Содержание материала


 

Я.А. Берзинь-Зиемелис

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О В. И. ЛЕНИНЕ

В конце марта или в начале апреля1 состоялось мое назначение «полномочным представителем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики при правительстве Швейцарской республики». Но мой отъезд затягивался, потому что через швейцарского посланника в Петрограде нельзя было добиться согласия швейцарского правительства. В конце концов по настоянию Владимира Ильича было решено, что я в качестве нашего полномочного представителя должен поехать в Берлин, где в то время уже находился тов. Иоффе, и оттуда добиваться согласия швейцарского правительства на принятие меня представителем нашей страны. Вначале мая я уехал из Москвы и к 17 мая был уже в Берне.

Перед отъездом в Швейцарию я имел много разговоров о предстоящей там работе, и от Ленина я получил все инструкции по поводу нее. К сожалению, об этих разговорах в настоящее время я не могу рассказывать подробно, это — дело будущего. Скажу только, что Владимир Ильич в то время не придавал большого значения чисто дипломатической работе и полагал, что в этом направлении в Швейцарии можно будет сделать не много. Зато он придавал чрезвычайное значение работе информационного характера и был уверен, что именно Швейцария является тем местом, откуда можно будет знакомить страны Запада со всем, что происходит у нас, в России. Все его советы относились, главным образом, к этой стороне нашей работы. При этом он не переставал повторять:

- Нужно работать так, чтобы вас не могли обвинить в пропаганде. В Швейцарии как-никак свобода и демократия, там мы всегда находили приют, будучи эмигрантами, и свободно издавали свои органы. Там не может быть легальных препятствий для интервью в газеты, для статей, для издания брошюр о России и т. д.

Он смущался, когда я ему указывал, что одно дело — свобода для частных граждан, а совсем другое — для дипломатического представителя...

В дальнейшем он проявлял весьма большой интерес к каждому шагу нашей работы. В течение тех 6 месяцев, которые я провел в Швейцарии, почти каждый курьер привозил от него личные письма и записки, адресованные мне.

У меня сохранилось 10 таких писем.

В дальнейшем я привожу краткие выдержки из них, но при чтении прошу иметь в виду то, что л сказал о них в начале этой статьи.

Вот коротенькая записка от 2 июня, адресованная: «Тов. Берзину или Шкловскому».

 

«Дорогие друзья! Удивляюсь, что от Вас до сих пор ни звука.

Передайте прилагаемое Гильбо.

Привет Платтену и Гортеру. Хорошо бы от них иметь пару строк.

Жду вестей.

Ваш Ленин»2

 

Следующее письмо не датировано. По-видимому, оно относится уже к июлю месяцу. Из него можно привести пару фраз:

«Дорогой товарищ Берзин! Чтобы не забыть: дайте пособие жене Ильина (он здесь). Надо все же помогать семьям едущих работать в Россию...

Пусть Гортер дает список брошюр и статей на всех языках, имеющих теоретический интерес для меня.

Привет от меня всем.

Особо передайте мой привет Гильбо и Герцогу.

P. S. Итак, будьте здоровы и строго соблюдайте режим.

Ваш Ленин»3

Упоминаемые в этих письмах иностранные товарищи (Платтен, Гортер, Гильбо, Герцог) — старые друзья Ленина. Их он особенно ценил как соратников по работе «Циммервальдской левой», вел с ними личную переписку, но не упускал случая передать привет и через меня.

Из письма от 3 августа также привожу только пару слов:

«... За письма спасибо.

Работаете Вы, видимо, энергично. Привет!.

Здесь критический момент: борьба с англичанами и чехословаками, и кулаками. Решается судьба революции.

Ваш Ленин»4

 

В письме от !4 августа он пишет:

 

«Дорогой тов. Берзин!

Пользуюсь оказией, чтобы черкнуть пару слов привета. Благодарю за издания от всей души.

Ваш Ленин

P. S. Шлите по экземплярчику интересных газет (с отзывами о бе-ках) и новые брошюры, все и всякие: английские, французские, немецкие и итальянские. Не жалейте денег.

