Содержание материала

 

III. О ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЕ

Обратимся однако к якобинцам XVIII в., к их действиям, к их лозунгам, их устремлениям. Что представляла собою их диктатура? Отчего она погибла? Какое место занимала она в буржуазной революции того времени?

Мы уже приводили много высказываний Ленина о 1789 — 1794 гг. Из них с достаточной ясностью вытекает, что Ленин рассматривал Великую французскую революцию как типичную законченную буржуазно-демократическую революцию в эпоху подъема буржуазии.

В своей статье «Чего хотят и чего боятся наши либеральные буржуа?», написанной еще в 1905 г., Ленин выразил этот взгляд на 1789 — 1794 гг. с предельной ясностью и точностью. Разоблачая классовую сущность взглядов либерального историка Павла Виноградова, выразившего «с редкой рельефностью» «интересы, тактику, психологию своекорыстной буржуазии», Ленин, приведя сравнение Виноградовым революции 1848 г. в Германии с революцией 1789 — 1794 гг. во Франции, писал: «В чем коренная разница между обоими путями? В том, что буржуазно-демократический переворот, осуществленный Францией в 1789 г., Германией — в 1848 г., в первом «случае был доведен до конца, а во втором — нет; в первом случае дошел до республики и полной свободы,  во втором — остановился, не сломив монархии и реакции; — во втором случае прошел под руководством главным образом либеральных буржуа, ведших за собой на буксире недостаточно окрепший рабочий класс; в первом случае проведен, хотя бы в известной части, активно-революционной массой народа, рабочих и крестьян, отодвинувших, хотя бы на время, в сторону солидную и умеренную буржуазию; во втором случае быстро привел к «успокоению» Страны, т. е. к подавлению революционного народа и к торжеству «урядника и вахмистра», в первом — доставил на известный период господство революционному народу, раздавившему сопротивление «урядников и вахмистров»1. Это была следовательно буржуазно-демократическая революция, доведенная до конца революционным народом, на короткое время вырвавшим власть в лице якобинцев. То была эпоха подъема буржуазии, когда буржуазия в общеисторическом смысле была передовым прогрессивным классом. Действия рабочих и крестьян, составлявших ядро демократического движения, привели к решительной победе над врагами буржуазии — феодализмом, абсолютизмом. Для того чтобы завершить буржуазно-демократическую революцию, им надо было даже частично пойти дальше чисто буржуазных требований революционной буржуазии, испугавшейся революционной мощи подлинно широких масс народа и начинавшей блокироваться под влиянием этого со старыми силами. Мелкобуржуазная демократия, включавшая в себя и рабочих и крестьян, оказавшаяся на короткий период у власти, делала объективно дело буржуазии, двигала вперед развитие буржуазного общества. Действия рабочих и крестьян, представлявшие собою исторически великое и незабываемое, находились в ряду закономерностей буржуазно-демократической революции. «Плебейские» способы борьбы, формы борьбы рабочих и крестьян того времени выходили уже за пределы узко классовых возможностей борьбы со стороны либеральной буржуазии.

В этом и заключается диалектическое противоречие того времени.

Именно так понимал Ленин слова Маркса, которые нередко цитировал как поразительно верную характеристику содержания и форм борьбы в Великой французской революции. «Удастся решительная победа революции, — писал он в статье «Две тактики социал-демократии в демократической революции»,2 — тогда мы разделаемся с царизмом по-якобински, или, если хотите, по-плебейски. «Весь французский терроризм, — писал Маркс в знаменитой «Новой рейнской газете» в 1848 г., — был не чем иным, как плебейским способом разделаться с врагами буржуазии, с абсолютизмом, феодализмом и мещанством». Думали ли когда-нибудь о значении этих слов Маркса те люди, которые пугают социал-демократических русских рабочих пугалом якобинизма...?»3.

Здесь уместно отметить еще раз ту коренную разницу, которая была между Великой французской революцией и революцией 1905 г. в России. И революция 1789 — 1794 гг. и революция 1905 г. были буржуазно-демократическими по своему объективному содержанию; революция 1905 г. была однако, при этом пролетарской по способам борьбы. Пролетариат и его партия в 1905 г. рассматривали буржуазно-демократическую революцию как первый этап борьбы пролетариата за социалистическую революцию. Коренные вопросы русской революции были вместе с тем коренными вопросами мировой революции.

