Содержание материала

 

 

ГЛАВА 4

ИСТОЧНИК СИЛЫ И ДЕЙСТВЕННОСТИ

Правда, справедливость, истина — сколько сил и энергии пришлось потратить на их поиски! Эти поиски начались с тех пор, как человек выделился из царства животных. Многие века люди полагали, что справедливость существует только на небе, в загробном мире. Так их учила религия.

Передовые представители человечества не раз пытались установить правду на земле. И тогда рабовладельческие деспотии сотрясались под ударами рабов, а феодальные монархии трещали под напором крестьянских восстаний. Это неистребимое стремление трудящихся масс к правде, справедливости нашло отражение в народных сказаниях и легендах о правдолюбцах, в пословицах и поговорках, как, например: «Правда дороже золота», «Правда — свет разума», «Правда — светлей солнца», «Правда силу родит» и т. д.

Но только с возникновением марксизма эта борьба за правду стала на реальный, научно обоснованный путь. И глубоко символично, например, что центральный печатный орган КПСС носит название «Правда». Правдивость — источник силы и действенности коммунистической пропаганды, важнейший ленинский принцип идейно-политического воспитания масс.

В годы гражданской войны В. И. Ленин не раз подчеркивал решающую роль правдивости пропаганды и агитации в борьбе за умы и сердца людей. Он говорил на IX съезде партии: «Если наши противники говорили и признавали, что мы сделали чудеса в развитии агитации и пропаганды, то это надо понимать не внешним образом, что у нас было много агитаторов и было истрачено много бумаги, а это надо понимать внутренним образом, что та правда, которая была в этой агитации, пробивалась в головы всех»1.

Успех идеологической работы и сегодня во многом зависит от наиболее полного воплощения в жизнь ленинского требования. Нельзя не учитывать, что ленинский принцип правдивости пропаганды и агитации подвергается ожесточенным нападкам со стороны буржуазных фальсификаторов. Апологеты империализма всеми силами стремятся подорвать доверий к агитации и пропаганде коммунистов, клевещут на идеологическую работу КПСС.

 

БУРЖУАЗНЫЕ ФАЛЬСИФИКАТОРЫ «ЗА РАБОТОЙ»

Труды антикоммунистов при всей многочисленности публикаций очень бедны идеями и построены по шаблонной схеме. Все они стремятся представить дело так, что идеологическая работа коммунистов лишена научной основы, неправдива, строится на фальсификации, обмане масс. То, что является неотъемлемой сущностью капиталистической прессы, радио, телевидения, они приписывают и нашим органам пропаганды. В своей пропаганде буржуазные идеологи действительно предпочитают ложь, считая правду вредной для успеха идеологического воздействия, манипулируют общественным сознанием. Одни из них говорят об этом прямо, другие — завуалированно.

Еще в 20-е годы в Англии вышла книга об опыте английской пропаганды в годы первой мировой войны2. Здесь содержатся и «теоретические» обобщения сути буржуазной пропаганды вообще. Лейтмотивом книги выступает формулировка из «Британской энциклопедии»: «Отличительная черта пропаганды (буржуазной. — В. Д.) — безразличие к правде. Правда ценна лишь постольку, поскольку она может оказывать желаемое воздействие. Полная правда была бы вообще излишней и приводила бы к ошибкам»3. Сказано довольно ясно, и особых комментариев не требуется. Автор книги не только разделяет эту точку зрения, но и дает рекомендации, как на практике надо сие осуществлять. По его мнению, первостепенное правило пропаганды — «пользоваться только правдоподобными утверждениями». Он советует своим коллегам, буржуазным пропагандистам, опасаться прежде всего одного — «не пользоваться противоречащими друг другу доводами», хотя бы и фальшивыми, ложными. Автор призывает действовать «осмотрительно и осторожно», создавать определенную систему идеологического воздействия4.

Аналогичные установки выдвигают и современные буржуазные идеологи. В одной из книг, посвященных внутренней пропаганде в капиталистических странах, американские и английские социологи по-прежнему отводят средствам массовой информации роль манипуляторов сознанием и чувствами людей5. Американский социолог Майкл Чукас призывает использовать данные различных наук в борьбе за души людей, координировать фабрикации общественного мнения путем массового распространения лжи, заблуждений, выгодных буржуазии стереотипов6.

В отношении коммунистической пропаганды у буржуазных идеологов наблюдаются разные оттенки. В одних случаях действенность коммунистической пропаганды и агитации даже преувеличивается, в других эффективность ее принижается. Но все без исключения антикоммунистические идеологи отказывают коммунистической пропаганде в правдивости. Причем на различных этапах борьбы двух систем, борьбы социализма и капитализма, эта буржуазная фальсификация была то более грубой, то более завуалированной, но неизменной оставалась лживая сущность антикоммунистических писаний.

В годы гражданской войны буржуазная пропаганда стремилась грубо скомпрометировать большевиков и их идеологическую деятельность. Народные массы рисовались ими как «жертвы» большевистской пропаганды.С этой целью идеологи II Интернационала, меньшевики, эсеры, а за ними и буржуазные идеологи «теоретически» обосновывали ошибочность политической линии большевиков, нереальность их планов. Отрицался социалистический характер Октябрьской революции. Широкое хождение имели утверждения, что она всего лишь запоздалая буржуазная революция; оспаривался тезис о возможности социалистической революции в отсталой крестьянской стране; власть в Советской Республике представлялась не как диктатура пролетариата, а как диктатура большевистской партии, ее вождей и пр. И как вывод из всего этого — предсказания неизбежного разочарования масс, краха якобы «фальшивой» пропаганды и агитации коммунистов.

Какое представление пытались создать о большевиках, об их массово-политической работе империалисты, можно видеть из такого документа периода гражданской войны, как официальный отчет так называемой «Овермескoй комиссии» сената США (февраль—март 1919), в котором содержатся признания, что «пропаганда большевиков организована изумительно. В России она  ведется с громадным успехом»7. Весь клеветнический спектакль (допрос «свидетелей» в комиссии сената) преследовал цель создать в США шумную пропагандистскую (антисоветскую) кампанию. В нее включился бывший американский посол в России Дэвид Френсис, который, не  моргнув глазом, лгал, что в ряде губерний «большевики национализировали женщин». Эсеровская «бабушка» Брешко-Брешковская, эмигрировавшая в 1918 г. в США, также внесла свою лепту в этот антикоммунистический шабаш. Она доказывала на заседании сенатской комиссии, что «большевистская пропаганда играет на дурных инстинктах людей», а во главе Советов стоят уголовники8. Вызванные на заседании комиссии США в  качестве свидетелей Л. Брайянт, Джон Рид, Альберт Рис  Вильямс убедительно опровергли несусветную клевету буржуазных слуг на Советскую Россию, большевиков, их пропаганду.

Очень широко были распространены в буржуазной, мелкобуржуазной прессе в 1918—1920 гг. утверждения, что власть большевиков держится лишь на терроре, насилии. Коммунистическая пропаганда и агитация изображались как одно из средств запугивания населения, клеветы на противников Советской власти и пр. Вплоть до 30-х годов такая оценка большевистской пропаганды и агитации была преобладающей в буржуазной, правосоциалистической, белогвардейской литературе. Генерал Деникин, опубликовавший после гражданской войны обширные мемуары, лживо утверждал, будто коммунистическая пропаганда рассчитана на заведомый обман темных, заблуждающихся масс. Он считал, что во  всем повинна слепота народа, одурманенного искусной  большевистской пропагандой9.

В начале 30-х годов в буржуазной печати намечаются некоторые отклонения от «аргументации» 20-х годов. Происходило это по ряду причин. Прежде всего буржуазным идеологам пришлось отказаться от ряда «теоретических» посылок о неизбежности провала «социалистического эксперимента», о неизбежности драчки между рабочим классом и крестьянством, о неизбежности крушения Советской власти и пр. Социалистическая страна удивляла весь мир своими успехами. Теперь даже неискушенный в политическом отношении человек в капиталистических странах начал понимать, что не может Советская власть «держаться лишь на терроре, обмане», как ему твердили ряд лет подряд буржуазные пропагандисты.

