О. Н. ЗНАМЕНСКИЙ

ИЮЛЬСКИЙ КРИЗИС 1917 ГОДА

 

ВВЕДЕНИЕ

Одной из особенностей процесса перерастания буржуазно- демократической революции в социалистическую в России было периодическое возникновение политических кризисов. За четыре с небольшим месяца после свержения самодержавия страна пережила три таких кризиса: апрельский, июньский и июльский. Среди них наиболее глубоким и значительным по своим последствиям был июльский кризис. Он стал, по определению В. И. Ленина, переломным пунктом революции1.

Общим источником кризисов было объективно обусловленное обострение классовых противоречий, нарастающее возмущение народных масс контрреволюционной политикой Временного правительства, бесконечным затягиванием империалистической войны, саботажем капиталистов, сознательно усиливавших экономическую разруху, нерешенностью рабочего, аграрного и национального вопросов.

Для политического положения, сложившегося в стране после Февральской революции, характерно было наличие двоевластия: наряду с Временным буржуазным правительством существовали Советы, пользовавшиеся поддержкой рабочих, солдат и крестьян.

Значительная для военного времени свобода политической агитации, отсутствие насилия над массами открывали возможность мирного перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Тактика партии большевиков была рассчитана на превращение этой возможности в действительность. Во время апрельских, июньских и июльских событий большевики боролись за введение стихийного движения масс в русло мирной и организованной демонстрации под лозунгом «Вся власть Советам!».

По своей сути политические кризисы были весьма сложны, что обусловливалось участием в борьбе трех различных сил: революционных рабочих, контрреволюционной буржуазии и колеблющихся мелкобуржуазных элементов. Мелкобуржуазная масса, составлявшая большинство населения, постепенно освобождалась от соглашательских иллюзий, но была еще неспособна к решительной поддержке пролетарских лозунгов. Вследствие этого кризисы развивались в целом по одинаковой схеме: колебание мелкобуржуазных масс, возмущенных политикой буржуазии, на сторону революционных рабочих; выступление полярно противоположных сил — буржуазии и пролетариата; временное устранение с поля действия средних мелкобуржуазных элементов.

Подчеркивая однородность характера и историческую взаимосвязь политических кризисов 1917 г., В. И. Ленин писал: «...движение 3—4 июля с такой же неизбежностью выросло из движения 20—21 апреля и после него, с какой лето следует за весною»2. Апрельский и июньский кризисы не внесли коренные изменения в обстановку, но способствовали обострению классовых противоречий, поляризации сил революции и контрреволюции. В мае—июне политическая активность широких масс и прежде всего рабочего класса значительно возросла. Распространенность настроений «революционного оборончества», являвшегося в марте—апреле наиболее типичным выражением мелкобуржуазных взглядов на политику, заметно уменьшилась. С другой стороны, буржуазная контрреволюция, готовясь к переходу в наступление, завершала первый этап мобилизации своих сил, а партии меньшевиков и эсеров, запутываясь в соглашательстве, все больше скатывались в лагерь открытых врагов революции. Все это подготавливало новый цикл классовой и партийной борьбы, начавшейся после июльских событий 1917 г.

Методологическая основа изучения июльского кризиса дана в трудах В. И. Ленина. Ряд его работ, написанных в июле 1917 г. («Три кризиса», «Политическое положение», «К лозунгам», «О конституционных иллюзиях» и др.)3, целиком посвящены событиям и урокам кризиса. В этих работах В. И. Ленин глубоко проанализировал такие вопросы, как характер и классовая сущность июльских событий, изменение в состоянии государственной власти, открытый переход меньшевиков и эсеров в лагерь контрреволюции, задачи большевиков в коренным образом изменившейся политической обстановке, перспективы дальнейшего развития революции. В ленинских трудах значительное внимание уделено разоблачению вымысла врагов об «организации большевиками вооруженного восстания» в июльские дни.

