От авторов сайта: материал просто образец того, как подавали личность Ленина в брежневский период. 

 

А. Я. ВЕЛИКАНОВА

Ленин в Смольном

 В историческом сознании советского народа Смольный навсегда связан с Великой Октябрьской социалистической революцией, с создателем и руководителем первого социалистического государства В. И. Лениным.

В 1917 году Смольный был штабом вооруженного восстания против буржуазного Временного правительства, а после его победы — резиденцией рабоче-крестьянского правительства. Здесь В. И. Ленин жил и работал в первые четыре месяца существования Советского государства.

Впервые В. И. Ленин появился в Смольном вечером 24 октября 1917 года, чтобы в решающий момент непосредственно встать у руля руководства вооруженным восстанием. Он прибыл сюда с Выборгской стороны, где находилась его последняя конспиративная квартира. Владимиру Ильичу пришлось, подвергаясь опасности, преодолеть длинный путь по городу, охваченному восстанием. Покинул Смольный В. И. Ленин спустя 124 дня, 10 марта 1918 года, уже будучи главой Советского правительства, руководителем социалистического государства.

Эти 124 дня — важнейший период в истории Великой Октябрьской социалистической революции, в жизни Ленина.

Из Смольного вождь революции руководил победоносным вооруженным восстанием рабочих, солдат и матросов. В Смольном Ленин направлял работу II Всероссийского съезда Советов, который провозгласил свержение господства буржуазии и помещиков, переход всей власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, создал первое в мире рабоче-крестьянское правительство — Совет Народных Комиссаров, принял первые декреты Советской власти — о мире и о земле.

Здесь, в Смольном, под руководством Ленина создавался новый аппарат власти пролетарского государства на основе революционного творчества народных масс и упрочения союза рабочего класса и трудового крестьянства.

Из Смольного В. И. Ленин руководил подавлением контрреволюционных мятежей и созданием органов Советского государства, призванных защищать завоевания социалистической революции,— Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Смольный стал штабом борьбы с разрухой и голодом. В соответствии с первыми декретами Советского правительства начали осуществляться меры по экспроприации экспроприаторов, уничтожению частной собственности на землю, введению рабочего контроля, национализации банков, транспорта и крупных промышленных предприятий, по созданию Высшего совета народного хозяйства для управления национализированными предприятиями, были сделаны первые шаги в области социальной, национальной, внешнеполитической деятельности пролетарского государства.

Всего 124 дня жил и работал Ленин в Смольном. Но в этих смольнинских днях — истоки ленинской концепции социализма, вошедшей бесценным вкладом в сокровищницу мировой революционной теории и практики.

 

Вдохновитель и вождь Октября

Здание Смольного, творение знаменитого архитектора Джакомо Кваренги, построено в 1808 году. Это колоссальное сооружение в стиле классицизма находится почти в центре Ленинграда, в излучине Невы, протянувшись вдоль ее левого берега на 220 метров. Перед его главным фасадом — обширный сад.

Свыше ста лет в этом здании находилось «Воспитательное общество благородных девиц», или Смольный институт,— первое в России учебное заведение для девушек из родовитых семей. Февральская революция сокрушила вместе с царизмом привилегированные учреждения, тесно связанные с монархией. Среди них оказался и Смольный институт. К лету 1917 года классы и дортуары, комнаты классных дам и длинные коридоры Смольного опустели. С конца июля здесь появились новые хозяева. Из Таврического дворца, расположенного поблизости, на Шпалерной улице (ныне улица Воинова), сюда переехали Исполком Петроградского Совета и Центральный Исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов, а также часть секретариата ЦК РСДРП (б). В начале октября в одной из комнат третьего этажа разместился Центральный Комитет большевистской партии.

Смольный стал центром политической жизни столицы и всей страны. Над эмалированными табличками «Классная дама», «Учительская» и т. п. за

мелькали прикрепленные кнопками листы бумаги с написанными от руки названиями: «Большевистская фракция ВЦИК», «Исполнительный комитет Петроградского Совета», «Большевистская фракция Петроградского Совета», «Центральный совет фабзавкомов». Белоколонный Актовый зал превратили в зал пленарных заседаний Петроградского Совета. У торцовой стены на возвышении, предназначавшемся раньше для торжественных выпускных актов, поставили стол для президиума и справа от него — невысокую кафедру, принесенную из учебной аудитории. Вместо портрета «августейшей особы» в огромной золоченой раме поместили лозунг «Вся власть Советам!». Зал был заставлен множеством стульев, длинных учебных столов со скамьями — места для участников заседаний.

Началась новая жизнь здания бывшего Смольного института. С этого момента оно под кратким названием «Смольный» стало известным не только в России, но и во всем мире.

После победы Февральской революции, возродившей Советы как органы демократической власти, не ставшие, однако, полновластными, революционный процесс продолжал развиваться с нарастающей быстротой. Рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шинели, были главными действующими лицами революции. Ленин в Апрельских тезисах показал путь мирного перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую посредством большевизации Советов. Однако в июле 1917 года произошло коренное изменение политической обстановки в стране. Буржуазное Временное правительство, делившее до этого времени власть с Советами, захватило ее во всей полноте и намеревалось передать военной клике. Буржуазия рассчитывала с помощью военной диктатуры подавить революционное движение народных масс. Советы, оказавшиеся к этому времени в руках эсеров и меньшевиков, проявили неспособность противоборствовать контрреволюции. Июльские события в Петрограде положили конец мирному ходу революции. Социалистическая революция могла победить теперь только путем насильственного свержения власти контрреволюционной буржуазии.

