Содержание материала

Н.А.Куликова

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТА ТРУДА И ОБОРОНЫ В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРНОЙ ПЕРЕДЫШКИ

(февраль — апрель 1920 г.)

Двадцатый съезд Коммунистической партии Советского Союза вскрыл серьезные недостатки в освещении истории партии и особо отметил слабую разработку вопросов истории гражданской войны. В исследованиях этого периода неудовлетворительно раскрывалась историческая роль народных масс, Коммунистической партии, Советского государства, В. И. Ленина в обеспечении побед над иностранными империалистами и внутренней контрреволюцией, а также в решении ряда важнейших и острейших хозяйственно-политических проблем, от которых зависел успех создания нового социалистического общества.

К вопросам, не получившим глубокого отражения в обстоятельных научных трудах, относится также и деятельность В. И. Ленина в Совете Труда и Обороны.

Насколько важна разработка этого вопроса, видно из высказываний непосредственных участников гражданской войны.

С. И. Гусев в своей книге «Гражданская война и Красная Армия» указывал, что «было бы желательно, чтобы СТО опубликовал наиболее существенные материалы, касающиеся организации обороны и участия в работах СТО тов. Ленина»1.

Выдающийся полководец периода гражданской войны М. В. Фрунзе на совещании политработников (Красной Армии в ноябре 1924 года, отмечая значение Совета Труда и Обороны, указывал: «Опыт гражданской войны говорит о том, что если бы мы в лице Совета Труда и Обороны не имели органа, который охватил бы все стороны нашей советской жизни, то мы вряд ли вышли бы победителями из этой схватки, перед которой нас поставил исход нашей революции»2.

Роль Совета Обороны и Совета Труда и Обороны и руководящей деятельности В. И. Ленина в СТО освещалась отдельными историками в нашей печати. Однако все немногочисленные опубликованные статьи и защищенные на эту тему диссертации не могут исчерпать сколько-нибудь полно этой проблемы. Наиболее слабо освещена деятельность СТО периода 1920 года. Кроме диссертации В. С. Муромцевой на тему: «Роль Совета Труда и Обороны в деле претворения в жизнь решений Коммунистической партии по вопросам хозяйственного строительства в 1920 году», защищенной в институте народного хозяйства имени Г. В. Плеханова в 1954 году, других работ нет. Существенным недостатком этой работы является слабое использование архивных материалов. Но это не вина автора, так как многие документы и материалы по ряду вопросов этой темы долгое время были недоступны исследователям.

Исторические указания XX съезда партии и решение Центрального Комитета КПСС об архивах открыли для исследователей возможность обстоятельного использования новых документов, в частности, 130 фонда архива ЦГАОР, 19 и 2 фондов архива Института марксизма-ленинизма. Эти фонды помогают глубже раскрыть руководящую и направляющую роль Коммунистической партии по конкретным вопросам хозяйственной политики государства; проследить многогранную деятельность В. И. Ленина как руководителя Совета Труда и Обороны; осветить участие в работе СТО соратников В. И. Ленина и глубже показать все стороны деятельности СТО по восстановлению народного хозяйства в дни второй мирной передышки и выяснить его роль как важнейшего экономического органа в системе диктатуры пролетариата.

* * *

Совет Рабочей и Крестьянской Обороны, реорганизованный в начале 1920 года в Совет Труда и Обороны, был учрежден особым постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 30 ноября 1918 года. Постановлением ВЦИК Совету Обороны была предоставлена вся полнота власти в деле мобилизации сил и средств страны в интересах обороны.

«Совет Рабочей и Крестьянской Обороны, — писала «Правда», — организованный под председательством испытанного бойца, лучшего из лучших, товарища Ленина, должен централизовать и всеми мерами наладить необходимые для отпора насильникам области: железные дороги, продовольствие, военные заводы»3.

Вначале Совет Обороны рассматривал и разрешал исключительно те вопросы, которые прямо или косвенно относились к обороне страны, но по мере того, как наряду с задачами обороны вырастали задачи хозяйственного характера, Совет Обороны центр тяжести своей работы стал переносить в область разрешения экономических вопросов народного хозяйства. Реорганизация Совета Рабочей и Крестьянской Обороны в Совет Труда и Обороны была вызвана изменившейся внутренней и внешней обстановкой в стране и задачами, которые встали перед народным хозяйством в новых условиях мирной передышки.

1920 год трудящиеся Советской республики встретили в условиях решающих побед на фронтах гражданской войны. Красная Армия в ожесточенных боях разгромила основные силы внутренней и внешней контрреволюции и Советское государство завоевало мирную передышку, которая началась со второй половины февраля 1920 года.

Исторические победы советского народа над силами контрреволюции неизмеримо укрепили внутреннее и внешнее положение Советской Республики. Укрепилось политическое положение Советского государства. В результате освобождения ряда экономически важных районов страны — Урала, Сибири, Украины, Северного Кавказа, значительной части Туркестана — более прочным стало хозяйственное положение. Был получен доступ к донецкому углю, бакинской нефти, сибирскому и украинскому хлебу, туркестанскому хлопку.

Победа рабочего класса и трудового крестьянства над внутренними и внешними врагами высоко подняла авторитет Советского государства в глазах трудящихся капиталистических стран и народов колоний и полуколоний. Рабочий класс, трудящиеся всего мира требовали прекращения войны, которую вели империалисты против страны Советов. В капиталистических странах продолжал нарастать революционный подъем. Капиталисты боялись, указывал В. И. Ленин, что искры нашего пожара перелетят на их крыши. Армии Антанты разлагались, солдаты все чаще выступали в поддержку Советов. Уже во время своего второго похода Антанта не решалась послать своих солдат на территорию Советской России. В. И. Ленин отмечал, что одним из крупных завоеваний Советского государства на международной арене явилось то, что «мы отняли у Антанты ее солдат».

Одновременно с политическим кризисом в капиталистическом мире нарастал экономический кризис. Война привела к сильному расстройству хозяйственную и финансовую жизнь большинства европейских государств, вызвала колоссальную военную задолженность и огромный дефицит в бюджетах, безудержное падение валюты, огромную нужду в сырье, топливе, продовольствии и т. д.

Соединенные Штаты Америки, которые вышли из империалистической войны экономически окрепшими, старались подчинить своему влиянию остальной капиталистический мир; такая политика США усилила стремление европейских стран ослабить свою зависимость от американских империалистов. Это обусловило также стремление у европейских стран к возобновлению экономических, торговых связей с Россией.

Верховный Совет стран Антанты 16 января 1920 года заявил о намерении этих государств завязать торговые взаимоотношения с Советской Россией. Это было крупным поражением мирового капитализма, серьезной брешью, пробитой в стране интервентов. В феврале 1920 года был подписан мирный договор Советской Республики с Эстонией, который положил начало урегулированию отношений с соседними странами — Латвией, Литвой и другими.

Изменение внутреннего и международного положения Советской республики облегчило переход ее от войны к мирному строительству. Однако для Коммунистической партия и Советского правительства было ясно, что завоеванная передышка не может быть продолжительной, что империалисты Антанты будут пытаться организовать новые нападения «а Советское государство. В. И. Ленин еще в январе 1920 года предупреждал о возможности наступления буржуазно-помещичьей Польши, которая мечтала о создании великой державы за счет Советской Украины, Белоруссии, Литвы и ряда районов РСФСР. Опасность грозила и со стороны белогвардейских полчищ, засевших в Крыму.

Учитывая, сложившуюся к началу 1920 года обстановку, партия и правительство приняли меры к максимальному использованию, мирной передышки как дли дальнейшего укрепления Красной Армии, повышения обороноспособности Советской страны, так и для восстановления народного хозяйства, разрушенного войной и иностранной интервенцией.

К стране к началу 1920 года свирепствовал голод и эпидемии. Население испытывало огромный недостаток в продовольствии и товарах первой необходимости. Топливный и продовольственный кризис, а также недостаток сырья приводили к тому, что многие фабрики и заводы закрывались, часть рабочих уходила в деревню, усиливался процесс распыления рабочего класса. Трудности усугублялись наличием ожесточенной классовой борьбы, проявлявшийся в разных сферах и формах: гражданская война, использование буржуазных специалистов, организация новых форм труда.

Коммунистическия партия и Советское правительство не скрывали сложности задач, стоявших перед народом. В политическом отчете Центрального Комитета РКП (б) IX съезду партии говорилось: «ЦК полагал, что было бы преступлением перед пролетариатом скрывать всю опасность положения, или хотя бы отчасти преуменьшать ее...»4. ЦК РКП (б) считал необходимым разъяснять трудовому народу действительную обстановку, довести до его сознания, что разруха и голод не менее опасны, чем наступление контрреволюции, и что для победы на хозяйственном фронте надо не менее настойчивости и упорства, сплоченности и дисциплины, самопожертвования и выдержки, чем на военном фронте.

Выдвигая на первый план задачу возрождения экономики страны, партия уже в конце 1919 года на VIII партийной конференции указала на необходимость сосредоточить основные усилия Советского государства на восстановлении хозяйства и определила некоторые насущные задачи по основным отраслям экономики. Однако в то время были даны только отдельные указания по самым неотложным вопросам хозяйственной жизни. Программа же восстановления народного хозяйства нашла глубокое и всестороннее обоснование лишь в решениях IX съезда партии.

В. И. Ленин в письме к партийным организациям о подготовке к IX съезду писал: «Центральным пунктом порядка дня на предстоящем съезде является, сообразно особенности переживаемого исторического момента, вопрос о хозяйственном строительстве...»5. Он, указывал Ленин, должен стать главным вопросом партийного съезда, ибо главным вопросом всего советского строительства в России является переход от борьбы на фронте кровавом к борьбе на фронте бескровном, на фронте труда и войны против разрухи за восстановление, улучшение и развитие всего народного хозяйства России.

IX съезд РКП (б) происходил в Москве с 29 марта по 5 апреля 1920 года.

В резолюции «Об очередных задачах хозяйственного строительства» съезд отметил, что основным условием хозяйственного возрождении страны является неуклонное проведение единого хозяйственного плана, рассчитанного та ближайшую историческую эпоху. Хозяйственный план включал в себя следующие основные задачи: улучшение состояния транспорта, подвоз и образование необходимых запасов хлеба, топлива, сырья; развертывание машиностроения на нужды транспорта, добычу топлива, а также для производства продуктов массового потребления.

Основой единого хозяйственного плана В. И. Ленин считал электрификацию страны, подведение под народное хозяйство современной технической базы. План электрификации страны начал разрабатываться лучшими учеными страны уже в условиях мирной передышки. Для того чтобы успешно выполнить намеченные планы экономического возрождения страны, необходимо было создать орган, который смог бы начать осуществление плановых начал в народном хозяйстве. Таким органом, по мнению В. И. Ленина, должен был стать Совет Обороны, реорганизованный в Совет Труда и Обороны. Вопрос о реорганизации Совета Обороны обсуждался в Центральном Комитете партии задолго до IX партийного съезда в связи с задачами объединения экономических комиссариатов. Центральный Комитет вскрыл ошибки Рыкова, который не верил в возможность организации планового хозяйства в этих трудных условиях; он хотя и выступал за объединение экономических комиссариатов, но принижал значение руководящего центра этой большой работы. Он считал, что объединение должно произойти в том или другом комиссариате, «причем неважно, — говорил Рыков на IX съезде, — объединить ли их вокруг ВСНХ, Наркомпрода, Наркомзема и т. д.»6. В. И. Ленин, разоблачая ошибки Рыкова, указывал на этом съезде, что «попытка Высовнархоза устроиться в каком-то отдельном блоке экономических комиссариатов вне Совета Обороны и Совнаркома не была не замечена ЦК и вызвала отрицательное отношение. Теперь Совет Обороны переименован в Совет Труда и Обороны»7. В тех условиях, когда Советское государство не имело еще подготовленных кадров, когда большинство ученых было заражено буржуазными предрассудками, В. И. Ленин выдвинул задачу повысить роль Совета Труда и Обороны, а затем и роль Госплана, который был создан при СТО декретом СНК от 22 февраля 1921 года.

Работу по организации народного хозяйства в условиях кратковременной мирной передышки приходилось проводить при наличии военного коммунизма. IX партийный съезд, разрабатывая директивы в области хозяйственного возрождения страны, потребовал еще большей централизации в использовании сил и ресурсов, страны в 1920 году. Это нашло свое выражение в национализации огромного количества предприятий, в том числе и мелких (с числом рабочих до 5 при механическом двигателе и до 10 без такового); дальнейшей ликвидации денежно-налоговых отношений и развитии государственных монополий и разверстки; натурализации форм и способов оплаты труда; усилении принципа всеобщей трудовой повинности как способа изыскания и организации рабочей силы и создания трудовых армий. Эти формы усиления политики военного коммунизма, в связи с острым хозяйственным кризисом, нашли отражение в решениях IX партийного съезда о мобилизации квалифицированных рабочих, о массовых мобилизациях по трудовой повинности, о трудовых армиях.

Но если политика военного коммунизма достигла своего наивысшего расцвета в 1920 году, то в то же время этот год явился годом, когда эта политика, вызванная войной я разрухой, начала приходить в противоречие со всеми вставшими задачами возрождения и дальнейшего развития хозяйства страны. В период второй мирной передышки это противоречие остро сказалось особенно в осуществлении организации управления различными отраслями хозяйства. В связи с этим IX съезд партии в области организации управления промышленностью внес ряд изменений. Главное изменение шло по линии усиления демократического централизма, который обеспечивал возможность сочетать централизованное государственное руководство хозяйством « концентрацию производства с проявлением местными органами управления инициативы и самодеятельности. На этой основе все национализированные предприятия были разделены на три группы. Первая группа предприятий находилась в непосредственном управлении ВСНХ. Эти предприятия снабжались из центра. Вторая группа предприятий находилась в управлении местных органов губернских Советов народного хозяйства, которые снабжали их топливом, сырьем, финансами.