К оценке июльского кризиса В. И. Ленин неоднократно возвращался в своих более поздних работах. Исключительный интерес представляет, в частности, сравнительный анализ политической обстановки в июле и сентябре—октябре 1917 г., данный В. И. Лениным в его работах периода подготовки вооруженного восстания («Марксизм и восстание», «Русская революция и гражданская война», «Удержат ли большевики государственную власть?», «Письмо к товарищам» и др.)4. Несколько глубоких замечаний об уроках и историческом значении июльского кризиса содержатся в трудах В. И. Ленина послеоктябрьского периода («Политический отчет Центрального комитета VII съезду РКП (б)», «Доклад о ратификации мирного договора на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов», «Письмо к рабочим Европы и Америки», «Детская болезнь „левизны» в коммунизме»)5.

Специальные работы советских историков об июльском кризисе появились уже в первые годы после победы Великой Октябрьской социалистической революции6. Несмотря на сравнительно узкую источниковедческую основу и некоторые другие недостатки, эти исследования в целом сыграли положительную роль. Описав в общих чертах ход июльских событий в Петрограде, введя в научный оборот некоторые документальные материалы, С. А. Пионтковский, В. Владимирова и другие историки облегчили дальнейшее, более углубленное изучение темы.

Одной из задач советской исторической науки было разоблачение троцкистской фальсификации истории Октябрьской революции и, в частности, измышлений Троцкого о том, что июльская демонстрация якобы была запланированной «широкой разведкой» настроения масс и соотношения борющихся сил. В борьбе с троцкистской фальсификацией истории принял участие и И. В. Сталин. В своих работах «Об основах ленинизма», «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» Сталин писал, что июльская демонстрация была результатом стихийного напора масс, что роль партии заключалась в оформлении и руководстве стихийно начавшемся выступлением по линии революционных лозунгов большевиков.

Однако позитивное значение работ Сталина уменьшилось вследствие нечеткой постановки вопроса о мирном и немирном путях развития революции. Сталин не отрицал, что в 1917 г. до июля месяца партия боролась за мирное развитие революции, но из всех его высказываний по этому вопросу следовало, что дело было не в объективной возможности и желательности мирного пути, а в отсутствии у большевиков готовой политической армии, необходимой для немедленного свержения буржуазного Временного правительства. Получалось, что курс партии на мирное развитие революции был лишь особым тактическим приемом, призванным облегчить подведение масс к «порогу» вооруженного восстания. Эта точка зрения, в частности, вела к преуменьшению значения июльского кризиса как переломного момента в развитии революции.

Сталин отверг домыслы Троцкого о «трагическом» разногласии внутри ЦК партии в связи с июльской демонстрацией. Но в то же время в своей речи «Троцкизм или ленинизм?» в 1924 г. он говорил о якобы имевшем место после июльских событий разногласии между Лениным и ЦК по вопросу о судьбе Советов. Сталин заявил, что после июльских событий Ленин якобы считал Советы «пустым местом» и исключал возможность их оживления, что ЦК и VI съезд РСДРП(б) «взяли более осторожную линию», с которой впоследствии согласился Ленин. Это заявление не соответствует действительности. Как известно, в статье «К лозунгам» и в других работах Ленин ясно и четко указывал, что соглашательские Советы потерпели провал, но что по мере развития революции должны появиться пересозданные ходом борьбы революционные Советы, что большевики по-прежнему стоят за построение пролетарского государства по типу Советов. Ленин направлял деятельность ЦК, его работы были идейной основой решений VI съезда РСДРД(б), в том числе решений, касавшихся роли и судьбы Советов.

