От авторов сайта:  На сайте есть еще книга Виктора "Антиарутюнов: мелкопакостная ложь о великом человеке" (ссылка ниже). А здесь тоже рецензия автора на очередной антиленинский опус.

http://leninism.su/lie/3316-antiarutyunov-melkopakostnaya-lozh-o-velikom-cheloveke.html

 

Виктор Штанько

КТО ТАКОЕ «ПАНТОКРАТОР»?

(«Лев Данилкин. Вивисектор хтонических змеек»)

  1. Введение

Посоветовали мне друзья ознакомиться с новой книгой о Ленине, сочинённой неким Львом Александровичем Данилкиным. Название было звучным: «Ленин. Пантократор солнечных пылинок». Книга оказалась легко доступной в интернете; я бы даже сказал слишком легко, почти рекламно. Сразу показалось подозрительным и то, что «Пантократор» в 2017 году оказался лауреатом российской национальной премии «Большая книга», принеся своему автору аж 3 миллиона рублей призовых. Спрашивается, чем могла так порадовать книга о вожде мирового пролетариата учредителей премии: «Альфа-Банк», группу компаний «Ренова», фонд содействия кадетским корпусам имени Александра Йордана (весьма достойного джентльмена, «сражавшегося в 41-45 против коммунистов в Югославии» и не посрамившего, надо полагать, знамён), ещё несколько уважаемых организаций, а так же лично господ Абрамовича и Мамута? При этом, что ещё интереснее, книгу хвалят и некоторые авторитетные люди левых взглядов. Пришлось провести некоторую подготовительную работу: почитать отзывы и заглянуть на страницу автора в «Википедии». Ситуация ничуть не прояснилась: парадоксальная книга с непонятным названием, написанная странным автором.

   Что касается автора, то странным тут выглядит одно из его предыдущих мест работы: шеф-редактор журнала «Плейбой». Не приговор, разумеется, но вот никак не ожидаешь от человека, задачей которого являлась оценка женских прелестей, кропотливой работы над ленинским и о-ленинским литературным наследием. Плюс, подозрительная в наше циничное время бессребренность: только что вышедшая книга находится в широчайшем свободном доступе. Если говорить о названии, то пришлось приложить немало усилий в попытках понять, что эти три слова могут означать, взятые вместе. С первым более-менее понятно: икона, если кратко. С двумя остальными помог знакомый: оказывается, «душа есть солнечные пылинки», с точки зрения древних пифагорийцев. Короче говоря: «Икона души»… Хрен редьки показался не слаще. Капитулировал я после того, как попалось на глаза интервью с автором, озаглавленное: «Вивисектор русской хтони». Забегая вперёд скажу, что в конце своей книги г-н Данилкин предпринял «подводку» к названию книги. Прочитав несколько раз два небольших абзаца, я снова почувствовал себя в положении участника «Поля чудес», который угадал все буквы, но не сумел назвать слово. Тем не менее, рабоче-крестьянская упёртость не позволила мне окончательно сложить своё нехитрое интеллектуальное оружие и, одолев новогодние праздники (и их последствия), я взялся за чтение 900-страничной книженции в ударных темпах.

В процессе чтения, когда уже принял решение, что буду писать отзыв, не раз задумывался о том, в какой форме это надо будет делать. И тут попались такие вот строки в главе, где автор разделывал под орех ленинский «Материализм и эмпириокритицизм»:

   «Эта книга, по сути, целиком написана из вредности – представьте себе старуху Шапокляк, которая провалилась в энциклопедическую статью «Эмпириомонизм». Вредность эта вредит и самому автору. Раз за разом один и тот же прием: Ленин цепляется к какому-то невинно выглядящему фрагменту работы своего оппонента – и картинно, по-фома-опискински, хватается за голову: о ужас, что он такое говорит!»

   Ну что-ж, не будем и мы отходить от заветов вождя: ударим, так сказать, Фомой Опискиным Лениным по «Пантократору» и попытаемся зацепиться за «невинно выглядящие фрагменты».

Итак начнём. Открываю книгу и сразу – бац! Нечасто встречаются книги, которые хочется закрыть после прочтения первого же предложения в аннотации:

   «Ленин был великий велосипедист, философ, путешественник, шутник, спортсмен и криптограф».

   Великий велосипедист?? Это что, юмор такой, с места в карьер? Что за дурацкий набор существительных? Второе предложение начинается не лучше первого:

   «Кем он не был, так это приятным собеседником…»

   Автор точно раскрывал книги о Ленине? Что интересно, уже здесь ответом на этот вопрос будет «да», потому что чуть ниже он сам пишет:

   «ВИ всегда хорошо сходился с «простыми людьми».

   Как это можно сделать, будучи неприятным собеседником, одному Данилкину известно.   