Курс партии большевиков на вооруженное восстание был выработан VI съездом на основе ленинской теории социалистической революции. В. И. Ленин, вынужденный после июльских событий перейти на нелегальное положение, жил сначала вблизи Петрограда в тайном убежище за озером Разлив, а потом в Финляндии. Во время своего последнего подполья он написал более 50 теоретических работ, в том числе такие программные, как «Государство и революция», «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», «Удержат ли большевики государственную власть?». В этих работах Ленин всесторонне обосновал историческую закономерность социалистической революции в России.

В середине сентября в своих письмах Центральному Комитету он поставил вопрос о восстании как непосредственную практическую задачу дня. Однако среди членов ЦК РСДРП (б) не было единства по этому вопросу. Л. Б. Каменев (Розенфельд) и Г. Е. Зиновьев (Радомысльский) считали, что курс партии на вооруженное восстание губителен, так как социалистическая революция не получит поддержки ни внутри страны, ни за рубежом, и предлагали ограничиться оборонительной позицией. Л. Д. Троцкий (Бронштейн), избранный 25 сентября Председателем Петроградского Совета, расценивал ленинский план как «партийный заговор» и полагал, что надо ждать II Всероссийский съезд Советов, которому Временное правительство, не выходившее из кризиса, уступит власть. Восстание, считал он, возможно только в случае несогласия Керенского передать власть съезду.

В. И. Ленин неустанно разъяснял колеблющимся, что взятие власти Советами в данный момент есть задача, которую можно решить лишь восстанием. «Связывать эту задачу,— писал он,— непременно со съездом Советов, подчинять ее этому съезду — значит играть в восстание, назначая заранее его срок, облегчая подготовку войск правительством, сбивая с толку массы иллюзией, будто «резолюцией» съезда Советов можно решить вопрос, который способен решить только восставший пролетариат своей силой».

Позиции Зиновьева, Каменева, Троцкого и их сторонников отражали настроения и взгляды определенных слоев масс. Дискуссии с ними Ленин рассматривал как преодоление тех иллюзий, которые еще не были изжиты в народе.

О сложности обстановки внутри ЦК РСДРП (б) в то время свидетельствует заседание 15 сентября 1917 года. Обсуждались письма В. И. Ленина в ЦК «Марксизм и восстание» и «Большевики должны взять власть». Присутствовали А. С. Бубнов, Н. И. Бухарин, Ф. Э. Дзержинский, А. А. Иоффе, Л. Б. Каменев, А. М. Коллонтай, А. Ломов (Г. И. Оппоков), В. П. Милютин, В. П. Ногин, А. И. Рыков, Я. М. Свердлов, Г. Я. Сокольников (Бриллиант), И. В. Сталин (Джугашвили), М. С. Урицкий, С. Г. Шаумян.

Н. И. Бухарин, участник этого заседания, вспоминал в 1921 году: «Письмо (по-видимому, имеется в виду письмо В. И. Ленина «Марксизм и восстание», адресованное только Центральному Комитету.— А. В.) было написано чрезвычайно сильно и грозило нам всякими карами. Мы все ахнули. Никто еще так резко вопроса не ставил. Никто не знал, что делать. Все недоумевали первое время. Потом, посоветовавшись, решили. Может быть, это был единственный случай в истории нашей партии, когда ЦК единогласно постановил сжечь письмо т. Ленина. Этот случай тогда не был опубликован. Он говорит, что мы тогда были правее, чем он».

ЦК решил в ближайшее время назначить новое заседание, посвященное обсуждению тактических вопросов. Предложение Сталина разослать письма Ленина в наиболее крупные организации для обсуждения решили рассмотреть на новом заседании ЦК. Не был принят и проект резолюции, внесенный Каменевым, в котором отвергались практические предложения, выдвинутые в ленинских письмах, и Ленину предлагалось разработать вопрос об оценке текущего момента и политике партии в особой брошюре.

При этом члены ЦК предприняли меры, чтобы письма Ленина не вышли за пределы Центрального Комитета. Голосовался вопрос о том, чтобы сохранить только один экземпляр писем: за это предложение проголосовали 5 членов ЦК, против — 4, воздержались — 6.

Ввиду нерешительности ЦК Ленин буквально рвался в Петроград, чтобы в личном общении с членами ЦК убедить их в своей правоте и не упустить момента для свержения Временного правительства. Оттяжка срока восстания грозила провалом революции. Командные верхи армии, кадеты готовили удар по революционным силам, сдачу Петрограда немцам.

Вернувшись нелегально 7 октября в Петроград, Ленин стал настойчиво и энергично готовить партию к вооруженному восстанию. 10 октября 1917 года Центральный Комитет принял предложенную Лениным резолюцию, в которой подчеркивалось, что вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело, что вся работа партии должна быть подчинена задачам его организации и проведения. Упорно сопротивлялись этому решению только Каменев и Зиновьев. На этом заседании было создано Политбюро для политического руководства в ближайшее время. В него вошли Ленин, Зиновьев, Каменев, Троцкий, Сталин, Сокольников, Бубнов. Расширенное заседание ЦК РСДРП (б) 16 октября подтвердило решение о восстании в ближайшие дни и выбрало Военно-революционный центр в составе Свердлова, Сталина, Бубнова, Урицкого, Дзержинского. Этот центр влился в Военно-революционный комитет при Петроградском Совете.

Партия большевиков к этому времени являлась самой влиятельной политической партией страны. Со времени выхода из подполья после Февральской революции ее численность увеличилась в 15 раз и достигла 350 тысяч человек. Около 60 процентов составляли рабочие. Большевиков поддерживало большинство трудового народа. Об этом убедительно свидетельствовал завершившийся к осени 1917 года процесс большевизации Советов в Петрограде, Москве и других городах России. Осмотрительно и вместе с тем твердо, уча партию и массы и учась у партии и масс, Ленин вел их к победе социалистической революции. Очень верное наблюдение сделал американский журналист Альберт Рис Вильяме, бывший в 1917 году свидетелем событий в Петрограде. Отмечая, что некоторые видные большевики не во всем соглашались с Лениным, Вильяме писал позже: «Что же касается большевиков „низового звена", то все они в этом вопросе (о социалистической революции.— А. В.) были едины.

