Содержание материала

 

В. К. Федоров

ПРИЕЗД ЛЕНИНА

Незадолго до Февральской революции на службу в нашу часть на Комендантский аэродром прибыл солдат Иван Куксонен, по национальности финн. Насколько я помню, эта фамилия у него была ненастоящей. Вскоре я узнал, что Куксонен — старый большевик, хорошо знакомый рабочим Выборгской стороны.

Вместе с Иваном Куксоненом мы участвовали в Февральской революции. Совместная борьба сблизила нас, мы стали друзьями. Правда, тогда я не был еще в партии, но всей душой сочувствовал большевикам.

Иван Куксонен много и с восхищением рассказывал мне о Ленине, вожде партии и рабочего класса, о том, что всю свою жизнь Ленин посвятил делу освобождения трудового народа из-под ига капиталистов и помещиков, делу построения нового общества без эксплуатации и угнетения.

Рано утром 3 апреля Иван Куксонен попросил меня поехать с ним в Михайловский манеж. Я с готовностью согласился. По дороге он открыл мне цель нашей поездки. Сегодня приезжает Владимир Ильич Ленин. Мы с Куксоненом должны сейчас достать броневик, на котором направимся к вокзалу.

В Михайловском манеже Иван Куксонен, переговорив с неизвестными мне товарищами, получил учебную машину. Она нуждалась в небольшом ремонте. Надо было заменить карбюратор, тормоза и кое-какие другие детали. Все это мы сделали за несколько часов в мастерских на Малой Дворянской. Но здесь чуть было не сорвалось все наше дело. В проходных воротах нас задержали и потребовали пропуск, подписанный начальником мастерских. У нас же никакого пропуска не было. Помог нам дежурный по мастерским, видимо сочувствовавший большевикам. Он встал на подножку броневика, и нас выпустили за ворота. А затем дежурный сам сел в машину вместе с другими тремя товарищами. Время клонилось к вечеру, когда мы направились к Финляндскому вокзалу.

Броневик мы поставили против главного подъезда вокзала, в пятнадцати — двадцати шагах от панели. Кроме нашей машины, на площади стояли еще два других броневика: один, под названием «Рыцарь», стоял неподалеку от площади на Симбирской улице (ныне улица Комсомола), а второй — кажется, под названием «Рюрик» — с другой стороны площади, немного дальше Финляндского* переулка. Кроме того, здесь было много грузовых и легковых машин.

К нашему приезду вся площадь была заполнена рабочими, работницами, солдатами, матросами, но народ все продолжал прибывать. В здание вокзала прошли военные моряки со своим духовым оркестром.

Факелы и лучи прожекторов освещали это человеческое море, многочисленные плакаты и знамена. На многих из них можно было прочитать слова: «К нам едет Ленин», «Привет Ленину!»

Иван Куксонен сказал мне, что, возможно, мне придется на броневике везти Владимира Ильича с вокзала. Нетрудно понять, как я был взволнован этими словами, оказанным мне доверием.

Медленно идет время. Томительны часы и минуты ожидания. Наконец прибывает поезд. Вынужденный находиться у своей машины, я еще не вижу Ленина, но слышу, как тысячи людей восторженно и радостно приветствуют Ильича.

Вскоре Владимир Ильич вышел из здания вокзала и под громкие крики «ура!» поднялся на броневик. По приказанию Куксонена я завел машину, но Ленин начал свою речь, и я сразу же заглушил мотор.

Когда Ленин закончил речь, раздались несмолкаемые крики: «Ура Ленину!», «Да здравствует революция!». По распоряжению Куксонена я снова завел машину и повел ее на самой малой скорости. Но, увидев, что Ленин еще стоит на башне броневика, отвечая на приветствия, я остановился: хотя машина и шла очень медленно, я все же боялся несчастного случая. С помощью подбежавших матросов Ленин сошел с башни, сел рядом со мной, и мы тронулись в путь. Дверца броневика все время была открыта. Нас сопровождала машина «Паккард» с вооруженными матросами.

На всем пути ко дворцу Кшесинской Ленина приветствовали большие массы рабочих. Все улицы, по которым проезжал Владимир Ильич, были буквально запружены народом. Поэтому приходилось почти все время ехать на самой малой скорости. Со всех сторон неслись горячие приветствия и дружные крики «ура!» в честь Ленина. А Владимир Ильич с радостной улыбкой отвечал на приветствия и бросал в толпу зажигательные лозунги. Всю дорогу Ильич ехал с непокрытой головой.

«Смотрите, Владимир Ильич, как вас уважают, сколько народу!» — сказал я Ильичу. Он что-то ответил мне, но всего, что сказал Ильич, я не расслышал. Помню только его слова: «Сегодня петроградские товарищи вручили мне партийный билет».

С площади мы через Финляндский переулок выехали на Нижегородскую улицу, затем по Боткинской улице, Сампсониевскому и Финляндскому проспектам въехали на мост, который теперь называется мостом Свободы. Оттуда по Петроградской набережной и Большой Дворянской улице мы направились к дворцу Кшесинской. Весь путь продолжался часа два с небольшим. В пути мне пришлось несколько раз останавливать машину. Ильич выступал с броневика, как с подвижной трибуны. Произнося речь, Ленин стоял на подножке, держась за открытую дверь. После выступления он вновь садился рядом со мной.

Первая остановка была сделана у ворот одного из домов на Финляндском переулке. Здесь Ильич произнес речь, продолжавшуюся две-три минуты.

Вторая остановка была сделана на углу Новгородской**  и Боткинской улиц. Дальше ехать было нельзя, так как все улицы были запружены народом. Ленин обратился к собравшимся с короткой речью.

Радостно приветствуя Ленина, люди расступились и дали нам дорогу. Пришлось и дальше вести машину на малой скорости, так как всюду нас встречали огромные толпы людей.

В третий раз мы остановились сразу же при выезде на Сампсониевский проспект. Здесь Владимир Ильич с броневика вновь обратился к встречающим с речью. На Оренбургской улице пришлось снова сделать остановку. Плотные массы народа, заполнившие всю улицу вплоть до набережной реки, окружили кольцом нашу машину, криками «ура!» приветствовали Ильича. Владимир Ильич выступил и здесь.

Пятая остановка была сделана на Большой Вульфовой улице. Владимир Ильич опять встал на подножку броневика и, придерживаясь одной рукой за открытую дверцу, произнес горячую речь. Затем он сел рядом со мной. Я хотел закрыть дверцу, но Ильич сказал, чтобы дверь оставалась открытой.

У дворца Кшесинской мы остановились. Владимир Ильич поблагодарил меня, пожал мне руку и хотел было выйти из броневика, но в это время к нему подбежали матросы с сопровождавшей нас машины «Паккард» и подхватили Ильича на руки.

Оглянувшись вокруг, я увидел, что и здесь вся площадь с прилегающим к ней садом заполнена огромными массами народа. Мне не хотелось уходить, но нужно было доставить машину обратно в Михайловский манеж.

* Финский переулок. — Ред.

** Нижегородская ул. — Ред.

 

Тележка хозяйственная на колесах складная производства россия www.bagboxshop.ru.