Содержание материала

 

К.С. Тарасенко

БОРЬБА БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПАРТИИ ПОД РУКОВОДСТВОМ В. И. ЛЕНИНА ЗА УКРЕПЛЕНИЕ СВОИХ РЯДОВ В 1917 ГОДУ

Коммунистическая партия Советского Союза, возникнув в 1903 году, как революционная марксистская партия нового типа, прошла героический путь борьбы за торжество социалистической революции.

Ведя непримиримую борьбу против всех разновидностей оппортунизма в российском и международном рабочем движении, разоблачая ревизионистов и капитулянтов в своей среде, партия большевиков постоянно крепила железную дисциплину и единство своих рядов. Задолго до социалистической революции она изгнала из своих рядов всех соглашателей и разоблачила предательство меньшевиков. «В России особым счастьем большевиков было то, — писал В. И. Ленин, — что они имели 15 лет для систематической и до конца доведенной борьбы как против меньшевиков (т. е. оппортунистов и «центровиков»), так и против «левых» еще задолго до непосредственной массовой борьбы за диктатуру пролетариата»1.

Из политических партий в России большевики были единственной партией, которая в годы столыпинской реакции сохранила свою нелегальную организацию. Меньшевики и эсеры, изменив делу революции, отказались от нелегальной работы и их легальные партийные организации существовали в виде разрозненных групп, в рядах которых происходил распад и разложение. Большевики же, несмотря на жесточайшие преследования царизма и разгром многих партийных организаций, сумели сохранить свою партию, как нелегальную централизованную организацию с сетью партийных ячеек в основных промышленных районах страны.

В Петербурге, Москве, Харькове, Екатеринославе, Киеве, Саратове, Самаре, Иваново-Вознесенске, Кронштадте, Казани, Ростове-на-Дону, Екатеринодаре, в Донбассе, в 9 пунктах на Урале — Екатеринбурге, Лысьве, Верхней Туре, Ревде, Кыштыме, Невьянске, Миньяре, Кушве, Кунгуре и других местах страны существовали комитеты, группы и кружки большевиков. Они вели непримиримую борьбу с царским самодержавием, выпускали воззвания, направленные против империалистической войны и оборонческой политики соглашательских партий.

Однако война, массовые мобилизации и усилившиеся в период империалистической войны преследования большевиков не могли не отразиться на работе партийных организаций. Многие нелегальные организации большевиков были разгромлены, печатные издания закрыты. Значительная часть коммунистов оказалась в тюрьмах и ссылках, а также была призвана в армию и флот. Это сильно сузило размах организационной и массово-политической работы уцелевших парторганизаций. Однако повсюду в разнообразных формах большевики продолжали вести героическую работу.

Накануне февральской буржуазно-демократической революции в обстановке невероятных трудностей, вызванных империалистической войной, в условиях хозяйственной разрухи, голода большевики повсеместно усиливали свою работу не только среди рабочего класса, но также среди солдат и матросов.

Большевистская партия пришла к Февральской революции 1917 года в России как партия нового типа, вооруженная ленинской революционной программой, стратегией и тактикой. Она имела кадры, закаленные в борьбе с царизмом и в боях с оппортунистами всех мастей.

«В результате этой борьбы, — писал И. В. Сталин, — сложилась сплоченная группа руководящих элементов, достаточно сильных в теории и выдержанных в принципиальном отношении для того, чтобы вести за собой партийные массы»2.

Осенью 1916 года возобновило свою работу Русское бюро ЦК большевиков. Оно активизировало деятельность находившихся на свободе большевиков, приняло меры к восстановлению разгромленных партийных организаций и созданию новых.

Одновременно усиливалось стремление лучших представителей рабочего класса, беднейшего крестьянства и интеллигенции к вступлению в ряды большевистской партии. Достаточно сказать, что только за два с лишним месяца 1917 года (январь-март) партия выросла почти в два раза, насчитывая в своих рядах до 40—45 тысяч человек. Быстрый рост рядов РСДРП (б) являлся наглядным выражением усиления доверия пролетариата к большевистской партии, поддержки ее передовыми элементами из среды рабочего класса.

В феврале 1917 года российский пролетариат в союзе с крестьянством совершил буржуазно-демократическую революцию, свергнувшую царское самодержавие в России.

Февральская буржуазно-демократическая революция явилась переломным моментом в судьбах нашей родины и крутым поворотом в жизни большевистской партии. Партия получила возможность легальной деятельности. Партия большевиков вышла из подполья численно небольшой, но идейно и политически закаленной и организационно сплоченной.

Хотя большевистская партия была и малочисленной, но она состояла из проверенных в борьбе кадров, прошедших суровую школу революционной борьбы против капиталистического рабства в жесточайших условиях царизма, обогащенных опытом двух русских революций. Это был закаленный авангард пролетариата.

По мере освобождения большевиков из тюрем и возвращения из ссылки и эмиграции, партийные организации укрепляли свои ряды, усиливали организационную и политическую работу в массах. Сразу же после февральской буржуазно-демократической революции большевиками была начата огромная работа по созданию и укреплению массовых организаций рабочего класса: профсоюзов, фабзавкомов и др. Большевики усиливали свое влияние в Советах.

Большевистская партия с первых же дней революции развернула небывалую по напряженности и размаху организационную и агитационную работу. Она в период подготовки социалистической революции использовала в своей деятельности весь свой богатый опыт внутрипартийной работы, идейной борьбы с оппортунистическими элементами в своих рядах и с мелкобуржуазными партиями, группами и течениями среди рабочего класса, огромный организационный опыт связи с массами. Во всей своей деятельности после февральской буржуазно-демократической революции большевистская партия первостепенное значение придавала вопросам укрепления своих рядов, работоспособности и боевитости партийных организаций.

Партия понимала, что от степени организованности и сплоченности ее рядов зависит организованность, сплоченность и сила всех других организаций рабочего класса в целом, а следовательно, и его способность двигать вперед революцию.

В вопросах организационного строительства, как и вопросах идеологии и политики, большевистская партия, созданная и воспитанная В. И. Лениным, всегда стояла на позициях творческого марксизма. Отстаивая незыблемость ленинских организационных принципов партийного руководства и норм партийной жизни, партия совершенствовала в условиях конкретной исторической обстановки 1917 года формы организации и методы работы, добиваясь того, чтобы ее организационное руководство было на уровне политических задач и обеспечивало проведение в жизнь ее политической линии.

Всемирно-историческая миссия большевистской партии как организатора и руководителя социалистической революции определяла собой и основные организационные принципы строительства партии: строжайший централизм в деятельности партийных организаций, сознательную дисциплину, единство воли и единство действий, недопустимость внутрипартийных фракций и группировок, тщательный отбор вступающих в партию, ограждение партии от оппортунистических, мелкобуржуазных соглашательских элементов, развитие внутрипартийной демократии. На этих незыблемых основах внутрипартийной жизни строилась вся работа, направленная на воспитание и укрепление рядов большевистской партии.

Апрельские тезисы В. И. Ленина, его доклады, статьи и речи в период от февраля до Октября, директивы Апрельской конференции и VI съезда РСДРП (б) и, в частности, решения «Об объединении интернационалистов против мелкобуржуазного оборонческого блока», «О пересмотре партийной программы» (Апрельская конференция) , новый Устав партии и специальная резолюция «Об объединении партии» (VI съезд) являлись основными документами, определившими формы и методы внутрипартийной работы. Эти документы сыграли решающую роль в повышении идейно-теоретического уровня, политической зрелости и революционной закалки членов большевистской партии.

Одним из главных условий победы Великой Октябрьской социалистической революции явилось то, что большевики во главе с В. И. Лениным в ходе борьбы за свержение господства буржуазии и утверждение диктатуры пролетариата решительно разгромили оппортунистические, соглашательские элементы в своих собственных рядах. Антиленинская позиция этих элементов выразилась, в частности, в поддержке ими меньшевиков, призывавших к объединению с большевиками в рамках единых партийных организаций.

Выступая под фальшивым флагом «единства социал-демократии», меньшевики хотели лишить партию большевиков идейной и организационной самостоятельности, разжижить ряды большевистских организаций мелкобуржуазными элементами и расшатать партийную дисциплину. Они стремились «разбольшевичить» марксистскую партию и тем самым взорвать ее изнутри.

«Главным партийным вопросом в России, — писал В. И. Ленин в 1916 году, — был и остается вопрос о «единстве». Троцкий в 500—600 №№ своей газеты так и не договорил и не додумал до конца: единство с Чхеидзе, Скобелевым и К0? или нет? Кажется, остались «объединенцы» и в Питере, хотя очень слабы (не они ли издали «Рабочие Ведомости» в Питере?). «Макар», говорят, в Москве и тоже примиренчествует. Примиренчество и объединенчество есть вреднейшая вещь для рабочей партии в России, не только идиотизм, «но и гибель партии. Ибо на деле «объединение» (или примирение и т. п.) с Чхеидэе и Скобелевым (в них гвоздь, ибо они выдают себя за «интернационалистов») — есть «единство» с ОК, а через него с Потресовым и К0, т. е. на деле лакейство перед социал-шовинистами»3.

Объединение с меньшевиками означало бы отход от большевистских позиций, отступление от ленинских организационных принципов в построении партии нового типа и явилось бы фактическим нарушением решений VI Пражской конференции РСДРП (б) 1912 года, навсегда изгнавшей меньшевиков-ликвидаторов из рядов партии.

Объединенчество в организационном вопросе мешало большевикам разоблачать предательство меньшевиков, высвобождать трудящиеся массы из-под влияния соглашательских партий и завоевывать их на свою сторону. Оно налагало на большевиков, входивших в объединенные организации, моральную ответственность за все поведение меньшевиков. Поэтому борьба В. И. Ленина и большевистской партии против примиренчества и объединения с меньшевиками-оборонцами имела исключительно важное значение для идейного и организационного укрепления большевистской партии, для разоблачения предательской политики меньшевиков и завоевания большинства рабочего класса и беднейших крестьянских масс на сторону пролетарской революции.

* * *

Новые задачи, вставшие перед большевистской партией на другой же день после Февральской буржуазно-демократической революции, потребовали от партии выработки такой политической линии, которая соответствовала бы новым историческим условиям, сложившимся после свержения самодержавия.

Сложность исторической обстановки после победы февральской революции состояла в том, что «гигантская мелкобуржуазная волна захлестнула все, подавила сознательный пролетариат не только своей численностью, но и идейно, т. е. заразила, захватила очень широкие круги рабочих мелкобуржуазными взглядами на политику»4.

Эта мелкобуржуазная стихия, носителем которой была мелкая буржуазия, вынесла на гребень революции мелкобуржуазные соглашательские партии меньшевиков и эсеров. Эти партии в силу своей классовой природы, сделали все от них зависящее, чтобы передать власть в руки контрреволюционной буржуазии. Такова была классовая основа соглашения между Временным буржуазным правительством и Советом рабочих и солдатских депутатов, добровольно отдавшим власть буржуазии, поскольку в Совете преобладали меньшевики и эсеры.

Одной из причин усиления влияния мелкобуржуазной стихии в рабочем классе были серьезные изменения в самом составе пролетариата России. За время войны в армию было мобилизовано до 40% кадровых рабочих. Вместо них на заводы и фабрики пришли новые рабочие из деревни, а также влилось много мелких собственников, кустарей, лавочников, укрывавшихся от мобилизации.

Вновь пришедшие на производство рабочие принесли с собой в среду рабочего класса и свою мелкобуржуазную психологию, свои понятия и предрассудки. Эта мелкобуржуазная прослойка явилась питательной почвой для меньшевиков и эсеров. Она стала серьезным тормозом на пути к росту классовой сознательности и организованности пролетариата.

Миллионы трудящихся, ранее забитых царизмом, а теперь вовлеченных революцией в политическую жизнь, не были искушены в «тонкостях» политики. Они были опьянены революционными событиями и настроены доверчиво по отношению к меньшевикам и эсерам. Трудящиеся массы еще не распознали на своем опыте предательской линии соглашателей.

Поведение меньшевиков и эсеров В. И. Ленин назвал «классическим образцом измены делу революции и делу пролетариата, измены именно такого рода, которые и погубили целый ряд революций XIX века»5.

В своеобразной и сложной обстановке двоевластия спасти от гибели Россию в состоянии был только революционный пролетариат. Сознательный пролетариат понимал, что в борьбе за свержение власти буржуазии и установление диктатуры пролетариата трудящиеся должны организоваться, сплотиться, объединиться в единую силу против буржуазии.

