Содержание материала

Б.М.Шехватов

БОРЬБА В. И. ЛЕНИНА ЗА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРИНЦИПА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА В УПРАВЛЕНИИ НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ ПРИ ПЕРЕХОДЕ К НЭПУ

(1921-1922 гг.)

После окончания гражданской войны, когда Советское государство получило возможность перейти от военного коммунизма к новой экономической политике, Коммунистическая партия под руководством В. И. Ленина осуществила глубокую и всестороннюю перестройку аппарата государственного управления. Эта перестройка была направлена главным образом против всего, что мешало применению принципа демократического централизма в управлении народным хозяйством.

Выдающаяся роль в разрешении этих вопросов, как и всех других задач, связанных с переходом Советского государства от войны к мирному строительству, принадлежит Ленину. В. И. Ленин разработал, теоретически обосновал и практически осуществлял проведение всех важнейших мероприятий Коммунистической партии в области перестройки организационных форм и методов руководства народным хозяйством. Разработанные Лениным принципы управления хозяйством и поныне лежат в основе хозяйственно- организаторской деятельности Коммунистической партии и Советского государства.

В настоящей статье, не ставя перед собой задачу раскрыть всю многогранную деятельность Ленина по руководству хозяйственным строительством, мы рассмотрим вопросы, связанные с борьбой партии за последовательное осуществление основного принципа советского государственного управления — ленинского принципа демократического централизма.

ЛЕНИНСКИЙ ПРИНЦИП ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА — НЕЗЫБЛЕМАЯ ОСНОВА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ

Осуществляя руководство социалистическим строительством, наша партия исходит из признания организующей роли пролетарского государства и его аппарата в социально-экономическом преобразовании общества. Это — коренной вывод марксизма-ленинизма, правильность и жизненность которого доказана всем огромным опытом строительства социализма в СССР и странах народной демократии.

Частная собственность, стихийность и анархичность капиталистического производства лишает буржуазные государства возможности заниматься вопросами организации хозяйства страны. Буржуазные государства и не ставят перед собой такой задачи. Буржуазия нуждается в государственном аппарате, главным образом для поддержания внешних условий капиталистического производства, то есть для насильственного удержания рабочего класса в условиях эксплуатации и для обеспечения наиболее благоприятных условий сбыта товаров на внешнем рынке. Аппарат же социалистического государства является основным орудием создания новых социалистических форм хозяйства, организатором социалистического производства. Поэтому организационные формы и методы работы аппарата социалистического государства имеют величайшее значение для развития народного хозяйства и подъема культуры народа.

В. И. Ленин, определяя задачи Коммунистической, партии по руководству Советским государством, неоднократно подчеркивал, что формы государственной организации должны создавать широчайший простор для выявления всех творческих сил народа, способствовать развитию почина трудящихся в построении нового общественного строя. Всемирно-исторические задачи пролетарского государства и его аппарата, разумеется, не могут быть осуществлены теми же методами, при помощи которых осуществляет свои задачи аппарат буржуазных государств. Строительство социализма требует привлечения к государственному управлению, к сознательному самостоятельному творчеству всех трудящихся. Поэтому нужна самая тесная, неразрывная связь государственного аппарата с массой рабочих и крестьян — подлинными творцами истории. Подчеркивая это, Ленин указывал, что победа социализма возможна лишь при условии, если рабочий класс «выработает такие формы, которые дадут всем трудящимся возможность легко приспособиться к делу управления государством и создания государственного распорядка»1.

Необходимые для построения социализма формы государственного управления народным хозяйством могут быть созданы только на основе последовательного осуществления принципа демократического централизма. Этот всесторонне разработанный Лениным принцип явился с самого начала той организационной основой, на которой только и могло быть создано Советское государство.

Принцип демократического централизма вытекает из самой сущности советского общественного и государственного строя. Он создает гармоническое сочетание двух важнейших сторон этого строя: подлинное народовластие, неограниченное участие всех трудящихся в государственном управлении и централизацию, необходимую для планового ведения хозяйства и объединения в целях строительства социализма всех сил и средств в масштабе всей страны.

Централизм в современном обществе является объективной необходимостью, которая вызывается общественным характером крупного машинного производства, неразрывной связью всех его отраслей в масштабе страны. Однако только социалистический строй дает возможность полностью реализовать эту необходимость в интересах всего общества. Капиталистическая централизация, неизбежно порождая господство монополий, ведет к усилению эксплуатации трудящихся, к обострению всех свойственных капитализму противоречий. В противоположность этому социалистический строй, при котором средства производства являются общественной собственностью, создает все условия для подлинно централизованного планового руководства народным хозяйством со стороны социалистического государства.

Задачи социалистического государства состоят, как известно, в том, чтобы защитить завоевания революции, подавить сопротивление эксплуататорских классов, уничтожить присущую капитализму анархию производства и обеспечить планомерное, пропорциональное развитие всего народного хозяйства как единого целого, организовав действенный контроль всего общества за процессом производства и распределением продуктов. В. И. Ленин научно доказал, а практика социалистического строительства в СССР и странах народной демократии подтвердила, что лишь на основе последовательного проведения централизма в управлении государство пролетарской диктатуры может выполнить эти задачи. Подчеркивая, что без централизованного планового руководства невозможно построить социализм, Ленин говорил: «...Только то строительство может заслужить название социалистического, которое будет производиться по крупному общему плану, стремясь равномерно использовать экономические и хозяйственные ценности»2.

Величайшее преимущество социалистического централизма в отличие от централизма бюрократического заключается в том, что он неразрывно связан, гармонически сочетается с подлинной демократией. Социалистический централизм немыслим без развития самостоятельности и инициативы местных органов самоуправления, а следовательно, без активного участия самих масс в управлении социалистическим хозяйством. «...Централизм, — писал Ленин, — понятый в действительно демократическом смысле, предполагает в первый раз историей созданную возможность полного и беспрепятственного развития не только местных особенностей, но и местного почина, местной инициативы, разнообразия путей, приемов и средств движения к общей цели»3.

Такое сочетание централизма с самым последовательным демократизмом возможно только в пролетарском государстве. Местные и общегосударственные ресурсы в этом государстве являются достоянием «сего общества; централизованная государственная власть не противостоит здесь местному самоуправлению и не заинтересована в его подавлении и ограничении, как это имеет место в буржуазных государствах.

Рассматривая принцип демократического централизма, как незыблемую основу руководства социалистическим хозяйством, наша партия при этом всегда учитывает, что конкретное осуществление этого принципа, степень социалистической централизации, а следовательно, и характер организационных форм и методов управления не могут быть одинаковыми на всех этапах развития. Они определяются конкретно-историческими условиями этого развития.

В противоположность буржуазным государствам, где аппарат управления насильственно сверху навязывается буржуазией народным массам, советский государственный аппарат создавался снизу, самими массами рабочих и крестьян для защиты их собственных интересов. Советы были в конституционном порядке признаны единственными и полноправными представителями всей власти на местах. В их лице рабочие и крестьяне получили право формировать свои органы государственной власти и хозяйственного управления. Это явилось основой успехов Советского государства и имело решающее значение в преодолении тех величайших трудностей, с которыми связано было строительство аппарата первого в мире социалистического государства. Ленин в 1922 году говорил: «Мы убеждены, что если наша революция достигла настоящих успехов, то это потому, что именно власти на местах, опыту самих мест мы всегда уделяли самое главное внимание»4.

В первый период существования Советской власти имелись некоторые условия, способствовавшие развитию антицентралистских, местнических тенденций. Пришедшие к управлению страной миллионы рабочих и крестьян не могли сразу отрешиться от воспитанного столетиями недоверия к центральной государственной власти. Местные советы создавали во многих случаях изолированные друг от друга экономические и административные органы, между отдельными губерниями и областями устанавливались чуть ли не таможенные границы. Это препятствовало объединению всех ресурсов страны для социалистического строительства. Указывая на необходимость преодолеть недоверие к центральным органам Советской власти, Ленин подчеркивал, что без этого нельзя построить социализм.

Коммунистическая партия направляла свои усилия на создание сильного центрального аппарата, способного преодолеть местничество и создать единое централизованное социалистическое хозяйство, планомерно организуемое органами Советской власти и лишенное отрицательных черт, типичных для экономики буржуазной России (хаотичность, оторванность промышленности от земледелия, разобщенность между предприятиями и ведомствами). Успешно разрешить эту сложную задачу можно было только на основе достижения единства экономического аппарата Советского государства, призванного быть руководителем и организатором народного хозяйства. Таким объединителем и руководителем всей экономической деятельности страны должен был стать Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ). Положение о ВСНХ, выработанное еще в первые дни Советской власти, представляло собой попытку создать не обычный народный комиссариат, а общегосударственный хозяйственный центр, Совет по делам всего народного хозяйства.

Однако на практике полностью осуществить эту задачу оказалось чрезвычайно трудно. Чтобы обеспечить квалифицированное руководство самыми различными отраслями современного хозяйства, потребовалось наряду с ВСНХ создать в качестве самостоятельных экономических органов Советского государства Народные комиссариаты земледелия, продовольствия, финансов, путей сообщения, внешней торговли и др.

Созданию и укреплению ВСНХ и его местных органов В. И. Ленин придавал огромное значение. Он указывал, что по мере укрепления социалистического строя роль Советов народного хозяйства будет непрерывно возрастать, охватывая все виды главнейшей деятельности организованного общества.

Строительство, оформление и укрепление советского аппарата происходило в чрезвычайно тяжелых условиях, в обстановке напряженной борьбы молодого Советского государства против сил внутренней и внешней контрреволюции. Это не могло не сказаться на структуре и методах работы органов государственного управления. Вся их деятельность была подчинена решению главной в тех условиях задачи — подавлению контрреволюции и организации обороны страны от интервентов. Для этого Советское государство вынуждено было создать огромную постоянную армию, мощные карательные органы и, наконец, провести ту систему чрезвычайных мероприятий, обеспечивавших мобилизацию всех ресурсов страны,, которая получила название политики военного коммунизма. Государство взяло под свой контроль не только всю крупную, но и среднюю и даже мелкую промышленность, полностью централизовало продовольственное снабжение и распределение промышленной продукции и сырья. Была введена монополия хлебной торговли, установлена продразверстка и всеобщая трудовая повинность.

Осуществление всех этих мероприятий возможно было только на основе самой жесткой централизации, применения принудительных, военных методов руководства. Это находило свое практическое выражение в так называемой системе главкизма. В обязанность главков и центров входило не только планирование производства и распределения продуктов, но и непосредственное руководство предприятиями, минуя местные Советы. Таким органам, как Наркомпрод, Наркомат путей сообщения, Наркомат по военным делам, были предоставлены чрезвычайные полномочия. Для проведения той или иной кампании народные комиссариаты посылали своих уполномоченных, создавали свои отделения и различные учреждения, действовавшие также помимо местных Советов. Огромное значение приобрел распределительно-снабженческий аппарат. К борьбе за неуклонное проведение политики военного коммунизма были приспособлены все законодательные акты Советского государства.