   Разумеется, это далеко не единственные пример, на котором можно показать бредовость данного утверждения.

   Заканчивается введение словами, которые показались мне, мягко говоря, странными, но при этом смутно знакомыми:

   «КТО ТАКОЕ ЛЕНИН? Он – вы».

   Гугл подсказал, что это из поэмы Сергея Есенина «Анна Снегина». В школе учили, да. Вроде бы вспомнил, что учителя именно на этот момент особенно пафосно напирали. Сейчас, пока рылся в интернете, нашёл новое объяснение: оказывается, великий поэт таким манером тирана обругал. Ладно, побоку вступление, идём дальше.

   Прежде чем перейти к основному тексту, всё таки скажу несколько слов про общие впечатления от книги, чтобы мои «фома-опискинские цепляния» не выглядели совсем уж мелочными придирками. «Пантократор» - книга не плохая, и я не буду отговаривать никого из своих знакомых от её прочтения. Но и рекомендовать не буду, потому, что она и не хорошая. Она какая-то рваная. Сам автор достаточно честно пишет о том же:

   «Говорят, у поваров есть старый способ, как проверить, готовы ли спагетти, – их нужно бросить в стену: если прилипли, значит, сварились. Так я в какой-то момент и поступил. В итоге по прошествии пяти лет, посвященных «эксперименту», я обнаружил себя в помещении, где на стене было налеплено нечто очень странное, черта с два отдерешь…»

   Но это далеко не главная проблема книги. Например, сам автор то кажется удивительно искренним; то начинает заниматься откровенным передёргиванием. То пишет тексты, от которых спонсоры выигранной им премии просто осоловели бы; то, например, абсолютно не к месту употребляет (причём раз десять, наверное) термин «майдан», который сейчас иначе как в «охранительском» контексте не используется. Иногда он почти восхищается гениальной прозорливостью Ленина, но практически тут же пишет о нём, как о мелком склочнике. С брезгливостью проходит мимо очевидных возможностей облить Владимира Ильича грязью (в активно используемых автором воспоминаниях разных эмигрантов такого добра – вонючие кучи) и тут же непонятно зачем перевирает слова в тех же целях. Не понятна так же целевая аудитория книги: г-н Данилкин то козыряет латынью (без перевода), то использует отсылки к каким-то мультикам. Ладно бы только к мультикам! Автор явно (а конкретно в моём случае – напрасно) исходит из того, что его читатель должен понимать нескончаемые аллюзии к широчайшему спектру прочитанной им самим литературы, начиная от мировой классики и заканчивая современными российскими фантастами. Уже не говорю о тотальной непоследовательности Льва Александровича, когда он на одном квадратном метре ухитряется похвалить Ленина за то, за что только что ругал последними словами.

 

   PS: мне пришлось вернуться к началу, когда уже перевалил примерно за середину своих комментариев. Я понимаю, что сейчас перегружаю вступление, которое в идеале как раз не должно отпугивать читателя; тем не менее, альтернативой этому была бы только полная переделка всей работы. Попытаюсь объяснить, в чём суть проблемы. К тому времени, когда стартовый критический запал немного прошёл и началась рутина, я вдруг обратил внимание на то, что начинаю испытывать к книге Данилкина что-то похожее на отвращение, - настолько она хреновая. Дальше – хуже… Но ведь это не так! Точно помню: общее впечатление от книги было скорее положительным.

   Дело вот в чём. Во время первого чтения я сбрасывал в отдельный файл кусочки текста, которые считал необходимым прокомментировать, сопровождая их парой слов, чтобы не потерять ход мыслей. Как говорится, курочка по зёрнышку, и в результате получился нехилых размеров документ. Теперь о главном. Автор «Пантократора» активнейшим образом использует разнообразные фигуры речи. Я в этих делах как раз не силён, но сейчас вот точно понял, что из себя представляет книга Данилкина. Главы её, - это такие бочки условного мёда, в которые автор взял и добавил конкретных фекалий. Где-то пару вёдер, где-то – чайную ложку. Не понимаю, зачем это было сделано (может быть в другом виде не издали бы?), но это факт. Даже в свои самые лучшие главы (например про время «от Февраля к Октябрю») автор добавил эти «ароматные» специи.

   Вот теперь представьте, что из себя представляла «выжимка» из этого продукта, над которой мне и пришлось работать. Поэтому я очень надеюсь на понимание и заранее извиняюсь за где-то излишне резкий тон; но сами понимаете: работа ассенизатора слабо располагает к подбору куртуазных выражений.

   Ладно, переходим к делу. Книга Л.А.Данилкина разделена на своеобразные главы довольно оригинальным территориально-хронологическим способом. То есть, рассказывая, например, о казанском периоде, автор заглядывает и во времена Гражданской войны, приводя цитаты из знаменитой телеграммы об «уничтожении Казани», ну и так далее.