За центральными органами по отношению к этой группе предприятий оставалось право регулирования, то есть издание инструкций, которыми руководствовались местные органы при управлении предприятиями. Продукция, полученная на предприятиях второй группы, поступала в распределение центральных органов ВСНХ. И, наконец, в третью группу входили предприятия местного значения, которые находились в полном подчинении местных органов.

Из сказанного видно, какую огромную роль играл Высший Совет Народного Хозяйства — центральный орган, управления и регулирования промышленностью. Председатель ВСНХ входил в Совет Народных Комиссаров и в Совет Труда и Обороны. В целях развития инициативы мест создавались губернские Советы Народного Хозяйства, их руководящий орган — президиум, назначался местным органом Советской власти по согласованию с губернскими профсоюзными органами и утверждался ВСНХ. Это были местные экономические органы, появление которых было вызвано тем, что существовавшие при ВСНХ главки создавали сильную изолированность отдельных предприятий друг от друга.

IX съезд партии, учитывая указание В. И. Ленина о необходимости полного учета не только местных особенностей, но и беспрепятственного развития местного почина, инициативы, решил: «...сохраняя и развивая вертикальный централизм по линии главков, сочетать его с горизонтальным соподчинением предприятий по линии хозяйственных районов, где предприятия разных отраслей промышленности и разного хозяйственного значения вынуждены питаться одними и теми же источниками местного сырья, транспортных средств, рабочей силы и пр.»8.

Наряду с предоставлением местным хозяйственным организациям большей самостоятельности ставилась задача увеличить (непосредственную хозяйственную заинтересованность местного населения в результатах промышленной деятельности.

Одним из средств укрепления социалистических предприятий съезд считал проведение единоначалия в промышленности и на транспорте. Разоблачая оппортунистическую группу «демократического централизма», которая доказывала, что единоначалие на производстве несовместимо с пролетарской демократией, IX съезд принял указания В. И. Ленина по этому вопросу. В резолюции съезда было записано: «...необходимым условием улучшения хозяйственной организации и роста производства является фактическое проведение в жизнь сверху донизу неоднократно провозглашавшегося принципа точной ответственности определенного лица за определенную работу. Коллегиальность, поскольку она имеет место в процессе обсуждения или решения, должна, безусловно уступать свое место единоличию в процессе исполнения»9.

Эти исторические решения IX партийного съезда вскрывают всю мудрость политики партии, показывают, что партия, учитывая конкретные условия обстановки, стремилась подчинить управленческий аппарат задачам политического момента.

Все эта мероприятия партии и правительства в области реорганизации Совета Труда и Обороны, в области управления промышленностью были направлены к разрешению хозяйственных задач, которые встали перед страной в условиях мирной передышки.

Приступая к решению задач хозяйственного строительства, Коммунистическая партия и Советское правительство в этих трудных условиях разрухи и голода сосредоточили внимание на трех главных проблемах, в разрешение которых упиралось дальнейшее развитие всего народного хозяйства страны. Это были: борьба за восстановление транспорта, ликвидация топливного кризиса, улучшение продовольственного положения.

Разрешению этих вопросов в условиях кратковременной мирной передышки и была посвящена вся основная деятельность Совета Труда и Обороны, возглавляемого В. И. Лениным. Эти вопросы прежде всего и рассматривались в СТО. В период с февраля по апрель 1920 года (включительно) на 18 заседаниях Совета Труда и Обороны было поставлено свыше 80 вопросов о работе транспорта; на 19 заседаниях решено около 80 вопросов о топливе; 50 вопросов о продовольствии рассматривались на 16 заседаниях.

* * *

Разрешение основных хозяйственных вопросов в условиях мирной передышки 1920 года упиралось прежде всего в работу транспорта, положение которого было исключительно тяжелим.

Транспорт в результате империалистической и гражданской войн находился в катастрофическом состоянии: было разрушено 3672 моста, 1700 километров железнодорожных путей, около 3 тысяч стрелочных переводов, 400 водоемных и водоподъемных сооружений. К весне 1920 года процент неисправных, «больных» паровозов достигал 64,8 процента. На южных дорогах, которые наиболее пострадали от хозяйничанья белогвардейцев, количество неисправных паровозов доходило до 85 процентов. Грузооборот железных дорог к началу 1920 года дошел до 30 процентов, а перевозки по водным путям составляли всего 9,4 проц. довоенных.

В политическом отчете ЦК РКП (б) IX съезду партии указывалось: «Паралич транспорта грозил бы нас погубить несмотря на все победы Красной Армии. Вот почему ЦК считал и считает необходимым напрячь все усилия на борьбу с транспортной разрухой...»10.

Транспорт стал главным участком трудового фронта. На этот участок в первую очередь было обращено внимание партии, правительства и всей страны.

«У нас (много хлеба, — указывал тогда В. И. Ленин, — есть теперь уголь, нефть. Все дело сейчас за транспортом. Железные дороги расстроены. Надо восстановить транспорт. Тогда мы подвезем на фабрики хлеб, уголь и нефть, тогда мы подвезем соль, тогда начнется восстановление промышленности, кончится голод фабрично-заводских и железнодорожных рабочих»11.

В. И. Ленин наметил конкретную программу (возрождения железнодорожного транспорта, которая была одобрена ЦК РКП (б) и Советом Обороны. Эта программа была изложена им в письмах и в выступлениях на съездах и рабочих собраниях. Особенное значение имели такие ленинские документы, как «Письмо членам Совета Обороны» и «Проект постановления Совета Обороны о транспорте». По инициативе В. И. Ленина 2 февраля 1920 года было созвано экстренное заседание Совета Обороны, на обсуждение которого был вынесен и после рассмотрения принят проект постановления о транспорте, подготовленный В. И. Лениным. В этом постановлении указывалось на необходимость усиления руководящей роли партии на транспорте и привлечения широких трудящихся масс к восстановлению его, улучшения организации управления транспортом; поднятия производительности труда с целью увеличения количества подвижного состава, перевозок, развития путей сообщения.

Вопрос об усилении руководящей роли коммунистов на. транспорте стоял в этот период особенно остро, так как неоднократные мобилизации коммунистов для нужд фронта привели к тому, что Первичные партийные организации и влияние партии на железных дорогах ослабли. Если в Красной Армии коммунисты в начале 1920 года составляли 10 процентов, то на железных дорогах коммунисты едва ли составляли 2 процента всех работавших.

Во всех случаях, когда опасность грозила существованию Советской республики, партия направляла на самые ответственные участки лучших пролетариев-коммунистов. ЦК РКП (б) осуществил ряд мобилизаций коммунистов дли работы на транспорте путем отзыва части членов партии из Краевой Армии и переброски с других работ.

Оргбюро ЦК РКП (б) 12 января 1920 года постановило: «Откомандировать из армии в распоряжение Главполитпути около 500 квалифицированных политработников и около 100 вполне ответственных политических товарищей из числа мобилизованных для политической работы на Украине»12.

В январе 1920 года ЦК РКП (б) вынес решение о возвращении из армии и советских учреждений всех, кто имел какое-либо отношение к Комиссариату путей сообщения.

По предложению В. И. Ленина 2 февраля 1920 года Совет Обороны постановил откомандировать на два месяца три четверти ответственных работников на транспорт (кроме Комиссариата продовольствия и Военного).

29 февраля В. И. Ленин писал в Реввоенсовет Юго-Западного фронта: «ЦК подтверждает свое постановление о необходимости откомандирования на работу по транспорту ответственных политработников из армии Юго-Западного фронта. Переброску из армии на железную дорогу Цека считает главнейшей гарантией спасения транспорта»13.

В марте 1920 года ЦК РКП (б) издал циркулярное письмо ко всем партийным организациям, ко всем членам партии: «О мобилизации 5000 коммунистов» для работы на транспорте.

«...Мы стоим перед новой партийной мобилизацией, — говорилось в письме, — но на этот раз не для внешнего, а для внутреннего фронта. Надо во что бы то ни стало в течение ближайших месяцев возродить наш транспорт.

И для этого ЦК объявляет новую мобилизацию 5.000 членов партии для работы по транспорту»14.

IX съезд партии, обсуждая вопросы о транспорте в связи с организационными вопросами и докладом «Об очередных задачах хозяйственного строительства», напомнил местным партийным организациям об их долге по отношению к железнодорожному транспорту и вынес решение о мобилизации на транспорт 10 процентов состава делегатов съезда. Съезд обязал также партийные организации выполнить наряд ЦК о мобилизации на транспорт 5000 коммунистов в течение ближайших двух недель.

Серьезное внимание партия уделяла усилению своего влияния в профессиональных союзах транспорта и укреплению их. На заседании Политбюро ЦК РКП (б) 20 марта 1920 года местным партийным организациям на железнодорожном транспорте было предложено усилить пролетарски-коммунистическую часть в профсоюзном руководстве и решительно выступать против проникновения к руководству профсоюзными организациями тред-юнионистов и других враждебных элементов15.

По решению ЦК РКП (б) в феврале 1920 года было создано на железных дорогах главное политическое управление путей сообщения. Перед Главполитпутем была поставлена задача содействовать усилению профессионального союза железнодорожников. Как временный орган Коммунистической партии и Советской власти Главполитпуть должен был обеспечить организованное воздействие испытанных коммунистов на работу транспорта и в то же время помочь профессиональному союзу установить в своей организации железную дисциплину и стать действительным орудием поднятия железнодорожного транспорта. После выполнения этой задачи Главполитпуть предполагалось включить в профессиональную организацию железнодорожного пролетариата и другие учреждения Наркомпути.

Одновременно с Главполитпутем в каждом крупном железнодорожном узле создавались политотделы во главе с заведующим, при котором из представителей местных коммунистических организаций были образованы совещания. Местные партийные организации обязаны были оказывать политотделам дорог содействие в работе, посылая в их состав наиболее опытных и преданных революции работников.

22 февраля 1920 года Политбюро ЦК РКП (б) рассматривало вопрос о водном транспорте. Было принято решение об образовании при Главводе политического секретариата (так назывались политотделы на водном транспорте) с задачей распределения политических работников. Кроме того, было решено направить для работы в Главвод возможно большее количество моряков Военной Балтийской флотилии16.

В результате мероприятий ЦК партии, деятельности местных партийных организаций и политотделов число коммунистов на железных дорогах быстро росло. Если к VII съезду Советов (декабрь 1919 года) на железнодорожном транспорте было 10 023 члена партии и 6276 сочувствующих, то к 1 мая 1920 года насчитывалось 18 000 членов партии и 7447 сочувствующих. Такое увеличение было достигнуто не только путем мобилизации коммунистов на транспорт, но и благодаря вовлечению в партию новых членов из наиболее передовых рабочих-железнодорожников.

В связи с мобилизацией коммунистов на транспорт ЦК РКП(б) ставши перед работниками транспорта вопрос о правильном использовании мобилизованных коммунистов. «Правда» 25 февраля 1920 года в статье «Коммунисты в депо и на узлы» писала, что назначенных на транспорт ответственных работников «надо не солить в канцеляриях, а посылать на самое поле битвы».

Мобилизация коммунистов на транспорт позволила укрепить управленческий аппарат, политорганы и низовые партийные ячейки опытными кадрами, людьми большой воли и инициативы, возглавившими борьбу железнодорожников за подъем работы на железных дорогах.

Но одни партийные мобилизации не могли разрешить кризиса с кадрами в железнодорожном хозяйстве. Надо было привлечь широкие беспартийные массы специалистов железнодорожного дела для работы на транспорте. Эту задачу предстояло разрешить Совету Труда и Обороны. Еще 30 января 1920 года Совет Обороны на основе декрета Совета Народных Комиссаров от 29 января 1920 года «О порядке всеобщей трудовой повинности» принял постановление об объявлении повсеместной трудовой мобилизации лиц в возрасте от 18 до 50 лет, работавших последние 10 лет на железных дорогах в должности паровозных машинистов, помощников машинистов и кочегаров всех классов и разрядов, железнодорожных котельщиков, мастеров и монтеров депо и главных мастеров, а также бригадиров разных специальностей.

Народный комиссар путей сообщения Л. Б. Красин вынес на обсуждение Совета Обороны проект о мобилизации инженеров и техников путей сообщения. 27 февраля Совет Обороны постановил объявить мобилизацию всех техников путей сообщения и инженеров различных профилей в возрасте до 55 лет. Совет Обороны принял также решение о возвращении на транспорт квалифицированных рабочих и служащих, работавших в других учреждениях и организациях.

В целях использования специалистов - железнодорожников, находившихся в Красной Армии, Совет Обороны принял ряд постановлений. 23 января 1920 года на заседании Совета Обороны было решено использовать все силы и средства запасной армии республики для улучшения железнодорожного транспорта в районе Московско-Казанской железной дороги. Ввиду крайне тяжелого положения на Юго-Восточной железной дороге по предложению Г. К. Орджоникидзе в Совете Обороны было решено использовать для восстановления транспорта силы 2-й армии республики. На основе директив Совета Обороны Реввоенсовет Республики вынес решение 17 февраля 1920 года, которое обязывало всех воинских начальников срочно откомандировать из частей Красной Армии, штабов, военных учреждений, управлений и заведений всех железнодорожников.

Претворение в жизнь этих постановлений обеспечило возвращение из Красной Армии к 17 апреля 1920 года 7 494 бывших железнодорожников, а всего на железнодорожный транспорт было возвращено к декабрю 1920 года 57 895 человек и на водный транспорт 11 121 человек.

ЦК РКП (б) и Советское правительство уделяли большое внимание улучшению организации управления «а железных дорогах. Было обращено особое внимание на укрепление единоначалия и военной дисциплины на железных дорогах и дальнейшую централизацию управления транспортом. По предложению В. И. Ленина 16 января 1920 года Советом Обороны был упразднен Особый комитет по проведению военного положения и вместо него создан транспортный отдел Всероссийской чрезвычайной комиссии, задача которого состояла в том, чтобы вести непримиримую борьбу со злостной контрреволюцией, саботажем и спекуляцией на железных дорогах, систематически осведомлять надлежащие органы НКПС о состоянии транспорта и т. д.