Таким образом, в отличие от первого этапа в строительстве Советского государства, период гражданской войны характеризуется чрезвычайно жесткой централизацией государственного управления и известным ограничением функций местных Советов и их органов. Такая организация управления народным хозяйством была оправдана и необходима во время войны, требовавшей сосредоточения в руках государства всех ресурсов страны. При такой организационной структуре и таких методах работы лучше и легче можно было осуществлять различные чрезвычайные мероприятия и ударные кампании, необходимость в которых вызывалась напряженной военной обстановкой.

Однако в мирных условиях эта форма управления народным хозяйством затрудняла развитие самодеятельности и инициативы местных Советов, а следовательно, и широких масс трудящихся, способствовала появлению бюрократических методов руководства. Все это в конечном счете могло стать серьезным тормозом на пути укрепления союза рабочего класса с крестьянством и восстановления производительных сил страны.

В соответствии с задачами мирного социалистического строительства Коммунистическая партия должна была решить ряд сложных вопросов организации управления народным хозяйством. Среди них главное место занимал вопрос о принципе демократического централизма в управлении хозяйственным строительством и об устранении причин, которые в ряде случаев приводили к превращению его в централизм бюрократический.

Коммунистическая партия еще до окончания войны, когда только начали вырисовываться перспективы мирного строительства, решительно взяла курс на развитие советской демократии и борьбу против бюрократических извращений в партийной, государственной и общественной жизни. Подчеркивая этот факт, Ленин писал в январе 1921 года: «...Весь ЦК, вся партия и вся рабоче-крестьянская республика признали необходимость поставить на очередь дня вопрос о бюрократизме и борьбе с ним»5.

В обстановке войны Коммунистическая партия не имела возможности по-настоящему заняться улучшением хозяйственного и административного аппарата и деятельности местных Советов. Лучшие силы партии и рабочего класса были брошены на фронт — туда, где решалась судьба революции. Фактические полномочия местных Советов переходили к исполкомам, а от них к президиумам. В то же время война я недостаток культурных сил тормозили дело выдвижения новых организаторе кик в административных кадров. Ослаблением контроля партия и рабоче-крестьянских масс за состоянием советских учреждений воспользовалась часть привлеченных к их работе буржуазных специалистов для распространения казенщины, волокиты и бюрократизма.

Пока шла война и продолжалась осада Советской республики, революционный энтузиазм масс, их героизм и самоотверженность сметали все препятствия на пути к достижению победы над белогвардейцами, сжимали бюрократизм, держали его в узде. Но после того как контрреволюционные войска были разгромлены и окончательно вышвырнуты с территории республики, в условиях хозяйственной разрухи, когда для восстановления крупной промышленности еще не было ни сил, ни средств, в обстановке общей усталости масс и усилившегося разорения крестьянского хозяйства бюрократизм обнаружил себя вполне.

Ленинский анализ природы бюрократических извращений в советском государственном аппарате показывал, что борьба с этим опасным врагом социализма должна вестись в двух направлениях: с одной стороны, по линии ликвидации его корней — хозяйственной разрухи, нищеты и неграмотности масс, а с другой — путем перестройки государственного аппарата, устранения недостатков в его организационной структуре и последовательного осуществления демократических принципов советского государственного управления.

Разумеется, борьба против бюрократических извращений не могла быть легкой. Для полного их искоренения необходимо было уничтожить питающие бюрократизм экономические корни. Подчеркивая это, Ленин говорил: «С бюрократизмом мы будем бороться долгие годы, и, кто думает иначе, тот шарлатанствует и демагогствует, потому что, для того, чтобы побороть бюрократизм, нужны сотни мер, нужна поголовная грамотность, поголовная культурность, поголовное участие в Рабоче-крестьянской инспекции»6.

Большую роль в определении задач и разработке практических мер, направленных на дальнейшую демократизацию государственного управления и борьбу с бюрократическими извращениями, сыграл VIII Всероссийский съезд Советов (декабрь 1920 г.). Ленин придавал особое значение постановке на съезде специального доклада о развитии советской демократии и борьбе с бюрократическими извращениями в работе государственного аппарата. Дважды с большим вниманием рассматривал он тезисы этого доклада. Первоначальный проект тезисов, составленный Зиновьевым, Ленин рассмотрел в первых числах декабря 1920 года. Сделанные им многочисленные замечания имеют важное принципиальное значение. Прежде всего Ленин возражал против названия, которое вначале было дано докладу — «О борьбе с бюрократизмом и о возрождении методов рабоче-крестьянской демократии в Советах»7. Такое название могло привести к неправильному представлению, что до VIII съезда Советы осуществляли свою деятельность не на основе «методов рабоче-крестьянской демократии», а на основе каких-то других, недемократических, методов, вопреки интересам рабочих и крестьян.

Ленин также выступил против имевшегося в тезисах демагогического призыва «вспомнить то, что партия говорила о роли и значении Советов в 1917 году». В такой формулировке эта мысль по существу совпадала с утверждениями меньшевиков и эсеров о том, что партия «забыла» то, что она говорила «о роли и значении Советов в 1917 году».

Составленные Зиновьевым тезисы давала ошибочный анализ причин бюрократических извращений в государственном аппарате. В них утверждалось, что «бюрократизм вытекает более всего из органически неправильного построения основных хозяйственных и административных органов», что для борьбы с ним нужна «радикальная», «коренная» переделка аппарата. Полное противоречие этих формулировок с научным ленинским анализом причин возрождения бюрократизма совершенно очевидно. Двусмысленность подобных утверждений могла нанести большой вред социалистическому строительству, так как они направляли внимание партии и масс на борьбу не с основным источником бюрократизма — нищетой и хозяйственной разрухой, а против каких-то «органических» изъянов в советском аппарате. Отвергая эти формулировки, Ленин считал необходимым подчеркнуть в тезисах, что возрождение бюрократизма произошло под влиянием разрухи, низкого культурного уровня и всех тех тяжелых условий, в которых развивалась наша революция.

Как видно из пометок, сделанных Лениным, он считал обязательным подчеркнуть в докладе, что некоторые работники, идя по линии наименьшего сопротивления, часто сваливали все наши нехватки и все недостатки на бюрократизм, вместо того, чтобы указывать рабочим и крестьянам, что без увеличения производительности труда невозможно выйти из нужды8.

Кроме этих основных замечаний на тезисах имеется еще ряд пометок Ленина, показывающих, как нетерпим он был к неточным и неясным формулировкам, которые могли породить неправильное понимание политики партии и вытекавших из нее задач.

Таким образом, мы видим, что с переходом к мирному хозяйственному строительству внимание Ленина и руководимой им партии сосредоточивалось на вопросах борьбы против бюрократических извращений в советском аппарате, за дальнейшую демократизацию государственного управления и всей жизни страны. Только этот путь мог обеспечить успешное решение задач, связанных с восстановлением народного хозяйства и укреплением союза рабочего класса с крестьянством.

В борьбе за демократизацию политической жизни в стране Коммунистическая партия вынуждена была преодолеть ожесточенное сопротивление различных антиленинских элементов и группировок. Вдохновляемые и руководимые Троцким, они пытались навязать партии авантюристические, гибельные методы партийного и государственного руководства. Троцкий и его единомышленники выступили как ярые защитники и проповедники бюрократизма. Они мешали развитию советской демократии, последовательному осуществлению принципа демократического централизма в руководстве народным хозяйством, стремились превратить голое принуждение и администрирование в основной метод партийного и государственного руководства массами.

Троцкисты, пытаясь навязать партии свои военно-бюрократические методы руководства народным хозяйством, не хотели считаться с необходимостью развития самодеятельности и инициативы местных органов власти. Систему главков и центров в том виде, в каком она вышла из войны, они считали вполне нормальной формой управления и выступили против ее реорганизации.

Стремясь оправдать свою антиленинскую позицию, Троцкий и поддерживавший его Бухарин лицемерно заявляли, что они руководствуются при этом интересами развития производства. Ленина и партию они обвиняли в том, что они заботились якобы только о развитии формальной демократии в ущерб хозяйственным началам. Так Троцкий и Бухарин извращали марксистско-ленинское понимание вопроса о соотношении политики и экономики. Указывая на это, Ленин писал: «...Вопрос стоит (и, по-марксистски, может стоять) лишь так: без правильною политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи»9.

Казенно-бюрократический подход Троцкого и его сторонников к вопросам хозяйственного строительства, подмена метода убеждения и воспитания масс методом принуждения и бюрократического администрирования, попытка «перетряхнуть» профсоюзы и «огосударствить» их — все это вело к извращению сущности диктатуры пролетариата, отрыву партии от масс, нарушению союза рабочих и крестьян, а следовательно, к гибели Советского государства и всех завоеваний социалистической революции. Поэтому разоблачение троцкистских авантюристов было необходимым условием осуществления правильных методов руководства всеми областями деятельности Советского государства.

Не меньшую опасность для дела социалистического строительства несла с собой политика так называемой «рабочей оппозиции».

Участники этой антипартийной группы обвиняли ленинское руководство партии в недооценке опасности бюрократизма и демагогически заявляли, что партия могла бы покончить с бюрократизмом сразу, одним ударом, отказавшись от своего руководства профсоюзами и органами Советской власти и передав управление всем народным хозяйством «Всероссийскому съезду производителей», объединенных в профсоюзы.

Взгляды «рабочей оппозиции», ее выступления против ленинского принципа демократического централизма являлись ярким проявлением мелкобуржуазной стихии, которая имела в то время благоприятную питательную почву в экономике страны. Под предлогом борьбы с бюрократизмом «рабочая оппозиция» пыталась протащить свою анархо-синдикалистскую программу, означавшую на деле отказ пролетарского государства от осуществления своей хозяйственно-организаторской функции, отказ Коммунистической партии от руководства социалистическим строительством. Это неизбежно привело бы к гибели пролетарской диктатуры.

Против ленинского курса на последовательное осуществление принципа демократического централизма выступила также оппортунистическая группа, называвшая себя «группой демократического централизма» (децисты). Несмотря на название, которое присвоила себе эта группа, она совершенно не понимала сущности демократического централизма, подменяла его анархизмом. Прикрываясь «левой» фразой, «децисты» выступили против подчинения местного аппарата директивам центра. На словах они заявляли, что ведут борьбу против бюрократических извращений, а на деле расшатывали мощь Советского государства, мешали налаживанию правильных взаимоотношений между центральными и местными органами власти, стремились к насаждению безбрежной коллегиальности.

