Содержание материала

И.Н. Вольпер

Псевдонимы В.И. ЛЕНИНА

«Псевдоним» (ψεuδωνuμoξ) -- слово греческое и означает «вымышленное имя». Но в практике содержание этого понятия несколько сужается. Обычно псевдонимами называют только те вымышленные имена, которые писатели, журналисты и общественные деятели избирают себе для выступлений в печати.

В этой книжке речь пойдет о псевдонимах В. И. Ленина в широком смысле слова, то есть не только о его литературных псевдонимах, но и о партийных кличках, о конспиративных фамилиях и даже о шутливых прозвищах. Кстати говоря, в жизни Владимира Ильича не раз бывало, что партийные клички и конспиративные фамилии становились и литературными псевдонимами. Да и, кроме того, партийная кличка это не что иное, как устный псевдоним.

Автор, разумеется, отнюдь не претендует на безапелляционность своих суждений, на полное и исчерпывающее решение вопроса о происхождении и истории того или иного ленинского псевдонима. В ряде случаев возможны и другие толкования, а иногда объектом анализа мог стать и псевдоним, взятый Владимиром Ильичем совершенно случайно. Однако глубокие филологические познания В. И. Ленина и его великолепное чувство слова позволяют предположить, что большинство избранных им псевдонимов имеют вполне определенные, конкретные этимологические корни.

Одним словом, эти заметки представляют собой только поиски, а в отдельных случаях — догадки и предположения. В целом же тема еще ждет глубокого исследования.

Автор выражает глубокую благодарность доктору исторических наук Э. А. Корольчук, кандидату филологических наук И. Ф. Ковалеву, старшим научным сотрудникам Института марксизма-ленинизма Д. С. Кислик и Р. М. Савицкой и писателю Л. В. Успенскому за ценные замечания и советы, данные ими при подготовке рукописи к печати.

 

ОБЛАДАТЕЛЬ СТА ИМЕН

Величайшего человека нашего времени миллионы людей во всем мире знают под одним именем. Это имя — Ленин!

Сам же Ленин в автобиографическом наброске в мае 1917 года писал: «Зовут меня Владимир Ильич Ульянов».*1

Да, настоящая фамилия Ленина (по отцу) была, как известно, Ульянов, а Ленин — это один из его псевдонимов.

Занимаясь революционной работой в царской России или находясь в эмиграции, Владимир Ильич вынужден был в целях конспирации скрывать свою настоящую фамилию. Ведь и царская охранка, и германская жандармерия, и английская полиция — все были заодно в борьбе против революционеров.

А Ленин уже с первых шагов своей революционной деятельности стал для царского самодержавия непримиримым врагом. Недаром еще тогда, в самом начале нынешнего столетия, начальник московской охранки жандармский полковник Зубатов доносил своему начальству, что «крупнее Ульянова сейчас в революции нет никого», и предлагал департаменту полиции поскорее «срезать эту голову с революционного тела».2

В таких условиях вымышленные фамилии помогали Владимиру Ильичу сбивать с толку полицейских агентов и сыщиков и давали возможность в трудных условиях подполья и эмиграции вести большую партийную и литературную работу, издавать всё новые и новые произведения.

Лишь после Великой Октябрьской социалистической революции, когда Владимир Ильич стал во главе Советского правительства, все официальные документы он стал подписывать подлинной фамилией. Но он так сроднился со своим псевдонимом, что и тогда подписывался обычно: В. Ульянов (Ленин). Эту двойную подпись Ленина мы встретим и в его партийном билете, и под декретами Совета Народных Комиссаров, и на постановлениях Совета труда и обороны, и в других документах государственного значения.

Любопытно заметить, что литературные произведения, партийные документы, письма и записки Владимир Ильич по-прежнему подписывал псевдонимом «Ленин». Так, например, на обложке книги «Пролетарская революция и ренегат Каутский», вышедшей в свет в 1918 году, значится не В. Ульянов (Ленин), а наоборот — Н. Ленин (Вл. Ульянов).

Ну а до 1917 года Владимира Ильича больше знали по его псевдонимам, чем по настоящей фамилии. Псевдонимами он, как правило, подписывал все свои сочинения.

Какие же псевдонимы были у Владимира Ильича? Как он их выбирал? Каково их происхождение?

На первый вопрос ответить нетрудно. В 1963 году вышла книга «Вспомогательные указатели к Хронологическому указателю произведений В. И. Ленина», в которой перечислены все известные в настоящее время псевдонимы В. И. Ленина. Неполный перечень псевдонимов Ленина опубликован и в известном «Словаре псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей», составленном И. Ф. Масановым. 3

Свои сочинения, письма и записки Владимир Ильич подписывал и литературными псевдонимами, и конспиративными фамилиями, и партийными кличками, и отдельными буквами...

В упомянутом справочнике «Вспомогательные указатели...» перечислено 148 различных псевдонимов В. И. Ленина.**

Если даже исключить из этого списка разные варианты одного и того же псевдонима, связанные с особенностями транскрипции того или иного языка, и отбросить разнообразные сокращения, и то останется около ста оригинальных и неповторяющихся псевдонимов. Сто имен одного человека!

По всей вероятности, это еще не все псевдонимы Владимира Ильича. До сих пор находят неизвестные или считавшиеся утерянными произведения Ленина, и при этом выявляются новые псевдонимы. Можно думать, что, когда будет закончено издание Полного собрания сочинений В. И. Ленина, тогда, видимо, и будет составлен сравнительно полный словарь и указатель псевдонимов.

Но одно дело раскрыть псевдоним, другое дело — ответить на вопросы: как он возник? как выбирал псевдонимы Владимир Ильич? Ведь прошло уже более сорока лет, как нет с нами Ленина. Давно скончались его самые близкие родные, многие друзья и соратники. И, разумеется, трудно (а подчас и невозможно) установить, почему то или другое свое произведение Владимир Ильич подписал так, а не иначе.

Между тем очень интересно и увлекательно проследить историю и судьбу каждого ленинского псевдонима, каждой его партийной клички. Ведь все, что связано с именем Ленина, всегда было и будет для нас бесконечно дорого и важно!

Практическая сторона этого вопроса заключается в том, что знание псевдонимов Ленина позволяет иной раз установить его авторство, находить новые сочинения, которые прежде считались анонимными. А таких «анонимных» произведений, написанных рукой Ленина, как показывает опыт последних лет, есть еще немало.

 

* См. Приложение 3.

** Уместно заметить, что в библиографическом указателе к XX (дополнительному) тому первого издания Собрания сочинений В. И. Ленина перечислено только 66 псевдонимов. Менее чем за сорок лет выявлены дополнительно 82 псевдонима.

 


 

САМЫЙ ПЕРВЫЙ

Каков же первый псевдоним Владимира Ильича? Если строго придерживаться хронологии, то надо сказать, что этого первого псевдонима нет, да и не может быть ни в одном справочнике.

О самом первом ленинском псевдониме пишет в своих воспоминаниях старшая сестра Владимира Ильича — А. И. Ульянова-Елизарова. Речь идет о псевдониме Кубышкин, который придумал себе Володя Ульянов в возрасте... девяти лет.

Известно, что в семье Ульяновых дети много времени проводили за книгами. С ранних лет отец и мать прививали им любовь к литературе, музыке, искусству. В доме Ульяновых часто читали вслух замечательные произведения русской литературы, декламировали стихи; пели песни. Анна Ильинична однажды отметила в стихотворной форме большое увлечение детей семьи Ульяновых книгами.

В этом стихотворении были такие строчки:

...И за чтением серьезный

Собрался кружок.

Все сидят, уткнувшись в книги,

Строго все молчат.

Хоть Манюшины* глазенки

Больно спать хотят...1

Вот в такой атмосфере и родилась в этой замечательной семье идея создать свой домашний рукописный журнал. Инициатором затеи был старший брат — Александр Ульянов.

Задумано — сделано. Редактором журнала стал Саша Ульянов, литературным критиком — сестра Анна, а постоянными литературными сотрудниками — девятилетний Володя и семилетняя Оля. В этом журнале и появился первый псевдоним В. И. Ленина — «Кубышкин».

Вот что пишет по этому поводу А. И. Ульянова-Елизарова: «...Оба они (Володя и Оля, — И. В.) взялись за дело очень охотно, изобретя себе и литературные псевдонимы: Володя (довольно коренастый в те годы мальчуган) назвался Кубышкиным, Оля, прозванная за проворство и живость обезьяной, — Обезьянковым».2

Итак, становится ясно, почему Володя выбрал себе псевдоним «Кубышкин». В известном толковом словаре русского языка Владимира Даля дается второе, переносное, значение слова «кубышка»: «плотный коротыш, толстячок, особенно ребенок». Вот в этом все и дело! Как видим, уже и в детские годы Ленину не чуждо было чувство юмора, стремление к добродушной шутке над самим собой.

Разумеется, этот детский шуточный псевдоним не имеет никакого отношения к литературной или к партийно-революционной деятельности В. И. Ленина.

Первым настоящим псевдонимом Владимира Ильича была фамилия Тулин (точнее — К. Тулин). Этим псевдонимом Владимир Ильич подписал одну из первых своих научных работ — «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве», вышедшую в 1895 году. Ленинская статья была опубликована в сборнике «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития». Сборник постигла печальная участь: царская цензура усмотрела в нем «вредное направление», он былконфискован и сожжен. Из двух тысяч экземпляров уцелело только около ста, которые распространялись нелегально. Запрещением сборник во многом был обязан статье К. Тулина, показавшейся цензору «вредной и опасной».

А вот кто такой Тулин, — этого не знали тогда не только цензоры, но даже многие из ближайшего окружения Владимира Ильича.

Весьма любопытный эпизод произошел при встрече Владимира Ильича с П. Б. Аксельродом, который, как и все, обратил особое внимание на статью К. Тулина.

На вопрос Владимира Ильича: «Просмотрели сборник?», Аксельрод ответил: «Да, я должен сказать, что получил большое удовольствие... Особенно хорошее впечатление произвела на меня статья Тулина...»3 Аксельрод и не подозревал, что сам «Тулин» был в это время его собеседником!

По словам старой большевички Ц. С. Зеликсон (Бобровской), статья Тулина была большим праздником для подлинных марксистов. Но и Зеликсон не знала, кто действительный автор статьи.

«Про автора Тулина удалось лишь узнать, — пишет Зеликсон в своих воспоминаниях, — что это не настоящее его имя и что живет и действует он не в эмиграции, а в России».4

Но почему Ленин выбрал себе псевдоним «Тулин»? Трудно на этот вопрос ответить. Позволим себе высказать такое предположение. В русском языке есть устаревшее и теперь почти не применяющееся в речи слово «тулить». От него произошел возвратный глагол «тулиться», что значит: прятаться, хорониться, укрываться.

Владимир Даль приводит еще и другое, производное от этого глагола, слово «тула»; он объясняет его так: скрытное, недоступное место.

Владимиру Ильичу при его глубоком знании русского языка эти слова были, конечно, известны.

Так, может быть, занимаясь нелегальной деятельностью и выбирая себе псевдоним, он остановился на слове, наиболее верно выражавшем сущность и значение псевдонима, то есть — скрытность, тайну? Если согласиться с таким допущением и исходить от глагола «тулить» или «тулиться», то и фамилию Тулин можно толковать так: «скрытный», «тайный», «подпольный». Это ведь вполне соответствовало тогдашнему нелегальному положению В. И. Ленина.

А может быть, псевдоним «Тулин» произведен от названия города Тулы? Такие фамилии, образованные от имен городов, не редкость в русской ономастике**.

Разумеется, и то и другое только догадки.

К псевдониму «Тулин» Владимир Ильич прибегал в то время довольно часто. Среди сочинений, написанных в 1894 — 1897 годах, можно встретить статьи, подписанные и так: К. Т — н, К. Т., Т — ин, Т. Совершенно очевидно, что все эти псевдонимы представляют собой сокращения все той же фамилии Тулин.

 

* Манюша — Мария Ильинична Ульянова, младшая сестра Ленина.

** Ономастика — наука о собственных именах и фамилиях.

 


 

«Петербуржец» против «В.В.»

Здесь
каждый камень
Ленина знает...
В. Маяковский

Вдохновенные слова эти, сказанные поэтом о Москве, в равной мере можно отнести и к Петербургу — Петрограду.

...Прекрасен был всегда Петербург, воспетый еще Пушкиным. Не раз, конечно, бродил Ильич по его чудесным набережным, любовался бессмертным творением Фальконе, классическим ансамблем Дворцовой площади, замечательной фельтеновской решеткой Летнего сада и другими великолепными памятниками архитектуры.

Но Ленин знал еще и другой Петербург — тот Петербург, что раскинулся за Невской и Московской заставами, Петербург трущоб и фабричных казарм, ветхих домишек Шлиссельбургского тракта, задымленных громад заводских корпусов.

Ради этого — окраинного, рабочего Петербурга он и приехал сюда...

С Петербургом связаны многие выдающиеся события в жизни В. И. Ленина. Здесь он положил начало созданию марксистской рабочей партии в России. Из Красного Питера руководил Владимир Ильич борьбой пролетариата во время первой русской революции. В Петрограде началась под его руководством Великая Октябрьская социалистическая революция. Здесь, наконец, Владимир Ильич возглавил первое в истории рабоче-крестьянское правительство и заложил основы советского социалистического государства...

Более двухсот памятных мест в Ленинграде связано с жизнью и деятельностью В. И. Ленина. И, конечно, не случайно в 1924 году, сразу же после кончины Ленина, II Всесоюзный съезд Советов принял решение о переименовании Петрограда в Ленинград. «Пусть отныне, — говорилось в постановлении съезда, — этот крупнейший центр пролетарской революции навсегда будет связан с именем величайшего из вождей пролетариата Владимира Ильича Ульянова (Ленина)».1

Свыше четырех десятилетий носит Ленинград с честью свое великое и славное имя...

Но давайте перелистаем страницы истории и воскресим в памяти события девяностых годов прошлого века.

Владимир Ильич впервые приехал в Петербург в августе 1890 года, а через три года поселился здесь постоянно. С 31 августа 1893 года он стал петербуржцем.

В нашем рассказе слово «петербуржец» будет означать не только жителя Петербурга. В биографии В. И. Ленина оно стало также его партийной кличкой, подобно тому, как фамилия Тулин была его первым литературным псевдонимом.

Об обстоятельствах, связанных с партийной кличкой «Петербуржец», рассказывает в своих воспоминаниях В. Д. Бонч-Бруевич, ставший впоследствии ближайшим помощником и сотрудником Владимира Ильича — первым Управляющим делами Совета Народных Комиссаров.2

Познакомившись в 1893 году в Москве с Анной Ильиничной Ульяновой-Елизаровой, Бонч-Бруевич нередко слышал от нее рассказы о молодом и талантливом марксисте «Петербуржце», которого в Москве тогда еще никто не знал.

В январе 1894 года на нелегальную сходку в Москве, проводившуюся под видом студенческой вечеринки, пришел никому не знакомый молодой человек.

На сходке в тот вечер выступал с рефератом один из идеологов народничества Василий Павлович Воронцов, известный под псевдонимом «В. В.».

Он без труда разгромил возражавших ему молодых марксистов и вместе со своими единомышленниками торжествовал победу. Но вот слово попросил молодой незнакомец. Вначале маститый докладчик снисходительно, с иронической улыбкой поглядывал на своего оппонента. Однако же тот со всем пылом молодости, вооруженный вескими аргументами, убедительно подобранными статистическими данными, разбил в пух и прах все теории народнического «вождя».

После «вечеринки» все спрашивали, кто же этот «дерзкий оппонент», посмевший выступить против самого В. В.? Ответ был краток: «Петербуржец».

Но кто такой «Петербуржец» — продолжало оставаться тайной.

И лишь в 1895 году, когда вышла знаменитая работа В. И. Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», стало ясно, что ее автор и «дерзкий оппонент», выступивший в Москве против В. В., один и тот же человек.

На высказанное по этому поводу Бонч-Бруевичем предположение Анна Ильинична с улыбкой ответила:

 — Да, вы угадали... Это одно и то же лицо.