В целях борьбы с злоупотреблениями и. грубыми нарушениями порядка на транспорте в марте — апреле 1920 года были организованы Ревтрибуналы. 20 марта Политбюро ЦК РКП (б) рассмотрело вопрос о железнодорожных революционных трибуналах и предложило Президиуму ВЦИК утвердить положение Совета Обороны о железнодорожных трибуналах17.

Для лучшей организации работы транспорта в апреле 1920 года при Совете Труда и Обороны была создана Основная транспортная комиссия, подчиненная председателю Совета Труда и Обороны. В ее задачу входили разработка производственного плана транспорта и принятие необходимых мер для его выполнения. Разрешение проблемы кадров и улучшение управленческого аппарата способствовали оживлению работы на транспорте.

В борьбе за подъем транспорта главное внимание было обращено на увеличение подвижного состава, перевозок, на строительство и ремонт линий.

По решению Совета Труда и Обороны заводы и мастерские, работавшие на транспорт, выделялись в специальную группу. Топливо и другие материалы для этих заводов и мастерских перевозились вне очереди, а все грузы и перевозки по постановлению Совета Обороны от 20 февраля 1920 года, имевшие непосредственное отношение к ремонту подвижного состава, приравнивались по их срочности к военно-оперативным18.

При восстановлении подвижного состава ощущался острый недостаток запасных частей. В связи с этим Совет Обороны по указанию В. И. Ленина принял решение об образовании Междуведомственной комиссии дли разработки плана согласованной работы ВСНХ, НКПС, ЦК металлистов, Главкомтруда по массовому производству запасных частей, всемерному содействию транспортным заводам, а также для введения наибольшей простоты в организацию этого производства и устранения всякого параллелизма19.

Восстановление разрушенного транспорта потребовало не только развертывания работы существующих заводов, но и создания ряда новых заводов, обслуживающих нужды транспорта..

Л. Б. Красин 1 марта 1920 года представил Совету Обороны докладную записку «О сооружении Московского и Самарского заводов для ремонта подвижного состава». В этой записке указывалось, что работа железнодорожных мастерских еще до войны не удовлетворяла потребности железных дорог в ремонте подвижного состава. Война и эвакуация вконец разрушили ремонтное хозяйство, ремонт паровозов отставал от темпов износа. Наиболее нуждающимися в ремонтных средствах оказались московский и самарский районы. В связи с этим, указывал Л. Б. Красин, НКПС приступил к постройке двух ремонтных заводов, одного — для Московского» района на станции Люблино Московско-Курской дороги, второго — для Самарского района на станции Безымянка Самаро-Златоустовской дороги. Но постройка, писал он, идет медленно из-за недостатка материальных средств, сырья, продовольствия. Л. Б. Красин просил Совет Обороны признать сооружение этих заводов постройками военно-срочными.

Прежде чем обсудить этот вопрос, В. И. Ленин поручил секретариату Совета Обороны затребовать к 24 марта 1920 года заключение по предложению Л. Б. Красина от ВСНХ, Военного ведомства, Компрода и Рабоче-Крестьянской Инспекции. Все запрошенные ведомства признали постройку ремонтных заводов крайне необходимой. На основании этого Совет Труда и Обороны 14 апреля 1920 года вынес постановление о сооружении как военно-срочных объектов Московского (при станции Люблино) и Самарского (при: станции Безымянка) железнодорожных ремонтных заводов.

Наряду с ремонтом подвижного состава были приняты меры к собиранию паровозов и вагонов, разбитых во время боев или брошенных врагом при отступлении. В отдельных местах, как, например, на Рязано-Уральской ж. д., в Сибири, на Украине, скопились сотни паровозов и тысячи вагонов. По указанию Совета Обороны и Наркомпути, выявленный подвижной состав отправлялся на заводы для ремонта. Много исправных паровозов и вагонов получило Советское государство из освобожденных от врагов районов. Так, 20 декабря 1920 года В. И. Ленин телеграфировал в Реввоенсовет Восточного фронта и комиссарам железных дорог Востока:

«...Принять самые срочные, экстренные меры к безотлагательной отправке в Самару и далее в центр не менее двухсот паровозов, используя их для продвижения воинских и продовольственных маршрутных поездов»20. По данным Наркомпути к середине апреля 1920 года из Сибири было отправлено на Запад 124 паровоза. На южные дороги было переброшено 60 паровозов с Рязано-Уральской и Юго-Восточных дорог.

Большое значение Коммунистическая партия, Советское правительство и лично В. И. Ленин придавали проведению принципа ответственности каждого за выполняемую им работу, что способствовало поднятию производительности труда. По указанию В. И. Ленина, на транспорте устанавливался минимум нагрузки на поезд, каждый отдельный паровоз вручался определенной бригаде машинистов, которая полностью отвечала за него. Машинисты получали вознаграждение за каждый час работы паровоза сверх установленного для него срока технической комиссией. Вводилось расписание и прямое маршрутное сообщение для товарных поездов, отменялись пассажирские и дачные поезда и заменялись прицепками пассажирских вагонов (не более 3—5) к товарным составам..

Сокращено было число экстренных поездов РВСР, Главкома, командующих фронтами, и ко всем таким поездам прицеплялись вагоны с грузами или пассажирами.

Важным мероприятием для подъема производительности труда на транспорте явилось широкое внедрение материальной заинтересованности. 26 февраля 1920 года Совнарком принял постановление о премиях по работам на железных дорогах, в котором отмечал необходимость оплачивать труд рабочих и служащих на транспорте по тарифным ставкам, превышающим действующие нормы, но не более чем в два раза.

Политбюро ЦК РКП (б) 2 марта 1920 года рассмотрело постановление бюро фракции ВЦСПС об изменении системы тарифа и тарифных поясов и дало указание Наркомтруду и ВЦСПС начать внедрять премиальную систему.

На основе указаний партии и правительства Народный Комиссариат труда и социального обеспечения разработал временное положение о формах оплаты труда, в котором предусматривались отдельные расценки и премии за срочное выполнение работ и другие формы поощрения за высокий производительный труд.

Совет Обороны неоднократно принимал решения о выдаче премий хлебом за проведенный ремонт паровозов и вагонов.

20 февраля 1920 года Совет Обороны принял постановление о поощрении заводов и фабрик, которые проявят инициативу в ремонте подвижного состава. В этом постановлении говорилось: «Производить выдачу премий рабочим не железнодорожникам, ремонтирующим паровозы, таким образом, что 50% хлеба, привезенного на отремонтированных маршрутах, получают рабочие тех заводов и организаций, которые данный маршрут отремонтировали. Остальные 50% Компрод выдает сообразно наибольшей нуждаемости»21.

Составление маршрутных продовольственных поездов предприятиями тех или иных губерний, крайне нуждавшихся в хлебе и продовольствии, из отремонтированных ими паровозов и вагонов было временной мерой, вызванной, с одной стороны, транспортным кризисом, с другой стороны, тяжелым продовольственным положением. Необходимость проведения этой меры диктовалась также низкой производительностью труда, которая резко упала, в частности, на железных дорогах, как и в других областях хозяйства страны, из-за невыдачи хлебных пайков, отсутствия одежды и других обстоятельств.

Проведенные партией и Советской властью мероприятия дали положительные результаты. Так, в Московской губернии, как сообщала «Правда» 10 марта 1920 года, работы по формированию маршрутных поездов наиболее энергично велись на Серпуховской мануфактуре. Рабочие мануфактуры отремонтировали паровоз и поезд в 40 вагонов. Прохоровская трехгорная мануфактура также отремонтировала 30 вагонов.

Осуществление принципа материальной заинтересованности позволило поднять производительность работ по ремонту транспорта. За три месяца (февраль — апрель) производительность увеличилась на Путиловском заводе на 17 процентов, на Обуховском — на 25 процентов, на Ижевском — на 30 процентов, на Балтийском — на 44 процента. Кроме того, улучшилось материальное положение многих рабочих и в частности снабжение их продовольствием и топливом.

Под руководством партии на транспорте шла борьба за укрепление социалистической дисциплины. В. И. Ленин в речи 5 февраля 1920 года на конференции железнодорожников Московского узла призывал всех железнодорожников укреплять железную пролетарскую дисциплину, подобно дисциплине военной. В ответ на призыв В. И. Ленина к сплоченности рядов рабочего класса конференция приняла резолюцию, призывающую всех рабочих и всех железнодорожников напрячь все силы для укрепления транспорта. Призыв железнодорожников Москвы нашел горячий отклик и поддержку со стороны сотен тысяч железнодорожников Советской республики. Железнодорожники станции Кушва, Пермской железной дороги 30 марта 1920 года на общем собрании приняли резолюцию, в которой писали:

«Участковый производственный союз объявляет беспощадную борьбу с спекуляцией, шкурничеством и разгильдяйством, от кого бы таковые не исходили, с занесением предателей революции на черную доску и исключением из членов союза»22.

В целях развития творческой инициативы масс в борьбе с разрухой на транспорте 16 января 1920 года ЦК РКП (б) обратился с письмом ко всем губернским и уездным комитетам партии, политическим отделам фронтов, армий, районным и участковым отделам железных дорог, в котором призывал их превратить объявленную в декабре 1919 года «неделю фронта» в «неделю фронта и транспорта». Призыв ЦК РКП (б) был поддержан широкой массой коммунистов и беспартийных. Местные партийные организации для лучшей подготовки и проведения «недели» создавали специальные комиссии. В январе 1920 года повсюду под руководством местных партийных организаций была проведена «неделя фронта и транспорта», которая приняла особенно широкие размеры в Москве и Московской губернии. С большим подъемом провел «неделю» петроградский пролетариат, подававший всегда пример своим трудовым героизмом. В большинстве районов Петрограда были устроены воскресники. В Ярославле в «неделю фронта и транспорта» проводилась особенно интенсивная работа по ремонту паровозов и вагонов в мастерских Северной железной дороги. В Казани в работах на транспорте принимало участие 1050 красноармейцев. Повсюду активно участвовала в «неделе фронта и транспорта» молодежь, возглавляемая комсомолом. В начале февраля 1920 года ЦК комсомола обратился ко всем комсомольским организациям с призывом поднимать пролетарскую молодежь на героический труд.

Большую роль в привлечении трудящихся масс к восстановлению транспорта играли субботники. Почин субботникам положили коммунисты Московско-Казанской железной дороги, которые 10 мая 1919 года приняли решение о работе по-революционному. Эта инициатива железнодорожников нашла развитие в трудовом подъеме, который охватил трудящиеся массы в начале 1920 года, особенно в майские дни.

По постановлению ЦК РКП (б) и Совнаркома решено было празднование первого мая 1920 года превратить во всероссийский субботник. К всероссийскому субботнику была проведена тщательная подготовка. Комиссией под председательством Ф. Э. Дзержинского был разработан план проведения субботника. По этому плану намечалось выполнение таких работ, как закладка или постройка мостов, узкоколеек, плотин, дамб, прокладка пути и другие работы.

Первое мая действительно превратилось в грандиозный праздник труда. По стране была объявлена «неделя трудового фронта». От Кремля до далекою аула повсюду кипела работа. Владимир Ильич Ленин принял в первомайском субботнике личное участие.

На Московском железнодорожном узле в субботнике приняло участие 74 851 человек. За время субботника было выпущено из ремонта 67 паровозов, 213 вагонов, 20 цистерн, начат ремонт 29 паровозов и 27 вагонов.

«Нет и не было в мире власти, — писала «Правда» 29 мая 1920 года по поводу первомайского субботника в Москве, — которая бы по одному кличу вывела на бесплатную работу в одном только городе 400 000 человек. Пусть хорошо это запомнят враги Советской власти».

В Петрограде, в первомайском субботнике принимало участие 165 тысяч человек. Петроградские железнодорожники отремонтировали 19 паровозов и 75 вагонов, требовавших среднего ремонта, 56 паровозов и 113 вагонов текущего, 8 вагонов капитального и 776 вагонов периодического осмотра.

Активное участие в «неделе фронта и транспорта» и во всероссийском субботнике приняли и трудовые армии. По данным на 1 апреля 1920 года только частями первой трудармии было отремонтировано 187 паровозов, 273 вагона, изготовлено 1071 запасных частей.

Принятые Коммунистической партией и Советским правительством меры, поддержанные широкими слоями трудового народа, дали свои результаты. Состояние паровозного и вагонного парка к концу мирной передышки начало заметно улучшаться. Так, если в январе 1920 года вышло из ремонта 258 паровозов, то в феврале — уже 396, в марте — 529, в апреле — 633, в мае — 789. Выпуск вагонов с января по октябрь 1920 года увеличился на 757 процентов.

Большое внимание Совет Труда и Обороны уделял восстановлению железнодорожных путей, мостов и водокачек, сильно разрушенных за время первой мировой войны и за годы гражданской войны и интервенции.

Наиболее крупные работы пришлось провести по восстановлению мостов в районах, где проходил фронт. Развернулась большая работа по восстановлению мостов через Волгу, Днестр, Каму, Белую и др. В Совете Обороны решались вопросы о признании этих работ военно-срочными, о предоставления рабочим, занятым на этих стройках, красноармейского пайка.

Нет надобности подчеркивать, насколько важным было восстановление мостов и особенно крупных. Так, например, разрушение моста на реке Белой около Уфы привело к тому, что была прервана связь т этом пути с Сибирью. Рабочие, восстановившие этот мост, писали В. И. Ленину:

«Для нас, рабочих, создающих вое ценности на земном шаре, не страшны разрушения черной реакции. Мы с верой в наше творческое и святое пролетарское дело клянемся итти к намеченной цели — к коммунизму... Теперь нет преград для доставки из Красной Сибири голодному пролетарскому центру хлеба»23.

Героический труд рабочих на строительстве этого моста был высоко оценен В. И. Лениным. В ответ на это письмо рабочих он писал:

«Передайте всем рабочим, служащим станции Уфы и постройки Вельского моста поздравление с успешным окончанием трудной и важной для Советской Республики работы, восстановления моста и благодарность Совета Рабоче-Крестьянской Обороны за досрочное окончание моста, чем значительно облегчается -положение Революционных центров Республики и снабжение Красной Армии»24.

