Содержание материала

 

№ 196

С. М. Киров — Г. К. Орджоникидзе

10 января 1926 г.

10/1 1926 г.

Дорогой Серго!

Как и следовало ожидать, встретили здесь не особенно гостеприимно. Особенно потому, что мы сразу пошли по большим заводам и начали опрокидывать коллективы. Прорвали даже твердыню Саркиса, взяли Электросилу (900 чл[енов] п[артии]). Через неделю, я думаю, кончим все большие коллективы. По числу членов партии у нас и сейчас определенное большинство. Коллективы выносят постановления о переизбрании райкомов, а кое-где требуют переизбрать Губком. Понятно, что губкомщики и райкомщики лезут на стену, они хотят, чтобы мы их разогнали, мы же думаем, что это нарушило бы основные правила демократии. В общем, обстановка горячая, приходится очень много работать, а еще больше — драть глотку. Посмотрим, что будет дальше, а пока иду на монетный двор, на собрание коллектива. Привет всем друзьям.

Твой С. Киров1.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 25. Д. 118. Л. 1. Автограф.

Примечания:

1 На бланке: «Центральный Комитет Азербайджанской коммунистической партии (больш.)».

 

№ 197

Телеграмма ЦК ВКП(б) Г. К. Орджоникидзе

13 января 1926 г.

Подана из Москвы 13/1-26 г.

Получена и расшифрована 14/1-26 г.

ТИФЛИС, ЗАККРАЙКОМ ВКП(б), т. ОРДЖОНИДЗЕ.

Расшифровать немедленно.

Посылаются Вам три документа: I) Постановление Политбюро, 2) предложение т. Каменева, 3) предложение т. Зиновьева. Просьба незамедлительно проголосовать и сообщить Ваше мнение в ЦК. № 169/С.

СЕКРЕТАРЬ ЦК СТАЛИН.

Продолжение № 1 к № 169/с.

Постановление Политбюро1.

Политбюро [на] заседании 11 января 1926 года постановило подвергнуть голосованию опросом всех членов Центрального Комитета следующее свое постановление:

«а) Особую должность Пред[седателя] СТО отменить, признав, что Пред[седатель] СНК является вместе с тем Пред[седателем] СТО.

б) Заместителями тов. Рыкова по СНК ... назначить т. т. Рудзутака, Цюрупу и Куйбышева, с оставлением тов. Рудзутака и Куйбышева [на] занимаемой ими должности наркомов.

в) Назначить тов. Каменева наркомом торговли, освободив от этой должности тов. Цюрупу.

г) Назначить исполняющим обязанности НКФина тов. Брюханова, освободив тов. Сокольникова от обязанности НКФина и назначив его Зам[естителем] Пред[седателя] Госплана.

д) Замом тов. Брюханова по НКФину назначить тов. Шейнмана, с назначением его одновременно директором Госбанка, [с] освобождением его от обязанностей Замнаркомторга и с освобождением тов. Туманова от обязанностей директора Госбанка.

е) Поручить тов. Каменеву внести на утверждение Политбюро кандидатуру своего заместителя по НКВторгу, обсудив возможность использования для этой цели тов. Фрумкина.

ж) Пополнить комиссию Политбюро по центральным учреждениям заместителями тов. Рыкова, назначив председателем этой комиссии тов. Рыкова. Поручить комиссии представить в 2 недельный срок в Политбюро свои соображения о составе СТО. Вопрос, в целом, проголосовать опросом по телеграфу всех членов ЦК, предоставив членам и кандидатам Политбюро в суточный срок представить в Секретариат ЦК свои предложения против решения Политбюро для рассылки членам ЦК. Продолжение следует.

Продолжение № 2 к № 169/С.

Главнейшими мотивами, которые побудили Политбюро принять это решение, являются следующие:

1) необходимость достижения большего единства в работе СНК и СТО. Это единство может быть достигнуто путем введения Председателя СНК тов. Рыкова в состав СТО и слияния должностей Пред[седателя] СНК и СТО.

2) Дискуссия, бывшая на съезде, конечно не должна приводить к тому, чтобы группа членов партии, стоявшая в оппозиции к большинству съезда, была лишена возможности участвовать в ответственной советской работе, но, вместе с тем, создавшаяся на съезде обстановка вынуждает использовать способности и опыт в советской работе тов. Каменева и тов. Сокольникова на других постах. Тов. Каменев во всей своей предыдущей работе в СТО ознакомился со всеми вопросами рынка и внешней торговли и теми опасностями, которые грозят государственному хозяйству со стороны рынка. В качестве пред[седателя] комиссии СТО по хлебо-экспорту фактически руководил заготовительно-экспортной кампанией. Знакомство с этим отразилось во всех выступлениях тов. Каменева. Политбюро считает целесообразным использовать опыт и знания тов. Каменева [на] более ответственном для настоящего момента участке хозяйственной работы — руководстве Наркомторгом. При этом, тов. Каменеву, конечно, нужно оказать всемерное содействие по составлению такой коллегии, которая помогла бы ему справиться с организационными и оперативными задачами Наркомторга.

3) Тов. Сокольников, руководивший на протяжении нескольких лет Наркомфином, приобрел большой опыт и обнаружил значительные способности в области планирования всего хозяйства в целом и увязки его отдельных частей. Эти способности тов. Сокольникова будут полностью использованы в Госплане, значение и роль которого должны возрасти в переживаемый нашим хозяйством период. Перед Госпланом стоят важнейшие финансовые планы, так что и в этой специальной области опыт тов. Сокольникова будет использован партией.

4) Сложность и разнообразие работы СНК и СТО определяют необходимость увеличить количество замов Пред[седателя] СНК. Поэтому кроме тов. Цюрупы, который был зам[естителем] Пред[седателя] СНК и до настоящего времени, Политбюро постановило назначить замами Председателя СНК т. т. Рудзутака и Куйбышева.

Назначение новых замов Пред[седателя] СНК, а также назначение тов. Шейнмана директором Госбанка и заместителем пред[седателя] Наркомфина не вызвали сколько-нибудь серьезных возражений при обсуждении в Политбюро.

Просьба незамедлительно сообщить Ваше мнение по телеграфу.

Секретариат ЦК ВКП.

Продолжение следует.

Продолжение № 3 к № 169/с.

2) Предложение тов. Каменева: «назначение мое Наркомторгом абсолютно нецелесообразно. У меня нет никаких личных данных, чтобы успешно справиться с оперативными, организационными и административными задачами, стоящими перед НКВторгом. Аппарат Наркомата находится в полном разложении. Красин сегодня уезжает в Англию, Шейнман назначен в Госбанк. Я дела абсолютно не знаю, а с выбытием из Наркомата указанных товарищей мне не у кого даже учиться и позаимствовать опыт. Хозяйственное положение республики таково, что правильное и уверенное руководство операциями по внешней и внутренней торговле приобретает решающее значение. Мое назначение в данных условиях не обеспечивает ни того, ни другого. Оно не соответствует поэтому ни интересам государства, ни правильному использованию моих сил и моего опыта, который относится к другой области. Это назначение ни в какой степени не вытекает также из событий на партсъезде. На любом государственном посту, соответствующем моим силам и опыту, я всегда проводил и всегда буду проводить не какую-либо свою личную линию, а только линию партии и ЦК, но я должен настойчиво указать товарищам, что предложение о Наркомторге, руководить которым с успехом и пользой для партии, Союза у меня нет никакой надежды, не находится ни в каком соответствии с подлинными интересами партии и государства. Л. КАМЕНЕВ».

Окончание следует.

Продолжение № 4 к № 169/ш.

3) Предложение тов. Зиновьева:

«I. Ввиду того, что пост председателя СТО упразднен и фактическим председателем СТО назначен тов. Рыков, предлагаю тов. Каменева оставить замом тов. Рыкова по СТО.

2. Тов. Сокольникова оставить в должности Наркомфина. Мотивы:

а) оба названных товарища доказали, что в данной области они работают с громадной пользой для дела, б) При создавшихся сейчас хозяйственных трудностях было бы особенно опасно менять лошадей на ходу, в) из столкновения на съезде не вытекают такие оргвыводы, которые могли бы угрожать важнейшим хозяйственным органам серьезным ослаблением. Г. ЗИНОВЬЕВ». № 169/С1.

Конец.

РЦХИДНИ. Ф. 558. On. 1. Д. 3262. Л. 1-5. Машинописный текст.

Примечания:

1. На третьем листе телеграммы, в верхней части, имеется автограф Орджоникидзе: «Не возражаю».

 

№ 198

С. М. Киров — Г. К. Орджоникидзе

16 января [1926 г.]

16/1

Дорогой Серго!

