Содержание материала

 

О ПЕРЕСТРОЙКЕ РАБОТЫ СНК, СТО И МАЛОГО СНК

ПИСЬМА А. Д. ЦЮРУПЕ65

1

24. I. 1922.

т. Цюрупа!

В связи с нашим вчерашним разговором по телефону и Вашим обещанием строго соблюдать режим, необходимо нам обстоятельно поговорить о всей системе работы и хорошенечко ее обдумать.

Самый коренной недостаток СНКома и СТО — отсутствие проверки исполнения. Нас затягивает поганое бюрократическое болото в писание бумажек, говорение о декретах, писание декретов, и в этом бумажном море тонет живая работа.

Умные саботажники умышленно нас затягивают в это бумажное болото. Большинство наркомов и прочих сановников «лезет в петлю» бессознательно.

Строгий лечебный режим для Вас должен быть использован, чтобы во что бы то ни стало оторваться от сутолоки и суматохи, комиссий, говорения и писания бумажек, оторваться, обдумать систему работы и переделать ее радикально.

Центром тяжести Вашей работы должна быть именно эта переделка нашей отвратительно-бюрократической работы, борьба с бюрократизмом и волокитой, проверка исполнения.

Проверка исполнения, проверка того, что выходит на деле — вот основная и главная Ваша задача; создать для этого маленький (4 — 6 человек) аппарат из архииспытанных и проверенных помощников (управдел, его помощники, секретарь и т. п.).

Для сего, по-моему, надобно:

1) Разгружать СНК и СТО, относя все мелкие вопросы в Малый СНК и распорядительные заседания СТО.

Это начато. Но это «расхлябается» при наших проклятых, обломовских, правах в две недели, если не следить, не подгонять, не проверять, не бить в три кнута.

Управдел должен быть приучен (как и секретариат СНКома и СТО) строжайше следить, чтобы мелкие вопросы не входили в СНК и СТО и чтобы все вообще вопросы процеживались сначала трижды (запрос соответствующих наркоматов; их срочный ответ; тоже — кодификационного отдела и т. д. и т. п.).

Надо вместе с Горбуновым* выработать письменное положение о внесении и прохождении дел и проверять не менее раза в месяц, Вам лично, соблюдается ли оно, достигает ли цели, т. е. уменьшения бумажности, волокиты, большего обдумывания, большей ответственности наркомов, замены наскоро напеченных декретов осторожной, длительной, деловой проверкой исполнения и проверкой опыта, установлением личной ответственности (у нас полная фактическая безответственность на верхах, в наркоматах, в их отделах, и саботажники великолепно этим пользуются; в итоге — обломовщина, которая губит дело).

Я знаю, что это чрезвычайно трудно. Но именно потому, что трудно, Вам надо целиком отдать себя этому.

Посему

2) Минимум заседаний. Норма 1 раз в неделю СНК + 1 раз СТО по два часа.

3) Высшая экономическая комиссия. Закрыть поскорее все ее подкомиссии, заменить их требованием от наркомов, чтобы у них (у каждого) ответственные лица писали проекты, их утверждал нарком, проводил сам в кратчайший срок через согласование со всеми «заинтересованными» наркомами и затем в СТО или СНК.

Высшая экономическая комиссия только для согласования (кодификации) и кратчайшей проверки (штемпеля) Вашего плюс Каменева.

Только для этого.

Не для говорения.

Не для обсуждения.

4) Ни в одну комиссию, решительно ни в одну, кроме Высшей экономической комиссии, Вы не должны входить.

5) Бороться с безобразным обилием комиссий, заменяя их формальным требованием письменного отзыва в кратчайшие сроки.

6) Вы должны таким образом освободить себя от суматохи и сутолоки, кои всех нас губят, обеспечить себе возможность спокойно подумать над работой в целом —  — — — и, главное, сосредоточить себя на проверке исполнения, на борьбе с бюрократизмом и волокитой.

Прошу Вас обдумать весь этот вопрос и написать мне.

С комм, приветом Ленин

Полн. собр. соч., Т. 44, стр. 364 — 366

* + кодификатор + 1 от Малого СНК.

 

2

15 февраля 1922

т. Цюрупа!

Я думаю, Вы правы.

Надо взять согласие Политбюро и начать «сокращать»66.

Примерно

1) состав: пять человек, указанных Вами, плюс 2 неведомственных (Белов + ?) =7.

