Содержание материала

 

3. Как Ленин понимал задачи коммунистов по отношению к религии после 1917 г. Как должна вестись антирелигиозная пропаганда.

Пришел бурный пламенный октябрь 1917 г. До этого прошло 12 лет борьбы, побед и поражений рабочего класса. С колоколен церквей расстреливали из пулеметов рабочих. С амвона благословляли убийц народа. С помощью церкви удерживали народ в рабстве. Гнали молебнами, крестом, поповскими благословениями миллионы людей на смерть «за веру, царя и отечество». Под грохот пушек, вой снарядов и свист пуль кадили кадилом и гнусавили поповские молитвы о даровании побед «благоверному». А имя того, кто звал рабочих и крестьян к восстанию против этой войны, против виновников ее, оплевывали, забрасывали грязью. А он шел среди этих плевков и проповедывал свое пламенное слово, свой огненный призыв к восстанию.

И день наступил. Первый день создания в мире первого Советского государства. Впервые в истории рабочие и крестьяне победили на протяжении огромной страны.

И тут-то сказалась истинная природа церкви, Истинная натура духовенства и истинная роль религии.

Анафематствованиями, проклятиями, открытой вооруженной борьбой откликнулась церковь на победу революции. Жадно уцепилась за доходы, за богатства, за сокровища. Но не остановилась революция перед дверями дворцов царских, разрушила вековые устои капиталиста и помещика. Ей ли было остановиться перед вратами раззолоченных храмов, перед гнездами векового обмана — церквами и монастырями?! Революцию не остановил гром пушек на всех рубежах — могли ли остановить ее поповские молитвы и поповские проклятия??

Революция не только провозгласила, но и провела в жизнь полное отделение церкви от государства и школы от церкви. Может быть, теперь настало время прекратить антирелигиозную пропаганду, оставить религию в покое?

Тов. Ленин видел, что еще много лет борьбы осталось до полного освобождения трудящихся. А религия — один из видов рабства — все еще владеет сознанием миллионов крестьян и рабочих. И вот он снова выдвигает вопрос о борьбе с религией в специальной статье, написанной им для журнала «Под знаменем марксизма» (№ 3, март 1922 года).

Высказывая свой взгляд на задачи журнала, тов. Ленин писал в марте 1922 года:

«Журнал, который хочет быть органом воинствующего материализма, должен быть боевым органом, во-первых, в смысле неуклонного разоблачения, и преследования всех современных «дипломированных лакеев поповщины», все равно, выступают ли они в качестве представителей официальной науки, или в качестве вольных стрелков, называющих себя «демократическими левыми или идейно-социалистическими публицистами».

Такой журнал должен быть, во-вторых, органом воинствующего атеизма (т.-е. безбожия). У нас есть ведомства или, по крайней мере, государственные учреждения, которые этой работой ведают. Но ведется эта работа крайне вяло, крайне неудовлетворительно, испытывая, видимо, на себе гнет общих условий нашего истинно-русского (хотя и советского) бюрократизма. Чрезвычайно существенно поэтому, чтобы в дополнение к работе соответствующих государственных учреждений, в исправление ее и в оживление ее, журнал, посвящающий себя задаче стать органом воинствующего материализма, вел неутомимо атеистическую (безбожническую) пропаганду и борьбу. Надо внимательно следить за всей соответствующей литературой на всех языках, переводя или, по крайней мере, реферируя (излагая) все сколько-нибудь ценное в этой области».

Зная о том, что некоторые товарищи пренебрежительно относятся к этой задаче, тов. Ленин писал тогда, что нельзя успокаиваться на мысли, что религиозные предрассудки сами собой умрут, отпадут, если только вообще будет вестись марксистское просвещение. Нельзя забывать об особой задаче — постоянной систематической проповеди безбожия.

«Было бы величайшей ошибкой и худшей ошибкой, которую может сделать марксист, думать, что многомиллионные народные (особенно крестьянские и ремесленные) массы, осужденные всем современным обществом на темноту, невежество и предрассудки, могут выбраться из темноты только по прямой линии чисто-марксистского просвещения. Этим массам необходимо дать самый разнообразный материал по атеистической пропаганде, знакомить их с фактами из самых различных областей жизни, подойти к ним и так и этак для того, чтобы их заинтересовать, пробудить их от религиозного сна, встряхнуть их с самых различных сторон, самыми различными способами и т. п.