Нельзя, далее, не учитывать, что правда о Советской стране так или иначе за эти годы пробивала дорогу и в капиталистические страны. Поэтому буржуазные идеологи в 30-х годах не столь грубо клевещут на коммунистическую пропаганду и агитацию, фальсифицируют ее более утонченно и гибко. Например, крупный политический деятель Англии Ллойд-Джордж в своих военных мемуарах вынужден был нехотя признать, что политика большевиков в годы гражданской войны в той или иной мере соответствовала интересам народных масс. Именно это и объясняет в конечном счете высокую действенность коммунистической пропаганды10.

Современные идеологи антикоммунизма тщатся представить всю деятельность КПСС как стремление любыми средствами привлечь на свою сторону массы, завлечь их в свои сети ради интересов «мирового коммунизма». Рассматривая идеологическую работу КПСС в целом, без учета ее особенностей на различных этапах деятельности, они не видят творческого характера коммунистической пропаганды и агитации. В книге Лейтеса «Исследование большевизма» имеется глава «Пропаганда», где автор по-своему пытается обосновать принципы большевистской пропаганды. Усиленно цитируя В. И. Ленина,  чтобы придать весомость выдвигаемым положениям, он, как и его предшественники, отказывает большевистской  пропаганде в правдивости и научности11. В таком же духе  выступает А. Мейер в книге «Ленинизм». В главе «Партия и массы», фальсифицируя ленинское понимание пропаганды и агитации, он обрисовывает их как «систему манипуляций», более или менее далеких от истины, от реальных интересов масс и преследующих цель удержать власть в своих руках12.

Идеологи антикоммунизма обрушиваются прежде всего на теоретические, научные основы коммунистической пропаганды и агитации. Именно так поступает Р. Конквест в книге «Марксизм сегодня»13. Он пытается усмотреть противоречивость марксизма, доказать его несоответствие с действительностью вообще и с жизнью социалистических стран в частности. Автор отрицает возможность научного предвидения в области общественной жизни, а факты разногласий в международном коммунистическом движении использует как аргумент для отрицания научности марксизма. В 1963 г. в США вышла книга Вольдемара Гуриана «Большевизм. Из анализа советского коммунизма». Здесь большевизм характеризуется как социально-политическая религия; автор сетует на монополию коммунистической пропаганды в СССР, недоволен руководящей ролью КПСС в области идеологической работы14.

В последующие годы буржуазными фальсификаторами опубликовано немало литературы, посвященной специально идеологической работе коммунистов. Повышение их интереса к этой области деятельности компартий не случайно. В современных условиях еще более усилилась идеологическая борьба между социализмом и капитализмом. Наши противники особое внимание уделяют идейной обработке трудящихся масс в своих странах, расширяют идеологические диверсии в отношении социализма. Вот почему они «в поте лица» трудятся над тем, чтобы, с одной стороны, оклеветать, скомпрометировать идеологическую работу коммунистов, а с другой — разработать конкретные меры по распространению буржуазной идеологии, антикоммунизма. С этой точки зрения представляют интерес книги Генриха Фалька (ФРГ), Теодора Арнольда (ФРГ), Теодора Кругляка (США).

Книга Фалька имеет претенциозное название — «Идеологические основы коммунизма»15, но содержит все те же клеветнические утверждения типа: для коммунистов цель в конечном счете оправдывает любые средства. Автор тщится обосновать, что марксизм не является наукой, а представляет собой лишь субъективную идеологию, оформленную внешне достаточно научно. Пропаганда и агитация большевиков рассматривается как средство обмана масс. С помощью пропаганды, т. е. идеологического воздействия, малочисленному меньшинству (большевикам), по мнению автора, удалось привлечь на свою сторону широкие массы населения, скрыв свои истинные коммунистические замыслы. Брошюра Т. Арнольда «Коммунистическая пропаганда и борьба с ней» выпущена реакционной антикоммунистической организацией и отражает страх буржуазных кругов Запада перед силой воздействия идей коммунизма на широкие массы трудящихся.

Начав с «анализа» некоторых принципов современной коммунистической пропаганды, автор делает вывод: перечисленные принципы принесли успех большевикам в Октябрьской революции, в гражданской войне потому, что население России в то время было неграмотным и малограмотным. В идейном отношении, мол, перед Лениным был почти полный вакуум, который коммунистам, к несчастью, и удалось заполнить. В брошюре рекомендуются наиболее эффективные, по мнению автора, тактические приемы и методы борьбы против распространения коммунистических идей, прежде всего изучение коммунизма. Книга Т. Кругляка «Два лица ТАСС»16 искажает историю деятельности РОСТА, ТАСС, используя всевозможные клеветнические измышления буржуазной прессы. Автор пытается подорвать у читателей доверие к информации, сообщениям ТАСС, называя его «официальным фальсификатором, официальным лжецом Советского правительства».

Следует отметить еще одну типичную особенность буржуазной фальсификации идеологической работы КПСС. Как правило, идеологи антикоммунизма избегают ссылаться на подлинные документы нашей партии, на агитационно-пропагандистские материалы. И это понятно. Использование их затруднило бы клевету на идейно-политическую работу КПСС.

В книгах антисоветчиков, появившихся в 70-е годы, лейтмотивом являются утверждения, что коммунистическая идеология в СССР распространяется якобы «принудительным путем», а это ведет к утрате ее эффективности17.

Выдавая желаемое за действительное, буржуазные идеологи стремятся доказать, что сегодня советские люди, особенно молодежь, менее восприимчива к пропаганде марксистско-ленинских идей, коммунистических идеалов, чем это было раньше. В действительности же правдивость коммунистической пропаганды и агитации является неотъемлемым принципом нашей идеологической работы, принципом, который всегда был на вооружении КПСС и сегодня является важнейшей закономерностью ее идейно-воспитательной работы.

Несостоятельность утверждений буржуазных фальсификаторов неотразимо показывает теория и практика идеологической работы КПСС. Обратимся с этой целью к ленинским трудам, к анализу конкретного исторического  материала.

 

ПРАВДИВОСТЬ. КАК ЕЕ ПОНИМАТЬ

Правдивость партийной пропаганды — это научное, объективное освещение событий и фактов, явлений общественной жизни, это воплощение на практике боевой партийности, классового, научного подхода к оценке собственных успехов и достижений,  решенных и нерешенных задач внутреннего и международного движения. Без этого нельзя воспитать у людей непримиримость к недостаткам, учить их на лучших образцах коммунистического строительства, исправлять ошибки, преодолевать трудности.

Большой теоретический и практический интерес имеют ленинские высказывания о сущности правдивости коммунистической пропаганды. Стоять на классовых, партийных позициях, оценивать исторический процесс с точки зрения интересов рабочего класса отнюдь не означает игнорирования тех сторон и явлений процесса, которые противоречат этим интересам. Классовый анализ тогда будет глубоким, когда он, по мысли Ленина, проводится «совершенно трезво, независимо от наших симпатий и желаний...»18.

Оценивая постановку информации в международном коммунистическом движении, Владимир Ильич писал в 1921 г. о том, что нужна «...полная и правдивая информация. А правда не должна зависеть от того, кому она должна служить»19.

Может возникнуть вопрос: раз правдивость является выражением научности пропаганды и агитации, стоит ли тогда ее выделять особо? Да, стоит. Ибо принцип правдивости выражает такие качества партийной пропаганды и агитации, такие оттенки и свойства, которые не укладываются полностью в понятие научности. Правдивость — это твердость убеждений пропагандиста и агитатора, искренность, задушевность, отсутствие всякой искусственности, наигранности, ложного пафоса в разговоре с людьми, учет их социальной психологии, единство слова и дела.