2) ассигнования, предусмотренные госсметой, сначала в ИКФ и Рабкрин;

 

в Малый СНК лишь в порядке обжалования;

 

остальное, как у Вас.

Изложить, еще раз обдумав, письменно сии основы сокращения Малого СНКома, взять отзыв председателя Малого СНКома, провести эти основы через Политбюро и тогда быстренько разработать их в новое положение.

Может быть, еще ограничить комиссии? усилить роль по фактической проверке? подчинить всю работу непосредственнее замам предСТО?

С коммунистическим приветом

Ленин

 

3

20. II.

т. Цюрупа!

Еще на тему о работе по-новому.

Попытаюсь программу ее формулировать так:

(1) вдесятеро подтянуть СНК и СТО в смысле том, чтобы наркомы не смели тащить в них мелочь, а решали ее сами и сами за нее отвечали;

(2) аппарат управдела СНКома (ныне бездельных! на 3/4) сделать отвечающим за это; проводящим это;

(3) тоже о Малом СНК плюс его сугубое сокращение;

(4) часть членов Малого СНК и его аппарата, а равно аппарата управдела СНК взять Вам под свое личное командование для проверки фактического исполнения (Вы поручаете такому-то: съезди, посмотри, прочти, проверь, ты ответишь за ротозейство).

(5) Вам (и Рыкову) уделять в первую голову один или, если здоровье позволит, два часа в сутки на личную проверку работы: вызывать к себе (или ездить) не сановников, а членов коллегий и пониже, деловых работников наркомата X, Y, Z, — и проверять работу, докапываться до сути, школить, учить, пороть всурьез. Изучать людей, искать умелых работников. В этом суть теперь; все приказы и постановления — грязные бумажки без этого.

Ответьте мне. Обдумаем, посоветуемся с членами Цека и поскорее закрепим такую (или иную) программу.

Ваш Ленин

P. S. А Брюханов не годен. Надо искать другого. Пока создать там «тройку» что ли, покрепче.

Написано 20 февраля 1922 г. 

Полн. собр. соч., т. 44, стр. 367 — 368

 

4

т. Цюрупа! Посылаю мое добавление. Советую до четверга взять краткие отзывы всех наркомов и всех членов Малого СНК.

Ваш Ленин

Особым дополнительным постановлением указать:

Главной задачей Малого СНКа должно быть строгое наблюдение за тем, чтобы наркоматы: 1) соблюдали законы; 2) не уклонялись от ответственности, перенося без надобности тьму лишних вопросов на решение Малого СНК, а решали вопросы сами, под своей ответственностью или по соглашению двух и более наркоматов в общем порядке; 3) проверка законности, целесообразности и быстроты отдельных распоряжений и действий наркоматов; борьба с бюрократизмом и волокитой путем такой проверки и неуклонного сокращения числа чиновников 67.

Написано 20 — 21 февраля 1922 г. 

Полн. собр. соч., т. 44, стр. 368

 

5

Тов, Цюрупа! У нас, кажется, остается коренное разногласие68. Главное, по-моему, перенести центр тяжести с писания декретов и приказов (глупим мы тут до идиотства) на выбор людей ж проверку исполнения. В этом гвоздь.

Негоден Малый СНК для этого? Допустим. Тогда Вам и Рыкову надо 9/10 времени уделить на это (от Рабкрина и управдела смешно ждать большего, чем исполнение простых поручений). Все у нас потонули в паршивом бюрократическом болоте «ведомств». Большой авторитет, ум, рука нужны для повседневной борьбы с этим. Ведомства — говно; декреты — говно. Искать людей, проверять работу — в этом все. Если Вы + Рыков на 9/10 за это возьметесь, а управдела (иногда и членов Малого СНК) сделаете своими помощниками, тогда еще, пожалуй, ничего.

Пришлите мне еще раз проект о Малом СНК.

Ленин

Написано 21 февраля 1922 г. 

Полн. собр. соч., т. 44, стр. 368 — 369

 

6

А. Д. Цюрупе

Проект директивы насчет работы СТО и СНК, а также Малого СНК

Главным недостатком указанных учреждений является загруженность их мелочами. В связи с этим они тонут в бюрократизме вместо борьбы с ним.