Спасение страны от катастрофы и выполнение пролетариатом своей исторической миссии в победоносной борьбе с капиталом зависело от наличия у пролетариата своей революционной партии, вооруженной марксистско-ленинской теорией, свободной от оппортунизма, непримиримой в отношении соглашателей и капитулянтов в своих собственных рядах и рабочем движении, революционной в отношении буржуазии и ее государственной власти, партии, сильной и авторитетной в народных массах, способной подготовить пролетариат к решительным схваткам с буржуазией и организовать победу социалистической революции.

Только партия, вооруженная теорией научного коммунизма, сплоченная и монолитная, обладающая ясной революционной программой и гибкой тактикой, умеющая правильно разобраться в сложных условиях новой обстановки, могла верно наметить путь к победе рабочего класса. Такой партией у российского пролетариата была партия большевиков, созданная и руководимая вождем трудящихся всего мира, продолжателем великого дела Маркса — Лениным.

Собрать воедино силы партии, организовать их для борьбы за победу социалистической революции, преодолеть шатания и колебания в своей собственной среде, выработать единую и правильную стратегическую и тактическую линию — такова была нелегкая задача, которая встала перед большевиками после свержения царизма.

С победой февральской буржуазно-демократической революции 1917 года закончился огромной важности стратегический этап в истории русской революции, основной задачей которого было свержение царизма. Это был величайший перелом в судьбах народов России. Он требовал крутого поворота в деятельности партии.

«Слишком часто бывало, — указывает Ленин, — что, когда история делает крутой поворот, даже передовые партии более или менее долгое время не могут освоиться с новым положением, повторяют лозунги, бывшие правильными вчера, но потерявшие всякий смысл сегодня, потерявшие смысл «внезапно» настолько же, насколько «внезапен» был крутой поворот истории»6.

При получении первых известий о февральской революции, В. И. Ленин, находясь в эмиграции, предупредил, что российский пролетариат не может рассматривать эту революцию иначе, как первую и далеко еще неполную победу на своем пути, он должен продолжать борьбу за победу социалистической революции. Для выполнения этой задачи, писал В. И. Ленин в статье «Набросок тезисов 4(17) марта 1917 года», «необходима идейная и организационная самостоятельность партии революционного пролетариата, оставшейся верной интернационализму и. не поддавшейся лжи буржуазных фраз, обманывающих народ речами о «защите отечества» а теперешней империалистской, грабительской войне»7. В «Телеграмме большевикам, отъезжающим в Россию»» 6 марта 1917 года В. И. Ленин предупреждал партию не сходить с принципиально классовой линии и не допустить «никакого сближения с другими партиями»8. Ленин имел в виду прежде всего меньшевиков и эсеров.

Опасаясь, что эти указания могут не дойти до России и что там некоторые партийные работники, не разобравшись в запутанной и своеобразной обстановке, сложившейся после Февральской буржуазно-демократической революции, могут пойти на объединение с меньшевиками, В. И. Ленин в письмах А. М. Коллонтай от 16 и 17 марта 1917 года вновь подчеркивал вред объединения с меньшевиками: «Величайшим несчастьем было бы, если бы... наши пошли на «единство» с Чхеидзе и К0!!...

Ни за что снова по типу второго Интернационала! Ни за что с Каутским! Непременно более революционная программа и тактика»9.

В этих же письмах В. И. Ленин предостерегал партию, чтобы она не дала себя запутать в глупые «объединительные» попытки с социал-патриотами (или, еще хуже, колеблющимися, вроде Организационного комитета, Троцкого и К0) и требовал, чтобы она продолжала свою работу в последовательно-интернационалистском духе, систематически укрепляясь как партия нового типа.

В. И. Ленин в письмах к В. А. Карпинскому от 24 и 25 марта, А. В. Луначарскому, от 25 марта и Я. Ганецкому от 30 марта 1917 года еще и еще раз настоятельно подчеркивал вред объединения с меньшевиками и требовал самостоятельности и обособленности большевистской партии. «И я лично, — указывал В. И. Ленин, — ни на секунду не колеблюсь заявить и заявить печатно, что я предпочту даже немедленный раскол с кем бы то ни было из нашей партии, чем уступки социал-патриотизму Керенского и К0 или социал-пацифизму и каутакианству Чхеидзе и К0». «Доверять ни Чхеидзе с К0, ни Суханову, ни Стеклову и пр. нельзя. Никакого сближения с другими партиями, ни с кем!., организация нашей партии — в этом суть»10 — писал Ленин, учитывая сложившуюся обстановку в стране и позиции всех других партий после свержения самодержавия в России. Выступая непримиримым противником объединения с меньшевиками, В. И. Ленин требовал от большевистской партии принципиальной и беспощадной борьбы с объединенческими настроениями, имевшими место в некоторых партийных организациях. Ленин высказывался не только против объединения с социал-предателями, но и против каких бы то ни было блоков с оборонцами в практической работе. «Самая большая опасность, — говорил В. И. Ленин, — которая угрожает русской революции — это объединение большевиков с меньшевиками»11.

Насколько осторожно В. И. Ленин относился ко всему, что могло дать повод к объединению большевиков с меньшевиками в России, можно судить по следующему факту. После Февральской революции в Швейцарии был организован митинг, на котором В. И. Ленин отказался от совместного выступления с меньшевиком Мартыновым, чтобы не дать возможности меньшевикам в России использовать этот факт для пропаганды идеи объединения.

«Никто так не знал природы меньшевиков и того, куда они потянут русскую революцию, как В. И. Ленин, — замечает М. Харитонов в статье «Ленин и Февральская революция», — и поэтому он так боялся, как бы в угаре первых побед наши русские товарищи не попались на объединительную удочку господ меньшевиков, которые были большими мастерами по части эксплуатации законного стремления пролетариата к единству своих рядов»12.

Несмотря на эти предупреждения В. И. Ленина, самым резким образом предостерегавшего большевистскую партию от объединения с меньшевиками, и вопреки решениям Пражской конференции, изгнавшей из партии меньшевиков, нашлись такие партийные организации, которые в процессе перехода на легальную работу после Февральской революции пошли на объединение с меньшевиками. Кроме того, ряд таких объединенных организаций существовал еще до революции.

Совершенно очевидно, что согласие некоторых большевиков на вхождение в такие объединенные организации было крупной политической ошибкой. Объединение с меньшевиками препятствовало разоблачению предательской политики и тактики мелкобуржуазных партий как главной опоры империалистической буржуазии в рабочем классе. Объединенчество помогало этим партиям сеять мелкобуржуазные иллюзии в рабочем классе, распространять идеи классового сотрудничества. Оно мешало мобилизации рабочего класса и трудящихся масс на борьбу за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Чем же объяснить, что нашлись такие партийные организации, которые пошли на объединение с меньшевиками? Почему даже те организации, которые не объединились с меньшевиками, обсуждали вопросы объединения с ними?

Объединение большевиков с меньшевиками имело место, главным образом, на окраинах России или в районах со слаборазвитой промышленностью, небольшой прослойкой промышленного пролетариата, незначительным опытом классовой борьбы и революционной работы, а также в армии, которая состояла в большинстве своем из крестьян, одетых в солдатские шинели. Партийные организации окраин России (Дальнего Востока, Сибири, Туркестана, Крыма и других мест), разгромленные царским правительством в период столыпинской реакции и империалистической войны, вышли из подполья после победы Февральской революции малочисленными и значительно ослабленными. Их слабость, в частности, объяснялась тем, что некоторые из них и до революции существовали как объединенные социал-демократические организации. Например в некоторых городах Сибири большевики и меньшевики после Пражской конференции РСДРП (б) 1912 года продолжали состоять в одних и тех же организациях.

Это объясняется прежде всего тем, что большевики ряда окраин России фактически плохо были знакомы с решениями Пражской конференции, не разобрались в причинах, по которым меньшевики были изгнаны из партии. Они не были представлены на Пражской конференции, не имели регулярной партийной информации, были оторваны от революционных центров — Петрограда и Москвы. Все это не могло не отразиться на политическом уровне и партийной выдержанности ряда дальневосточных, сибирских, туркестанских и других партийных организаций.

Одной из причин примиренчества к меньшевикам и объединенческих настроений в среде большевиков до приезда В. И. Ленина в Россию являлось наличие некоторой путаницы по теоретическим вопросам и неправильные взгляды на характер революции, перспективы ее развития и тактику партии. Преследования и репрессии, ослабление многих партийных организаций во время войны, отсутствие связи с В. И. Лениным и Русским бюро ЦК РСДРП (б), которое работало с большими перебоями, все это сильно затрудняло выработку правильной политической ориентировки в некоторых партийных организациях. Многие видные работники партии, находясь до Февральской революции в далекой сибирской ссылке, не знали по-настоящему, что делается в стране.

Не последнюю роль играло также то обстоятельство, что после выхода из подполья имевшиеся на местах незначительные силы большевиков были полностью поглощены работой в массовых организациях, не смогли уделить необходимого внимания организационному укреплению партийных рядов.

На первой конференции уральских большевиков Я. М. Свердлов отмечал, что «вначале, после революции, не было точного размежевания. Работа партийного строительства отошла на второй план. Работники были захвачены работой в беспартийных организациях»13.

Меньшевикам удавалось протащить объединение с большевиками в тех организациях, где у руководства оказывались недостаточно политически зрелые люди, слабо разбиравшиеся в вопросах теории и тактики большевизма.

Так, например, в одной резолюции Оренбургской организации РСДРП указывалось, что «прежние основные тактические разногласия между фракциями в общем и целом сняты с очереди ходом событий» и якобы намечается «общая линия как в оценке смысла переворота, так и ближайшем политическом поведении». Точно так же на собрании социал-демократов Харькова 23 марта 1917 года сторонники объединения с меньшевиками утверждали, что «в настоящее время нет тех острых разногласий, которые в прошлом оправдывали самостоятельное существование двух частей РСДРП»14. Николаевские большевики считали объединение с меньшевиками возможным потому, что после революций главный опорный вопрос о нелегальной работе отпал. Уфимские большевики, например, объединение с меньшевиками довольно наивно объясняли тем, что они таким путем хотят сначала отвоевать массы у меньшевистских вождей, а потом изгнать их из партии.

До приезда В. И. Ленина не могли не оказать влияния на поведение отдельных групп большевиков и антимарксистские, антиленинские статьи Каменева в «Правде», проникнутые духом оборончества и соглашательства. Антиленинская позиция Каменева по вопросам революции, войны и отношения к Временному правительству тормозила выработку правильной тактической линии на местах и служила идейным оправданием примиренчества и объединенчества в партийных организациях.

Объединенчество наносило большой вред большевистским организациям, мешало росту революционных сил в стране и сплочению их вокруг большевиков, препятствовало распространению в массах правильных взглядов в вопросе о перспективах развития революции, мешало разоблачению предательской роли мелкобуржуазных партий меньшевиков и эсеров.

Вопрос об объединении с меньшевиками дебатировался не только в отдельных местных партийных организациях, но по настоянию оппортунистических элементов он обсуждался и в центре, в частности этот вопрос встал на мартовском совещании большевиков, созванном бюро ЦК РСДРП (б).

Участники совещания на заседании 1 апреля 1917 года обсуждали предложение одного из меньшевистских лидеров — Церетели об объединении меньшевиков с большевиками. Поскольку запись хода совещания является очень краткой и неполной, то судить о характере прений на нем очень трудно. Во всяком случае известно, что после обмена мнениями на этом заседании было решено пойти на объединенное собрание с меньшевиками с информационной целью15.

Мартовское совещание большевиков, проходившее одновременно с Всероссийским совещанием Советов обсудило почти все основные вопросы политического положения в стране. Наряду с правильной оценкой этим совещанием характера войны, социальной природы Временного правительства и др., оно под влиянием группы делегатов от объединенных организаций, во главе с Севрюком и Войтинским, приняло некоторые компромиссные резолюции, сделав ряд уступок оборончеству. Это обстоятельство, несомненно, также способствовало бы усилению примиренчества, если бы неправильные, ошибочные решения совещания не были полностью парализованы появлением знаменитых Апрельских тезисов В. И. Ленина.

* * *

С первых дней по возвращении в Россию В. И. Ленин продолжает вести непримиримую борьбу с малейшими попытками к объединению с оборонцами, выступает решительным противником каких бы то ни было соглашений с меньшевиками.

Приехав в Петроград к концу работы Всероссийской конференции Советов, В. И. Ленин 4 (17) апреля выступил на совещании большевиков - членов этой конференции, а затем повторил свое выступление на собрании, где, кроме большевиков, присутствовали и меньшевики.