 В правдивости коммунистической пропаганды находит конкретное выражение политическая острота и нравственная сила нашей идеологической работы, сочетание объективности анализа и смелости, в признании действительных недостатков нашей работы, а также конкретное проявление критики и самокритики. Этот принцип напоминает каждому идеологическому работнику, каждому пропагандисту и агитатору: мы — не  бесстрастные просветители, а политические бойцы. По существу,  правдивость является как бы фокусом партийности и научности, связи с жизнью и доходчивости нашей разъяснительной работы.

Таким образом, когда мы говорим о правдивости, то имеем в виду не только содержание, но и определенные требования к формам и методам партийной пропаганды и агитации.

В. И. Ленин настойчиво учил руководящие кадры, пропагандистов и агитаторов правдивой оценке событий и явлений. «Не будем бояться называть зло и бедствие настоящим именем»20,— убеждал он. Ленин считал, что массам надо говорить всю правду. Всякий обман — величайший вред делу революции, ибо было бы преступлением скрывать от рабочих и крестьян тяжелую истину. В знаменитой статье «Главная задача наших дней» он писал:

«Не надо самообманов. Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде»21. Сам Владимир Ильич всегда придерживался этого правила. Его выступления на партийных съездах, съездах Советов, на митингах и беспартийных конференциях, на собраниях и в печати — непревзойденный пример откровенного, честного, прямого разговора с массами. Вождь партии и глава первого в мире Советского государства никогда не преуменьшал опасности, трудности, встававшие перед партией и народом.

В. И. Ленин видел правдивость пропаганды и агитации в том, чтобы не бояться говорить о наших собственных  ошибках, слабостях, просчетах. Широко известно его знаменитое высказывание в книге «Детская болезнь с «левизны» в коммунизме» о критическом отношении марксистской партии к допущенным ошибкам22. Важность осуществления этого требования Ленин выразил с большевистской прямотой и определенностью на II Всероссийском съезде горнорабочих в январе 1921 г.: «Никто не может нас погубить, кроме наших собственных ошибок»23.

— Нельзя сказать, что эти ленинские положения о необходимости серьезной критики своих собственных ошибок  были правильно поняты всеми коммунистами. Даже из числа видных деятелей партии были такие, которые сомневались в целесообразности широкой, открытой критики недостатков в работе партийных, государственных органов. На I Всероссийском съезде советских журналистов редактор «Известий» Ю. Стеклов развивал именно такую точку зрения. Он объяснял, что самим нам говорить нам о наших просчетах и промахах вряд ли полезно, ибо Советская власть и так опутана целой сетью злопыхательств со стороны ее многочисленных врагов24. Давая отпор подобного рода взглядам, В. И. Ленин говорил на III конгрессе Коминтерна: «Мы не должны скрывать наши ошибки  перед врагом. Кто этого боится, тот не революционер»25. Словно к нам, живущим сегодня, обращены ленинские слова: «Не бояться признавать своих ошибок, не бояться многократного, повторного труда исправления их — и мы будем на самой вершине»26.

В. И. Ленин выступал также против урезанной правды, считая, что для коммунистов одинаково неприемлемой является полуправда, когда истина показывается не до конца, когда в ее поисках останавливаются на полпути. Такая непоследовательная «правда» подчас столь же вредна, как и заведомая ложь. В печати не раз обращалось внимание на то,  что некоторые пропагандисты, например, говоря о коммунизме, расписывали лишь блага, которые он несет людям, подогревая тем самым потребительское отношение к коммунизму, и не показывали трудности на пути его созидания, не нацеливали на то, чтобы каждый реально понимал свое место в общем строю борцов за коммунизм. В итоге, столкнувшись в жизни с реальными трудностями и противоречиями, люди убеждались, что перед ними нарисовали слишком идеальную картину нашего движения вперед.

Возражения против признания ошибок подчас обосновывались тем, что самокритика якобы демобилизует волю и энергию трудящихся в борьбе (об этом говорилось, в частности, в ряде выступлений на VII Московской губпартконференции, октябрь 1921 г.). В. И. Ленин во всеоружии теории и фактов разбил эти настроения27. Рассчитывая продолжить разговор на данную тему, в плане доклада IX съезду Советов он записал: «Отступаем (не будем бояться признать это; не страшно отступление, страшны иллюзии и самообманы, губительна боязнь истины)»28.

В. И. Ленин самым серьезным образом предостерегал наши кадры против хвастливого тона разъяснительной работы, против легкомысленных обещаний, безответственных посулов. Он твердо держался мнения, что такого рода обещания компрометируют революционную теорию, пропаганду и агитацию, а вредные иллюзии могут привести только к быстрому разочарованию и ослаблению всей революционной работы.

Громкую фразу и хвастовство В. И. Ленин считал нравственной гибелью и верным залогом гибели политической. В разгар гражданской воины он советовал не забывать о том, что чем крупнее революционные победы, в известных условиях одерживаемые, тем чаще появляется опасность, что люди дадут себя обольстить этими победами, не думая хладнокровно, спокойно и внимательно над тем, при каких условиях они оказались возможными. В другом случае, в начальный период нэпа, он подчеркивал: «Не надо обольщать себя неправдой. Это вредно. Это — главный источник нашего бюрократизма»29.

Выступая против проявлений ложного пафоса, крикливости, фразеологии в пропаганде, В. И. Ленин еще до Октябрьской революции писал: «Единственное, что губило все революции, это — фраза, это лесть революционному народу. Весь марксизм учит не поддаваться революционной фразе, особенно в такой момент, когда она особенно ходка»30. Но этому ленинскому предостережению, как известно, не вняли «левые» коммунисты, революционная фраза которых о необходимости войны с Германией во имя мировой революции грозила гибелью Советской власти, утратой всех завоеваний Октябрьской революции. Ленин не раз подчеркивал, что большевики не обещали молочных рек и кисельных берегов трудящимся, зовя их на борьбу, что партия «...не обманывает рабочих. Она не дает обещаний, которых выполнить нельзя»31. В период борьбы с Деникиным Владимир Ильич Ленин точно так же говорил и о пропаганде среди крестьянства. «Мы не рисовали крестьянину сладеньких картин, что он может выйти из капиталистического общества без железной дисциплины и твердой власти рабочего класса, что простое собирание бюллетеней решит всемирно-исторический вопрос о борьбе с капиталом»32.

А. Шляпников, лидер «рабочей оппозиции», пытаясь сыграть на законном недовольстве трудящихся волокитой, невниманием к нуждам масс со стороны некоторых работников государственного аппарата, выбросил лозунг: «Покончить с бюрократизмом государства и бюрократизмом народного хозяйства». Ленин дал этому фальшивому призыву соответствующую оценку. «Кто вам предлагает покончить с бюрократизмом,— тот демагог»33,— заявил он в речи на II Всероссийском съезде горнорабочих (январь 1921г.), потому что бюрократизм нельзя убить одним ударом, борьба с ним требует десятилетий.

В. И. Ленин утверждал: «Пролетариат нуждается в правде, и нет ничего вреднее для его дела, как благовидная, благоприличная, обывательская ложь»34.

 

«ПРАВДУ НАДО УМЕТЬ ГОВОРИТЬ»

Обоснование необходимости вести коммунистическую пропаганду правдиво представляет большой интерес. Но главное все же состоит в анализе того, как практически воплощать этот ленинский принцип в жизнь.

В одной из статей 1913 г., посвященной вопросам международного рабочего движения, В. И. Ленин высказал положение, которое носит обобщающий характер, имеет отношение к деятельности всех революционных организаций. Он заявил: «... правду надо уметь говорить, хотя бы она была резка»35. Уметь говорить правду. Что это значит? Обратимся за разъяснением к ленинскому идейному наследию.

Прежде всего следует подчеркнуть, революционный оптимизм ленинских выступлений, как бы ни велика была опасность, как ни тяжела была допущенная ошибка, Ленин всегда был полон веры в торжество коммунизма. Ни тени уныния, пессимизма вы не найдете в речах, статьях Ленина. Они вселяют энтузиазм, поднимают людей на преодоление трудностей.