То, чего в 1894 году еще не знали московские марксисты, знала уже, однако, московская полиция. Вот что доносил в департамент полиции московский полицмейстер по поводу «вечеринки», на которой выступал «Петербуржец»:

«Присутствовавший на вечере известный обоснователь теории народничества писатель «В. В.» (врач Василий Павлович Воронцов) вынудил своей аргументацией Давыдова* замолчать, так что защиту взглядов последнего принял на себя некто Ульянов (якобы брат повешенного), который провел эту защиту с полным знанием дела».3

Спустя много лет конспиративная кличка «Петербуржец» стала и литературным псевдонимом Владимира Ильича. В декабре 1911 года в марксистском журнале «Просвещение» была опубликована статья Ленина «Три запроса», под которой стояла подпись: «Петербуржец». В том же номере напечатана еще и другая ленинская статья за подписью: П. Вполне вероятно, что это первая буква того же псевдонима.

 

* Давыдов Иосиф Мордухович, студент Юрьевского университета, марксист, возражавший на вечеринке Воронцову.

 

ПАРТИЙНАЯ КЛИЧКА ИЛИ ШУТКА?

«Петербуржец» не единственная партийная кличка Владимира Ильича в то время. Об одной любопытной кличке рассказывает в своих воспоминаниях М. А. Сильвин.1

Члены марксистского кружка студентов Петербургского технологического института (кружок Радченко), куда по приезде в Петербург вступил Владимир Ильич, решили придумать Друг другу конспиративные клички. Так, Г. М. Кржижановский был назван «Сусликом», П. К. Запорожец — «Гуцулом», В. В. Старков — «Земляникой». Ванеев и Сильвин (оба нижегородцы) — «Мининым и Пожарским» и т. д.

Не раз выручали эти клички молодых революционеров. Не пройдет и двух лет, как Владимир Ильич воспользуется для своих целей этими полушутливыми, полуконспиративными кличками.

Известно, что в декабре 1895 года Ленин был арестован и помещен в Дом предварительного заключения. Попав в тюрьму, Владимир Ильич по-прежнему живо интересовался всем, что делалось на воле. Особенно его беспокоила участь друзей по «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса». Но как узнать об этом, как обмануть бдительность тюремщиков?

И вот Ленин составляет длинный список литературы, и между названиями действительно нужных ему книг он искусно вплетает некоторые заглавия, которые сопровождает маленькими вопросительными знаками. По этим вопросительным знакам родные и друзья Ленина догадались, что книги эти ему вовсе не нужны, а вопросы относятся к тем, кто скрывается за книжными названиями.

Так, вопросительный знак против названия книги историка Костомарова «Герои смутного времени» означал вопрос: «Что с Мининым и Пожарским?», то есть с Ванеевым и Сильвиным. Книга Брема «О мелких грызунах» определенно намекала на Г. М. Кржижановского, ведь именно он носил кличку «Суслик». А запрос книги Майн-Рида «Минога» имел в виду Н. К. Крупскую, так как ей принадлежали клички «Рыба» или «Минога».2

Владимир Ильич в кружке Радченко тоже был «окрещен» шутливым прозвищем... «Тяпкин-Ляпкин».

Помните судью из бессмертной комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»? Правда, гоголевский персонаж называется несколько иначе: не Тяпкин-Ляпкин, а Ляпкин-Тяпкин. Либо Владимир Ильич сознательно, чтобы подчеркнуть шутливый характер прозвища, перевернул эту фамилию на свой лад, либо Сильвин кое-что запамятовал.

По поводу выбора этой клички М. А. Сильвин в своей книге замечает в скобках: «до всего доходит собственным умом». И в самом деле, судья в «Ревизоре» однажды произносит о себе такую фразу: «Да ведь сам собою дошел, собственным умом!» Вот эта реплика, видимо, и послужила товарищам Владимира Ильича по кружку основанием дать ему шутливое прозвище «Тяпкин-Ляпкин».

Это прозвище по-своему характерно. Оно говорит, во-первых, о чувстве юмора, которое было присуще Ленину, а во-вторых, о том, что сама по себе эта реплика даже в устах столь малопочтенной особы, как Ляпкин-Тяпкин, в какой-то мере соответствовала одному из идейных принципов Владимира Ильича «до всего доходить собственным умом». И в самом деле — острый критический ум, глубокая эрудиция, большая образованность позволяли ему в решении сложнейших вопросов общественной жизни и науки уже в то время проявлять удивительную творческую самостоятельность.

Вот почему на вопрос — партийная кличка или шутливое прозвище? — можно ответить: и то и другое.

Однако же надо заметить, что «Тяпкин-Ляп- кин» никогда не был настоящим псевдонимом Владимира Ильича.

 

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ И АДВОКАТ УЛЬЯНОВ

Приехав в Петербург, Ленин, как известно, не ограничился участием в подпольном марксистском кружке, а сразу же принялся за широкую пропаганду марксистских идей.

Передовые рабочие Петербурга скоро узнали и полюбили молодого пропагандиста — коренастого, невысокого роста человека, с небольшой рыжеватой бородкой и с удивительно ясными, проницательными глазами.

Рабочие называли своего пропагандиста Николаем Петровичем. Один из участников этих кружков — М. М. Бодров впоследствии вспоминал, что дни занятий с «Николаем Петровичем» были лучшими днями его жизни. Он писал: «У нас прямо глаза открывались. Мы чувствовали, что светлее становится после бесед с ним»1.

Но кем в действительности был «Николай Петрович», никто из участников кружков не знал. Однажды, когда после занятий «Николай Петрович» ушел, участники кружка спросили

организатора: «Кто он такой?». Но организатор кружка В. А. Князев не мог ответить на этот вопрос, — он и сам не знал настоящей фамилии пропагандиста. Случай, однако, позволил Князеву узнать, кто же такой «Николай Петрович», и впоследствии он об этом рассказал в своих воспоминаниях.2

В 1893 году у Князева умерла бабушка, служившая у одного генерала. Чтобы получить оставшееся от нее небольшое наследство, нужно было обратиться в суд. Товарищи посоветовали Князеву заручиться помощью адвоката и порекомендовали обратиться к помощнику присяжного поверенного Ульянову.

Известно, что Владимир Ильич был по образованию юристом и в первые годы после окончания университета занимался адвокатурой.

Ничего не подозревая, направился Князев по указанному ему адресу в дом № 7 по Большому Казачьему переулку*.

Он поднялся по мрачной грязноватой лестнице на третий этаж и позвонил в квартиру № 13. На звонок вышла хозяйка квартиры. Она сказала, что Ульянова дома нет, но он должен скоро прийти. Князев решил подождать и зашел в комнату Ульянова. Его удивила чрезвычайно скромная обстановка адвокатского жилья. Железная печь в углу, простая койка, стол с керосиновой лампой, два венских стула да еще этажерка для книг — вот и вся мебель.

«Небогато живет!» — подумал Князев. В это время раздался звонок, и вскоре в комнату вошел сам ее хозяин.

 — А, вы уже ждете? — обратился он к Князеву. — Ну-с, одну минуточку: я сейчас переоденусь, и мы с вами займемся.

Князев посмотрел внимательно на адвоката и на миг растерялся от удивления: перед ним стоял «Николай Петрович».

Вот, значит, кто такой адвокат Ульянов!

Так неожиданно раскрылось инкогнито молодого революционера-пропагандиста.

Именно здесь, в скромной квартире по Большому Казачьему переулку, «Николай Петрович», или, скажем яснее, Владимир Ильич, написал упоминавшуюся выше статью «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве». Тут, по всей вероятности, он придумал и свой первый настоящий псевдоним — Тулин.

Если в рабочих кружках Петербургской стороны Владимира Ильича звали Николаем Петровичем, то на Васильевском острове он был известен как Федор Петрович. Отсюда — встречающийся в сочинениях В. И. Ленина сокращенный псевдоним «Ф. П.».

Бесполезно, видимо, пытаться выяснить происхождение этих двух партийных кличек. Очевидно, они возникли совершенно случайно. Главное их свойство — массовость, а ведь сам факт двойственности партийных кличек (в двух районах — разные) говорит об их основном назначении — служить конспирации. Интересно заметить другое: от этих конспиративных кличек, точнее, от их общего отчества (Петрович), по всей вероятности, произошел один из ленинских псевдонимов — Петров. Фамилия Петров означает ведь то же самое, что и Петрович, то есть: сын Петра.

Сейчас можно считать установленным, что еще во время пользования партийной кличкой «Николай Петрович» Владимир Ильич придумал для себя и псевдоним «Петров». Об этом говорят воспоминания С. Н. Мотовиловой, опубликованные сравнительно недавно.3

Оказывается, еще в 1895 году, будучи в Лозанне (Швейцария), Владимир Ильич, знакомясь с Мотовиловыми, представился: «Петров».

Через несколько лет, в 1900 — 1901 годах, десятки писем Владимира Ильича были подписаны по-русски: «Петров» или латинским шрифтом: «Petroff».

Впоследствии фамилия Петров дополнилась еще и именем, и в сочинениях Ленина можно встретить псевдоним «Ив. Петров». Псевдоним «Петров» имел одно очень важное достоинство: он представляет собой массовую, очень распространенную в России фамилию и поэтому не привлекал к себе внимания.

 

* Ныне переулок Ильича.

 


 

МОЛОДОЙ „СТАРИК"

Бывает ли так, чтобы человека, которому еще не исполнилось и двадцати пяти лет, называли стариком? Обычно — нет, но когда «Старик» — партийная кличка или псевдоним, то это, разумеется, вполне возможно.

Если в рабочих кружках Петербурга Владимир Ильич был известен как Николай Петрович, если москвичи его звали «Петербуржцем», то друзья и товарищи по петербургскому «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» звали его иначе — «Стариком». Такова была партийная кличка Ленина в 1893 — 1895 годах.

Но почему же «Старик»? На этот вопрос дает ответ в своих воспоминаниях о В. И. Ленине один из его ближайших соратников по революционной борьбе, а впоследствии видный государственный деятель и академик Г. М. Кржижановский.

«За обнаженный лоб и большую эрудицию, — пишет Кржижановский, — Владимиру Ильичу пришлось поплатиться кличкой «Старик», находившейся в самом резком контрасте с его юношеской подвижностью и бившей в нем ключом молодой энергией. Но те глубокие познания, которыми свободно оперировал этот молодой человек, тот особый такт и та критическая сноровка, с которыми он подходил к жизненным вопросам и к самым разнообразным людям, его необыкновенное уменье поставить себя среди рабочих, к которым он подходил, как это верно отметила Надежда Константиновна Крупская, не как надменный учитель, а прежде всего как друг и товарищ — все это прочно закрепляло за ним придуманную нами кличку».1

Ц. С. Зеликсон (Бобровская) вспоминала, что, приехав в 1896 году в родной свой город Велиж, она услышала уже не о «загадочном Тулине», а «о еще более загадочном «Старике», который вдобавок и не старик по годам, а называется так из соображений сугубой конспирации».2

Ленинскую партийную кличку «Старик» можно часто встретить в революционной переписке тех лет. Впоследствии Владимир Ильич неоднократно пользовался ею и как псевдонимом.

Сохранилось немало писем того времени, которые начинаются словами: (такому-то) от Старика. Вот, например, в феврале 1904 года письмо Г. М. Кржижановскому: «Гансу от Старика»; письмо Л. Б. Красину (май 1904 г.): «От Старика Лошади личное».* В том же 1904 году Ленин пишет письмо Центральному Комитету партии и начинает его так: «Пишет Старик». Подпись под письмом та же: Старик. Другие письма (например, Ф. В. Ленгнику, И. И. Скворцову и др.) он подписывал так: «Ваш Старик» или «Весь Ваш Старик». А на двух письмах (Е. Д. Стасовой и Ф. В. Ленгнику) в том же 1904 году Владимир Ильич подписался даже так: «Старик и К0».

Не забыл Ленин эту свою кличку-псевдоним и двумя годами позже, по возвращении на родину. Любопытен в этом отношении такой эпизод. В конце 1906 года, скрываясь на даче «Ваза» в Финляндии, Владимир Ильич беседовал как-то с С. В. Марковым, который выполнял тогда роль связного между Лениным и петербургской партийной организацией. Владимир Ильич дал молодому партийцу прочесть брошюру Карла Либкнехта с его — Ильича — предисловием. Когда Марков внимательно прочел предисловие, Ленин спросил его:

 — Уже прочитали «Старика»?..3

Стариком Ленин назвал самого себя.

Интересно отметить, что эта партийная кличка Владимира Ильича в девяностых годах стала нарицательной. По ней тогда именовали «стариками» всю группу революционных марксистов, возглавлявшуюся Лениным, в противовес группе «молодых», которыми руководил И. В. Чернышев. Группа «молодых» выступала с пропагандой оппортунистических идей.

И еще один важный момент надо отметить в связи с псевдонимом «Старик».

В начале этой книжки упоминалось о том, что раскрытие псевдонимов порой помогает устанавливать авторство В. И. Ленина. Это как раз относится к псевдониму «Старик».

В 8-м томе Полного собрания сочинений В. И. Ленина впервые напечатана листовка о русско-японской войне под названием «К русскому пролетариату».4 Она была написана в 1904 году и опубликована за подписью Центрального Комитета. Ни в одно из собраний сочинений В. И. Ленина эта листовка до сих пор не включалась, так как не было точно известно, кто ее автор.

Но вот сравнительно недавно, разбирая неопубликованные письма Н. К. Крупской, исследователи нашли упоминание о том, что «Старик будет писать о войне...». В другом письме (от 16 февраля 1904 г.) Н. К. Крупская писала Р. С. Землячке и Л. Е. Гальперину: «Старик написал листок о войне...» 5

И сразу стало все ясно. «Старик» — это ведь Ленин! Сличили даты, сравнили стиль листовки со стилем Ильича, и всякие сомнения исчезли: автор листовки — Владимир Ильич.

А сколько еще, возможно, есть таких анонимных статей, листовок, прокламаций, принадлежащих перу Ленина! И может быть, расшифровка какого-нибудь другого неизвестного псевдонима Владимира Ильича позволит еще и еще раз установить его авторство?

Не может и не должен оставаться анонимным ни один ленинский документ! Ведь все, что создано могучим гением Ленина, принадлежит всему народу, всему человечеству!

 

* Ганс — псевдоним Кржижановского, Лошадь — конспиративная кличка Красина.

 

ИЛЬИН - СЫН ИЛЬИ

Вернувшись в начале 1900 года из ссылки, Владимир Ильич заехал в Москву. И сразу же начальник московской охранки Зубатов поспешил сообщить своему начальству в Петербург: «...В здешнюю столицу приехал известный в литературе (под псевдонимом «Ильин») представитель марксизма Ульянов, только что отбывший срок ссылки в Сибири...»1

Зубатов не ошибся. Псевдоним Ильин — один из самых распространенных у Ленина. Он приведен и в известном дореволюционном критико-биографическом словаре С. А. Венгерова. В первом томе этого словаря (издания 1915 г.) можно прочесть такие две строчки: «Ильин Влад, известный экономист и публицист. Псевдоним Ульянова Вл. И. (Ленина)».2

Во всяком случае, каждый, кто изучает труды В. И. Ленина, встречался не раз с псевдонимом «Ильин».

Еще в ноябре 1895 года письмо П. Б. Аксельроду из Петербурга в Цюрих Владимир Ильич подписал: «Ваш Ильин». Под этой фамилией вышел в 1898 году сборник статей Владимира Ильича под общим названием «Экономические этюды и статьи», а в 1899 году — его классический труд «Развитие капитализма в России».

Сохранился экземпляр второго издания этой книги, на обложке которого рядом с напечатанными в типографии именем и фамилией автора (Владимир Ильин) сам Ленин от руки написал латинскими буквами: Uljanow (Ульянов).

Псевдонимом «В. Ильин» подписана также знаменитая статья В. И. Ленина «Карл Маркс», напечатанная в Энциклопедическом словаре т-ва братьев Гранат.3

В оглавлении важнейших статей указано имя В. И. Ленина, но включить его в список авторов издатели, видимо, не решились.