Уже почти две недели, как я подвизаюсь в своей новой и очень трудной роли. Дело обстоит так: Выборгский р[айон], Петроградский, Городской, Володарский — сплошь с нами. Осталось несколько маленьких заводов. М[осковско]-Нарвск[ий] — в большинстве наши. Путилов — пока нет. Здесь все приходится брать с боя. И какие бои! Вчера были на Треугольнике, коллектив 2200 чел[овек]. Драка была невероятная. Характер собрания такой, какого я с октябрьских дней не только не видел, но даже не представлял, что может быть такое собрание членов Партии. Временами в отдельных частях собрания дело доходило до настоящего мордобоя! Говорю, не преувеличивая. Словом, попал я в обстановочку. В других районах перелом большой. На днях удастся в трех районах произвести перевыборы бюро райкомов и избрать наших организаторов. Словом, кто любит скандалы, пожалуйте сюда. Собрания изводят. Две недели говорим, и все одно и то же. Каждый день на собрании, голова идет кругом. Напиши, что у вас хорошего. Скучно без Вас. Шлю всем горячий привет.

Целую.

Твой С. Киров1.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 25. Д. 118. Л. 2-3. Автограф.

Примечания:

1 На бланке: «Центральный Комитет Азербайджанской коммунистической партии (больш.)».

 

№ 199

Ф. Э. Дзержинский — В. В. Куйбышеву

1 февраля 1926 г.

Председателю] ЦКК т. Куйбышеву

Копия.

Т. Милютин сообщил мне, что он подал в ЦКК заявление против моего выпада против него в совнарком[овской} стол[овой]. Я т. М[илютину] сказал приблизител[ьно] след[ующее]: «Я должен Вам сказать, что считаю Ваши действия неправильными, дезорганизаторскими и вызванными не по Вашему почину, а по чужой указке». Для перв[ых] двух утверж[дений] (д[ействия] неправ[ильные] и дез[организаторские]), у меня было и есть достат[очно] данных, конечно, достат[очно] для меня, если для т. М[илютина], иначе он таким обр[азом], как поступил — не поступ[ил] бы*. Что кас[ается] третьего (по ч[ужой] ук[азке]), то оно было вызвано моими подозрен[иями] в связи с разными обвинен[иями] против ВСНХ, но, конечно, оно не было обосновано никак[ими] доказуемыми д[анны]ми. Этот выпад был мною сделан на основ[ании] только подозр[ений].

Для того, чтобы не было никому не нужной [...]1, я готов взять обратно эту последнюю часть моих слов (по чужой указке) и беру обратно, и не буду возражать, если ЦКК меня накажет за эти слова, так как они сказаны мною были. Что касается обвинений моих, что действия т. М[илютина] считаю «непр[авильными] и дез[организаторскими]» — это взять обратно не могу, так как считаю их таковыми по многим сообр[ажениям] и могу это доказывать не на подозрении, а на фактах.

1/II-26

Ф.Д.2

РЦХИДНИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 31. Л. 1. Автограф.

Примечания:

1 Неразборчиво.

2 На бланке: «СССР. Председатель Высшего Совета Народного Хозяйства».

 

№ 200

Телеграмма И. В. Сталина Г. К. Орджоникидзе

1 февраля 1926 г.

Подана из Москвы 1/II-26 года.

Получена и расшифрована 1/II [1926 г.]

ТИФЛИС, ЗАККРАЙКОМ ВКП(б),

тов. ОРДЖОНИКИДЗЕ.

Получил все. О Кирове поговорим по приезде его на Пленум ЦК в марте1. Дела идут у нас неплохо. Думаю через две недели уйти на короткий отпуск, устал очень.

И. СТАЛИН

РЦХИДНИ. Ф. 558. On. 1. Д. 2756. Л. 1. Машинописный текст.

Примечания:

1 Речь идет о возвращении Кирова из Ленинграда в Баку на его прежний пост секретаря Азербайджанской компартии (См. документ № 205).

 

№ 201

Ф. Э. Дзержинский — В. В. Куйбышеву

5 февраля 1926 г.

Тов. Куйбышеву.

При сем протокол заседания Презид[иума] ВСНХ с закавказцами1. Речь шла по вопросу пункта 7-го протокола. Формулировку постановления дал Пятаков, который решительно возражал против принятия решения окончательного без проверки. Закавказцы заявили, что они «из своих средств» ассигнуют для этой цели, кажется, 500 тысяч, требуя от нас, кажется, 400 тыс[яч рублей]. Они не говорили откуда у них «свои» средства, да мы и не могли их спрашивать и подозревать, что они за этими средствами обратятся в СНКом. Должен добавить, что именно т. Пятаков был на том заседании очень жесток и скуп на посулы закавказцам и по другим их требованиям, и что гораздо более либеральным и мягким был я. Алексей Иванович ошибся в данном случае и по адресу (назвав Пятакова), и по существу. Затем, надо вспомнить, как было написано заявление т. Пятакова: он это сделал сейчас же на заседании Политбюро после выступления т. Рыкова и после того, как ему не дали слова для заявления. Написал он не для склоки, ибо копии своего заявления не оставил, а тут же написал, показав мне то, что написал, испросив моего совета — подать ли это заявление. Я сказал, что надо внести, так как считал заявление т. Рыкова недоразумением, которое надо рассеять. Я уверен, что фраза о расследовании имела в виду выяснение истины, а не склоку и сутяжничество2.

5/II 26

Ф. Дзержинский3.

РЦХИДНИ. Ф. 79. On. 1. Д. 431. Л. 3. Автограф.

Примечания:

1 В деле не сохранился.

2 Речь идет о конфликте на заседании Политбюро, суть которого, в силу того, что стенограммы заседаний не велись, выяснить не удалось. Возможно, это столкновение произошло накануне, на заседании Политбюро 4 февраля. На нем присутствовали и Рыков, и Дзержинский, и Пятаков. Рыков, как следует из протокола, выступал по вопросам о валютной интервенции и об экспортно-импортном и валютном плане на II квартал. (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 545. Л. 3-4).

3 На бланке: «СССР. Председатель Высшего Совета Народного Хозяйства».

 

№ 202

К. Е. Ворошилов — Г. К. Орджоникидзе

6 февраля 1926 г.

6 февраля 1926 г.

Дорогой Серго!

Спасибо за письмо. Задержал ответ вследствие проклятой сутолоки, которая буквально дурманит. Беда нашему брату — пролетарию, целыми сутками мечешься до умопомрачения, а дело как будто стоит на месте и ... на поганом месте...

В Ленинграде мы действительно поработали на славу. Успех полный, но не неожиданный. Со дня приезда и подробного ознакомления с обстановкой мы увидели, что оппозиция скользила, к нашему счастью, по поверхности. Низы партии были не осведомлены о происходившем процессе отхода Ленинград[ской] организ[ации] (исподволь) от партии. Заправилы думали, что мы начнем наши доклады с активов, где нам была предуготовлена и должная встреча, и верный провал. Когда же мы двинули по заводам и фабрикам, бузильщики совершенно растерялись. После уже «вожди» не могли попасть в «тон», а мы лупили, не давая ни отдыха, ни сроку. Много было замечательных эпизодов. За 16 дней, проведенных в Л[енингра]де, я буквально помолодел, так много пришлось пережить моментов, напоминавших [события 1904], [190]5-[190]7 годов.

Сейчас у нас все спокойно и только изредка, как после большой бури, пронесется свежий шумок ветра, но тут же стихнет.

Немножко нашего Феликса «забижает» «зазнающийся» пред[седатель]. Был разговор по этому поводу в тесном кружке. Ф[еликс] жаловался и просил отдыха1. Почва — тяжелые затруднения с валютой, импортом и пр. Думаю, все уладится, хотя симптомы мне очень не нравятся. Лично говорил с Коб[ой], результаты незначительны. В Военведе ничего особенного. Нашу смету уже безобразно кромсают. Лашев[ич] больше недели хворал, а сейчас кое-что и кое-как делает.

Дела наши (военные) хуже, чем мы себе представляем. Нужно будет приниматься за что-то большое, но что именно, сказать пока трудно, подождем, выясним.

На ближайшем Пленуме2 драки не предвидится как будто бы, но вообще, на протяжении этого года, без схваток, думаю, не обойтись. Кирыч работает в Питере неплохо, но душой в нефти и, конечно, с наслаждением плюнул бы 30[-ти градусному] морозу в рожу и помчался бы в свой «благоухающий» и манящий Баку.

Друзьям — Элиаве, Амаяку, Орахелашвили, Лаврентию и друг[им] — привет.

Жму руку, твой Ворошилов3.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 25. Д. 93. Л. 3-6. Автограф.

Примечания:

1 Речь идет о конфликте между Дзержинским и председателем СНК СССР Рыковым. В фонде Дзержинского сохранилось обширное письмо Дзержинского на имя Сталина от 3 декабря 1925 г. с пометкой Дзержинского «не послал». Дзержинский писал о многочисленных проблемах руководства экономикой и просил об отставке: «В связи с положением, создавшимся для промышленности и ВСНХ, я должен просить ЦК об отставке, так как при создавшемся положении руководить успешно промышленностью не в состоянии. У нас нет ни правильного плана, ни единого плана для всего советского хозяйства, ни единого оперативного руководства в хозяйственной области, ни единой увязки разных отраслей. На этой почве мы идем быстрыми шагами к кризисам частичным, которые, все дальше разрастаясь, будут все шириться и смогут превратиться в серьезнейший кризис, если партией не будут в самом срочном порядке приняты необходимые меры. Я лично, не будучи политиком и не умея своевременно поставить вопросы так, чтобы они были своевременно рассмотрены и разрешены партией (я ставил не раз, и не раз, а почти всегда они сдавались для проработки, согласования и т. д., и в результате вопросы и до сих пор прорабатываются), становлюсь в должности пред[седателя] Президиума ВСНХ помехой для быстрого и своевременного разрешения вопросов, а потому мне не остается ничего, как просить отставки, и я уверен, что если бы жив был бы Владимир Ильич, он моей просьбе удовлетворил бы [...]» («Коммунист». 1989. № 9. С. 82-84). Скорее всего, на заседании, о котором пишет Ворошилов, речь шла о тех проблемах, которые Дзержинский ставил в своем не отправленном письме Сталину.