«Социалистическое отечество в опасности! Да здравствует социалистическое отечество!»36, — гласит знаменитое воззвание СНК от 21 февраля 1918 г., написанное Лениным. Выступая в Моссовете 12 марта 1918 г., Владимир Ильич говорил о тяжелых днях, переживаемых страной, когда многие готовы были впасть в разочарование. Он предлагает шире посмотреть на окружающее, вспомнить, что сделала революция, чтобы рассеять отчаяние и уныние37. На VI Всероссийском Чрезвычайном съезде Советов (ноябрь 1918 г.) Ленин предупреждал: «Мы знаем, что опасность велика. Может быть, нам судьба готовит еще более тяжелые жертвы»38. И в то же время он убеждает, доказывает, что нет оснований для пессимизма или отчаяния.

В. И. Ленин воспитывал массы в духе стойкости, героизма, самопожертвования и железной дисциплины, вселял в них веру в свои силы, в свою победу, ин призывал не терять трезвости и ясности понимания обстановки в период побед, предостерегал против опьянения успехами и сам всегда учитывал возможность появления подобного рода настроений.

Ленинские аргументы в пользу правдивости коммунистической пропаганды и агитации опираются на неиссякаемую веру его в разум трудящихся, их творчество, инициативу, способность на героизм ради великой цели. Весьма примечательно и символично заявление В. И. Ленина на II съезде Советов, на второй день после победы Октября, что Советское государство сильно сознательностью масс, «когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно»39.

Важное принципиальное значение имеет ленинское указание о том, как говорить о наших успехах и просчетах, достижениях и недостатках. Необходимо учить правильно понимать и объяснять соотношение положительного и отрицательного в жизни, в политике. Ленин требовал отделять, а не смешивать то, что составляет всемирно-историческое завоевание Советской власти, и то, что в практической работе делается нами плохо, с ошибками и промахами. В «Письме к американским рабочим» он дал страстную отповедь попыткам империалистической пропаганды очернить российских коммунистов и Советскую власть на том основании, что в их деятельности имеются ошибки: «На каждую сотню наших ошибок, о которых кричит на весь свет буржуазия и ее лакеи (наши меньшевики и правые эсеры в том числе), приходится 10 000 великих и геройских актов — тем более великих и геройских, что они просты, невидны, спрятаны в будничной жизни фабричного квартала или захолустной деревни, совершены людьми, не привыкшими (и не имеющими возможности) кричать о каждом своем успехе на весь мир»40.

В. И. Ленин гневно осуждал оппортунистов за то, что они при виде трудностей и ошибок впадали в истерику, начинали сомневаться во всем и вся, готовы были охаять и охаивали самое для нас дорогое, отрекались от всего завоеванного, способны были сдать принципиальные позиции.

Владимир Ильич решительно протестовал против выступлений коммунистов, пропагандистов и агитаторов с позиций постороннего наблюдателя, а всегда требовал гражданской, партийной ответственности, добросовестности, зрелости в суждениях. Он решительно выступал против вольного или невольного умаления действительных успехов социалистического строительства, против спекуляции на недостатках и безответственного критиканства.

Известно, как В. И. Ленин резко обрушивался на те или иные недостатки нашего государственного аппарата. Никто так остро не критиковал бюрократизм, комчванство, взяточничество, другие болезни госаппарата, как сам председатель СНК. И в то же время он гневно осуждал тех, кто за деревьями не видел леса. Прибегнув к сравнению: первая паровая машина была плоха и даже неизвестно, работала ли она, но зато теперь мы имеем паровоз, Ленин убежденно говорил: «Пусть наш государственный аппарат из рук вон плох, но все-таки он создан, величайшее историческое изобретение сделано, и государство пролетарского типа создано»41. Кто охаивал пролетарское государство как систему управления, как политическую форму союза рабочего класса и крестьянства, тот играл на руку белогвардейцам и внешней контрреволюции, всем врагам Советской власти. Такова была логика ленинских рассуждений.

Вместе с тем В. И. Ленин требовал от идеологических работников решительной критики наших недостатков. В известной статье «О характере наших газет» он писал: «Травим ли мы трусливых полководцев и разинь? Очернили ли мы перед Россией полки, никуда не годные? «Поймали» ли мы достаточное количество худых образцов, которых надо бы с наибольшим шумом удалить из армии за негодность, за халатность, за опоздание и т. п.?»42

Ленинская вера в силу партии, разум народных масс выражалась и в том, что он рекомендовал решительно выставлять на суд общественности тех коммунистов, которые позорят высокое звание члена партии. В. И. Ленин не раз публично высказывался за необходимость очищения партии от примазавшихся, от негодных элементов. В докладе о работе в деревне на VIII съезде партии он говорил: «К нам присосались кое-где карьеристы, авантюристы, которые назвались коммунистами...»43 Трудящиеся массы видели, что у большевистской партии слово не расходится с делом. Немалое значение для подъема авторитета партии имело опубликование корреспонденции о решительной борьбе партии за чистоту своих рядов.

 

ПРАКТИКА — КРИТЕРИЙ ИСТИНЫ

Развивая революционное учение, В. И. Ленин раскрыл диалектический путь познания, показав, что познание находится в постоянном движении от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него снова к практике как критерию истинности полученных знаний44. Лишь практика в конечном счете может окончательно решить вопрос о том, что  истинно, а что ложно. К.. Маркс писал по этому поводу: «Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т. е. действительность и мощь ... своего мышления»45.

Учитывая марксистско-ленинское учение об объективной, абсолютной, относительной истине, их взаимоотношении, следует иметь в виду, что наши знания всегда относительны и неизбежно изменяются, пополняются в процессе развития общественного познания и практики. Но это не лишает их объективности, а вместе с тем и абсолютности.

Революционная наука дает возможность правильно оценивать процессы и явления общественной жизни. Но случается, что сама жизнь, практика не дают еще необходимого материала для тех или иных бесспорных выводов и обобщений.

 После X съезда партии мыслилось, что хозяйственные отношения социалистических предприятий друг с другом и с мелкотоварным крестьянством будут осуществляться путем прямого продуктообмена, без денег, без торговли (к торговле перейдут лишь частные товаропроизводители — крестьяне, ремесленники). Но продуктообмен по ряду причин сорвался, вылился в куплю-продажу. После XI съезда партии главным звеном нэпа стала торговля. Изменилось направление и массово-политической работы. Теперь она была нацелена на организацию торговли. На этом основании, конечно, нельзя было обвинять ее в отсутствии научности, правдивости и пр. Жизнь заставила внести уточнения в политику партии, в методы социалистического строительства.

В. И. Ленин говорил осенью 1921 г. о том, что при решении задачи, в которой очень много неизвестных, трудно без соответствующего практического опыта определить с абсолютной точностью или хотя бы приблизительно, какой метод работы является наиболее целесообразным46. Поясняя данную мысль, он сравнивает политическую тактику с военной тактикой японского генерала Ноги против гарнизона Порт-Артура в русско-японскую войну. Взятие Порт-Артура японцами прошло две совершенно различные стадии: неудачный штурм и длительная осада, приведшая к падению крепости. Возникает вопрос: можно ли считать ошибкой штурмовые атаки на крепость? На первый взгляд ответ прост: раз штурм не удался, значит он был ошибкой. Но это далеко не так. Без попытки взять крепость штурмом нельзя было определить, какой способ лучший, тем более что условия войны требовали скорейшего взятия крепости и в этом случае даже большие жертвы окупались. Штурм позволил также выяснить, какую силу представляет из себя крепость, какова мощь ее укреплений, каково состояние боевого духа войск. Так что он был целесообразен и оправдан.

Продуктообмен в 1921 г. — попытка установить прямую связь промышленности и земледелия, минуя промежуточные ступени, наладить социалистическую смычку между городом и деревней. Но когда выяснилось, что продуктообмен в данных условиях не может быть нормальной базой экономических связей между рабочим классом и крестьянством, решено было перейти к «длительной осаде» — к широкому развертыванию торговли.