Кстати, не так давно при любопытных обстоятельствах найдены четыре письма Ленина, связанные с подготовкой к печати статьи «Карл Маркс» и подписанные: В. Ильин. Обстоятельства этой находки таковы. В 1942 году один из издателей Энциклопедического словаря продал свою обширную библиотеку Московскому университету. Книги поступили на выдачу. Однажды какой-то читатель развернул старую книгу из этой библиотеки и обнаружил указанные письма.

Когда Владимир Ильич стал пользоваться другим, самым известным своим псевдонимом Ленин, он в скобках нередко добавлял: Ильин. Например, на обложке знаменитой работы В. И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма»* значится: «Н. Ленин (Вл. Ильин)».

Само собой разумеется, что и такие сокращенные псевдонимы, как В. И., В. И — н, В. Ил., И., возникли от этого же псевдонима.

Откуда же взялся псевдоним «Ильин»?

Нетрудно догадаться, что это, по сути дела, измененная форма отчества Ленина. Ведь Ильин и Ильич означают одно и то же — сын Ильи.

В ряде официальных документов Ленина конца прошлого века так и значится: Ульянов Владимир Ильин. Так, например, диплом об окончании Санкт-Петербургского университета начинается словами: «Предъявитель сего, Владимир Ильин Ульянов...» Да и сам Владимир Ильич на прошении разрешить ему держать экзамен за курс юридического факультета подписался: «Владимир Ильин Ульянов».

Вполне логично предположить, что именно по своему отчеству Ленин выбрал себе псевдоним «Ильин».

Живя под этой фамилией, Владимир Ильич однажды поставил в весьма неловкое положение либерально настроенных буржуазных профессоров. Дело было в Париже в начале нашего века, в годы первой эмиграции Ленина. В то время там существовала Русская высшая школа общественных наук. Руководители этой школы не симпатизировали социал-демократам, но, когда им понадобился лектор по аграрному вопросу, они решили пригласить Ильина — известного марксиста-теоретика и автора ряда легальных трудов по аграрному вопросу. «Ильин» принял приглашение и приступил к чтению лекций на тему «Марксистские взгляды на аграрный вопрос в Европе и в России». Каково же было удивление и замешательство организаторов этих лекций, когда вскоре выяснилось, что Ильин и Ленин — это одно и то же лицо!4

Ленин сам называл себя Ильиным, а вот народ наш больше всего называет его Ильичем.

В. И. Ленин только однажды назвал сам себя Ильичем. Это было буквально накануне Октябрьского восстания. Возвратившись из Финляндии в Петроград, Владимир Ильич нелегально проживал на квартире Маргариты Васильевны Фофановой на Выборгской стороне. Вечером 24 октября, отослав хозяйку квартиры с поручением к Н. К. Крупской, Ленин ушел в Смольный и оставил на столе такую записку: «Ушел туда, куда Вы не хотели, чтобы я уходил. До свидания. Ильич».5

...Ильич! С какой теплотой и нежностью произносят советские люди это слово. Они вкладывают в него всю глубину своих чувств и любви к великому учителю. Вспомним широко распространенное выражение «лампочка Ильича». Кажется, сами слова эти излучают чудесный ленинский свет!

Неудивительно, что словом «Ильич» не только поименованы населенные пункты и городские районы, названы заводы и фабрики, парки и клубы — отчество Ленина превратилось и в собственное мужское имя. Писатель Лев Успенский рассказывает, что встречал в Армении комсомольца, которого звали Ильич Петросян. А в Дании, оказывается, живет поэт с таким же именем. Его зовут Ильич Юхансен.6

 

* Эта книга вышла из печати летом 1917 года под измененным издательством названием: «Империализм как новейший этап капитализма». Об обстоятельствах издания этой книги В. И. Ленина и связанных с нею псевдонимах будет рассказано ниже.

 


 

ОСНОВНОЙ И ГЛАВНЫЙ

...Имя Ленина, как знамя,
алым пламенем горит.
Расул Рза

В начале нашего века вышла в свет работа Владимира Ильича, подписанная новым тогда псевдонимом Ленин. Это была статья «Гг. «критики» в аграрном вопросе. Очерк первый», опубликованная в декабре 1901 года в журнале «Заря». Так впервые на страницах революционной печати прозвучало имя Ленин.

Правда, еще раньше, в январе того же 1901 года, Владимир Ильич подписал псевдонимом «Ленин» письмо Г. В. Плеханову из Мюнхена.1

Во всяком случае, с начала 1902 года этот псевдоним стал главным и основным псевдонимом Владимира Ильича.

Мы находим его и в упоминавшемся уже критико-биографическом словаре С. А. Венгерова. Во втором томе (изд. 1916 г.) словаря сказано: «Ленин Н. известный публицист-марксист, псевдоним В. И. Ульянова».2

В марте 1902 года вышла знаменитая книга Владимира Ильича «Что делать?», на обложке которой значилась фамилия автора: Ленин.

Книга эта вызвала большой интерес среди революционеров и деятелей рабочего движения. По-своему заинтересовалась ею и царская полиция. Уже в начале апреля — менее чем через месяц после выхода книги в свет — в департаменте полиции было заведено на нее специальное дело за номером 872.

В «Записке для памяти», составленной одним из полицейских чиновников, можно прочесть следующие строки: «Около месяца тому назад за границей появилась вызвавшая большую сенсацию брошюра Н. Ленина... „Что делать?”».3

Однако же новый псевдоним Владимира Ильича поначалу спутал карты полиции. В цитированной выше «Записке» после слов «брошюра Н. Ленина» составитель в скобках замечает: «псевдоним члена редакции «Искры» Юлия Цедербаума».

Царская полиция ошиблась в этом случае дважды. Псевдоним «Ленин» никогда не принадлежал Цедербауму (впоследствии лидер меньшевиков, известный по псевдониму «Мартов»). Ну а кроме того, уже тогда наметились серьезные расхождения между Мартовым и Лениным во взглядах на партию и на будущее русской революции.

Вскоре всем стало широко известно, кто в действительности скрывался под псевдонимом «Ленин».

Говоря о псевдонимах «Тулин» и «Старик», нам уже дважды довелось цитировать воспоминания Зеликсон (Бобровской). Приведем еще выдержку из ее книги «Записки подпольщика», касающуюся псевдонима «Ленин».

Вот что она пишет по этому поводу: «С 1895 года на протяжении семи лет — в Варшаве, Велиже, Цюрихе, Харькове под разными именами — Тулин, «Старик», Ильин, Петров — мелькал передо мной облик учителя. Лишь летом 1902 года, когда я прочла «Что делать?» — книгу, служившую нам таким замечательным руководством к действию, — эти имена сконцентрировались в одном — Ленин».4

Сегодня мы можем сказать больше: имя «Ленин» стало не только именем человека, но и вошло в название великого учения, самого боевого, революционного учения, преобразующего мир. Разве есть теперь на земле страна, где бы не знали слова «ленинизм»?!

Слово «Ленин» стало у нас синонимом слова «партия». Помните, как писал Маяковский:

Мы говорим — Ленин,

подразумеваем —

партия,

мы говорим —

партия,

подразумеваем —

Ленин.

Откуда же взял Ленин свой основной псевдоним? Вопрос этот возникал не раз. Еще в 1924 году, после кончины Владимира Ильича, редакция московской газеты «Комячейка» обратилась за разъяснением к Надежде Константиновне Крупской. Вот что она тогда ответила: «Уважаемые товарищи! Я не знаю, почему Владимир Ильич взял себе псевдоним «Ленин», никогда его об этом не спрашивала. Мать его звали — Мария Александровна. Умершую сестру звали Ольгой. Ленские события были уже после того, как он взял себе этот псевдоним. На Лене в ссылке он не был. Вероятно, псевдоним выбран случайно, вроде того, как Плеханов писал однажды под псевдонимом ,,Волгин“».5 Такое же объяснение дал и брат Владимира Ильича — Дмитрий Ильич Ульянов. В филиале Центрального музея В. И. Ленина в городе Ульяновске имеется запись беседы с ним на эту тему. Дмитрий Ильич сказал:

«Было так, что Плеханов взял фамилию Волгин, вероятно, и Владимир Ильич взял Ленин по реке в Сибири».6 Психологически вполне оправданно, что образ этой могучей сибирской реки мог вызвать в сознании Владимира Ильича фамилию Ленин. К тому же, Ленин — классическая русская фамилия; она просто и непринужденно укладывается в схему русских фамилий. Можно думать, что именно поэтому псевдоним «Ленин» стал второй фамилией Владимира Ильича.*

Итак, вероятнее всего, — «Ленин» от названия реки Лены. Любопытно, что, видимо, не зная и не подозревая этого, мексиканский поэт Хосе Муньос Коста использовал образ реки Лены в стихотворении, посвященном В. И. Ленину.

Он писал:

Свое ты имя Ленин оправдал.
Ты Леной стал, рекою многоводной.
Ты был поток могучий и свободный,
Огонь любви и режущий металл.

Можно также допустить, что толчком к выбору псевдонима «Ленин» послужило и знакомство с трудами известного в то время агронома и общественного деятеля С. Н. Ленина. В своем классическом труде «Развитие капитализма в России» (1899 г.) Владимир Ильич цитирует статью этого автора «Сельскохозяйственные орудия и машины».

 

* Заметим, что подобные фамилии нередки среди русских. Вспомним некоторые известные из литературы фамилии — Печорин, Онегин, Невский, Томский и другие, образованные от названий рек. К слову сказать, Н. К. Крупская одно время жила в Петербурге по подложному паспорту на имя Онегиной.

 

ЧТО ОЗНАЧАЕТ БУКВА „Н“?

В связи с псевдонимом «Ленин» возникает еще один вопрос. Каждый внимательный читатель сочинений В. И. Ленина непременно обратит внимание на то, что до революции Владимир Ильич подписывался не просто Ленин, а Н. Ленин. Да и после революции первое издание сочинений Владимира Ильича вышло под таким авторским наименованием: «Н. Ленин (В. Ульянов)». Что может здесь обозначать буква «Н»? Конечно, это начальная буква имени, но какого?

Вспоминается такой факт. В 1921 году знаменитый английский писатель и драматург Бернард Шоу послал В. И. Ленину одну из своих книг со следующей дарственной надписью:

«Николаю Ленину — единственному государственному деятелю Европы, который обладает талантом, характером и знаниями, соответствующими его ответственному положению. 16 июня 1921 г. От Бернарда Шоу».1

Бернард Шоу не был одинок, назвав Ленина Николаем. Известный чешский поэт Витезслав Незвал написал в свое время стихотворение, которому дал такое название: «Прокламация Николая Ленина». Заканчивалось это стихотворение такими словами: «Вчитайтесь в ее бессмертные строки — в прокламацию Николая Ленина!».

Надо заметить, что за границей в двадцатых годах сплошь и рядом называли Ленина Николаем.

Впервые это имя появилось в зарубежной печати в 1919 году при следующих обстоятельствах. В октябре 1919 года Владимир Ильич давал интервью корреспонденту американской газеты «The Chicago Daily News». Под ответами Ленина стояла подпись: «Wl. Oulianoff (N. Lenin)», и в таком виде это интервью было у нас в стране опубликовано. В американской же газете от 27 октября 1919 года в скобках напечатано не «N. Lenin», a «Nikolai Lenin».

Аналогичная история произошла и с предисловием Владимира Ильича к знаменитой книге Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Владимир Ильич подписал это предисловие, как обычно в то время: «Н. Ленин». В нью-йоркском же издании книги (в 1922 г.) под этим предисловием стоит подпись: «Nikolai Lenin».

Ошибка эта была затем повторена в журнале «Literator» в статье о книге Джона Рида.

Владимир Ильич никогда сам не подписывался «Николай Ленин», и у редакторов американских изданий не было, конечно, никаких прав произвольно, по-своему, раскрывать ленинский инициал. Одно дело, когда Шоу или Незвал писали о Ленине, называя его Николаем, другое дело, когда без должных оснований выбор этого имени приписывается самому Владимиру Ильичу.

А впрочем, может быть, и в самом деле Ленин взял инициал своей конспиративной партийной клички «Николай Петрович»? Но, разумеется, предположение — это еще далеко не доказательство.

 

ГОРДОЕ ИМЯ

Имя человека живет и после смерти его. Оно живет в делах, которые человек оставил после себя. Если человек был строителем, остались построенные им дома, общественные здания, сооружения. Если он был лесоводом, то десятилетия, века стоят посаженные им деревья, даруя людям красоту и прохладу.

Имя Ленина — великого созидателя и преобразователя — осталось на века и тысячелетия. Оно живет в названиях городов и площадей, каналов и горных вершин, заводов и колхозов, вузов и домов культуры, — словом, всюду, во всей нашей большой и многогранной жизни.

Имя Ленина перешагнуло далеко за рубежи нашей Родины. Оно путешествует по свету, не зная границ, и повсюду зовет людей к борьбе, вселяет в них надежду на лучшее будущее.

Итальянский писатель Джованни Джерманетто в своих «Записках цирюльника» рассказывал, что видел имя Ленина, начертанное на сводах римских катакомб, высеченное на твердых камнях альпийских скал, в таких местах, куда, кажется, лишь орел может подняться. Он встречал это имя на бронзовых дверях Ватикана, и на стене собора во Флоренции, на тюремных стенах и на памятниках, в цехах фабрик и в школах.

Имя Ленина осталось жить и в новых именах советских людей. Известно, что после кончины Владимира Ильича слово «Ленин» в разных сочетаниях и анаграммах* стало в нашей стране широко распространенным именем. Кто не знает таких имен, как Владлен, Вилен, Владилена, Ленина, Нинель и другие? Тысячи людей с гордостью носят эти имена.

Но самое интересное, пожалуй, заключается в том, что слово «Ленин» стало именем и в буквальном его выражении, без всяких изменений. Уместно заметить, что у нас фамилия, как правило, не может стать личным именем, так как она образуется по другим словарным законам, чем имя. У большинства других народов не существует формальной разницы в образовании имен и фамилий**, а поэтому слово «Ленин» и смогло стать именем. Важно, однако, другое. Имя «Ленин» появилось в ряде стран, где само это слово находилось или еще находится под строгим полицейским запретом.

Вот несколько фактов, о которых в свое время сообщалось в печати. В далекой Португалии, томящейся под игом фашистского диктатора Салазара, живет и здравствует человек с легендарным именем Ленин. Он родился в печально памятном 1924 году в городе Порту в семье молодых рабочих Луиса и Долорес. Родители, выбравшие своему первенцу такое славное имя, погибли на баррикадах во время восстания 1927 года, когда маленькому Ленину было только три года.

Время шло, мальчик рос и, так же, как его родители, стал рабочим. И вот тогда он почувствовал, какая грозная для эксплуататоров сила таится в его имени! Без конца вызывали Ленина в полицию, требуя лишь одного — переменить имя. Хозяева увольняли его с работы, и снова та же причина — неугодное для них имя. Пытались любыми способами избавиться от молодого рабочего, лишить его жизни. Но каждый раз простые люди португальского города Порту выступали в защиту человека по имени Ленин.

Так и живет он, португалец с легендарным, неумирающим именем, окруженный ненавистью врагов, любовью и защитой друзей.1

Печальнее и трагичнее сложилась судьба другого человека, тоже носившего имя Ленин. Он родился в том же 1924 году, но не в Португалии, а в столице Греции — Афинах. Отец его — видный греческий историк Янис Кордатос тоже выбрал для своего сына имя вождя русской революции. Ленин Кордатос вырос и стал коммунистом. Когда его спрашивали об этом, он, смущенно улыбаясь, отвечал:

 — Неужели вы можете усомниться? Да, я тоже коммунист!

Наступила вторая мировая война. В страшные годы немецко-фашистской оккупации Ленин Кордатос сумел сохранить свою жизнь и свое имя. Но вот в 1944 году гитлеровцы были изгнаны из Греции; им на смену пришли греческие доморощенные фашисты — хитосы. В 1945 году Ленина Кордатоса арестовали.

 — Как тебя зовут? — злобно спрашивали его фашистские палачи.