Много славных страниц вписали в историю страны строители мостов, рабочие, трудармейцы, трудящееся крестьянство. Вместе с героической работой по восстановлению мостов росла и сознательность героев-тружеников. (Комиссар на стройке Камского моста писал, что, несмотря на переживаемые затруднения, вызываемые недостатком оборудования, тяжелыми условиями работы и пр., рабочие благодаря высокому сознанию работали самоотверженно при 39° морозе, что позволило сократить сроки восстановления моста. За короткий промежуток времени число членов партийной ячейки на строительстве моста увеличилось более чем в 10 раз.

Благодаря героическим усилиям рабочих мост через Каму был закончен до установленного Советам Обороны срока. Рабочие и красноармейцы работали добровольно без перерыва в две смены, а клепальщики и сверловщики — по 20 часов в сутки.

Член ВЦИК Ем. Ярославский, направленный на эту стройку, писал 18 февраля 1920 года В. И. Ленину:

«Сегодня открыто движение (по) восстановленному Камскому мосту... Свидетельствую необыкновенную энергию работавших на постройке моста.

Несмотря (на) плохое питание, недостаток теплой одежды, обуви, работая на сквозном ветру, окончили работу раньше срока... Рад сообщить Вам эти вести, имеющие огромное значение (для) всей Трудовой России. Восстановление Камского моста служит залогом победы над разрухой транспорта»25.

Совет Обороны 27 февраля 1920 года, отметив в постановлении исключительную энергию и дисциплину всего персонала рабочих и служащих, восстановивших мост на 2 месяца раньше срока, принял решение наградить всех работников двухмесячным окладом.

В марте 1920 года на месяц раньше срока был восстановлен мост через Каму у Сарапуля. В. И. Ленин писал строителям, что это новое доказательство того, что может достигнуть пролетариат своей организованностью, энергией и дисциплиной в труде.

Развертывалось строительство железнодорожных веток: Александров — Гай — Эмба, Алешино — Волганский, Ижорской и др. Сооружение этих веток должно было экономически возродить прилегающие к ним районы. Постройка железнодорожного полотна Александров — Гай — Эмба и перешивка узкоколейной линии Красный Кут —Александров — Гай на ширококолейную по решению Совета Обороны от 24 декабря 1919 года были объявлены работами военно-срочного порядка. Необходимость их диктовалась потребностью в эмбинской нефти. Постройка Алешино — Волгинского участка была связана с разработкой каменноугольных копей в районе г. Боровши.

В. И. Ленин лично следил за ходом строительства важных железнодорожных веток, давал подробные указания. 17 января 1920 года за подписью В. И. Ленина была направлена телеграмма в Реввоенсовет Туркестанского, Юго-Восточного франта, копии в Наркомпуть, ВСНХ, Комитет государственных сооружений и Госконтроль, в которой давались конкретные указания о постройке линии Александров — Гай — Эмба.

В телеграмме говорилось об организации надежной охраны материала, предназначенного для постройки, о снабжении стройки рабочей силой в количестве до б тыс. мобилизованных рабочих, о необходимости предоставить им теплую одежду и обувь, снабдить палатками, походными кухнями, продовольствием. Для быстрой перевозки материалов предлагалось сократить воинское движение и в срочном порядке отпустить для нужд строительства 50 четырех- или пятитонных грузовых и 20 легковых автомобилей и т. д. Большое внимание В. И. Ленин уделял вопросу согласованности работ отдельных ведомств и учреждений.

В телеграмме подчеркивалось, что для успешного окончания работ по устройству линии Красный Кут — Александров — Гай — Эмба должны быть совершенно исключены взаимные междуведомственные распри, трения, волокита и все действия, тормозящие успешность работ, должны рассматриваться как измена Республике26.

Телеграмма шла как указание Совета Обороны и Реввоенсовета республики. На этой телеграмме была сделана личная приписка В. И. Ленина: «Прошу товарища Фрунзе в соответствии с указаниями Реввоенсовета Республики развить революционную энергию» для максимального ускорения постройки дороги и вывоза нефти. О получении уведомьте»27.

Совет Труда и Обороны уделял большое внимание ремонту путей и прежде всего на главных направлениях. Широкое участие в ремонте и постройке железнодорожного пути принимали трудовые армии. Так, например, только трудовыми армиями было отремонтировано с февраля по 1 июля 1920 года 6630 верст железнодорожного пути.

Большое значение для транспорта имела борьба со снежным» заносами и талыми водами. По решению Совнаркома была создана Чрезвычайная комиссия Снегапути под председательством Ф. Э. Дзержинского. Советом Обороны было принято постановление «Об организации артелей постоянных рабочих для особо срочных работ на железных дорогах». Все рабочие этих артелей освобождались от призыва на военную службу, не привлекались к другим видам трудовой повинности. Общее число постоянных рабочих на всей сети железных дорог доходило до 76 500 человек. Кроме- того, ставился вопрос о необходимости использования местною населения для борьбы со снежными заносами.

В апреле 1920 года была объявлена мобилизация на борьбу с размывом железнодорожного полотна и других сооружений. Вся работа по организации этих повинностей проводилась Народным комиссариатом внутренних дел, а после образования Комитетов труда эта работа сосредоточилась в них. Большая роль в осуществлении массовых трудовых повинностей принадлежала сельским Советам. Они проводили учет рабочей силы, наблюдали за выполнением постановлений Советского правительства, осуществляли правильное распределение и использование привлекаемых к трудовой повинности на транспорте.

Главная тяжесть этих работ падала на плечи крестьянства, и крестьяне показали свою преданность и верность Советской власти, принимая активное участие в борьбе за восстановление транспорта. По сведениям Московского Совета с 21 по 30 января 1920 года было мобилизовано для очистки снега на железных дорогах 818 142 человека и по разгрузке работало 5107 человек.

Деятельность Коммунистической партии и Советского правительства по восстановлению транспорта, поддержанная трудящимися массами, стала сказываться на улучшении его работы. Это позволило улучшить снабжение крупных промышленных центров сырьем, продовольствием, увеличить перевозки важных для страны грузов. В апреле 1920 года наметился перелом в сторону улучшения работы железных дорог. За апрель 1920 года план погрузки по всем дорогам был выполнен на 85 процентов, за май — на 194 процента.

Больших успехов достигли работники Московско-Казанской железной дороги. Приказом НКПС № 890 эта дорога была зане-. сена на Красную доску. Совет Обороны отмечал, что в феврале по Московско-Казанской железной дороге увеличена подача вагонов под погрузку, уменьшился простой вагонов, увеличилось число доставленных в Москву вагонов с продовольствием на 20 процентов, увеличена передача дров на соседнюю дорогу на 25 процентов, уменьшены прогулы рабочих, увеличен выпуск паровозов.

«Это первая наша победа, — говорится в постановлении, — на бескровном фронте и в самом трудном его месте — на транспорте.

Оценивая по заслугам эту достойную подражания работу, Совет Рабоче-Крестьянской Обороны объявляет рабочим, служащим, администрации и комиссарскому составу Московско-Казанской ж. д. свою благодарность»28.

Так, благодаря мероприятиям Коммунистической партии и Советского правительства, а также мерам, принятым Советом Труда и Обороны и проводимым в жизнь с революционной решительностью, в результате трудовой активности рабочего класса, крестьянства и воинов Красной Армии началось коренное улучшение положения на транспорте. Это позволило улучшить снабжение страны продовольствием, предприятий — сырьем и топливом, а когда начался третий поход Антанты, обеспечить обслуживание действующих армий.

* * *

Восстановление экономической жизни в период мирной передышки во многом зависело также от того, как быстро будет ликвидирован в стране топливный кризис. Катастрофическое положение с топливом создалось в 1918—1919 годах, когда интервентами и белогвардейцами были захвачены основные источники топлива: Донецкий угольный бассейн и Бакинский нефтяной район. До войны эти районы удовлетворяли 80 процентов всей потребности страны в топливе. Резкое сокращение добычи угля и нефти в годы гражданской войны и интервенции выдвинуло на первый план использование древесного топлива. Так, если в 1914 году на дрова приходилось только 13,5 процента топлива, на уголь — 65 процентов, на нефть— 20 процентов, на торф — 1,5 процента, то уже с 1917 года потребление дров возросло до 23 процентов, а к 1920 году составило 90 процентов потребляемого топлива. Общее же потребление топлива для технических целей составило в 1919 году всего 40 процентов к потреблению 1916 года.

Программа ликвидации топливного кризиса разрабатывалась партией и правительством под непосредственным руководством В. И. Ленина. В. И. Ленин отмечал в докладе на VII Всероссийском съезде Советов, что в последнее время «целый ряд заседаний Совета Обороны и Совнаркома был посвящен целиком выработке мер для выхода из топливного кризиса»29.

13 ноября 1919 года ЦК РКП (б) опубликовал циркулярное письмо к партийным организациям — «На борьбу с топливным кризисом». Письмо было написано В. И. Лениным. Ликвидация топливного кризиса, указывалось в письме, является важнейшей очередной задачей партии, правительства и всего советского народа, разрешить которую можно только путем творческого энтузиазма самих трудящихся масс.

Увеличение добычи одного из главных видов топлива — угля, зависело от восстановления хозяйства таких районов, как Донбасс, Урал, Кузбасс, и улучшения работы Подмосковного угольного бассейна. Урал и Сибирь в течение двух лет были ареной ожесточенной борьбы. При своем отступлении банды Колчака произвели огромные разрушения. «Горнозаводской Урал, на который мы устремили надежды, — писал А. А. Андреев, — по существу был мертв»30.

Для срочного восстановления добычи угля в освобожденных каменноугольных бассейнах Урала и Сибири требовалось разрешить проблему рабочей силы, инженерно-технических кадров, ликвидировать острый недостаток в технических средствах. Неоднократно проводимые обследования Урала показали необеспеченность шахт рабочей силой, большую текучесть рабочих, недостаток технических руководителей, большие недочеты в снабжении рабочих продовольствием, обеспечении одеждой, жильем и т. д.

9 января 1920 года в Совете Обороны обсуждался вопрос об улучшении снабжения продовольствием уральских и пермских рабочих. Было принято решение о снабжении рабочих необходимым количеством продуктов питания, теплой одеждой и обувью. В. И. Ленин требовал от военных властей во что бы то ни стало снабдить всех рабочих южно-уральских заводов, рудников, копей необходимым количеством продовольствия. За выполнение этого постановления, писал В. И. Ленин, отвечают все военные и путейские власти.

В Совете Труда и Обороны была принята широкая программа по борьбе с жилищным кризисом на Урале и в Кузнецком бассейне. Указывалось, что правом жительства и получения пайка в рудничных поселках могут пользоваться, кроме лично работающего на рудниках, только его близкие родственники. Ввиду недостатка жилья в качестве временной меры допускалось уменьшение установленной нормы жилой площади до 1 куб. сажени на человека. Перед местными исполкомами был поставлен вопрос об уплотнении населения, живущего в поселках и деревнях, расположенных вблизи от шахт и рудников. Местным исполкомам предоставлялось право муниципализации находившихся на рудничной территории частных строений. Правления копей обязаны были использовать все строения, находившиеся на их территории.

Принятые партией и правительством меры по борьбе с продовольственным и жилищным кризисом имели большое значение для улучшения положения рабочих и служащих и явились одним из стимулов повышения производительности труда. На рудниках и заводах крепла трудовая дисциплина, росла ответственность рабочих за производство.

В целях ликвидации кризиса рабочей силы Совет Труда и Обороны постановил распространить действия своих решений от 17 марта, 7 апреля, 27 июня и 1 августа 1919 года31 на рабочих и служащих Урала.

Большую роль в возрождении экономики Урала сыграла Первая трудовая армия, образованная из 3-й армии, которая явилась инициатором создания трудовых армий.

В начале января 1920 года Реввоенсовет 3-й армии писал В. И. Ленину:

«В целях скорейшего восстановления и организации хозяйства на всем Урале (в Екатеринбургской, Челябинской, Тобольской губерниях) Ревсоварм три предлагает:

Обратить все силы и средства Красной Армии на восстановление транспорта и организацию хозяйства в вышеуказанном районе.

Красную Армию Восточного фронта переименовать в 1-ую революционную армию труда...»32.

В. И. Ленин, получив эту телеграмму, поставил вопрос на обсуждение Центрального Комитета партии и Совета Народных Комиссаров. В письме А. Д. Цюрупе В. И. Ленин в связи с этим указывал, что вопрос, поднятый Реввоенсоветом 3-й армии, имеет громаднейшее значение. В телеграмме Реввоенсовету 3-й армии В. И. Ленин сообщал:

«Вполне одобряю ваши предложения. Приветствую почин, вношу вопрос в Совнарком. Начинайте действовать при условии строжайшей согласованности с гражданскими властями, все силы отдавая сбору всех излишков продовольствия и восстановлению транспорта»33.

13 января Совнарком обсуждал вопрос о преобразовании 3-й армии в Первую революционную армию труда. Для определения способов и методов целесообразного использования 3-й армии была создана комиссия под председательством В. И. Ленина.

В развитие постановления Совнаркома, Совет Обороны 15 января 1920 года принял новое решение — «О Первой революционной армии труда», в котором указывалось, что 3-я армия используется для трудовых целей как единая организация, без разрушения и дробления ее аппарата, под названием Первой революционной армии пруда. Трудовое применение армии имело временный характер и определялось особыми постановлениями Совета Обороны в зависимости как от «военной обстановки, так и от тех работ, какие армия могла выполнить.

В постановлении излагалась программа работ трудовой армии.

Постановление Совета Обороны об образовании Совета первой армии труда было одобрено на заседании Политбюро ЦК РКП (б) 17 и 18 января 1920 года.

Созданная на Урале Первая трудовая армия сыграла большую роль в оживлении экономической жизни этого района. Совет трудовой армии, который в условиях мирной передышки приобрел значение областного хозяйственно-политического центра, составлял планы работ по поднятию отдельных отраслей народного хозяйства, в первую очередь топливной промышленности.