Под руководством Ленина партия вскрыла истинную сущность всех этих попыток извратить коренные принципы советского государственного управления и направила свои усилия на последовательное осуществление демократического централизма.

Борьба Коммунистической партии против извращения принципа демократического централизма, за его последовательное осуществление, сыграла важную роль в построении социализма в нашей стране. Опыт этой борьбы используется братскими коммунистическими и рабочими партиями стран народной демократии и учитывается ими при определении форм и методов управления социалистическим хозяйством. Международное значение этой борьбы становится особенно понятным, если принять во внимание, что за последнее время в статьях и выступлениях отдельных зарубежных авторов делались, а кое-где еще делаются и теперь попытки отойти от ленинского понимания принципа демократического централизма, извратить и опошлить его.

 

УКРЕПЛЕНИЕ ПЛАНОВОГО РУКОВОДСТВА ХОЗЯЙСТВОМ И РАЗВИТИЕ ИНИЦИАТИВЫ МАСС В УПРАВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВОМ

С переходом к мирному социалистическому строительству после гражданской войны Коммунистическая партия, преодолевая сопротивление антиленинских элементов, разрабатывала и твердо проводила в жизнь социалистические методы управления всеми областями социалистического строительства. Во время войны построение и деятельность советского государственного аппарата были целиком подчинены задачам разгрома белогвардейцев и интервентов. После войны на первый план выдвинулась задача хозяйственного строительства. В соответствии с этим хозяйственно-организаторская функция Советского государства в огромной мере усилилась. Чтобы успешно осуществлять эту функцию, необходимо было укрепить и приспособить к новым условиям и задачам аппарат хозяйственного управления.

Приступая к мирному социалистическому строительству на основе новой экономической политики, Советское государство встало на путь экономической борьбы между строящимся социализмом и стремящимся к возрождению капитализмом. От решения вопроса «кто—кого» зависела судьба социалистической революции, ее победа или поражение. От органов Советской власти требовалась особая гибкость и оперативность, умение допустить свободу торговли и развитие капиталистического производства лишь до известных пределов и только при условии государственного регулирования и контроля, сохранить командные экономические высоты в руках социалистического государства. Не изменяя социальной сущности Советского государства, новая экономическая политика вносила существенные изменения в формы и методы социалистического строительства. От Коммунистической партии и органов Советской власти требовались иные приемы и способы руководства этим строительством.

Вопрос о работе государственного аппарата, о его перестройке и улучшении выдвигался на первый план. Перед Коммунистической партией возникла задача первостепенной важности: обеспечить полное подчинение государственного аппарата новой экономической политике, направить его силы на всемерное укрепление союза рабочего класса и крестьянства, на овладение методами социалистического строительства, обеспечивающими победу социализма над капитализмом. Ставя перед партией эту важнейшую задачу, Ленин говорил на X съезде РКП (б): «...Нужно все силы употребить на то, чтобы безусловно добиться своего, добиться полного подчинения аппарата политике. Политика есть отношение между классами — это решает судьбу республики»10.

Решить эту задачу можно было только на основе дальнейшего укрепления и развития принципа демократического централизма, а это в конкретных условиях того времени могло быть достигнуто, во-первых, приспособлением всего экономического аппарата Советского государства к осуществлению единого хозяйственного плана, устранением параллелизма и несогласованности в работе наркоматов и ведомств, совершенствованием их структуры и методов работы; во-вторых, путем отказа от излишней, крайне жесткой централизации государственного управления, расширяя права местных органов Советской власти и привлекая через них широкие массы к непосредственному участию в управлении народным хозяйством.

Еще весной 1920 года, определяя задачи Коммунистической партии, IX съезд РКП (б) подчеркнул, что основным условием восстановления и развития производительных сил страны является «неуклонное проведение единого хозяйственного плана, рассчитанного на ближайшую историческую эпоху»11. Таким планом был знаменитый ленинский план ГОЭЛРО, утвержденный VIII съездом Советов в декабре 1920 года. Проведение его в жизнь настоятельно требовало единства и согласованности в работе всех экономических органов государства, устранения организационных недостатков, порождавших бюрократизм и ведомственный подход к вопросам хозяйственного строительства.

Громоздкий и сложный аппарат ВСНХ и других экономических комиссариатов, в том виде в каком он вышел из войны, не в состоянии был справиться с этой задачей. Эти органы, созданные в первые месяцы Советской власти, когда еще не были и не могли быть полностью определены формы хозяйственного строительства, в сложных условиях войны постепенно, каждый по-своему, перестраивались и достраивались, переплетались большим количеством всевозможных параллельных междуведомственных комиссий. В силу этого они оказались неприспособленными к проведению единого хозяйственного плана. Учитывая это, IX съезд РКП (б) в постановлении «Об организации связи между хозяйственными комиссариатами» поручил Центральному Комитету выработать систему организационных мероприятий, призванных обеспечить полное единство действий в проведении хозяйственного плана.

26 октября 1920 года В. И. Ленин выступил на заседании СНК с докладом по этому вопросу. СНК принял внесенное Лениным предложение о создании специальной комиссии с участием ряда членов ЦК для разработки практических мероприятий. Ленин уделял большое внимание работе этой комиссии, стремился привлечь к участию в ней как можно больше руководящих работников партии, учесть их мнения и предложения. Но наряду с правильными предложениями по вопросу об организационной перестройке аппарата хозяйственного управления были внесены и такие проекты, в которых отражались точки зрения разбитых партией антиленинских групп. Например, проект Ларина о создании нового центрального органа — «Центрохозяйство», объединяющего деятельность всех экономических органов страны, фактически игнорировал весь опыт хозяйственного строительства, отбрасывал в сторону сложившийся за три года аппарат хозяйственного управления.

Мало чем отличался от этого плана проект, выдвинутый С. И. Гусевым. В декабре 1920 года Ленин прочитал брошюру С. И. Гусева «Единый хозяйственный план и единый хозяйственный аппарат». Ленинские пометки имеются почти на каждой странице этой брошюры. По характеру пометок видно, что некоторые положения, выдвинутые автором, Ленин считал правильными и важными12. Однако решение основного вопроса, поставленного в брошюре, было, по мнению Ленина, ошибочным и вредным. Автор предлагал фантастический план создания нового центрального органа, который, по его мнению, должен был стать «полевым штабом народного хозяйства», наделенным неограниченными полномочиями, то есть органом по существу заменяющим Совет Народных Комиссаров. Критикуя этот план, Ленин в своем докладе на VIII Всероссийском съезде Советов говорил: «...Поменьше такого фантазерства. Выскочить из аппарата, который создан в течение трех лет, мы не можем»13.

Руководимая Лениным комиссия разработала единственно правильный в тех условиях план организационной перестройки аппарата хозяйственного управления, полностью учитывающий трехлетний опыт и те условия, в которых совершался переход к мирному социалистическому строительству. В основе этого плана лежала идея точного разграничения и законодательного оформления функций и полномочий центральных и местных органов Советской власти. Эта цель достигалась прежде всего реорганизацией Совета Труда и Обороны, превращением его из органа, который, как говорил Ленин, был чуть ли не равен Совнаркому, в комиссию Совета Народных Комиссаров, призванную осуществлять непосредственное руководство всеми экономическими органами страны, направлять и координировать их деятельность. На местах учреждались губернские экономические совещания, которые должны были являться местными органами Совета Труда и Обороны.

Это предложение, принятое VIII съездом Советов, явилось важнейшим мероприятием Советского государства, направленным на приспособление органов государственного управления к новым условиям, к плановому ведению хозяйства.

Важное значение для укрепления и развития принципов демократического централизма в государственном руководстве имело создание Государственной Общеплановой комиссии (Госплана). Организация Госплана (февраль 1921 г.) и вся его деятельность в дальнейшем осуществлялась под непосредственным руководством В. И. Ленина, рассматривавшего этот орган, как одно из самых главных звеньев аппарата социалистического государства, без четкой и организованной работы которого невозможно строить социалистическое хозяйство. Придавая первостепенное значение правильной научной организации планирования социалистического хозяйства, Ленин на основе обобщения практического опыта внес в декабре 1922 года предложение о расширении компетенции Госплана, о придании ему законодательных функций.

Для приспособления государственного аппарата к плановому ведению хозяйства имело важное значение также разработанное при непосредственном участии Ленина и подписанное им постановление Совнаркома от 17 марта 1921 года «О плановых комиссиях». Этим постановлением упразднялись многочисленные междуведомственные комиссии и всякого рода постоянные совещания. Вместо них учреждалась стройная система плановых комиссий при экономических наркоматах. Деятельность их должна была координироваться Государственной Общеплановой Комиссией (Госплан), работавшей под непосредственным руководством Совета Труда и Обороны.

Реорганизация Совета Труда и Обороны, создание Госплана и плановых комиссий при ряде наркоматов, а также передача из ведения ВСНХ в Совет Труда и Обороны Комиссии использования14, ликвидация ряда учреждений военного времени—вое это вносило существенные изменения в организацию управления промышленностью, создавало необходимую стройность структуры хозяйственного аппарата.

Линия на устранение сложившейся во время войны излишней централизации в управлении хозяйством, на укрепление и расширение прав местных Советов и их органов и на привлечение широких масс к управлению производством нашла свое яркое выражение уже в постановлении VIII съезда Советов, согласно которому главки и центры ВСНХ были преобразованы в органы, осуществлявшие лишь общее руководство работой Губсовнархозов. Местные Советы и их органы получили право осуществлять непосредственное руководство большой группой промышленных предприятий.

Переход к новой экономической политике потребовал от Коммунистической партии разработки и реализации ряда новых крупных мероприятий не только по расширению прав местных органов, но и по повышению самостоятельности и инициативы самих предприятий в развитии производства. Особенно большую роль в решении всех этих вопросов призваны были сыграть местные органы Совета Труда и Обороны. Созданию и развитию стройной системы этих органов Ленин уделял большое внимание. 25 марта он подписал временное положение об областных экономических советах. Эти органы, действуя непосредственно по заданию СТО, должны были координировать и направлять деятельность губернских экономических совещаний и всех местных экономических органов. В обязанность областных экономических советов входило наблюдение за своевременным а точным выполнением директив высших государственных органов, разработка хозяйственных планов области и, как подчеркивалось в «Положении», развитие хозяйственной инициативы данной области в целях повышения ее производительных сил.