 — Ленин! — с гордостью отвечал им юноша.

 — Врешь, проклятый коммунист! — орали на него озверевшие хитосы.

 — Ленин, меня зовут Ленин! — неустанно повторял Кордатос. Фашисты его расстреляли. Молодой герой погиб, защищая славное и гордое имя свое! 2

...На острове Свободы — на Кубе, в городе Тринидад, живет и здравствует скромный библиотекарь, которого зовут Ленин Трухильо. 3

Когда он идет по улицам своего небольшого города, горожане приветливо и с улыбкой здороваются с ним:

 — Буэнос диес, Ленин! Здравствуйте, Ленин!

А в Чикаго, в этом крупнейшем промышленном центре Соединенных Штатов Америки, у старого рабочего коммуниста Фрэнка Пеллегрино и сына и внука зовут Ленин4.

Ленин Кордатос, Ленин Трухильо, Ленин Пеллегрино... Сколько их еще, людей, с гордостью носящих это славное имя?! Но еще больше тех, кто носит имя Ленин в своем сердце. Их миллионы и миллионы...

 

* Анаграммой называется перестановка букв в слове для образования другого слова, например: Ленин — Нинел(ь).

** Вспомним имена и фамилии двух известных американских писателей Эптона Синклера и Синклера Льюиса. У первого «Синклер» — фамилия, у второго — имя. Таких примеров можно привести немало.

 


 

КТО БЫЛ ФРЕЙ?

Мы несколько отклонились от прямой линии нашего повествования. Вернемся еще к другим псевдонимам Владимира Ильича. Откроем 6-й том Полного собрания сочинений В. И. Ленина и вспомним годы, связанные с подготовкой ко II съезду партии и с разработкой первой партийной программы.

Как раз в этом томе и напечатан проект первой Программы Российской социал-демократической рабочей партии. На первой же странице мы увидим сноску, в которой говорится, что принципиальная часть этого проекта предложена одним из членов редакции (имеется в виду редакция газеты «Искра», — И. В.) — Фреем.1

Далее по ходу изложения проекта имеется еще пять сносок. Каждая из них начинается словами: «Предложение Фрея».

Кто же такой был Фрей?

Известно, что в состав редакции «Искры» в то время входили Ленин, Мартов, Потресов и члены группы «Освобождение труда» — Плеханов, Аксельрод и Засулич. Шесть членов редакции, но среди них ни одного с фамилией Фрей.

Оказывается, Фрей (точнее Вильям Фрей) — это псевдоним Владимира Ильича, которым он пользовался в годы первой эмиграции. Впервые Ленин подписал этим псевдонимом письмо Л. И. Аксельрод-Ортодокс 22 сентября (5 октября) 1901 года.2 Но пользовался он им и много позже.

Немало ленинских статей и писем подписанотак: Вильям Фрей, В. Фрей, Фрей, а также сокращенно: В. Фр., В. Ф., Ф.

В переписке редакции «Искры» вариант первой Программы партии, написанный Владимиром Ильичем на пяти листах тетрадочного размера, обычно так и обозначался как «проект Фрея». А много позже комплект рукописей, документов и писем Ленина, оставленных им в Швейцарии, именовался «чемоданом Фрея». «Чемодан» этот, к великому счастью, удалось сберечь, и после смерти Владимира Ильича документы поступили в Институт Ленина.

Случалось, что Владимир Ильич, ссылаясь на некоторые свои опубликованные статьи, сам себя называл Фреем. Так, например, в связи с избирательной кампанией в Государственную думу в 1912 году он писал в редакцию газеты «Звезда»: «Очень советую еще перепечатать из «Звезды» № 34 (17/XII. 11) статью Фрея...» 3

Откуда же взялся этот несколько необычный для русского слуха псевдоним? Трудно сказать. Можно только заметить, что в восьмидесятых и девяностых годах прошлого столетия псевдонимом «Вильям Фрей» также пользовался довольно известный русский общественный деятель Владимир Константинович Гейнс. Статьи Гейнса печатались в журналах «Отечественные записки», «Дело» и др. Одна его статья под названием «Письмо В. Фрея к Л. Н. Толстому» была запрещена царской цензурой за критику самодержавия и православной церкви.

Статьи Гейнса были, конечно, известны В. И. Ленину. Кроме того, можно еще отметить, что старший брат Ленина — Александр Ульянов был лично знаком с Гейнсом.

Не позаимствовал ли Ленин псевдоним «Вильям Фрей» у Владимира Гейнса?

Может быть, иностранное звучание псевдонима показалось ему более конспиративным и не внушающим подозрений?

Кроме того, фамилия Фрей в немецком ее значении не могла не импонировать Ленину. Ведь немецкое слово «frei» значит «свободный»!

Фамилией Фрей Ленин воспользовался еще и при других обстоятельствах — в связи с посещением Шведской королевской библиотеки.

...Библиотеки Европы! Какая из них не видела в своих стенах этого усерднейшего читателя?! И каждая, как драгоценные реликвии, хранит ленинские автографы.

Публичная библиотека в Петербурге, Румянцевская в Москве, Библиотека Британского музея в Лондоне, Парижская национальная, библиотеки Цюриха и Женевы и, наконец, Стокгольмская библиотека...

Вероятно, факт, о котором мы хотим рассказать, остался бы некоторое время неизвестным, если бы не подоспел юбилей Всесоюзной библиотеки имени В. И. Ленина в Москве.

В 1962 году, во время празднования столетия этой библиотеки, директор Шведской королевской библиотеки Уно Виллерс сообщил, что в 1907 году, будучи в Стокгольме, Ленин трижды посетил там библиотеку. Это было 28, 29 и 31 декабря 1907 года. По соображениям конспирации он в регистрационном журнале подписался не настоящей своей фамилией, а вымышленными именем и фамилией John Frey (Джон Фрей). На этот раз Владимир Ильич заменил имя Вильям именем Джон.4

Псевдоним «Фрей» еще раз сослужил свою службу!

 

ЭТО НАШ МЕЙЕР!

Итак, в годы первой эмиграции Владимир Ильич пользовался чаще всего псевдонимами «Петров», «Фрей», «Ильин», «Ленин». Но, странное дело, всю корреспонденцию себе в Мюнхен, где он жил первое время, он просил адресовать не Петрову, не Фрею, а Мейеру.

Может быть, в целях конспирации корреспонденция сознательно направлялась не Ленину, а постороннему лицу? Ведь так в условиях эмиграции приходилось не раз поступать. Совершенно верно, но на этот раз адресатом все же оставался сам Владимир Ильич. В этом легко убедиться, прочитав письмо Ленина П. Б. Аксельроду от 7 (20) марта 1901 года. Оно подписано: «Мейер».

В письме Владимир Ильич указывал свой адрес по-немецки: «Неrrn Georg Rittmeyer, Kaiserstrasse, 53/0 Miinchen». Внутри: «fur Meyer».

По-русски этот адрес звучит так: «Господину Георгу Риттмейеру, Кайзерштрассе, 53/0 Мюнхен». Внутри: «для Мейера».

Мейер — конечно не литературный псевдоним, а конспиративная фамилия, под которой Ленин жил в Мюнхене. Почему же он выбрал такую фамилию? Думается, что кое-какой свет на это проливает приведенное выше письмо к Аксельроду, точнее — сообщенный в нем адрес.

Георг Риттмейер был немецкий социал-демократ, хозяин гостиницы, в которой проживал Ленин. Не кроется ли в его фамилии разгадка конспиративной фамилии Владимира Ильича? Можно допустить, что Ленин просто отбросил первый слог сложной фамилии и получил краткую и притом довольно распространенную в Германии фамилию Мейер. (Эта фамилия для немцев так же обычна, как для русских фамилия Петров или Иванов.)

К аналогичному выводу пришел и чешский журналист Мирослав Иванов в своей книге «Ленин в Праге».1

В пользу такого допущения говорит также одна маленькая, но немаловажная деталь: в немецком написании окончания фамилии Риттмейера (Rittmeyer) значится буква «у» (игрек). Если бы там стояла не буква «у», a «i», то фамилия произносилась бы не Риттмейер, а Риттмайер. Ленин же подписался под письмом: «Мейер», а не «Майер». Значит, одна эта буква тоже свидетельствует в пользу того, что Владимир Ильич позаимствовал свою нелегальную фамилию у хозяина гостиницы.

Как бы то ни было, но в Мюнхене в революционно настроенных кругах все знали, что молодого русского социал-демократа зовут Мейер. Дети хозяина гостиницы очень любили своего постояльца и звали его «дядя Мейер». Время от времени он делал им маленькие подарки.

Эта мюнхенская фамилия Владимира Ильича стала причиной одного недоразумения, о котором рассказала в своих воспоминаниях Н. К. Крупская.

Дело было так. В январе 1900 года окончился срок ссылки Владимира Ильича. Он вернулся в Россию, а в июле того же года выехал за границу. Н. К. Крупская смогла к нему выехать лишь через несколько месяцев. Владимир Ильич своевременно сообщил ей свой мюнхенский адрес. Из соображений конспирации переписка велась не открыто; адрес находился в переплете книги, которая была послана одному земскому деятелю. Этот последний книгу, как говорят, «зачитал», и Надежда Константиновна адрес не получила. Но ей был известен адрес некоего Модрачека, фамилией которого Ленин помечал свои письма. Крупская решила, что под фамилией Модрачека живет в Праге сам Владимир Ильич.

Приехала она в Прагу, разыскала дом Модрачека. Вышел хозяин квартиры и, к удивлению Надежды Константиновны, заявил:

 — Я Модрачек.

Впрочем, он тут же догадался, кого именно разыскивает русская женщина, и порекомендовал ей выехать в Мюнхен. В Мюнхене, придя в гостиницу Риттмейера, она встретилась с женой хозяина, и та сразу сообразила, с кем имеет дело.

 — Вы, вероятно, жена герра Мейера? — обратилась она к Н. К. Крупской. — Он ждет жену из Сибири. — И тут же указала Надежде Константиновне квартиру на заднем дворе, в которой жил Владимир Ильич вместе со своей сестрой Анной Ильиничной.

Приезд Надежды Константиновны вызвал необходимость в смене фамилии. Болгарские социал-демократы достали Владимиру Ильичу паспорт на имя болгарина И. Иорданова. Пришлось Ленину отпустить себе «болгарские усы», и с тех пор он и Надежда Константиновна числились в мюнхенской полиции как «доктор юриспруденции Иордан Иорданов и его супруга Марица».2

И еще один случай, связанный с псевдонимом «Мейер». После Октябрьской революции один чешский коммунист побывал в Москве и беседовал с В. И. Лениным. Вернувшись в Прагу, этот товарищ разыскал Модрачека, о котором шла речь выше, и спросил его:

 — Ты ведь встречался с Лениным?

 — Нет, — ответил тот. — Ленина я ни разу не видел.

Приехавший был весьма удивлен.

 — Странно! — сказал он. — Я говорил с Лениным. Он спросил, знал ли я Франтишека Модрачека. И добавил: «Передайте ему привет от Мейера. Он уж догадается». 3

А скромный чешский рабочий и в самом деле не подозревал, что молодой русский революционер Мейер и вождь Октябрьской революции Ленин — одно и то же лицо!

Лишь в 1917 году, увидев в газете портрет В. И. Ленина, Модрачек позвал жену и сказал ей:

 — Знаешь, кто такой Ленин? Это наш Мейер! 4

Впрочем, не один Модрачек не знал тогда Ленина в лицо. Немецкий товарищ Ксавер Штреб в своей брошюре о пребывании Ленина в Германии пишет:

«Многие из его немецких знакомых неожиданно узнавали теперь, что «дядя Мейер», столь любивший детей, «доктор Иорданов», столь охотно вступавший в споры, встал во главе первого рабоче-крестьянского государства». 5

 

МИСТЕР РИХТЕР В ЛОНДОНЕ

На берегу широкой мутной Темзы,
В глухом углу рабочего квартала
 Простой, старинный, бедный дом стоял.
Ашот Граши

Этого дома на Холфорд-сквер, 30 теперь нет. Он был во время второй мировой войны разрушен фашистской бомбой. Но в начале нашего века, в 1902 году, дом этот был известен многим.

Однажды в дверь одной из квартир постучался человек. Вышла хозяйка квартиры миссис Йо.

 — Можно мне видеть господина Ульянова, то есть нет, — мистера Рихтера? — обратился к ней незнакомец.

 — Йес, — после некоторого раздумья ответила хозяйка и проводила гостя в квартиру, где проживал Рихтер с женой.

Незнакомец, спросивший Рихтера, был Иван Васильевич Бабушкин.1 А Рихтер, как читатели, конечно, догадались, — сам Владимир Ильич. Под этой фамилией он и Надежда Константиновна записались, приехав в апреле 1902 года в Лондон, чтобы наладить и продолжить издание «Искры».

В воспоминаниях Н. К. Крупской есть по этому поводу такая фраза: «Документов в Лондоне тогда никаких не спрашивали, можно было записаться под любой фамилией. Мы записались Рихтерами». 2

Фамилию Рихтер В. И. Ленин себе «заготовил» еще до приезда в Лондон. В письме из Мюнхена он писал Н. А. Алексееву — большевику-эмигранту, проживавшему тогда в Лондоне, о том, что на имя Алексеева будут приходить письма для некоего Якоба Рихтера и эти письма предназначены для него — Владимира Ильича.

Приехав в Лондон, Владимир Ильич и Надежда Константиновна сняли две небольшие скромные комнаты в доме, о котором мы уже говорили. Хозяйку квартиры миссис Йо очень смущала незатейливая обстановка в комнатах ее квартирантов. Но Ленина квартира вполне устраивала, так как она находилась неподалеку от Британского музея. Здесь, в библиотеке музея Владимир Ильич, как правило, проводил первую половину дня. К слову заметим, что в стенах этой библиотеки в свое время работал Карл Маркс. 3

Десять с лишним лет тому назад стали известны два письма Ленина к директору Британского музея, написанные на английском языке. В первом письме Владимир Ильич просил о выдаче ему билета на право входа в читальный зал. Подписал это письмо Владимир Ильич так: «С глубоким уважением к Вам, сэр. Якоб Рихтер». Письмо это было написано 21 апреля 1902 года. Через три дня в связи с возникшими осложнениями Ленин снова обращается к директору музея, со вторым письмом, в котором пишет: «Сэр! В дополнение к моему письму

и в ответ на Ваше уведомление № 4332 представляю новую рекомендацию м-ра Митчелла. Уважающий Вас Якоб Рихтер».4

Оба эти документа были экспонированы в 1953 году в Лондоне на выставке, открытой в честь двухсотлетия со дня основания Британского музея.

Итак, Рихтер! Псевдоним этот не отмечен ни в словаре Масанова, ни в справочном томе к четвертому изданию Сочинений В. И. Ленина. Есть он лишь во «Вспомогательных указателях к Хронологическому указателю...»

Почему же Ленин назвался Рихтером? Снова загадка. Может быть, разгадать ее нам поможет одна старая лондонская газета да еще запись в регистрационном журнале библиотеки?

В 1961 году старый большевик Н. А. Алексеев, имя которого уже упоминалось выше, разыскал английскую газету «Атенеум», вышедшую в Лондоне 10 мая 1902 года.5 Чем же заинтересовала его эта пожелтевшая от времени старая газета? Дело в том, что в ней помещено объявление, имеющее отношение к пребыванию Ленина в Лондоне. Алексеев же, проживавший там ранее, проводил всю подготовку к приезду Владимира Ильича.

Вот дословный текст этого объявления:

«А Russian LL. D. (and his Wife) would like to exchange Russian lessons for English with an English Gentleman (or Lady). — Address Letters Mr. J. Richter, 30 Holford Square, Pentonville. W. C.».

Смысл объявления сводится к следующему: «Русский LL. D. и его жена желали бы в обмен на уроки русского языка брать уроки английского у английского джентльмена или леди. Письма направляйте мистеру Я. Рихтеру...»*

Далее напечатан лондонский адрес мистера Рихтера: «Холфорд-сквер, дом № 30. Пентонвилл, Западный берег».