Причины этого зла: 1) слабость управдела; 2) неумение наркомов вылезти из тины мелочей и бюрократических деталей; 3) желание наркомов (а еще более: подталкивающих их бюрократов ведомства) свалить с себя ответственность на СНК; 4) — последнее и главное — отсутствие у ответственных работников сознания того, что на очередь дня встала теперь борьба с бумажным морем, недоверие к нему и к вечным «реорганизациям», что первоочередная задача момента не декреты, не реорганизации, а подбор людей; установление индивидуальной ответственности за делаемое; проверка фактической работы. Иначе из бюрократизма и волокиты, которые нас душат, не вылезть.

Малый СНК, СТО и СНК должны изо всех сил освобождать себя от вермишели, приучая наркоматы самим решать мелочи и отвечать за них строже.

Аппарат управдела СНК главной своей задачей должен ставить фактическое проведение этого: сократить число дел в Малом СНК, СТО и СНК, добиться, чтобы наркомы (порознь и совместно) больше решали сами и отвечали за это; передвигать центр тяжести на проверку фактического исполнения.

В тех же целях замы председателя СНКа тт. Рыков и Цюрупа должны всеми силами освобождать себя от мелочей и от комиссий; бороться против втягивания их (замов) в дела, подлежащие решению наркомами; уделять 2 — 3 часа в день, как минимум, для личного знакомства с ответственными работниками (не сановниками) важнейших (а потом и всех) наркоматов для проверки и подбора людей; использовать аппарат управдела СНК и часть членов Малого СНК, а равно Рабкрин, для проверки фактической работы и ее успешности; словом, становиться практическими инструкторами государственной работы, каковых нам недостает больше всего.

Недоверие к декретам, к учреждениям, к «реорганизациям» и к сановникам, особенно из коммунистов; борьба с тиной бюрократизма и волокиты проверкой людей и проверкой фактической работы; беспощадное изгнание лишних чиновников, сокращение штатов, смещение коммунистов, не учащихся делу управления всерьез — такова должна быть линия наркомов и СНКома, его председателя и замов.

Ленин

27.II.

Полн. собр. соч., т. 44, стр. 369 — 37

 

Г. Я. СОКОЛЬНИКОВУ

Совершенно секретно

т. Сокольникову
 Копия т. Цюрупе и т. Кржижановскому

Вы мне сказали, что некоторые наши тресты могут в ближайшем будущем оказаться без денег и просить нас ультимативно о том, чтобы мы их национализировали. Я думаю, что тресты и предприятия на хозяйственном расчете основаны именно для того, чтобы они сами отвечали и притом всецело отвечали за безубыточность своих предприятий. Если это оказывается ими недостигнуто, то, по- моему, они должны быть привлекаемы к суду и караться в составе всех членов правления длительным лишением свободы (может быть, с применением по истечении известного срока условного освобождения), конфискацией всего имущества и т. д.

Если мы, создав тресты и предприятия на хозяйственном расчете, не сумеем деловым, купцовским способом обеспечить полностью свои интересы, то мы окажемся круглыми дураками.

Следить за этим должен ВСНХ, но еще более Наркомфин через Госбанк и через специальных инспекторов, ибо именно Наркомфин, не будучи заинтересованным непосредственно, обязан установить действительный, реальный контроль и проверку.

Ленин

Продиктовано по телефону 1 февраля 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 54, стр. 150 — 151

 

ПИСЬМО Д. И. КУРСКОМУ
И ПОРУЧЕНИЕ Н. П. ГОРБУНОВУ

т. Курский!

Прилагаю ответ мне Кобленца. По прочтении прошу вернуть Н. П. Горбунову.

1) Я очень подозреваю, что Кобленц плох и весь этот отдел плох.

Кобленц явно «забыл», что арендуемое у Соввласти предприятие есть тоже советское предприятие;

2) — — смешал вопрос о последующей или предварительной ревизии с вопросом, подлежит ревизии вообще или нет;

3) «забыл», видимо, что права РаКри не уже прежних прав Госкона (Собрание узаконений, 1920, № 16); забыл и многое другое.

Вывод: надо проверить отзыв Кобленца, и если внимательное изучение покажет, что Кобленц соврал, то заменить его юристом посолиднее.

Сообщите мне, кого назначите ответственным за такую поверку.

 — — — Если наши законы «противоречивы» (в чем нет сомнения), то для чего же НКюст и Отдел законодательных предположений?

Что же делается для кодификации? — для устранения противоречий?

В частности, именно теперь надо спешно выработать ясный и точный закон о распространении на все и всякие (и частные, и кооперативные, и концессионные и т. п.) учреждения и предприятия права РаКрина ревизовать и осведомляться.