И не потому, что слово Ленина служило для них законом. Такого рода отношение было абсолютно не свойственно духу революции, насколько я ее знаю.

Было бы неверно сказать, что большевики, которых я знал, боготворили Ленина. Это чувство обычно приходит только после смерти вождей или искусственно воспитывается в народе. Ленин по существу всегда был рядом, и такой живой, реально ощутимый, какого еще никогда не создавала история. Я утверждаю, что для большевиков Ленин и революция были неразделимы. Они доверяли его тонкому и глубокому пониманию марксистской теории, которое сочеталось с великолепным знанием народа, доверяли его тактическому гению, способному точно определить момент, когда народ будет готов взять власть в свои руки».

Развивая теорию К. Маркса и Ф. Энгельса о вооруженном восстании, Ленин разработал план восстания и пришел к выводу: «П од Питером и в Питере — вот где может и должно быть решено и осуществлено это восстание, как можно серьезнее, как можно подготовленнее, как можно быстрее, как можно энергичнее».

Ленин возглавил военно-техническую подготовку восстания. По его указанию Военно-революционный комитет при Петроградском Совете был превращен в оперативный штаб по подготовке и проведению восстания. Он координировал взаимодействие трех главных боевых сил революции — Красной гвардии, солдат Петроградского гарнизона и моряков Балтики.

По своему составу ВРК был многопартийным, но с численным преобладанием большевиков. В него входили представители Петербургского комитета РСДРП (б), Военной организации при ЦК РСДРП (б), Петросовета, фабзавкомов, профсоюзов, центрального штаба Красной гвардии, Центробалта и других организаций.

21 октября 1917 года на заседании ВРК было утверждено бюро. В него вошли большевики В. А. Антонов-Овсеенко, Н. И. Подвойский, А. Д. Садовский и левые эсеры — П. Е. Лазимир и Г. Д. Сухарьков. Председателем ВРК вначале был избран Лазимир, но вскоре его сменил Подвойский, секретарем ВРК был Антонов-Овсеенко.

Руководители Военной организации большевиков Подвойский, Антонов-Овсеенко, Невский (Ф. И. Кривобокое) получили лично от Ленина указания, как организовать подготовку восстания в армии и на флоте.

Ленин учил, что вооруженное восстание — не стихийный процесс. Как и война, восстание есть искусство. Важнейшим его правилом является создание перевеса боевых сил революции над силами контрреволюции. Н. И. Подвойский вспоминал, что Ленин требовал от членов ВРК особого внимания к Красной гвардии. «Солдаты солдатами,— говорил он,— но больше всего мы в своей борьбе должны рассчитывать на рабочих».

К началу восстания двадцатипятитысячная Красная гвардия вобрала в себя лучших представителей рабочего класса. Ядром ее были кадровые рабочие, участники первых двух революций. Вокруг них сплотилась рабочая молодежь. Красная гвардия Петрограда на две трети состояла из молодежи. Другая боевая сила революции — солдаты. Петроградский гарнизон вместе с пригородными гарнизонами насчитывал около 240 тысяч солдат и офицеров. Почти во всех воинских частях организующей силой являлись большевистские ячейки. Значительная часть гарнизона готова была выступить по призыву большевиков. Третья сила — флот. В октябре 1917 года в Балтийском флоте насчитывалось до 700 боевых и вспомогательных кораблей, свыше 80 тысяч матросов. Большевики возглавили 90 процентов судовых и береговых матросских комитетов. Всеми делами Балтийского флота фактически распоряжался Центробалт — Центральный комитет Балтийского флота, председателем которого был большевик П. Е. Дыбенко — «душа балтийских моряков», по оценке современников. Ленин относил матросов Балтики к числу «самых решительных элементов», призванных участвовать во всех важнейших операциях. К вечеру 25 октября в распоряжении ВРК было 11 боевых кораблей, более 10 тысяч матросов.

Силы контрреволюции были неизмеримо меньше и слабее. Временное правительство рассчитывало в первую очередь на офицерство и служащих военного аппарата, учащихся (юнкеров) пяти военных училищ и нескольких школ прапорщиков, а также на два ударных батальона, в том числе женский. Казачьи части заявили о своем нейтралитете. Вооруженные силы в Петрограде, способные выступить на защиту Временного правительства, составляли до десяти тысяч; они были плохо организованы, разрознены территориально. К началу Октябрьского вооруженного восстания силы революции имели многократный перевес. Это было массовое, народное восстание.

Однако руководителям Военной организации при ЦК РСДРП (б) казалось, что не все вполне готово к выступлению. Определенную роль сыграли также тормозящая деятельность Троцкого, сознательно затягивавшего время выступления, и сдерживающая позиция Каменева. В результате инициативу перехватило Временное правительство. В ночь на 24 октября оно издало приказ вызвать из пригородов Петрограда верные воинские части и закрыть большевистские газеты «Рабочий путь» и «Солдат», печатавшиеся в типографии «Труд». Большинство телефонов Смольного было отключено.

В 8 часов утра в Смольном состоялось срочное заседание ЦК РСДРП (б). Принятое решение обязывало всех членов ЦК находиться в Смольном. ЦК расставил свои силы на важнейших участках борьбы. По решению ЦК и приказу ВРК солдаты Литовского полка и 6-го запасного саперного батальона под командованием члена ВРК П. В. Дашкевича овладели типографией и обеспечили выпуск большевистских газет. Освобождение типографии и выпуск газет по существу означали начало активных действий, переросших в массовое вооруженное восстание против Временного правительства.