Осталось непереведенным только сокращение «LL. D». Этого слова в англо-русском словаре нет. Оказывается, что «LL. D» — общепринятое сокращение латинских слов «Legum Doctor»; в переводе на русский язык они означают: «доктор прав».

А теперь вернемся к библиотечному журналу Британского музея. Там имеется такая запись: «Якоб Рихтер, доктор прав... читательский билет № 72453». Опять «доктор прав»! Не в этом ли звании «мистера Рихтера» таится разгадка его фамилии? Попробуем разобраться.

Рихтер — очень распространенная у немцев фамилия. То, что мы отмечали по поводу фамилии Мейер, относится и к фамилии Рихтер. Это, по-видимому, и решило выбор Ленина. Само же слово «Richter» в переводе на русский язык значит «судья». Это слово, в свою очередь, происходит от другого немецкого слова «Recht», что означает «право» или вообще «юридические науки».

Ленин, как известно, был по образованию юристом. Он закончил юридический факультет Петербургского университета с дипломом первой степени, и это позволило ему именоваться доктором прав**.

В 1892 году Владимир Ильич получил официальное разрешение вести судебные дела и несколько раз выступал в качестве защитника по крестьянским и другим делам в Самарском окружном суде. Не допустить ли нам, что именно профессия юриста и подсказала Владимиру Ильичу его нелегальную фамилию Рихтер?

Так ли это или нет, теперь, конечно, невозможно установить. Во всяком случае, под немецкой фамилией Рихтер Ленин прожил в Лондоне целый год.

В партийных кругах было хорошо известно, что Рихтер — это Ленин. Характерно, что в объявлении о маевке 1903 года в Александр-парке, опубликованном в лондонской газете «Джастис», сказано, что на маевке выступать будет Н. Ленин. Именно Ленин, а не Рихтер!

Н. К. Крупская в своих воспоминаниях писала, что хозяйка квартиры миссис Йо все время считала ее и Владимира Ильича немцами, чему, вероятно, способствовала их сугубо немецкая фамилия.

Значит, и эта фамилия сослужила свою службу!

 

* После опубликования этого объявления у Владимира Ильича появилось сразу три учителя и одновременно ученика. Это были: почтенный старик, служивший в лондонской издательской фирме, некто мистер Реймент, конторский служащий Вильямс и еще Йонг — рабочий.

** Прибыв в 1912 году в Краков, Ленин при опросе в полиции также показал, что он имеет диплом «доктора прав».

 


 

«НЕИЗВЕСТНЫЙ КАРПОВ»

Была трибуна полем боя...
Сергей Орлов

В 1905 году в России вспыхнула революция. Это была первая народная революция эпохи империализма, — «генеральная репетиция», как назвал ее позже Ленин.

Владимир Ильич томился на чужбине; его тянуло на родину, в самую гущу революционных масс. И вот в конце ноября 1905 года Ленин приехал в Петербург и с головой ушел в революционную работу.

Вскоре, однако, царская охранка напала на след Владимира Ильича. Он был вынужден покинуть Петербург и перебраться, как тогда говорили, в «ближнюю эмиграцию». Местом этой ближней эмиграции была Финляндия, которая, хотя и входила в состав Российской империи, пользовалась известной автономией.

Ленин жил тогда в поселке Куоккала (ныне Репино) и однажды побывал в столице Финляндии — Гельсингфорсе.

Профессор В. М. Смирнов, у которого останавливался Владимир Ильич во время приезда в Гельсингфорс, вспоминает, что мать его называла Ленина «русским профессором». Она не знала и не подозревала, что известный ученый, профессор Московского университета М. М. Ковалевский однажды заметил: «Какой хороший профессор мог бы выйти из Ленина!»

«,,Титул” профессора, — пишет В. М. Смирнов, — не был слишком ,,блестящим” для Владимира Ильича!»1

Но Ленину было не до профессорской кафедры! В России началась революция, а ей Владимир Ильич посвятил себя всего.

Скрываясь в Финляндии, он тем не менее часто приезжал в Петербург. Он выступал на партийных и рабочих собраниях: остро критиковал меньшевиков и отстаивал тактику большевиков по отношению к Государственной Думе.

Большинство в первой Думе получила буржуазная партия кадетов. Для того чтобы усилить свое влияние среди рабочих, кадеты решили провести 9 мая 1906 года в Петербурге большой народный митинг. Митинг этот состоялся в «Народном доме» графини Паниной на Тамбовской улице*.

На собрание была приглашена петербургская интеллигенция; собралось также много рабочих. Зал был битком набит. Один за другим выступали члены кадетской партии — известные профессора, адвокаты, депутаты Государственной думы. Они говорили красиво, гладко, всячески выгораживая свою партию и стремясь ввести в заблуждение рабочих.

Ораторам аплодировали. Многие рабочие были смущены: «Неужели правду говорят кадеты?»

Но вот председательница митинга графиня Панина объявила:

 — Наш следующий оратор — господин Карпов**.

На сцену стремительным шагом вышел невысокого роста коренастый человек в простом и несколько поношенном костюме. Вежливо поклонившись председательнице, он начал свою речь.

 — Товарищи! — обратился он к рабочим.

Вначале аудитория слушала несколько равнодушно. Люди задавали себе вопрос: «Кто такой этот Карпов? От какой он партии?»

Аудитория этого не знала. Правда, кое-кому был знаком своеобразный прищур глаз, характерный жест руки оратора. И вскоре многие из присутствовавших на собрании узнали в «неизвестном Карпове» Ильича. Он с такой железной логикой разоблачал кадетов, так громил меньшевиков, что сомнений быть не могло. Так ясно и убедительно мог говорить только Ленин!

Один из старейших коммунистов — А. Г. Шлихтер много лет спустя вспоминал: «...То, что говорил «неизвестный» Карпов, приковывало, захватывало новизной и неожиданностью...» 2

А вот что писал впоследствии о речи Ленина присутствовавший на митинге рабочий Путиловского завода С. В. Марков: «Мы были в восторге от его выступления... В этот вечер наши сердца были переполнены светлой радостью и окрылены надеждой, что и на нашей улице будет праздник...» 3

Словом, по мере того как Владимир Ильич говорил, внимание аудитории все больше и больше нарастало; все чаще и чаще стали раздаваться аплодисменты.

Итоги этого митинга были весьма поучительны. Мало того, что В. И. Ленину удалось на открытом собрании, на глазах у полиции произнести яркую большевистскую речь, он еще предложил и свою резолюцию. И, чего организаторы митинга уж никак не ожидали, подавляющим большинством голосов резолюция Карпова-Ленина была принята! Резолюция эта заканчивалась такими пророческими словами: «Собрание выражает уверенность, что пролетариат по-прежнему будет стоять во главе всех революционных элементов народа».Возбужденные и взволнованные, с пением революционных песен вышли рабочие на улицу. Некоторые рабочие разорвали свои красные рубахи и сделали из них флаги. Тщетно метались переодетые полицейские и шпики. Карпов исчез, словно растворившись в массе рабочих...

Но прошло меньше месяца — и Карпов объявился. Воспользовавшись снова этой конспиративной фамилией, Владимир Ильич 6 июня выступил с докладом перед делегатами Всероссийского съезда народных учителей в Петербурге, а еще через месяц, 7 июля, — на собрании агитаторов, пропагандистов и партийных работников. На этом собрании Ленин сделал доклад о тактике социал-демократической фракции в Государственной думе и предложил соответствующую резолюцию.

История этих выступлений В. И. Ленина — яркий пример того, как псевдонимы помогали ему в партийной работе.

Ленин не раз впоследствии пользовался фамилией Карпов и как литературным псевдонимом. Так, в 1917 и 1918 годах ряд статей Владимира Ильича подписаны: Н. Карпов. А еще раньше, в 1913 году, некоторые работы Ленина подписаны сокращенным вариантом этого псевдонима (Кар — ов, К — пов, К — в и др.).

Примерно к тому времени, когда возник псевдоним «Карпов», относится еще одна конспиративная кличка Владимира Ильича, которая очень редко упоминается в исторической и мемуарной литературе. Речь идет о партийной кличке «Иван Иванович», ставшей известной в конце 1906 года, когда Ленин скрывался на даче «Ваза» в Финляндии. Кличку эту сообщила Вера Рудольфовна Менжинская С. В. Маркову, выполнявшему обязанности связного между Владимиром Ильичем и Петербургским комитетом партии.

Об одном эпизоде из деятельности Маркова, связанном с псевдонимом «Старик», нам уже довелось рассказать. Возможно, Марков и раньше знал, кто такой «Старик», познакомился он уже и с «Карповым» (Марков ведь был участником митинга в «Народном доме»), но об «Иване Ивановиче» Марков, видимо, представления не имел. Прибыв впервые на дачу «Ваза», Марков обратился к Надежде Константиновне Крупской:

 — Мне нужно видеть Ивана Ивановича, я от Веры Рудольфовны...

Надежда Константиновна ушла, и тут же к нему вышел Владимир Ильич.

«Я сразу узнал его», — пишет Марков. 4

 

* Там, в доме № 63, теперь помещается Центральный клуб работников Октябрьской железной дороги.

** Поэт Николай Браун в своем стихотворении «Товарищ Карпов» допустил историческую неточность. Он пишет: «Тут новый оратор объявлен собранию: — Товарищу Карпову слово...» Не могла графиня Панина, председательствовавшая на митинге, назвать Карпова товарищем.

 

СИНЬОР ДРИНЬ-ДРИНЬ

Заранее оговоримся: это не партийная кличка, не литературный псевдоним и даже не конспиративная фамилия, а шутливое прозвище, которое дали Ленину итальянские рыбаки. История эта до такой степени характеризует Ленина-человека, его веселый и общительный нрав, его любовь к хорошей шутке, что, право, стоит о ней рассказать.

Было это в апреле 1908 года. Владимир Ильич приехал на остров Капри в гости к Алексею Максимовичу Горькому. Они беседовали о делах партийных и литературных. Именно тогда Ленин посоветовал, чтобы Горький написал о годах своего детства и юности. Благодаря ленинскому совету и появилась позже знаменитая горьковская трилогия «Детство», «В людях», «Мои университеты».

Вместе с А. М. Горьким Владимир Ильич посетил Неаполитанский музей, поднимался на Везувий, любовался чудесной, красочной природой Италии.

Известно, что Ленин любил на досуге поохотиться, порыбачить. И там, на Капри, в сопровождении итальянских рыбаков, вместе с Горьким ходил Ленин на рыбалку. Рыбаки Капри сразу же обратили внимание на удивительно задушевный смех Ильича. По свидетельству А. М. Горького, старый рыбак Джованни Спадаро сказал однажды о Ленине:

 — Так смеяться может только честный человек. 1

На рыбалке и родилось то любопытное прозвище, которое вынесено в заголовок этой главы. И взрослые, и особенно итальянские ребята неизменно встречали Ленина радостным возгласом:

 — О, синьор Дринь-дринь!

Через двенадцать лет, в 1920 году, когда отмечалось пятидесятилетие В. И. Ленина, об этом любопытном прозвище впервые рассказал в речи на юбилейном собрании А. М. Горький.2 Впоследствии, уже после смерти Ленина, в своих известных воспоминаниях о нем Горький тоже посвятил этому прозвищу несколько строк.

Как же оно появилось?

Болгарский товарищ Петр Райчев, гостивший в 1908 году на Капри, как-то спросил Владимира Ильича о происхождении прозвища «синьор Дринь-дринь». В своем очерке он приводит такой ответ Ленина:

«Однажды итальянский рыбак изъявил желание научить меня ловить рыбу «с пальца» — лёсой без удилища. Я попробовал и, представьте себе, поймал большую рыбу. Обрадовавшись своей удаче, я громко крикнул: «Дринь-дринь!» И нажил себе беду. Все на Капри теперь называют меня «синьор Дринь-дринь».

И далее Владимир Ильич продолжал:

«Но вы думаете, что это меня огорчает? О, напротив, это доставляет мне удовольствие».3

Конечно же, это не огорчало Ильича! Со свойственными ему добродушием и чувством юмора он воспринял это шуточное прозвище так же, как в годы юности кличку «Старик» или «Тяпкин-Ляпкин».

Можно привести еще один любопытный эпизод, характеризующий отношение В. И. Ленина к такого рода прозвищам. В 1913 году в Швейцарии он однажды познакомился с сельской учительницей В. С. Курбатовой (Власовой), только что приехавшей из России. Ленин очень обрадовался этому знакомству, а на вопрос учительницы, как его зовут, Владимир Ильич ответил:

«Мое имя... Видите ли, одна маленькая девочка... плакса звала меня «дядя Водя». Зовите так меня и Вы...»

О том, что «дядя Водя» — это В. И. Ленин,учительница узнала только спустя пять лет во время Первого Всероссийского съезда учителей, на котором Владимир Ильич выступил с краткой приветственной речью. 4

Но вернемся на минуту еще раз к прозвищу «синьор Дринь-дринь». Когда Ленин уехал с Капри, рыбаки всё спрашивали А. М. Горького:

 — Как живет синьор Дринь-дринь? Царь не схватит его, нет?

Нет, царю не удалось схватить «синьора Дринь-дринь». Прошло менее десяти лет. В России произошла Великая Октябрьская социалистическая революция. К власти пришло Советское правительство, и во главе его стал В. И. Ленин. Однажды (это было в Петрограде, в 1918 году) после доклада о международном положении Владимир Ильич заметил среди своих слушателей давнего знакомого с острова Капри — болгарина Петра Райчева. Теперь это был известный оперный певец. Владимир Ильич с ним поздоровался, потом рассмеялся и спросил:

 Помните ли вы еще синьора Дринь-дринь?.. 5

 

ЛОЙКО ИЛИ ЛЕЩЕНКО?

По существу, это будет маленький спор со «Словарем псевдонимов» И. Ф. Масанова по поводу одного ленинского псевдонима.

Время, когда стал известен этот псевдоним, — февраль — апрель 1912 года. Владимир Ильич жил тогда легально в Париже под своей подлинной фамилией. В письмах он сообщал такой адрес: Париж, XIV, улица Мари Роз, 4. В. Ульянов.

Письма своим родным он обычно подписывал инициалами В. У., а деловую, партийную корреспонденцию — Н. Ленин.

В России в то время готовились к выборам в IV Государственную думу, и, находясь в эмиграции, Владимир Ильич уделял много времени и внимания избирательной кампании. Еще в декабре 1911 года, а затем в январе 1912 года в легальной большевистской газете «Звезда» было опубликовано несколько статей В. И. Ленина, посвященных выборам в Думу, которые были подписаны псевдонимами «Вильям Фрей» и «В. Фрей». Примерно в то же время в журнале «Просвещение» напечатана его статья за подписью «К. Тулин».

Псевдонимы «Фрей» и «Тулин» нам уже хорошо известны. Но вот 19 февраля, а затем 1 апреля 1912 года в той же газете «Звезда» появились две статьи Владимира Ильича — тоже о выборах. Они подписаны новым, незнакомым псевдонимом — Ф. Л — ко.1 Псевдоним этот дважды упоминается и в самом тексте второй статьи, которая называется «Плохая защита либеральной рабочей политики».

Иронизируя по поводу неудачной полемики Мартова, Владимир Ильич пишет, что он — Мартов, «сразив Ф. Л — ко, „ранил” и В. Фрея, который-де „гнет в ту же сторону”».2 Из этой цитаты можно, кстати, сделать вывод, что Мартов, которому псевдоним «Фрей» был хорошо известен, не знал, видимо, кто такой «Ф. Л — ко».

Ниже в той же статье мы читаем: «Если Мартов прав, тогда читатель должен обвинять меня, Ф. Л — ко...»3

Итак, почему «Ф. Л — ко»? Буква «Ф» не редкость в псевдонимах Ленина, — вспомним «Ф. П.», «Ф. Ф.», партийную кличку «Федор Петрович» и т. д.