В. И. Ленин, разъясняя на III конгрессе Коминтерна сущность взаимоотношений рабочего класса и крестьянства, подчеркивал, что все марксисты хорошо и легко разрешали этот вопрос теоретически, но теория и практика — не одно и то же, это разные вещи47. Еще раньше Владимир Ильич говорил: «Чтобы научиться плавать, надо лезть в воду. Такой борьбы, в которой бы заранее известны были все шансы, на свете не бывает»48.

Важное методологическое значение имеет также ленинское указание о том, что ни одна партия, ни одно даже самое близкое к массам правительство не в состоянии охватить сразу все стороны жизни49. Требуется время, достаточное развитие событий и явлений, накопление опыта, чтобы иметь окончательное суждение по тому или иному вопросу.

В. И. Ленин неоднократно подчеркивал также, что те или иные просчеты, ошибки даже неизбежны в таком важнейшем деле, как строительство социализма и коммунизма. Нет и быть не может идеальных решений. Вот некоторые его высказывания на этот счет: «Не ошибается только тот, кто не действует»; «Мы не боимся наших ошибок. От того, что началась революция, люди не стали святыми»; «Мы будем неизбежно делать ошибки, но на каждой ошибке теперь будут учиться не группы студентов... а миллионы трудящихся»; «Еще бы обойтись без неудач и ошибок в таком новом, для всей мировой истории новом деле, как создание невиданного еще типа государственного устройства!» Ленин учил также, что «погибшими наверняка надо бы признать тех коммунистов, которые бы вообразили, что можно без ошибок, без отступлений, без многократных переделываний недоделанного и неправильно сделанного закончить такое всемирно-историческое «предприятие», как завершение фундамента социалистической экономики»50.

Однако некоторые товарищи видят слабость перечисленных аргументов в том, что тогда можно, мол, оправдать любой просчет, любую ошибку, ибо «не ошибается только тот, кто ничего не делает». В том-то и дело, что речь идет не о любой ошибке, лишь о такой которую заранее, без соответствующего опыта нельзя было с точность предвидеть, предугадать, предвосхитить. Так, В. И. Ленин считал ошибкой (хотя и небольшой, легко поправимой) бойкот большевиками I (Виттевской) Думы в 1906 г., ибо он был проведен в условиях спада революции. Но в тот момент нельзя было еще судить о спаде революции, наоборот, можно было питать надежду на новый ее подъем.

В своей знаменитой книге «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» В. И. Ленин писал: «К политике и партиям применимо — с соответственными изменениями — то, что относится к отдельном людям. Умен не тот, кто не делает ошибок. Таких людей нет и быть не может. Умен тот, кто делает ошибки не очень существенные и кто умеет легко и быстро исправлять их»51.

Стало быть, есть ошибки и ошибки. Нельзя все валить в одну кучу, измерять одной меркой. Нужен дифференцированный анализ общественно-политической жизни.

Говоря о характере коммунистической пропаганды, В. И. Ленин подчеркивал, что ей противоестественны «хитрые» уловки, свойственные буржуазной пропаганде. Он говорил: «Политика, которую мы ведем ... такова, что мы всегда открыто излагаем ее перед глазами всей массы...»52. Отсюда вытекает, что такие приемы, как однобокое освещение событий, очковтирательство, произвольное жонглирование цифрами, фактами, недопустимы для партийного  пропагандиста.

Для коммунистов превыше всего революционная целесообразность, которая не противоречит принципиальности, последовательности марксистской теории и политике, а лишь дополняет ее. А революционная целесообразность подчас диктует: не ставить на всенародное обсуждение вопросов, которые не являются важными для всего населения, находятся в процессе изучения или по тем или иным соображениям обнародование их целесообразно отложить на более поздний срок. «...В нашей деятельности, — говорил В. И. Ленин уже после Октябрьской революции, — которая, несмотря на ее громадные размеры, была открытой, все же нелегальная работа оставалась, остается и будет оставаться. Мы не боялись упрека в своей нелегальности и в тайности, нет, мы гордились  этим»53.

Да, могут быть решения, которые составляют партийную тайну (и тем более государственную, военную) и ни в коем случае не должны доходить до наших противников, как об этом заявлял, например, Ленин на VII съезде  партии54. В феврале 1922 г. В. И. Ленин направил письмо Наркому юстиции Д. И. Курскому «О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики». В нем шла речь об усилении мер против политических врагов Советской власти и агентов буржуазии, о борьбе против злоупотреблений нэпманов, капиталистических элементов, поднявших голову в связи с введением нэпа. В самом начале письма Ленин выделил такое указание: «С особой просьбой: не размножать, только показывать под расписку, не дать разболтать, не проболтать перед врагами». В ходе изложения своих мыслей Ленин вновь напоминает: «...запретить под страхом партийной ответственности болтать о нем (об этом письме), ибо врагам показывать нашу стратегию глупо»55.

Ленинские принципы партийности, научности, правдивости пропаганды требуют от работников идеологической го фронта добросовестности, зрелости в суждениях, гражданской заинтересованности и ответственности.

 

ОБ ОТВЕТАХ НА ОСТРЫЕ ВОПРОСЫ

Возглас: «Не уходите от острых вопросов!» — раздается довольно часто в самых разных аудиториях. В это понятие включаются различные требования: по-боевому, неотразимо разоблачать ложь и клевету антикоммунистов, обстоятельно отвечать на злободневные, животрепещущие вопросы аудитории.

Большой вред воспитанию людей наносит то, что отдельные пропагандисты стремятся уйти от ответов на такого рода вопросы. Речь идет, конечно, не о том, что иной пропагандист сознательно стремится к этому. Нет, подчас не хватает знаний, умения, смелости дать обстоятельный, правдивый ответ. Нередко пропагандисты недостаточно информированы по тому или иному вопросу. Сказывается подчас и привычка вещать истины, а не разъяснять их, угощать слушателей «мумией истины».

Удручающее впечатление на аудиторию производит попытка лектора, руководителя кружка изворачиваться, заниматься эквилибристикой. Еще хуже, когда пропагандист, получив тот или иной так называемый «острый» вопрос,  с улыбкой авгура дает понять аудитории, что у него-де есть, конечно, свое мнение на этот счет, но поделиться им он не может, ибо «рискует сам пострадать за откровенность». И у людей складывается мнение: официальная идеология — это одно, а в жизни — другое. Такая, с позволения сказать, «пропаганда» лишь способствует появлению людей с двойным дном, у которых для общественного употребления одни слова, а наедине с собой другие.

В постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» говорится о несовместимости с политикой партии таких проявлений, как боязнь открыто ставить на обсуждение актуальные вопросы нашей общественной жизни, склонность к парадности, тенденция сглаживать, обходить нерешенные проблемы, острые вопросы, замалчивать недостатки и трудности, существующие в реальной жизни. Все это затрудняет решение наших общих задач, ибо там, где не в чести критика и самокритика, где недостает гласности в общественных делах, там наносится прямой ущерб активности масс, там подрывается важный источник силы социалистического строя. Нельзя не учитывать и следующие обстоятельства: ослабление внимания к освещению актуальных проблем внутреннего и международного положения, Недостаточная оперативность, вопросы, оставленные без ответа, выгодны лишь нашему классовому противнику. Вот почему должно стать правилом: каждый вопрос, волнующий трудящихся, должен быть разъяснен. Причем в центре внимания должны находиться самые животрепещущие проблемы внутренней и международной жизни (борьба за повышение эффективности производства и качества работы, укрепление дисциплины и организованности, воспитание непримиримости к антиобщественным явлениям, к враждебной идеологии и морали). Таковы требования партии.