2 Очередной пленум ЦК ВКП(б) состоялся 6-9 апреля 1926 г. и был посвящен хозяйственным вопросам.

3 На бланке: «Народный Комиссар по Военным и Морским делам и Председатель Революционного Военного Совета СССР».

 

№ 203

В. В. Куйбышев — Ф. Э. Дзержинскому

1 февраля 1926 г.

 

Т. Дзержинскому

Феликс! Прежде всего я хочу исправить одно формальное объяснение, о кот[ором] я тебе дал [знать] по телефону, по поводу совещания, устроенного т. Милютиным. Я тебе сказал, что он созвал это совещание с моего согласия, исполняя мое поручение о выяснении плана развертывания промышленности. Я отрицал в разговоре наличие комиссии по этому вопросу. Комиссии по этому вопросу действительно нет, но я забыл, что существует комиссия президиума ЦКК по общему хозяйственному положению, созданная презид[иумом] ЦКК для проработки всего вопроса к пленуму ЦК1. Эта комиссия распределила между членами работу: Стецкий — импорт, Яковлев — экспорт, Зангвилт — денежное обращ[ение] и валюта, Ларин В. — торговля и хлебозаготовки, Чуцкаев — бюджет, Милютин и Гольцман — промышленность. Когда т. Милютин давал мне на подпись состав совещания, я думал, что идет речь о выполнении только моего поручения и забыл, что Милютину наша комиссия (под моим председательствованием) дала совпадающее задание. Таким образом, т. Милютин созвал это совещание как член комиссии президиума ЦКК с целью выяснения порученных ему комиссией вопросов, а я не точно тебя информировал.

Но это не так важно: и при этом условии, что т. Милютин выполнял поручение ЦКК, он не должен был, при создавшемся положении, делать выводы в присутствии твоих подчиненных, он должен был ограничиться выяснением вопроса, а свои предположительные выводы доложить комиссии, которая должна (под моим руководством) проработать весь вопрос о хоз[яйственном] положении, увязав все отдельные части общей проблемы. Но, признавая ошибку т. Милютина, я ни в коем случае не могу согласиться с той резкой оценкой, которую ты дал его поведению в разговоре со мной, а затем и в разговоре с ним лично.

По содержанию его выводы и все его поведение на комиссии не носили характера преднамеренной придирчивости, а главное — все обстоятельства говорят за то, что твое обвинение его в том, что он выполнял чужое поручение, мне кажется, не подтвердилось.

А если это так, то и все выводы твои неправильны. Тов. Милютин подал заявление в ЦКК о привлечении тебя за оскорбление. Как быть, чтобы кончить эту историю? Ни к чему она. Не так нужно решить волнующий тебя вопрос. И все данные за то, что он решится к общему благу.

В. Куйбышев.

1/II

РЦХИДНИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 31. Л. 2. Автограф.

Примечания:

1 См. примечание 2 к документу № 202.

 

№ 204

C. M. Киров — Г. K. Орджоникидзе

13 февраля [1926 г.]

 

Дорогой Серго!

Письмо твое получил. Спасибо, что не забываешь, думаю, и впредь будет также. Вчера закончили конференцию, а тем самым кончилась и первоначальная работа против оппозиции. Сегодня был пленум Губкома, избрали секретариат, бюро и пр. В этом отношении дела идут. Плохо и очень плохо то, что развертывается новая драка на почве невероятного местничества. Т. Лобова взяли в Москву1, здесь это вызывает огромное противодействие и драку. Словом, та разобщенность от ЦК, о которой ты знаешь, оказалась гораздо глубже. Все это надо расхлебывать. Выходит так, что я пострадал больше всех. Работы по уши. Не было еще случая выспаться как следует. В общем же, конечно, сейчас несколько легче. Такие, брат, дела. Большим успехом здесь пользовался на конференциях Бухарин и очень малым Земляк мой2. Конференции в целом прошли хорошо. Дискуссия осточертела, если ты меня разбудишь ночью, я тебе очень складно расскажу о строительстве социализма, НЭП’е и проч. На днях напишу подробней, а сейчас не могу. Привет всем друзьям. Привет Зине. Целую тебя. С. Киров3.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 25. Д. 119. Л. 1-2. Автограф.

Примечания:

1 21 января 1926 г. Политбюро приняло предложение Дзержинского о назначении Лобова председателем ВСНХ РСФСР. Это решение подлежало оформлению в месячный срок (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 541. Л. 5).

2 К. Е. Ворошилов.

3 На бланке: «Центральный Комитет Азербайджанской коммунистической партии (болын.)».

 

№ 205

С. М. Киров — Г. К. Орджоникидзе

17 марта [1926 г.]

17/IIІ.

Дорогой Серго!

Что-то давненько нет от тебя ничего. В чем дело? Болен? Из Сухума ты телеграфировал, что чувствуешь себя неплохо. Хотя таким телеграммам верить, конечно, нельзя.

Я, брат, провалялся неделю из-за гриппа. Дурацкая болезнь, температура доходила до 40,6. Еще и сейчас не очухался как следует. Это здесь очень модная болезнь. Неделю назад был в Москве один день. Сталина застал в постели, у него тоже был грипп. В Москве все в порядке. Хотя скоро ты сам приедешь и проверишь. Сталин говорил о Баку на основании, очевидно, твоих сообщений, спрашивал кого туда послать. Я говорил, что пока никого, по окончании договора нашего вопрос разрешится сам собой1. Он посмеивается, говорит и Серго надо обязательно взять из Закавказской трущобы, которая, по его мнению, ни уму, ни сердцу ничего не дает, а треплет человека чертовски2. Я согласился с ним в том отношении, что на Кавказе действительно трудновато работать.

Много говорили о нашем хозяйстве, о финансах. Очень много высказывает интересного, а лучше сказать печального. По словам Сосо, дело определенно выправляется и, несомненно, по его мнению, выправится. Повозиться, конечно, придется. Ну, а это нам не впервой.

Что у тебя?

Скоро увидимся в Москве.

Привет всем друзьям.

Твой С. Киров.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 25. Д. 120. Л. 1-2. Автограф.

Примечания:

1 Речь идет о назначении нового секретаря ЦК компартии Азербайджана вместо Кирова, переведенного на работу в Ленинград. Из письма следует, что первоначально Киров (поддержанный Орджоникидзе) согласился переехать в Ленинград на определенный срок, по истечении которого собирался вернуться в Закавказье.

2 См. документ № 218.

 

№ 206

Л. П. Серебряков — И. В. Сталину

27 марта 1926 г.

 

Т. Сталин!

Я говорил с несколькими товарищами по поводу выраженного Вами от имени нескольких членов Политбюро желания объясниться относительно положения в партии и создать условия более дружной работы под руководством ЦК1. Это предложение встретило, конечно, полное сочувствие тех немногих товарищей, с которыми я говорил. Но все они в это время ставили тот вопрос, какой [и] я Вам ставил. Если ЦК хочет устранить лишние и ненужные помехи к работе тех, которые принимали участие в оппозиции [19]23 г., то чем же объяснить, что как раз за последние недели так усилилась травля против бывшей оппозиции [19]23 г., особенно, в Московской организации, причем все видят, что эта кампания без всяких причин и поводов ведется сверху, из МК и никто не может верить, что это делается без ведома и секретариата ЦК. Вы говорили несколько раз о настороженности партии, но ведь эта настороженность сейчас именно и создается сверху, ни на чем не основанные подозрения сеются сверху, и атмосфера в партии ухудшается. Все товарищи спрашивают: если ЦК хочет облегчить согласованную работу, то почему как раз в это время усугубляется ничем ровно не вызванная кампания? Раз Вы хотите поговорить начистоту, то я и счел себя обязанным перед съездом высказать Вам начистоту свои величайшие опасения насчет действительных причин тревоги и настороженности в партии. Я говорил с Троцким, Пятаковым и Радеком. Они выразили полную готовность продолжать разговор, который у Бухарина и у Вас был с т. Троцким и у Вас со мною, с целью довести этот разговор до положительных практических результатов. О времени и месте лучше всего сговориться с т. Пятаковым.

С ком[мунистическим] приветом Серебряков.

27 марта 1926 г.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 1/С. Д. 171. Л. 1. Незаверенная машинописная копия.