В. И. Ленин, находясь на конспиративной квартире, с напряженным вниманием следил за развитием событий. В последние дни его связь с ЦК стала еще более оперативной. Она осуществлялась в основном через Выборгский райком, его секретаря Е. Н. Егорову и Н. К. Крупскую. Доставленные в райком письма и записки Ленина направлялись оттуда в Смольный со специальными посыльными, число которых было увеличено.

Как вспоминала М. В. Фофанова, хозяйка конспиративной квартиры Ленина на Сердобольской, 24 октября она несколько раз относила в Выборгский райком записки Ленина, в которых он запрашивал у ЦК разрешение на приход в Смольный. Связной ЦК Э. А. Рахья доставил в райком письмо Ленина, адресованное членам ЦК, в котором он категорически настаивал: «Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство... Нельзя ждать!! Можно потерять все!!»

Ленин решительно осудил предложение Троцкого отложить решение вопроса о власти до открытия съезда Советов, с которым тот выступил еще раз 24 октября на заседании Петроградского Совета.

«Было бы гибелью или формальностью,— писал Ленин в «Письме членам ЦК»,— ждать колеблющегося голосования 25 октября, народ вправе и обязан решать подобные вопросы не голосованиями, а силой; народ вправе и обязан в критические моменты революции направлять своих представителей, даже своих лучших представителей, а не ждать их». «История не простит промедления революционерам,— указывал он в том же письме,— которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять много завтра, рискуя потерять все».

24 октября ЦК партии поручил сотруднице Секретариата Т. А. Словатинской передать Ленину через Крупскую, чтобы он прибыл в Смольный. Словатинская нашла Надежду Константиновну лишь поздно вечером и передала ей о вызове Ленина в Смольный. Ленин в это время был уже там.

Не дожидаясь разрешения ЦК, Ленин в сопровождении Рахьи ушел из своего последнего нелегального убежища в Смольный. Чтобы не попасть в руки юнкерских патрулей, Владимир Ильич изменил свою внешность. Он надел старое пальто и кепку, повязал щеку платком, как при зубной боли. Вместе с Рахьей они на трамвае доехали до Боткинской улицы, потом прошли Литейный мост, свернули на Шпалерную улицу. По дороге их дважды останавливали юнкера. Когда их нагнал конный юнкерский патруль, на окрик: «Стой! Пропуск!» — остановился только Рахья. Чтобы отвлечь на себя внимание патрульных и задержать их, Рахья долго спорил и пререкался с ними. Ленин тем временем быстро ушел. Лишь находчивость Рахьи и самообладание Владимира Ильича позволили им благополучно дойти до Смольного.

Приход Ленина в Смольный вечером 24 октября сыграл решающую роль в развитии революционных событий в Петрограде. Вождь придал четкий и динамичный характер действиям ЦК, который в тесной связи с Петербургским и районными комитетами партии обеспечивал общее руководство восстанием. Силы революции пришли в могучее движение.

Находясь на третьем этаже Смольного, в комнате ВРК, Ленин, как вспоминал Подвойский, пустил машину восстания на полный ход, на самую высокую скорость. В районы столицы, в Советы, на предприятия, в воинские части, штабы Красной гвардии полетели с нарочными ленинские приказы о решительном наступлении. «И такая ясность и сила были в его приказаниях, в его действиях,— вспоминала Коллонтай,— какая бывает у очень опытного капитана в шторм. А шторм был невиданный — шторм величайшей социалистической революции...»

События развивались стремительно. В 12 часов 15 минут ночи на 25 октября командующий Петроградским военным округом Г. П. Полковников телеграфировал главнокомандующему Северным фронтом: «Доношу, что положение в городе угрожающее. Уличных выступлений, беспорядков нет, но идет планомерный захват учреждений, вокзалов, аресты. Никакие приказы не выполняются. Юнкера сдают караулы без сопротивления, казаки, несмотря на ряд приказаний, до сих пор из своих казарм не выступили».

Ночью в комнате № 31 на первом этаже Смольного состоялось заседание ЦК под председательством В. И. Ленина. На нем были обсуждены сообщения о ходе восстания и вопрос о создании Советского правительства. Решили назвать его «рабоче-крестьянским», а его членов — «народными комиссарами».

Через несколько часов, к рассвету, почти весь город уже был в руках восставших. Лишь Зимний дворец и штаб Петроградского военного округа оставались во власти Временного правительства.

Утром 25 октября В. И. Ленин написал обращение «К гражданам России!». По согласованию с членами ЦК и ВРК Владимир Ильич внес в него некоторые поправки и изменения. В 10 часов утра текст обращения был отправлен в типографию «Труд». В тот же день оно появилось в вечерней газете «Рабочий и солдат» и было передано в эфир через радиостанцию крейсера «Аврора», стоявшего, как и другие революционные суда Балтфлота, на Неве. Вскоре обращение напечатали отдельной листовкой. Из этого документа население России узнало, что Временное правительство низложено и государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов — Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.

В этом кратком, но чрезвычайно емком документе провозглашалась программа новой власти: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства.

День 25 октября (7 ноября) вошел в историю как день победы Великой Октябрьской социалистической революции, открывшей новую эпоху в истории человечества.

О его историческом значении пророчески сказал А. В. Луначарский: «...Я не удивлюсь нисколько, если день 25 октября (7 ноября) сделается действительно всемирным праздником, если от этого дня поведется новое летосчисление, если великие слова Маркса о том, что вся история человечества по отношению к ее социалистической поре есть только вступление,— оправдаются именно на этом, кровью героев окрашенном, светлом пороге новой жизни — 25 октября».