А что должно означать «Л — ко»? В словаре Масанова сказано так: Л — ко Ф. (т. е. Ф. Лойко). 4

Псевдоним «Лойко» живо напоминает нам имя одного из персонажей рассказа М. Горького «Макар Чудра». Рассказ был опубликован в 1892 году. Может быть, через двадцать лет Владимир Ильич решил воспользоваться этим именем для своего псевдонима? Возможно, конечно, но бездоказательно!

В словаре Масанова есть ссылка на «Библиографический указатель к XX (дополнительному) тому первого издания Собрания сочинений В. И. Ленина», составленный Б. С. Шнеерсоном. Однако в этом указателе псевдоним «Ф. Л — ко» только упоминается,5 но не расшифровывается.

Может быть, у И. Ф. Масанова были другие основания для подобного объяснения, но узнать это, к сожалению, не представляется возможным, так как Масанова нет уже в живых.

Какую же другую фамилию может означать «Л — ко»?

Вспомним некоторые подходящие фамилии: Левченко, Любченко, Лещенко...

Невольно привлекает к себе внимание последняя из названных фамилий — Лещенко. Ее не раз можно встретить в историко-партийной литературе и в воспоминаниях о В. И. Ленине. Значится эта фамилия и в одной из записных книжек самого Ильича. В его алфавитной книжке для адресов и телефонов есть такая запись:

«Лещенко Дм. Ил. Лахтинская, 25/20, кв. 17». 6

Кто же такой был Д. И. Лещенко и какое отношение имел он к В. И. Ленину? Дмитрий Ильич Лещенко — старый член партии был знаком с Владимиром Ильичем со времени первой русской революции. В 1906 году он был секретарем большевистских газет «Волна» и «Эхо», и с Лениным его связывали общие партийные дела и интересы.

В своих воспоминаниях о Владимире Ильиче Лещенко пишет, что часто встречался с Лениным в 1906 году в Петербурге, затем на даче в Куоккале, где скрывался Ленин, в Лондоне на Объединительном съезде, в 1911 году в Париже и т. д. 7

В. И. Ленин часто бывал на квартире Лещенко, где проводились редакционные совещания, а 9 (22) мая после знаменитого выступления «неизвестного Карпова» на митинге в «Народном доме» графини Паниной Ленин, как свидетельствует Н. К. Крупская, отправился к нему ночевать. 8

Много позднее, летом 1917 года, во время последнего подполья Ильича Лещенко его сфотографировал и помог изготовлению поддельного документа.

Одним словом, Владимир Ильич был хорошо знаком с Лещенко, а незадолго до того, как написал статью за подписью «Ф. Л — ко», встречался с ним в Париже.

Так не логично ли предположить, что именно фамилия Лещенко и стала основой для псевдонима «Л — ко» ?

Разумеется, такое предположение требует доказательства, привести которое мы, к сожалению, не можем. Поэтому вопрос «Лойко или Лещенко?» продолжает оставаться открытым...

 

НЕТ, НЕ ТОЛЬКО ЧИТАТЕЛЬ!

«Правда» — белые крылья,
что Ленин мне подарил.
Абд Аль-ваххат Аль-Баяти

Читатели «Правды» обратили, конечно, внимание на то, что с середины июня 1962 года, точнее с номера 16023-го, в верхнем левом углу первой страницы газеты появилась лаконичная надпись: «Газета основана 5 мая 1912 года В. И. Лениным».

Да, это известно всем: «Правда» была организована по указаниям и под прямым руководством Ленина.

В 1962 году, когда в нашей стране праздновали пятидесятилетний юбилей «Правды», в Ленинградской Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина был выставлен первый номер газеты. Нельзя без глубокого душевного волнения смотреть на эту драгоценную реликвию нашей коммунистической печати. Как много может иногда рассказать пожелтевший от времени газетный лист!

В правом верхнем углу газеты — адрес конторы и редакции, а под заголовком слева, в рамке из типографских завитушек, напечатан длинный список авторов, изъявивших согласие сотрудничать в газете. Здесь есть имена писателей Максима Горького и Демьяна Бедного, известных партийных журналистов М. Ольминского и В. Воровского, выдающейся деятельницы международного рабочего движения Розы Люксембург и многих других видных общественных и политических деятелей...

Но где же фамилия инициатора и организатора газеты?

Фамилии Ленина в списке нет. Зато без труда можно найти другую, хорошо знакомую нам фамилию, — Ильин. Вероятно, дело обстояло так. Имя Ленина — знаменитого революционера и партийного деятеля — было слишком хорошо знакомо цензуре и полиции; Ильин же был более известен как ученый-теоретик. В первое время эта фамилия могла пройти незамеченной и не вызвать лишних осложнений. Об удобстве ее для конспирации говорит и такой факт. В адресной книге «Весь Петербург» за любой дореволюционный год числятся многие десятки петербуржцев с фамилией Ильин. Так, в 1912 году, когда вышел первый номер «Правды», в этой книге можно найти 172 Ильиных, в том числе 14 Владимиров Ильиных, людей же с фамилией Ленин — там только четыре. Естественно, разыскать Ильина полиции было бы во много раз труднее, чем Ленина. К тому же, в списке авторов упомянуты два Ильина. По-видимому, это обстоятельство учли и Владимир Ильич и редакция, помещая в списке сотрудников старый ленинский псевдоним.

Во всяком случае, Владимир Ильич много и плодотворно сотрудничал в «Правде». Он ведь специально переехал из Парижа в Краков, поближе к России, чтобы лучше руководить газетой. Из Кракова было легче поддерживать связь с Россией, чем из Парижа. Иногда удавалось даже пересылать письма с нарочными, переходившими русско-австрийскую границу, те опускали их в почтовый ящик на русской стороне. Это вызывало меньше подозрений.

Однако Ленин не только писал в «Правду», но и получал из России большую корреспонденцию. Ведь и находясь в эмиграции, он был связан с рабочим классом России так тесно, как не были связаны многие революционеры, жившие в России.

Нелегко было пересылать корреспонденцию: ведь и русская и австрийская полиция следили за Ильичем и его перепиской. Приходилось придумывать всякие хитрости, отправлять письма по довольно странным, на первый взгляд, адресам. Кто бы, например, подумал, что конверт, на котором значился адрес: «Германия, г. Бреслау, Гумбольдтштрассе, 8, фабриканту сигар господину Густаву Титце», содержал важное письмо для В. И. Ленина.1 Об этом не догадывались царские жандармы, этого, впрочем, не знал и сам «господин фабрикант». Зато письма к Ленину приходили более или менее аккуратно и давали ему обильный материал для его статей и корреспонденций.

В 1912 — 1914 годах Ленин почти ежедневно писал в «Правду»; за это время на ее страницах опубликовано более 280 ленинских статей и заметок. Много статей напечатано без всякой подписи, другие подписаны самыми разнообразными псевдонимами. 2

Легко себе представить, как бесились и злобствовали полицейские и жандармские чины, разворачивая каждое утро свежий номер «Правды». Им-то ведь было хорошо известно, что Н. Ленин, В. Фрей, В. Ильин — это одно и то же лицо.

А вот авторы других статей, например Мирянин, Силин, Карич, Статистик, Правдист или Читатель, не вызывали у охранки большого беспокойства. И невдомек было чинам полиции и цензуре, что и это псевдонимы В. И. Ленина!

Каково же происхождение названных сейчас псевдонимов? Некоторые из них становятся понятны после ознакомления с текстом и содержанием статей. Вот, к примеру, статья, содержащая ряд статистических данных. Она подписана: Статистик. Здесь все ясно.

Другие псевдонимы как бы вытекают из названий статей: порой у них явно ироническая окраска. Скажем, говоря о духовенстве, Ленин подписывает статью: Мирянин.3 Иронизируя по поводу заметки, опубликованной под псевдонимом «Скептик», в либеральной газете «Речь», Владимир Ильич под своей статьей ставит подпись: Не-либеральный скептик. 4

Еще два-три подобных примера. Статью, посвященную открытию Государственной думы, Владимир Ильич подписывает: Не-депутат.5

Хотя В. И. Ленин повседневно руководил деятельностью большевистской фракции Думы, сам он депутатом не был.

Рассказывая о статье князя Мещерского в реакционном журнале «Гражданин», Ленин с иронией замечает: «Верное наблюдение». Не отсюда ли и подпись под статьей — Наблюдатель? 6

Число подобных примеров можно было бы увеличить. Есть и такие псевдонимы, что непосредственно связаны с «Правдой». Одна статья, например, подписана так: Постоянный читатель «Правды»,7 другая еще короче — Читатель. 8

Да, Владимир Ильич был постоянным и аккуратным читателем «Правды»! Кому не известна замечательная фотография, сделанная П. Оцупом, — «Ленин читает „Правду”»?! Этот чудесный снимок вдохновил белорусского поэта Петруся Бровку на такие лирические строки:

Солнце идет по огромной стране Неугасимо, как наше стремление.

Мир просыпается.

Радостно мне —

«Правду» читает Ленин.

Но разве только читателем «Правды» был Ленин? Нет, он повседневно руководил ею, направлял работу редакции, в полном смысле этого слова был душой газеты!

Поэтому более отвечающим действительному положению вещей следует считать другой ленинский псевдоним того времени. Мы говорим о псевдониме Правдист.9 Именно Владимир Ильич был первым и главным Правдистом.

 

ПСЕВДОНИМ-ПАРАДОКС

Каждый, кто бывал в Центральном музее В. И. Ленина в Москве, не мог не обратить внимания на большой шкаф, в котором выставлены книги на разных языках. Здесь представлена лишь часть литературы, которую проштудировал Владимир Ильич, когда писал свой труд «Империализм, как высшая стадия капитализма». Сотни книг и брошюр, статистических сборников и журнальных статей, опубликованных в разных странах мира на разных языках, пришлось ему прочесть и законспектировать, чтобы появилась книга объемом в сто печатных страниц. Между тем одни только подготовительные материалы к книге (выписки, конспекты, черновые наброски), известные «Тетради по империализму» составляют солидный том — около восьмисот страниц.

В. И. Ленин начал работать над «Империализмом» в 1915 году, а к лету 1916 года рукопись уже была готова. Книга должна была выйти в Петербурге в издательстве «Парус». Редактором ее наметили М. Н. Покровского — известного историка-большевика, жившего тогда в Париже. И вот переписанную начисто рукопись Владимир Ильич отправляет заказной бандеролью из Швейцарии во Францию в адрес М. Н. Покровского.

Однако же адресат бандероль не получил. В 1916 году, как известно, шла еще первая мировая война, и французские военные власти конфисковали рукопись.

Тогда Владимир Ильич решил прибегнуть к старому испытанному способу революционеров-подпольщиков и, отправляя вновь переписанную на тончайшей бумаге рукопись, заделал ее в переплеты двух книг большого формата. Книги были посланы сначала из Берна в Женеву, оттуда в предместье Парижа — Со, а уже из Франции — в Россию, в Петербург. Только таким кружным путем удалось доставить рукопись издательству.1

И вот наконец в июле 1917 года, уже после Февральской революции, труд В. И. Ленина вышел из печати под несколько измененным названием: «Империализм, как новейший этап капитализма». На обложке и на титульном листе книги стояла фамилия автора: «Н. Ленин (Вл. Ильин)».

Следует заметить, что в последний момент издатели испугались революционного содержания книги и сняли с обложки название издательства. Такое отношение к труду В. И. Ленина вполне понятно: ведь в руководстве и аппарате издательства «Парус» было засилье меньшевиков, которым идеи Ленина приходились явно не по нутру.

Все эти обстоятельства стали известны сравнительно недавно.2 Но спрашивается: зачем мы обо всем этом рассказываем, какое это имеет отношение к псевдонимам В. И. Ленина? Самое прямое: четыре, а возможно и пять псевдонимов Владимира Ильича связаны с книгой «Империализм, как высшая стадия капитализма». О двух («Н. Ленин» и «Вл. Ильин») мы уже говорили; они и без того широко известны. Об остальных разговор пойдет ниже.

Когда Ленин в первый раз отправлял свою рукопись в Париж, то, предвидя цензурные осложнения, которые может вызвать его имя, он писал М. Н. Покровскому: «Что касается до имени автора, то я предпочел бы обычный свой псевдоним, конечно. Если неудобно, предлагаю новый: Н. Ленивцын».3

Вот на этом псевдониме мы хотим задержать внимание читателей.

Ленивцын! Не парадокс ли?.. Человек, который всю свою жизнь был неутомимым и не знавшим отдыха тружеником, решает назвать себя... Ленивцыным! Стоит вспомнить, в результате какого огромного, буквально титанического труда и умственного напряжения была написана и сама эта книга, чтобы еще раз убедиться, как не соответствует буквальный смысл псевдонима истинному характеру автора.

Однако сомнений быть не может. Псевдоним «Ленивцын» был подготовлен Владимиром Ильичем еще в процессе работы над рукописью, задолго до ее опубликования. В этом можно убедиться, познакомившись с ленинскими «Тетрадями по империализму».

В тетради «у» («гамма») есть такая запись: «Ленивцын. Заглавие: «Основные особенности новейшего капитализма». 4

Значит, еще в 1915 году Ленин подготовил себе этот псевдоним. Как он мог возникнуть? Трудно сказать. Но стоит сравнить основной псевдоним Владимира Ильича («Н. Ленин») со вновь им предложенным («Н. Ленивцын»), как бросается в глаза их общий инициал («Н.»), а также одинаковые первые четыре и последняя буквы фамилии.

Может быть, Владимир Ильич просто сделал вставку в свой основной псевдоним (-вцы-)? Как знать? Во всяком случае остается фактом, что этот псевдоним принадлежит Ленину.

И еще об одном вероятном псевдониме. Перечитывая переписку А. М. Горького с М. Н. Покровским, связанную с изданием ленинского труда, мы узнаем следующее. В письме к Покровскому от 29 сентября 1916 года Горький писал: «Да, брошюра Ильинского (курсив мой. — И. В.) действительно превосходна, и я вполне согласен с Вами: издать ее необходимо целиком, но — вне серии».5

О какой брошюре идет речь? И кто такой Ильинский? Оказывается, А. М. Горький имел в виду книгу В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма». Но почему — Ильинский? Ведь псевдоним Ленина был не «Ильинский», а «Ильин». Может быть, Горький допустил ошибку (правда, фамилия Ильинский в письме упоминается дважды), а может, в других, неизвестных нам, письмах действительно фигурировал и другой псевдоним Владимира Ильича — Ильинский?

Этот вопрос остается открытым. Но есть еще пятый псевдоним, связанный с трудом Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма».

 


 

ПОЧЕМУ „ИВАНОВСКИЙ"?

В 1918 году вышел из печати классический труд В. И. Ленина «Государство и революция». Книга имеет такой подзаголовок: «Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции».

В этом труде Владимир Ильич восстановил взгляды Маркса и Энгельса, извращенные оппортунистами, и творчески развил учение марксизма о государстве.

На обложке книги напечатаны два псевдонима автора: «В. Ильин» и — в скобках — «Н. Ленин».

Откроем 33-й том Полного собрания сочинений В. И. Ленина. Мы найдем здесь не только обложку, но и фотокопию первой страницы рукописи «Государство и революция».1

Любая рукопись (пусть даже не подлинная, а фотокопия) всегда производит какое-то особое впечатление: от нее как бы веет живым дыханием авторского труда.

Рассмотрим же внимательно первую страницу ленинской работы. На желтом листе бумаги рядом с трижды подчеркнутым заглавием рукой Владимира Ильича выведена фамилия автора, но это не Ильин и не Ленин, а... Ивановский. Тут же инициалы: Ф. Ф. В чем же дело? Почему «Ивановский»?

Оказывается, под этим псевдонимом Владимир Ильич предполагал выпустить в свет свою книгу, так как иначе она была бы конфискована Временным правительством. К счастью, пока книга готовилась к печати, в России произошла социалистическая революция, книга вышла после Октября, и надобность в новом псевдониме отпала.

Но откуда же мог возникнуть псевдоним «Ивановский»? Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, восстановим в памяти события того времени, когда Ленин задумал и начал писать свою книгу.