Во второй половине 20-х—начале 30-х годов были опубликованы специальные исследования О. А. Лидака, А. К. Дрезена, А. Шестакова, Е. Леви, П. Стулова7. Работы этих авторов несвободны от ошибочных положений. Например, А. В. Шестаков, отметив усиление крестьянского движения в июле 1917 г., сделал неправильные выводы о том, что «картина июльских дней» в городе и деревне была почти одинакова, что большинство крестьян уже в то время фактически было готово поддержать борьбу рабочих за власть. О. А. Лидак признавал возможность мирного развития революции в 1917 г. со значительными оговорками и в связи с этим, по существу, отказался рассматривать июльские события как кризис, коренным образом изменивший общеполитическую обстановку. В то же время нельзя не отметить, что О. А. Лидак использовал новые фактические данные о демонстрации петроградских рабочих и солдат в июльские дни, поставил вопрос об изучении откликов в стране на события в Петрограде. О расширении круга исследуемых вопросов свидетельствовали и статьи А. Дрезена, А. Шестакова и Е. Леви. Что касается статьи П. Стулова, то она до сих пор сохраняет значение как единственное и довольно основательное исследование истории 1-го пулеметного полка — застрельщика июльского выступления петроградских рабочих и солдат.

Освещению тактики большевиков в июльские дни сравнительно много внимания было уделено в обобщающих трудах по истории Коммунистической партии.8 Некоторые новые сведения об июльских событиях в центре и на местах содержали хроники,9 а также работы, посвященные иным специальным темам 10 или общим вопросам Октябрьской революции.11 Таким образом, к началу 30-х годов в исследовании истории июльского кризиса были достигнуты заметные успехи.

Новым шагом вперед было издание в 1935 г. первого тома «Истории гражданской войны в СССР».12 Опираясь на достижения советской историографии предыдущих лет, используя документальные публикации, газетные материалы и мемуары, авторы соответствующего раздела тома воссоздали запоминающуюся картину июльских событий в Петрограде. Работа отличалась не только литературными достоинствами, но и сравнительно высоким исследовательским уровнем. По сравнению со своими предшественниками авторы «Истории гражданской войны в СССР» глубже проанализировали характер и содержание июльских событий. Последние были охарактеризованы как результат обострения непримиримых противоречий между буржуазией и народными массами по основным вопросам революции и прежде всего по вопросу о власти.

Естественно, что авторы обобщающего труда по истории Октябрьской революции не преследовали цели осветить все вопросы истории июльского кризиса и не имели возможности всесторонне развить и обосновать высказанные положения. В работе совсем не затронут важный вопрос о колебаниях мелкобуржуазных масс, неудовлетворительно освещен вопрос об июльских событиях на местах, не сделаны четкие выводы о господстве военной клики непосредственно после июльских событий, о первых шагах бонапартистской диктатуры.

Со второй половины 30-х и до середины 50-х годов на тему об июльских событиях был опубликован ряд специальных и научно-популярных работ13.

Две брошюры М. Лурье содержат популярное изложение хода июльских событий в Петрограде. Весьма ценно, что автор, используя работы своих предшественников, газетные материалы и опубликованные воспоминания, попытался возможно полнее осветить участие петроградских рабочих в июльской демонстрации. Но в целом научный уровень обеих брошюр невысок. М. Лурье допустил много фактических ошибок и отступил от исторической правды, изобразив бурные и сложные по своему характеру события 3—4 июля в виде празднично-парадного шествия революционных рабочих и солдат.

Несмотря на отдельные недостатки, ценным исследованием участия кронштадтцев в июльских событиях является статья В. К. Медведева. В статье П. Галкиной, посвященной июльскому кризису в целом, некоторый интерес представляет краткое описание июльских событий в Иваново-Вознесенске. Определенным вкладом в изучение июльских событий на местах являются также статьи И. К. Плетнева, Е. П. Лукьянова и 3. Громовой. Среди работ, в которых вопросы истории июльского кризиса затрагивались попутно, следует отметить труды по истории петроградских фабрик и заводов, способствовавших изучению роли рабочих в июльских событиях14.