А между тем это был обычный день петроградской осени, облачный, пасмурный. Между часом дня и девятью вечера шел небольшой дождь, утром температура была 1,4 градуса тепла, а к вечеру поднялась до 2,9.

Днем, в 2 часа 35 минут, в Смольном открылось экстренное заседание Петроградского Совета. В белоколонном Актовом зале было необычно многолюдно. Присутствовали не только члены Петроградского Совета, но и прибывшие со всех концов страны делегаты II Всероссийского съезда Советов, солдаты и матросы, выполнявшие боевые задания Военно-революционного комитета. Стоял нестройный гул многих голосов.

Заседание открыл Председатель Петроградского Совета Троцкий, который объявил о свержении Временного правительства и победе революции. Присутствовавшие встретили это сообщение бурными радостными аплодисментами. Далее Троцкий со свойственным ему красноречием сказал, что власть Временного правительства была мертва и метла истории неизбежно должна была ее смести, подчеркнул легкость и бескровность достигнутой победы.

Во время речи Троцкого в зале появился В. И. Ленин. Собрание устроило ему бурную овацию. Когда Ленину было предоставлено слово, овация возобновилась. Наконец, подчиняясь просьбе Ленина, зал умолк.

«Товарищи! — взволнованно начал Ленин.— Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась».

В кратком докладе он сформулировал первоочередные задачи Советской власти: создание Советского правительства, провозглашение немедленного справедливого мира, уничтожение помещичьей собственности на землю, строительство пролетарского социалистического государства. Единодушно была принята резолюция, предложенная Лениным.

К вечеру 25 октября Зимний дворец, где находилось Временное правительство, и штаб Петроградского военного округа были окружены революционными войсками. Их действия направлялись из Смольного. Как выглядел Смольный в тот вечер, запечатлено в бессмертной книге Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир». «Когда мы подошли к Смольному,— свидетельствовал он,— его массивный фасад сверкал огнями. Со всех улиц к нему подходили новые и новые люди, торопившиеся сквозь мрак и тьму. Подъезжали и отъезжали автомобили и мотоциклы. Огромный серый броневик, над башенкой которого развевались два красных флага, завывая сиреной, выполз из ворот. Было холодно, и красногвардейцы, охранявшие вход, грелись у костра... По обеим сторонам входа стояли пулеметы со снятыми чехлами, и с их казенных частей, извиваясь, как змеи, свисали патронные ленты. Во дворе, под деревьями сада, стояло много броневиков, их моторы были заведены и работали. Огромные и пустые, плохо освещенные залы гудели от топота тяжелых сапог, криков и говора... Настроение было решительное. Все лестницы были залиты толпой: тут были рабочие в черных блузах и черных меховых шапках, многие с винтовками через плечо, солдаты в грубых шинелях грязного цвета и в серых меховых папахах».

В 10 часов 40 минут вечера открылось заседание II Всероссийского съезда Советов. Его открыл от имени ЦИК один из лидеров меньшевиков Ф. И. Дан (Гурвич). Он призвал делегатов оказать поддержку министрам-социалистам, находившимся в осажденном Зимнем дворце. По соглашению бюро фракций большевик В. А. Аванесов предложил избрать президиум на основе пропорционального представительства — 14 большевиков, 7 эсеров, 3 меньшевика, 1 меньшевик-интернационалист. Правые эсеры, меньшевики и меньшевики-интернационалисты отказались войти в президиум. Были избраны 14 большевиков во главе с В. И. Лениным и 7 левых эсеров. Место председателя занял Л. Б. Каменев.

Меньшевики, правые эсеры и бундовцы, убедившись, что большинство съезда их не поддерживает, пытались сорвать его работу, а когда это не удалось, заявили, что покидают съезд.

От имени меньшевиков Л. М. Хинчук заявил: «Мы снимаем с себя всякую ответственность за происходящее и покидаем съезд». М. Я. Гендельман от имени эсеров сделал аналогичное заявление. Однако ушли правые эсеры, а левые остались. От группы бундовцев Р. А. Абрамович заявил, что все происходящее в настоящее время в Петрограде является «великим несчастием» и его группа также уходит со съезда. Далее он заявил, что меньшевики и эсеры вместе с эсерами — гласными Городской думы «решили погибнуть вместе с правительством и потому все они отправляются к Зимнему дворцу под обстрел». Абрамович пригласил делегатов съезда последовать их примеру.

— Не по пути,— кричали ему с мест.

Действительно, поздно ночью меньшевистско-эсеровско-кадетское большинство Городской думы направлялось по Невскому проспекту к Зимнему дворцу, чтобы «вместе со своими избранниками умереть». Но умереть им не пришлось ввиду того, что красногвардейцы и солдаты не пропустили их на Дворцовую площадь.

Ушедшие со съезда меньшевики и правые эсеры обосновались в Городской думе, где вместе с кадетами создали антисоветский центр под названием «Комитет спасения родины и революции».

Делегат II съезда большевик Я. А. Яковлев (Эпштейн) писал в 1928 году: «Их никто со съезда не прогонял. Их никто со съезда не исключал. Они ушли со съезда согласно решений своих фракций, сами, добровольно сделав выбор между революцией и контрреволюцией».

Состав II съезда Советов свидетельствовал, что на нем были представлены рабочие, солдаты, крестьяне из всех основных районов страны: Центральный промышленный район послал 110 делегатов, Урал — 34, Донбасс — 27, Украина — 122, Белоруссия — 51, Прибалтика — 26, Закавказье — 12, Северный Кавказ — 9, Средняя Азия—5, Бессарабия — 3. Армия и флот направили свыше 200 делегатов. Всего на II съезд Советов направили своих представителей 402 Совета страны — на 10 больше, чем на I съезд.