Сообщите, кому это поручаете.

С ком. приветом Ленин

т. Н. П. Горбунов! Прочтите, пожалуйста, это и отметьте себе, чтобы следить за исполнением.

Дайте переписать и послать т. Курскому69.

Написано 15 февраля 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 54, стр. 165 — 166

 

Г. Я. СОКОЛЬНИКОВУ

15.II. 1922 г.

Копия т. Цюрупе и т. Каменеву

т. Сокольников!

Не следует ли главное внимание направить на развитие торговли и контроль за ней через торговый отдел Госбанка?

Не следует ли поставить это дело так, чтобы мы подыскали дюжины две-три (или хотя бы даже меньше, если наша проклятая бюрократическая машина не осилит столь«трудной» задачи) уполномоченных торготдела Госбанка и чтобы эти уполномоченные получали тантьемы пропорционально росту торгового оборота в тех предприятиях или территориальных областях, кои им «вверены»?

Мне бы казалось, что это реальнее создания особых комиссий или учреждений, кои при наших гнусных нравах (с претензией на «истинный коммунизм») неминуемо выродятся в бюрократическое тупоумие. Между тем торговому отделу Госбанка должна быть поставлена ясная практическая задача: развивать внутреннюю торговлю и забирать ее под свой контроль. И за развитие операций пусть получают тантьемы и уполномоченные и члены правления (если есть члены правления торгового отдела Госбанка), — только за развитие операций.

Судя по тому, что мне сказал Горбунов об итогах его «хлопот» по делу Белова и Гума, — тут вина торгового отдела Госбанка явная: прозевали; проспали; дождались, как настоящая чинодральческая сволочь, приказа «начальства». Я думаю, за это надо торговый отдел наказать сразу и почувствительнее с предупреждением: еще раз один такой зевок, одно такое проявление сонности, и — тюрьма.

Другой практическое средство, казалось бы мне: регистрация частноторговых сделок и налог на них путем гербового сбора или каким-либо подобным образом. Как стоит этот вопрос? Нельзя ли так подчинить частную торговлю (или начать подчинять) контролю НКфина и Госбанка?

Думаю, что на 99/100 следует оценивать успех работы всего НКфина развитием государственной торговли и торгового отдела Госбанка (по кредитованию частной торговли). Остальное — 1/100.

С ком. приветом Ленин

Полн. собр. соч., т. 54, стр. 166 — 167

 

Г. Я. СОКОЛЬНИКОВУ

22/11.

т. Сокольников! Дело вовсе не в одном Гуме. Вся работа всех хозорганов страдает у нас больше всего бюрократизмом. Коммунисты стали бюрократами. Если что нас погубит, то это. А Госбанку всего опаснее быть бюрократичным. Мы думаем все еще о декретах, об учреждениях.

Б этом ошибка. Вся соль теперь в практиках и в практике. Найти людей — деляг (1 из 100; 1 из 1000 коммунистов, и то еще дай бог); превратить наши декреты из грязной бумаги (все равно, и плохие и хорошие декреты) в живую практику — в этом соль.

Сам ли Госбанк должен торговать или через подчиненные фирмы, — через приказчиков или через клиентов-заемщиков и т. п., — этого я не знаю. Не берусь судить, ибо незнаком достаточно с техникой денежного обращения и банковского дела. Но я что твердо знаю, это — что весь гвоздь теперь в быстром развитии госторговли (во всех ее видах: кооперация, клиенты Госбанка, смешанные общества, комиссионеры, агенты etc., etc.).

28/II. Из-за болезни не кончил и не отослал письма раньше. Вы говорите (в интервью) о замене гострестов смешанными обществами70. Толку не будет. В смешанные общества умные капиталисты проведут глупых (честнейших и добродетельнейших) коммунистов и надуют нас, как надувают теперь. Дело теперь не в учреждениях, а в людях и в проверке практического опыта. По одному подыскивать умеющих торговать и шаг за шагом их опытом, их трудом чистить комг..., радгоняя добродетельных коммунистов из правлений, закрывая сонные (и строго коммунистические) предприятия, закрывая их, выделяя 1 из 100 годных. Либо НКфин сумеет перейти на такую работу, либо весь НКФ = 0.