Выступая на совещании большевиков, Ленин по вопросу об отношении к меньшевикам заявил: «Пусть лучше останусь в меньшинстве. Один Либкнехт стоит дороже 110 оборонцев типа Стеклова и Чхеидзе»16. Всякие попытки к объединению с оборонцами, от кого бы они ни исходили, Ленин квалифицировал как предательство социализма.

Оценивая текущий момент, Ленин указывал, что и при Временном правительстве в силу его империалистического характера война безусловно остается грабительской, несправедливой войной. Поэтому «недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству». Для того, чтобы перейти «от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства»17, говорил Ленин, пролетариат должен иметь свою сплоченную организацию, самостоятельную и сильную партию, свободную от оппортунистических элементов. С этой целью Ленин предлагал немедленно созвать съезд и изменить программу партии. Ленин требовал переименования партии, предлагал назвать ее «Коммунистической партией» и образовать III, Коммунистический Интернационал. Таким образом, сразу же по возвращении в Россию В. И. Ленин потребовал от партийных организаций решительного и окончательного разрыва с правой социал-демократией.

Апрельские тезисы В. И. Ленина имели огромное значение для судеб революции, для всей деятельности нашей партии. Они давали гениальный план борьбы партии за переход от буржуазно-демократической революции к революции социалистической. Тезисы В. И. Ленина дали ясный и конкретный ответ на все вопросы, поставленные ходом революционных событий в стране.

Меньшевики и эсеры, а также разного рода оппортунисты в рядах большевиков, встретили ленинские тезисы в штыки, подняли против них яростный вой. Буржуазия и меньшевистско-эсеровская печать постарались исказить основные положения тезисов18. Особенно усердствовала в клевете на Ленина плехановская газета «Единство».

Апрельские тезисы В. И. Ленина вооружали большевистскую партию ясной программой борьбы и являлись гранитной основой идейного и организационного укрепления всех большевистских организаций, ликвидировав хаос и путаницу в теоретической и практической деятельности отдельных групп большевиков. Они совершенно выбили почву из-под ног колеблющихся и соглашательски настроенных элементов, носителей объединенческих тенденций, навязываемых меньшевиками.

Апрельские тезисы Ленина ясно и четко утверждали, что никакой почвы для объединения между большевиками и меньшевиками не может быть, что большевизм и меньшевизм — враждебные друг другу политические течения, представлявшие разные классовые силы: программа и тактика их в революции диаметрально противоположны; быть сторонником меньшевизма — значит выступать врагом пролетарской революции, отстаивать незыблемость капиталистического строя и сохранение эксплуатации человека человеком.

Ленинские тезисы явились острым идейным оружием большевиков-ленинцев против примиренческих элементов в партийных организациях. В каждой объединенной организации имелись твердые ленинцы-большевики. Ряды последних особенно увеличились после возвращения из ссылки, каторги и эмиграции многих старых большевиков, которые с первых же дней своей работы вели непримиримую борьбу против меньшевиков, требуя полной идейной и организационной самостоятельности большевистских организаций.

В Минской объединенной организации РСДРП группа большевиков-ленинцев возглавлялась М. В. Фрунзе и А. Ф. Мясниковым, в Уфимской — А. Д. Цюрупой, в Бакинской — С. Г. Шаумяном, в Царицынской — Яковом Ерманом, в Одесской — П. Старостиным, в Красноярской — И. Белопольским, А. Роговым и Я. Боградом, в Иркутской — П. Постышевым и Лебедевым. Они последовательно отстаивали позиции большевиков, разоблачали соглашательскую политику меньшевиков и вели борьбу за скорейший организационный разрыв с ними.

Большевики ясно отдавали себе отчет в том, что без разрыва с меньшевиками в объединенных организациях, без ликвидации объединенческих настроений в партийных организациях нельзя на местах двигать революцию вперед. Поэтому большевики проводили политику решительного разоблачения в своей среде примиренческих элементов, которые способствовали объединенчеству.

Выступая против объединения и совместных выступлений с меньшевиками, Ленин высказался за то, чтобы отвоевывать у меньшевиков здоровые пролетарские революционные элементы. «Я решительно за то, — говорил В. И. Ленин, выступая в ходе обсуждения доклада о муниципальных выборах на Петроградской общегородской конференции в апреле 1917 года, — чтобы вставлять в наши списки кандидатов меньшевиков, рвущих с шовинизмом. Это не блок»19.

Резолюция по этому вопросу, предложенная В. И. Лениным и единогласно принятая Петроградской общегородской конференцией, подчеркивала невозможность объединения с партиями, проводившими политику поддержки Временного буржуазного правительства, стоявшими на позициях «революционного оборончества» и противодействовавшими перерастанию буржуазно-демократической революции в социалистическую. Конференция призвала партийные организации усилить работу среди рабочих масс, высвобождая их из-под влияния меньшевиков и завоевывая на сторону большевистской партии.

В резолюции конференции говорилось: «По отношению к отдельным местным группам рабочих, примыкающим к меньшевикам и т. п., но стремящимся отстоять позиции интернационализма против «революционного оборончества», против голосования на заем и т. п., политика нашей партии должна состоять в поддержке таких рабочих и групп, в сближении с ними, в поддержке объединения с ними на началах безусловного разрыва с мелкобуржуазной изменой социализму»20.

Осуществляя эту резолюцию, Петербургский комитет РСДРП (б) принимал все меры к тому, чтобы вовлечь в ряды большевиков революционные социал-демократические, интернационалистские элементы, не разделявшие платформу меньшевиков. Этой тактики придерживались большевики на всем протяжении борьбы за укрепление партийных рядов в предоктябрьский период. Из этих же установок исходили большевики и в своей борьбе против примиренчества и объединенчества в партийных организациях.

После опубликования Апрельских тезисов В. И. Ленина борьба с примиренческими настроениями, направленными на объединение большевиков с меньшевиками, повсеместно усилилась.

Непримиримая борьба большевиков с объединительными настроениями в Московской городской партийной организации привела к тому, что примиренческие настроения здесь не получили большого распространения. Выражая мнение Московского городского комитета большевиков, Р. С. Землячка в своем выступлении на первой Московской областной конференции РСДРП (б), проходившей с 19 по 21 апреля, заявила: «Объединяться с меньшевиками мы не можем. Мы можем включать только тех социал-демократов, кто принимает все наши резолюции. Нам сейчас нужна кристально чистая позиция, и тогда революционные массы пойдут за нами»21. На Второй общегородской Московской конференции РСДРП (б) при обсуждении 15 апреля доклада Осинского «Об объединении с меньшевиками» делегаты конференции отвергли все доводы докладчика, высказавшегося за объединение с меньшевиками, и заклеймили последних как предателей революции.

Успешной борьбе с примиренцами на Урале способствовало то, что здесь еще до революции имелись крепкие подпольные большевистские организации в Екатеринбурге, Лысьве, Верхней Туре, Ревде, Кыштыме, Невьянске, Миньяре, Уфе, Кушве, Кунгуре.

В промышленных центрах Урала меньшевики не имели большого влияния. Кроме того, среди меньшевиков здесь преобладали интернационалистские элементы, которые шли за большевиками, работали вместе с ними. Поэтому уральская социал-демократическая организация в целом по существу была большевистской организацией. Это можно видеть уже по составу участников первой Уральской конференции, которая состоялась 15—17 апреля 1917 года. Из 63 делегатов конференции было 57 большевиков, 3 меньшевика-интернационалиста и 3 меньшевика-оборонца. При обсуждении на конференции политических вопросов только 2—3 делегата отстаивали оборонческую точку зрения.

Борьба с объединенческими тенденциями в уральских партийных организациях особенно усилилась с приездом в первых числах апреля 1917 года на Урал Я. М. Свердлова, который резко поставил вопрос о необходимости полного разрыва с меньшевиками, указывая, что наличие объединенных организаций ослабляет боеспособность пролетариата.

«Не всегда верно, что в количестве сила, — указывал в своем выступлении Я. М. Свердлов на первой областной конференции. Не всегда выгодно собрать больше народу под знаменем. Сила — в дисциплине и качестве. Можем ли мы учинять бесформенное объединение? Нет! Только тогда, когда среди вас нет разногласий, только тогда объединяйтесь... Меньшевиков мы в партию не берем»22.

Присутствовавшие на конференции несколько меньшевиков, представлявшие Нижне-Тагильскую объединенную организацию, выступили по данному вопросу, как и по многим другим, против Свердлова. Их поддержал оппортунист-примиренец Сосновский, впоследствии ставший троцкистом.

В решении, принятом конференцией по вопросу об отношении к меньшевикам, было сказано, что «объединение возможно только с интернационалистами, стоящими на точке зрения Циммервальда и Кинталя»23. Ошибочность этого решения состояла в том, что в нем говорилось о сторонниках Циммервальда и Кинталя в целом, а не выделялись взгляды левого меньшинства этого объединения. Следует сказать, что подобную ошибку допускали не только уральские большевики, но и некоторые другие организации.

В основных центрах Поволжья — Саратове, Самаре, Казани, после Февральской буржуазно-демократической революции работали самостоятельные большевистские организации. Хотя первое время и здесь наблюдались объединенческие настроения среди соглашательских элементов, но их удалось быстро преодолеть, благодаря крепким партийным традициям и наличию опытных большевистских кадров, стоявших во главе организаций. Еще в годы империалистической войны в Саратове сложилось крепкое большевистское ядро: М. С. Ольминский, С. И. Мицкевич и др., которое занимало правильную революционно-интернационалистическую позицию по вопросам войны и революции, и это способствовало в дальнейшем успешной борьбе с примиренчеством и сохранению самостоятельной большевистской организации.

Поэтому и после Февральской революции Саратовская организация занимала, в основном, правильную ленинскую позицию. Состояние неопределенности и неясности по некоторым вопросам политической жизни в Саратовской организации наблюдалось недолго. «Разноязычному состоянию нашей организации, — пишет Антонов-Саратовский,— положила конец сама партийная масса и прежде всего ее рабочая часть, — она встали на точку зрения Ленина и заставила подтянуться к себе нашу интеллигенцию и полуинтеллигенцию»24.

На первой в легальных условиях Саратовской общегородской партийной конференции, состоявшейся 17 апреля 1917 года, примиренец Мгеладзе выступил с предложением объединиться с меньшевиками. Давая отпор оппортунистическим вылазкам Мгеладзе, конференция признала возможным объединение только с теми течениями, которые отвергали «гражданский мир», стояли на почве непримиримой классовой борьбы, вели интернационалистическую политику и борьбу за немедленное окончание мировой войны.

В другом крупном партийном коллективе Поволжья, в Самарской организации РСДРП (б), в первые дни революции также проявились объединенческие настроения. Но организационному оппортунизму, колебаниям и шатаниям некоторых большевиков скоро был положен конец. Самарские большевики сплотили свои ряды вокруг видных большевиков Куйбышева, Шверника, Бубнова и повели решительную борьбу с меньшевистским «объединительным угаром» и примиренческими настроениями отдельных большевиков. В марте 1917 года в кино «Триумф» на общем собрании Самарской организации РСДРП (б) при обсуждении вопроса об объединении группа большевиков во главе с Бубновым разоблачила предательскую политику меньшевиков и высказалась против какого-либо объединения с ними до решения этого вопроса центром. Это предложение было принято.

Самарские меньшевики, недовольные позицией большевистской организации в этом вопросе, на своем собрании 23 марта решили созвать «учредительное собрание» всех социал-демократических течений. Однако эта попытка меньшевиков потерпела полный провал. Игра в «единство» помогла им привлечь на «объединенное собрание» только нескольких большевиков-примиренцев, которые в Самарской организации РСДРП (б) существенной роли не играли. Самарский же большевистский комитет заявил меньшевикам, что объединение может произойти только на платформе VII Всероссийской Апрельской конференции.

Вопрос об объединении с меньшевиками обсуждался также и на первой общегородской конференции большевиков Самары, которая состоялась 22 апреля 1917 года. При всестороннем рассмотрении этого вопроса выяснилось, что разногласия между большевиками и меньшевиками в ходе революции не только не сглаживались, но, наоборот, — усиливались. По этой причине конференция отвергла всякое объединение с меньшевиками.

Процесс оформления Казанской большевистской организации, разгромленной в годы реакции, длился весь март 1917 года. Все это время большевики продолжали оставаться разбросанными по отдельным группам и кружкам. Такая организационная разобщенность в этот период была особенно опасна. Отсутствие единой организации у большевиков стремились использовать меньшевики, пытаясь создать объединенную организацию.