Как надо прямо, откровенно разъяснять смысл событий, показывает В. И. Ленин — величайший мастер революционной пропаганды. С исключительным умением он отвечал на записки, вопросы, поступавшие к нему во время докладов и речей. Типичная черта ленинских ответов — политическая острота. Он никогда не пытался обойти «щекотливую» тему, отделаться шуткой, незначительной фразой; всегда называл вещи своими именами.

На IV конференции профессиональных союзов (28 июня 1918 г.) В. И. Ленин в ходе своего заключительного слова, отвечая на записку: «Почему до сих пор выходят контрреволюционные газеты?» заявил, что одна из причин — подкуп части рабочих-печатников буржуазией. Знал ли Владимир Ильич, что его слова вызовут крики эсеров и меньшевиков, протесты представителей профсоюза печатников? Конечно, знал. И действительно в зале возник шум, раздались возгласы: «Неправда!» На что Ленин тут же отвечал: «Вы можете кричать сколько угодно, но вы не помешаете мне сказать правду...»56. Затем руководитель Коммунистической партии и Советского правительства дал краткое, но ясное объяснение этого факта, опираясь на имеющийся международный опыт. Буржуазия в Англии и других странах подкупала и подкупает определенные слои рабочего класса. Подобные явления имеются еще и в Советской Республике. Под аплодисменты присутствующих он заявил, что Советская власть будет клеймить позором таких рабочих, которым нет дела до того, что они набирают, лишь бы платили побольше, хотя выпускаемые ими листовки, газеты являются опиумом, ядом, несут ложь и провокации57.

Представляет интерес, как В. И. Ленин отвечал на записки, в которых критиковались те или иные действия Советского правительства. На той же IV конференции профсоюзов в ответ на вопрос, почему запрещается провоз хлеба отдельными рабочими, когда они везут его для своей семьи, Владимир Ильич терпеливо, последовательно разъяснял, что в противном случае начался бы полный развал продовольственных органов и как следствие — спекуляция и усиление голода; спасти сотни тысяч голодных можно только путем организованной заготовки хлеба и правильного его распределения58.

Весной 1919 г. многие трудящиеся были недовольны прекращением пассажирского движения с 18 марта по 10 апреля 1919 г. Об этом не раз спрашивали В. И. Ленина. И он убедительно доказывал несправедливость этих жалоб, ибо за счет сокращения пассажирских перевозок можно было дополнительно подвезти к промышленным центрам миллионы пудов хлеба59. Учитывая остроту данного вопроса, Ленин остановился на нем в речи на митинге 13 марта 1919 г.: «Разумеется, найдутся кулаки, спекулянты и даже отдельные рабочие, которые поднимут по этому поводу вой и станут говорить, что у них отнимают последнюю возможность провезти даже пудик хлеба; мы знаем, что явятся эсеры и меньшевики, которые будут играть на голоде и восстанавливать население против Советской власти ... Лучше пойти на лишения, лучше встретиться с враждебной агитацией эсеров и меньшевиков, но надо посмотреть опасности прямо в лицо и открыто заявить: «Мы не вылезем из продовольственных затруднений, если не примем самых решительных мер, если не напряжем все усилия для вывоза хлеба»60.

В. И. Ленину приходилось доказывать необоснованность заявлений о том, что революционный налог всей тяжестью ложится на середняка, а такие жалобы раздавались и со стороны трудящихся деревни. С цифрами и фактами в руках он показывал, что в большинстве случаев налог распределяется справедливо61.

Иногда слушатели требовали незамедлительного и обстоятельного ответа на тот или иной вопрос. Случалось, что В. И. Ленин не мог сразу ответить на конкретные вопросы или обосновать далеко идущий прогноз. На заседании Петроградского Совета (12 марта 1919 г.) в одной записке Ленина спросили о положении дел на Балтийском флоте. «Я вопроса о Балтийском флоте не разбирал,— сказал он,— и ответить сейчас не могу; может  быть, он исчерпан выступлением товарища от флота»62.

В конце декабря 1921 г. состоялось совещание беспартийных делегатов IX съезда Советов. На нем шла речь о восстановлении сельского хозяйства. Кроме беспартийных делегатов на совещании присутствовали В. И. Ленин, М. И. Калинин. Ленин тщательно записывал все высказывания и предложения беспартийных делегатов и трижды выступал: два раза при обсуждении вопроса о трудгужналоге и раз в конце совещания, после прений по земельным делам. В своей первой речи он предупреждал присутствующих, что на отдельные вопросы, которые ему задавались, трудно ответить немедленно, без соответствующей справки63.

На некоторые вопросы вообще нельзя дать исчерпывающего ответа, ибо жизнь не подсказала еще наиболее целесообразного их решения; еще недостаточно накоплено опыта, чтобы вынести окончательное суждение по интересующей людей проблеме. Приведем несколько примеров.

В октябре 1920 г. в Москве проходило совещание сельских работников, на котором с речью и заключительным словом выступал В. И. Ленин. Один из ораторов сказал, что Ленин «увернулся» от ответа на те вопросы, которые они выдвигали (ораторы более всего говорили о тяжелом положении деревни, трудностях продразверстки и пр.)64.

В действительности же Ленин и не мог дать такого рецепта, по которому можно было сразу «вылезти»  из голода, разрухи, тем более что гражданская война продолжалась, поэтому Владимир Ильич в своей речи и говорил больше о международном положении, о необходимости мобилизации всех сил для разгрома Врангеля. Лишь позднее, после окончания гражданской войны, было принято решение о переходе к нэпу.

Немало писем от рабочих, крестьян, интеллигенции поступало в Совнарком, ЦК партии на имя В. И. Ленина. Хорошо известно, как внимательно относился к ним Владимир Ильич, стремясь лично познакомиться с этими подлинными человеческими документами. Они не раз служили ему как важные аргументы в разработке партийной политики. В ряде случаев он специально откликался на них в печати. В. И. Ленин однажды предложил напечатать отрывные блокноты. Они имелись в приемной Совнаркома. На первом листке блокнота было дано разъяснение, что все товарищи, имеющие какое-либо дело к В. И. Ленину (в том числе и просьбы о беседах), должны обращаться не только непосредственно к нему, но и к одному из его помощников в СНК.

На листках отрывных блокнотов записывались просьбы товарищей, а В. И. Ленин решал далее, куда направить посетителей, чтобы они получили исчерпывающее разъяснение, и, если нужно, намечал, какие материалы требуются ему, если беседа должна состояться лично с ним. Отрывные блокноты давали Ленину возможность заранее получить необходимые справки, документы для ответов по существу на поставленные просьбы, вопросы, заявления65. Эта любопытная черточка ленинского стиля — быть во всеоружии для бесед с людьми — весьма поучительна для всех руководящих работников, для всех пропагандистов и агитаторов.

Ленинское отношение к вопросам, письмам трудящихся было взято на вооружение «Правдой», другими печатными, агитационно-пропагандистскими органами партии и государства, соратниками Владимира Ильича. В газете «Правда», например, летом 1918 г. было помещено такое объявление: «Редакция «Правды» просит всех товарищей агитаторов, выступающих на митингах, все записки, которые им подают на митингах, немедленно доставлять в редакцию «Правды»66.

В те грозные годы особенно тяжело было с продовольствием в городах и ряде неземледельческих губерний. Поэтому естественно, что на митингах и собраниях больше всего спрашивали ораторов о снабжении трудящихся хлебом, предметами первой необходимости, о борьбе с голодом, спекуляцией. Ответы на эти вопросы содержались в выступлениях В. И. Ленина, других руководящих деятелей. В начале февраля 1919 г. А. И. Свидерский, заместитель Наркомпрода, выступил в «Правде» со статьей «Крушение мешочнических иллюзий»67. «Летом и осенью минувшего года, — писал автор, — в десятках записок задавали один и тот же вопрос: «Почему преследуют мешочников? Почему не дают возможности им снабжать продовольствием голодающее население?»... Теперь десятки записок других: «Почему не ведется борьба с мешочничеством?» — В статье убедительно раскрывается целесообразность, необходимость строгого соблюдения продовольственной политики Советской власти.