Примечания:

1. После разрыва с Зиновьевым и Каменевым Сталин начал маневры для того, чтобы предотвратить возможный блок Зиновьева и Каменева с Троцким. Определенные намеки по поводу сотрудничества Сталин сделал Троцкому лично и через Серебрякова. Троцкий, судя по всему, действительно рассчитывал на изменение своего положения. 2 апреля 1926 г. он писал Серебрякову: «Я понимал дело так, что частная беседа имеет своей целью устранение обвинений и инсинуаций насчет камня за пазухой и создания условий более дружной работы, разумеется, на почве решений ХIV съезда. Правда, мне показалось несколько странным, что Сталин, с которым мы вместе работаем в Политбюро, обращается таким кружным путем после того, как у нас с ним был разговор на эти же темы. Но я считал, что было бы нелепо по формально-организационным причинам отказываться от разговора, который Сталин предлагал от определенной части Политбюро (кажется, от имени четырех его членов)» (Архив Троцкого. Т. 1. С. 188).

 

№ 207

Ф. Э. Дзержинский — И. В. Сталину

28 марта 1926 г.

Т. Сталину

В борьбе за режим экономии, за накопление и сбережение необходимых средств для выполнения грандиозных задач, стоящих перед промышленностью и всем народным хозяйством СССР, мы наталкиваемся на непреодолимое для нас (ВСНХ) препятствие, которое парализует наши усилия. Везде, почти без исключения, на местах губкомы, райкомы, укомы и советские власти рассматривают средства наших хозорганов как источник для покрытия разных расходов, ничего общего не имеющих с работой данного хозоргана, и которых и по существующим законам не имеет права покрывать. Местные власти требуют «добровольных» взносов на содержание ячеек, школ, беспризорных, газет, изданий, хлебных фондов и т. д. без конца. Эти требования предъявляют очень часто председатели исполкомов, секретари парторганизаций, иногда даже члены ЦК нашей партии. И обыкновенно наши хозяйственники охотно идут навстречу. Это обеспечивает дружественное к ним отношение и покрытие их промахов и независимости от центра и закона. Создается один фронт против центра. Вместе с тем, местные власти сами обнаруживают себя этим перед хозяйственниками и должны сквозь пальцы смотреть на их излишества, которые процветают всюду и везде. Для того, чтобы действительно можно было провести режим экономии, необходимо, прежде всего, искоренить это зло — незаконные поборы по требованию или с санкций местных властей. Поэтому, моя просьба к Вам — написать специально по этому поводу от имени ЦК письмо директивное за Вашей подписью, напечатать его в Правде и дать директиву редакции Правды обратить на это явление внимание в ряде статей и корреспонденций с мест1.

28/ИІ 26 г.

Ф. Дзержинский.

РЦХИДНИ; Ф. 76. Оп. 2. Д. 325. Л. 25. Автограф.

Примечания:

1 25 апреля 1926 г. было принято Обращение ЦК и ЦКК ВКП(б) ко всем парторганизациям, контрольным комиссиям партии, ко всем членам партии, работающим в хозяйственных, кооперативных, торговых, банковских и других учреждениях, о борьбе за режим экономии. В Обращении, опубликованном в газетах, в частности, говорилось о недопущении «прямых или косвенных материальных поборов парторганизаций с хозорганов; парторганизация должна целиком укладываться в свою смету, должна сама быть образцом величайшей экономии, ибо только при этом условии она может быть руководителем борьбы за режим экономии» (КПСС в резолюциях... Т. 4. С. 22).

 

№ 208

Ф. Э. Дзержинский — А. И. Рыков

5 апреля 1926 г.

5/IV-26

Я очень дорожу Пятаковым, но ввиду его конспирации с Каменевым я готов от него отказаться, если мне дадут зама на Промплан. Не согласились ли бы Вы отдать Смилгу?

[Дзержинский]

Но не с заменой Пятаковым?

[Рыков]

Нет. Пятакову надо будет дать работу не на хозяйственном поприще.

[Дзержинский]

По-моему, пока ничего не нужно делать.

С Пятаковым в хозяйстве крупных разногласий, чем дальше, тем будет меньше.

Они (Пятаков — Троцкий) делают попытку повести за собой Каменева — Зиновьева в борьбе «за власть». Это он будет делать в гораздо большей степени, если его освободить от загрузки.

[Рыков]

РЦХИДНИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 168. Л. 11. Автографы.

 

№ 209

Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев — Политбюро ЦК ВКП(б)

16 апреля 1926 г.

Копия.

В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б).

Тов. Рыков внес предложение о рассылке членам и кандидатам ЦК и ЦКК письма Владимира Ильича против Каменева и Зиновьева, написанного в разгар наших расхождений почти 9 лет тому назад1. Всякому понятно, что рассылка этого письма в сотне (или больше) экземпляров именно теперь может иметь единственной целью проведение известной «теории компрометации». Подобное использование этого документа явно противоречит действительной воле Владимира Ильича.

Известно, что Владимир Ильич писал (см. Ленин, т. XVII, стр. 373), возвращаясь к октябрьским (1917 года) разногласиям, следующее:

«Перед самой Октябрьской революцией в России и вскоре после нее ряд превосходных коммунистов в России сделали ошибку, о которой у нас неохотно теперь вспоминают. Почему неохотно? Потому что без особой надобности неправильно вспоминать такие ошибки, которые вполне исправлены. Они проявили колебания в указанный мною период в сторону опасений, что большевики слишком изолируют себя, слишком рискованно идут на восстание, слишком неуступчивы известной части «меньшевиков» и «социалистов-революционеров». Конфликт дошел до того, что названные товарищи ушли демонстративно со всех ответственных постов партийной и советской работы к величайшей радости врагов советской революции. Дело дошло до крайне ожесточенной полемики в печати со стороны ЦК нашей партии против ушедших в отставку. И через несколько недель, самое большее через несколько месяцев, все эти товарищи увидели свою ошибку и вернулись на самые ответственные партийные и советские посты».

Из этих слов В[ладимира] И[льича] совершенно ясно, что пользоваться его письмом, писанным 9 лет назад, для попыток дискредитации Зиновьева и Каменева — значит действовать вопреки воле Ленина. Октябрьская ошибка Каменевым и Зиновьевым была признана ими самими и, по свидетельству В[ладимира] И[льича], ими «вполне исправлена». Наша партия, по инициативе Ленина, поставила Зиновьева уже в ноябре 1917 года на пост председателя Лениградского Совета, а затем и председателя Коминтерна. Членом Политбюро он оставался все время без перерыва. Каменева, как только он вернулся из финляндского ареста — на пост председателя Московского Совета, члена Политбюро, заместителя Вл[адимира] Ил[ьича] как председателя СТО.

Предложение о рассылке письма В[ладимира] И[льича] внесено в Политбюро т. Рыковым. Ввиду этого, мы считаем себя вправе напомнить следующие факты. На апрельской (1917 г.) партконференции т. Рыков был дальше от Ленина, чем кто бы то ни было из большевиков. С апреля по октябрь т. Рыков оставался дальше всех от позиции т. Ленина. В октябре 1917 г. т. Рыков совершил ту же ошибку, что и мы3. Тов. Рыков не был избран в ЦК на апрельской (1917 г.) конференции и, по настоянию Ленина, не был избираем в ЦК вплоть до IX съезда (1920 г.). Ныне т. Рыков берет на себя инициативу пустить в ход как орудие внутрипартийной борьбы, письмо Ленина, к которому сам Владимир Ильич никогда не возвращался.

1) Существуют письма Ленина по национальному вопросу, в которых резкой критике подвергается политика т. Сталина4. Письма эти посвящены глубоко принципиальным вопросам. Этих писем В[ладимир] И[льич] никогда не брал назад. Напротив, известно, что он до самого конца своей жизни сильно тревожился именно этим вопросом. Их прочитали по делегациям XIII съезда, но не давали на руки, и ряду членов ЦК нынешнего состава они неизвестны в подлинном виде.

2) Существует так называемое «завещание» В[ладимира] И[льича]5, в котором он прямо предлагает партии снять с поста генерального секретаря т. Сталина, так как В[ладимир] И[льич] опасается, что Сталин способен злоупотребить громадной властью, концентрирующейся в руках генсека. Суть этого письма — завещания состоит в следующем: снимите с поста генерального секретаря т. Сталина и работайте вместе все, в том числе и с Троцким — несмотря на то, что у всех вас были ошибки и есть слабые стороны. Это важнейшее письмо было только прочитано на делегациях XIII съезда и не давалось на руки.

А это завещание писано не в 1917, а в 1923 году, не в разгар острого, хотя и кратковременного конфликта, а в обстановке, когда Владимир] И[льич] давал свои последние советы партии. Предложение снять Сталина с поста генсека В[ладимир] И[льич] никогда не брал назад, наоборот, все это говорит за то, что предложение это В[ладимир] И[льич] не провел в жизнь только потому, что не мог уже быть ни на XII, ни на XIII съездах. Это письмо-завещание также упоминалось в прениях на Политбюро, на которые ссылается т. Рыков в своем предложении.

Мы считаем вообще неправильным и противоречащим ленинской политике использование писем Ленина для тех целей, для которых они явно не предназначались. Но если бы большинство Политбюро вступило на этот путь, то совершенно необходимо было бы разослать не только письмо В[ладимира] И[льича] от 1917 года, но и названные выше документы с точным указанием времени их написания6.