С этой целью, прикрываясь лицемерными заявлениями об «общих целях» борьбы и «общих стремлениях», меньшевики Казани в своем органе—«Казанской рабочей газете» упорно пропагандировали идею «единой партии» и критиковали большевиков за их нежелание объединиться.

В среде казанских большевиков, за исключением незначительной их части, объединенческие настроения не встретили никакой поддержки.

В середине марта ЦК РСДРП (б) командировал в Казань В. А. Тихомирнова. С его приездом казанские большевики решительно стали на путь создания самостоятельной организации. Тихомирнов принимал энергичные меры по созданию и укреплению большевистской организации Казани. С этой целью он провел несколько совещаний с отдельными группами большевиков, на которых было принято решение: «Безусловно уклониться от объединения с меньшевиками, организовать большевистский комитет и немедленно приступить к созданию своего органа»25.

Меньшевики, в противовес усилиям Тихомирнова по созданию самостоятельной большевистской организации, продолжали принимать меры к объединению всех социал-демократических сил. По их инициативе 24 марта 1917 года было проведено общее собрание всех социал-демократов Казани с целью объединения. На собрании от имени большевистских групп с докладом выступил Тихомирнов. В процессе обсуждения его доклада обнаружились резкие расхождения между большевиками и меньшевиками по всем вопросам, затронутым в докладе, и полная невозможность объединения социал-демократов в одной организации. В конце собрания Тихомирнов от имени большевиков заявил, что «в Казани образуется самостоятельная организация, стоящая на позициях ЦК и всецело признающая его авторитет»26. Таким образом, большевики Казани с первых шагов легальной деятельности резко выступили против меньшевиков и образовали свою самостоятельную организацию.

Решительную борьбу с примиренческой политикой по отношению к меньшевикам и тенденциями к объединению с ними вели большевики промышленных центров Украины.

В Харькове вопрос об объединении был поднят меньшевистским Временным комитетом, предлагавшим большевикам в автономном порядке объединиться в одну общую Харьковскую социал-демократическую организацию, независимо от решения этого вопроса центральными учреждениями партии. Некоторые члены Харьковского большевистского комитета, как, например, Лугановский, Борщевский, Кин и другие, поддержали это предложение меньшевиков, утверждая, что в настоящее время нет тех острых разногласий, которые в прошлом оправдывали самостоятельное существование двух частей РСДРП. Комитет поставил этот вопрос на обсуждение общего собрания Харьковской организации большевиков, которое состоялось 23 марта 1917 года. Участники собрания резко осудили колеблющихся членов городского комитета и решительно отвергли предложение меньшевиков об объединении. Вместе с тем собрание поручило представителю Харьковского комитета на Всероссийском партийном совещании в Петрограде поднять вопрос о слиянии с меньшевиками. До выяснения же этого вопроса в ЦК собрание обязало Харьковский комитет в целях согласованной работы войти в более тесную связь с меньшевиками.

Это неправильное решение, несомненно, было уступкой меньшевикам. Оно помогло меньшевикам, прикрываясь революционной фразой, проповедовать в первый период революции единство действий и «общность» целей всей социал-демократии.

После указанного собрания обсуждение вопроса о слиянии большевиков и меньшевиков было перенесено на страницы газеты «Пролетарий». В № 7 от 23 марта и № 8 от 28 марта в этой газете были помещены две статьи: одна — сторонника слияния, другая — ответная статья, противника объединения. Выступая против образования объединенной организации, противники слияния допускали серьезную ошибку, предлагая меньшевикам свое сотрудничество. «...Давайте, — указывал автор статьи, — изыскивать другие способы для совместной работы»27.

9 апреля общее собрание Харьковской большевистской организации после обсуждения доклада Муранова, командированного ЦК, признало допустимым объединение с меньшевиками, стоящими на точке зрения Циммервальда и Кинталя, с условием полного организационного разрыва с «революционным оборончеством». Объединенная организация должна была послать делегата на Всероссийскую конференцию большевиков.

Естественно, такое решение не могло устроить меньшевиков.

18 апреля Харьковский комитет по настоянию примиренцев вновь возвратился к обсуждению вопроса об объединении с меньшевиками. В противовес докладчику, который настаивал на объединении с меньшевиками, среди которых было немало оборонцев, комитет принял резолюцию, которая гласила, что в связи с тем, что меньшевистский Организационный комитет не порвал связей с социал-шовинистами и «революционными оборонцами», Харьковский комитет находит невозможным перейти к конкретному осуществлению объединения до тех пор, пока Организационным комитетом не будут выполнены основные положения, высказанные в резолюции общего собрания от 9 апреля.

Позже харьковские большевики еще не рае обсуждали вопрос о сотрудничестве с меньшевиками. Так, например, 18 мая общее собрание Харьковской организации при обсуждении вопроса о выборах в городскую думу считало возможным заключить блок с меньшевиками-интернационалистами, если последние порвут всякие отношения «с меньшевистским и кадетским оборонченским блоком, с которым они не рвали связей»28.

Как видно из вышеизложенных фактов, все усилия сторонников объединения — большевиков-примиренцев и меньшевиков, сбить Харьковскую большевистскую организацию с ленинских позиций потерпели полный провал.

На Украине многие организации большевиков не входили ни в какую организационную связь с меньшевиками, например, в Екатеринославе. Несмотря на это, входившие в Комитет примиренцы агитировали за объединение с меньшевиками. Во время выборов в городскую думу Екатеринославский комитет большевиков вынес решение о так называемом техническом соглашении с меньшевиками. Имелось в виду выставление общего с меньшевиками списка на выборах. Это была по существу резолюция о блоке. Но, когда решение комитета было поставлено на обсуждение общего собрания организации, последнее подавляющим большинством с негодованием отклонило предложение о блоке с меньшевиками.

В Киеве большевистская организация также не входила ни в какие переговоры об объединении с меньшевиками. Но в Киеве существовала группа социал-демократов, называвшая себя «группой объединенных меньшевиков и большевиков», которая добивалась объединения большевистской и меньшевистской организаций. Эта группа выработала «платформу», носившую чисто меньшевистский характер. Она выдвинула идею созыва «рабочего съезда», создания «широкой рабочей партии» на базе Советов рабочих депутатов. «Группа объединенных меньшевиков и большевиков» обратилась к комитетам меньшевиков и большевиков с предложением создать объединенный общегородской орган, угрожая, что если ее предложение будет отвергнуто, то она сама создаст комитет. Меньшевики согласились на создание объединенного комитета. Большевики же ответили отрицательно. Хотя Киевский комитет большевиков по многим вопросам политической жизни в это время занимал шаткую позицию, все же усилия киевских меньшевиков добиться объединения с большевиками ни к чему не привели.

В Донбассе, в большинстве мест, существовали крепкие большевистские организации и там сколько-нибудь заметно объединительные настроения не проявились. Коммунисты Донбасса беспощадно боролись со всякими попытками к объединению с социал-предателями, разоблачали предложения местных эсеров и меньшевиков об объединении, решительно осуждали оппортунистические элементы в своих рядах, которые занимали примиренческие позиции.

При обсуждении Апрельских тезисов В. И. Ленина на общем собрании Ростовской организации РСДРП (б) 13(26) апреля за объединение с меньшевиками выступил Сырцов. Его поддержал Васильченко. Осудив примиренчество Сырцова и Васильченко, в последствии примкнувших к троцкистам, ростовские большевики на объединение с меньшевиками не пошли, твердо стоя на ленинских позициях, изложенных в Апрельских тезисах.

Большевики Гомеля в середине апреля 1917 года, единодушно одобрив Апрельские тезисы В. И. Ленина, порвали все организационные связи с меньшевиками и образовали свою самостоятельную организацию.

Внутри Красноярской объединенной организации социал-демократов в начале марта 1917 года образовалась первая в Сибири инициативная группа большевиков, в которую вошли твердые ленинцы — И. Белопольский, А. Рогов, Я. Боград и другие. 4—5 марта состоялось первое собрание большевистской группы, на котором обсуждался вопрос об отношении к созданной 2 марта Красноярской объединенной социал-демократической организации, куда вошли большевики, меньшевики-интернационалисты и меньшевики-оборонцы.

При обсуждении этого вопроса часть участников собрания требовала немедленного организационного разрыва с меньшевиками и выхода большевиков из состава местной объединенной организации. Другая часть высказалась за временное пребывание в ней для завоевания на свою сторону большинства организаций. После всестороннего обсуждения вопроса было принято решение, что большевики остаются в рядах объединенной организации на месячный срок, чтобы за это время подготовить и осуществить раскол. С этой целью собрание разработало определенную программу деятельности. Группа приняла наименование «большевиков-правдистов».

Для борьбы против меньшевиков и примиренческих элементов из среды большевиков красноярские «правдисты» решили объединить большевистские группы всех городов Сибири или, по крайней мере, близлежащих к Красноярску районов Средней Сибири. В 20 числах марта Красноярская группа большевиков-правдистов провела ряд совещаний с приехавшим из Енисейской ссылки членом ЦК Я. М. Свердловым и выработала конкретный план по объединению всех большевистских сил среднесибирского района, а через него и большевиков всей Сибири. С этой целью решено было создать Среднесибирское районное бюро РСДРП (б). К группе большевиков-правдистов Красноярска присоединились большевики Ачинска во главе с А. В. Померанцевой и Ф. К. Врублевским, Енисейска во главе с В. Н. Яковлевым и Петерсоном, Минусинска— с Г. С. Вейнбаумом и др.

В первых числах апреля 1917 года в Красноярск съехались на совещание представители большевистских групп Енисейска. Ачинска, Канска, Знаменского завода, от железнодорожных мастерских, редакции «Сибирская правда», от Совета рабочих и солдатских депутатов, союза фотографического дела, социал-демократической фракции солдат, кооператива служащих, группы единомышленников «Сибирской правды», социал-демократической польской секции г. Красноярска.

Участники совещания одобрили инициативу Красноярской группы большевиков-правдистов по установлению тесной связи и единства действий между большевистскими группами Сибири под непосредственным руководством ЦК РСДРП (б) и избрали Среднесибирское районное бюро РСДРП (б). Совещание послало телеграмму в ЦК большевиков, в которой приветствовало руководящий центр партии, ведущий рабочий класс России в трудных условиях на борьбу за основные требования революции, просило ЦК подтвердить полномочия Среднесибирского районного бюро и утвердить его состав. 13 апреля 1917 года была получена ответная телеграмма за подписью секретаря ЦК Е. Д. Стасовой, в которой сообщалось об утверждении Среднесибирского районного бюро, о назначении в середине апреля общепартийной конференции и о необходимости избрать делегатов от всей организации и по возможности от всех групп района.

С этого момента Среднесибирское районное бюро стало именовать себя «Среднесибирским районным бюро ЦК РСДРП (б)». Утверждение ЦК партии большевистского партийного центра для Сибири имело важное значение в борьбе с объединенчеством, в организационном укреплении партийных организаций Сибири.

При обсуждении Апрельских тезисов В. И. Ленина в таких партийных организациях страны, как Петроградская, Московская, Харьковская, Луганская, Екатеринославская, Ростовская, Киевская, Екатеринбургская, Самарская, Саратовская, Екатеринодарская, Иваново-Вознесенская, Казанская и многих других еще до VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) было покончено с объединенческими настроениями, проявившимися у отдельных соглашательски настроенных большевиков.

Но, несмотря на это, потребовалось еще значительное время для того, чтобы окончательно порвать сохранявшиеся на местах в объединенных организациях организационные связи с меньшевиками, повсеместно оформить и укрепить самостоятельные большевистские организации.

* * *

В обстановке развертывания борьбы большевистской партии за идейное и организационное укрепление своих рядов, в условиях быстрого роста партии и ее первичных организаций открылась VII (Апрельская) Всероссийская конференция партии большевиков.

Апрельская конференция большевиков завершила выработку и принятие новой ориентировки партии на новом этапе борьбы и взяла курс на подготовку социалистической революции. Она дала ясные ответы по всем коренным вопросам революции и выдвинула лозунг борьбы за переход всей государственной власти в руки Советов.

При обсуждении на конференции доклада о положении в Интернационале была принята резолюция, определявшая отношение большевиков к шовинистам, центристам и колеблющимся элементам во II Интернационале и подтверждавшая невозможность объединения с партиями и группами, которые стояли на позициях «революционного оборончества». Наряду с этим конференция, вопреки точке зрения Ленина, который предлагал остаться в циммирвальдском объединении только с информационной целью и считал, что это объединение не может послужить основой для образования III Интернационала, приняла отстаивавшийся Зиновьевым явно ошибочный пункт резолюции о том, что наша партия остается в Циммервальдском блоке, ставя себе задачей отстаивать там тактику Циммервальдской левой. Конференция поручила ЦК приступить немедленно к осуществлению мероприятий по основанию III Интернационала.