Областные экономические советы учреждались каждый раз по специальному постановлению СТО. В их состав входили, как правило, представители ВСНХ, НКПС, Наркомзема, Наркомпрода и ВЦСПС. Собственного аппарата эти органы не имели и действовали через аппараты подведомственных им учреждений.

С организацией областных экономических Советов упразднялся еще один институт периода военного коммунизма — Революционные Советы Трудовых Армий (Ревсовтрударм). В большинстве случаев они были реорганизованы в областные экономические Советы. Так, 5 мая 1921 года на базе Революционного Совета первой трудовой армии постановлением СТО было создано Уральское экономическое совещание, объединившее деятельность экономических органов Пермской, Екатеринбургской, Тюменской, Челябинской, Уфимской губерний и Башкирской автономной республики15. Таким же образом в апреле — мае 1921 года были реорганизованы и остальные Ревсовтрудармы.

Для поднятия производительных сил северных губерний, и особенно промышленной Петроградской, большое значение имело создание Областного Экономического Совета в Петрограде. Решение о создании этого Совета, объединившего деятельность экономических органов Петроградской, Псковской, Новгородской, Череповецкой и Олонецкой губерний, было принято первоначально на состоявшемся 4 апреля в Кремле Совещании представителей различных наркоматов и ведомств16. 6 апреля Совет Труда и Обороны, рассмотрев протокол указанного Совещания, принял постановление «Об образовании областного экономического совещания в Петрограде»17.

Рассматривая губернские и областные экономические органы как непосредственных организаторов хозяйственного строительства, Ленин пристально следил за первыми их шагами, требовал от них регулярной информации и тесной связи с Советом Труда и Обороны.

Глубокое изучение и творческое обобщение фактов позволяло Ленину отчетливо видеть характер и причины серьезных недостатков и трудностей в работе местных органов Советской власти, учитывать их положительный опыт и использовать его в интересах улучшения деятельности советского аппарата. Одной из важных причин неудовлетворительной постановки на местах работы в области хозяйственного строительства Ленин считал тот факт, что созданная согласно решению VIII съезда Советов система местных органов Совета Труда и Обороны оставалась незавершенной. Совет Труда и Обороны не имел своих органов на местах ниже губернских и вследствие этого не мог эффективно руководить хозяйственной деятельностью в уездах, волостях, селах, городах и районах. Однако Ленин считал, что создание органов СТО на местах само по себе не могло обеспечить необходимых изменений в работе советских органов. Еще неокрепшие после войны местные Советы не могли проявить достаточной энергии и инициативы в осуществлении задач новой экономической политики. Нельзя было не считаться с тем, что значительная часть местных партийных и советских работников еще недостаточно поняла свои задачи в связи с проведением новой экономической политики и не могла сразу полностью отказаться от методов работы, свойственных периоду военного коммунизма.

В апреле 1921 года секретарь Харьковского губкома писал Ленину: «...Навыки и приемы, воспитанные у целого ряда наших ответственных товарищей в течение трех лет революции, так глубоко внедрились в практику их работы, что они невольно отражаются на их отношении к новому курсу политики. Особенно это с острой силой сказывается на практике наших экономических органов. Наши наркомпродчики, совнархозники, всячески пытаются обкарнать постановление Х-го съезда»18. Ленин подчеркнул эту последнюю фразу, считая ее весьма важной для уяснения положения дел на местах.

Привыкшие за время войны к жесткой регламентации и централизации в управлении народным хозяйством, многие местные работники не смогли сразу перестроиться, проявить в должной мере самостоятельность в решении назревших хозяйственных вопросов соответственно местным условиям. Ожидая подробных директив и указаний из центра, они слишком робко и неуверенно искали новые пути и средства развития экономики.

В то же время нередки были случаи, когда местные органы, неправильно поняв указания партии о необходимости расширения самостоятельности местных органов власти, отступали от предписаний центра, не принимали всех мер для выполнения директив центральных органов. На X Всероссийской конференции Ленин указывал, что отдельные местные Советы не выполняли предписания центра о направлении продовольствия в Москву и Петроград, удерживали это продовольствие на местах, несмотря на неоднократные напоминания и взыскания.

Осуществление новой экономической политики требовало в то время широкого развития местного товарооборота, подъема мелкой промышленности и всего крестьянского хозяйства. Именно поэтому так настойчиво требовал Ленин фактического материала о работе на местах. На основе глубокого изучения положения дел Ленин пришел к выводу о необходимости оказать неотложную помощь местным работникам в выработке наиболее эффективных приемов и методов работы, сосредоточить их внимание на главных вопросах, дать толчок для развертывания местной инициативы в деле хозяйственного строительства. Так возникла идея разработать специальный наказ от Совета Труда и Обороны местным советским учреждениям.

Составление этого документа Ленин начал 18 или 19 мая 1921 года. Накануне он дал поручение в записке Управляющему делами СТО В. А. Смольянинову прислать ему материал. В этой же записке он писал: «Может быть в четверг или в среду вечером я мог бы заняться и взглянуть сначала»19. Вероятно, слова «взглянуть сначала» относятся к материалам, собранным для работы над «Наказом».

В XX Ленинском сборнике опубликованы два варианта подробного плана проекта «Наказа», написанные Лениным в эти дни (18 или 19 мая). Кроме того, сохранились написанные Лениным отдельно план вводной части проекта и заметки к плану. В это же время Ленин разработал основные положения проекта постановления о местных экономических совещаниях.

Как свидетельствуют документы, Ленин торопился с написанием самого текста «Наказа», так как считал необходимым обязательно обсудить проект «Наказа» на проходивших в то время в Москве IV съезде СНХ и IV Всероссийском съезде профессиональных союзов, а также на предстоящей X Всероссийской конференции РКП (б). Все это потребовало от Ленина большого напряжения: уже 20 мая проект был написан. В этот же день Совет Труда и Обороны создал комиссию, которой поручалось предварительное рассмотрение проекта «Наказа» и проекта постановления о местных экономических совещаниях.

Насколько спешной и неотложной Ленин считал работу над проектом «Наказа», свидетельствует тот факт, что в этот же день, 20 мая, он поручил своему секретарю договориться с типографией о немедленном напечатании проекта отдельным листком. В 4 часа дня проект был передан в Комиссию СТО, которая должна была сразу же после просмотра сдать его в набор, чтобы затем раздать делегатам съезда СНХ и профсоюзов.

Разработка «Наказа» велась в неразрывной связи с составлением другого важного документа — проекта постановления «О местных экономических совещаниях, их отчетности и руководстве Наказом Совета Труда и Обороны». Этим постановлением предусматривалось дальнейшее расширение сети экономических совещаний, которые теперь учреждались также в уездах, волостях, городах и районах. Низшими органами СТО (экономическими совещаниями) на фабриках и заводах признавались фабрично-заводские совещания, а в селах — организованные по постановлению VIII съезда Советов сельские комитеты (селькомы). Таким образом, сеть местных органов СТО (экономических совещаний) достраивалась до низов. Совет Труда и Обороны получал возможность объединять и направлять деятельность всех без исключений органов хозяйственного управления.

Постановление определяло взаимоотношения между всеми экономическими органами страны, устанавливало их состав, а также полномочия и прочную взаимную связь между ними.

Создание стройной системы экономических совещаний на местах имело целью объединить деятельность местных экономических органов, покончить с ведомственным подходом к решению экономических задач. С организацией экономических совещаний местные Советы должны были более решительно и энергично заняться вопросами хозяйственного строительства. На недостаточное внимание местных Советов к вопросам экономики Ленин указывал еще в декабре 1020 года, анализируя состояние деятельности Московского Совета. В отчете, который изучался Лениным, указывалось, что исполком Моссовета рассмотрел за отчетный период 46 организационных и только 8 экономических вопросов. Такое соотношение рассмотренных вопросов Ленин считал «уродством». По его мнению, это соотношение должно быть обратным.

Создание системы экономических совещаний, объединяемых и направляемых Советом Труда и Обороны, вносило существенное улучшение в организацию управления народным хозяйством, и, что очень важно, создавало возможность более последовательно и правильно сочетать необходимый для социалистического строительства централизм с инициативой и самодеятельностью местных органов управления.

Постановлением об экономических совещаниях была введена обязательная регулярная отчетность местных органов СТО. Что касается направления их работы, приемов и методов их деятельности, то всестороннее и глубокое разъяснение этих вопросов и составляло содержание ленинского «Наказа от СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям».

Определив сущность новой экономической политики, ее цели и задачи, «Наказ» ставил перед советским государственным аппаратом две самые неотложные в то время задачи хозяйственного строительства: во-первых, обеспечить быстрый, полный и государственноправильный сбор продовольственного налога и, во-вторых, на что Ленин обращал особое внимание, наладить товарообмен и продуктообмен между земледелием и промышленностью.

«Это, — подчеркивал Ленин, — самое насущное, немедленно и во что бы то ни стало необходимое. Это — проверка всей работы и закладка фундамента для осуществления великого плана электрификации, которая даст нам восстановление крупной промышленности и транспорта в таких размерах и на такой технической основе, чтобы окончательно и навсегда победить голод и нищету»20.

Указав, таким образом, основное звено в той цепи задач, которые возникли в то время перед Советским государством, Ленин уделил основное внимание выработке соответствующих новым условиям приемов и методов, с помощью которых аппарат государственного управления мог бы действовать наиболее успешно.

В «Наказе» подчеркивалось, что в условиях послевоенной разрухи, при отсутствии практического опыта, успех хозяйственного строительства мог быть обеспечен только на основе наибольшего развития местной инициативы. Должны быть испытаны, писал Ленин, все и всяческие приемы, разная степень допущения капитала и частной торговли, лишь бы немедленно поднять оборот и на основе этого оживить земледелие и промышленность.

Первостепенное значение придавалось в «Наказе» правильной отчетности местных органов перед СТО. По мнению Ленина, организация правильной отчетности должна была в огромной степени способствовать устранению одного из главных зол в работе аппарата, состоявшего в недостатке изучения практического опыта хозяйственного строительства, в слабости обмена этим опытом, в отсутствии такой связи в деятельности местных и центральных органов, когда распоряжения центра контролируются практикой мест, а практическая деятельность местных органов изучается и находится под неослабным контролем центральных учреждений. Только такой взаимоконтроль мог обеспечить успешную борьбу против бюрократизма и волокиты, привести к необходимым хозяйственным результатам. Особенно большую роль правильная постановка отчетности должна была сыграть в укреплении связи государственного аппарата с массами, в широком привлечении их к работе органов Советской власти.