Г. ЗИНОВЬЕВ. Л. КАМЕНЕВ.

14 апреля 1926 года.

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 71. Д. 83. Л. 1-3. Машинописная копия.

Примечания:

1 Имеется в виду письмо Ленина в ЦК РСДРП(б) от 19 октября (1 ноября) 1917 г., в котором он обвинял Зиновьева и Каменева в штрейкбрехерстве и требовал исключить их из партии за их выступления против вооруженного восстания (Ленин В. И. ПСС. Т. 34. С. 423-427). 15 апреля 1926 г. Политбюро приняло решение о рассылке этого письма членам ЦК, обязав их по прочтении вернуть документ в Секретариат ЦК, не снимая с него копии (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 556. Л. 7-8).

2 Ленин В. И. ПСС. Т. 41. С. 417.

3 В начале ноября 1917 г. Рыков подал заявление о выходе из состава ЦК и сложил с себя полномочия народного комиссара по внутренним делам в знак протеста против решения ЦК большевиков, отклонившего идею создания правительства из представителей всех советских партий.

4 Ленин В. И. ПСС. Т. 45. С. 356-362.

5 «Письмо к съезду» (Там же. С. 343-348).

6 Окончательное столкновение между сталинской группой и новой оппозицией по поводу ленинских документов произошло на объединенном пленуме ЦК и ЦКК в июле 1926 г.

 

№ 210

Ф. Э. Дзержинский — Г. Г. Ягоде

4 мая 1926 г.

т. Ягоде.

С. секретно.

Г. Г.

Завтра уже кончаю отпуск и еду в Харьков и др[угие] места сроком на месяц. Просьба к Вам: держать меня в курсе важнейших дел у Вас и в стране. Меня тревожат замыслы Гучкова. Надо развернуть наши сети так, чтобы захватить его агентов и расстроить его планы. Если это не удастся, то может быть придется даже пожертвовать кой-кем. Конечно лучше обойтись без этого, но Гучков настолько сильная личность, что он свой план может довести до конца.

Далее, сейчас очень большое значение имеет вопрос о «спекуляции» и борьба с ней. Делается ли что для определения и проведения, где следует, самого понятия «спекуляция». Мы не можем обойтись без использования частника, но это возможно лишь при борьбе со спекуляцией, т. е. при определении дозволенного и запрещенного товарооборота. Что Вами сделано по этой линии?

Необходимо в связи с этим заняться и очисткой Москвы от паразитического и спекулятивного элемента (в первую очередь г. Москвы). Я дал задание Паукеру собрать мне материал о распределении населения г. Москвы по этому признаку. Пока не получил от него ничего. Не стоило ли бы у нас в ОГПУ создать на сей предмет колонизационный отдел или какую-л[ибо] ячейку и получить для этого специальный фонд, хотя бы из конфискуемых средств и Ваших строительных остатков. Надо заселить паразитическим элементом (с семьями и со всем их скарбом) наших городов малонаселенные местности по особо выработанному и утвержденному СНКомом плану. Мы должны во что бы то ни стало освободить наши города от сотен тысяч паразитически-спекулятивного элемента. Работа Эконупра должна пойти по этому пути, но это возможно лишь после составления и одобрения большого плана, после того, как будет определено, что такое паразит-спекулянт в отличие от честного и разрешенного частного торговца. Этот вопрос надо согласовать с Московским] Советом и его Комвнуторгом и МСПО, а также с ВСНХ — при отсутствии Манцева с Квирингом. Нас объедают эти паразиты. Отсюда нет товаров для крестьян, отсюда рост цен и падение нашего червонца. ОГПУ должно этим вопросом заняться со всей энергией.

Что слышно о Вяч[еславе] Руд[ольфовиче]?1 Поправился ли и какое настроение.

Привет. Ваш Ф. Дзержинский.

4/V-26 г. Мухалатка.

РЦХИДНИ. Ф. 16. Оп. 3. Д. 390. Л. 3-4. Автограф.

Примечания:

1 Менжинский.

 

№ 211

Ф. Э. Дзержинский — А. И. Рыкову, В. М. Молотову

1 июня 1926 г.

Т. Рыкову и т. Молотову.

Т. Пятаков постановлением о назначении его замом члена СТО вместо членом — дезорганизован1. Он заявил мне, что воспринял это очень болезненно, что он решил в мою бытность в Москве, после окончательного моего возвращения из Украины (я должен буду после 7/VІ, когда будет слушаться в П/бюро доклад о Главметалле, еще уехать туда на 10-15 дней), вовсе не ходить в СТО и т. д. Мне кажется, что было бы целесообразно пересмотреть решение и включить т. Пятакова в СТО, как его члена. Мотивы: безусловно, т. Пятаков, как один из немногих наших экономистов, на практике представляет из себя самостоятельную ценность сколько бы и каких бы уклонов у него не было и в прошлом и в настоящем. В этом отношении он, несомненно, более ценен, чем я для СТО. Уклоны же его для СТО никоим образом не опасны. Они могли бы быть более опасны для ВСНХ — при его замстве председателя ВСНХ — если бы он вел на практике, при руководстве нашей промышленностью, свою линию; но это, к счастью, не так. В ВСНХ т. Пятаков в своей практической работе, безусловно, лоялен и по отношению к директивам партии, и по отношению к постановлениям СТО и СНК. Т. Пятаков свой троцкистский или свой самостоятельный, или блочный уклон проявляет в своей политической деятельности вне работы в ВСНХ. Об этом я знаю не только из заявлений самого т. Пятакова, но и из своих (и других товарищей) непосредственных наблюдений.

Далее, мне одному на всю нашу госпромышленность прорабатывать все вопросы СТО абсолютно немыслимо. В финансовых же вопросах я и до сих пор недостаточно разбираюсь. Я не смогу обходиться в СТО без Пятакова, который не меня должен заменять, а себя самого представлять.

Наконец, поездка моя на Украину убедила меня, что я, как организатор (а не спец), должен особенно часто ездить на места, на заводы — узнавать людей, организационно им помогать. И не моя работа сидеть в СТО. Поэтому я прошу, не исключая меня из членов СТО, возбудить перед П/бюро вопрос о назначении т. Пятакова членом СТО (вместо зама члена СТО)2.

1/VІ 26 г.

Ф. Дзержинский.

РЦХИДНИ. Ф. 76. On. 2. Д. 168. Л. 12. Автограф.

Примечания:

1 Пятаков являлся членом СТО СССР со времени создания этого органа в 1923 г. В мае 1926 г. он был назначен заместителем члена СТО Дзержинского.

2 Предложение Дзержинского принято не было. После перехода на работу заместителем председателя Госбанка СССР, Пятаков в ноябре 1928 г. был назначен заместителем в СТО председателя Госбанка Шейнмана.

 

№ 212

Г. К. Орджоникидзе — С. М. Кирову

22 июня 1926 г.

Сук[ин] ты сын, дорогой мой Мироныч! Как тебе не стыдно, до сих пор ни слова не написать, или ждешь, чтобы непременно первым я написал. Положим, ты на это имеешь теперь все права. Правителю града Петра и Ленина, конечно, не до азиятов, но все же не стоит слишком «зазнаваться». Ну, хорошо, так и быть, буду я писать первым, а вы, будем надеяться, что кое-когда ответите. Как живешь? Как дела? Когда думаешь отдыхать?

У нас дела ничего — как сажа бела, как выражается наша Этерка. Амаяк в отпуску, я сижу в Тифлисе. После Пленума ЦК1 поеду в Сочи. Надеюсь, ты тоже поедешь туда, говорят, Мацеста сильно помогает. Дней 13 Сосо был у нас. Время провели не очень плохо, только извели его приставанием выступать. Один раз удалось его форменно насиловать и заставить выступить в жел[езно-]дорожных мастерских. Народу было не меньше 6-7 тыс. Встретили его великолепно. В Баку не удалось затащить — побоялся выступления, а надо было. Вспомнил он здесь об Иваняне и в результате ЗККК исключила Ив[аняна] из партии. Этот Ив[анян] оказался очень толстой кожей.

Дела вообще идут у нас ничего, только в Баку на почве зарплаты есть значительное недовольство. Как у тебя по этой части?

Караев, Багиров и Ю. Касымов уехали в Крым, вместе с нами поедет Леон, Мамия и Лаврентий. В Баку, кроме Багирова, все ведут себя довольно прилично. И работа у них идет. 1 1/2* тому назад было у нас Заксовещание, которое прошло очень удачно. Азербайджанцы на совещании прямо-таки отличились. Деревню, по-видимому, здорово растормошим. Несомненно, сравнительно с прошлым годом, продвинулись вперед. Верно, Ларин порядочно нас оскандалил, но ничего не поделаешь. Многое, что он пишет, правильно, но можно было обойтись без той кричащей статьи2, тем более, что в общем его порода никак не может жаловаться, что при Советской власти они угнетены. Мусабеков послал статью в «Правду», но пока что не видать.

Ну, больше, пожалуй, не стоит, тебе и это много.

Горячий братский привет Марии Львовне.