Наиболее значительным исследованием по теме является диссертация П. В. Железкова «Июльский политический кризис 1917 г.»15. Автор значительно подробнее, чем его предшественники, рассказал о причинах кризиса, ходе июльских событий в Петрограде, борьбе большевиков за руководство движением масс. Лучшими являются страницы с описанием участия в демонстрации солдат некоторых полков петроградского гарнизона и кронштадтцев.

Однако в диссертации имеются пробелы, в основном связанные с недостаточно широкой источниковедческой основой исследования. За исключением документов Особой следственной комиссии, хранящихся в ЛГИА, архивные материалы использованы в работе весьма скупо. Остались неизученными многие воспоминания активных участников июльских событий, некоторые сборники документов и хроники событий, материалы периферийных газет. В результате П. В. Железкову не удалось сказать что-либо новое о выступлениях масс на местах, положении в лагере контрреволюции. Автор работы по существу уклонился от анализа различий в настроениях и действиях рабочих и солдатских масс, что помешало ему в достаточной мере раскрыть характер и классовое содержание июльских событий в Петрограде, показать их как демонстрацию нового, сложного типа, протекавшую в условиях резкого столкновения пролетариата и буржуазии, при колебаниях средних, мелкобуржуазных элементов.

Всестороннее освоение ленинской концепции политических кризисов 1917 г. длительное время задерживалось последствиями культа личности Сталина. Решения XX и XXII съездов КПСС создали весьма благоприятные условия для работы исследователей. В частности, для изучения истории июльского кризиса огромное значение имеет разработка в решениях съездов, в новой программе КПСС проблемы мирного и немирного путей развития революции. Обеспечение широкого доступа к архивным материалам, издание большого количества документов намного облегчило исследование малоизученных вопросов темы. Например, до издания к 40-летию Октябрьской революции многочисленных сборников документов обобщающее исследование июльских событий на местах было крайне затруднено.

После XX съезда КПСС опубликовано около 2 тыс. работ, посвященных истории Великой Октябрьской социалистической революции. Во многих из них в том или ином аспекте затрагиваются вопросы, имеющие отношение к июльскому кризису, сообщаются отдельные новые факты. В этом отношении наибольший интерес представляют новые книги о революционной борьбе рабочих петроградских заводов16, монографии о борьбе за власть Советов в отдельных городах, губерниях и на фронте17.

За последние годы были опубликованы и специальные работы об июльском кризисе18.

Статья И. Ф. Петрова, а также соответствующий раздел его книги «Стратегия и тактика партии большевиков в Октябрьской революции»19  посвящены июльским событиям в Петрограде и тактике большевиков в июльские дни. Интересны использованные И. Ф. Петровым сведения о расширенном совещании ЦК РСДРП (б) вечером 3 июля. Весьма ценно, что автор подробно остановился на анализе политической обстановки и задач партии, данном В. И. Лениным в работах «Политическое положение», «К лозунгам», «О конституционных иллюзиях». На наш взгляд, И. Ф. Петров уделил недостаточное внимание трудностям освоения партии с новой политической обстановкой после июльских событий. Этот недостаток в известной мере восполнен в статье А. М. Совокина о расширенном совещании ЦК РСДРП (б) 13—14 июля 1917 г.

Статья И. Ф. Славина содержит наиболее обстоятельную в нашей литературе характеристику тактики партии кадетов в период июльского кризиса. Первой и пока единственной работой об июльских событиях в Харькове является статья Е. И. Бадияна.

Несмотря на имеющиеся достижения, в настоящее время некоторые важные вопросы истории июльского кризиса все еще освещены слабо. Недостаточно, например, изученными остаются события, связанные с началом кризиса, роль рабочих в июльских событиях, вопросы о колебаниях мелкобуржуазных масс, о процессе ликвидации двоевластия, о настроении широких масс и разброде внутри партий меньшевиков и эсеров непосредственно после июльских событий. Наименее исследованной проблемой является ход кризиса на местах. В исторической литературе нет ни одной специальной работы об особенностях июльских событий в крупнейших районах страны, о взаимном влиянии событий в центре и на местах. Между тем без изучения этих вопросов нельзя в полной мере показать масштабы и содержание кризиса, особенности политической обстановки до и после июльских событий.