В июле 1917 года Временное правительство окончательно сбросило маску и выступило как явно буржуазное и контрреволюционное правительство. Оно отдало приказ об аресте и привлечении к суду Владимира Ильича, предъявив ему чудовищное клеветническое обвинение в шпионаже. Травля Ленина, которая началась еще в апреле, сразу же после его возвращения в Россию, приняла дикий и разнузданный характер. Возникла реальная опасность, что враги революции убьют Ленина.

В этих условиях Владимир Ильич, выполняя решение Центрального Комитета партии, был вынужден перейти на нелегальное положение. Первое время он под видом финна-косца скрывался в Разливе. Здесь он и начал работу над книгой «Государство и революция». Но кончилось лето, стало холодно, полили осенние дожди, и оставаться дольше в Разливе было невозможно. Да и к тому же там стало опасно, так как в районе ленинского шалаша время от времени появлялись подозрительные «охотники».

Партия решила переправить Ильича в Финляндию, где он мог бы прожить некоторое время в безопасности. Но как перейти границу? Она ведь строго охранялась. И вот тогда решили достать Ленину подложный документ на имя рабочего Сестрорецкого оружейного завода и, соответственно загримировав его, переправить с этим документом через границу.

Многим, наверное, известна ленинская фотография того времени. С нее глядит на нас совершенно незнакомое лицо. Рабочая кепка сдвинута назад, и из-под нее спадают на лоб пряди волос, усы и бородка сбриты. Так неузнаваемо был изменен внешний вид Ильича.

После того как Ленина загримировали, в Разлив приехал уже известный нам Дмитрий Ильич Лещенко и сфотографировал Ильича.

Нужный документ вызвался раздобыть рабочий Сестрорецкого оружейного завода Н. А. Емельянов. В своих воспоминаниях о Ленине он рассказал, что достал пять заводских пропусков с разными фамилиями.2 Владимир Ильич выбрал пропускной билет на имя Константина Петровича Иванова*.  Почему Иванова? Вероятно, потому, что эта самая распространенная в России фамилия не должна была вызвать в Финляндии никаких особых подозрений.

Под фамилией Иванов Ленин провел около двух недель в маленькой деревушке Ялкала, затерявшейся среди лесов и озер Карельского перешейка**, а затем переехал в столицу Финляндии Гельсингфорс (ныне Хельсинки).

В Гельсингфорсе Владимир Ильич проживал по удостоверению на имя К. П. Иванова на разных квартирах — у финского социал-демократа Густава Ровно и у других. Тут он много и продуктивно работал — написал ряд статей и закончил книгу «Государство и революция». В своих письмах из Гельсингфорса, а затем из Выборга Ленин некоторые письма подписал этой своей новой фамилией — Иванов или сокращенно — К. Ив.

Не допустить ли нам, что конспиративная фамилия Иванов, под которой жил Ильич, и стала источником для псевдонима «Ивановский»?

Что касается инициалов Ф. Ф., то они встречались в сочинениях В. И. Ленина и раньше. Так, статья «Значение выборов в Петербурге», опубликованная 1 июля 1912 года в газете «Невская звезда», также была подписана «Ф. Ф.»

Словом, кажется вполне вероятным, что псевдоним «Ивановский» образован от конспиративной фамилии Иванов. Эта версия выглядела бы более или менее правдоподобно, если бы она не была опровергнута... самим В. И. Лениным.

Дело в том, что псевдонимом «Ивановский» Ленин предполагал воспользоваться еще примерно за год до начала работы над книгой «Государство и революция», когда он готовил к изданию другой свой труд — «Империализм, как высшая стадия капитализма». Это как раз тот пятый псевдоним, о котором мы упоминали выше. Обстоятельства, связанные с этим псевдонимом, стали известны сравнительно недавно.

В 1958 году были опубликованы новые ленинские документы, в том числе несколько писем к М. Н. Покровскому, из которых мы всё это узнали. Так, в письме, написанном между 5 и 31 августа 1916 года, Ленин сообщил Покровскому: «Боюсь, что и письмо мое скопировано***.  Я просил там, если неудобно взять обычный псевдоним (В. Ильин), взять: Н. Ленивцын. Теперь надо взять иной: В. И. Ивановский хотя бы».3

Инициалы В. И. не нуждаются в пояснении, а фамилия Ивановский, как видим, была уже в 1916 году подготовлена Лениным, вовсе не подозревавшим, что год спустя ему придется жить под фамилией Иванов.

Значит, приведенное нами объяснение оказывается несостоятельным и происхождение псевдонима «Ивановский» остается неясным. Скорее всего, Ленин просто случайно выбрал эту довольно распространенную русскую фамилию.

 

* Заметим, что Н. А. Емельянов допустил в своем рассказе некоторые фактические неточности, не меняющие, впрочем, существа дела. Так, пропускные билеты он называет удостоверениями (на самом деле было два документа: пропускной билет и удостоверение); он говорит о печати военного комиссариата, тогда как в действительности на документах стоит печать милицейской комиссии, называет Дмитриевского начальником завода, тогда как, судя по его подписи в пропускном билете, он был помощником начальника завода по технической части.

** Ныне поселок Ильичево.

*** Речь идет о письме, посланном вслед за рукописью.

 

ПОД СКРОМНОЙ БУКВОЙ

Великий ум, талант огромный
Под скромной буквой мы найдем.
Д. Д. Минаев

А теперь продолжим еще разговор о сокращенных псевдонимах*.  В произведениях Ленина

есть немало псевдонимов, состоящих из одной или двух букв. Чаще всего — это инициалы, иногда — сокращения других псевдонимов, а нередко совершенно случайные буквы, служащие одной только цели — конспирации.

Некоторые из этих псевдонимов расшифровываются легко и просто. Скажем, не требует особых доказательств, что псевдонимы «В. И.» — это инициалы Владимира Ильина, «Н. Л.» — Н. Ленина, «К. Т.» — К. Тулина и т. д. То же самое можно сказать и о псевдонимах «Ф. П.» (Федор Петрович), «В. Ф.» (Вильям Фрей), «И.» (Ильин), «Т.» (Тулин) и др.

Но есть немало и таких сокращенных псевдонимов, которые требуют объяснения, а порой и небольшого исследования.

Вот один пример. В августе 1912 года в «Правде» была напечатана статья В. И. Ленина «Рабочие и „Правда”», подписанная псевдонимом Ст.1

Что же означает здесь «Ст.»? «Старик» или «Статистик»? Ведь оба эти псевдонима принадлежат Владимиру Ильичу, а сокращение «Ст.» в одинаковой степени может относиться и к одному, и к другому. Но стоит обратиться к содержанию статьи и сопоставить некоторые даты, как все прояснится.

Псевдонимом «Старик» Владимир Ильич воспользовался последний раз в 1909 году, а вот незадолго до опубликования статьи «Рабочие и „Правда”» была напечатана другая большая статья Ленина, которая подписана псевдонимом «Статистик». Об этой статье и о псевдониме «Статистик» у нас уже шла речь.

Ну а если обратиться к содержанию статьи «Рабочие и ,,Правда”», то и в ней мы найдем статистическую сводку о числе рабочих взносов на газету «Правда». Думается, что оба факта (дата опубликования и наличие статистической сводки) говорят о том, что «Ст.» означает «Статистик», а не «Старик».

А вот другой псевдоним В. И. Ленина, обозначенный двумя латинскими буквами NN. Это довольно распространенный среди литераторов псевдоним. Так в разное время подписывали свои произведения Гоголь и Грибоедов, Достоевский и Аксаков. Что же он означает? NN — начальные буквы латинских слов Nomen nescio, которые дословно переводятся — «имени не знаю». Обычно же их употребляют в значении «некто» или «некое лицо».

Три статьи В. И. Ленина, опубликованные в 1905 — 1906 годах, подписаны так: ъ. По старому правописанию все слова с окончанием на согласную обязательно имели в конце «ъ». Твердый знак ставился в конце большинства русских мужских фамилий (оканчивающихся на -ов, -ев, -ин и т. д.). Поэтому вряд ли стоит связывать эту подпись с каким-нибудь из известных нам ленинских псевдонимов.

Видимо, исключительно в целях конспирации Владимир Ильич подписал одну из своих статей одной буквой «е», ограниченной двумя дефисами (черточками).

Подобных примеров можно привести множество. Большинство таких однобуквенных подписей зафиксировано в списках ленинских псевдонимов (см. Приложение 1).

Своеобразным криптонимом является довольно распространенный у Владимира Ильича незаконченный псевдоним «Ваш...» Здесь три точки заменяют имя или фамилию. Особенно часто Ленин подписывал этим криптонимом свои письма в годы первой эмиграции.

Сокращенными псевдонимами (криптонимами) Владимир Ильич подписал в разное время различные свои сочинения. Так, например, статья о подземной газификации угля «Одна из великих побед техники» 2 подписана буквой «И»; другая статья — «О нашей аграрной программе»3 заканчивается твердым знаком ().

И каждая из этих статей, содержащих огромное богатство мыслей, трезвый научный анализ настоящего, проникновенный взгляд в будущее, скромно подписана только одной буквой. Как прав был старый русский поэт, утверждая, что под скромной буквой можно порой найти «великий ум, талант огромный»!..

 

* Сокращенные псевдонимы принято называть криптонимами.

 

ИСКАТЬ И ДОКАЗАТЬ!

Многие ленинские псевдонимы не требуют особых объяснений. Таковы, например, Большевик, Русский коммунист, Петербуржец и т. п. Здесь все предельно ясно. Кто, например, усомнится в правомерности псевдонима «Большевик»? Или у кого вызовет сомнение псевдоним «Русский коммунист»? Но есть среди псевдонимов Ленина и такие, к которым, как говорится, никаких ключей не подобрать. Здесь не только доказательства, но и догадки найти трудно.

Вот пример. В январе 1917 года Владимир

Ильич начал работать над брошюрой «Статистика и социология». Неоконченная работа эта опубликована в 30-м томе Полного собрания сочинений В. И. Ленина за подписью: П. Пирючев.1

Сестра Владимира Ильича — М. И. Ульянова писала в своих воспоминаниях, что псевдоним «П. Пирючев» Ленин взял себе в целях облегчения издания этой работы.2 Но почему «Пирючев»? Случайный это псевдоним или он связан с какими-нибудь ассоциациями? Неизвестно. Точно так же неизвестно происхождение и ряда других псевдонимов В. И. Ленина, таких, например, как Б. В. Куприанов, Н. Константинов, П. Осипов, Р. Силин, Карич, A. Linitsch и т. д.

Остается неясным и документально не подтвержденным возникновение псевдонима «Карпов», о котором у нас был подробный разговор. А какова история большинства буквенных псевдонимов, охватывающих чуть ли не половину русского алфавита?

Конечно, надо иметь в виду, что некоторые псевдонимы взяты совершенно случайно, а иногда, возможно, и без участия В. И. Ленина. Ю. И. Масанов в своей книге3 приводит пространную цитату, характеризующую условия и практику работы дореволюционных партийных редакций (в частности, редакции марксистского журнала «Просвещение»). Эта цитата в какой- то мере проливает свет на интересующий нас вопрос. Вот что по этому поводу писалось в книге «Из эпохи „Звезды” и „Правды”»4: «Для придания большей конспиративности в ведении журнала («Просвещение». — И. В.) мы очень часто скрывали подлинных авторов статей, придумывая им соответствующие российские псевдонимы. Так, например, стоит какой-нибудь вопрос о Государственной думе, необходимо отхлестать как следует кадетов и т. д., появляются статьи за подписью Петербуржца (читай Ленин), используются его легальные и, казалось бы, давно забытые псевдонимы, как К. Тулин, или просто придумываются совершенно неизвестные даже и для заграницы псевдонимы».

Значит, Ленин в отдельных случаях мог даже и не знать, что какая-нибудь его статья подписана «Б. Б.» или, скажем, «В. В.» и т. д.

И все же, что можно, нужно объяснить и доказать.

Здесь необходимо отметить, что при изыскании и толковании ленинских псевдонимов иногда легко впасть в ошибку.

Так, например, в «Хронологическом указателе к произведениям В. И. Ленина» можно встретить библиографическую справку такого содержания:

„Мандат П. А. Красикову. 1 (14) февраля 1905а. Подпись: „Membreadjoint pour l’etranger du Bureau Central P. Stepanoff**.5

По-русски эта подпись звучит так: «Уполномоченный Центрального Бюро для заграницы П. Степанов».

Возникает вопрос: не является ли «П. Степанов» еще одним неизвестным псевдонимом Ленина? Почему же этой фамилии нет в списке псевдонимов? Да потому, что «П. Степанов» — псевдоним не Ленина, а другого партийного деятеля того времени — А. М. Эссена. Мандат этот выписан собственноручно В. И. Лениным, а подписан А. М. Эссеном (P. Stepanoff). Как видим, не всякая подпись-фамилия даже на ленинском автографе является его псевдонимом.

Разбирая публикации ленинских произведений в периодической печати, исследователи обнаружили отдельные опечатки и ошибки, которые могли ввести в заблуждение относительно некоторых новых псевдонимов. Так, в 1917 году в эстонской газете «Кийр» («Кiir») было напечатано ленинское «Открытое письмо к делегатам Всероссийского съезда крестьянских депутатов», под которым стояла подпись N. Janin (Н. Янин). Никогда такого псевдонима у В. И. Ленина не было, и ныне эта ошибка, как и некоторые другие, подобные ей, исправлена в книге «Вспомогательные указатели к Хронологическому указателю произведений В. И. Ленина».6

Выше мы привели ряд фамилий (Тулин, Петров, Фрей, Мейер и др.), которые со временем стали литературными псевдонимами В. И. Ленина. Этими фамилиями он подписывал свои произведения, письма, партийные документы, и они включены в список ленинских псевдонимов.

А вот болгарская фамилия Иорданов, под которой Ленин жил некоторое время в Мюнхене, никогда не использовалась им в таком качестве. Одно время эта фамилия в несколько измененной транскрипции (Юрданов) включалась в список ленинских псевдонимов. Есть она в справочном томе к 4-му изданию Сочинений В, И. Ленина, есть и в словаре И. Ф. Масанова. Однако впоследствии выяснилось, что Владимир Ильич ни одного своего произведения не подписал фамилией Иорданов или Юрданов, и поэтому в список ленинских псевдонимов она теперь не включена.

Или вот еще фамилия — Чхеидзе. Как известно, эта фамилия принадлежала одному из лидеров русских меньшевиков (Н. С. Чхеидзе), бывшему в 1917 году председателем ВЦИК первого созыва.

Оказывается, в 1906 году по возвращении в Петербург из Стокгольма с IV (Объединительного) съезда РСДРП Владимир Ильич несколько дней жил под фамилией Чхеидзе в доме № 18 — 20 по Забалканскому (ныне Московскому) проспекту.7 Вероятнее всего, фамилия эта оказалась в случайно добытом для прописки фальшивом паспорте, и никакого отношения к Н. С. Чхеидзе она не имела. И само собой разумеется, что эта совершенно случайная конспиративная фамилия не стала и не могла стать ленинским псевдонимом.

Работу по розыску и расшифровке ленинских псевдонимов отнюдь нельзя считать законченной. Ведь далеко не все еще ленинское литературное наследство собрано. Аресты и ссылки, подполье и эмиграция, частые переезды из страны в страну, из города в город привели к тому, что значительная часть бесценных ленинских архивов оказалась утерянной. Не найден полностью, например, знаменитый поронинский архив В. И. Ленина. Неизвестна также судьба так называемого «арцыбушевского клада», содержащего много писем Владимира Ильича, написанных в период сибирской ссылки. Утерян архив из кабинета Ленина в Смольном8 и т. д.

В каждом томе Полного собрания сочинений В. И. Ленина опубликованы списки его произведений, до настоящего времени неразысканных.

Историки каждый год находят всё новые и новые статьи и заметки, письма и записи Ленина. При этом выявляются и новые псевдонимы. Вот один пример. Эта книга была уже в производстве, когда вышел 49-й том Полного собрания сочинений В. И. Ленина. В этом томе приведены два неизвестных до сих пор псевдонима — «Дядя» и «Базиль». Псевдонимом «Базиль», в частности, подписано впервые опубликованное письмо Владимира Ильича Инессе Арманд от 19 января 1916 года.9 Будут, несомненно, находить и дальше утерянные или неизвестные произведения Ленина. И тогда, может быть, удастся прямо или косвенно установить тайну нерасшифрованных ленинских псевдонимов.