Ваш Ленин

Написано 22 и 28 февраля 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 54, стр. 180

 

ПОМЕТКИ НА ПРОЕКТЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ВЦИК О НАРОДНОМ КОМИССАРИАТЕ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ИНСПЕКЦИИ
И ПИСЬМО И. В. СТАЛИНУ71

Проект

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО ЦЕНТРАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА

ВЦИК постановил:

1)

Возложить на Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции контроль и наблюдение за деятельностью всех без исключения общественных и частных организаций, учреждений и предприятий с точки зрения выполнения принятых ими на себя от государственных органов обязательств.

2)

Во исполнение этого НК РКИ предоставляется право:

1. Последующего контроля всех денежных и материальных

3)

средств, отпускаемых государством вышеуказанным организациям, предприятиям и учреждениям в порядке их финансирования, субсидирования и кредитования или представляемых по заключаемым ими с государством договорам и проверки всех действий, вытекающих из этих обязательств...

т. Сталину

Не годится.

 

1) Не «возложить», а разъяснить действующие законы и их неполноту в таком-то смысле.

 

2) Не только с этой точки зрения. И с точки зрения законности. И с точки зрения собирания материалов для новых законов. И со многих других точек зрения.

 

3)  Не только «отпускаемых государством».

Очень спешно!!

Надо еще раз переделать. Обдумать втрое тщательнее. Детализировать много подробнее. Изложить так, чтобы все имело вид не нового декрета, а разъяснения и сводки старых. Провести через СНК и, по жалобе чьей-нибудь, подтвердить ВЦИКом.

 

Спешно! Спешно!!

 

Прошу после переделки прислать мне и этот и новый проекты.

Ленин

Написано между 28 февраля и 16 марта 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 44, стр. 413 — 414

 

МЕЖДУНАРОДНОМ И ВНУТРЕННЕМ ПОЛОЖЕНИИ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ИЗ РЕЧИ НА ЗАСЕДАНИИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА МЕТАЛЛИСТОВ
6 МАРТА 1922 г.72

...Вчера я случайно прочитал в «Известиях» стихотворение Маяковского на политическую тему73. Я не принадлежу к поклонникам его поэтического таланта, хотя вполне признаю свою некомпетентность в этой области. Но давно я не испытывал такого удовольствия, с точки зрения политической и административной. В своем стихотворении он вдрызг высмеивает заседания и издевается над коммунистами, что они все заседают и перезаседают. Не знаю, как насчет поэзии, а насчет политики ручаюсь, что это совершенно правильно. Мы, действительно, находимся в положении людей, и надо сказать, что положение это очень глупое, которые все заседают, составляют комиссии, составляют планы — до бесконечности. Был такой тип русской жизни — Обломов. Он все лежал на кровати и составлял планы. С тех пор прошло много времени. Россия проделала три революции, а все же Обломовы остались, так как Обломов был не только помещик, а и крестьянин, и не только крестьянин, а и интеллигент, и не только интеллигент, а и рабочий и коммунист. Достаточно посмотреть на нас, как мы заседаем, как мы работаем в комиссиях, чтобы сказать, что старый Обломов остался и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел. На этот счет мы должны смотреть на свое положение без всяких иллюзий. Мы не подражали никому из тех, кто слово «революция» пишет с большой буквы, как это делают эсеры. Но мы можем повторить слова Маркса, что во время революции делается не меньше глупостей, а иногда и больше 74. Нужно смотреть на эти глупости трезво и безбоязненно — этому мы, революционеры, должны научиться.

Мы сделали в эту революцию так много неотъемлемого, что уже окончательно победило и о чем уже знает весь мир, что нам смущаться и нервничать ни в каком случае не надо. Сейчас положение такое, что мы, опираясь на произведенную разведку, делаем проверку того, что нами сделано, — эта проверка имеет очень важное значение, от нее мы должны направляться дальше. И когда нам предстоит выдержать борьбу с капиталистами, нам нужно решительно проводить наш новый путь. Нам нужно построить всю нашу организацию так, чтобы во главе коммерческих предприятий у нас не оказались люди, не имеющие опыта в этой области. У нас сплошь и рядом во главе учреждения ставится коммунист — человек заведомо добросовестный, испытанный в борьбе за коммунизм, человек, прошедший тюрьму, но такой, который торговать не умеет, и по этому случаю он поставлен во главе гостреста. И вот он имеет все неоспоримые достоинства, как коммунист, а купец-то его все-таки вздует — и отлично сделает, ибо напрасно самых достойных, великолепнейших коммунистов, в преданности которых ни один человек, кроме сумасшедшего, не усомнится, посадили туда, куда надо ставить расторопного, добросовестно относящегося к делу приказчика, который гораздо лучше справится со своей работой, чем самый преданный коммунист. Вот здесь-то и сказывается наша обломовщина.