Апрельская конференция приняла резолюцию «Об объединении интернационалистов против мелкобуржуазного оборонческого блюма». В этой резолюции конференция отмечала, что партии эсеров и меньшевиков перешли на позиции «революционного оборончества», то есть поддерживали империалистическую войну, голосовали за заем и поддержку Временного правительства, что эти партии всей своей политикой проводили интересы и точку зрения мелкой буржуазии и развращали пролетариат буржуазными идеями, что будто возможно изменить политику буржуазии посредством соглашения о ней, «контроля» за Временным правительством, вступления в министерство и т. д. Конференция отметила, что такая политика соглашательских партий усиливала и питала доверчиво-бессознательное отношение масс к капиталистам и являлась главным препятствием к дальнейшему развитию революции, создавала возможность ее поражения силами контрреволюции. Исходя из этого конференция решила:

«1) признать объединение с партиями и группами, проводящим» эту политику, безусловно невозможным;

2) признать сближение и объединение с группами и течениями, на деле стоящими на почве интернационализма, необходимым на основе разрыва с политикой мелкобуржуазной измены социализму»29.

В этих решениях Апрельской конференции была намечена ясная и четкая платформа сплочения интернационалистских элементов в рабочем движении, дано направление и указаны методы укрепления партии большевиков в конкретных условиях борьбы за подготовку пролетарской революции.

Ясное заявление Апрельской конференции большевиков, что всякое объединение с меньшевиками препятствует изоляции их от масс, без чего нельзя и думать о ликвидации власти буржуазии, имело исключительно важное значение. Объединение и любые блоки с меньшевиками подорвали бы руководящую роль пролетариата и его партии в революции и укрепили бы позиции соглашателей в массах, затруднили бы высвобождение трудящихся из плена доверчивости к буржуазии, которую вместе с эсерами насаждали меньшевики.

Партия большевиков самым решительным образом разоблачала главный тезис меньшевиков, выдвигавшийся ими в пользу объединения, что якобы после Февральской революции 1917 года на политической арене выступают лишь две силы: буржуазия и «революционная демократия». К последней они причислили наряду с собой и эсерами большевистскую партию.

В. И. Ленин обращал особое внимание партии на необходимость разъяснения трудящимся массам, что на самом деле в революции борются ее две главные силы, а три силы, три главные группы партий, коренным образом отличавшиеся друг от друга: 1) кадеты и те, кто правее их, 2) меньшевики и эсеры и 3) партия большевиков. При этом первые две группы партий находились в блоке между собой и вели империалистическую политику.

Только партия большевиков, выражая интересы пролетариата и беднейшего крестьянства, последовательно отстаивала интересы всех трудящихся масс против империалистической буржуазии.

В четком отмежевании революционной линии большевиков от соглашательской линии меньшевиков партия видела главное условие сплочения трудящихся вокруг своих лозунгов. Но, отвергая объединенчество и блок с меньшевиками, партия вовсе не отказывалась от объединения с интернационалистическими элементами. Ведя непримиримую борьбу против меньшевиков, партия выступала за объединение вокруг себя всех политических групп, которые в коренных вопросах революции отходили от позиций соглашательства с буржуазией. Условием такого объединения партия считала полный идейный и организационный разрыв этих групп с меньшевистской линией в революции и признание ими революционной платформы большевиков. Такая тактика большевиков способствовала созданию единства рабочего движения снизу, помогала разоблачению соглашательской политики меньшевистской и эсеровской партий.

Эту линию в большевистской партии можно наглядно видеть на примере объединения Петроградской организации РСДРП (б) с «межрайонцами».

До тех пор, пока «Межрайонный комитет» занимал примиренческую позицию по отношению к оборонцам, большевики решительно выступали против объединения с ними, и лишь тогда, когда «межрайонная организация» высказалась за разрыв с оборонцами, когда она вслед за большевиками высказалась за передачу всей власти Советам, был поставлен в порядок дня вопрос об объединении с «межрайонцами», на которое большевики пошли, стремясь объединить все революционные элементы рабочего класса.

Указания VII (Апрельской) Всероссийской конференции о необходимости немедленного разрыва с меньшевиками были приняты большевиками объединенных партийных организаций к исполнению.

В первой половине мая 1917 года под давлением передовых, революционно настроенных рабочих произошел раскол большевиков с меньшевиками в Брянской городской партийной организации.

Сильно обострилась борьба между большевиками и меньшевиками в Воронежской объединенной организации. Большевики Воронежа уже в начале мая сумели сплотить вокруг себя большинство членов объединенной организации. Это побудило группу меньшевиков сделать на общем собрании 3 (16) мая, на котором присутствовало около 400 человек, внеочередное заявление об уходе из объединенной организации и образовании ими самостоятельной Воронежской группы РСДРП. Однако в результате примиренческой позиции, занятой руководством воронежских большевиков, окончательного разрыва с меньшевиками на этом собрании не произошло. Только 17 (30) мая. 1917 года при обсуждении решений Апрельской конференции общее собрание Воронежской организации, порвав все организационные связи с меньшевиками, решило присоединиться к Московскому областному бюро РСДРП (б).

После Апрельской конференции РСДРП (б) обострилась борьба между большевиками и меньшевиками в Коломенской, Владимирской, Нижегородской, Тульской, Костромской и других объединенных организациях.

Для разъяснения решений и значения Апрельской конференции Московское областное бюро направило своих представителей в Тульскую объединенную организацию. 11 мая состоялось совещание большевиков Тулы в количестве 35 человек, на котором были подробно обсуждены материалы Апрельской конференции и вынесено решение о немедленном разрыве с соглашателями и образовании большевистской организации. 14 мая на втором совещании был избран Исполнительный комитет большевистской организации Тулы.

Подготовив создание своей партийной организации, большевики Тулы на общем собрании объединенной организации 28 мая официально заявили о выходе из нее и об образовании самостоятельной большевистской организации. 89 большевиков, покинувших собрание объединенной организации, созвали свое собрание и избрали Тульский городской комитет большевистской партии и два райкома — Зареченский и Чулковский.

После образования Тульского городского комитета к большевикам немедленно присоединились польская, литовская и латвийская социал-демократические организации г. Тулы в количестве 80 человек, послав своих представителей для работы в городской комитет партии.

К большевикам города также полностью присоединилась большевистская военная организация Тульского гарнизона в количестве 100 человек.

Насколько трудной была борьба с примиренческими настроениями, питавшими меньшевистскую идею «объединения», свидетельствует тот факт, что 21 мая 1917 года Московское Областное Бюро большевистской партии вновь должно было рассматривать вопрос «Об отношении к объединенным организациям».

После обмена мнениями Областное Бюро приняло решение, в котором указывалось, что «целиком стоя на почве резолюции Всероссийской конференции об объединении интернационалистов против мелкобуржуазного оборонческого блока, Московское Областное Бюро вынуждено констатировать факт чрезвычайной организационной пестроты, чрезвычайного разнообразия сложившихся на местах партийных организаций в Центральной промышленной области». Наряду с определенными, чисто большевистскими организациями, указывалось в решении, мы имеем здесь как организации, не успевшие еще определиться, так и организации объединенные. «Объединенные организации в свою очередь распадаются на два типа: организации, объединяющие большевиков и меньшевиков-интернационалистов, и организации смешанные, в которых представлены все течения, как интернационалисты, так и оборонцы»30.

В зависимости от этого, подчеркивалось в решении, способы проведения в жизнь резолюции Апрельской конференции об объединении интернационалистов в различных случаях должны быть разными. Если в неопределившихся организациях задача состояла в том, чтобы немедленно поставить на обсуждение все основные вопросы расхождения большевиков с оборонцами и содействовать занятию этими организациями революционной интернационалистской позиции, то организации, объединявшие в своих рядах большевиков и меньшевиков-интернационалистов, необходимо было поддерживать и, путем установления с ними теснейшей организационной связи и энергичного участия в их работе, пресекать в таких организациях стремление отдельных их членов к объединению с оборонцами.

Исходя из такого положения Бюро рекомендовало вести осторожную тактику, направленную на то, чтобы большевистская часть этих организаций, четко и резко выявляя свою принципиальную позицию и разногласия с меньшевиками, стремилась к полному завоеванию организаций.

Вопрос об отношении к смешанным организациям требовал более тщательного, осторожного и обстоятельного рассмотрения. Развитие революционного движения, приводя к обострению столкновений между классами, заставляло все участвовавшие в революции классы становиться на вполне определенную позицию. Это обстоятельство вызывало вместе с тем и обостроение разногласий между отдельными течениями внутри таких смешанных организаций, постепенно делало все более невозможной их совместную работу и неизбежно приводило эти организации к распаду. Поэтому Областное Бюро, чтобы ускорить этот процесс самоопределения, своим решением ставило задачу помочь уяснить всю глубину и непримиримость разногласий между двумя основными направлениями в смешанных организациях, — оборонческим и большевистским, облегчить неизбежный раскол и вывести из него своих единомышленников сплоченными и способными организационно закрепить свое влияние на массы.

В отношении тех организаций, которые, называя себя объединенными, тем не менее в своих выступлениях уже заняли оборонческую и оппортунистическую позицию, Областное Бюро рекомендовало своим единомышленникам немедленно выходить из состава таких организаций и со своей стороны порывало с ними всякую связь31.

К июльским дням 1917 года процесс окончательного организационного разрыва с меньшевиками и оформления самостоятельных большевистских организаций в центрально-промышленном районе повсеместно закончился.

Июльские события и позорная роль меньшевиков в них ускорили процесс организационного разрыва большевиков с меньшевиками во всех объединенных организациях. В ходе усилившейся борьбы между большевиками и меньшевиками в значительной части объединенных партийных организаций произошел раскол с меньшевиками и оформились самостоятельные большевистские организации.

На основе решений Апрельской конференции большевики Челябинска вели решительную борьбу за изгнание меньшевиков из объединенной организации. Общее собрание большевиков Челябинска 8 мая, единодушно одобрив решения Апрельской конференции, приняло решение о более строгом приеме в партию. В дальнейшем прием в партию должен был производиться с рекомендацией одного члена партии и только тех лиц, которые в вопросах о войне и по отношению к Временному правительству признавали решения Апрельской конференции. На этом же собрании был избран партийный комитет большевистской организации Челябинска, который провел большую работу по сплочению всех подлинно революционных сил и выводу их из объединенной организации.

На общем собрании 18 июля абсолютным большинством голосов меньшевики были изгнаны из организации. По поводу их контрреволюционной роли Челябинский комитет обратился со специальным воззванием к рабочим.

В воззвании говорилось:

«Товарищи рабочие!

Несколько времени тому назад в Челябинске образовалась новая партия — «меньшевиков», именующая себя социал-демократами; в числе членов этой организации находятся те самые люди, которые за четыре месяца Великой русской революции только и делали, что боролись с революционной социал-демократией, с подлинными старыми защитниками рабочего класса». Далее в воззвании указывалось, что «войдя в соглашение с местной контрреволюционной буржуазией... эти дезорганизаторы сплачивают теперь свои ряды для того, чтобы с большим успехом бороться с нашей революционной тактикой. Защитники интересов мелкой буржуазии— лавочников и обывателей, они идут в полном контакте со своей контрреволюционной буржуазией и задача их — раздробить, обессилить и распылить плотные ряды революционного пролетариата». Исходя из этого, воззвание призывало: «Товарищи рабочие! не поддавайтесь обману сладких речей дезорганизаторов. Пусть членами партии «меньшевиков» будет та буржуазная интеллигенция, которая потеряла всякую живую связь с рабочими, которая вошла в соглашение с буржуазией и поддерживает ее.

Ни одного рабочего в ряды мнимых социал-демократов!»32

После изгнания меньшевиков из своих рядов Челябинская большевистская организация начала быстро расти за счет лучших, передовых фабрично-заводских рабочих. Если в апреле она имела в своих рядах 240 человек, то через полгода она выросла до 1700 человек. В связи с быстрым ростом и увеличением объема партийной работы в июле было организовано 3 районных комитета партии и открыты партийные клубы.

На Урале после июльских событий большевики Нижнего Тагила окончательно порвали свои связи с меньшевиками и образовали самостоятельную организацию. Почти одновременно с этим в Кушве большевики, преобладавшие в организации, исключили из нее меньшевиков. В июле 1917 года произошел раскол в Златоусте, в августе — в Нижней Салде и Нижней Туре. Вскоре после Апрельской конференции произошло размежевание большевиков с меньшевиками в Перми, а в сентябре 1917 года — в Оренбурге.