Крепко, крепко целую тебя

Твой Серго

Привет от Зины тебе и М[арии] Льв[овне]. Привет от Этерки. Гипс уже сняли, и дело удалось. Она такая у нас болтушка выросла.

Джим низко кланяется тебе.

Твой Серго3.

22/VІ 26 г.

РЦХИДНИ; Ф. 80. Оп. 10. Д. 43. Л. 1-5. Автограф.

Примечания:

1 Очередной объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) проходил 14 — 23 июля 1926 г.

2 20 мая 1926 г. в «Правде» была опубликована статья Ю. Ларина «О кубинских невестах», в которой говорилось о фактах дискриминации властями азербайджанского города Куба горожан — горских евреев.

3 Письмо написано на бланке: «РСФСР. ЧЛЕН РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА Отдельной Кавказской Армии».

 

№ 213

Ф. Э. Дзержинский — В. В. Куйбышеву

23 июня 1926 г.

Тов. Куйбышеву.

Один из побывавших в Париже беспартийных наших специалистов, вполне преданный Соввласти, поделился сегодня со мной своими впечатлениями о наших там Торгпредских аппаратах; он передал мне, что эти его впечатления подтвердились отзывами, которые он слышал от французов. Платим громадные деньги в долларах, жалование, превышающее все ставки и жалование у французов. Штаты огромные — не соответствующие работе. Французы говорят, что эти штаты и такое жалование может быть объяснено лишь тем, что, очевидно, этот аппарат занят другой рискованной работой — пропагандой. Работники в торгпредстве не знают французского языка. Сделки совершают не непосредственно с французами, а через посредников, русских эмигрантов - спекулянтов.

Выпускают никому не нужные, дорого оплачиваемые издания.

Я думаю, что поскольку тов. Ройземан проверяет наши аппараты за границей и стоило бы ему послать для проверки эти впечатления1.

23/VІ-26.

Ф. Дзержинский.

РЦХИДНИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 416. Л. 10. Заверенная машинописная копия.

Примечания:

1. 28 июня 1926 г. секретарь Куйбышева писал Дзержинскому: «[...] Сообщаю для сведения резолюцию на Вашей записке от 23/VI по поводу высоких окладов и больших штатов в наших заграничных представительствах: «т. Ройземану. Согласен с тов. Дзержинским. Во что бы то ни стало добейтесь максимальных результатов по сокращению аппаратов и уменьшению окладов» [...]» (РЦХИДНИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 416. Л. 11). 9 августа 1926 г. Секретариат ЦКК рассматривал вопрос о составе советских учреждений во Франции. Суть решения из протокола не ясна (Там же. Ф. 613. On. 1. Д. 46. Л. 169).

 

№ 214

В. В. Куйбышев — А. И. Рыков

[позднее 3 июля 1926 г.]

Еще одна возможная комбинация. Феликс сейчас волнуется «системой управления»1. Система управления в настоящий момент должна быть в значительной мере подчинена интересам развития промышленности, индустриализации. Можно было бы дать Феликсу по совместительству РКИ. Нигде не сказано, что наркомом РКИ должен быть обязательно член ЦКК. Быть может, Феликс смог бы с этого угла сделать что-нибудь с «сумасшедшим домом».

Инициативы у него много и значительно больше, чем у меня. Когда он предлагал назначить его диктатором по «режиму экономии», это было, по существу, то же самое.

Дело с ним настолько серьезно (ведь он в последнем слове прямо намекал на самоубийство), что соображения о моей амбиции должны отойти на задний план. Да и амбиция моя не будет задета — иначе я как-то устроен и не только подчинюсь любому решению, но действительно охотно и без какой бы то ни было обиды возьмусь за любую работу.

В. Куйбышев.

А если его назначить пред[седателем] СТО и возобновить опыт двух правительств?

[Рыков]

Это исключено. Система двух правительств должна быть похоронена навсегда. Не говоря уже о том, что для руководителя СТО не годится ни нервная система Феликса, ни его импрессионизм. У него много инициативности, но нет черт руководителя (системы в работе, постоянного осязания всей сложности явлений и их взаимоотношений, точного чутья к последствиям той или другой меры и т. д.!). В ВСНХ преимущества инициативности еще могут перевешивать недостатки Феликса как руководителя, но в СТО это уже не выйдет.

В. Куйбышев.

Я боюсь, что его нервность и экспансивность без какого-то крупного [шага] может довести до беды.

[Рыков]

РЦХИДНИ. Ф. 79. On. 1. Д. 729. Л. 1-2. Автограф.

Примечания:

1 3 июля 1926 г. Дзержинский обратился с письмом к Куйбышеву, в котором изложил свои «мысли и предложения по системе управления». Ранее, 2 июня 1926 г., Дзержинский написал письмо Рыкову, в котором просил об отставке с поста председателя ВСНХ (Коммунист. 1989. № 9. С. 84, 87-88).

 

№ 215

М. П. Томский — Секретариат ЦК ВКП(б)

10 июля 1926 г.

Копия.

В СЕКРЕТАРИАТ ЦК ВКП(б).

Уважаемые товарищи!

Ввиду того, что целый ряд симптомов из области хозяйственной жизни (в первую очередь, хороший урожай, соответствующие экспортные возможности и т. д.) говорят о большой вероятности улучшения нашего экономического положения, мне кажется вполне своевременным поставить вопрос о повышении заработной платы, и прошу поставить его на одном из ближайших заседаний Политбюро. Само собой разумеется, что решение ЦК по этому вопросу предполагает его предварительную проработку органами ВСНХ, Госплана при непременном участии профсоюзов. В каких отраслях производства, в какие сроки, размеры и т. д. — все это должно быть проработано и учтено, хотя бы приблизительно, заранее. Бесспорно, этот вопрос имеет крупнейшее хозяйственное и политическое значение, и наиболее целесообразно было бы приурочить проведение в жизнь этого решения к моменту перезаключения колдоговоров1. Вместе с этим, считаю необходимым принять меры против искривлений «режима экономии», что нередко наблюдается при проведении этого режима2.

В личной беседе т. т. Молотов и Бухарин целиком соглашались со мной по данным вопросам, думаю, что они поддержат это мое предложение.

М. Томский3.

10.VII.1926 г.

РЦХИДНИ. Ф. 558. On. 1. Д. 5281. Л. 2. Машинописная копия.

Примечания:

1 После долгой проработки вопроса, 20 сентября 1926 г. Политбюро одобрило предложение комиссии Политбюро по заработной плате о повышении зарплаты только рабочим, занятым на производстве. Был одобрен перечень отраслей промышленности, в которых предполагалось повышение заработной платы. Это решение получило одобрение Сталина, находившегося в отпуске. «Насчет зарплаты вышло у вас, кажется, недурно. Важно, чтобы низшие слои получили что-нибудь ощутительное», — писал он Молотову 23 сентября 1926 г. По предложению Сталина повышение заработной платы 30 сентября было распространено также на некоторые группы работников нефтяной промышленности (Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. С. 93, 95).

2 16 августа 1926 г. Политбюро утвердило проект циркуляра о режиме экономии (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 581. Л. 3). 17 августа циркуляр «Об успехах и недостатках кампании за режим экономии», адресованный всем партийным и советским организациям, за подписью Рыкова, Сталина, Куйбышева был опубликован в газетах. В циркуляре, в частности, шла речь об ухудшении в результате кампании экономии материального положения рабочих.

3 Под текстом письма имеются пометки Бухарина, Сталина и Молотова: «Присоединяюсь — Н. Бухарин. За — В. Молотов. Поставить вопрос на ближайшем после Пленума заседании ПБ. И. Сталин. В. Молотов 13.VII».

 

№ 216

И. В. Сталин — Г. Л. Пятакову

13 июля 1926 г.

Тов. ПЯТАКОВУ.

Ваша бумага от 13.VII получена. Аналогичное предложение поступило в Секретариат ЦК 10.VII за подписями Томского, Молотова и Бухарина1, где авторы предложения просят поставить вопрос на ближайшем заседании Политбюро и разрешить его к моменту перезаключения колдоговоров. Считая вопрос вполне назревшим, Секретариат решил поставить его на ближайшем после Пленума заседании ПБ. Ваше предложение о постановке вопроса на этом (июльском) Пленуме Секретариат не считает возможным принять ввиду того, что вопрос еще не подготовлен Вами к постановке, контрольные цифры промышленности у Вас еще не готовы, как об этом пишете Вы, мнение ВСНХ еще неизвестно (по справке оказалось, что т. Дзержинский ничего не знает о Вашем письме), ВЦСПС еще не обсуждал вопроса и, наконец, повестка Пленума уже принята окончательно ПБ, причем Вы почему то не потребовали пополнения порядка дня Пленума на понедельничьем (12 июля) заседании ПБ, хотя Вы присутствовали на нем. Напоминаю, что по принятому ПБ регламенту, вопросы должны вноситься в повестку ПБ за три дня до заседания. Полагаю, что это требование должно быть отнесено еще в большей степени к порядку составления повестки Пленума.

СЕКРЕТАРЬ ЦК И. Сталин.

13.VII.26 г.

РЦХИДНИ. Ф. 558. On. 1. Д. 5281. Л. 1. Машинописный текст. Подпись — факсимиле.