Мы на практическую работу для исполнения насадили коммунистов со всеми их прекрасными качествами, но для этой работы совершенно непригодных. Сколько у нас коммунистов сидит в государственных учреждениях? У нас имеются громадные материалы, солидные труды, которые бы привели в восторг самого пунктуального ученого немца, у нас имеются горы бумаг, и нужно 50 лет работы Истпарта75, умноженных на 50, чтобы во всем этом разобраться, а практически в гостресте вы ничего не добьетесь и не узнаете, кто за что отвечает. Практическое исполнение декретов, которых у нас больше чем достаточно и которые мы печем с той торопливостью, которую изобразил Маяковский, не находит себе проверки. Исполняются ли у нас постановления коммунистических ответственных работников? Умеют ли они это дело поставить? Нет, этого нет, и вот почему изменяется и гвоздь нашей внутренней политики. Что такое наши заседания и комиссии? Это очень часто игра. После того как мы начали чистку партии и сказали себе: «Шкурников, примазавшихся к партии, воров — долой», стало у нас лучше76. Сотню тысяч, примерно, мы выкинули, и это прекрасно, но это только начало. На съезде партии мы этот вопрос обсудим как следует. И тогда, я думаю, те десятки тысяч, которые теперь устраивают только комиссии и никакой практической работы не ведут и не умеют вести, подвергнутся той же участи. Вот когда мы таким образом почистимся, наша партия будет заниматься фактической работой и будет понимать ее так же, как она понимала это в области военной. Конечно, это работа не только нескольких месяцев, но и не одного года. Мы должны отличаться твердокаменностью в этом вопросе. Мы не боимся сказать, что характер нашей работы изменился. Самый худший у нас внутренний враг — бюрократ, это коммунист, который сидит на ответственном (а затем и на неответственном) советском посту и который пользуется всеобщим уважением, как человек добросовестный. Он немножко дерет, но зато в рот хмельного не берет. Он не научился бороться с волокитой, он не умеет бороться с ней, он ее прикрывает. От этого врага мы должны очиститься и через всех сознательных рабочих и крестьян мы до него доберемся. Против этого врага и против этой бестолковщины и обломовщины вся беспартийная рабоче-крестьянская масса пойдет поголовно за передовым отрядом коммунистической партии. На этот счет никаких колебаний быть не может.

Заканчивая свою речь, я подведу краткий итог. Игра в Геную, игра в чехарду, которая около нее происходит, нимало нас не заставит колебаться. Теперь уже нас не поймают. Мы идем к купцам и будем идти на сделки, продолжая свою политику уступок, но границы их уже определены. То, что мы до сих пор дали купцам в наших договорах, мы сделали в смысле шага назад в нашем законодательстве, и дальше мы не пойдем.

В связи с этим изменяются наши главные задачи во внутренней, особенно экономической, политике. Нам нужны не новые декреты, не новые учреждения, не новые способы борьбы. Нам нужна проверка пригодности людей, проверка фактического исполнения. Следующая чистка пойдет на коммунистов, мнящих себя администраторами. Пробирайтесь лучше в область пропагандистской и агитаторской и всякой иной полезной работы все те, кто все эти комиссии, совещания и разговоры ведут, а простого дела не делают. Сочиняют что-нибудь особенное и мудреное и оправдываются тем, что новая экономическая политика и надо что-нибудь выдумать новое. А то дело, которое им поручено, не делается. Не заботятся о том, чтобы сберечь копейку, которая им дана, и не стараются превратить ее в 2 копейки, а составляют планы на миллиарды и даже триллионы советские. Вот против этого зла мы поведем нашу борьбу. Проверять людей и проверять фактическое исполнение дела — в этом, еще раз в этом, только в этом теперь гвоздь всей работы, всей политики. Это дело не нескольких месяцев, не одного года, а дело нескольких лет. Мы официально должны сказать от имени партии, в чем теперь гвоздь работы, и соответственно перестроить ряды. Тогда мы в этой новой области окажемся такими же победителями, какими до сих пор оказывались во всех областях работы, за которые большевистская пролетарская власть, поддержанная крестьянской массой, принималась. (Аплодисменты.)