16 февраля 1920 года на заседании Совета армии была создана комиссия для выработки плана увеличения добычи угля. Комиссии было предложено: «Поставить перед партийными и профсоюзными организациями задачу энергичной работы среди рабочих каменноугольных копей в направлении необходимости введения строгой трудовой дисциплины, рабочего порядка и усиления производительности труда»34.

Приказом по Первой труд армии от 21 февраля 1920 года при Совете армии был создан Комитет по трудовой повинности, который осуществлял мобилизацию местного населения главным образом на заготовку топлива. При содействии этого комитета в порядке гужевой повинности было мобилизовано до 90 процентов перевозочных средств крестьянского населения. Большое внимание уделялось обеспечению предприятий квалифицированной рабочей силой и инженерно-техническими кадрами. Приказом Совета армии от 23 марта 1920 года на территории армии был проведен строгий учет всех лиц, имевших техническое образование. Всего было мобилизовано с помощью местных партийных организаций, по данным на 14 апреля 1920 года, 4454 человека, 1963 человека разослано по заводам Урала, 511 отправлено на угольные копи.

В телеграмме на имя В. И. Ленина и Ф. Э. Дзержинского Совет трудовой армии и Уральский областной комитет труда телеграфировали, что вся привлеченная ими рабочая сила состоит из трех основных групп: по вольному найму, по трудовой повинности и воинские части. По вольному найму привлечено 229 тысяч человек, по трудовой повинности — 341 тысяча человек и воинские части — 156 тысяч человек.

Большую работу проводили местные партийные организации, Создавая условия для проявления творческой инициативы масс. Героизм работах Урала проявился в организованном по инициативе коммунистов в марте 1920 года субботнике, в котором участвовало около 10 тысяч человек. В апреле на Урале в субботниках участвовало 450 тысяч уральцев. За этот месяц на Урале не только была удержана добыча угля на уровне мартовской добычи, но и (несколько повышена. Так, газета «Экономическая жизнь» 18 мая 1920 года писала, что «в Кизеловском районе в апреле добыча угля повысилась против мартовской на 8%. Наряд Главугля был 1 500 тысяч пудов, превышение наряда выразилось в 12,8%.

В Челябинском районе в апреле было добыто 2 693 тысячи пудов, против 2 147 тысяч пудов в марте (повышение на 25,4%). Наряд Главугля был 1 700 тысяч пудов, превышение наряда выразилось на 58,4%».

Совет Труда и Обороны 7 мая 1920 года, заслушав сообщение о добыче угля сверх программы в Челябинских копях, постановил: «Выразить благодарность рабочим и служащим Челябинских копей и поручить Народному комиссариату продовольствия, совместно с Народным комиссариатом труда, и президиуму ВСНХ выдать им премию»35.

Большое внимание было обращено на возрождение Донбасса, который оставался основной топливной базой страны.

В тезисах ЦК КП(б)У по вопросам хозяйственного строительства в 1920 году говорилось: «Восстановление Донбасса, как источника угля, металла и прочих основных материалов, должно стать боевым заданием для всех государственных сил в преимущественном перед всеми остальными потребностями порядке»36.

Донбасс после освобождения его Красной Армией от деникинцев представлял собой руины. Были приведены в негодность почти все шахты, рудники и разрушена металлургическая и металлообрабатывающая промышленность. Так, из 65 доменных печей, работавших в Донбассе до войны, в начале 1920 года не работала ни одна.

С чего надо было начинать восстановление Донбасса?

В Донбассе больше, чем на Урале, ощущались недостаток рабочей силы, а также тяжелое положение с продовольствием. Гражданская война в этом районе была более продолжительной и ожесточенной. Производственный аппарат почти совсем не сохранился.

О тяжелом положении Донбасса В. И. Ленину писали руководители с мест.

«Положение в Донецком бассейне и крупных промышленных центрах, — сообщал В. Косиор, — очень затруднительное. Лучшие рабочие коммунисты да и беспартийные в свое время при уходе советских войск с Украины ушли с нами и конечно теперь не вернулось и десятой части. Места обескровлены. Я говорил с местными товарищами (Чубарём и др.), и все единогласно заявляют: без переброски сил из армий из России мы ничего не сможем сделать. Настроение рабочих довольно сочувственное нам, меньшевиков выбрасывают»37.

Так же, как и на Урале, важное значение в возрождении экономической жизни Донбасса имела трудовая армия. ЦК РКП (б) на заседании Политбюро 17 и 18 января 1920 года поручил разработать проект организации Украинской трудовой армии И. В. Сталину38. 20 января 1920 года на Пленуме ЦК РКП (б) был утвержден проект о Совете украинской трудовой армии и поручено И. В. Сталину внести в СНК, а затем, по достижении соглашения с Всеукраинским ревкомом, опубликовать от имени Совнаркома РСФСР и Всеукраинревкома это постановление.

На основании этих указаний Центрального Комитета партии 21 января 1920 года Совнарком РСФСР по соглашению с Всеукраинским революционным комитетом принял положение об Украинской трудовой армии.

Горячо приветствовали создание трудовой армии рабочие Донбасса.

«Мы, рабочие рудников, — писали они, — приветствуем Укрсовтрударм в лице ее представителей, пришедших к нам для помощи по восстановлению производительности Донецкого бассейна. В дружной работе с доблестной Красной Армией мы поведем борьбу и добьемся увеличения добычи (угля) и полной победы».

Район деятельности Украинской трудовой армии совпадал с районом Юго-Западного фронта, а также включал в себя Александро-Грушевокий угольный район бывшей Донской области. В распоряжение Укрсовтрударма передавались воинские части — резервные или запасные — в размере не менее армии. Главная задача, которую правительство поставило перед Укрсовтрудармом, состояла в восстановлении Донецкого бассейна. Центром деятельности Украинской трудовой армии, — указывал ВЦИК, — «должен стать Донецкий бассейн»39.

В состав Совета Украинской трудовой армии входили: Особ- уполномоченный Совета Обороны на правах председателя — Сталин; заместитель командующего трудармией, представитель от РВС Юго-Западного фронта — Березин; представитель от Нарком- прода — Владимиров; представитель от ВСНХ — Чубарь40.

Из 68 заседаний, проведенных Украинским Советом трудовой армии на протяжении 1920 года, на 53 заседаниях было обсуждено 146 вопросов, посвященных восстановлению угольной промышленности Донбасса.

Но как не велико было значение трудовой армии в возрождении Донбасса, без вовлечения в дело широких рабочих масс и всего окружающего населения она не могла одна добиться коренного изменения положения в промышленности и обеспечить ее постоянную работу. Для организации труда в условиях сильнейшего кризиса рабочей силы приходилось прибегать к экстренным мерам. Чтобы быстрее восстановить Донбасс, партия и Советское правительство вынуждены были ввести милитаризацию донецкой угольной промышленности.

Вопрос о милитаризации до принятия решения Советом Труда и Обороны широко обсуждался на съезде шахтеров, проходившем в марте 1920 года в Харькове. Рабочие-делегаты съезда высказались за милитаризацию каменноугольной промышленности, дав тем самым отпор меньшевикам, выступавшим на съезде против милитаризации труда.

По решению Совета Труда и Обороны от 23 апреля 1920 года Донбасс объявлялся единой экономической и военно-административной единицей. По всей его территории вводилась трудовая повинность мужского населения от 18 до 45 лет, а технических специалистов — до 65 лет. Принимались меры к снабжению рабочих предметами первой необходимости и медикаментами. В целях лучшей организации управления угольной промышленностью и приближения руководства непосредственно к производству было решено переместить Центральное управление угольной промышленности из Харькова в Донбасс. Запасы угля объявлялись военным имуществом. Горнозаводскому комитету предписывалось строго следить за распределением подвижного состава. Распределение угля вменялось в обязанность Юготопу.

Совнарком РСФСР, УССР и Совет Труда и Обороны для разрешения вопроса с кадрами провели ряд мероприятий. 28 марта Совнарком Украины постановил: «Считать поступление на работу или службу по каменноугольной промышленности в Донбассе равносильным поступлению на военную службу»41.

16 апреля 1920 года в Совете Труда и Обороны было принято новое постановление о мобилизации квалифицированных горнорабочих в возрасте от 38 до 50 лет для работы на угольные копи и привлечении к ответственности уклонявшихся от работы в угольной промышленности.

За два месяца после принятия этих постановлений из Красной Армии было откомандировано в Донбасс 1466 квалифицированных горнорабочих, из них 511 забойщиков. Вместе с тем широко проводилась работа по возвращению туда рабочих из других районов.

С 15 апреля по 1 ноября 1920 года в Донбасс было направлено 211 человек. Число рабочих там быстро увеличивалось. Сразу после освобождения Донбасса там было только 80 тысяч рабочих, а к 1 ноября 1920 года число горнорабочих возросло уже до 129 611 человек.

В Совнаркомах РСФСР, УССР и Совете Труда и Обороны принимались решительные меры для улучшения снабжения рабочих Донбасса хлебом, продовольствием и товарами первой необходимости. Перевозки продовольственных грузов для Донбасса приравнивались к военно-оперативным. Был разрешен проезд за продовольствием на рудничных паровозах. Заготовка и распределение продуктов находились в руках продовольственного комитета Донбасса. Ему были выделены специальные уезды для проведения заготовки продовольствия. К 25 февраля 1920 года в район Донбасса было отправлено 154 тысячи ,пудов пшеницы и ржи, свыше 20 тысяч пудов крупы, 6 тысяч пудов овса, 27 тысяч пудов соли, 2 тысячи пудов сахару и около 6 тысяч пудов мяса. Кроме того, от Опродкома-8 прибыло 15 вагонов сахару и 80 вагонов разных хлебных грузов.

29 февраля 1920 года в Совете Украинской трудовой армии обсуждался вопрос о снабжении рабочих Донбасса обмундированием и обувью и было решено выделить из запасов, имеющихся в распоряжении Чусоснабарма, для рабочих Донбасса обуви 7 тысяч пар, шинелей 6 тысяч, рубах и гимнастерок 21 тысячу, шаровар 3 тысячи, рубах нательных 2 тысячи. Кроме того, поручалось Чусоснабарму дать для рабочих Донбасса в марте 20 тысяч, в апреле 30 тысяч, в мае 30 тысяч комплектов обмундирования, включая обувь. Ставился вопрос о том, чтобы мастерские Военведа в Луганске и Таганроге приспособить преимущественно для обслуживания Донбасса.

Большие работы проводились по улучшению бытовых и санитарных условий жизни рабочих Донбасса. Были приняты меры к смягчению жилищного кризиса: построено и отремонтировано к октябрю 1920 года 4500 квартир для рабочих, в том числе 2 500 квартир для одиноких и 300 казарм-общежитий.

В налаживании экономической жизни Донбасса важнейшую роль сыграло оживление партийной работы. Для улучшения партийно-массовой работы в первой половине 1920 года в Донбасс было направлено 153 ответственных партийных работников.

По инициативе Совета Украинской трудовой армии с разрешения ЦК РКП (б) при Центральном управлении угольной промышленности был образован Политотдел угольной промышленности с функциями учета и распределения коммунистов в Донбассе, руководства партячейками на предприятиях, организации широкой массовой агитации путем созыва беспартийных конференций рабочих и крестьян Донбасса и другими обязанностями.

Большую работу политотдел провел по организации партийных ячеек, вовлечению в партию лучших кадров горнорабочих, развертыванию партийно-просветительной и культурно-массовой работы на рудниках. За полгода политотдел организовал 120 партийных и 26 комсомольских ячеек, 20 школ грамоты, 3 школы политграмоты, 25 клубов и читален, 17 культкомиссий, провел 524 рабочих митинга, 95 лекций, 11 спектаклей и концертов, 37 киносеансов, 82 собеседования с рабочими, 18 субботников и воскресников, 123 рабочих собрания. Издательским отделом были подготовлены различные брошюры тиражом 10 800 экземпляров, напечатано 8 575 лозунгов, 36 600 листовок, 186 учебников и 37 886 газет.

Мероприятия партии и правительства по улучшению экономической жизни рабочих Донбасса и оживлению партийно-политической работы способствовали развитию творческой инициативы рабочих. Они добровольно трудились сверх установленного рабочего дня, организовывали субботники и воскресники. Чтобы увеличить добычу и вывоз угля, шахтеры по своей инициативе постановили работать на всех шахтах по субботам и воскресеньям. Общее собрание рабочих и служащих бывших шахт братьев Дитман 13 февраля 1920 года решило «принять меры к усилению работы по добыче угля, не считаясь с часами работ»; горняки Рычинского рудника заверили партию и Советскую власть, что они «приложат все силы для восстановления промышленности и окончательно закрепят за собой завоевания революции»42.

В марте 1920 года председатель ВЦИК М. И. Калинин, посетив Украину, отметил успехи Донбасса, о чем было сообщено в печати.

О значительных успехах Донецкого бассейна «Правда» 16 апреля 1920 года сообщала: «В течение марта в Донецком бассейне погружено 12 миллионов пудов каменного угля. В среднем ежедневно грузилось до 400 вагонов. Вывезено за весь месяц 11 миллионов пудов угля. Осуществлена почти полностью намеченная на март добыча угля. За 20 дней в Донецком бассейне погрузка угля увеличилась в три раза. В начале марта ежедневно грузили 100—110 вагонов, теперь ежедневно грузят 395 вагонов».

Восстановление хозяйства в одном из главных экономических районов страны — в Донбассе, во многом способствовало ликвидации топливного кризиса и некоторому улучшению общего экономического положения страны.

Большое место в снабжении страны углем в период гражданской войны занимал Подмосковный бассейн. В период господства интервентов и белогвардейцев на Урале, Украине, Кавказе Подмосковный бассейн был единственным источником получения каменного угля. Поэтому добыча угля здесь за годы гражданской войны значительно увеличилась.

Если в 1918 году она составляла 23,4 миллиона пудов, а в 1919 году — 24,2 миллиона, то в 1920 году она возросла до 40 миллионов пудов.