История июльского кризиса имеет непосредственное отношение к важной и актуальной проблеме о мирном и немирном путях развития социалистической революции. Факты свидетельствуют, что партия большевиков, руководствуясь идеями В. И. Ленина, даже в резко обострившейся обстановке последовательно боролась за использование еще сохранявшейся возможности мирного развития революции, что курс на вооруженное восстание был взят лишь после применения вооруженной силы буржуазной контрреволюцией. Однако многие буржуазные историки, игнорируя факты, пытаются доказать, что большевики не признавали возможности мирного развития революции или признавали ее «неохотно» и на практике не боролись за претворение в жизнь своих тактических лозунгов. В связи с этим июльские события клеветнически изображаются как попытка большевиков организовать вооруженное восстание и захватить государственную власть20.

В настоящей работе предпринята попытка изложить и проанализировать основные процессы и события, составляющие историю июльского политического кризиса. Важнейшим историческим источником и методологической основой исследования автору послужили труды В. И. Ленина. В работе использованы документы, отражающие деятельность ЦК РСДРП (б) и местных организаций большевистской партии, а также документы Советов рабочих и солдатских депутатов, фабзавкомов, солдатских комитетов, правительственных органов, буржуазно-помещичьих организаций, партий меньшевиков и эсеров. Эти документы извлечены из фондов Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ЦПА ИМЛ), Центрального государственного архива Октябрьской революции (ЦГАОР), Центрального государственного исторического архива СССР (ЦГИА), Центрального государственного военно-исторического архива (ЦГВИА), Центрального государственного архива военно-морского флота (ЦГАВМФ), Архива МК и МГК КПСС, Партархива при Ленинградском обкоме КПСС (ЛПА), Государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства Московской области (ГАОРСС МО), Государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства Ленинградской области (ГАОРСС ЛО), Ленинградского государственного исторического архива (ЛГИА) и из документальных публикаций. Кроме того, автор использовал материалы центральных и местных газет, мемуарную литературу.

 

Примечания:

1 В. И. Ленин. Проект резолюции о современном политическом моменте. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 144.

2 В. И. Ленин. О конституционных иллюзиях. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 44.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., тт. 32, 34.

4 Там же, т. 34.

5 Там же, тт. 36, 37, 41.

6 С. А. Пионтковский. 3—5 июля. «Современник», 1922, кн. 1; В. Владимирова. Июльские дни 1917 года. «Пролетарская революция», 1923, № 5 (17); В. П. Автухов. Июльские дни. «Морской сборник», 1924, № 6.

7 О. А. Лидак. 1) Июльские события 1917 г. «Историк-марксист». 1927, № 4; 2) Июльские события 1917 г. В кн.: Очерки по истории Октябрьской революции, т. II. М.—Л., 1927; 3) Июльские события. В сб.: Октябрь в Петрограде, Л, 1933; А. К. Дрезен. Петроградский гарнизон в июле и августе 1917 г. «Красная летопись», 1927, № 3 (24); А. Шестаков. Июльские дни в деревне. «Пролетарская революция», 1927, № 7 (66); Е. Леви. Московская организация большевиков в июле 1917 г. «Пролетарская революция», 1929, № 2—3 (85—86); П. Стулов, 1-й пулеметный полк в июльские дни 1917 г. «Красная летопись», 1930, № 3 (36).

8 Е. Ярославский. Партия большевиков в 1917 г. М.— Л., 1927; История ВКП(б), т. IV. М.—Л., 1929; А. Бубнов. ВКП(б). М., 1931, и др.

9 В. Владимирова. Резолюция 1917 г., т. III. М.—Пгр., 1923; М. К. Дианова, П. М. Экземплярский. 1917 год в Иваново-Вознесенском районе. Иваново-Вознесенск, 1927; Г. Т. Гаврилов. 1917 год в Сталинградской губернии. Сталинград, 1927, и др.