Привет Гортеру и Гильбо. Хорошо бы, если бы начитанные в всемирной социалистической литературе люди присылали нам хорошие цитаты, годные для надписей на улицах (к сведению Гортера и др. и т. п.).

Помогли ли П.? и N. N.? Не жалеть денег!!

P. P. S. Прилагаемое отдайте Платтену»5

Через неделю в коротенькой записке от 20 августа Владимир Ильич после всяких приветов и некоторых указаний о работе опять пишет:

 

«... Издавайте побольше и шлите мне по экземпляру.

Даже новых брошюр «Demain»6 не имею!

Пришлите «Le Feu» par Henri Barbusse7 ит.п. литературу.

Ваш Ленин»8

Все эти письма и записочки написаны рукою самого Владимира Ильича, им же написаны и адреса на конвертах (обыкновенно так: «Тов. Берзину, Русскому послу в Берне»). Все они испещрены постскриптумами, подчеркиваниями — одной, двумя, тремя чертами, по большей части пером,, иногда еще красным или синим карандашом. Каждая строчка в них дышит энергией и силой. Каждая страничка свидетельствует о том, какими пронизывающими, проницательными глазами он следит за всем, что творится на Западе, и с каким нетерпением он ждет и призывает помощь оттуда…

Но вот письмо от 20 сентября. Оно написано на машинке, — должно быть, рука Владимира Ильича после покушения еще плохо работала. Только подпись и дата от руки, а также две вставки иностранными словами в тексте. Первую половину его привожу текстуально:

 

«Дорогие товарищи!9

Сегодняшняя «Правда» привела выдержки из статьи Каутского против большевизма (из «Sozialistische Auslandspolitik»)10.

Позорный вздор, детский лепет и пошлейший оппортунизм Каутского возбуждают вопрос: почему мы ничего не делаем для борьбы с теоретическим опошлением марксизма Каутским?

Можно ли терпеть, что даже такие люди, как Меринг и Цеткина, отгораживаются от Каутского более «морально» (если позволительно так выразиться), чем теоретически... Каутский-де не нашел лучшего, как писать теперь против большевиков.

Разве это довод? Разве можно так ослаблять свою позицию? Ведь это значит только давать оружие в руки Каутскому!!

И это вместо того» чтобы писать:

Каутский абсолютно не понял и извратил чисто оппортунистически и учение Маркса о государстве

и » » о диктатуре пролетариата

» » о буржуазной демократии

» » о парламентаризме

» » о роли и значении Коммуны и т. д.

Надо бы принять такие меры...

Очень просил бы прислать (для меня особо) брошюру Каутского (о большевиках, диктатуре и проч.), как только она выйдет11, —

затем собрать для меня все статьи Каутского о большевиках («Демократия и диктатура», конец 1917 или начало 1918 г.; затем статью из «Sozialistische Auslandspolitik», авг. 1918 г.) и другие статьи, коли были.

Наилучшие приветы!»12

Тут перед нами — момент возникновения идеи о брошюре против Каутского, которая вскоре и была написана под заглавием: «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Ленина волновало и удручало, что мы не только не получаем от европейского пролетариата прямой практической помощи в нашей борьбе, но не встречаем даже сколько-нибудь действенной теоретической поддержки со стороны левых марксистов Запада в борьбе против оппортунизма. И тщетно он взывал к «левым» друзьям Европы: по моим личным наблюдениям даже лучшие среди них в то время

не были психологически в состоянии полностью осмыслить пролетарскую революцию в России и давать решительный отпор дряхлому каутскианству. .. Но это уже особая тема, к которой нужно будет вернуться в другом месте.

И вот еще выдержки из большого письма от 15 октября:

 

«Тов. Берзину

Дорогой товарищ! Получил от Вас разрозненные, как всегда, иностранные газеты (нельзя ли заказывать кому-либо делать вырезки: (а) все о России; (б) все о социалистических партиях всех стран).

Из них вижу, между прочим, что Грабер и Гримм глупо и подло напали на Гильбо. Как Вы могли увидеть что-либо дурное в взятии им денег.? Не понимаю.

Нельзя же порицать ценного товарища без формального разбора дела!? Кто из членов партии (Вами назначенных) разбирал дело? Никто! А из данных Гильбо и из решения Женевской комиссии дело яснее ясного за Гильбо.