2 января 1920 года на заседании Совета Обороны стоял вопрос «О поднятии производительности в Подмосковном угольном бассейне». В постановлении отмечалось, что ввиду крайней остроты переживаемого Республикой топливного кризиса, необходимо ввести временно в Подмосковном бассейне на подземных работах сверхурочный труд: сверх обычных шести часов два часа в сутки с соответствующим повышением норм добычи угля и с оплатой этих двух часов в полуторном размере.

Высшему Совету по перевозкам предписывалось принять экстренные меры для доставки ежемесячно в Подмосковный угольный район от 300 до 400 вагонов крепежного леса из Брянского и других ближайших районов. Комиссариату здравоохранения предлагалось обратить серьезное внимание на улучшение санитарных условий в Подмосковном угольном районе.

На заседании Совета Обороны 20 февраля 1920 года было принято постановление об образовании специальной комиссии из представителей Главугля, ВЦСПС и Наркомпрода для выработки системы премий за повышение производительности в Подмосковном бассейне.

Все это способствовало повышению добычи угля. Так, в феврале 1920 года в Подмосковном бассейне было добыто 2 868 932 пуда угля, вывезено 2 022 000 пудов угля. Количество рабочих составляло 13 080, из них 3 075 забойщиков. В марте добыча достигла 3 497 397 пудов, вывоз — 2 484 124 пуда; число рабочих составляло. 13 912 человека, из них 3 003 забойщика.

Исключительную нужду испытывала Советская республика в нефти. Все нефтяные районы до 1920 года находились в руках врагов, и только в начале 1920 года Бакинский, Грозненский, Майкопский, Эмбинский нефтяные районы воссоединились с Советской Россией.

Первым был освобожден Эмбинский нефтяной район. Белогвардейцы, отступая под ударами Красной Армии, разрушали нефтяные прииски, уничтожали запасы нефти. С. М. Киров в телеграмме В. И. Ленину сообщал 29 февраля 1920 года из Гурьева: «Белые уходя успели сжечь от 50 до 60 тысяч пудов нефти, выпустили в море до четырехсот тысяч пудов»43. Стремительное наступление Красной Армии помогло спасти от уничтожения большое количество нефтепродуктов. С. М. Киров также сообщил В. И. Ленину о том, что Красная Армия спасла: нефти 13 миллионов пудов, газолина 12 тысяч пудов, керосина миллион пудов, бензина 300 пудов. При освобождении Грозного в марте 1920 года советские части сумели спасти от уничтожения и расхищения врагами около 200 миллионов пудов нефти, 15 миллионов пудов бензина и другие продукты.

В апреле 1920 года был освобожден Баку. В. И. Ленин на другой день после освобождения города говорил: «Это означает, что мы имеем теперь такую экономическую базу, которая может оживить всю нашу промышленность»44.

После освобождения этих нефтяных центров перед народной властью встала задача быстро перебросить добываемую в освобожденных районах нефть в промышленные центры страны. В Совнаркоме и Совете Труда и Обороны принимались срочные меры для разрешения этой проблемы. В1 целях своевременного вывоза нефтепродуктов из промысловых районов и их доставки в места потребления по решению Совета Обороны при Народном Комиссариате путей сообщения был образован Нефтяной комитет из представителей НКПС, Наркомвоен, ВСНХ. Для быстрейшей переброски нефти в центральные районы страны использовались силы Туркестанского и Кавказского фронтов. Большую работу по налаживанию нефтяного хозяйства провели М. В. Фрунзе, С. М. Киров, С. И. Гусев и другие руководящие работники партии.

Непосредственный контроль за перевозкой нефти сосредоточивался в Совете Труда и Обороны. В. И. Ленин лично следил за продвижением нефтяных маршрутов и давал указания о лучшей организации этого дела. Так, например, в телеграмме РВС Туркестанского и Кавказского фронтов от 28 января 1920 года В. И. Ленин изложил программу вывоза нефти из Эмбинского района, потребовал выделить 4 тысячи красноармейцев и 2500 подвод и снабдить красноармейцев продовольствием, а лошадей и верблюдов фуражом.

Для восстановления нефтяного хозяйства на Кавказе встал вопрос о создании Кавказской трудовой армии. Предполагалось создать Кубанско-Грозненскую армию труда, Казанскую, Эмбинскую трудовые армии. Однако ввиду сложившейся международной обстановки была создана только одна Кавказская трудовая армия, район действия которой охватывал Ставропольскую, Кубанскую и Терскую области. Кавказская трудовая армия принимала активное участие в погрузке и отправке нефти. 14 и 16 апреля Совет Труда и Обороны заслушал доклад о некоторых итогах работы комиссии по вывозу нефти. Только с 1 по 20 апреля было отправлено 25 эшелонов нефти. Большую работу проводила трудармия по сбору и ремонту цистерн. Всего было отремонтировано трудармией и отправлено в разные адреса 1 311 порожних цистерн.

В апреле 1920 года были составлены и утверждены Советом Труда и Обороны планы по вывозке нефтепродуктов и решался вопрос о привлечении водного транспорта к вывозу нефти. Об огромной важности вопроса о вывозе нефти свидетельствует тот факт, что с апреля 1920 года доклады о выполнении планов по вывозке нефти рассматривались на каждом заседании Совета Труда и Обороны. Для руководства вывозом нефти назначались специальные уполномоченные СТО. На заседании Совета Труда и Обороны 17 апреля организация нефтяного хозяйства в Грозненском районе была возложена на Пылаева.

Для установления контакта в работе по руководству нефтяными районами между ВСНХ и военным командованием Совет Труда и Обороны предложил ВСНХ назначить председателем Грозненского нефтеправления Косиора.

В. И. Ленин лично занимался также подбором специалистов нефтяною хозяйства. Так, когда на имя В. И. Ленина пришло письмо из Пензы о том, что там находится раненый политкомиссар армии Астриев — специалист нефтяного дела, В. И. Ленин затребовал отзыв о нем у члена Президиума ВСНХ Сыромолотова, который вызвал Астриева в Москву.

13 февраля 1920 года Совет Обороны предложил Красину в десятидневный срок представить Главконефти кандидатуры знающих нефтяное дело людей, которых можно использовать для работы в нефтяной промышленности. 26 мая 1920 года Совет Труда и Обороны вынес решение об учете специалистов-нефтяников.

Большую заботу об укреплении нефтяных промыслов кадрами проявляли местные партийные организации. В августе 1920 года в Совнарком на имя Ленина пришла телеграмма из Грозного с просьбой об освобождении от военной службы 10 процентов членов партии и 3 процентов членов союза промысловых рабочих. В. И. Ленин направил запрос в Центральный Комитет, откуда сообщили, что «постановлением Оргбюро от 2.IX мобилизация рабочих отменена»45.

Серьезное внимание Совет Труда и Обороны уделял механизации нефтяных районов Кавказа. Так, например, постановлением Совета Труда и Обороны 17 марта 1920 года было решено соорудить Эмбинский нефтяной провод до Саратова, для чего уже 24 марта 1920 года выделялся аванс в 300 миллионов рублей. 7 апреля принято постановление о постройке телефонной сети в этом районе, восстановлении в г. Гурьеве радиостанции. Совет Труда и Обороны вынес также решение о налаживании разрушенной линии нефтепровода Баку — Астрахань.

Для поднятия экономики нефтяных районов Кавказа Совет Труда и Обороны обязал Главвод передать в ведение Главконефти 3 теплохода, 4 моторные лодки, разрешить судоходство на теплоходах по Уралу, организовать рейды между Астраханью и Гурьевым.

Одновременно партией, правительством и местными органами Советской власти принимались самые решительные меры к налаживанию добычи нефти и ее переработки. Эта большая и напряженная работа по налаживанию нефтяного хозяйства уже в первой половине 1920 года дала ощутительные результаты. «Правда» 6 июня 1920 года сообщала о том, что к 25 мая прибыло 5,1 миллиона пудов нефтепродуктов, 29 мая — 8,7 миллиона пудов. Всего за время навигации перевезено в Астрахань 146 миллионов пудов груза.

Увеличение добычи и вывоза нефти способствовало ослаблению топливною кризиса в. стране, что в свою очередь вело к оживлению всей экономической жизни.

В 1920 году, как и в предыдущие годы гражданской войны, по- прежнему большое внимание уделялось заготовке и подвозу дров, ставших в условиях войны важнейшим видом топлива.

В. И. Ленин, говоря о значение заготовки дров, для ликвидации топливного кризиса, на VIII Всероссийской конференции РКП (б) указывал: «Угольную промышленность мы не можем восстановить даже при самых лучших условиях раньше, чем в несколько лет.

Нужно спасаться посредством дров. Для этого мы бросаем новые и новые партийные силы на эту работу... Пока мы не поставим как следует угольную промышленность, мы можем обойтись посредством дров и обеспечить топливом промышленность. На эту основную задачу, товарищи, мы должны дать все партийные силы»46.

В адрес В. И. Ленина ежедневно приходили телеграммы из разных концов республики с сообщениями о катастрофическом положении с топливом.

Из-за недостатка топлива останавливались многие заводы. 9 марта 1920 года В. И. Ленину писали рабочие Мытищинского завода:

«Мы, рабочие Мытищинского завода, обращаемся к Вам с просьбой обратить внимание (на) наш завод. В то время, когда все силы страны призываются Рабоче-Крестьянским правительством на борьбу с разрухой транспорта, наш завод, специально приспособленный для постройки и ремонта вагонов и для производства вагонных запасных частей, стоит уже третий месяц по недостатку топлива»47. В. И. Ленин обратился с запросом в ВСНХ, откуда ответили, что пуск завода упирается в недостаток топлива. 16 марта из Главтопа сообщили В. И. Ленину о том, что заводу предоставлено 30 вагонов дров, 8 вагонов кокса и 12 вагонов каменного угля. Завод был пущен.

Широко использовались для заготовки дров силы Красной Армии. 10 декабря 1919 года по указанию Совета Обороны был издан приказ Реввоенсовета республики о создании междуведомственных исполнительных фронтовых, армейских и губернских топливных комиссий. 19 декабря 1919 года Совет Обороны обсудил вопрос об организации при Реввоенсовете Западного фронта особого совещания для усиления работы по заготовке дров. В начале 1920 года была создана исполнительная междуведомственная комиссия по заготовке топлива XII армии Юго-Западного фронта, на которую выпала задача обеспечить топливом железные дороги своего района, где в начале января 1920 года почти замерло железнодорожное движение. Благодаря героической работе красноармейцев к 15 января кризис был ликвидирован.

В то время лесозаготовки являлись наиболее удобным видом работ, дававшим возможность использовать силы трудовых армий. В декабре 1919 года и январе 1920 года на заготовках дров в среднем работало ежедневно около 50 тысяч красноармейцев. Многие сотни бойцов, командиров, политработников проявляли исключительный героизм на заготовках топлива.

Большое значение для заготовки и вывозки дров имела трудовая повинность, которая осуществлялась путем: 1) натуральной дровяной повинности, 2) трудовой повинности по заготовке, погрузке и выгрузке топлива и 3) гужевой повинности. Для выполнения повинности производилась мобилизация не призванных в армию мужчин, в возрасте от 35 до 50 лет и женщин от 18 до 40 лет.

В отчете Наркомтруда и Главкомтруда сообщаются данные о проведении массовых трудовых и гужевых повинностей на лесозаготовке с начала 1920 года по 1 июля 1920 года.

Мобилизовано

Результаты работы по 36 губерниям республики

Людей

Лошадей

Заготовлено

Перевезено и сплавлено

 

 

Дров куб. саж.

Лесного материала штучно

Дров куб. саж.

Лесного материала штучно

5824182

4161859

9210766

4812745

7428697

1255914648

 

Эти цифры свидетельствуют о колоссальной работе, проведенной всем населением и особенно крестьянством, которое приняло активное участие в гужевой и трудовой повинности.

Руководство заготовкой и вывозкой дров было сосредоточено в Главном лесном комитете, созданном при ВСНХ. Местными органами Главлескома являлись губернские лесные комитеты. Совет Обороны при проведении лесозаготовительных работ широко использовал принцип материальной заинтересованности. Благодаря применению премий натурой (мануфактурой, солью и т. д.) удалось к лесозаготовкам привлечь большое количество крестьян. В Совете Обороны ежемесячно обсуждался план отпуска продовольствия фуража Главлескому. 16 марта, например, по инициативе В. И. Ленина Совет Обороны постановил отпустить Главлескому 600 вагонов овса и 225 вагонов хлеба в течение марта месяца. Сверх того Компрод давал 275 вагонов овса и хлеба в производящих губерниях непосредственно местным органам Главлескома.

Для бесперебойного подвоза дров к станциям железных дорог были привлечены к вывозке дров из леса заводы и различные учреждения.

Так под руководством Коммунистической партии и Советского правительства, под руководством Совета Труда и Обороны рабочий класс и трудовое крестьянство при активном участии и поддержке Красной Армии боролись за ликвидацию топливного кризиса. Успехи в этой области способствовали возрождению фабрик и заводов, оживлению работы транспорта, улучшению снабжения Красной Армии и трудящихся городов хлебом и продовольствием.

* * *

Серьезной проблемой, которую приходилось решать Коммунистической партии и Советскому государству в условиях второй мирной передышки, была борьба с продовольственным кризисом.

«Главнейший после военного фронта, — указывал В. И. Ленин в июле 1920 года, — голодный фронт выдвигает... целый ряд новых задач, без разрешения которых невозможны ни дальнейшее укрепление рабоче-крестьянской власти, ни разрешение очередных, наболевших задач экономического строительства»49.

Продовольственный кризис в стране был вызван тем, что первая мировая, а затем гражданская войны и интервенция сильно подорвали сельскохозяйственное производство. За годы войны резко уменьшилась посевная площадь. Только по 13 губерниям Центральной России она сократилась на 27 процентов. Особенно большое сокращение посевов основных продовольственных культур произошло на Украине. Значительно снизилась урожайность, намного уменьшилось поголовье скота. Тяжелое продовольственное положение усугубилось неурожаем, охватившим в 1920 году ряд районов страны.