Примечания:

1 См. документ № 215.

 

№ 217

Ф. Э. Дзержинский — В. В. Куйбышеву

13 июля 1926 г.

13/VII-26 г.

ЛИЧНОЕ

СЕКРЕТНО. КОПИЯ.

Тов. Куйбышеву.

Дорогой В. В.

Я получил от т. ЧУЦКАЕВА копию его обращения в П/бюро в связи с результатами обследования 14-ти хозрасчетых органов. Я думаю, что методы нашей работы таковы, что мы теряем массу сил, времени и достигаем минимальнейшие результаты — вследствие неправильных взаимоотношений РКИ с другими ведомствами. Нагромождение убийственных фактов, относящихся к совершенно различным учреждениям, в одном докладе, и обнимающих совершенно различное время и полученных в результате долгого обследования, и своевременно не сообщенных тем ведомствам, в пределах которых ревизуемые учреждения находятся — не может дать положительных результатов в смысле устранения и предупреждения зла. Публикация таких собранных и концентрированных фактов наводит неслыханное уныние, ибо нет одновременно уведомления, что это зло, эти факты, замеченные — немедленно устранены, а виновные понесли такую-то кару. Я понимаю такие публикации со стороны РКИ, ибо я против всякого укрывательства, но, публикуя зло — публикуя от имени органов власти — не публикуя одновременно, что зло уже устранено — это демонстрировать свое бессилие. Ведь РКИ — это орган власти. Я понимаю всякие публикации и разоблачения раб и сель и хозкоров — но не органов власти. Это одно. А другое, если бы РКИ, заметивши где-либо, у кого-либо зло, немедленно же сообщило главе ведомства с требованием устранить это зло и сообщить об устранении, тогда результат получился бы совершенно другой. Тогда была бы достигнута быстрота устранения зла. У нас же делается совершенно иначе: замеченное зло держится в тайне, пока все широкое обследование не будет закончено, пока это не пройдет все иерархические инстанции, т. е. выявляется спустя 1/2 года в лучшем случае, после того часто, когда зло уже само исчерпалось.

У меня в ВСНХ есть Ревизионный Отдел, подчиненный мне непосредственно, если бы РКИ согласилась на мое предложение, я поручил бы стоящему во главе этого Отдела т. Самсонову специально заняться организацией устранения замеченных РКИ недостатков, поскольку они бесспорны, под моим общим руководством.

13/VII-26 г.

Ф. Дзержинский.

РЦХИДНИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 198. Л. 12. Заверенная машинописная копия.

 

№ 218

В. М. Молотов — Г. К. Орджоникидзе

9 сентября 1926 г.

 

Дорогой Серго!

Насчет формулировки первого решения Пб о твоем назначении на Сев[ерный] Кавказ вышла, очевидно, ошибка1. Вина моя. Не хотели тебя задеть, но получилась неловкость. Надеюсь, ты согласишься, что не следует эту совершенно случайную неловкость рассматривать иначе, как невольную штуку, которой в нашей сутолоке мы в начале не придавали значения. Теперь у тебя есть уже второе постановление — ответ на протест Заккрайкома (который, само собой разумеется, пойдет по тем же адресам, что и первое постановление)2. Мне кажется, оно устраняет всякую неловкость, могшую возникнуть после первого. У всех нас было и имеется полное желание, чтобы сей случай не оставил у тебя никакого осадка. Со своей стороны, надеюсь, что ты не очень надолго останешься на Сев[ерном] Кавказе и переберешься в недалеком будущем в Москву.

Дела наши идут неплохо. Есть затруднения (Дальний Восток — с Чжаном3; в экономике — трудно выкручиваемся из экспортно-импорт[ных] дел; рост безработицы; во внутрипартийных — явно растет подготовка наступления и, видимо, в самом недалеком будущем на ЦК), требуется дружный нажим на продвижение вперед в строительной и, особо, в партийной работе. Подробностей писать не буду, Сталин в общем в курсе и последних дел.

Желаю тебе поправиться хорошенько.

9/ІХ.

Привет 3[инаиде] Гавриловне] и друзьям.

Жму руку В. Молотов

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 25. Д. 151. Л. 1-3. Автограф.

Примечания:

1 30 августа 1926 г. Политбюро приняло предложение Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) об отзыве Орджоникидзе из Закавказья и утверждении его вместо Микояна, который переводился в Москву, первым секретарем Северо-Кавказского крайкома (Ф. 17. Оп. 3. Д. 584. Л. 5). 4 сентября Сталин, находившийся в отпуске на юге, писал Молотову по поводу этого решения: «На днях был у меня Серго. Он взбешен формулировкой постановления ЦК об его отзыве. Формулировка об отзыве расценивается им как наказание, как щелчок, данный ЦК неизвестно за что. Фраза же о том, что Серго переводится в Ростов «вместо Микояна», рассматривается им как намек, что Микоян выше Серго, что Серго годится лишь в заместители Микояна и т. п.». Сталин предложил новую формулировку постановления, в которой подчеркивалось, что все решения о назначении приняты по согласованию с Орджоникидзе. «Чем скорее сделаешь эту штуку, тем лучше, причем новую выписку придется разослать всем, получившим старую выписку. Ты, может быть, скажешь, что все это чепуха. Возможно. Но, должен сказать, что эта чепуха может серьезно повредить делу, если ее не исправим». — писал Сталин Молотову (Письма Сталина Молотову. С. 82-83).

2 1 сентября 1926 г. члены Заккрайкома обратились к Сталину с просьбой пересмотреть решение ЦК о переводе Орджоникидзе из Закавказья. 9 сентября Политбюро отклонило эту просьбу и подтвердило свое решение о новом назначении Орджоникидзе, но на этот раз, использовав формулировки, предложенные Сталиным (Там же. С. 84-86).

3 Речь идет о конфликтах СССР с главой мукденской группировки Чжан Цзолинем по поводу КВЖД.

 

№ 219

Пархоменко — Г. К. Орджоникидзе

3 декабря 1926 г.

3/ХІІ 26.

т. Серго!

Движимый интересами общего дела, хочу поделиться с Вами теми настроениями и впечатлениями, которые породил Ваш приход в РКИ и, думаю, что за это не обидитесь.

После речи Вашей на собрании сотрудники (мне приходилось говорить со многими) считают, что в Вашем лице РКИ получит твердое, уверенное руководство, т[ак] как царившая мягкотелость руководства вносила и неуверенность в правильность и целесообразность делаемой работы.

Не мне, конечно, напоминать Вам, что в дополнение к твердому руководству нужно товарищеское отношение к другим, а не обезличивание их.

Помните жалобы инспекторов на собрании на то, что их обезличивают, что им неизвестны результаты работы; не на последнем месте в этом был и т. Петерс. На коллегии РКИ 2/ХІІ с[его] г[ода] я думаю, что Вы зря погорячились (вот, когда плохо горячее сердце!) и обрезали Петерса и Милютина, уверен, что в этот момент они вспомнили характеристику Ильича о Вас по «уклонистскому» делу.

Получается впечатление, что Вы терроризируете товарищей по работе. Чем иначе Вы сами объясните то, что Лебедь и Романовский, давшие задание РКИ РСФСР по «музыке» в то время, когда это в их присутствии приписали Чуцкаеву и Петерсу, набрали в рот воды и не сказали правды. Чем, как не боязнью, что Вы накричите на них.

Если Вы будете сдерживать проявление этой отрицательной черты Вашего характера, все остальные данные за то, что из вас будет хороший руководитель.

Не поймите мое письмо иначе, как желание помочь общему делу.

С тов[арищеским] уваж[ением] Пархоменко.

РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 1/С. Д. 52. Л. 1-2. Автограф.

 

№ 220

Н. А. Лакоба — Г. К. Орджоникидзе

27 декабря 1926 г.

27 декабря 1926 г.

Дорогой Серго!

Прежде, чем взяться за настоящее письмо, я размышлял о том держаться ли мне Вы или же Ты. Пришел к след[ующему] выводу: если принять во внимание существующие отношения между нами, а также и мою «самоуверенность», что я Серго не подведу ни при каких условиях, мне следует держаться ты. Это по существу. Где надо будет, разумеется, не забуду Серго называть Вы. Но это уже формальная сторона дела. Такое мое введение, ты, я знаю, встретишь с улыбкой и, наверное, скажешь: «вот дурной». Тем не менее — я все же счел эту оговорку необходимой.

А теперь к делу.

Получил от тебя два письма. Первое я получил с большим запозданием. Оно меня не застало в Сухуме: я был в Тифлисе на пленуме ЦК КПГ. О приезде т. Молотова мне сообщили в Тифлис шифровкой, и [я] сейчас же распорядился об его устройстве. Но ему не повезло (к нашему огорчению) у нас. В Доме Отдыха твоего имени со светом в то время, по причине недостаточности воды на электростанции, дело обстояло неважно. Дефект этот можно было быстро исправить путем замены существовавших в Доме лампочек более сильными.

Кто-то (черт его дери!) из отдыхающих уверил Молотова, что со светом раньше месяца ничего не выйдет — и он уехал в Гагры.