Затяжной характер объединение приняло в Уфимской организации.

С момента создания в Уфе 3 марта 1917 года объединенной партийной организации в ней образовалась группа твердых ленинцев во главе с А. Д. Цюрупой. Эта группа вела непримиримую борьбу против политики меньшевистских руководителей и оппортунистических элементов в среде большевиков. Уфимские большевики в марте 1917 года провели большую работу по созданию и укреплению заводских первичных партийных организаций и профессиональных союзов. На всех крупных заводах и фабриках Южного Урала возникли большевистские организации (Аша-Балашовском, Симском, Миньярском, Усть-Котавском заводах, среди уфимских железнодорожников, позднее на Белорецком заводе, на Нижне-Троицкой суконной фабрике Алафузовых, в Бийске, Белебее и других местах). В своей борьбе за завоевание большинства в рабочем классе группа ленинцев в Уфимской объединенной организации во главе с А. Д. Цюрупой опиралась на большевистские партийные организации заводов Южного Урала. И только после VI съезда РСДРП (б), который еще раз напомнил о необходимости полного разрыва с меньшевиками, Уфимский комитет РСДРП и его орган — газета «Вперед» твердо становятся на ленинские позиции.

21—22 июня 1917 года состоялась Уфимская губернская партийная конференция, на которой было представлено 7 организаций Башкирии, объединявших 3020 членов партии. На конференции делегаты от заводских организаций подвергли резкой критике работу Уфимского комитета и его органа — газеты «Вперед» за их соглашательскую политику по отношению к меньшевикам. Избранный на конференции новый состав Уфимского комитета превратил «Вперед» в большевистский орган. Уфимские меньшевики потеряли всякую опору в рабочих массах. В первых числах сентября 1917 года они были исключены из партийной организации.

Анализируя борьбу большевиков с меньшевиками в объединенных организациях, вторая Уральская областная конференция, состоявшаяся 14—18 июля, подвела итоги работы Уральской организации по выполнению указаний Центрального Комитета об изгнании из своих рядов «шовинистов различных оттенков». Она отметила, что на Урале, как и по всей России, наблюдается не создание новых объединенных, а распад старых «единых» организаций. За 3 месяца на Урале окончательно порвали с объединенчеством организаций, которые полностью очистились от меньшевиков.

«Рассматривая этот естественный и неизбежный распад, как процесс очищения и укрепления партии пролетариата, II Уральская областная конференция считает совершенно правильным тот путь партийного объединения, на который стал наш ЦК»33

28 мая 1917 года большевики Вятки порвали организационные связи с меньшевиками и образовали свою организацию, а большевики Ижевского завода добились этого, выйдя из «объединения» 13 мая 1917 года. В конце мая после специальной директивы ЦК партии сормовские и нижегородские большевики окончательно, порвали с меньшевиками и создали свою самостоятельную организацию. Только в результате непримиримой борьбы группе царицынских большевиков во главе с Яковом Ерманом, командированным ЦК РСДРП (б) в Царицын, 9 мая 1917 года удалось исключить меньшевиков из объединенной партийной организации и превратить ее в большевистскую. При этом из 380 членов организации за меньшевиками пошло только 30 человек.

В начале мая состоялось городское собрание симбирских большевиков по обсуждению материалов Апрельской конференции. На собрании небольшая группа соглашателей и капитулянтов, сглаживавших принципиальные разногласия между большевиками и меньшевиками и отстаивавших сотрудничество с меньшевиками в объединенной организации, выступила против решений Апрельской конференции.

Большинство участников собрания во главе с М. А. Гимовым дало решительный отпор меньшевистским вылазкам. Одобрив решения Апрельской конференции, собрание приняло их как программу своей повседневной деятельности. В соответствии с решениями конференции, собрание постановило немедленно порвать, все связи с меньшевиками и образовать самостоятельную большевистскую организацию. На этом же собрании было избрано Организационное бюро во главе с М. А. Гимовым. Выполняя решение общего собрания, Организационное бюро к июню провело большую работу по сплочению большевистских сил, воспитанию и политической закалке членов партии из рабочих и солдат. В течение мая ряды симбирских большевиков выросли больше чем в три раза. Повысился авторитет большевиков среди трудящихся масс.

9 июня на организационном собрании было оформлено создание большевистской организации г. Симбирска. Собрание дало резкий отпор небольшой группе оппортунистов, пытавшихся сохранить объединенную организацию. Здесь же был избран Симбирский городской комитет большевиков во главе с М. А. Гимовым, которому было поручено усилить работу по созданию производственных партийных ячеек и политическому воспитанию членов партии.

Еще до VII (Апрельской) Всероссийской конференции большевистские организации промышленных центров Украины в основном правильно оценивали политические события и ориентировали пролетариат на борьбу за продолжение революции. Они настойчиво разоблачали меньшевиков, эсеров и украинских националистов, завоевывая массы на свою сторону. Влияние этих соглашательских партий проявилось, в частности, в попытках толкнуть большевиков на путь объединения с меньшевиками-оборонцами. Объединенные социал-демократические организации были в Одессе, Николаеве, Полтаве, Кременчуге, Кривом Роге, Бердянске, Херсоне, Житомире и других городах. Раскол в этих организациях произошел, по большей части, летом 1917 года.

В Одесской организации при обсуждении на заседании общегородского комитета 23 апреля доклада Шварца «О положении в партии и созываемой Всероссийской конференции» между большевиками и меньшевиками возникли резкие разногласия.

Столкновение между большевиками и меньшевиками повторилось на состоявшейся несколько позже первой общегородской конференции Одесской организации РСДРП, которая по вопросу о Временном правительстве приняла резолюцию меньшевиков. После этого разногласия между большевиками и меньшевиками обострились. На митингах, собраниях и совещаниях каждая из сторон обычно выставляла своего докладчика, проводились совещания фракций, но до разрыва еще дело не доходило.

После вхождения меньшевистских лидеров в коалиционное правительство и с приездом в мае 1917 года в Одессу видных работников-большевиков, — П. Старостина и других, отношения между большевиками и меньшевиками еще больше обострились. Большевики стали подготовлять создание самостоятельной большевистской организации.

В связи с бездеятельностью городского комитета объединенной организации и соглашательской линией, которую он проводил в Совете рабочих депутатов и в других общественных организациях, на собрании одесских большевиков и делегатов фронтового съезда, разделявших взгляды центрального органа партии — «Правды», 18 мая 1917 года было принято решение об образовании в объединенной организации РСДРП фракции большевиков. Меньшевики в 20-х числах мая на своем собрании обязали городской комитет «принять все меры к сохранению объединенной организации».

После того, как в газете «Южный рабочий» № 35 большевики открыто разоблачили предательскую политику меньшевиков по коренным вопросам революции, стало ясно, что о совместной работе между соглашателями-меньшевиками и последовательными революционерами-большевиками не может быть и речи. 19 июня большевики, будучи не согласны с позицией меньшевиков, демонстративно покинули собрание объединенной организации.

Меньшевики в свою очередь 22 июня приняли решение, в котором указывалось: «Признать раскол совершившимся фактом».

Однако одесские большевики порвали организационные связи только с меньшевиками-оборонцами, оставив в своей организации меньшевиков-интернационалистов, представители которых даже вошли в городской комитет. Организация продолжала называться социал-демократической — интернационалистской, а не большевистской. Эта половинчатая, непоследовательная позиция руководителей Одесской организации привела к тому, что и после раскола с оборонцами в Одесской организации продолжали иметь место объединительные настроения, отсутствовала твердая линия в тактических вопросах.

В результате этого Одесская организация только 30 сентября признала ЦК РСДРП (б), избранный на VI съезде партии, и решила подчиняться Уставу, принятому этим съездом, а с газеты «Голос пролетария» сняла подзаголовок: «Орган объединенных социал-демократов-интернационалистов»34.

Большевистские организации Донбасса восторженно приняли исторические решения Апрельской партийной конференции, как руководство к действию. Они усилили свою деятельность по воспитанию и организации трудящихся масс. Луганский комитет РСДРП (б) под руководством К. Е. Ворошилова разгромил оппортунистов, выступивших в июле 1917 года за блок с меньшевиками во время выборов в Луганский Совет и Городскую Думу. Решительную борьбу с примиренчеством и объединенческими тенденциями в партийных организациях Донбасса и Харькова проводил видный деятель большевистской партии Артем (Ф. А. Сергеев). 11 июня 1917 года Артем выступил в газете «Пролетарий» с разоблачающей статьей «Горе-объединители»:

«Если вы — те меньшевики и социал-революционеры, — писал Артем, — кто власть передает злейшим врагам народа — помещикам и крупному капиталу, если вы — те, от чьего имени и по чьему поручению войсковые части громят рабочих и посылают карательные экспедиции в различные округа России, если вы — те, кто вводит карательный режим для тех, кто борется за свободу..., то скажите, зачем же вы приходите к нам объединяться с нами? Ведь мы боремся против всего того, что вы делаете».

В этой статье Артем показал всю лживость и лицемерие «революционных» фраз меньшевиков и эсеров, которые, изображая себя защитниками интересов рабочего класса, хотели под видом единства действий и общности цели ликвидировать революционную партию рабочего класса. «Меньшевики и эсеры призывают нас, чтобы мы объединились для прекращения нашей деятельности.

Пустая надежда! — писал Артем. — Мы нашу деятельность будет продолжать»35.

После июльских событий, когда меньшевики и эсеры стали участниками кровавой расправы над петроградскими рабочими и солдатами, донецкие рабочие еще теснее объединились вокруг большевистской партии. Лучшие представители пролетариата в эти дни вступали в ряды большевиков. Только за июль месяц в партийную организацию Макеевки вступило 300 человек. Бурно росли в эти дни и другие партийные организации Донбасса.

В Минской объединенной организации социал-демократов с самого начала ее образования твердые ленинцы — А. Ф. Мясников, М. В. Фрунзе и другие вели непримиримую борьбу с засилием меньшевиков в организации, с их предательской политикой, завоевывая рабочие, крестьянские и солдатские массы на свою сторону.

С первых дней революции твердые ленинцы предпринимали последовательные шаги для образования самостоятельной большевистской организации и установления связи с ЦК. С этой целью группа большевиков направила в Петроград Могилевского и Дмитриева; причем первый привез информацию от ЦК партии, а второй — небольшую сумму денег, на которые впоследствии в Минске стала выходить большевистская газета «Звезда».

По возвращении представителя большевиков Минска с Апрельской конференции непримиримость позиций обеих фракций стала еще более очевидной, окончательно рассеялись иллюзии относительно возможности существования единой социал-демократии, быстро назревал организационный раскол.

До этого большевики от имени объединенной социал-демократической организации входили в руководящие органы Минского Совета, в их руках находилось бюро социал-демократической фракции Совета, возглавлявшееся А. Ф. Мясниковым.

19 мая (2 июня) было созвано первое собрание большевистской фракции Совета, на котором присутствовали все большевики Минска. Собрание обсудило основные вопросы тактики большевиков. При обсуждении этих вопросов большинство ответственных работников высказалось против немедленного выхода из объединенной организации, за сохранение до поры до времени формального единства с меньшевиками. Поэтому разрыв быстро не произошел. Но на этом собрании был избран первый (еще негласный) Минский комитет РСДРП (б). Большевики Минска не спешили выходить из объединенной организации, надеясь завоевать в ней большинство и уйти из нее вместе с основной массой членов этой организации.

В июне была создана военная организация большевиков. Эту организацию, созданную без ведома меньшевиков, объединенная организация не признала и выступила против посылки ее делегата на Всероссийскую конференцию военных организаций РСДРП (б). Но протесты меньшевиков ни к чему не привели. Военная организация послала своего делегата на конференцию военных организаций и в дальнейшем сыграла большую роль в организационном оформлении самостоятельной большевистской организации Минска.

Подготовив разрыв с меньшевиками, большевики на собрании объединенной организации 4 (17) июня выступили с развернутой большевистской программой по коренным вопросам революции. Изложенная большевиками политическая линия и их тактика победили в организации. Это собрание положило конец существованию Минской объединенной социал-демократической организации.

В связи с расколом объединенной организации минские большевики обратились с воззванием к рабочим, трудящимся крестьянам Белоруссии и солдатам Западного фронта. В этом документе, выпущенном специальной листовкой, Минский комитет писал:

«Теперь мы уже самостоятельная организация последовательной социал-демократии; мы, как передовой отряд рабочего класса, стремимся к социалистическому строю путем твердой классовой борьбы пролетариата.

