовых ресурсов, обеспечить рост жизненного уровня всех советских людей, отстоять завоевания социализма от внешних врагов, от империалистической агрессии. Таким образом, сам ход исторического создания СССР неизбежно предполагал использование демократического централизма.

Продолжая толковать о соотношении советского федерализма и права наций на самоопределение в антикоммунистическом духе, американский историк Р. Пайпс пишет, что якобы Ленин был вынужден принять федерализм «как замену права наций на самоопределение»49. В действительности, Р. Пайпс, как и ему подобные буржуазные историки, просто предпочитал игнорировать, как обычно, факты. Он подыскал то толкование, которое было ему больше всего по душе. Это толкование выражает весь антикоммунистический замысел, не говоря уже о том, что это полное извращение ленинской национальной политики КПСС. Прежде всего, Р. Пайпс односторонне, слишком узко трактует в данном случае самоопределение нации как один из принципов Программы КПСС. Самоопределение наций не тождественно федерализму. Самоопределение включает в себя не только свободу отделения, но и свободу добровольного объединения на основе советского федерализма. Именно федерализм на основе Советской власти создал эффективную гарантию внутренней и внешней деятельности каждой союзной республики.

Идеологи антикоммунизма пытаются предложить свою фальшивку при определении значения советской федерации. Искажая ленинские принципы советской федерации при образовании СССР, Р. Пайпс пишет: «Для Ленина федеральное одеяние представляло, между прочим, психологический интерес, по мере того как оно помогало ему рассеивать подозрения меньшинства по отношению к русским»50. На самом деле В. И. Ленин не сводил роль советской федерации только к психологическому фактору. Он учил, что в противоположность буржуазной федерации советская федерация является высшим, советским типом федерации51. Как форма национально-государственного устройства, в основе советской федерации находится интернациональная природа диктатуры пролетариата, осуществляемая через Советы, при общественной собственности на средства производства. Советская федерация построена на национально-территориальном принципе, на принципах демократического централизма, советской демократии, пролетарского интернационализма и дружбы народов. Будучи подчиненной решению задач социалистической революции и социалистического строительства, она была направлена против буржуазно-националистических правительств, как, например, «Сфатул цэрий», Украинской Рады, пытавшихся оторвать и полностью изолировать национальные районы от Советской России. На основе советской федерации был накоплен первый опыт строительства социалистического многонационального государства, невиданного еще в истории человечества. Советская федерация рассматривалась В. И. Лениным «как переход к сознательному и более тесному единству трудящихся, научившихся добровольно подниматься выше национальной розни»52. Она содействовала интернациональному сплочению многонационального советского народа. При руководящей роли интернационалистической Коммунистической партии Советского Союза советская федерация полностью выражает как интернациональные интересы экономического, политического и культурного развития СССР в целом, так и каждого субъекта федерации в отдельности.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 359.

2 См.: «Декреты Советской власти», т. II. Политиздат, М., 1959, стр. 550.

3 R. Pipes. The formation of the Soviet Union. Communism and nationalism, 1917—1923. Harvard Univ. Press. Cambridge, Massachusetts, 1964, p. 36.

4 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 7, стр. 104— 105.

5 Е. R. Goodman. The Soviet Design for a World State. New York. 1960, p. 214.

6 Cm. Edward Hallet Carr. The Bolshevik revolution, 1917—1923. vol. I. London, Macmillan C., 1960, p. 137.

7 Theofil I. Kis. Op. cit., p. 46.

8 Там же.

9 См. В. И. Ленин. Соч., изд. 3-е, т. 10, стр. 233—234.

10 Theofil I. Kis. Op. cit., pp. 46—47.

11 П. Феденко. Марксистські i більшовицькі теоріi національного питания. Мюнхен, I960, стр. 46.

12 Там же, стр. 66.

13 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 48, стр. 235.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 7, стр. 105.

15 Там же, стр. 105.

16 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 48, стр. 235.

17 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 7, стр. 233.

18 И. С. Зенушкина. Советская национальная политика и буржуазные историки. «Мысль», М., 1971, стр. 179.

19 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 32, стр. 7.

20 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 7, стр. 460.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 32, стр. 5.

22 Там же, стр. 286.

23 Georges Becker. Un frangais revient d’URS.S Paris, 1957, p. 211.

24 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 360.

25 См. «Декреты Советской власти», т. I. Политиздат, М., 1957, стр. 343.

26 «Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917—1920 гг.). Сб. документов и материалов. Изд-во «Картя Молдовеняска», Кишинев, стр. 391.

27 См. «The USSR and the future». Ed. by L. Schapiro. New York—London, 1963, p. 14.

28 См.: «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференции и пленумов ЦК». Изд. восьмое, доп. и исправ., т. II. Политиздат, М., 1970, стр. 45.

29 См.: «Декреты Советской власти», т. I. Политиздат, М., 1957, стр. 343.

30 R. Pipes. Op. cit., p. 250.

31 «Le Contrat social», 1968, vol. XII, № 4, p. 214.

32 «Le dossier Russie de l’empire des tsars a l’URSS». Verviers, vol. II, 1966, pp. 124—125.

33 M. Duverger. Les regimes politiques. P. U. F., p. 102.

34 Cm. Chambre Henri. L’Union Sovietique. Paris, 1966, p. 62.

35 Конституция (Основной закон) Молдавской Советской Социалистической Республики. Кишинев, 1965, стр. 3.

36 Там же, стр. 6.

37 «Правда», 17 июня 1972 г.

38 «Правда», 17 июня 1972 г.

39 Khariton Chavichvily. l’URSS—seconde edition russe de Гёшріге mongol. Perret-Gentil. Paris, 1965, p. 35.

40 См. Ф. Евгеньев. Трагедия Ольстера. «Международная жизнь», 1972, № 4, стр. 67

41 П. Феденко. Марксистські і більшовицькі теоріі національного питания. Мюнхен, 1960, стр. 67.

42 Сhamore Henri. Op. cit., p. 63.

43 Там же, стр. 68.

44 И. Г. Церетели. Воспоминания о Февральской революции. Книга первая. Париж, 1963, стр. 112.

45 Там же.

46 И. Г. Церетели. Указ. соч., стр. 113.

47 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 24, стр. 146.

48 В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 36, стр. 151.

49 R. Pipes. Op. cit., pp. 276—277.

50 «Lc Contrat social», vol. XII, № 4, 1968, p. 214.

51 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 159.

52 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 73.