Разумеется, что такие большие цели невозможно было достигнуть обычными канцелярскими методами, ведомственной перепиской, общепринятыми способами организации отчетности местных органов перед центральными. Поэтому способам составления отчетов и доведения их до населения в «Наказе» уделялось особое внимание. Смысл и значение отчетов местных органов Ленин видел, главным образом в их печатании для общего сведения с обязательным расширением участия беспартийных и людей, не работающих в учреждениях. Только при этом условии, подчеркивал Ленин, отчеты могут стать действенным средством Организации всероссийского осведомления и учета опыта, привлечения всех выдающихся и способных организаторов из беспартийных.

Учитывая острый недостаток бумаги и плохое состояние полиграфической базы, Ленин считал, что печатные отчеты должны издаваться небольшими тиражами. По содержанию они должны быть предельно краткими и выражать главную суть того, что больше всего интересует население.

Основное место в «Наказе» отведено содержанию отчетов местных органов, а следовательно, и анализу их деятельности. В написанном Лениным первом варианте «Наказа» все эти вопросы, делились на четыре большие группы. Среди них, как указывал Ленин, исключительно насущное, злободневное значение имели вопросы, включенные в первую группу. Это прежде всего вопрос о товарообмене с крестьянством. В эту же группу были включены вопросы: об отношении государства к капиталистам, о поощрении самостоятельного почина в деле товарообмена и хозяйственного строительства вообще, о согласовании хозяйственной работы разных ведомств в губернии, уезде, волости, об улучшении положения рабочих и крестьян, о расширении круга государственных работников по хозяйственному строительству и, наконец, о приемах и результатах борьбы с бюрократизмом и волокитой. Остальные три группы включали важнейшие вопросы подъема сельского хозяйства, промышленности и транспорта, обеспечения топливом, продовольствием и сырьем. Были выделены вопросы, посвященные участию профсоюзов в производстве, работе экономических совещаний, местных органов Госплана и другие.

Уже простой перечень вопросов, по которым согласно «Наказу» местные органы должны были отчитываться перед правительством, убедительно показывает, что они охватывали все стороны деятельности аппарата управления народным хозяйством, все основные проблемы новой экономической политики. Разработанная Лениным программа отчетности местных органов, естественно, становилась программой их деятельности по осуществлению задач новой экономической политики. Она указывала партийным и советским кадрам единственно правильное направление в организации хозяйственного строительства.

Вместе с тем этот замечательный ленинский документ способствовал дальнейшему совершенствованию приемов и методов работы советского государственного аппарата, повышению его роли в борьбе за построение социализма. Как указывалось, ленинский «Наказ» остро поставил вопрос о необходимости правильных взаимоотношений между местными и центральными органами, определив эти отношения как взаимоконтроль распоряжений центра практикой мест и практики мест руководством центра.

Подчеркивая безусловную обязанность местных органов строить свою деятельность в соответствии с законами и распоряжениями центра, Ленин в то же время обращал особое внимание на необходимость всемерного поощрения почина, инициативы и самостоятельности местных органов в решении вопросов хозяйственного строительства. В этих указаниях Ленина нашла свое конкретное выражение сущность принципа демократического централизма.

Предусматривая публикацию отчетов местных органов и их доступность для населения, «Наказ» тем самым выдвигал задачу усиления практической работы по вовлечению масс в хозяйственное строительство, широкому обмену опытом работы между волостями, уездами и губерниями, социалистическому соревнованию между ними с тем, чтобы втянуть в это соревнование беспартийные массы. Подчеркивая основную цель публикации отчетов местных органов. Ленин говорил: «Одна из самых важных задач теперь, это — широкое привлечение к работе беспартийных и достижение того, чтобы действительно кроме членов партии и, во всяком случае, кроме представителей своего ведомства заинтересована была в работе и привлечена к ней возможно более широкая масса беспартийных. Нам казалось, что сделать это иначе, как путем публикации отчетов, по крайней мере более существенной части их, нельзя»21.

Как видно из изложенного выше, написанный Лениным проект «Наказа от СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям» ставил коренные принципиальные вопросы социалистического строительства, определял направление работы не только местных органов СТО, но и всех партийных, государственных и общественных организаций. Учитывая это, Ленин считал невозможным провести обсуждение и утверждение этого документа как обязательного закона в обычном порядке, в узкой коллегии GHK и СТО, даже при самом авторитетном и компетентном ее составе.

Известно, насколько последовательно и настойчиво Ленин всегда проводил линию на привлечение как можно большего числа партийных и беспартийных работников к подготовке важнейших решений партии и Советского правительства, как чутко прислушивался он к мнению простых, «незаметных» людей, прежде чем принять то или иное решение. Глубокое понимание необходимости коллективного рассмотрения и обсуждения подготовляемых решений составляет одну из самых характерных черт ленинского стиля руководства; является важнейшим источником силы этого руководства.

История дальнейшей разработки и. обсуждения написанного Лениным проекта «Наказа» представляет собой еще один яркий пример осуществления на практике ленинского принципа коллективности руководства, коллективной выработки важнейших решений. Для этого достаточно одного перечисления основных этапов обсуждения этого документа. 24 мая IV съезд Советов народного хозяйства заслушал доклад В. П. Милютина о «Наказе» и, одобрив его.,, избрал специальную комиссию, которой было поручено детальное рассмотрение проекта «Наказа». Одновременно этот вопрос обсуждался делегатами IV съезда профессиональных союзов. В специальной резолюции съезд отметил своевременность и необходимость объединения деятельности хозяйственных наркоматов и поручил новому составу ВЦСПС и членам ВЦИК — профессионалистам внести в проект «Наказа» необходимые дополнения главным образом с точки зрения профессионального движения.

В первоначальном варианте проект «Наказа» предусматривал введение отчетности местных органов до вопросам, входившим в компетенцию только экономических комиссариатов во главе с Советом Труда и Обороты. Он и назывался поэтому «Наказ от СТО». Однако широкое обсуждение проекта показало настоятельную необходимость повысить уровень работы всех остальных частей государственного аппарата. В связи с этим пришлось расширить рамки «Наказа» и распространить отчетность на все наркоматы. 25 мая в письме в Наркомвнутдел М. Ф. Владимирскому Ленин просил высказать его мнение по этому вопросу.

Дальнейшая разработка «Наказа» происходила уже с учетом вопросов, касавшихся всех наркоматов. 28 мая Ленин в специальном письме сообщил об этом всем наркомам, указав, что вопросы неэкономических комиссариатов составят добавочную, пятую группу вопросов. Ленин потребовал от всех наркоматов приготовить к 30 мая 1921 года письменные поправки и дополнения к «Наказу».

Большое значение Ленин придавал обсуждению «Наказа» на открывшейся 26 мая X Всероссийской конференции РКП (б). Конференция призвана была сыграть важную роль в перестройке работы всех партийных и государственных органов на основе новой экономической политики. Доклад и заключительное слово Ленина на этой конференции в значительной степени устранили имевшиеся У ряда местных работников сомнения и недоразумения в понимании объективной необходимости и основных задач новой экономической политики. Предельно ясно, на основе научного анализа политического и экономического положения страны Ленин показал, что только при последовательном и решительном проведении в жизнь этой политики возможно создать прочный экономический союз рабочего класса с крестьянством и восстановить крупную промышленность— материальную базу социализма.

Указав, что эти коренные задачи невозможно решить без подъема крестьянского хозяйства и мелкой промышленности, без развития товарооборота, Ленин со всей силой подчеркнул, что это требует от правящей коммунистической партии самого серьезного внимания развитию местной инициативы. Нужно было добиваться самостоятельного и смелого решения на местах вопросов хозяйственного строительства, учиться обобщению и использованию практического опыта в интересах подъема экономики.

Все важнейшие практические задачи Коммунистической партии в области руководства государственным аппаратом нашли свое выражение в проекте «Наказа», который был роздан участникам конференции. Одобрив в принципе этот документ и поручив коммунистической фракции ВЦИК превратить его в закон, конференция признала «безусловной и первоочередной задачей партии — добиться строжайшего исполнения этого наказа вообще и в особенности выдвигания на работу и привлечения к работе беспартийных»22.

В резолюции конференции особо подчеркнуто, что центральные учреждения несут ответственность за поддержку местной инициативы.

30 мая Коммунистическая фракция ВЦИК внесла проект «Наказа» и проект постановления об экономических органах на местах на рассмотрение III сессии ВЦИК. В своей речи на этой сессии Ленин указывал, что осуществление «Наказа» сыграет большую роль в деле вовлечения широких масс в хозяйственное строительство и в повышении уровня работы советских учреждений.

Из сохранившихся заметок Ленина, сделанных на сессии, видно, что он внимательно следил за ходом обсуждения проектов «Наказа» и постановления об экономических органах. Выступавшие в прениях члены ВЦИК указывали на большое значение этих документов. Вместе с тем отдельные члены ВЦИК высказывали сомнение в целесообразности создания местных экономических совещаний. Так, член ВЦИК Пестун пытался доказать, что создание экономических совещаний, особенно в уездах, сделает безжизненными президиумы исполкомов местных Советов, создаст трения и несогласованность между ними. Член Витебского губкома Варейкис возражал против создания областных экономических совещаний, полагая, что они явятся ненужными надстройками, отделяющими периферию от центра.

Для большинства участников сессии несостоятельность этих возражений была вполне очевидна. Создание уездных экономических совещаний вызывалось острой практической необходимостью, так как центр работы с переходом к нэпу переместился именно в уезды. Столь же необоснованным было опасение, что экономические совещания будут мешать работе президиумов исполкомов. Экономические совещания должны были работать на правах комиссий под руководством председателей исполкомов. Президиуму исполкома предоставлялось право отменить то или иное решение экономсовещаний. В то же время практика показала, что обсуждение хозяйственных вопросов на президиумах исполкомов вместе с другими вопросами во многих случаях проходило поверхностно и не достигало цели.

Что касается возражения против создания областных экономсоветов, то, как убедительно показал в своем выступлении М. Ф. Владимирский, инициатива их организации исходила с мест, из губерний, особенно отдаленных от Москвы. И это вполне понятно. Создание этих органов способствовало расширению необходимых экономических связей между различными губерниями, разрешало сложные вопросы руководства губерниями при разрушенном транспорте, плохой постановке почтово-телеграфной связи и наличии бюрократических извращений в работе многих центральных и местных советских учреждений.

Сессия приняла проект постановления и «Наказа» за основу и избрала комиссию, которой поручила окончательное рассмотрение этих документов и представление их на утверждение Президиума ВЦИК.

Комиссия на своих заседаниях (на одном из них, 1 июня, участвовал В. И. Ленин)23 рассмотрела поправки и замечания, внесенные в ходе обсуждения обоих проектов. 15 июня управляющий делами СТО Смольянинов сообщил Ленину, что комиссия закончила свою работу и поручила Ленину, Аванесову, Попову и Смольянинову внести все материалы на утверждение президиума ВЦИК24.