Мы сплачиваем рабочих, как единый класс, вокруг нашего верного знамени... Непримиримая классовая борьба и через нее стремление верными шагами к социализму — вот наша основная заповедь»36.

Очищение партийной организации от меньшевиков усилило влияние большевиков в массах, особенно в солдатских, помогло устранить тот вред, который был нанесен длительным пребыванием большевиков в одной организации с меньшевиками.

Минская большевистская организация под руководством М. В. Фрунзе и А. Ф. Мясникова провела огромную политическую работу по организационному оформлению и укреплению большевистских организаций Белоруссии.

Находясь в ближайшем тылу Западного фронта и будучи наиболее крупным большевистским центром в Северо-Западной области, в состав которой тогда входили незанятые немцами районы Виленской, Минской и Витебской губерний, а также Могилевская губерния, Минский комитет выполнял функции не только губернского, но и областного партийного органа.

При его активном участии были созданы большевистские организации в целом ряде мест Северо-Западной области и Западного фронта — в Бобруйске (июнь), Полоцке (июль), в армии — в Замирье, Луцке, Койданове и Слуцке.

Почти одновременно с минскими большевиками вышли из объединенной социал-демократической организации витебские большевики. На общем собрании, 20 июня, при обсуждении вопроса о выходе из объединенной организации, выступившие большевики резко критиковали Витебский комитет РСДРП за то, что он в своей политике сильно поправел и предложили создать самостоятельную организацию большевиков. После обмена мнениями здесь же на собрании был избран Временный комитет РСДРП (б).

4 июля состоялось совместное заседание Временного комитета Витебской организации и Комитета латышской социал-демократии г. Витебска, где было решено объединить эти две организации и создать общий городской комитет большевиков.

Сильно затянулось существование объединенных социал-демократических организаций в Могилеве и Орше. В Могилеве находилась ставка верховного главнокомандующего и было сосредоточено большое количество контрреволюционных войск. Поэтому большевикам здесь было особенно трудно вести работу. В августе 1917 года могилевские большевики усилили борьбу против меньшевиков и стали Подготавливать свой выход из объединенной социал-демократической организации.

Большевики Орши после длительной борьбы с меньшевиками и примиренцами в собственных рядах в середине сентября 1917 года смогли сообщить ЦК РСДРП (б): «Недавно лишь у нас возникла самостоятельная организация. До сего времени мы входили в состав объединенной организации»37.

Насколько большое значение придавал ЦК РСДРП (б) разрыву с меньшевиками и организационному оформлению самостоятельных большевистских организаций, можно судить на основании следующего. Получив известие об образовании самостоятельной большевистской группы в Орше, член ЦК большевиков Я. М. Свердлов в своем ответе оршанским большевикам писал: «Можем лишь приветствовать образование у вас самостоятельной группы. В переживаемое нами время ни один сколько-нибудь честный интернационалист не может оставаться в блоке с оборонцами, предающими своей соглашательской политикой пролетариат»38.

VII (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (б) оказала решающее влияние на укрепление большевистских организаций Закавказья.

Большевики Закавказья на основе решений Апрельской конференции развернули большую организационно-массовую работу по завоеванию трудящихся масс на свою сторону, по увеличению и укреплению партийных организаций, по окончательному размежеванию в объединенных организациях с предателями революции. Повсеместное обсуждение решений Апрельской конференции в закавказских партийных организациях в мае и июне проходило в острой борьбе с оппортунистами в своих рядах, объединенчески настроенных по отношению к меньшевикам.

Общее собрание Тифлисской организации б июня, обсудив решения Апрельской конференции, единодушно приняло их к руководству в своей практической деятельности.

Выполняя решение Апрельской конференции «Об объединении интернационалистов против мелкобуржуазного оборонческого блока», собрание тифлисских большевиков решило порвать с меньшевистской организацией, стоящей на точке зрения революционного оборончества, отозвать оттуда всех большевиков и создать отдельную социал-демократическую организацию, стоящую на точке зрения революционной социал-демократии. Непримиримая борьба бакинских большевиков под руководством видного деятеля партии С. Г. Шаумяна против влиятельной в первое время революции меньшевистской части объединенной Бакинской организации РСДРП привела к тому, что уже в первой половине мая руководство Бакинским комитетом перешло в руки большевиков. Бакинский комитет на заседании 19 мая потребовал от редакции газеты «Бакинский рабочий» изменить направление и проводить твердую большевистскую линию. Вскоре в газете «Бакинский рабочий» были помещены резолюции Всероссийской Апрельской конференции, к которым редакция безоговорочно присоединилась.

25 июня состоялась вторая конференция Бакинской партийной организации, на которой произошел окончательный разрыв с меньшевиками.

После VII (Апрельской) Всероссийской конференции порвали с меньшевиками и создали свои организации большевики Батума и других партийных организаций Закавказья.

Большевики Ставрополя, после того как на общем собрании 13 апреля у них обнаружились острые разногласия с меньшевиками по вопросу об отношении к Временному правительству, образовали свою фракцию в объединенной социал-демократической организации. Большевистская фракция избрала свое Организационное бюро и послала телеграмму ЦК с просьбой о помощи вновь созданному бюро. Большевики при этом не вышли из объединенной организации, так как они в ней играли руководящую роль.

Свою непоследовательную позицию большевики Ставрополя объясняли тем, что в объединенной организации, с одной стороны, была возможность использовать в тех или иных случаях левое крыло меньшевиков-интернационалистов; с другой стороны, открывалась возможность влиять на ту часть рабочих, которая еще шла за меньшевиками. Только после июльских событий в Петоограде и резкого расхождения с меньшевиками при выработке платформы на городских выборах ставропольские большевики 20 июля образовали свою самостоятельную организацию.

В Сибири красноярская группа большевиков-правдистов после Апрельской конференции РСДРП (б) порвала все организационные связи с меньшевиками.

30 мая 1917 года группа большевиков-правдистов, в количестве 87 человек, руководимая Среднесибирским районным бюро ЦК большевиков с печатным органом «Сибирская Правда», вышла из Красноярской объединенной социал-демократической организации и создала самостоятельную большевистскую организацию, ряды которой быстро пополнялись отходящими от «объединенцев» местными рабочими. К 6 июля 1917 года Красноярская организация РСДРП (б) выросла до 300 человек. Этому примеру последовали и большевики воинских частей Красноярска. 9 июня на собрании членов партии Красноярского гарнизона, на котором присутствовало 250 человек, было принято решение о разрыве с меньшевиками, признании ЦК РСДРП (б) и образовании большевистских ячеек в воинских частях.

После упорной борьбы правдистов с оппортунистами Красноярская объединенная социал-демократическая организация, порвав с оборонцами, признала своим руководящим органом ЦК большевиков и в середине июня 1917 года объединилась с Красноярской большевистской организацией правдистов.

В начале июня состоялось общее собрание Барнаульской объединенной организации, на котором с докладом об итогах Апрельской конференции выступил приехавший из Петрограда Присягни. При обсуждении доклада разгорелась острая борьба между большевиками и меньшевиками. В конце прений большевики внесли проект резолюции, в котором предлагалось одобрить резолюции Апрельской конференции партии большевиков и признать своим руководящим партийным органом Центральный Комитет, избранный Апрельской конференцией.

Меньшевики выступили с категорическим возражением и голосовали против этой резолюции. После этого большевики покинули собрание, заявив о своем выходе из объединенной организации.

После Апрельской конференции значительно усилилась политическая работа в партийных организациях Кузбасса, Томска, Омска, Новониколаевска. В Кузбассе из объединенной партийной организации были изгнаны меньшевики-оборонцы, а меньшевики- интернационалисты присоединились к решениям Апрельской конференции и признали ЦК, избранный ею.

Таким образом, выполняя решения VII (Апрельской) Всероссийской конференции. РСДРП (б) о немедленном разрыве с меньшевиками, большевики объединенных партийных организаций Центральной России, Украины, Урала, Сибири, Кавказа, Белоруссии, за немногим исключением, в начале лета 1917 года порвали все связи с меньшевиками и образовали свои организации.

* * *

Огромное значение в жизни большевистской партии имел VI съезд РСДРП (б). Съезд, взяв курс на вооруженное восстание, принял важные решения по вопросам партийного строительства, направленные на всемерное идейное и организационное укрепление рядов партии, усиление партийно-организационной и партийно-политической работы. Цель этих решений состояла в том, чтобы повысить мобилизующую и организующую роль партии как штаба, стоящего во главе подготовки масс к свержению буржуазии и завоеванию диктатуры пролетариата.

Большое значение имело принятие VI съездом нового Устава партии, который знаменовал собой важный этап в развитии ленинских организационных принципов партии.

VI съезд РСДРП (б) обобщил опыт политической и организационной работы, который накопила партия за период, прошедший со времени Апрельской конференции, обсудил создавшееся в результате июльских событий политическое положение в стране, выработал тактику и новые лозунги борьбы.

Во время работы VI съезда центральный орган партии «Рабочий и солдат» в передовой статье № 9 от 2 августа «К утопии объединения» и в № 10 от 3 августа в статье «Объединительная нелепость» в самой резкой форме разоблачил попытки меньшевиков путем созыва объединительного съезда создать «единую социалистическую партию».

Высмеивая нелепую идею об объединении различных классовых сил в партии, газета «Рабочий и солдат» писала: «Именно сейчас большевики и меньшевики находятся в совершенно противоположных условиях: большевизм как течение всесильно преследуется, меньшевизм как течение всемерно поощряется. Большевики сидят за двойной тюремной решеткой «крестов», меньшевики торжественно заседают в Совете Министров.

И вот в такой острый момент политически близорукие люди все-таки не могут расстаться со своей жалкой, нелепой, непонятной утопической идеей объединения большевиков с меньшевиками в рамках единой политической партии.

Эти люди, настойчиво повторяющие идею одной социал-демократической партии, выступают с нелепым, безжизненным и никогда неосуществимым призывом «к объединению министров с политически заключенными, властителей с притесняемыми, приверженцев тесного союза демократии и буржуазии с непримиримыми классовыми врагами последней».

Отвергая какие бы то ни было блоки с соглашателями, тем более объединение с меньшевиками в рамках одной партии, газета «Рабочий и солдат» указывала, что партия большевиков сплачивает вокруг себя только интернационалистские элементы, навсегда порвавшие все связи с соглашателями и что происходящий съезд большевиков «закрепляет организационно блок левых интернационалистов с партией».

VI съезд принял специальную резолюцию «Об объединении партии», в которой указывалось, что «раскол между социал-патриотами и революционными интернационалистами в России — раскол, закрепленный в мировом масштабе, — с каждым днем становится все глубже. Меньшевики, начавшие с оборончества, закончили самым позорным союзом с контрреволюционной буржуазией, вдохновляя и санкционируя гонения на интернационалистические организации, на рабочую печать и т. д. и т. п. Превратившись в прислужников российского и союзного империализма, они окончательно перешли в стан врагов пролетариата.

При таких обстоятельствах, — говорилось далее в резолюции, — первейшей задачей революционной социал-демократии является разоблачение перед самыми широкими рабочими массами предательской политики меньшевиков-империалистов, полнейшая изоляция их от всех сколько-нибудь революционных элементов рабочего класса. Всякая попытка примирения революционно-интернационалистских элементов социализма с меньшевиками-империалистами путем созыва «объединительного съезда» с целью создания единой социал-демократической партии наносит тяжелый ущерб интересам пролетариата. Исходя из признания необходимости полного и бесповоротного раскола с меньшевиками-империалистами, съезд высказывался самым решительным образом против таких попыток. Противопоставляя опасному лозунгу единства всех, социал-демократия выдвигала классовый революционный лозунг — единство всех интернационалистов, порвавших на деле с меньшевиками-империалистами. Полагая такое единство необходимым и неизбежным, съезд призывал все революционные элементы социал-демократии немедленно порвать организационную связь с оборонцами и объединиться вокруг РСДРП40.

После VI съезда Центральный Комитет РСДРП (б) и местные партийные организации уделяли огромное внимание пропаганде решений съезда. Выполняя решение VI съезда «Об объединении партии», большевики объединенных социал-демократических организаций развернули большую работу по разоблачению политики лавирования, лицемерия и приспособленчества меньшевиков, добиваясь быстрейшего и окончательного раскола объединенных организаций.