Великая французская революция, совершавшаяся, как мы уже писали, в иную эпоху, при ином соотношении классовых сил и пр. и пр., конечно не была пролетарской ни в каком смысле.

По-революционному, «по-плебейски» с врагами народа, врагами революции могли разделаться только якобинцы; уже говорили выше, почему именно они были выразителями подлинно революционной массы того времени, наиболее последовательно защищавшими ее интересы. Интересы демократии пытались защищать и жирондисты, «но они были непоследовательными, нерешительными, оппортунистическими защитниками этого дела. Поэтому с ними боролись якобинцы, которые так же последовательно отстаивали интересы передового класса XVIII в., как революционеры социал-демократы последовательно отстаивают интересы передового класса XX в. Поэтому жирондистов поддерживали и оправдывали от нападок якобинцев прямые изменники делу великой революции, монархисты, попы-конституционалисты и т. д.»4 Ленин неустанно подчеркивал, что якобинцы были подлинными выразителями интересов широких революционных масс. В статье «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» Ленин писал о якобинцах как о людях, действительно бывших революционными демократами», действительно опиравшихся на народные массы». Он пишет о них, что «эти люди умели устанавливать революционный контроль за богачами и достигать результатов, перед которыми преклонялся весь мир»5.

 В другой статье Ленин писал, что «историческое величие настоящих «якобинцев», якобинцев 1793 г., состояло в том, его они были «якобинцы с народом», революционным большинством народа, с революционными передовыми массами своего времени». И дальше, обращаясь к Плеханову, он спрашивал: «Вы учились истории гг. Милюковы и Плехановы, можете ли вы отрицать, что великие якобинцы 1793 г. не боялись объявить врагами народа именно представителей реакционного, эксплоататорского меньшинства  народа своего времени? Именно представителей реакционных классов своего времени?»6. Великая французская революция была такой революцией, которая до конца последовательно проводила буржуазно-демократические

 

//////////////// не хватает страниц 68-69 /////////////////////

 

мевых врагов, подкреплявшихся всеевропейской монархическо-феодальной реакцией, не могли прочно опереться на один основной класс, который мог бы двигать революцию дальше и отстоять ее от термидорианцев, от части якобинцев, переродившихся и перешедших на сторону классовых врагов; они не могли (правящая группа Робеспьера не хотела) опереться на пролетариат; последний и не представлял тогда сколько-нибудь значительной самостоятельной политической силы. Вспомним слова Ленина о том, что материальных основ для социализма в ту эпоху не было...

«Диктатура трудящихся», не получив классовой опоры в пролетариату, единственной силе, способной вообще двигать буржуазно-демократическую революцию дальше буржуазных мероприятий, должна была погибнуть. Крестьяне такой решающей силы, способной на самостоятельную линию в политике, конечно представить не могли. В своей речи на Всероссийском съезде транспортных рабочих в 1921 г. Ленин говорил:

«Это показал общий ход революций, в которых бывали краткосрочные диктатуры трудящихся, поддержанные временно деревней, но не бывало упроченной власти трудящихся; все в короткое время скатывалось назад. Скатывалось назад именно потому, что крестьяне, трудящиеся, мелкие хозяйчики своей политики иметь не могут и после ряда колебаний им приходится итти назад. Так было и в Великую французскую революцию, так было в меньшем масштабе и во всех революциях»7.

Крестьяне в 1793 — 1794 гг. поддерживали якобинцев в их борьбе с врагами революции, но единственный класс, который мог бы возглавить дальнейшее революционное продвижение вперед — пролетариат, — тогда еще был настолько слаб, неоформлен, что возглавить дальнейшую борьбу не мог, и крестьянам, добившись разрушения феодальных тягот, феодальных зависимостей, «пришлось итти назад».