Полн. собр. соч., т. 45, стр. 13 — 16

 

ПИСЬМО В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б)77

т. Молотову для членов Политбюро

Московский комитет (и т. Зеленский в том числе) уже не первый раз фактически послабляет преступникам-коммунистам, коих надо вешать.

Делается это по «ошибке». Но опасность этой «ошибки» гигантская. Предлагаю:

1. Предложение т. Дивильковского принять.

2. Объявить строгий выговор Московскому комитету за послабления коммунистам (вид послабления — особая комиссия).

3. Подтвердить всем губкомам, что за малейшую попытку «влиять» на суды в смысле «смягчения» ответственности коммунистов ЦК будет исключать из партии.

4. Циркулярно оповестить НКЮст (копия губкомпартам), что коммунистов суды обязаны карать строже, чем некоммунистов.

За неисполнение этого нарсудьи и члены коллегии НКЮ подлежат изгнанию со службы.

5. Поручить Президиуму ВЦИКа огреть президиум Моссовета выговором в печати.

Ленин

18. III.

P. S. Верх позора и безобразия: партия у власти защищает «своих» мерзавцев!!

Написано 18 марта 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 45, стр. 53

 

ПИСЬМО И. В. СТАЛИНУ О РАБОТЕ ЗАМОВ
(ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК И СТО)

21/III. 1922.

Беседовал с Цюрупой и Рыковым. Надеюсь, что работа пойдет хорошо. Между прочим, один вопрос касается Вашего наркомата. Главной задачей Цюрупы и Рыкова является (должна быть теперь) проверка исполнения, подбор людей.

Нужны помощники. Одного аппарата управдела Совнаркома для сего мало, а увеличивать его нерационально. Я выразил мысль, что надо использовать для сего (непосредственная помощь Цюрупе и Рыкову в деле проверки исполнения, надзора за низами наркоматов) Рабкрин. Хочу знать, одобрите ли Вы; если да, нужно письменное соглашение Ваше с замами, и в выработке этого соглашения я бы хотел принять участие.

Цель: из лучших работников Рабкрина, коих Цюрупа и Рыков подбирают, по соглашению с Вами, выработать (путем испытания их и Вами и обоими замами на практических поручениях) людей особо и безусловно надежных, умеющих быстро и безусловно а) добиваться исполнения; б) проверять исполнение; в) проверять правильность аппарата в том или ином наркомате, отделе, Мос- или Петросовете и т. д.; г) инструктировать насчет того, как ставить работу.

Эти люди работают не иначе, как лично докладывая ход и исход работы замам и Вам. Этих людей подбирать очень медленно, с тем чтобы лишь после многократного испытания превращать их, так сказать, в «особоуполномоченных» инспекторов и инструкторов; число их довести, постепенно, до нескольких десятков. Они, в свою очередь, будут осуществлять привлечение к Рабкрину (фактическое) беспартийных рабочих и крестьян.

Если одобрите, пошлите копию этого Цюрупе и Рыкову, с Вашей припиской. Если имеете возражения, черкните (и позвоните) мне тотчас. Я бы хотел сказать об этом в докладе на съезде.

Ленин

Полн. собр. соч., Т. 45, стр. 55 — 56

 

МАТЕРИАЛЫ К XI СЪЕЗДУ РКП(б)

ИЗ ПЛАНОВ ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТЧЕТА ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РКП (б)

 

План речи на 27.III.1922 78

1. О Генуе кратко повторить сказанное 6. III. 1922 79

2) Нэп. Главные пункты сего «вопроса»:

(а) Проверка «смычки» с крестьянской экономикой.

3) (б) Проверка соревнованием гос- и капиталистических предприятий (и торговых и промышленных; и русских и заграничных).

(+ Делегация составлена. —  Директивы тщательно обсуждались не раз и не два. – «Мы готовы».)

 

 

 

4) (в) «Госкапитализм». Схоластическое versus* революционное и практическое значение сего слова.

((Государственный капитализм. Государство — это «мы».))

5) (г) Остановка отступления. Не в смысле: «уже научились», а в смысле: не нервничай, не сочиняй, а на данной почве учись, «перегруппировка сил и подготовка» = лозунг дня. Подготовка наступления на частнохозяйственный капитал — лозунг.

Разведка сделана. Смешанные общества.

6. «Эволюция или тактика»? Устрялов в «Смене Вех»: полезнее «сладенького комвранья».