Получив решения VI съезда, астраханские большевики 20 августа порвали все связи с меньшевиками и образовали свою организацию. В августе образовалась также Белгородская большевистская организация. В сентябре, после раскола с меньшевиками, были созданы Бердянская, Витебская, Владивостокская большевистские организации, в октябре — Владикавказская, Курская41. В середине октября произошел раскол в Пятигорской объединенной социал-демократической организации. В ответ на сообщение об образовании Пятигорской большевистской организации ЦК РСДРП (б) 21 октября писал:

«Приветствуем ваше выступление из объединенной организации и верим, что ваши ряды будут быстро расти и множиться»42.

Особенно затяжной характер борьба с объединенческими тенденциями приняла в Сибирских, Дальневосточных, Туркестанских и Крымских объединенных организациях. Это объяснялось наличием сильных примиренческих настроений среди части большевиков этих организаций.

В Иркутской организации РСДРП после Всероссийской Апрельской конференции выделилась сплоченная группа большевиков (Постышев, Лебедев и др.). В начале мая в организации произошел раскол, но затем очень скоро «единство» было восстановлено. Разрыв с меньшевиками, происшедший через месяц на июньской конференции Иркутской организации, вновь не привел к желательным результатам. На этой конференции 32 голосами при одном против и двух воздержавшихся была принята резолюция, в которой фигурировали старые мотивы необходимости единства.

ЦК РСДРП (б) внимательно следил за борьбой иркутских большевиков с меньшевиками. Было очевидно, что в Иркутске влияние буржуазии на рабочий класс было сильным, что партии пролетариата предстоит упорная борьба с буржуазными и мелкобуржуазными партиями. На это обстоятельство иркутским большевикам специально указывал В. И. Ленин.

Известно, что еще в апреле, сразу после Всероссийской партийной конференции, В. И. Ленин говорил приехавшим на конференцию делегатам от Средне-Сибирского Бюро ЦК (большевиков), что насущная задача сибирских большевиков — перенести базу своей работы на Иркутск, которому в судьбах революционной борьбы предстояло играть важную роль. Ленин подчеркивал, что там сибирские большевики встретят со стороны- эсеров и меньшевиков бешеное сопротивление, так как они оттуда будут пытаться воздействовать на крестьянство всей и особенно Западной Сибири чтобы лишить пролетариат Питера и Москвы и революционные части тыла и фронта сибирского хлеба, мяса и других видов продовольствия.

Придавая такое значение Иркутску и учитывая, что объединенческие настроения в Иркутской партийной организации сохранялись длительное время, ЦК РСДРП (б) в конце сентября командировал в Иркутск одного из своих работников.

После приезда в Иркутск представителя ЦК и группы красноярских большевиков иркутские большевики в октябре 1917 года окончательно порвали все связи с меньшевиками и организационно оформили свою большевистскую организацию.

По примеру красноярской группы правдистов, вышедшей из объединенной социал-демократической организации, большевики Томска при объединенном комитете создали свою организационную комиссию, в задачу которой входило оформление большевиков в самостоятельную партийную организацию. Эта комиссия выступила 16 июня с обращением «Ко всем товарищам, разделяющим платформу Всероссийской конференции с.-д., созванной ЦК». В обращении большевики призывались резче и определеннее выяснять свою последовательную интернационалистическую позицию. Следует особо подчеркнуть нерешительность обращения томских большевиков, которая свидетельствовала, что примиренческие настроения были еще сильны среди томских большевиков.

Томские большевики только в сентябре 1917 года, после VI съезда, окончательно порвали организационные связи с меньшевиками.

Через несколько дней после образования Томской большевистской организации произошел раскол в Новониколаевской объединенной социал-демократической организации. Большинством в 85 человек против 22 собрание организации постановило присоединиться к платформе большевиков. И, наконец, 12 октября 1917 года омские большевики изгнали из своих рядов меньшевиков и образовали самостоятельную организацию.

Таким образом, выполняя решение VI съезда «Об объединении партии», большевики Сибири в сентябре и октябре 1917 года повсеместно порвали все организационные связи с меньшевиками и оформили свои большевистские организации.

Большевики Дальнего Востока сумели окончательно порвать организационные связи с меньшевиками только к осени 1917 года. Однако Благовещенская и Читинская организации РСДРП оставались объединенными вплоть до 1918 года.

Под влиянием VI съезда РСДРП (б) крымские большевики также прекратили свое сотрудничество с меньшевиками в объединенных социал-демократических организациях и создали свои организации.

В ноябре — декабре 1917 года большевики Туркестана оформились в самостоятельные организации в Чарджуе (26 ноября), в Ташкенте, Самарканде, Намангане, Ашхабаде (в декабре), Джизаке, Коканде, Скобелеве (январь—февраль 1918 г.) и других городах.

Борьба с примиренчеством к меньшевикам и с «объединенчеством» была прежде всего борьбой за укрепление партии пролетариата, за осуществление на практике марксистско-ленинских организационных принципов. Это была борьба за идейное и организационное укрепление марксистской партии нового типа, как руководящей силы пролетариата и основного оружия в руках рабочего класса для обеспечения победы социалистической революции и установления диктатуры пролетариата.

* * *

Таким образом, выполняя указания вождя партии В. И. Ленина, решения VII (Апрельской) Всероссийской партийной конференции, VI съезда партии большевиков, директив ЦК РСДРП (б)( по организационным вопросам, ведя непримиримую борьбу за чистоту своих рядов, большевики объединенных организаций на протяжении весны и лета 1917 года, успешно разгромив примиренцев в своей среде, порвали всякие организационные связи с меньшевиками и объединились вокруг ЦК большевистской партии во главе с В. И. Лениным.

Партия большевиков под руководством своего вождя В. И. Ленина сумела в сравнительно короткий срок успешно разгромить организационный оппортунизм, проявившийся в ряде местных организаций, разоблачить антимарксистский принцип «единства во что бы то ни стало». Она смогла быстро преодолеть примиренчество и шатания в своих рядах, объединить вокруг себя миллионные массы рабочих и крестьян, — потому что была вооружена самой передовой революционной марксистско-ленинской теорией.

Борьба партии большевиков за организационный разрыв с меньшевиками в существовавших некоторое время на местах объединенных социал-демократических организациях, борьба за сплочение трудящихся масс вокруг большевистской партии протекала в обстановке неуклонного разоблачения предательской политики мелкобуржуазных соглашательских партий, изоляции их, как наиболее опасных в период подготовки пролетарской революции в России, как замаскированной агентуры буржуазии в рядах рабочего класса.

Одновременно наша партия вела решительную борьбу с колеблющимися элементами внутри своих рядов. Без непримиримой борьбы и разгрома капитулянтов в своей собственной среде большевистская партия не смогла бы сохранить единство, укрепить дисциплину и выполнить роль организатора и руководителя социалистической революции в России.

Большевистская партия в период непосредственной борьбы за власть росла и крепла, преодолевая внутренние противоречия. Организационно-политическое и идейное укрепление партийных организаций в период подготовки социалистической революции проходило в беспощадной борьбе с оппортунистическими элементами внутри партии, пытавшимися нарушить принципы партийного руководства, выработанные В. И. Лениным.

Партия большевиков в ходе борьбы за монолитное единство своих рядов, укрепление партийных организаций в центре и на местах, за создание политической армии социалистической революции, свержение господства буржуазии и утверждение диктатуры пролетариата в России в 1917 году дала классические образцы правильного стратегического и тактического руководства.

Она строго учитывала конкретные исторические условия развития русской революции, своеобразие обстановки, сложившейся в стране после февральской буржуазно-демократической революции 1917 года.

Выполняя свою историческую миссию по руководству пролетариатом в деле свержения буржуазного строя в России, партия большевиков на протяжении восьми месяцев 1917 года развернула беспримерную по своему разнообразию и масштабам организаторскую и воспитательную работу среди пролетариата и трудящихся масс. Она добилась изоляции соглашательских партий меньшевиков и эсеров, сплотила пролетариат и беднейшее крестьянство вокруг своих революционных лозунгов.

История Коммунистической партии Советского Союза в период подготовки социалистической революции в России показывает, что большевистская партия росла и крепла в принципиальной борьбе против всех врагов рабочего класса и трудящихся. Она очищала свои ряды от всех оппортунистических элементов. Руководствуясь положениями марксизма-ленинизма, большевики никогда не отрицали возможность объединения на принципиальной основе с партиями и группами, порвавшими на деле с оппортунизмом, реакцией и ставшими на позиции борьбы за социалистическую революцию, за установление диктатуры пролетариата и обеспечения в ней руководящей роли Коммунистической партии. Большевистская партия во всей своей деятельности руководствовалась также марксистско-ленинскими положениями о том, что для обеспечения победы пролетариата над буржуазией, завоевания трудящихся масс на сторону революции, социализма коммунисты, исходя из учета конкретной обстановки и соотношения борющихся классовых сил, могут заключать также блоки и соглашения с другими, непролетарскими партиями, на деле порвавшими с силами реакции и ведущими против этих сил непримиримую борьбу.

Этот исторический опыт КПСС творчески учитывается всеми коммунистическими и рабочими партиями, ведущими решительную борьбу против ревизионизма и догматизма в рабочем и коммунистическом движении и ставшими в то же время ядром сплочения всех демократических и миролюбивых сил земного шара.

Коммунистическая партия Советского Союза всегда укрепляла, расширяла и умножала свои связи с массами, ведя их на штурм капиталистического строя и осуществление величайшего в истории человечества переворота, каким явилась Великая Октябрьская социалистическая революция, и строя социализм в СССР. Сплоченная, мощная революционно-пролетарская организация, тесно связанная с миллионными массами рабочих и крестьян, — такой выступила партия большевиков в исторические дни Октября 1917 года.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Соч.. т. 31, стр. 88.

2 И. В. Сталин. Соч., т. 5, стр. 1.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 186.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 24, стр. 41.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 308—309.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 164

7 В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 285.

8 Там же, стр. 287.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 238—239.

10 В. И. Ленин. Соч.. т. 35, стр. 251, 253.

11 «Правда», 12 марта 1927 г.

12 Там же.

13 «Очерки истории большевистских организаций на Урале». Свердловск, Госиздат, 1951, стр. 239.

14 «1917 год в Харькове», изд. «Пролетарий», 1927, стр. 34.

15 Институт марксизма-ленинизма. Материалы мартовского совещания большевиков, л. 106.

16 В. И. Ленин. Соч., т. XX, стр. 79.

17 В. И. Ленин. Соч., т. 24, стр. 3, 4

18 Буржуазные, меньшевистские и эсеровские газеты поместили отчеты о выступлении Ленина 5 апреля 1917 года. «Правда» ввиду поломки типографской машины смогла опубликовать Апрельские тезисы только 7 апреля:

19 «Протоколы общегородской Петроградской в Всероссийской конференции», стр. 39.

20 «Протоколы общегородской Петроградской и Всероссийской конференции», стр. 41—42.

21 «Протоколы первой Московской областной конференции», «Пролетарская революция» № 10(93), 1929 г., стр. 176—176.

22 «Протоколы седьмой (Апрельской) конференции РСДРП (б)», 1934, стр. 110

23 «Очерки истории большевистских организаций на Урале», стр. 239.

24 «Пролетарская революция» № 4(27), 1924 г., стр. 181.

25 «Казанская большевистская организация г. 1917 году», Казань, 1933, стр. 44.

26 Там же, стр. 45—46.

27 «1917 г. в Харькове», стр. 38.

28 «1917 г. в Харькове», стр. 39.

29 «Протоколы седьмой (Апрельской) конференции РСДРП (б)», стр. 231—232.

30 «Протоколы Московского Областного Бюро за май—июнь 1917 г.», «Пролетарская революция» № 4, 1927 г., стр. 256—257.

31 «Протоколы Московского Областного Бюро за май—июнь 1917 г.», «Пролетарская революция» № 4, 1927 г., стр. 257.

32 Сборник документов «Борьба за победу Великой Октябрьской социалистической революции на Урале». Свердловск, 1947, стр. 40—41

33 «Резолюции II Уральской областной конференции», опубликованные в приложении к «Уральской правде», 28 июля 1917 г.

34 «Голос пролетария» — орган Одесской организации РСДРП (б).

35 «Пролетарий», 11 июня 1917 года.

36 «КП(б)Б в резолюциях», часть I, Партиздат, Минск, 1934, стр. 194.

37 «Рабочий путь», 17 сентября 1917 г

38 «Исторический архив» № 5, 1955 г, стр 8

40 «Протоколы шестого съезда РСДРП», стр. 253.

41 «Исторический архив» № 5, 1956 г. стр. 30, 43, 44.

42 Там же, стр. 29.