N В: Пришлите мне: Longuet. «La politique Internationale du Marxisme. Karl Marx et la France»13. Vandervelde. «L’Etat et le socialisme»14 и все брошюры подобного рода на французском, немецком, английском и итальянском языках, все, все, все! Еще «La Russie socialiste» (socia- listes-revolutionaires de gauche), см. «La Feuille» (Geneve)15, 3. X. 19!8*. Pierre Loti. «Quelques aspects du vertige mondial», Paris (Flammarion). Leon Frappie. «Les contes de la guerre» (ibid.).16

Только что получил от Свердлова комплект ваших изданий (не грех бы и мне послать этот комплект)...

Ваш Ленин

NB: Если больны, лечитесь серьезно и не выезжайте из санатории. Сношения по телефону, а на визиты заместителя посылайте»17.

Всего два замечания по поводу этого письма, в котором содержится несколько упреков по моему адресу. (В неопубликованной части этих писем таких упреков остается гораздо больше, но не это является причиной, по которой я их не привожу.)

Газеты, вырезки, комплекты разных изданий и т.д. нами посылались Владимиру Ильичу регулярно, но они часто не доходили до него или доходили поздно и в разрозненном виде. Главной причиной этого было — плохая постановка в то время курьерской службы и всего аппарата Народного комиссариата иностранных дел. По этому поводу я мог бы привести весьма курьезные места из своей тогдашней переписки с т. Караханом, но нужды в этом нет.

По поводу обвинений т. Гильбо Владимир Ильич, по-видимому, имел в тот момент неправильную информацию о позиции, занятой мною в этом деле: я был все время вернейшим защитником т. Гильбо не только против швейцарских оппортунистов, но и против бывшей коммунистки Балабановой. Но и это — дело прошлого, и излагать его здесь подробнее нет надобности…

Я в своих письмах давал Владимиру Ильичу более или менее утешительные сведения о своем здоровье. Он этим не удовлетворился, и по приезде т. Черных из Швейцарии он вызвал его к себе и устроил ему настоящий допрос, в результате которого я и получил вышеприведенные указания о лечении, режиме, порядке работы и т. д. К сожалению, все эти советы оказались невыполнимыми, да и здоровье мое, на самом деле, было не так плохо, как казалось врачам и Владимиру Ильичу. Все остальное в этом письме, кажется, не нуждается в комментариях.

А вот письмо от 25 октября:

 

«Дорогой т. Б.!

Что за история с исключением Герцога?

Я думаю, надо нам высказаться за него. Ведь исключавшие — сволочь, оппортунисты.

Пишите об этом.

Надеюсь, Вы ликвидировали «дело» Гильбо в том смысле, что вполне признали его реабилитированным. Передайте ему мой привет. Где он?

Когда выйдет французское издание «Государство и революция»? Успею ли написать предисловие против Вандервельде?

Пришлите мне: Vandervelde. «Le SociaJisme contre l’Etat»; «La Belgique envahie et le Soda- lisme international»; «Trois aspects de la revolution russe»18. Все три изданы Berger-Levrault, Paris, 5—7, rue des Beaux-Arts19.

Пожалуйста, все такие брошюры соберите (английские, французские, итальянские, немецкие).

Извещайте почаще о Франции. Что там? Как там?

Привет! Ваш Ленин»20

Об исключении т. Герцога из швейцарской партии я в данный момент не могу вспомнить подробностей, для этого придется просмотреть кое-какие документы. По «делу» же Гильбо я с самого начала занял именно ту позицию, которую мне предлагал Владимир Ильич.

Наконец, последнее письмо Владимира Ильича за этот период. Оно помечено 1 ноября.

 

«Дорогой Берзин!

Получил много книг от Вас. Большое спасибо.

Слышал про то, что у Вас все перессорились. Шкловского и Залкинда возьмем.

В случае чего пишите; я буду подписывать Ваши приказы (подчиненным Вам лицам), чтобы не смели ссориться и исполняли строго Ваши приказы.

Лежите и лечитесь строго; жить Вы должны не в Берне, а в горах на солнце, где есть и телефон и железная дорога, а в Берн посылать секретаря и ездить должны к Вам...