Бойкая, живая, талантливая, остроумно и открыто нападающая на господствующую поповщину публицистика старых атеистов XVIII века сплошь и рядом окажется в тысячу раз более подходящей для того, чтобы пробудить людей от религиозного сна, чем скучные, сухие, не иллюстрированные почти никакими умело подобранными фактами пересказы марксизма, которые преобладают в нашей литературе, и которые (нечего греха таить) часто марксизм искажают. Все сколько-нибудь крупные произведения Маркса и Энгельса у нас переведены. Опасаться, что старый атеизм и старый материализм останутся у нас не дополненными теми исправлениями, которые внесли Маркс и Энгельс, нет решительно никаких оснований. Самое важное — чаще всего именно это забывают наши, якобы марксистские, а на самом деле уродующие марксизм коммунисты — это суметь заинтересовать совсем еще неразвитые массы сознательным отношением к религиозным вопросам и сознательной критикой религии».

На примере философских упражнений русского профессора Р. Ю. Виппера и немецкого Артура Древса тов. Ленин показывает, как эти «лакеи поповщины» стараются подсунуть другую «подновленную, подчищенную, ухищренную» религию. Вот почему он еще раз подчеркивает в этой своей статье, что —

«Журнал «Под знаменем марксизма», который хочет быть органом воинствующего материализма, должен уделять много места атеистической пропаганде, обзору соответствующей литературы и исправлению громадных недочетов нашей государственной работы в этой области. Особенно важно использование тех книг и брошюр, которые содержат много конкретных фактов и сопоставлений, показывающих связь классовых интересов и классовых организаций современной буржуазии с организациями религиозных учреждений и религиозной пропаганды.

Чрезвычайно важны нее материалы, относящиеся к Соединенным Штатам Северной Америки, в которой меньше проявляется официальная, казенная, государственная связь религии и капитала. Но зато нам яснее становится, что так называемая «современная демократия» (перед которой так неразумно разбивают свой лоб меньшевики, с.-р. и отчасти анархисты и т. п.) представляет из себя не что иное, как свободу проповедывать то, что буржуазии выгодно проповедывать, а выгодно ей проповедывать самые реакционные идеи, религию, мракобесие, защиту эксплоататоров и т. п.

Хотелось бы надеяться, что журнал, который хочет быть органом воинствующего материализма, даст нашей читающей публике обзоры атеистической литературы с характеристикой, для какого круга читателей и в каком отношении могли быть подходящими те или иные произведения, и с указанием того, что появилось у нас (появившимся надо считать только сносные переводы, а их не так много), и что должно быть еще издано».

К сожалению, журнал «Под знаменем марксизма» почти не выполнил поставленной тов. Лениным задачи. Пусть руководители его подумают над этим теперь!

Мы основали наш журнал «Безбожник» именно для выполнения этой специальной задачи. Мы будем следовать в этой своей работе указаниям тов. Ленина, пламенного борца против всех видов рабства. И мы зовем наших рядовых крестьян и рабочих, как и наших образованных читателей-марксистов, внимательнее отнестись к этой необходимой работе, без которой немыслима полная победа коммунизма.

В заключение хочу рассказать, как тов. Ленин отнесся к нашей антирелигиозной пропаганде в 1921 году. В то время я, как секретарь Центрального Комитета РКП, в ведении которого находился отдел агитации и пропаганды, убедился в необходимости издать особый циркуляр по всем нашим организациям, который дал бы прямые указания, как эту пропаганду надо поставить. Дело в том, что товарищи на местах, основываясь на кратком пункте нашей программы (§ 13), разно решали этот вопрос: одни очень строго, другие слабо смотрели на нарушение членами партии этого пункта программы. Одни выпячивали на первое место борьбу с религией, другие ее совсем не вели. И как вести ее, в каком направлении, — было неясно. Я составил тогда циркуляр и представил его в Центральный Комитет на утверждение (подробнее об этом в следующей статье). Тов. Ленин обратил внимание на то, что надо сделать какие-нибудь оговорки насчет крестьян-коммунистов и рабочих, доказавших преданность пролетарской революции: в отдельных случаях допускать для них исключения, считаясь с той обстановкой, в которой они выросли и живут. Точно так же тов. Ленин подчеркнул еще раз тогда — и он это говорил нам и после много раз, — что не надо антирелигиозную пропаганду выпячивать на первое место, и что ее надо связывать с естествознанием и улучшением материального и культурного положения крестьян.

В лице тов. Ленина ушел пламенный противник всего того, что мешало освобождению рабочего и крестьянина. Он оставил нам свое богатое наследство мыслей и дел. Оставил нам заветы свои, которые мы должны исполнить. Мы, ученики его, воздадим ему должное, если так же, как он, вдумчиво будем относиться ко всему, что касается рабочих и крестьян, так же, как он, будем проповедыватъ воинствующий материализм, одним из обязательных выражений которого является атеизм — безбожие.