Следует отметить огромное методологическое значение для исторической науки слов т. Сталина об условиях победоносной борьбы против эксплоататоров, против угнетения, о стихийных восстаниях крестьянства против феодального гнета». Крестьянские восстания, — говорит т. Сталин, — могут приводить к успеху только в том случае, если они сочетаются с рабочими восстаниями, если рабочие руководят крестьянскими восстаниями. Только комбинированное восстание во главе с рабочим классом может привести к цели». («Большевик», № 8 за 1932 г.). Эту мысль «мы находим и у Ленина в 1918 г. в его речи к делегатам комитетов бедноты Московской области.

«Все европейские революции, — говорил Ленин — кончались ничем именно потому, что деревня не умела справляться со своими врагами. Рабочие в городах свергали царей (в Англии и Франции царей казнили еще несколько сот лет тому назад, это мы только опоздали с нашим царем), и однако через некоторого времени воцарялись старые порядки. Это потому, что тогда не было еще даже в городах крупного производства, которое объединяло бы на фабриках и заводах миллионы рабочих и сплачивало их в такую сильную рать, которая без поддержки крестьян смогла бы устоять против натиска и капиталистов и кулаков.

А беднейшее крестьянство не было организовано, само оно с кулаками плохо боролось, и вследствие этого революция терпела поражение также и в городах»8.

В другом месте Ленин прямо говорил о Конвенте, что это было характерно для Великой французской революции, «когда французский Конвент размахивался широкими предприятиями, а для проведения их не имел должной опоры, не знал даже на какой класс надо опираться для проведения той или иной меры»9. Очутившись после кратковременного господства без достаточно прочной классовой опоры, доведя революционную борьбу до развития противоречий внутри мелкобуржуазной демократии, на которую они опирались, не сумев поэтому без опоры в пролетариате повести за собой дальше городскую и деревенскую бедноту, якобинцы пали, сраженные врагами революции. В дни гибели якобинцев совершилась величайшая из трагедий, которые знал когда-либо мир: широкие эксплоатируемые и угнетенные массы пали в борьбе, не найдя себе руководителя, вождя, гегемона в решающие дни своей борьбы. Эти же дни дали незабываемый урок для французских крестьян, для французских рабочих, а также и для пролетариата и крестьянства всего мира: чтобы освободиться от эксплоатации и угнетения, революционные массы должны найти себе руководителя в лице пролетариата и его партии.

Французский рабочий класс должен возглавить борьбу широчайших трудящихся масс и — организованный теперь в свою большевистскую партию, под руководством этой партии — повести их за собой на борьбу за пролетарскую революцию, за социализм.

«Французский рабочий класс, — писал Энгельс, — в продолжение почти целого столетия... играл решающую роль во всех исторических кризисах своей страны...»10. Французский пролетариат, возглавляемый теперь коммунистической партией, во всей своей широкой массе начинает глубоко понимать эти исторические истины о борьбе угнетенных за свое освобождение, которым учит его история его собственной борьбы, учит между прочим и история Великой французской революции. Будущая великая французская революция, предпосылки которой зреют с каждым днем в современной Франции, будет великой пролетарской, большевистской, победоносной революцией.

Примечания:

1 Ленин, Чего хотят и чего боятся наши либеральные буржуа? Соч, изд. 3-е, т. VIII, стр. 190. Подчеркнуто нами. — И. Т.

2 Ленин. Соч., изд. 3-е, т. VIII, стр. 64.

3 Marx, Nachlass, изд. Меринга, в русском переводе: «Карл Маркс и Ф. Энгельс в эпоху немецкой революции (1843 — 1850 гг.), стр. 222, Гиз, 1928.

4 Ленин, Освобожденцы и новоискровцы, монархисты и жирондисты Соч. изд. 3-е, т. VII. стр. 142.

5 Ленин. Соч., изд. 3-е. т XXI, стр. 174

6 Ленин, Переход контрреволюции в наступление, Соч. изд. 3-е XX, стр. 435.

7 Ленин, Речь на Всероссийском съезде транспортных рабочих Соч., изд. 3-е, т. XXVI, стр. 293.

8 Ленин, Речь к делегатам комитетов бедноты Московской области, Соч., изд. 3-е, т XXIII, стр. 280.

9 Ленин, Речь на VIII съезде РКП, Соч., изд. 1-е, т XVI, стр 126.

10 Энгельс, Европейские рабочие в 1877 г.