Содержание материала

К.И. Зутис

БЕСЕДА ЛЕНИНА С ЛАТЫШСКИМИ СОЦИАЛ- ДЕМОКРАТАМИ1

Однажды представитель русского социал-демократического студенческого кружка2 сообщил нам3, что в Ригу приехал некий более опытный член Российской социал-демократической организации, который желал бы встретиться с несколькими представителями нашей организации, чтобы переговорить о некоторых вопросах. Указанный товарищ хотел бы, чтобы мы подыскали для этого конспиративную квартиру, до которой было бы легко добраться. Мы выбрали для этого квартиру Якова Ковалевского на Елизаветинской улице, дом № 14, со входом со двора4. Яков Ковалевский изучал химию и, как человек более пожилой, не мог навлечь на себя подозрения в участии в студенческих волнениях.

В условленное место я отправился вместе с Я. Озолом. Там мы встретили рекомендованного нам товарища — невысокого, но плечистого человека, с рыжеватой бородкой и строгими, резко выраженными чертами лица. Глаза его смотрели пристально, внимательно-испытующе, и в первую очередь он произвел на нас впечатление весьма опытного человека и серьезного революционера... Не помню, как товарищ назвал себя, но тогда мы не придавали этому никакого значения.

Сначала разговор у нас был о латышском социал-демократическом рабочем движении. Товарищ подробно расспросил, вернее, проэкзаменовал нас относительно структуры нашей организации, методов агитации, экономической борьбы рабочих и применения в ходе ее политических лозунгов. Но особенно бросалось в глаза то, что он как будто совсем не намерен был вдаваться в сколько-нибудь продолжительную дискуссию по вопросу о программе партии или по организационным вопросам, как это обычно бывало с другими русскими товарищами при обсуждении с ними даже чисто практических дел... Наш собеседник в отношении вопросов, по которым он не счел возможным согласиться с нами, ограничился лишь краткими критическими замечаниями. Так, между прочим, ему казалось, что мы уделяем слишком мало внимания вовлечению в широкую массовую борьбу наших рабочих, политически довольно левонастроенных, организованных и сравнительно хорошо подготовленных к классовой борьбе. Принцип централизма, положенный в основу структуры нашей организации, он одобрил. Основной целью его в разговоре, как можно было заметить, являлось, во-первых, «принять к сведению» все то, что было достойно внимания в нашем социал-демократическом рабочем движении, и, во- вторых, выяснить, в какой степени наша организация сможет содействовать транспортировке в Россию газеты русских социал-демократов «Искра», которую предполагалось издавать за границей. В конце нашей беседы он дал мне и Озолу понять, что является одним из основателей этой газеты. В этот самый момент нас осенила мысль, что мы разговариваем с Лениным. Позднее, после отъезда нашего гостя из Риги, местные русские товарищи это нам действительно подтвердили.

В 1910 году, когда я, будучи в Париже, посетил Ленина, мы в разговоре не могли не припомнить нашу первую встречу в Риге. Затрагивая события прошлого, Ленин в отношении латышского рабочего движения и событий 1899 года5 повторил те же самые слова, которые он сказал во время первой нашей встречи: «Да, Рига прогремела тогда на всю Россию». Тут следует отметить, что после крупных забастовок в столице, организованных в 1895 и 1896 годах петербургской Группой освобождения труда6, в рабочем движении России на несколько лет воцарилась тишина. Рижский бунт явился, так сказать, «громом с ясного неба».

Публикуется впервые

Примечания:

1 Отрывок из воспоминаний «Латышское социал-демократическое рабочее движение в период 1897—1902 гг.». Заголовок дан составителями. Ред.

2 Имеется в виду русский социал-демократический студенческий кружок Рижского политехнического института. Ред.

3 Имеются в виду работники Рижской социал-демократической организации. Ред.

4 Неточность. Должно быть: Елизаветинская ул., дом № 16 (ныне ул. Кирова, № 18). Ред.

5 Имеется в виду так наз. Рижский бунт. Ред.

6 Имеется в виду петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Ред.