В Афоне тоже вышел курьез. Т. Барганджия, который узнал о желании Молотова остаться в Афоне, струсил, растерялся. Очевидно, Барганджия не был готов к встрече Молотова. Получилось так, будто Аф[онский] Дом Отдыха не готов для приема, и что будто специально для Молотова потребуются какие-то хлопоты. Молотов укатил в Гагры, в Дом ЦИКа СССР. Сухумских товарищей и Барганджия я застал (по приезде) совершенно растерянными, удрученными. Немного мы между собою погрызлись по поводу этой неудачи. Принял зависящие меры к исправлению ее. Ездил в Гагры к Молотову. Просил его поехать в Сухум или Афон, но он высказал пожелание остаться в Гаграх, мотивируя это тем, что до конца его отпуска осталось 7-10 дней, и что за это короткое время нецелесообразен переезд и т. д. Мне ничего не оставалось, как согласиться с этим положением, затаив в душе «месть», хотя бы на 1-2 дня заманить т. Молотова на охоту или в Сухум и по пути «испортить» мост. Если происходящая абх[азская] партконференция или еще какое другое непредвиденное обстоятельство не помешают, то я выполню свою «месть». Этим мне удастся несколько загладить нашу неудачу, а также доказать т. Молотову, чрезмерная его скромность не всегда годится. Второе (письмо) о т. Аллилуеве я получил без опоздания. Его я устроил в Доме отдыха твоего имени. — Письмам этим я очень и очень обрадовался: 1) потому, что у тебя бывает время и меня вспоминать, да еще писать; 2) потому, что мне очень хорошо бывает от твоего слова, меня ты ободряешь в моей работе и 3) потому, что твои письма мне дают счастливую возможность, в свою очередь, без предварительных колебаний тебе писать.

О наших (абхазских) делах.

Коротко говоря, положение вещей в Абхазии во всех областях парт[ийной] и сов[етской] работы надо в общем и целом признать удовлетворительным. 1. Сейчас у нас закончились уездные партконференци. Сегодня, 27/ХІІ, открывается абх[азская] партконференция. В отличие от прошлых времен на этой конференции, помимо наших достижений (они есть), мы с удовлетворением констатируем факт отсутствия в нашей организации склоки, нац[иональной] склоки. Следуя твоим директивам, мы добились создания в нашей организации нормальных условий для работы. Ошибки (невольные), разумеется, могут быть, но, если раньше мы, в надежде, что Серго урегулирует, Серго исправит, Серго за нас всех ответит и т. д., допускали и этих невольных ошибок немало, то теперь мы стараемся делать таковые как можно меньше. 2. Отношение к нам со стороны ЦК КПГ самое внимательное, хорошее. Совершенно искренне заявляю, что Мамия, Шалва, Лаврентий Картвелишвили, Миша Кахиани, Леван Гогоберидзе относятся к нам по-товарищески, тепло. Надеюсь, что и мы оправдаем это их отношение к нам.

О табаках.

Судя по постановлению колл[егии] НКТ СССР, цены на табаки урожая [19]25-[19]26 г. надо признать неприемлемыми, рискованными как для промышленности, так [и] для плантаторов по своим последствиям, которые выявятся в будущем году. НКТ СССР принял прошлогодные посортные цены, «как достаточно себя оправдавшие» и которые при прошлогоднем ассортименте давали в среднем 26 р[ублей] за пуд самсуна шнурового. А в этом году ассортимент табаков по причинам природным (дожди, малое количество солнечных дней) получился значительно ниже, чем в прошл[ом] году, и по формуле НКТ СССР (прошлогодние посортные цены) плантатор получит вместо прошлогод[них] 26 р[ублей] в среднем, всего лишь 23 р[убля] 25 коп. в среднем за пуд самсуна шнурового. Крестьянину обработка табака обошлась 28 р[ублей за] пуд (материалы НКТ ССР Грузии).

ЦК КПГ, приняв во внимание интересы промышленности и экспорта, эту цену снизил до 26 р[ублей], но при ассортименте этого года. Цена, принятая ЦК, в расшифровке означает: прошлогодняя средняя цена 26 р[ублей], но при ассортименте этого года, т. е. эта цена дает такие посортные цены, которые будут выше прошлогодних на 11,91%. По этой цене нами уже заключен договор с Грузтабтрестом на 11 тыс. пудов и с Закгосторгом по 25 р[ублей] за пуд шнурового при ассортименте этого года на 150 тыс. пудов. В виде компромисса мы можем пойти на цены, по которым мы заключили договор с Закгосторгом.

Особые соображения: 1. Средний урожай с десятины остается в этом году тот же, что и в прошлом году.

2. Себестоимость обработки одного пуда табака плантатору обошлась в 28 р[ублей].

3. Ассортимент этого года по метеорологическим условиям — ниже прошлогоднего.

4. НКТорг СССР, по сравнению с прошлым годом, повышает цены на Кубани и Майкопе, а это обстоятельство не могло бы не поставить вопроса о соотношении цен между абх[азскими] и кубанскими табаками.

5. НКТорг СССР, исправляя свою прошлогоднюю ошибку на Кубани (очень хорошо делает), может допустить ошибку в отношении Абхазии в этом году, чтобы в будущем году ее, может быть, исправить. Но такое «дело» может дорого обойтись как плантатору, так и промышленности.

Сколько мы заработали на табаках прошлого года?

По твоей директиве мы с прошлогодней цены удерживали в пользу союза табаководов (кооп[еративное] накопление) 1 р[убль] с пуда, что дало свыше 500000 р[ублей]. Эта мера оказалась вполне целесообразной и для плантатора не обременительной, так как ассортимент по прошлогодним табакам в действительности оказался несколько выше принятого НКТ и, следовательно, плантатор в среднем на пуд получал больше, чем принятая цена в 26 р[ублей]. Общую же прибыль по таб[ачной] операции я сообщу тебе в Москву, т. к. она сейчас точно не подсчитана. Грубо можно взять не меньше одного миллиона рублей.

О Ткварчельском угле.

В соответствии с высказанными тобой взглядами в бытность твою в Афоне прошлым летом я принял все возможные меры, чтобы ткварчельское дело перевести уже на практическую почву, т. е., в смысле перехода к эксплуатации уже обследованных площадей (10 кв[адратных] верст).

Не загромождая сейчас приведением всех наших мероприятий в этом отношении, а также перечислением постановлений Груз[инского] и Закавказ[ского] центров, считаю необходимым переслать тебе письмо Юшкина из Тифлиса по этому вопросу, которое тебе позволит составить мнение о характере и темпе передвижения этого дела о наших центрах.

О черномор[ской] жел[езной] дороге.

Говоря о Ткварчелах, нельзя не коснуться современного положения дел о черномор[ской] ж[елезной] д[ороге]. С этой дорогой обстоит на сегодня очень плохо. На 1926-[192]7 г. вместо 5 милл[ионов] рублей назначается всего 2 милл[иона] р[ублей], в зависимости от этого останавливаются солидные мостовые работы на участке Зугдида — Очамчиры — Кодар. 6 1/2 милл[ионов] р[ублей] были бы достаточны, чтобы и в 6 месяцев иметь дорогу от Зугдиди до Очамчиры, что очень важно было бы для Ткварчель. Без этого условия к концу (по единогласному мнению в Тифлисе) [19]28 года невозможно сооружение дороги [от] Очамчиры [до] Ткварчельских копей. Черномор[ская] дорога (по нашим сведениям) находится под угрозой прекращения на ней работ из-за стесненности в средствах, отрицательности взглядов т. т. Рыкова и Рудзутака и из-за решения перебросить максимум средств по бюджету НКПС на Семиречинско — Туркестанско — Сибирскую дорогу. Судьба Черномор[ской] ж[елезной] д[ороги] должна, как будто, решиться на предполагаемом в январе совещании при НКПС. При этих сложившихся обстоятельствах, конечно, мы временно отказываемся от работ с северной стороны, где часть работ между Пиленково и Бзыбью представляет большие трудности, и настаиваем на концентрации средств на участке Зугдиди — Очамчиры — Сухум.

Вот те вопросы, о которых я счел нужным тебя информировать. Про запас себе на свидание с тобой оставлю вопросы, о которых можно твоими словами сказать: «дело терпит».

И, наконец, о частных делах.

Дома у меня все живы и здоровы. Самый горячий привет от меня Сарии и Рауфа Зине и Этерке. «Ненаглядный» Маиба лучше выглядит «во всех смыслах». Он был очень рад, когда я ему сказал, что ты его вспоминаешь. Привет тебе от Георгия Стуруа и всех абхазских товарищей.

Раненая собака вполне оправилась после преподанного ей урока, она больше за дичью не бросается.

Амаяк гостит в Афоне, т. Картвелишвили тоже ожидается здесь для отдыха. Как вижу, я в ударе: пишу и пишу. Довольно с меня. Крепко, крепко целую тебя, всегда преданный тебе, твой Н. Лакоба.

P. S. В Москве думаю быть 10-12 янв[аря]1.

РЦХИДНИ. Ф.85. Оп. 1/С. Д. 11. Л. 17-20. Автограф.

Примечания:

1 На бланке: «ССР Абхазия. Совет Народных комиссаров».