Содержание материала

 

Ф. Быков

АВТОМОБИЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВНАРКОМА

Наши автоброневики приняли участие в охране центра революции — Смольного. 22 октября Военно-революционный комитет принял решение — заменить старую охрану Смольного новой. В состав охраны были включены команды пулеметчиков, латышский отряд и группа наших автокоманд для охраны и связи.

Охрана делилась на внутреннюю и внешнюю. Всеми видами охраны и связи Смольного руководила комендантская часть Военно-революционного комитета в лице товарища Ф. Э. Дзержинского.

Я также участвовал в охране Смольного. Много событий было в эти дни в Смольном. Но особенно запомнилось пребывание там Ленина.

Поздно вечером 24 октября подошел ко мне бледный и взволнованный красногвардеец и, ничего не говоря, сунул в руку смятую газету. Он указал на один из газетных столбцов. В короткой газетной заметке говорилось, что Ленин в Петрограде, что следы его местонахождения обнаружены и что с часу на час ожидается его арест. Это сообщение произвело тяжелое впечатление. Неужели это так? Неужели в столь решительный момент Ленин будет арестован?

Но мрачные мысли скоро рассеялись. По Смольному прошел слух, что прибыл Ленин. Два знакомых шофера утверждали, что они лично видели его. Кто-то вспомнил гражданина с повязкой на щеке, сидевшего на окне в Смольном. Говорили, что это Ленин. И это действительно было так. Как обнаружилось впоследствии, Ленин не усидел в своем последнем конспиративном убежище у Фофановой на Выборгской стороне и поздно вечером 24 октября решил пробраться в Смольный. Дорога до Смольного прошла благополучно. Внизу у входа у Ленина потребовали пропуск. Но огромная толпа людей, тоже не имеющих пропусков, осадила часовых, и в общей сутолоке Ильич удачно пробрался в здание. В Смольном он немедленно собрал членов Центрального Комитета.

Приход Ленина в Смольный как-то особенно ободрил всех. Всюду говорили об Ильиче. Дня через три в одной из комнат, где собрались шоферы, зазвонил телефон. Говорила Елена Дмитриевна Стасова:

— Передайте члену Военно-революционного комитета Садовскому, чтобы срочно был подготовлен автомобиль для товарища Ленина.

Огромная радость охватила присутствующих:

— Ого! Значит, повезем!

Сразу поднялся шум. Каждый вносил свое предложение, какой автомобиль взять для товарища Ленина. Во дворе хотя и были машины, но в большинстве инвалиды — с побитыми фонарями, с помятыми крыльями, с оторванными дверцами, с оборванной обивкой от перевозки пулеметов.

Но кто-то подал мысль:

— Товарищи! Нужно забрать из бывшей царской автомобильной базы несколько автомобилей!

Поднялись руки кверху:

— Будет сделано!

Задача предстояла нелегкая. Автомобильная база еще была в руках контрреволюционеров. И вот в это осиное гнездо за машиной для Ленина поехал шофер Никандров с товарищем.

Обслуживающий персонал базы встретил его змеиным шипением:

— Что-с? Автомобиль? Нет-с! Этого не будет-с!

Но Никандров был не из робкого десятка. С оружием в руках он очистил себе путь к автомобилю, завел мотор, ловко вскочил за руль и стремительно вылетел из ворот базы. Как птица, несся Никандров по улицам Петрограда и через десять минут лихо вкатил в ворота двора Смольного.

Когда Елена Дмитриевна распорядилась подать машину к главному подъезду, среди шоферов поднялся шум. Все, как один, хотели везти товарища Ленина. Пришлось прибегнуть к жребию. Бумажку вытащил шофер Сидоров — высокий, стройный, красивый парень. Он весь как-то встрепенулся. По всем комнатам автосвязи уже разнеслась весть, что подана машина для товарища Ленина. Из комнат собрались в вестибюле. Большинство находившихся здесь людей не видело Ленина.

Вот по ступеням лестницы со второго этажа спускается член Военно-революционного комитета Андрей Садовский, худощавый, высокий, с бледным лицом. Шоферы его хорошо знали. Затем вышла усталая, измученная, но как всегда аккуратно одетая Елена Дмитриевна Стасова.

Шоферы по роду своей службы часто присутствовали на парадных выходах знатных государственных людей. И Сидоров ждал, что и сейчас произойдет нечто подобное.

И в это время настороженного ожидания, на ходу застегивая пальто и поднимая воротник, в обыкновенной кепке приблизился к машине товарищ Ленин и занес ногу на ступеньку. Но шофер Сидоров, своей плотной фигурой преградив ему дорогу, заявил:

— Куда ты лезешь? Этот автомобиль приготовлен для товарища Ленина.

Стоявший рядом Садовский сказал:

— Товарищ, пропусти, ведь это и есть Ленин.

Сидоров побледнел. Но Владимир Ильич хлопнул его по плечу, как-то особенно ласково сказал:

— Спасибо, дорогой товарищ, за хорошую машину. Садитесь за руль, и поедем.

Сидоров некоторое время продолжал стоять неподвижно, затем, ободренный и согретый лаской Ильича, покраснел от радости, быстро пришел в себя, сел за руль, и машина двинулась вперед.

Когда группа людей, ожидавшая выхода Ленина, поняла, что произошло у автомобиля, и узнала, что этот человек, похожий на рабочего, и был товарищ Ленин, раздались голоса радости и удивления:

— Так вот каков он, наш Ленин!

Кто-то добавил:

— А ведь по-старому это Председатель Совета Министров.

А в это время Сидоров несся по улицам Петрограда, радуясь, что именно ему выпала на долю честь везти дорогого пассажира, вождя народа, навсегда сбросившего рабство.