Трудности с заготовкой хлеба и продовольствия возрастали в связи с обострением классовой борьбы в деревне. Кулачество яростно боролось против продовольственной политики Советской власти, прятало и уничтожало хлеб и другие продовольственные продукты.

Продразверстка, введенная Советским правительством как временная и вызванная войной мера, ослабила заинтересованность крестьянства в расширении запашки. Все это привело к острому продовольственному кризису.

Коммунистическая партия и Советское правительство приняли ряд мер к улучшению положения в сельском хозяйстве.

Для увеличения посевной площади в 1920 году Совнарком 17 января принял постановление, по которому все пригодные, но не использованные для посевов земли причислялись временно к фонду земель для государственного посева. Собранный урожай на этих землях должен был поступить в распоряжение Народного комиссариата продовольствия и предназначался для снабжения фабрично-заводских рабочих. Руководство и проведение этих мероприятий поручалось Комитету посевной площади при Народном комиссариате земледелия.

В Совнаркоме обсуждался также вопрос об упорядочении переделов крестьянских земель. В постановлении отмечалось, что частые бесхозяйственные переделы препятствуют правильной я интенсивной обработке и удобрению полей. В постановлении указывалось, что они должны производиться только с разрешения местных земельных органов и только в случаях, когда менялась общая площадь землепользования, вводился многопольный севооборот с целью уничтожения мелкополосицы или когда сельское общество желало использовать часть земель под общественную обработку. При проведении переделов необходимо получить согласие 2/3 членов общества землепользователей.

Для сохранения племенного скота и птицы декрет Совнаркома от  27 января 1920 года требовал, чтобы племенной скот и птица, находившиеся у отдельных граждан или коллективов, не подлежали уравнительному распределению. Продажа и покупка таких животных и птиц допускалась только для племенных целей и с разрешения губернского земельного отдела. В тех трудовых хозяйствах, где имелся племенной скот, заготовленные корма в количестве, установленном нормами Народного комиссариата продовольствия, не подлежали изъятию.

Для оказания агрономической помощи сельскому хозяйству по решению Совета Труда и Обороны от 7 апреля 1920 года была объявлена мобилизация специалистов сельского хозяйства в ряде губерний страны. В постановлении Совета Труда и Обороны, подписанном В. И. Лениным, указывалось, что всякая задержка предприятиями и учреждениями лиц, подлежащих мобилизации, будет преследоваться как укрывательство дезертиров, а уклонение самих мобилизованных от назначения — как дезертирство.

Несмотря на большие трудности в стране, Советское правительство уделяло большое внимание подготовке специалистов сельского хозяйства. В этот период готовились специалисты в 14 высших сельскохозяйственных учебных заведениях с 13.600 слушателями и в 366 техникумах и специальных средних сельскохозяйственных учебных заведениях с 24 994 слушателями.

По решению VIII съезда партии Советское государство развернуло большую помощь крестьянству в снабжении его улучшенными сельскохозяйственными орудиями и семенами. Так, в 1920 году в Совете Труда и Обороны неоднократно решались вопросы о снабжении тех или иных районов семенным материалом. Губпродкомиссарам было предложено подвезти все семена к месту назначения ко времени начала посевной кампании. В марте Совнарком принял меры к обеспечению крестьянских хозяйств семенным картофелем и т. д.

Как ни трудно было в годы гражданской войны с производством сельскохозяйственных машин, Советское государство по мере возможности снабжало деревню сельскохозяйственными машинами и инвентарем.

Партия и правительство уделяли большое внимание поддержке новых, социалистических форм сельского хозяйства — совхозов коммун и артелей. Но партия вместе с тем предупреждала от ошибок некоторых не в меру ретивых руководителей, которые увлекались созданием коллективных форм хозяйства — коммун, артелей, нарушая иногда принцип добровольности.

Большое значение в борьбе с голодом имела продовольственно-заготовительная политика государства. В основе проводимой государством продовольственной политики лежал классовый принцип — отстаивание интересов трудовых масс крестьянства и ослабление позиции кулачества деревни. Это обеспечило поддержку продовольственной политики Советской власти со стороны основной массы бедного и среднего крестьянства, что в свою очередь содействовало увеличению заготовки хлеба государством.

Подчеркивая это, В. И. Ленин 12 июня 1920 года в речи на 2-м Всероссийском совещании ответственных организаторов по работе в деревне говорил, что «заготовка хлеба с 1 августа 1917 г. дала 30 миллионов, с августа 1918 г. — 110 миллионов... С 1-го августа 1919 г. по сие число больше 150 миллионов»50.

Государство в 1920 году, в условиях острого недостатка продовольствия, должно было снабдить продуктами питания миллионы людей. В 1920 году по карточкам получало пайки 37 520 300 человек. Сюда не входила Красная Армия, которая к этому времени насчитывала свыше 5 миллионов человек. Таким образом, на государственном продовольственном снабжении находилось свыше 40 миллионов человек. Неурожай в 1920 году сделал еще более напряженной борьбу за хлеб.

Конкретные задачи, стоявшие перед страной в области продовольственной политики в 1920 году, были выработаны на VII съезде Советов и IX съезде РКП (б) и являлись дальнейшим развитием основных положений партии и правительства в этом вопросе.

В резолюции VII съезда Советов по докладу о продовольственной политике отмечалось, что обязательная разверста, установленная на хлеб в 1919 году, является наиболее целесообразным средством получения государством в свои руки продовольственных излишков. По указанию съезда было решено, чтобы государственная разверстка применялась не только к хлебу и мясу, но и распространялась бы на картофель и по мере надобности на другие продукты.

В целях увеличения продовольственных ресурсов республики и более правильного использования их съезд считал необходимым усилить контроль со стороны советских организаций за продовольственными органами, проводить организацию продовольственных коммун и заменить индивидуальные формы питания общественными.

VII съезд партии поставил перед партией и народом задачу собрать продовольственный фонд в несколько сот миллионов пудов и распределить его в виде продовольственных баз в главных районах сосредоточения промышленности. Съезд требовал продовольственную политику подчинить интересам возрождения промышленности и транспорта.

Для претворения в жизнь этой программы требовалось мобилизовать все силы партии и рабочего класса. ЦК РКП (б) неоднократно обращался с письмами к местным партийным организациям о выделении наиболее опытных партийных работников в качестве председателей губпродсовещаний. Он обязывал все губкомы и уездкомы мобилизовать на все время продовольственной кампании не менее 50 процентов общего числа коммунистов губернии, в том числе не меньше одного коммуниста на каждую волость.

По указанию ЦК РКП (б) были проведены три партийных мобилизации на продработу, которые дали около тысячи талантливых организаторов продовольственной работы в деревне. На продработу всего было мобилизовано 9130 человек.

Решающую роль в осуществлении продовольственной политики партии и правительства в 1920 году сыграл рабочий класс. Как и в предыдущие годы гражданской войны, в 1920 году из лучших рабочих создавались продовольственные отряды, которые помогали проводить продразверстку в деревне, осуществляли заготовку хлеба и другого продовольствия, боролись за усиление и укрепление Советской власти на местах. По далеко неполным данным, за три года гражданской войны было создано 800 рабочих продовольственных отрядов в количестве 20 тысяч человек.

Трудовые мобилизации рабочей силы в период посевных, уборочных кампаний по решению Совета Труда и Обороны проводились государственными органами совместно с профсоюзами. Из мобилизованных создавались специальные дружины. Часть таких дружин в 1920 году по указанию Совнаркома направлялась в Сибирь. Всего в 1920 году в Сибирь было послано 19 768 рабочих, из них 20 процентов женщин.

Проводились мобилизации рабочей силы и на рыбные промыслы. 12 марта 1920 года Совет Обороны принял решение об обеспечении астраханских рыбных промыслов рабочей силой. В постановлении было записано: «Объявить для работы на рыбных промыслах трудовую мобилизацию не занятых по найму в предприятиях, учреждениях и советских хозяйствах в количестве 15 ООО мужчин в возрасте от 16—50 лет и 20 000 женщин в возрасте от 18—45 лет».

Руководство всей продовольственной работой в республике сосредоточивалось в Совнаркоме и Совете Труда и Обороны. Большую работу по организации продовольственного дела проводили особые уполномоченные Совета Труда и Обороны. Уполномоченным поручалась организация с помощью местных продовольственных и железнодорожных органов заготовки и перевозки хлеба и других сельскохозяйственных продуктов.

По инициативе В. И. Ленина в Совете Обороны был поставлен вопрос об участии Красной Армии в заготовках продовольствия. 8 февраля 1920 года В. И. Ленин телеграфировал Реввоенсовету Западной армии, находящемуся в Казани:

«Москва, Петроград, армии Запфронта и Севфронта находятся накануне прекращения выдачи хлеба. Советом Обороны поручается Реввоенсовету Запарма напрячь все усилия для погрузки хлеба по Казановой дороге и отправки по указаниям ирод органов.. Малейшее промедление поведет к тому, что через три-пять дней иссякнут все хлебные запасы...»51 И воины Красной Армии принимали активное участие в заготовке и отправке хлеба в центральные районы страны.

Так Первая Конная армия в январе 1920 года прислала московским рабочим эшелон продовольствия и топлива, а 42-я дивизия — вагон муки. Части Красной Армии, освободившие Ростов-на-Дону, отправили в феврале в Москву поезд с 30 тысячами пудов продовольствия.

Продовольственная политика, проводившаяся Коммунистической партией и Советским правительством, получала поддержку со стороны широких трудящихся масс крестьянства.

Газета «Беднота», например, 9 марта 1920 года сообщала о том, что население деревни Кривцова Рязанской губернии сдало в Наркомпрод для голодающих рабочих 131 пуд ржи, 193 пуда проса, 800 пудов картофеля. Казаки станицы Донецкой на собрании постановили отправить голодающим рабочим 2 тысячи пудов хлеба. Подобных примеров было много.

На Украине по инициативе крестьян в местных газетах печатались красные списки сел и хуторов, хорошо выполнивших разверстку, и черные списки тех сел и деревень, в которых или совсем не начиналось выполнение продразверстки или она была выполнена к установленному сроку менее чем на 15 процентов.

Для ослабления продовольственного кризиса большое значение имела организация пригородных хозяйств. Декрет Совнаркома 2 марта 1920 года обязывал местные Советы принять все меры к организации пригородных хозяйств. В декрете говорилось: «Все свободные земли вокруг промышленных центров должны быть употреблены городскими исполнительными комитетами под огороды и молочные хозяйства»52.

27 мая 1920 года Совнарком при обсуждении вопроса о хлебных ресурсах постановил: «Поручить Московскому и Петроградскому Советам обратить усиленное внимание на необходимость увеличения получения огородных продуктов из пристоличных мест в этом году»53.

В. И. Ленин лично (неоднократно запрашивал местные исполкомы промышленных городов о количестве полученных огородных продуктов.

В 1920 году под огороды было занято в одном только Петрограде и его пригородах 6571 десятина.

При заготовке хлеба, несмотря на повсеместное проведение продразверстки как основной формы заготовки хлеба, известную роль играл также обмен промышленных товаров на сельскохозяйственные продукты. По декрету от 1 августа 1919 года каждый крестьянин получал промышленные товары только в строгом соответствии с количеством сданных сельскохозяйственных продуктов.

Заготовка продовольствия осуществлялась по государственным планам. «Никаких самостоятельных заготовок,—указывал В. И. Ленин, кем бы то ни было ни по вольным, ни по твердым ценам ни в коем случае допущено не будет. Всех стремящихся усилить заготовки приглашаю вести по общему плану, единым фронтом, с применением товарообмена, в полном согласии с указаниями центра, под общим руководством и ответственностью губпродкома»54.

Законами преследовалась спекуляция хлебом и продовольственными продуктами. Частная торговля разрешалась на местных рынках лишь теми продуктами, которые не являлись монополией государства.

Так, в трудных условиях гражданской войны Коммунистическая партия и Советское государство успешно решали одну из сложных проблем того времени—заготовку хлеба и продовольствия. В 1919 и начале 1920 годов было получено путем продразверстки и обмена на промышленные товары 180 миллионов пудов хлеба, собранного в Центральной России, Поволжье и других районах. Освобождение Украины, Дона, Сибири и Кавказа в начале 1920 года значительно улучшило продовольственное положение страны.

Весьма важной проблемой, возникшей в связи с государственной монополией на хлеб и продовольствие, было распределение. Вопрос об организации распределения продовольствия встал с первых дней Советской власти. В постановлениях Московского и Петроградского Советов (август 1918 года), в приказе Наркомпрода (октябрь 1918 года) выдвигалась идея классового пайка.

В первом параграфе постановления президиума продовольственного отдела Московского Совета говорилось:

«С сентября 1918 года вводятся новые (хлебные и продовольственные карточки на основе классового деления населения г. Москвы на 4 категории (классовый паек)»55.

В основу распределения продуктов был положен общий принцип: «Кто не работает, тот не ест». Но недостаток продовольственных ресурсов привел к тому, что применение этого принципа становилось недостаточным. Жизнь выдвинула целевой принцип снабжения, который был разработан В. И. Лениным и нашел выражение в ряде постановлений центральной власти.

В заметках по поводу декрета о трудовом продовольственном пайке В. И. Ленин писал:

«3) Сделать основной паек трудовой, т. е. за проработанные дни.

4) Трудовой паек разделить на категории по легкости или тяжести труда...

Мы кормить тех, кто не работает в советских предприятиях, ни в советских учреждениях, не будем»56.

Таким образом, распределение хлеба и продуктов проводилось по классово-производственному принципу. Хлебом и продуктами обеспечивались трудящиеся и прежде всего рабочие и их семьи, а также Красная Армия и флот. Политика эта вела к ограничению влияния разбитых, но не добитых еще эксплуататорских классов и к усилению социалистической системы хозяйства. Впервые стало широко осуществляться плановое вмешательство Советского государства в дело снабжения населения хлебом и продовольствием.