Через некоторое время печатается в «Правде» еще одна статья Свидерского «Вопросы и ответы относительно Сухаревки»68  в связи с тем, что в последнее время рабочие засыпают лиц, выступающих на митингах, вопросами о спекуляции, главным образом на Сухаревском рынке. Самому Свидерскому на одном из собраний было подано 35 записок, из них 12 касались Сухаревского торжища. В их числе были такие: откуда Сухаревка берет товар? какие меры принимаются для борьбы с уличной спекуляцией и воровством государственных запасов, питающих уличные рынки? почему не запрещается торговля на Сухаревке? Автор статьи дал на них обстоятельный ответ и призвал рабочих усилить общественный контроль, ибо одними запретительными мерами нельзя побороть спекуляцию.

Большая, интересная и, пожалуй, самостоятельная тема — как В. И. Ленин полемизировал с открытыми и скрытыми врагами Советской власти, с демагогами, отвечал на их провокационные вопросы, реплики, заявления. В одних случаях, несмотря на провокационный характер вопросов, он давал подробный ответ, так как проблема представляла определенный интерес. На IV конференции профессиональных союзов (28 июня 1918 г.) Ленин разоблачал тайные договоры империалистов, говорил об открытой, честной политике Советской власти. В этом месте его речи, видимо, со стороны левых эсеров раздалась ироническая реплика: «Скажите нам про Черноморский флот!»69  В конце своего выступления Ленин перешел к ответам на вопросы, начав с разъяснений о Черноморском флоте, однако счел нужным заметить, что вопрос «задан был как будто для того, чтобы нас изобличить»70. Затем Владимир Ильич четко объяснил причины потопления Черноморского флота.

В других случаях В. И. Ленин давал резкую отповедь оппортунистическим, антисоветским элементам, сразу вскрывая провокационный характер их рассуждений и невозможность спора с ними по существу. 23 августа 1918 г. Ленин выступал на митинге в Политехническом музее. Это был тяжелейший момент нашей революции. Трусы, паникеры, оппортунисты гадали, когда же победит революция на Западе, и в зависимости от этого рассматривали будущее Советской власти, социализма. Разоблачая подобного рода взгляды, Владимир Ильич говорил: «Но только глупец может спрашивать, когда наступит революция на Западе»71.

Левый эсер Камков в речи на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов (март 1918 г.) требовал от Ленина, чтобы он ответил на вопрос: неделя, две или больше будет передышка, полученная в связи с Брестским миром? Ленин отпарировал ему известным народным изречением: «Один дурак может больше спрашивать, чем десять умных ответить»72, т. е. нельзя задавать вопрос о том, чего нельзя знать. И хотя левые эсеры тоже понимали неправомерность подобного рода требований, они все же делали такие запросы для того, чтобы поставить в затруднительное положение партию, скомпрометировать Брестский мир. Владимир Ильич прямо, без обиняков разоблачил всю фальшь левоэсеровской постановки вопросов. Конечно, если бы такого рода вопрос задавал рабочий, крестьянин, малограмотный человек, Ленин, разумеется, ответил бы иначе, терпеливо, по-товарищески. Но в лице левых эсеров он имел оппонентов, которые и не желали понимать большевистских аргументов, были глухи к ленинским доказательствам. Поэтому Ленин и назвал здесь вещи своими именами.

До сих пор мы говорили о содержании ленинских ответов на вопросы, поступающие к нему во время докладов и речей. Но большой интерес представляет и сама методика классификации записок, последовательность ответов и т. д. Ленин использовал для этого различные приемы. Иногда он последовательно разбирал одну записку за другой. Но чаще группировал их по определенным узловым проблемам. На Чрезвычайном Всероссийском железнодорожном съезде (январь 1918 г.) Владимир Ильич распределял записки по их содержанию на две группы: об Учредительном собрании и о хозяйственной разрухе.

На заседании Петроградского Совета (март 1919 г.) после доклада о внешней и внутренней политике СНК В. И. Ленин отвечал на многочисленные вопросы присутствующих, начав с анализа наиболее принципиальных проблем, поднимавшихся в записках (о политике большевиков и меньшевиков, о крестьянских восстаниях). Здесь он продолжал логически углублять и развивать то, что было высказано им в докладе. Каждый вопрос разбирался научно, просто, ясно. Автор одной из записок протестовал против того, что его арестовали за выступление против насилий над средним крестьянством. Ленин в своем ответе дал убедительное определение, что такое средний крестьянин, в чем отличие его от кулака, бедняка, рассказал о политике партии в отношении среднего крестьянства.

Огромное внимание, например, вызвал доклад В. И. Ленина о замене разверстки натуральным налогом на X съезде партии. Более 80 делегатов обратились к нему с письменными вопросами и просьбами. 9 апреля 1921 г. Ленин выступал с докладом о продовольственном налоге на собрании секретарей и ответственных представителей ячеек РКП (б) Москвы и Московской губернии. В этой речи он подробно анализировал многие вопросы, волновавшие тогда людей73.

Таким образом, правдивость выступлений пропагандиста и агитатора — это политическая острота и научность, классовая непримиримость ко всему, что мешает нам идти вперед, мужество и твердость в достижении поставленной цели.

* * *

Ленинские идеи о правдивости коммунистической пропаганды приобрели сегодня особую актуальность. Это вызвано, с одной стороны, внутренними причинами — возросшими масштабами коммунистического строительства, усилением роли субъективного фактора в развитии общества зрелого социализма, с другой — обострением идеологической борьбы между силами социализма и капитализма. Повышение эффективности идеологической работы находится в прямой зависимости от умелого претворения в жизнь этого ленинского принципа. Именно так ставится вопрос в руководящих партийных документах, в трудах Л. И. Брежнева.

Л. И. Брежнев связывает прочность наших позиций в идеологической борьбе, активность и наступательность пропаганды и агитации с великой правдой исторического развития, которая на стороне коммунистов и которую представляет наш социалистический строй, наша программа строительства коммунизма, те идеалы, за которые мы боремся. «Речь идет о том, чтобы сделать эту правду понятной и доходчивой для сотен миллионов людей, в том числе и за рубежами нашего социалистического мира»74.

Вновь возвращаясь к этому вопросу, Л. И. Брежнев рекомендовал идеологическим кадрам раскрывать великую правду коммунистических идей, показывать успехи коммунистического строительства в нашей стране75. «Наше идейное оружие, сила которого неодолима,— подчеркивает Л. И. Брежнев,— ...оружие правды: оно всегда должно быть остро отточенным, должно быть всегда наготове»76.

Правдивость коммунистической пропаганды и агитации соответствует самому содержанию, духу политики КПСС. Тем более что в современных условиях в связи с непрерывным обогащением КПСС опытом мирового коммунистического движения, в связи с достижениями реального социализма появились новые убедительные аргументы, повышающие эффективность партийной пропаганды. Нашей пропаганде абсолютно чуждо искажение истины. Другое дело, что не всем пропагандистам, идеологическим работникам удается решать эту задачу на уровне, который требует партия.

Чаще всего те или иные отступления от принципа правдивости в работе отдельных пропагандистов, лекторов, сотрудников газет связаны с. недостаточной квалификацией, эрудицией, а то и с недобросовестностью самих представителей идеологического фронта, с. их методологической и методической малограмотностью. В итоге в печатной и устной пропаганде встречаются еще искажения фактов, публикация непроверенных данных, скороспелые выводы и обобщения. Причины таких явлений многочисленны. Надо, в частности, учитывать то обстоятельство, что повседневная пропаганда (печатная и устная) говорит в значительной мере о явлениях, фактах, событиях, многие из которых еще находятся в становлении, развитии, подчас в зародыше. Естественно поэтому, что часть конкретных оценок, прогнозов или не подтверждается жизнью, или оправдывается лишь частично. Необходимо время, опыт, практика, чтобы высказать окончательное суждение по тому или иному вопросу. Задача состоит в том, чтобы правильно уловить тенденции развития, вовремя обнаружить просчет в суждениях и затем внести коррективы.