Эти документы были 30 июня утверждены президиумом ВЦИК. 1 июля постановление ВЦИК о местных экономических органах и «Наказ СНК и СТО местным советским учреждениям» были сданы для опубликования в «Собрании Узаконений и Распоряжений Правительства» (№ 44).

Таким образом, оба документа, написанные Лениным благодаря широкому и всестороннему обсуждению превратились в продукт коллективного творчества многих десятков и сотен партийных, советских и профсоюзных работников, в том числе широкого круга работников с мест.

ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ХОЗЯЙСТВЕННО-ОРГАНИЗАТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

Уже в первые месяцы мирного строительства, как видно из приведенных выше фактов, Коммунистическая партия разработала и осуществила ряд крупных мероприятий по перестройке и укреплению аппарата управления народным хозяйством и приспособлению организационных форм и методов его работы к новой экономической политике. Однако, как показывал практический опыт, все эти меры были недостаточны для того, чтобы обеспечить коренное улучшение хозяйственной деятельности аппарата управления. Задания по восстановлению народного хозяйства выполнялись неудовлетворительно. Экономическое положение страны особенно обострилось летом 1921 года в связи с продовольственным кризисом, который привел к резкому ухудшению состояния целого ряда отраслей хозяйства даже по сравнению с концом 1920 года.

Такое крайне тяжелое положение было в значительной степени следствием того, что организация промышленности, управление ею все еще не были полностью приспособлены к задачам новой экономической политики. Хозяйственные органы Советского государства вынуждены были непосредственно управлять огромной массой самого разнообразного типа предприятий. Достаточно сказать, что согласно переписи 1920 года в стране насчитывалось 37 017 государственных предприятий, из них 67,6 процента мелких и мельчайших (с числом рабочих от 2 до 15 человек).

Государственные органы, вынужденные управлять такой громадной массой различных предприятий, распыляли свои силы и крайне ограниченные ресурсы, не имели возможности сосредоточить их на жизненно важных, первоочередных участках производства.

Вполне понятно, что такая излишняя централизация промышленности в условиях послевоенного разорения и отсутствия необходимых сырьевых и продовольственных ресурсов тормозила восстановление производительных сил страны, мешала, в частности, выправить резко нарушенное во время войны соотношение между производством предметов широкого потребления и сельскохозяйственным производством. Если в 1921 году сельскохозяйственное производство по сравнению с довоенным уровнем сократилось в 2 раза, то производство предметов широкого потребления уменьшилось в 7—8 раз. Это, разумеется, препятствовало развитию товарооборота между городом и деревней, так как государство не имело необходимого товарного фонда для обмена на продукты сельского хозяйства.

Наглядной иллюстрацией сказанному может служить такой пример: летом 1921 года в связи с неурожаем крестьянство начало выбрасывать на рынок колоссальное количество кож, в то же время в стране стояли без работы свыше трех тысяч кожевенных заводов.

Снабжением предприятий сырьем и продовольствием занимались многие различные учреждения и ведомства и оно не было поставлено в непосредственную связь с производительностью труда. Оставшаяся от периода военного коммунизма система оплаты труда противоречила основному принципу социалистического строительства — принципу материальной заинтересованности в результатах производства и приводила к нерациональному использованию государственных ресурсов.

Тяжелое положение народного хозяйства поставило перед Коммунистической партией неотложную задачу: разработать и осуществить самые решительные меры, обеспечивавшие дальнейшее улучшение организации промышленности и устранение недостатков в деятельности центральных и местных органов государственного управления.

Решение этой, как и всех других больших и сложных задач перехода к мирному социалистическому строительству, партия осуществляла, опираясь на указания Ленина, под его непосредственным руководством. Изучение фактов и документов, связанных с деятельностью Ленина в этот период, дает яркое представление о том, как много внимания, сил и энергии затрачивал Ленин на то, чтобы успешно решить эту проблему.

24 мая 1921 года Ленин выступил на заседании СНК с докладом «О контроле за распределением продовольствия». Предложенное Лениным и принятое Совнаркомом постановление по этому вопросу требовало, чтобы продовольствие расходовалось по принципу экономической целесообразности. Для этого необходимо было систематически уменьшать число состоящих на советской службе работников и снимать с пайка рабочих в менее важных предприятиях25.

В июне—августе 1921 года под руководством Ленина были приняты меры к расширению прав промышленных предприятий в отношении финансирования и установления контактов с частным рынком. 17 июня СТО избрал специальную комиссию для выработки облегченных форм финансирования крупных предприятий. Результатом деятельности этой комиссии явилось снятие предварительной ревизии финансовых расходов со всех учреждений — это было одно из важнейших мероприятий по осуществлению новой экономической политики26.

28 июня 1921 года на состоявшемся под председательством Ленина заседании Совнаркома было решено разработать специальное положение о высоком премировании работников центральных и местных органов управления промышленностью, доказавших на практике способность поставить дело в отдельных предприятиях, в районных или центральных управлениях на правильную коммерческую ногу27.

Глубоко вникая в работу наркоматов и ведомств, Ленин настойчиво «окал новые пути и средства, обеспечивавшие повышение уровня работы органов хозяйственного управления. В начале июля

года Ленин пригласил к себе члена коллегии НК РКИ, бывшего токаря А. А. Коростелева. В состоявшейся с ним беседе, Левин обратил внимание Каростелева на то, что косность, бюрократизм и неповоротливость аппарата хозяйственных органов серьезно препятствуют правильному развитию новой экономической политики. Любое улучшение и совершенствование руководства предприятиями, особенно в Москве, говорил Ленин, будет иметь большое значение, как показательный пример для всех. Исходя из этого, Ленин предложил Коростелеву подобрать небольшую группу рабочих с заводов и немного честных специалистов и заняться оказанием помощи и содействия органам хозяйственного управления Москвы в улучшении работы предприятий.

Так же, как и всегда, когда речь шла о выполнении важного задания, Ленин не ограничился одной этой беседой с Коростелевым. Из сохранившихся писем Ленина, адресованных Коростелеву, видно, что он строго контролировал исполнение своего поручения, вникал во все детали, связанные с претворением в жизнь его идеи, считал это «архиважным и архиспешным». Так, 13 июля Ленин просил Коростелева сообщить ему, в чем причина задержки с исполнением дела, о котором «мы сговорились»28. Через два дня Ленин вновь пишет Коростелеву, подчеркивая, что главная задача его группы — оказание помощи в улучшении работы предприятий.

Подробному разъяснению задач организованной под руководством А. А. Коростелева Комиссии содействия хозяйственным органам («Комсохоор») было посвящено третье письмо Ленина А. А. Коростелеву от 26 июля. «Дело Вашей комиссии, — писал Ленин, — исключительно важное, ответственное и трудное... В Москве гораздо труднее работать, чем в провинции, — больше бюрократизма, больше развращенных и избалованных «верхушечных» людей и т. д.

Но зато работа в Москве будет иметь громадное показательное и политическое значение»29.

Ленин указывал, что «Комсохоор» должен сообразовывать свою работу с «Наказом СНК и СТО местным советским учреждениям», не разбрасываться, обязательно привлекать беспартийных, не жалея времени и труда для этого. Основная задача Комиссии, снова подчеркивал Ленин, — поднять хозяйство, улучшить постановку дела, добиться реальной личной ответственности.

Особенно большое значение в деле перестройки системы управления промышленностью имела работа Ленина по подготовке постановления Пленума ЦК РКП (б) от 9 августа 1921 года. Это постановление широко известно как «Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики». История разработки и принятия этого документа весьма показательна и характерна для ленинского стиля руководства, ленинского метода выработки решений партии по важнейшим принципиальным вопросам. Вместе с тем, она ярко свидетельствует о том, какое большое значение придавал Ленин вопросам, связанным с перестройкой системы управления промышленностью. В течение многих дней Ленин и другие члены Политбюро ЦК РКП (б) вместе с широким кругом хозяйственников, партийных и профсоюзных работников готовили этот документ, стремясь как можно полнее вскрыть недостатки в управлении промышленностью и разработать наиболее эффективные меры для их устранения. Достаточно сказать, что этот документ подвергся всестороннему обсуждению на президиуме ВСНХ, в Политбюро ЦК РКП (б) и комиссии Политбюро, соединенном заседании коммунистических фракций ЦК профсоюзов и во всех ЦК профсоюзов в отдельности и, наконец, 9 августа на пленуме ЦК РКП (б). За это время Ленин сам дважды подвергал его редакционной правке.

Благодаря такой всесторонней и глубокой разработке постановление Пленума ЦК, опубликованное 11 августа как «Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики», вносило коренное улучшение в организацию промышленности, указывало пути и средства перестройки управления промышленностью в соответствии с задачами новой экономической политики. «Наказ» означал крупный шаг в сторону дальнейшего устранения излишней централизации в управлении промышленностью. В непосредственном управлении государственных органов оставалось только определенное число крупных и жизненно важных предприятий. Остальные сдавались в аренду кооперативам, товариществам, а также частным лицам. Красной нитью через весь «Наказ» проходит идея о том, что движущей силой всего хозяйственного строительства должна быть личная заинтересованность трудящихся в результатах производства. Все предприятия, находившиеся в государственном управлении, переводились на хозяйственный расчет. Снабжение предприятий и заработная плата рабочих ставились в прямую зависимость от производственных результатов. Большое внимание в «Наказе» уделялось созданию необходимых условий для развития кустарной и мелкой промышленности и, в первую очередь, тех ее отраслей, которые обслуживали нужды крупной промышленности и крестьянского хозяйства. «Наказ» требовал от органов Советской власти всемерно поощрять кооперирование мелких производителей.

В «Наказе» особо подчеркивалось, что работники всех органов управления промышленностью несут строгую персональную ответственность по суду за рациональное ведение порученных им предприятий.

В целях точного разграничения функций и компетенции различных хозяйственных советских учреждений «Наказом» устанавливалось, что Совет Труда и Обороны должен являться общим руководителем экономической политики. ВСНХ должен был работать на правах комиссариата, его основная задача — проводить в деловом порядке планы и директивы в области промышленности.

Всемерно расширяя права и самостоятельность местных органов и предприятий, «Наказ» требовал в то же время строгого и неуклонного их подчинения центру, дальнейшего укрепления централизованного планового руководства народным хозяйством. Тот факт, что основные командные высоты в промышленности — наиболее крупные и лучше оснащенные предприятия — оставались в непосредственном подчинении центра — ВСНХ, имел исключительно важное значение для дальнейшего укрепления диктатуры пролетариата и победы социализма.