К открытию съезда зарегистрировались 517 делегатов. Среди них 250 большевиков, 159 эсеров, 60 меньшевиков, 14 объединенных интернационалистов, 3 анархиста, 6 украинских эсеров, 3 «независимых социалиста» и 22 беспартийных.

В ходе съезда состав и число его участников менялись. Раскололась фракция эсеров, и правые вместе с меньшевиками ушли со съезда. В то же время продолжали прибывать новые делегаты. В конце заседаний на съезде присутствовало 625 делегатов— 390 большевиков, 179 левых эсеров, 35 объединенных интернационалистов и 21 украинский эсер. Таким образом, большевики имели на съезде абсолютное большинство.

Еще 21 октября Центральный Комитет большевистской партии, обсуждая вопрос об открытии II съезда и порядке его работы, поручил В. И. Ленину выступить с важнейшими докладами — о власти, о войне, о земле. Но вечером 25-го начался штурм последнего оплота Временного правительства — Зимнего дворца. В. И. Ленин, находясь в Смольном, не мог присутствовать на первом заседании съезда, так как руководил наступательными действиями революционных частей.

Джон Рид так описал Актовый зал Смольного к моменту открытия съезда:

«Мы вошли в огромный зал заседания, проталкиваясь сквозь бурлящую толпу, стеснившуюся у дверей. Освещенные огромными белыми люстрами, на скамьях и стульях, в проходах, на подоконниках, даже на краю возвышения для президиума, сидели представители рабочих и солдат всей России».

Рид отметил несколько выразительных деталей, дополняющих картину: «Кое-где в публике щетинятся штыки. Измученные красногвардейцы, опоясанные патронными лентами, спят на полу у колонн.

Зал не отапливается, лишь от тел исходит живое тепло, и на стеклах высоких окон выступает иней. Воздух сизый от табачного дыма и дыхания... Однообразные простые лица, открытые и решительные, лица, почерневшие в окопах от мороза, широко поставленные глаза, большие бороды или иногда тонкие ястребиные лица кавказцев или азиатов из Туркестана, многие с редкими татарскими усами».

В то время как в Актовом зале Смольного шло заседание съезда Советов, революционные отряды вели планомерную осаду Зимнего дворца. Боевыми операциями руководили Подвойский, а также Антонов-Овсеенко, Чудновский, Еремеев, Невский. Им помогали комиссары ВРК в полках, комиссар крейсера «Аврора» А. В. Белышев, комиссар Петропавловской крепости Г. И. Благонравов.

Штурм Зимнего дворца вели сводные отряды красногвардейцев Выборгской стороны, Петроградской стороны, других районов города, солдаты Павловского, Кексгольмского, Литовского и Волынского полков, матросы-балтийцы. На Неве сосредоточились военные корабли — эсминцы «Забияка» и «Самсон», сторожевое судно «Ястреб», яхта «Зарница», минный заградитель «Амур» и другие, пришедшие по приказу ВРК из Кронштадта и Гельсингфорса. У Николаевского моста занял боевую позицию крейсер «Аврора». В полную готовность был приведен гарнизон Петропавловской крепости.

Чтобы избежать бессмысленного кровопролития и не повредить дворец, ценный памятник культуры, ВРК направил к Временному правительству парламентеров — Дашкевича и Чудновского. Но министры Временного правительства отказались разговаривать с ними, надеясь на защитников дворца — юнкеров и женщин-ударниц, которым был дан приказ: «Стоять насмерть». Осажденные ждали прибытия к ним на выручку войск с фронта во главе с Керенским, который утром 25 октября покинул столицу.

Глава Временного правительства Керенский накануне требовал от верных ему войск «огнем и железом» расправиться с восставшим народом, а утром 25 октября тайно выехал из Петрограда якобы за помощью во фронтовые части.

Министр юстиции Временного правительства П. Н. Малянтович с достоверностью непосредственного участника событий отобразил состояние членов Временного правительства в то время: «В огромной мышеловке бродили, изредка сходясь все вместе или отдельными группами на короткие беседы, обреченные люди, одинокие, всеми оставленные... Вокруг нас была пустота, внутри нас — пустота, и в ней вырастала бездушная решимость равнодушного безразличия. Наконец все собрались в Малой столовой, наиболее безопасном месте в случае обстрела дворца пушками Петропавловской крепости».

Ленин торопил руководителей революционных отрядов со взятием Зимнего и арестом Временного правительства.

В соответствии с планом восстания после условного холостого выстрела полуденной пушки Нарышкинского бастиона Петропавловской крепости в 9 часов 40 минут вечера выстрелом бакового орудия крейсер «Аврора» дал сигнал к началу штурма. В 2 часа 10 минут ночи штурм победоносно завершился. «Дверь распахнулась,— вспоминал Малянтович.— Вскочил юнкер. Вытянулся во фрунт, руку под козырек, лицо взволнованное, но решительное:

Как прикажете, Временное правительство? Защищаться до последнего человека? Мы готовы, если прикажет Временное правительство.

Этого не надо! Это бесцельно! Это же ясно. Не надо крови! Надо сдаваться! — закричали мы все, не сговариваясь...»

Антонов-Овсеенко именем Военно-революционного комитета объявил членам Временного правительства, что они арестованы. Под конвоем красногвардейцев и революционных солдат министров отправили в Петропавловскую крепость.

Вместе со штурмующими Зимний дворец на Дворцовой площади были Джон Рид со своими друзьями журналистами Альбертом Рисом Вильямсом, Бесси Битти и Луизой Брайант.