Нуждаются в документальном подтверждении и те отдельные догадки и предположения, которые высказаны в этой книжке.

Словом, надо искать и находить доказательства! Тема ленинских псевдонимов ждет еще большого и глубокого исследования.

 


 

Приложение 1

Алфавитный указатель псевдонимов В. И. Ленина*

Б

Б.

Б. Б.

Б. В. Куприанов

Б. Г.

Б. Ж.

Б. К.

Большевик

В

В.

В. И.

В. И — ин

В. Ил.

В. Ильин Вл.

Вл. Ил.

Вл. Ильин

Вл. Ильин (Ленин)

Влад. Ильин

В. Ленин

Вл. Ленин

В. Ф.

В. Фр.

В. Фрей

Вильям Фрей

Г

Г. Пр.

Д

Д.

Е

Е.

-е-

И

И.

И. В.

Ив. Петров

Иван

Ильин

Ильич

И-чин-ли

К

К. Иванов

К-в

К — пов

Кар — ов

Карпов

К. О.

К. П.

К. С-ий

К. Т.

К. Т-Н

К. Т - ин

К. Тулин

К. Ф. Карич

Л

Л.

Ленин

Ленин (В. Ульянов)

М

М.

М. Б.

М. М.

М. Н.

М. П.

М. Ш.

Мейер

Мирянин

Н

Н.

Н....

Н. Б.

Н. К.

Н. К — ВЪ

Н — ков

Н. К — ов

Н Константинов

Н — к

Н — ков

Н. Л.

Н. Л — н

Н. Л — ъ

Н. Ленин

(Н. Ленин)

Н. Ленинъ

Н. Ленин (В. Ульянов)

Н. Ленин (В. И. Ульянов)

Н. Ленин (Вл. Ульянов)

Н. Н.

Наблюдатель

Не-депутат

Не-либеральный скептик

П

П.

П. Осипов

П. П.

П. Пирючев

Петербуржец

Петров

Посторонний

Постоянный читатель «Правды»

Почти примиренец

Правдист

Р

Р. С.

Р. Силин

Русский коммунист

С

С.

С...

Сотрудник «Пути Правды»

Ст.

Старик

Старик и К°

Статистик

Т

Т.

Т. П.

Т. X.

Т — ин

У

Ул.

Ф

Ф.

Ф. Л — ко

Ф. П.

Ф. Ф.

Фр.

Фрей

Ч

Читатель

Читатель «Правды» и «Луча»

Ъ

Ъ.

Я

Якоб Рихтер, д-р прав

 

Linitsch

Un communiste Russe

Petroff

Iljin

Jacob Richter

Jacob Richter. LLD.

Lenin

Lenin (W. Oulianoff)

Lenin (Wl. Uljanow)

Lenine

N.

N. L.

NN

N. Lenin

N. Lenin (VI. Oulianoff)

N. Lenin (Wl. Ulianow)

N. Lenin (Wl. Uljanow)

N. Lenine

N. Lenine (Wl. Oulianoff)

N. Lenine (Wl. Uljanow)

N. Lenins

N. Linitsch.

Petroff

Russischer Kommunist

V. L.

V. I. Lеnine W.

W. I.

W. L.

W. Lenine

Wl. U.

* Вспомогательные указатели к Хронологическому указателю произведений В. И. Ленина. Политиздат, 1963, стр. 389 — 392.

 

 

Приложение 2

Псевдонимы, клички и конспиративные фамилии, не вошедшие в алфавитный указатель псевдонимов В. И. Ленина

Баэиль

В. И. Ивановский

Джон Фрей

Дядя

Иван Иванович

Иордан Иорданов

Константин Петрович Иванов

Николай Петрович

Н. Ленивцын

Синьор Дринь-дринь

Тяпкин-Ляпкин

Федор Петрович

Ф. Ф. Ивановский

Чхеидзе

 


 Приложение 3

Литературные источники

Обладатель ста имен

1 Ленинский сборник XXI, стр. 57.

2 Автобиографические высказывания В. И. Ленина.

«Новый мир», 1963, № 7, стр. 192.

3 «Вспомогательные указатели к Хронологическому указателю произведений В. И. Ленина». Госполитиздат, 1963, стр. 389-392.

Справочный том к 4-му изд. Сочинений В. И. Ленина, ч. 2. Госполитиздат, 1956, стр. 129 — 130.

И. Ф. Масанов. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей, т. 4. М., Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1960, стр. 277 — 278.

Самый первый

1 М. И. Ульянова. О Ленине. Политиздат, 1964, стр. 27 — 28.

2 А. И. Ульянова-Елизарова. Журнал «Субботник». Сборник «Рассказы о Ленине». М., Детгиз, 1957, стр. 28 — 29.

А. Ивановский. Молодой Ленин. Политиздат, 1964, стр. 97 — 98.

Г. Волин. В. И. Ленин в Поволжье. Госполитиздат, 1955, стр. 18.

3 Р. Пересветов. Три жизни одной статьи. «Наука и жизнь», 1963, № 12.

4 Ц. С. Зеликсон (Бобровская). Незабываемые встречи. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине». Госполитиздат, 1955, стр. 36.

«Петербуржец» против «В. В.»

1 Сборник «Город великого Ленина». Лениздат, 1957, стр. 6.

2 В. Д. Бонч-Бруевич. Моя первая встреча с В. И. Лениным. Избранные сочинения, т. 2. Изд-во АН СССР, М., 1961, стр. 165 — 174.

С. Мицкевич. В. И. Ленин и первая московская марксистская организация 1893 — 1893 годов. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, Госполитиздат, 1956, стр. 152 — 153.

3 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1. Политиздат, 1964, стр. 198.

Партийная кличка, или шутка?

1 М. А. Сильвин. Ленин в период зарождения партии. Лениздат, 1958, стр. 56.

2 А. И. Ульянова-Елизарова. Об Ильиче.

Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 41 — 42.

Николай Петрович и адвокат Ульянов

1 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1, стр. 217.

2 В. А. Князев. Николай Петрович. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 136.

3 С. Мотовилова. Минувшее. «Новый мир», 1963, № 12, стр. 120.

Молодой «Старик»

1 Г. М. Кржижановский. О Владимире Ильиче.

Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 175 — 176.

2 Ц. С. Зелике он (Бобровская). Незабываемые встречи. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», Госполитиздат, 1955, стр. 36.

3 С. В. Марков. На даче «Ваза». «Знамя», 1956, № 4, стр. 135 — 139.

4 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 8, стр. 170 — 174.

5 В. В. Горбунов, Г. М. Яковлев. Листовка В. И. Ленина о русско-японской войне. «Вопросы истории КПСС», 1960, № 1, стр. 122.

Ильин — сын Ильи

1 Г. М. Дейч. Рассказы о Ленине и ленинской «Искре». Свердловск, 1964, стр. 37.

2 Проф. С. А. Венгеров. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых, т. I. Пг., 1915, стр. 322.

3 Энциклопедический словарь т-ва бр. Гранат, т. 28. 1915, стр. 219-243.

4 Владимир Ильич Ленин. Биография. Госполитиздат, 1963, стр. 93.

5 М. Фофанова. Ильич перед Октябрем 1917 года.

Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 620.

6 Л. Успенский. Ты и твое имя. Л., Детгиз, 1960, стр. 138.

Основной и главный

1 «Хронологический указатель к произведениям В. И. Ленина», ч. 1, стр. 57.

Ленинский сборник III, стр. 128 — 130.

2 Проф. С. А. Венгеров. Критико-биографический   словарь русских писателей и ученых, т. II. Пг., 1916, стр. 31.

3 Экспозиция Центрального музея В. И. Ленина в  Москве.

4 Ц. С. Бобровская (Зеликсон). Записки подпольщика. Госполитиздат, 1957, стр. 47.

5 В. Сергеева. Когда Владимир Ильич избрал псевдоним Ленин? «Молодой коммунист», 1960, № 4, стр. 117.

6 Письмо автору книги от ст. научного сотрудника Ульяновского филиала Центрального музея В. И. Ленина тов. А. Томул от 17 октября 1961 г.

Что означает буква «Н»?

1 Его сияющее знамя. Писатели и общественных, деятели о Ленине. «Москва», 1960, № 4, стр. 4. Бернард Шоу. Дарственная надпись на книге «Назад к Мафусаилу». «Иностранная литература», 1957, № 4, стр. 27.

2 В. Незвал. Прокламация Николая Ленина. Сборник «В сердцах народов». М., Изд-во иностранной литературы, 1957, стр. 336.

Гордое имя

1 Жуан Перейра. Португалец по имени Ленин. «Ровесник», 1962, № 1.

2 Ю. Щербак. Ленин Кордатос. «Литературная газета», 1962, 21 апреля.

3 А. Сахнин. Его знают по имени. «Москва», 1964, № 1.

4 А. Ицков. На родине Первомая. «Известия», 1964, 1 мая.

Кто был Фрей?

1 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 6, стр. 203.

2 Ленинский сборник XI, стр. 322.

3 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 48, стр. 61.

4 Уно Виллерс. Речь на праздновании столетнего юбилея библиотеки имени В. И. Ленина. «Литературная газета», 1962, 3 июля, № 78.

Э. Михайлов. Путешествие в мир книг. «Советская культура», 1962, 30 июня № 78.

Это наш Мейер!

1 Мирослав Иванов. Ленин в Праге. Госполитиздат, 1963, стр. 34.

2 Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине. Госполитиздат, 1957, стр 41 — 42.

3 Милан Ярош. В Праге. Сборник «Глазами человечества», М., Детгиз, 1957.

4 Эгон Эрвин Киш. Привет от товарища Ленина. «Восточно-Сибирская правда», 1956, 22 апреля, № 94.

5 Ксавер Штреб. Ленин в Германии. Госполитиздат, 1959, стр. 55.

Мистер Рихтер в Лондоне

1 М. Новоселов. Иван Васильевич Бабушкин. М., «Молодая гвардия», 1954, стр. 263.

2 Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине, стр. 60.

3 Н. А. Алексеев. В. И. Ленин в Лондоне. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 250.

4 «Ленин в Британском музее». «Иностранная литература», 1957, № 4, стр. 21.

5 Н. А. Алексеев. От минувших до наших дней. «Неделя», 1961, № 37.

«Неизвестный Карпов»

1 В. М. Смирнов. Встречи с Лениным в Финляндии. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 396.

2 А. Шлихтер. Первое выступление Ильича на открытом митинге в России. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 386.

3 П. Е. Никитин. В. И. Ленин среди питерских рабочих. Л., изд-во «Знание», 1964, стр. 19 — 20.

4 С. В. Марков. На даче «Ваза». «Знамя», 1956, № 4, стр. 135 — 139.

Синьор Дринь-дринь

1 М. Горький. В. И. Ленин. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 434.

2 Сборник «В. И. Ленин и А. М. Горький. Письма, воспоминания, документы». М., Изд-во АН СССР, 1961, стр. 231.

3 П. Райчев. Владимир Ильич Ленин. Сборник «Воспоминания зарубежных современников». Госполитиздат, 1962, стр. 100.

4 В. С. Курбатова-Власова. В вагоне швейцарского поезда. Сборник «О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. 1900 — 1922». Госполитиздат, 1963, стр. 162.

5 П. Райчев. Владимир Ильич Ленин, стр. 103.

Лойко или Лещенко?

1 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 21, стр. 160, 229.

2 Там же, стр. 226.

3 Там же.

4 И. Ф. Масанов. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей, т. 2, стр. 104.

5 Б. С. Шнеерсон. Библиографический указатель к XX дополнительному тому Собрания сочинений Н. Ленина (В. Ульянова). М. — Л., ГИЗ, 1927, стр. 60.

6 С. Юров. Путешествие по адресной книжке. «Москва», 1963, № 4, стр. 7.

С. Полесьев Адрес записан Лениным. «Ленинградская правда», 1963, 2 июня.

7 Д. И. Лещенко. Воспоминания. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 3. Госполитиздат, 1960, стр. 65-69.

8 Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине. Госполитиздат, 1957, стр. 120.

Нет, не только читатель!

1 Л. Разгон. Своя, самая близкая. М., Детгиз, 1962, стр. 17.

2 Сборник «В. И Ленин и „Правда"». М., изд-во «Правда», 1962, стр. 7, 507 — 662.

3 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 21, стр. 470.

4 Там же, стр. 368.

5 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 22, стр. 209.

6 TOC \o "1-5" \h \z  В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 24, стр. 21.

7 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 22, стр. 145.

8 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 23, стр. 172.

9 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 25, стр. 162.

Псевдоним - парадокс

1 М. Н. Покровский. Как рождался «Империализм». Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 3, стр. 134.

2 Р. Пересветов. Их считали утерянными. «Культура и жизнь», 1963, № 4.

М. Р. Хейфец. Находка в архиве «Паруса». «Огонек», 1963, № 40.

3 В. И. Ленин. Поли, собр., соч., т. 49, стр. 259.

4 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 28, стр. 220.

5 Сборник «В. И. Ленин и А. М. Горький». М., Изд-во АН СССР, 1961, стр. 229, 448.

Почему «Ивановский»?

1 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 33, стр. 1, 2.

2 Н. А. Емельянов. В последнем подполье. Сборник «Воспоминания о В. И. Ленине», т. 1, стр. 610.

3 Новые документы В. И. Ленина. «Вопросы истории КПСС», 1958, № 4, стр. 32.

Под скромной буквой

1 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 22, стр. 69 — 71.

2 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 23, стр. 93 — 95.

3 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 9, стр. 356 — 361.

Искать и доказать!

1 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 30, стр. 356.

2 М. И. Ульянова. О Ленине. Политиздат, 1964, стр. 47.

3 Ю. И. Масанов. В мире псевдонимов, анонимов и литературных подделок. М., Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1963, стр. 55.

4 Из эпохи «Звезды» и «Правды», вып. 3. М. — Пг., 1923, стр. 47.

5 «Хронологический указатель к произведениям

В. И. Ленина», ч. 1, стр. 170.

Ленинский сборник XXVI, 1934, стр. 422.

6 «Вспомогательные указатели...», стр. 400.

7 Сборник «Ленин в Петербурге». Лениздат, 1957,

стр. 108.

8 Р. Пересветов. Поиски бесценного наследия.

(О судьбе некоторых рукописей В. И. Ленина). Госполитиздат, 1963, стр. 140, 237, 306.

Р. Пересветов. Поиски не были напрасны. «Пути в незнаемое», сб. 3. М., изд-во «Советский писатель», 1963, стр. 38.

М. Веселии а. Как ищут и хранят ленинские документы. «Юный техник», 1962, № 1.

А. Соловьев, Л. Виноградов. Поиски бессмертного наследия. «Известия», 1963, 19 апреля. Вал. Гольцев. И вновь встречаешься с Ильичем. «Известия», 1964, 23 апреля.

9 В. И. Ленин.  Полн. собр. соч., т. 49, стр. 176.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора 5

Обладатель ста имен 7

Самый первый 11

«Петербуржец» против «В. В.» 16

Партийная кличка или шутка? 20

Николай Петрович и адвокат Ульянов 22

Молодой «Старик» 26

Ильин — сын Ильи 31

Основной и главный 38

Что означает буква «Н»? 43

Гордое имя 45

Кто был Фрей? 49

Это наш Мейер! 52

Мистер Рихтер в Лондоне 56

«Неизвестный Карпов» 62

Синьор Дринь-дринь 68

Лойко или Лещенко? 72

Нет, не только читатель! 76

Псевдоним-парадокс 82

Почему «Ивановский»? 85

Под скромной буквой 93

Искать и доказать! 96

Приложение 1. Алфавитный указатель псевдонимов В. И. Ленина 102

Приложение 2. Псевдонимы, клички и конспиративные фамилии, не вошедшие в алфавитный указатель псевдонимов В. И. Ленина  104

Приложение 3. Литературные источники  105