Практика показывает, что некоторым пропагандистам и лекторам мешает привычка все, что они говорят, выдавать (вольно или невольно) за официальную точку зрения. Даже в тех случаях, когда события только возникли и об их дальнейшем развитии говорить трудно. В таких случаях оратор может, конечно, высказать и свою точку зрения, свое суждение о возможных последствиях, хотя в дальнейшем его прогнозы могут и не подтвердиться. И нужно предупредить слушателей о такой возможности. Куда хуже, если человек во всех случаях претендует на официальное толкование, на истину в последней инстанции и не учит людей мыслить самостоятельно.

Ленинский принцип правдивости является руководящим требованием не только в деле политической пропаганды, но и в области литературы, искусства, воспитательную роль которых невозможно переоценить. Здесь правдивость воплощается в принципе социалистического реализма, в показе правды жизни. В противном случае неизбежны идейная и художественная ущербность, неполноценность произведений. Именно так случилось с некоторыми литераторами, пытавшимися свести многообразие сегодняшней действительности к проблемам, которые бесповоротно отошли в прошлое в результате работы, проделанной партией по преодолению последствий культа личности. Другой крайностью являлась попытка обелить явления прошлого, которые партия подвергла решительной и принципиальной критике, законсервировать представления и взгляды, идущие вразрез с тем новым, творческим, что партия внесла в свою практическую и теоретическую деятельность в последние годы77.

Бывают, например, такие ораторы, которые, стремясь во что бы то ни стало заинтриговать аудиторию, щеголяют своим знанием негативного материала, иногда и кокетничают своей мнимой «остротой», «смелостью», опускаясь до сомнительных сенсаций. Однако отсутствие глубокого анализа причин и следствий отрицательных явлений, а главное — отсутствие конкретного анализа путей их преодоления ведет к искажению истины, однобокому подходу с позиции «кривого зеркала», порождает у людей настроения невозможности успешной борьбы со злом, не мобилизует их.

Таким образом, необходимо диалектически анализировать живую действительность с ее положительными и отрицательными сторонами. Л. И. Брежнев говорил, например, о том что трудности в развитии социалистических стран были, есть и, вероятно, будут и в дальнейшем. Причем на каждом этапе развития свои трудности. Одни из них имеют объективный характер, обусловленный историческими, природными и иными факторами, другие вызваны субъективными причинами, когда было найдено не самое удачное решение той или иной проблемы, были допущены какие-то просчеты, ошибки, когда не смогли, не научились еще полностью использовать все возможности, объективно сложившиеся в социалистическом строе. И весь вопрос в том, как реагировать на трудности и допущенные ошибки.

Мелкобуржуазные деятели при наличии трудностей впадают в истерику и начинают сомневаться во всем и вся, ревизионисты готовы перечеркнуть все имеющиеся достижения, отрекаясь от завоеванного, сдавая принципиальные позиции. Настоящие коммунисты ищут наилучших решений возникших проблем, опираясь на социалистические завоевания, преимущества социализма. Они честно признают допущенные в том или ином вопросе ошибки, анализируют, исправляют их, с тем чтобы закрепить достигнутое и еще более уверенно идти вперед78.

Наглядным уроком осуществления ленинского принципа правдивости является оценка Л. И. Брежневым недостатков в ходе социалистического преобразования деревни в нашей стране. «В процессе колхозного строительства,— говорил он,— мы не избежали известных ошибок. Но это были ошибки поиска, ошибки из-за отсутствия опыта. Партия сама смело вскрывала ошибки, открыто говорила о них народу и исправляла их»79. Сам же курс на коллективизацию был обоснован научно, назрел исторически.

Глубокий анализ достижений и просчетов, успехов и недостатков в нашей работе дан в речи Л. И. Брежнева на ноябрьском (1978 г.) Пленуме ЦК КПСС. Поучительным для каждого лектора является здесь методология и методика показа общего положения дел в экономике страны, масштабов достигнутых успехов, стоящих перед советским народом задач, путей их решения80.

В постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» перед всеми кадрами идеологического фронта поставлена боевая задача: неустанно овладевать оружием ленинской правды, строго и объективно подходить к освещению фактов, обоснованно давать положительные и критические оценки. Весь могучий комплекс информации и воспитания, охватывающий миллионы людей, призван вооружать советский народ, каждое новое поколение непобедимым оружием исторической правды, глубоким пониманием законов и перспектив общественного развития, опираясь на незыблемые основы марксистско-ленинского учения.

 

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 252.

2 См.: Стюарт К. Тайны дома Крю. Английская пропаганда в мировую войну 1914—1918 гг. М.—Л., 1920.

3 См.: там же, с. 9.

4 См. там же, с. 10.

5 См.: Tunstall J. Media Sociology Constable and Co. London, 1970, p. 570.

6 Cm.: Chohael M. Propaganda Comes of Age. Washington, 1965, p. 93.

7 Октябрьская революция перед судом американских сенаторов. М., 1927, с. 40.

8 См.: Октябрьская революция перед судом американских сенаторов, с. 38.

9 См.: Деникин А. И. Поход и смерть генерала Корнилова. М., 1928, с. 10.

10 См.: Ллойд-Джордж Дэвид. Военные мемуары. М., 1937, т. VI.

11 См.: Leites N. A Studu of Bolshevism. The free press, publishers, Glencoe Illinois. 1953, p. 368—372.

12 Cm.: Meyer A. Leninism. Combridge—Massachusetts, 1957, p. 55.

13 Cm.: Congusst R. Marxism today. London, Ampersand Books, 1964.

14 См.: Gurian W. Bolssevism. Ап introduction to Soviet Communism. Notre Dome, Indiana, 1963, p. 21.

15 Cm.: Falk H. Die ideologischen Grundlagen des Kommunismus Gunter Olzog Verlag. Miinchen, 1961.

16 См.: Kxuglak Т. The two faces of TASS. Uniwersity of Minnesota Press. Minneapolis, 1962.

17 См.: Алахвердов Г. Г., Касьяненко В. И. О некоторых буржуазных фальсификациях роли и значения идейно-воспитательной работы КПСС. — Вопросы истории КПСС, 1974, № 4.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 131.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 446.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 104.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 79.

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 41.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 249.

24 См.: Правда, 1918, 16 ноября.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 33.

26 Там же, с. 423.

27 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 215.

28 Там же, с. 487.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 46.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 108.

31 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 252—253.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 402.

33 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 260.

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 97.

35 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 156.

36 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 358.

37 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 83.

38 Ленин В. И. Полн. собр. соч., г. 37, с. 168.

39 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 21.

40 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 61.

41 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 108—109.

42 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 91.

43 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 199.

44 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 152—153.

45 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 1.

46 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 195.

47 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 41.

48 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 228.

49 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 187.

50 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 362; т. 37, с. 60, 452; т. 44, с. 148, 418.

51 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 18.

52 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 306.

53 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 150.

54 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 42.

55 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 396, 399.

56 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 462.

57 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 462.

58 См. там же, с. 464—465.

59 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 20—21.

60 Там же, с. 33.

61 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 16—17.

62 Там же, с. 15.

63 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 330.

64 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 363.

65 См.: Два месяца работы В. И. Ленина (январь—февраль 1921). М., 1934, с. 28—29.

66 См.: Правда, 1918, 14 июля.

67 См.: Правда, 1919, 9 февраля.

68 См.: Правда, 1919, 27 июня.

69 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 456.

70 Там же, с. 463.

71 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 69—70.

72 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 116.

73 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 146—161.

74 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 181.

75 См. там же, с. 202.

76 Там же, с. 239.

77 См.: Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС. т. 1, с. 245—246.

78 См.: Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 479.

79 Там же, с. 329.

80 См.: Коммунист, 1978, № 17, с. 8—16.