10 И. Колычевский. Забастовочное движение в Москве с февраля по октябрь 1917 г. «Пролетарская революция», 1926, № 8 (55); П. Ф. Куделли. «Завоюйте Петроградский Совет!». «Красная летопись», 1927, № 3 (24); Я. Пече. Красная гвардия в Москве в боях за Октябрь. М.—Л., 1929, и др.

11 С. А. Пионтковский. Октябрьская революция в России. Ее предпосылки и ход. М., 1923; С. А. Алексеев. Октябрьская революция. М.-Л., 1929, и др.

12 История гражданской войны в СССР, т. I. М., 1935.

13 П. Галкина. Июльские дни. «Исторический журнал», 1937, № 6; М. Лурье. 1) Июльские дни 1917 г. Л., 1937; 2) Июньская и июльская демонстрации 1917 г., Л., 1940; И. Плетнев. К истории июльских событий в Нижнем Новгороде. «Вопросы истории», 1951, № 12; В. К. Медведев. Кронштадт в июльские дни 1917 г. «Исторические записки», 1953, г. 42; Е. П. Лукьянов. Обострение классовой борьбы в белорусской деревне после 3—5 июля 1917 г. «Известия АН БССР», 1954, № 3; 3. Громова. Провал июньского наступления и июльские дни на Северном фронте. «Известия АН Латвийской ССР», 1955, № 4 (93).

14 М. Розанов. Обуховцы. Л., 1938; М. Мительман. 1917 год на Путиловском заводе. Л., 1939; Б. Шабалин. Фабрика на Обводном. Л., 1949.

15 П. В. Железков. Июльский политический кризис 1917 г. Кандидатская диссертация. Томск, 1954.

16 Бастионы революции. Л., 1957; В. В. Гербач, К. А. Кузнецов, Л. 3. Лившиц, В. И. Плясунов. Рабочие-балтийцы в трех революциях. Л., 1959; М. Мительман, Б. Глебов, А. Ульянский. История Путиловского завода. М., 1961, и др.

17 С. С. Деев, Г. К. Николаичев. В борьбе за Великий Октябрь. Иваново, 1957; Н. Козлов, Н. Резвый. Борьба за власть Советов в Ярославской губернии. Ярославль, 1957; Н. Я. Иванов. Великий Октябрь в Петрограде. Л, 1957; М. И. Капустин. Солдаты Северного фронта в борьбе за власть Советов. М., 1957; П. Голуб. Солдатские массы Юго- Западного фронта в борьбе за власть Советов. Киев, 1958; А. Я. Грунт. Победа Октябрьской революции в Москве. М., 1961, и др.

18 И. Ф. Петров. Июльские события 1917 г. «Вопросы истории», 1957, № 4; И. Ф. Славин. Из истории июльского политического кризиса 1917 г. «История СССР», 1957, № 2; Е. И. Бадиян. Июльские дни 1917 года в Харькове. «Ученые записки Харьковского университета», т. 38. Труды кафедры истории КПСС, т. 6, 1957; О. Н. Знаменский. 1) Петроградский гарнизон в июльские дни 1917 г. «Ученые записки Ленинградского государственного университета», № 258, 1959; 2) Июльские события 1917 года в Нижнем Новгороде. «Вестник Ленинградского университета», 1959, № 14; А. М. Совокин. Расширенное совещание ЦК РСДРП (б) 13—14 июля 1917 г. «Вопросы истории КПСС», 1959, № 4.

19 И. Ф. Петров. Стратегия и тактика партии большевиков в Октябрьской революции. М., 1957.

20 В. Салов. Германская историография Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1960, стр. 113, 117; И. И. Минц. Основные этапы изучения истории Великой Октябрьской социалистической революции за рубежом. В сб.: Зарубежная литература об Октябрьской революции.