Таким образом, разработанный под непосредственным руководством Ленина «Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики» определял организационные формы и методы управления промышленностью в условиях мирного социалистического строительства. Содержащиеся в нем принципиальные указания о централизованном плановом руководстве хозяйством, точном разграничении функций и компетенции между хозяйственными учреждениями, о хозрасчете, материальной заинтересованности рабочих в повышении производительности труда, об ответственности руководителей предприятий за рациональное ведение производства и другие лежат в основе руководства промышленностью и в настоящее время.

Основные положения «Наказа» были развиты и конкретизированы в ряде последующих постановлений Советского правительства.

Так, 12 августа 1921 года Совет Труда и Обороны рассмотрел и утвердил «Основные положения о мерах к восстановлению крупной промышленности и поднятию и развитию производства». 16 августа был утвержден декрет СНК «О расширении прав государственных предприятий в области финансирования и распоряжения материальными ресурсами». 27 октября СНК принял декрет «О свободной реализации продукции предприятиями, снятыми с государственного снабжения».

Эти и другие постановления Советского правительства, изданные в соответствии с «Наказом» от 9 августа, внесли коренные изменения в организацию управления промышленностью. Вместо главков, основной формой организации и управления промышленностью стал трест, работавший на принципах хозрасчета и обеспечивавший значительную самостоятельность предприятий. Имевшиеся ранее в составе ВСНХ 52 отраслевых главка были преобразованы в 16 управлений, осуществлявших руководство предприятиями через крупные районные тресты и районные управления Губсовнархозов.

Первое положение о тресте «Льноправление» было утверждено в августе 1921 года. С этого времени строительство трестов развернулось быстрым темпом. К концу 1922 года вся крупная промышленность была трестирована. Было создано 484 треста, охватывавших 4482 предприятия с числом рабочих свыше 825 тысяч. Одновременно с трестированием крупной промышленности партийные и советские хозяйственные органы провели огромную работу по сдаче в аренду мелких и средних предприятий. К концу 1922 года было сдано в аренду кооперативным объединениям и частным лицам 4384 предприятия.

Таким образом в течение одного года была произведена грандиозная перестройка всей промышленности страны в соответствии с задачами осуществления новой экономической политики. Однако сама по себе эта перестройка, несмотря на огромное ее значение, не могла, разумеется, обеспечить успешное решение всех этих задач.

Сдача в аренду частным предпринимателям значительного количества мелких и средних предприятий, развитие рынка и товарно-денежных отношений требовали от органов Советской власти того, чтобы они, опираясь на экономическую мощь сосредоточенных в руках государства средств производства, путем строго обдуманных экономических и административных мероприятий, овладели рынком, обеспечили государственное регулирование и контроль за развитием частного производства. При этом основной целью должно было быть всестороннее укрепление остающейся в непосредственном управлении государства крупной промышленности, как экономической основы пролетарской диктатуры.

Все это требовало от Коммунистической партии огромной организаторской работы, обеспечивавшей дальнейшее повышение уровня руководства хозяйственным строительством. Решая эти исключительно сложные вопросы, Коммунистическая партия настойчиво добивалась укрепления централизованного планового начала в руководстве народным хозяйством и в то же время принимала решительные меры против попыток центральных учреждений урезать права местных советов в управлении предприятиями, ограничить хозяйственную самостоятельность трестов и отдельных предприятий.

В сентябре 1921 года В. И. Ленин предложил Малому Совнаркому принять постановление о том, чтобы при проведении тех или иных законопроектов и мероприятий, касавшихся трестов или имевших к ним непосредственное отношение, предварительно запрашивалось мнение последних. 9 ноября такое постановление было принято.

Большое значение для охраны прав и самостоятельности местных органов в управлении хозяйством имело постановление состоявшейся в декабре 1921 года XI партийной конференции. Признавая технически и экономически целесообразным создание объединений ряда однотипных или друг друга обслуживающих государственных предприятий, конференция вместе с тем предупреждала о недопустимости возрождения под видом таких объединений отвергнутой системы «главкизма». Конференция признала, что передача предприятий из ведения губисполкомов в общероссийские или областные объединения, может допускаться только по решению президиума ВЦИК. Конференция указала на необходимость расширения прав местных органов в распределении и использовании бюджета на своей территории.

Эти постановления XI партийной конференции были оформлены в законодательном порядке IX съездом Советов (декабрь 1921 г.).

Одним из важнейших условий достижения практических успехов в области хозяйственного строительства являлось сокращение и удешевление административно-управленческого аппарата. Насколько важно было решить эту задачу, видно из следующих данных. До революции на фабриках и заводах было около 8 процентов служащих по отношению к общему числу занятых на них рабочих я служащих. Даже по переписи 28 августа 1918 года служащие на промышленных предприятиях составили только 8,4 процента30. Однако к 1921 году число служащих на предприятиях увеличилось до 18 процентов. Так, например, в нефтяной промышленности Баку по сравнению с довоенным временем количество рабочих уменьшилось почти вдвое, а количество служащих, наоборот, увеличилось и составляло почти 40 процентов к числу рабочих. В Москве на заводах АМО, Динамо, на 1-й Государственной электростанции и ряде Других (предприятий насчитывалось до 50 процентов служащих по отношению к числу рабочих. Большое количество служащих имелось также в центральных и местных учреждениях. Все это наносило большой ущерб хозяйственной деятельности предприятий, работавших на хозрасчете, вело к нерациональному расходованию и без того ограниченных ресурсов государства, к насаждению и развитию «бюрократизма и волокиты.

Вопрос о сокращении и удешевлении административно-управленческого аппарата имел огромное политическое и народнохозяйственное значение. Решению его Ленин и партия уделяли огромное внимание с первых же дней перехода к мирному хозяйственному строительству.

2 февраля 1921 года Ленин в письме на имя заместителя председателя Малого Совнаркома потребовал подвергать наказанию наркомов, увеличивающих число служащих в своих учреждениях без разрешения Малого Совнаркома.

Однако количество служащих продолжало увеличиваться. Нужны были более решительные меры. На заседании Совнаркома от 24 июня, проходившем под председательством Ленина, был рассмотрен проект постановления «О коллективной оплате труда служащих в советских учреждениях». Совнарком поручил специально созданной комиссии доработать представленный проект, исходя из необходимости сократить число служащих минимум вдвое. Переработанный комиссией проект постановления был утвержден на заседании Совнаркома 8 июля31 и за подписью Ленина опубликован, как декрет Советского правительства. Декретом устанавливалось, что месячный фонд денежной и натуральной заработной платы, который предоставляется авансом каждому учреждению, не уменьшается при сокращении наличного состава служащих без ущерба для выполнения работы.

Большую роль в сокращении и удешевлении административноуправленческого аппарата сыграла созданная для этой цели 25 октября 1921 года комиссия ВЦИК. Ее исполнительным аппаратом была штатная комиссия Наркомата труда, а на местах — губернские комиссии.

По запросу В. И. Ленина 25 марта 1922 года Комиссия ВЦИК направила на рассмотрение В. И. Ленину отчет о проделанной работе. Как видно из отчета, было проведено значительное сокращение, как центрального, так и местного аппарата наркоматов и ведомств. Так, например, если в ноябре 1921 года в центральном аппарате ВСНХ было 21689 человек, то к 1 марта 1922 года — 14883 человека. Были ликвидированы уездные совнархозы. Их громадный аппарат заменили уполномоченные губернских СНХ. Аппарат Нар- компрода был сокращен с 326 тысяч человек до 170 тысяч. Комиссия установила, что число служащих на предприятиях не должно превышать 12 процентов к числу рабочий.

Сокращение и удешевление административно-управленческого аппарата способствовало улучшению работы центральных и местных органов управления.

В. И. Ленин уделял большое внимание улучшению деятельности Совета Народных Комиссаров. Это он считал необходимым условием обеспечения четкости и оперативности в работе всего государственного аппарата. Своими указаниями, распоряжениями и личным примером В. И. Ленин настойчиво добивался образцовой постановки работы в аппарате СНК и СТО, обращая при этом особое внимание на усиление связи аппарата с местными хозяйственными органами и на строгий контроль за деятельностью наркоматов и ведомств, за выполнением постановлений правительства.

В своем письме в Малый Совнарком от 27 августа 1921 года В. И. Ленин указал на серьезные недостатки в работе этого органа по подготовке декретов Советского правительства и потребовал «принять серьезнейшие меры против этого непорядка»32. Обсудив этот вопрос, члены Малого Совнаркома направили В. И. Ленину докладную записку с предложениями по упорядочению законодательной деятельности Малого Совнаркома, сильно возросшей в связи с осуществлением нэпа. В частности, указывалось на необходимость подобрать постоянный состав Совета, точно определить его функции, укрепить технический аппарат и т. д.33. Эти предложения легли в основу разработанной по поручению ЦК РКП (б) и Совнаркома Цюрупой директивы о задачах и методах работы Малого Совнаркома. При этом Ленин считал необходимым указать, что центр тяжести работы Малого СНК должен быть перенесен с писания декретов и приказов на подбор людей и проверку исполнения Именно в этом Ленин видел главную задачу деятельности всего аппарата Совнаркома и СТО. «Нас, — писал он, — затягивает поганое бюрократическое болото в писание бумажек, говорение о декретах, писание декретов, и в этом бумажном море тонет живая работа»34.

24 января 1922 года в письме к заместителю председателя СНК т. Цюрупе Ленин поставил вопрос о необходимости радикального изменения системы работы СНК и СТО с тем, чтобы разгрузить СНК и СТО от мелких вопросов, добиться, чтобы наркоматы и ведомства не перекладывали ответственность за их решения на СНК, а больше решали и отвечали за это сами. «...Первоочередная задача момента, — подчеркивал Ленин, — не декреты, не реорганизации, а подбор людей; установление индивидуальной ответственности за делаемое; проверка фактической работы. Иначе из бюрократизма и волокиты, которые нас душат, не вылезть»35.

Практическое осуществление этих задач должно было, по мысли Ленина, составить основное содержание деятельности заместителей председателя СНК. Они должны стать «практическими инструкторами государственной работы», лично знакомиться с работниками наркоматов для проверки и подбора людей, максимально использовать аппарат для систематической проверки работы и ее результатов, сокращения штатов и борьбы с бюрократизмом. Для решения этих же задач Ленин считал целесообразным использовать аппарат Рабкрина, его лучших работников.