Крепко жму руку. Ваш Ленин»21

На этом письме и оборвалась наша корреспонденция в тот период: через 10 дней (12 ноября) наше полномочное представительство было выслано из Швейцарии, и мы в конце ноября вернулись в Москву вместе с тов. Иоффе, которого задержали на русско-германской границе и которого мы там «догнали».

В Москве к приходу поезда на вокзал был послан товарищ, который передал мне, что Владимир Ильич просит меня приехать прямо с вокзала к нему, если только мое здоровье это позволяет.

Он меня встретил чрезвычайно радушно, помню, мы опять с ним расцеловались. Отмечаю это потому, что, по моим наблюдениям, Владимир Ильич не любил подобных изъявлений чувств, и я не видел, чтобы он когда-либо и с кем-либо поцеловался. Но в его отношениях ко мне я всегда чувствовал не только товарищеское, но и какое-то отцовское чувство.

В другой комнате шло какое-то заседание, куда должен был пойти и Владимир Ильич, но он просил подождать его, долго не отпускал меня. Он подробнейшим образом расспрашивал о нашей швейцарской работе, об оставшихся там товарищах, о росте революционного движения в странах союзников и т. д. А когда я как-то в разговоре спросил о его ране, где именно у него застряла пуля, он заявил с какой-то застенчивостью:

- Это все пустяки, легко сошло. Рукой только двигать не очень удобно...

И снова вернулся к разговорам о мировой революции.

«Правда», 1925, № 17, 21 января.

Примечания:

1 1918 года

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 89. Ред.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 194. Письмо было написано В. И. Лениным в октябре, между 15 и 25 числами. Ред.

4 Там же, стр, 135. Ред.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 150. Ред.

6 «Demain» («Завтра») — ежемесячный литературно-публицистический и политический журнал французских интернационалистов. Ред

7 — «Огонь» Анри Барбюса. Ред.

8 . И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 161. Ред

9 Письмо адресовано Я. А. Берзину. В. В. Воровскому и А. А. Иоффе. Ред.

10 «Sozialistische Auslandspolitik» («Социалистическая внешняя политика») — орган каутскианцев. Ред

11 Имеется в виду изданная осенью 1918 г. в Вене брошюра К. Каутского «Диктатура пролетариата», в которой К. Каутский всячески искажал марксистско-ленинскую теорию пролетарской революции и клеветал на Советское государство. Ред.

12 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 50, стр. 182—184. Ред.

13 — Лонге. «Международная политика марксизма. Карл Маркс и Франция». Ред.

14 По-видимому, имеется в виду брошюра Э. Вандервельде «Le Socialisme conlre 1’Etat» («Социализм против государства»). Paris, 1918. Ред

15 ...Речь идет о подготовленной левыми эсерами книге «La JRussie socialiste» («Социалистическая Россия»), о выходе которой было сообщено в газете «La Feuille» 3 октября 1918 года.

«La Feuiiie» («Листок») — ежедневная газета, выходившая в 1917—1920 годах в Женеве. Не являясь формально органом какой-либо партии, газета фактически стояла на позициях Интернационала. Ред.

Думаю, что левые с.-р. здесь наврали страшно. Надо тотчас заказать (хоть Лейтейзену) компиляцию из «Правды» и «Известий» против лганья левых с.-р. (и еще из «Знамени Трудовой Коммуны» и из «Воли Труда»).

«Знамя Трудовой Коммуны» — газета, с августа по ноябрь 1918 года выходила как орган отделившейся от партии левых эсеров партии «народников-коммунистов». Ред.

«Воля Труда» — газета, орган отделившейся в сентябре 1918 года от партии левых эсеров партии «революционного коммунизма». Ред.

16 — Пьер Лоти. «Некоторые аспекты всемирного головокружения», Париж (Фламарион). Леон Фрапье. «Рассказы о войне» (там же). Ред.

17 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 192—193. Ред.

18 Вандервельде. «Социализм против государства»; «Оккупированная Бельгия и международный социализм»; «Три стороны русской революции». Ред

19 Берже-Левро, Париж, улица Бозар, 5—7. Ред

20 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 50, стр. 199—200. Ред.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 201. Ред.