Советское правительство настойчиво проводило этот классово-производственный принцип в жизнь. 20 августа 1919 года был издан декрет о пайке для семей красноармейцев. Устанавливались «бронированные» нормы для фабрично-заводских рабочих топливных организаций, особые железнодорожные нормы. 15 ноября 1919 года при Наркомпроде была создана Комиссия по рабочему снабжению, которая пересмотрела все нормы. На эту комиссию возлагалось разрешение всех вопросов о порядке и нормах снабжения продовольствием рабочих и служащих. Комиссия установила «бронированные» пайки. В декабре 1919 года «бронировалось» 642 тысячи человек по девяти отраслям промышленности. В январе 1920 года комиссией было вынесено на утверждение Совета Обороны еще две новых группы — печатники и работники почты — всего около 108 тысяч человек.

Окончательное упорядочение дела распределения продуктов питания нашло свое выражение в декрете Совнаркома от 30 апреля 1920 года. Декрет ставил задачу дать наиболее удовлетворительное применение принципа материальной заинтересованности  в борьбе за повышение производительности труда.

Идеей декрета являлось исключение из круга снабжающихся нетрудовых элементов и усиление влияния на производительность труда той части заработной платы, которая шла на покупку продовольствия.

Вое трудовое население было разделено на три группы: к группе «А» относились рабочие физического труда, к группе «Б» —лица, занятые умственным и конторским трудом в советских учреждениях и предприятиях, и к группе «В» — лица, занятые в частных предприятиях, учреждениях и хозяйствах, не эксплуатирующие чужого труда.

Несмотря на огромные усилия Советского государства по обеспечению страны необходимым количеством продовольствия, его не хватало для нормального снабжения населения. Низкие нормы потребления хлеба (они колебались от 45 до 15 фунтов в месяц) нередко снижались до 1/3, а иногда даже 1/8 фунта в день, планы «бронированных» пайков зачастую выполнялись не более как на 50 процентов.

Приводимая ниже таблица показывает план по так называемым бронированным пайкам и его действительное выполнение в 1920 году57.

Продукты

Намечено выдать (в пудах)

Фактически выдано (в пудах)

Мука

3309000

2079000

Мясо-рыба

385 800

245500

Жиры

611300

17300

Сахар

611300

29 800

 

Приведенные цифры свидетельствуют, насколько сложным был вопрос снабжения хлебом населения. Из-за недостатка продовольствия население недополучало продукты даже по установленным нормам. В связи с этим Совету Народных Комиссаров и Совету Труда и Обороны нередко приходилось рассматривать вопросы о принятии экстренных мер по снабжению продовольствием отдельных городов, промышленных районов, предприятий, а также некоторых групп рабочих и служащих. Так, по указанию К. И. Ленина, при Совете Обороны была создана специальная комиссия по обеспечению продовольствием Москвы и Петрограда. На заседаниях Совета Обороны 5 марта рассматривались вопросы об обеспечении продовольствием врачей — профессоров Московского университета. 12 марта 1920 года Совет Обороны заслушал доклад комиссии «О положении с продовольствием в Москве». В постановлении было записано о необходимости перераспределения продовольствия из других областей для Москвы. Кроме того, в этом постановлении было поручено Высшему Совету по перевозкам пересмотреть общий план перевозок на март месяц в целях увеличения продовольственных и семенных грузов за счет отправок других ведомств.

10 марта 1920 года в Совете Обороны было созвано экстренное междуведомственное совещание под председательством В. И. Ленина по вопросу о продовольственных нуждах Иваново-Вознесенской губернии. В постановлении было записано о выделении Иваново- Вознесенской губернии в ближайшие тяжелые весенние и летние месяцы не менее 160 тысяч пудов хлеба в месяц. Для создания семенного фонда предлагалось вывезти из Казанской и Самарской губерний не менее 500 тысяч пудов семян, из Ярославской и Костромской губерний до 300 тысяч пудов картофеля.

Большое значение в улучшении снабжения населения продовольствием имела организация общественного питания. 17 января 1920 года был издан декрет Совнаркома о бесплатном общественном питании. Общественным питанием обеспечивались в первую очередь рабочие и служащие таких крупных фабрично-заводских городов и районов, как Петроград и Москва. В Москве и Петрограде общественным питанием было охвачено до 80 тысяч человек.

Контроль за работой органов, ведающих общественным питанием, осуществлялся Советами и профсоюзными организациями на местах, а в центре — ЦК РКП (б), Советом Труда и Обороны и лично В. И. Лениным. Заботясь об обеспечении рабочих продовольствием, как вспоминает секретарь Совнаркома С. Б. Бричкина, В. И. Ленин «целыми часами лично запрашивал по телефону, где тот или иной маршрут с хлебом для голодающей Москвы, Петрограда»58.

Общественное питание в городах вводилось по решению Совета Труда и Обороны. Так, в постановлении Совета Обороны о снабжении продовольствием иваново-вознесенских рабочих было записано:

«Распространить на Иваново-Вознесенскую губернию право открытия бесплатных столовых, подобно Москве и Петрограду, для лиц, занятых полезной работой на государство»59.

Было организовано через Продпуть коммунальное питание железнодорожников. Им было охвачено около 550 тысяч человек.

Общественное питание получало широкое распространение на местах. Организаторами его были, прежде всего, фабрично-заводские комитеты. В 1920 году общественным питанием в провинциях было охвачено 1,5 миллиона человек.

На полном снабжении государства находились больницы, дома призрения, дома отдыха и санатории. Несмотря на огромные трудности с продовольствием летом 1920 года на курортах лечилось и отдыхало около 40 тысяч человек.

Партия, правительство, профсоюзы, комсомол уделяли исключительно большое внимание организации детского питания. Забота о детях стояла на первом плане с первых дней существования Советского государства. Уже в 1917 году и в начале 1918 года был принят ряд мер по улучшению питания детей, по борьбе с беспризорностью и безнадзорностью. В сентябре 1918 года Совнарком издал специальный декрет об организации детского питания. Наркомпроду было предложено организовать для детей дополнительную выдачу продовольствия. Детям младших групп выдавались продукты по особым детским карточкам. Кроме этого дополнительного пайка дети имели право на общий паек. 17 мая 1919 года был издан декрет Совнаркома о бесплатном питании детей. С этого времени дети городского населения получали продукты бесплатно. 25 сентября 1919 года в разъяснении декрета от 17 мая Совнарком указывал, что при дальнейшей организации питания детей главное внимание следует обращать на общественное питание. При организации общественного детского питания классовый принцип не применялся. Государство помогало всем нуждающимся детям, независимо от социального положения их родителей.

«Миллионы детей, — говорил М. И. Калинин, — мы кормили за счет государства при нашем безденежье». Только в учреждениях Наркомздрава и Наркомпроса кормилось в 1920 году 298 069 детей. Детей, пользовавшихся бесплатным питанием, было до 1,5 миллиона, а всего получало ту или иную помощь от государства в питании 7 667 769 детей.

По предложению В. И. Ленина Совет Труда и Обороны принял декрет об увеличении количества детских учреждений лечебно-воспитательного характера и об откомандировании специалистов-педагогов из Красной Армии для организации этой работы.

Большую помощь голодавшим детям оказывала Красная Армия и население хлебных районов. 7 мая 1920 года В. И. Ленин направил письмо в Реввоенсовет Туркфронта, в котором писал:

«Прошу Вас, передайте мою благодарность тридцатому полку Красных коммунаров Туркестанского фронта за присланные макароны и муку, которые переданы мною детям города Москвы»60. «Правда» сообщала в январе 1920 года, что в Бугульме продорганы организовали «неделю сухаря» в пользу детей Петрограда. Таких примеров было много.

Так в трудных условиях разрухи и голода партия, Советское государство и лично В. И. Ленин делали все возможное для улучшения жизни подрастающего поколения.

Героические усилия Коммунистической партии, Советского государства и великого вождя В. И. Ленина по организации всех сил и средств страны на борьбу с голодом позволили создать продовольственный фонд для снабжения рабочих необходимым минимумом продуктов, для снабжения многомиллионной армии, что сыграло огромную роль в борьбе с белополяками и Врангелем в 1920 году.

Улучшение продовольственного положения страны, наряду с ослаблением топливного кризиса привело к некоторому оживлению промышленности, транспорта, к улучшению всего народного хозяйства.

* * *

Совет Труда и Обороны сыграл исключительную роль в деле мобилизации сил и средств страны на восстановление разрушенного войной хозяйства в условиях кратковременной мирной передышки 1920 года.

На основе трезвого учета сложившейся обстановки проведенная по указанию партии под непосредственным руководством В. И. Ленина реорганизация Совета Труда и Обороны дала возможность начать более планомерную работу по восстановлению экономики страны. Было внесено больше систематичности в работу транспорта и в область распределения продуктов, более планомерно осуществлялись расстановка и использование рабочей силы. Совет Труда и Обороны, руководя хозяйственными наркоматами, проводил строжайшую централизацию производства, снабжения и управления промышленностью, обеспечения ее сырьем, топливом, финансовыми средствами.

Впервые в истории Советского государства в широких размерах через Совет Труда и Обороны началось осуществление единого хозяйственного плана, который явился основным условием возрождения страны. Перед СТО была поставлена задача борьбы за согласование планов в различных областях народного хозяйства, за ускорение выполнения этих планов местными органами — задача, к которой Совет Труда и Обороны мог приступить в широких размерах только в условиях новой экономической политики, после победоносного окончания гражданской войны.

Успехи, достигнутые в период кратковременной мирной передышки, позволили стране выдержать новое серьезное испытание, связанное с военным нападением белополяков на Советскую республику.

Героическая борьба советского народа в годы гражданской войны за укрепление экономики страны шла под непосредственным руководством Коммунистической партии, ее Центрального Комитета и лично В. И. Ленина.

Коммунистическая партия и Советское государство на протяжении всей своей истории борьбы за социализм руководствовались и руководствуются в своей практической работе ленинскими заветами, его наследством во всех областях хозяйственной и политической жизни страны.

Примечания:

1 С. И. Гусев. Гражданская война и Красная Армия, Госиздат, 1925, стр. 207.

2 М. В. Фрунзе. Сочинения, т. II, 1926, стр. 135

3 «Правда», 3 декабря 1918 г.

4 «Девятый съезд РКП (б). Протоколы», Партиздат, 1934, стр. 478.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 378.

6 «Девятый съезд РКП (б). Протоколы», стр. 137.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 444.

8 «КПСС в резолюциях и решениях...», ч. I, стр. 481

9 Там же, стр. 483—484.

10 «Отчеты ЦК РКП (б) с VIII до X съезда». Изд. ЦК РКП(б), 1921, стр. 20—21

11 В. И. Ленин. 0)4., т. 30, стр. 407.

12 Архив Института марксизма-ленинизма цри ЦК КПСС, ф. 17, on. 1, д. 16, л. 16.

13 «Ленинский сборник» ХХХIѴ, стр. 271.

14 «Правда», 4 марта 1920 г.

15. Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Протоколы заседания Политбюро ЦК РКП(б) от 20 марта 1920 г.

16 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Протоколы заседаний Политбюро ЦК РКП (б) от 28 февраля 1920 г.

17 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Протоколы заседаний Политбюро ЦК РКП (б) от 20 марта 1920 г. Декрет ВЦИК о революционных трибуналах на железных дорогах был опубликован 18 марта 1920 г.

18 Там же, ф. 2, on. 1, ед. хр. № 12934.

19 Там же, ф. 19, д. 115, лл. 1 и 2. Протоколы Совета Обороны.

20 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 245.

21 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 265.

22 «Красный архив», т. 5(96), 1939 г., стр. 95.

23 ЦГАОР, ф. 130, оп. 4, д. 611, л. 138, 139

24 «Пролетарская революция» № 1, 1940 г., стр. 153.

25 ЦГАОР, ф. 1884, оп. 3, д. 378, л. 21.

26 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, д. № 12507.

27 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 254.

28 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 276.

29 В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 205

30 Газета «Профдвижение» № 4 за 1919 г.

31 В этих решениях говорилось о запрещении покидать работу лицам, занятым в каменноугольных предприятиях; работающие на этих предприятиях приравнивались к военнослужащим; ставился вопрос о возвращении забойщиков, годных инженеров из армии.

32 ЦГАОР, ф. 130, оп. 4, д. 478, лл. 69—70.

33 «Ленинский сборник» XXIV, стр. 33—34

34 ЦГАКА, ф. 164, д. 11, л. 1.

35 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 299

36 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 8, д. 894.

37 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, д. № 13427.

38 Там же, Протоколы заседания Политбюро ЦК РКП(б) от 17 и 18 января 1920 г.

39 Постановления и резолюции сессии ВЦИК 7 созыва, ст. 14.

40 ЦГАКА, ф. 241, on.1, д. 253, л. 15.

41 СУ УССР № 10, 22 мая 1920 г.

42 «Пролетарская революция» № 3, 1940 г., стр. 176.

43 ЦГАОР, ф. 130, оп. 4, д 577, лл. 11—12.

44 В. И. Ленин. Соч.. т. 31, стр. 100.

45 ЦГАОР, ф. 130, оп. 4, д. 577, л. 70.

46 В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 163.

47 ЦГАОР, ф. 130. оп. 4, д. 575, л. 77.

48 Включен вывоз из заготовок прошлых лет.

49 В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 157.

50 В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 154.

51 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 259.

52 СУ от 6 марта 1920 г № 12, стр. 79.

53 «Ленинский сборник» XXXIV, стр. 129.

54 «Ленинский сборник» XXIV, стр. 131—132.

55 «Пять лет власти Советов», 1922, стр. 380.

56 «Ленинский сборник» XXXV, стр. 118—121.

57 «Пять лет власти Советов», стр. 282.

58 Архив Института марксизма-ленинизма, при ЦК КПСС, ф. 4, оп 4, ед. хр. 60. л. 17.

59 Там же, ф. 19, д. 103, л. 76. Протоколы СТО.

60 «Ленинский сборник» XXXIV, стр 300.