Все эти принципиальные положения о работе Совета Народных Комиссаров были развиты и конкретизированы Лениным в проекте «Постановления о работе замов (заместителей председателя СНК и СТО»), написанным им 11 апреля 1922 года. Этот документ был послан Лениным на отзыв членам Политбюро ЦК РКП (б), большинство которых одобрило его, сделав некоторые частные замечания. Против коренных положений, содержавшихся в ленинском проекте постановления, выступил Троцкий. В письме к Ленину он заявлял, что проверка исполнения не является главной практической задачей. С барским высокомерием он писал, что главное — это борьба с невежеством и неумелостью работников советского аппарата. Особенные нападки Троцкого вызвали предложение Ленина использовать Рабкрин как рычаг для улучшения советского государственного аппарата. Троцкий пытался доказать, что Рабкрин должен выполнять строго ограниченную задачу, связанную со знанием законодательства: и бухгалтерии. Троцкий не хотел и не мог понять ни громадной роли и значения РКИ в работе по улучшению советского аппарата, ни существа этой работы.

Жизнь подтвердила правильность ленинских указаний. РКИ, реорганизованная на основе положений, изложенных Лениным в его последних статьях, сумела провести огромную работу по укреплению и совершенствованию советского государственного аппарата.

В условиях мирного хозяйственного строительства партия и правительство приняли меры к укреплению революционной законности во всех областях жизни страны. Этой задаче Ленин отдавал много сил и энергии. По его указаниям и под его непосредственным руководством были разработаны и осуществлены все важнейшие мероприятия, направленные на приспособление законодательства и администрации к осуществлению новой экономической политики. При этом внимание Ленина было направлено в первую очередь на повышение роли судебно-административных органов в решении вопросов хозяйственного строительства, в борьбе против бюрократизма и волокиты.

Важное значение имела проведенная по указаниям Ленина реорганизация ВЧК и судебно-следственных органов. 1 декабря 1921 года Политбюро ЦК РКП (б) назначило комиссию, которой было поручено разработать решение о реорганизации ВЧК. При этом комиссии надлежало руководствоваться следующей написанной Лениным директивой: «Сузить компетенцию ВЧК, сузить право ареста, усилить суды, обсудить вопрос об изменении названия, подготовить и провести через ВЦИК общее положение об изменении в смысле серьезных смягчений»36. Это решение, подтвержденное XI партийной конференцией, получило законодательное оформление в постановлении IX съезда Советов. В своем докладе на этом съезде Ленин, отметив величайшую роль, которую сыграла ВЧК в борьбе против контрреволюции, указал, что в новых условиях, когда на первый план выдвинулась задача хозяйственного строительства и развития гражданского оборота, необходимо твердо добиваться большей революционной законности и ограничить функции и компетенцию ВЧК политическими задачами.

Вопрос о неуклонном соблюдении революционной законности, об улучшении работы судебно-следственных органов Ленин рассматривал в неразрывной связи с задачами хозяйственного строительства, видел в этом одно из важнейших условий для достижения успехов в развитии социалистической экономики. Так, в «Наказе по вопросам хозяйственной работы», принятом IX Всероссийским съездом Советов (декабрь 1921 г.), Ленин указывал, что деятельность всех органов государственного управления должна быть направлена на достижение успехов в хозяйственном строительстве. При этом Ленин уделяет особое внимание определению задач народных судов. На Наркомат юстиции возлагалась обязанность поставить работу народных судов так, чтобы они строго следили за деятельностью частных торговцев и предпринимателей, карая малейшие их попытки отступления от неуклонного соблюдения законов республики, чтобы народные суды преследовали и карали бюрократизм, волокиту, хозяйственную нераспорядительность, привлекали внимание рабочих и крестьян к этому важнейшему вопросу.

Неуклонного осуществления этих задач Ленин добивался со всей присущей ему энергией и настойчивостью. Вот один из примеров. В конце 1921 —начале 1922 года в Смоленской губернии частные предприниматели, пользуясь недостатком оборотных средств у кооперации и неудовлетворительной работой местных органов власти, скупили по дешевке большое количество хлеба для спекуляции, дезорганизовали работу местной кооперации. Этот и ряд других фактов нэпманских злоупотреблений и безответственности некоторых руководящих работников трестов вызвали глубокое возмущение и беспокойство Ленина. В связи с этим он высказал ряд резких замечаний в адрес Наркомата юстиции. Эти замечания были изложены Горбуновым в письме к Наркому юстиции Курскому и заместителю председателя СНК Цюрупе.

Указывая на недопустимость таких случаев, какой произошел в Смоленской губернии, когда частный капитал побил кооперацию, Ленин спрашивал: «А где же суд за незаконную торговлю? Где пошлины на частную торговлю?». «Наркомюст, — указывал Ленин, — вероятно, не понимает, что новая экономическая политика требует новых способов, новой жестокости кар». Ленин считал, что Наркомат юстиции должен быть ударным органом борьбы против хищников- нэпманов, проводить образцовые судебные процессы «ад ними, брать до 90 процентов прибыли за нарушение ими советских законов37.

Эти замечания Ленина были обсуждены на совещании работников Наркомата юстиции. В письме Ленину от 23 февраля 1922 года Курский сообщал о мерах, принятых для усиления работы Наркомюста38.

Приведенные факты освещают лишь некоторые моменты многогранной деятельности Ленина по повышению уровня руководства хозяйственным строительством, по внедрению принципа демократического централизма в деятельность государственного аппарата. Решая эту огромную и исключительно трудную проблему, Ленин настойчиво добивался всемерного укрепления централизованного планового начала в руководстве социалистической экономикой и самого широкого развития творческой инициативы и самодеятельности масс.

Неуклонно следуя ленинским указаниям, наша партия выработала правильные для данных конкретно-исторических условий организационные формы и методы руководства строительством социалистической экономики, что обеспечило успешное решение чрезвычайно сложных и трудных задач восстановительного периода.

* * *

Выработанные под руководством Ленина формы организационного руководства народным хозяйством на последующих этапах социалистического строительства видоизменялись и совершенствовались в соответствии с развитием производительных сил и изменением исторической обстановки.

В послевоенные годы в развитии социалистического хозяйства нашей страны произошли глубокие количественные и качественные изменения. Сложившиеся на предыдущих этапах социалистического строительства организационные формы управления народным хозяйством уже не соответствовали полностью изменившимся условиям, не учитывали в достаточной степени особенностей современного этапа.

Противоречие, наметившееся между характером производства и организационными формами управления, могло нанести серьезный ущерб делу социалистического строительства, если бы наша партия под руководством своего Центрального Комитета своевременно не вскрыла его и не приняла решительных мер по перестройке организации управления народным хозяйством в соответствии с новыми задачами.

Коммунистическая партия пришла к выводу, что изменения в экономическом развитии страны, происшедшие за послевоенные годы, сделали жизненно необходимым и в то же время возможным более полное и последовательное осуществление принципа демократического централизма в управлении народным хозяйством. Появилась возможность, не ослабляя, а, наоборот, всемерно укрепляя централизованное плановое руководство, выработать такие организационные формы, которые открывали бы более широкий простор развитию творческой инициативы и самодеятельности масс в управлении производством.

Февральский Пленум ЦК КПСС указывал, что в современных условиях необходимо, не ослабляя централизованного и планового начала в руководстве хозяйством, перенести центр тяжести оперативного управления промышленностью и строительством на места, в основные экономические районы.

Выработанный в результате всенародного обсуждения и принятый майской сессией Верховного Совета СССР закон «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью, и строительством» открыл новый этап в осуществлении ленинского принципа демократического централизма как основы социалистического хозяйствования. Переход от прежних организационных форм управления через отраслевые министерства и ведомства к более гибким в современных условиях формам управления по территориальному признаку приблизил руководство непосредственно к предприятиям и стройкам, в значительной степени расширил права и увеличил ответственность местных партийных, советских и профсоюзных организаций за развитие экономики, дал возможность еще шире привлечь к руководству хозяйственным строительством трудящиеся массы. Вместе с тем новая организация управления создала необходимые условия для дальнейшего улучшения государственного планирования, учета и контроля за работой предприятий. Все это создает предпосылки для еще более широкого развития производительных сил, для успешного строительства материально-технической базы коммунистического общества.

За годы Советской власти наша страна совершила гигантский скачок от отсталости к прогрессу, превратилась в передовую социалистическую державу с первоклассной современной промышленностью и крупным механизированным сельским хозяйством, неизмеримо подняла материальный и культурный уровень советского народа. Эти успехи неопровержимо доказывают, что лежащий в основе управления народным хозяйством ленинский принцип демократического централизма является единственно правильным, лучшим, методом социалистического хозяйствования, могучим средством укрепления и развития социалистического строя.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 28, стр. 398.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 28, стр. 19.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 27, стр. 181.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 356.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 81.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 47.

7 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 1, on. 1, ед. хр. № 16428.

8 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 1, on. 1, ед. хр. № 16428.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 62—63.

10 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 205.

11 «КПСС в резолюциях и решениях...», ч. 1, стр. 478.

12 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, ед. хр. № 16677

Так, например, Ленин подчеркнул и отметил знаком NB следующее место брошюры: «Начать придется, вероятно, с учета, а затем уже на нем строить первое очередное производственное задание и дать всем хозяйственным органам первую производственную директиву» (стр. 29).

Пометки показывают, что Ленин был согласен также со следующим утверж. дением автора: «Задача нового государственного аппарата подавить сопротивление буржуазии и организовать производство. Первая задача нашим государством выполнена на девять десятых, вторая же только на одну десятую» (стр. 46).

13 В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 480.

14 Комиссия использования была учреждена при ВСНХ в 1918 г. См. «Известия ВЦИК», 24 ноября 1918 г. Она являлась междуведомственным органом по планированию использования внутренних ресурсов страны. Постановлением СНК она была передана из ведения ВСНХ в ведение СТО

15 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС ф. 19 (осн.), ед. хр. 32846.

16 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, ед. хр. 18064.

17 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 19. ед. хр. 202, л. 10. Протоколы СТО

18 «Ленинский сборник» XX, стр. 78.

19 «Ленинский сборник» XX, стр. 80.

20 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 354.

21 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 415.

22 «КПСС в резолюциях и решениях...», ч. I, стр. 575.

23 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ед. хр. № 6869.

24 Там же, ед. хр. 32810

25 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Постановление СНК, № 424 от 24 мая 1921 г., п. 29.

26 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, ед. хр. № 15500.

27 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 19, ед. хр. № 431

28 «Ленинский сборник» VIII, стр. 30—31.

29 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 436.

30 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 17, ед хр. № 30817

31 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 19. № 428 от 24 июня 1921 г., п. 1; № 431 от 8 июля 1921 г., п. 1

32 «Ленинский сборник» XXIII, стр. 226

33 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, ед. хр. К: 32828

34 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 459

35 Там же, стр. 464

36 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, cm. 1, ед. хр. № 22295.

37 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф, 17, ед. хр. № 25575

38 Там же, ед. хр. № 25570.