«Увлеченные бурной человеческой волной,— писал Рид,— мы вбежали во дворец через правый подъезд, выходивший в огромную и пустую сводчатую комнату... Здесь стояло множество ящиков. Красногвардейцы и солдаты набросились на них с яростью, разбивая их прикладами и вытаскивая наружу ковры, гардины, белье, фарфоровую и стеклянную посуду. Кто-то взвалил на плечо бронзовые часы. Кто-то другой нашел страусовое перо и воткнул его в свою шапку. Но как только начался грабеж, кто-то закричал: „Товарищи! Ничего не трогайте! Не берите ничего! Это народное достояние!" Его сразу поддержало не меньше двадцати голосов: „Стой! Клади все назад! Ничего не брать! Народное достояние!" Десятки рук протянулись к расхитителям. У них отняли парчу и гобелены. Двое людей отобрали бронзовые часы. Вещи поспешно кое-как сваливались обратно в ящики, у которых самочинно встали часовые. Все это делалось совершенно стихийно. По коридорам и лестницам все глуше и глуше были слышны замирающие в отдалении крики: „Революционная дисциплина! Народное достояние!"»

Всесторонне подготовленное большевистской партией и проведенное по разработанному Лениным плану и под его непосредственным руководством восстание в Петрограде победило быстро. Людские потери были незначительны: всего 6 убитых и 50 раненых.

Под утро, после получения известия о взятии Зимнего дворца, В. И. Ленин, не спавший почти двое суток, принял приглашение В. Д. Бонч-Бруевича, старого своего партийного товарища, проживавшего недалеко от Смольного, поехать к нему на квартиру немного отдохнуть. Бонч-Бруевич являлся одним из руководителей партийной организации Рождественского района, на территории которого расположен Смольный, и сам жил в этом районе на Херсонской улице, в доме № 5, квартире 9. В. И. Ленин и Н. К. Крупская вместе с В. Д. Бонч-Бруевичем на машине приехали на квартиру Бонч-Бруевича.

Владимиру Ильичу удалось заснуть не сразу. Стараясь никого не беспокоить, он сел за письменный стол и написал давно уже продуманный проект Декрета о земле.

В первые недели после победы революции В. И. Ленин и Н. К. Крупская, не имевшие своей квартиры, чаще всего приезжали отдыхать сюда, в квартиру Бонч-Бруевича. В 1938 году в этой квартире был открыт мемориальный музей В. И. Ленина.

26 октября в 3 часа 10 минут ночи после перерыва возобновилось заседание II съезда Советов. А. В. Луначарский огласил написанное В. И. Лениным воззвание II Всероссийского съезда Советов «Рабочим, солдатам и крестьянам!» В этом первом документе съезда говорилось, что Временное правительство низложено, большинство его членов арестовано, и съезд, опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, берет власть в свои руки. Вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В воззвании объявлялось, что Советская власть предложит немедленный демократический мир всем народам, обеспечит безвозмездную передачу помещичьих, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов, проведет полную демократизацию армии, установит рабочий контроль над производством, обеспечит всем нациям подлинное право на самоопределение. Съезд призвал рабочих, солдат и крестьян к бдительности и стойкости, к защите революции от посягательства империализма и контрреволюции.

Днем 26 октября Центральный Комитет партии большевиков, большевистская фракция II съезда Советов под руководством Ленина обсуждали вопросы о первых декретах Советской власти, о составе первого в мире рабоче-крестьянского правительства. В совещаниях участвовали представители партийных и профсоюзных организаций Петрограда.

Вечером 26 октября ЦК РСДРП (б) предложил левым эсерам войти в Советское правительство. Однако левые эсеры, не порывавшие окончательно с правыми эсерами и меньшевиками, отказались. Ввиду этого было принято решение составить правительство из одних большевиков.

Около 9 часов вечера 26 октября началось второе заседание II съезда Советов, длившееся всю ночь с перерывом (с часу до двух) — до 5 часов утра 27 октября.

«Было ровно 8 часов 40 минут,— свидетельствует Джон Рид,— когда громовая волна приветственных криков и рукоплесканий возвестила появление членов президиума и Ленина — великого Ленина среди них. Невысокая коренастая фигура с большой лысой выпуклой, крепко посаженной головой. Маленькие глаза, крупный нос, широкий благородный рот, массивный подбородок, бритый, но с уже проступавшей бородкой, столь известной в прошлом и будущем. Потертый костюм, несколько не по росту длинные брюки. Ничего, что напоминало бы кумира толпы, простой, любимый и уважаемый так, как, быть может, любили и уважали лишь немногих вождей в истории. Необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту, чуждый какой бы то ни было рисовки, не поддающийся настроениям, твердый, непреклонный, без эффектных пристрастий, но обладающий могучим умением раскрыть сложнейшие идеи в самых простых словах и дать глубокий анализ конкретной обстановки при сочетании проницательной гибкости и дерзновенной смелости ума.

После краткой вступительной речи Ленин выступил с докладом о мире. Затем он огласил проект Декрета о мире. Рабочее и крестьянское правительство предлагало всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире. Под справедливым и демократическим миром Советское правительство имело в виду мир без аннексий (т. е. без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народностей) и без контрибуций. Вместе с тем Советское правительство выражало готовность рассмотреть другие условия мира, настаивая лишь на возможно более быстром их предложении. Одновременно отменялась тайная дипломатия, и Советское правительство заявляло о том, что будут опубликованы все тайные договоры, заключенные Временным правительством с февраля до 25 октября 1917 года.

Всем правительствам и народам воюющих стран предлагалось немедленно заключить перемирие, необходимое для окончательной выработки условий мира. Советское правительство обращалось за поддержкой к сознательным рабочим тех стран, которые много сделали для развития пролетарского движения,— к рабочим Англии, Франции, Германии.

После обсуждения декрета делегатами Ленин выступил с заключительным словом. В 10 часов 35 минут делегаты, подняв свои мандаты, единогласно приняли Декрет о мире.

«Неожиданный и стихийный порыв поднял нас всех на ноги,— вспоминал Джон Рид,— и наше единодушие вылилось в стройном, волнующем звучании «Интернационала». Какой-то старый, седеющий солдат плакал, как ребенок. Александра Коллонтай потихоньку смахнула слезу. Могучий гимн заполнял зал, вырывался сквозь окна и двери и уносился в притихшее небо. «Конец войне! Конец войне!» — радостно улыбаясь, говорил мой сосед, молодой рабочий».

После принятия Декрета о мире съезд слушал доклад Ленина о земле. Владимир Ильич подчеркнул, что Советская власть считает своим первейшим долгом незамедлительно удовлетворить требования огромной массы крестьянской бедноты. Полностью доверяя крестьянству, Советская власть предоставляет ему право самостоятельно решить земельный вопрос. В проект Декрета был включен наказ, составленный эсерами на основе 242 местных крестьянских наказов. Согласно Декрету о земле, который предстояло принять съезду, отменялась немедленно, без всякого выкупа помещичья собственность на землю. Имения помещиков, а также монастырские, церковные и удельные земли вместе со всем их живым и мертвым инвентарем переходили в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. Земли рядовых крестьян и казаков не конфисковались. Это означало, что крестьяне получали в свои руки 150 миллионов гектаров земли, и при этом освобождались от огромных долгов помещикам и государству.

Свою речь Ленин закончил под бурные аплодисменты словами: «Россия велика, и местные условия в ней различны; мы верим, что крестьянство само лучше нас сумеет правильно, так, как надо, разрешить вопрос. В духе ли нашем, в духе ли эсеровской программы,— не в этом суть. Суть в том, чтобы крестьянство получило твердую уверенность в том, что помещиков в деревне больше нет, что пусть сами крестьяне решают все вопросы, пусть сами они устраивают свою жизнь». Съезд принял Декрет о земле абсолютным большинством голосов при одном против и восьми воздержавшихся.

Делегат от крестьян Тверской губернии К. Г. Жигунов от имени своих избирателей выразил «благодарность товарищу Ленину, как самому стойкому защитнику крестьянской бедноты». Это заявление было встречено овацией всего зала.

Третий важнейший вопрос, который решил в этот день съезд Советов, был об образовании Советского правительства. Съезд создал первое в мире рабоче-крестьянское правительство — Совет Народных Комиссаров. Главой правительства стал вождь и вдохновитель Великой Октябрьской социалистической революции В. И. Ленин.

Участие в первом Советском правительстве налагало на большевиков высочайшую ответственность, ибо им предстояло руководить созидательной деятельностью, опыта которой у них не было. Им предстояло идти путем первопроходцев. Настроение тех минут передал секретарь Центрального Совета профсоюзов С. А. Лозовский: «Когда 26-го октября, утром, на фракции II съезда Советов Ленин сделал от имени ЦК доклад о составе нового правительства, то первые слова: «Председатель Совета Народных Комиссаров — Владимир Ильич Ульянов (Ленин)» — произвели потрясающее впечатление на фракцию. Как-то жутко стало: каждый понимал всю серьезность сделанного шага, причем ближайшее будущее представлялось пока еще в тумане».

Ленин был избран также членом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов (ВЦИК) — верховного законодательного, распорядительного и контролирующего органа власти. Председателем ВЦИК был избран Л. Б. Каменев.

Съезд Советов принял и другие важные решения — об отмене смертной казни на фронте, о переходе власти на местах к Советам, об освобождении арестованных Временным правительством членов земельных комитетов. Земельные комитеты были созданы Временным правительством «для подготовки земельной реформы». Так как решение аграрного вопроса затягивалось, то земельные комитеты, состоявшие из крестьян, активно включились по призыву большевиков в борьбу за захват помещичьих земель, за что и подвергались Временным правительством арестам.

Съезд Советов решил вопросы исторического значения — о власти, о мире, о земле. Перед победившим пролетариатом встала величественная и небывало сложная задача — строительство социалистического государства.

«Было раннее утро 27 октября, когда мы, делегаты съезда,— вспоминал И. X. Бодякшин, представитель большевиков Ржева,— покидали Смольный. Каждый из нас получил газеты и листовки с декретами, принятыми съездом. Мы спешили на вокзал, чтобы быстрее попасть домой и, засучив рукава, взяться за укрепление только что родившейся Советской власти».

Исторический белоколонный зал Смольного в значительной степени сохранил до наших дней свой архитектурный облик. Те же прекрасные люстры, выполненные по рисунку Джакомо Кваренги из искусственного мрамора цвета слоновой кости, освещают ныне ряды удобных красных кресел. На торцовой стене зала, за столом президиума,— картина художника И. И. Бродского, на которой изображен В. И. Ленин на фоне Волховской ГЭС — первой советской гидроэлектростанции, построенной по ленинскому плану ГОЭЛРО. Справа и слева от картины на стене мемориальные надписи об исторических событиях, которые произошли в этом зале в октябре1917 года.

По обе стороны от центральной входной двери — беломраморные доски, на которых золотыми буквами начертан полный текст первой Советской Конституции — Конституции РСФСР, принятой в июле 1918 года V Всероссийским съездом Советов.

За 124 дня смольнинского периода Ленин много раз выступал в Актовом зале. В последний раз он был в этом зале 19 июля 1920 года, когда приезжал в Петроград на открытие II конгресса Коминтерна.

Не только Актовый зал, но и многие другие помещения исторического здания связаны с деятельностью В. И. Ленина.