 

7. Чья возьмет? Чего не хватает? Культурности, уменья управлять (в том числе вести госторговлю).

 

8. Тодорский, стр. 62, подчеркнуть80. Уже в X. 1918!

(Ср. завоеватель и завоеванный: кто культурнее? 4700 ответственных коммунистов Москвы и московская бюрократия.)

 

Два типичных примера:

9. Пример № 1: МПО боролось с бюрократизмом НКВТ81.

 «Копия с белой коровы»82. Чего «им» (без Красина и Каменева) не хватало? Культурности.

(Материалы о «деле» МПО versus НКВТ.)

10. Пример № 2: Как «он» (и  «они») переадминистрировал? (в Донбассе).

(Тут было не  полное уменье управлять + некоторая политическая ошибка.)

11. «Гостресты»: пример... к будущему году!

роль коммунистов: плохи!

12. Итог: вполне достаточно у нас средств для победы в нэпе: и политических и экономических. Вопрос «только» в культурности!

 

13. Белогвардейцы (в том числе меньшевики и эсеры и К0) видят в этом нечто в их пользу! Напрасно! Обзор доделанного и недоделанного очень полезен:

(а). Буржуазно-демократическая революция «они» говорят! Против них (400 лет навоза в 4 года!)

(b). выход из войны: революционный выход из реакционной войны. А у них?

(c). Советское государство. Первое в мире. Новая эпоха: хуже первого паровоза!!

Три неотъемлемы.

Четвертая, и главная, недоделана: фундамент социалистической экономики. Многажды переделать.

14. За какое «звено цепи» теперь уцепиться надо?

1917 — выход из войны.

1918 — Советское государство versus Учредилка.

1920 и 1920 — отпор нашествию.

1921: экономический подход к крестьянству. Поиски экономической политики.

1922: Не в учреждениях, не в переорганизациях, не в новых декретах гвоздь, а в людях и в проверке исполнения. Подбор людей и проверка исполнения.

При трех (3) условиях:

(а) отсутствие интервенции.

С меньшевиками и эсерами: расстрел за политическое оказательство.

(b) Финансовый кризис не чересчур сильный (не очень сильный? чистка гострестов).

(c) Не делать политических ошибок.

15. «Гвоздь момента» (звено цепи) = разрыв между величием поставленных задач и нищетой не только материальной, но и культурной.

16. Во главе масс надо быть, иначе мы капля в море.

«Полоса пропаганды декретами» прошла. Массы поймут и оценят лишь деловую практическую работу, практический успех в хозяйственной и культурной работе.

ЕЕ** = Подбор людей и проверка исполнения!

______

Дополнения:

1. Партия versus советские органы. (Освободить от мелочей. Повысить ответственность советских работников.)

2. ВЦИК? Сессии подольше. Обсуждение потщательнее. Проверка обстоятельнее.

3. СНК и СТО.

Мои замы (Рыков и польза Вильгельма II), переписка с I. 1922. Проверка исполнения, подтягивание, чистка сверху.

4. СНК. Повысить авторитет, освободить от мелочей.

5. СТО. Развитие и расширение работы Облэкосо.

6. Малый СНК. Тоже освободить от мелочей.

Проект директив (по поручению ЦК) будет внесен.

Написано 25 — 26 марта 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 45 стр. 415 — 418

* в противовес. Ред.

** Summa summarum — общий итог. Ред.

 

Д. И. КУРСКОМУ

С. секретно

В Наркомюст, тов. Курскому
Копия тов. Крыленко

По моему поручению бывшей МЧК было начато расследование по делу преступной халатности, волокиты и бездеятельности в Научно-техническом отделе и Комитете по делам изобретений.

Результаты расследования были представлены в Мосревтрибунал, который вместо того, чтобы по существу рассмотреть это дело, выявить и наказать виновных (а что в этих учреждениях имеется достаточное количество ученых шалопаев, бездельников и прочей сволочи — отмечалось не раз в печати, в статьях т. Сосновского и других) — чрезвычайно покровительственно отнесся к обвиняемым, судил без обвинителя и в конце концов признал обвинение недоказанным и всех виновных оправдал.

В настоящее время мне сообщили, что Мосгуботдел Госполитуправления обжаловал решение Мосревтрибунала в отдел судебного контроля НКюста. Прошу Вас лично ознакомиться с этим делом, сугубо внимательно к нему отнестись, постараться совместно с РКП собрать дополнительные материалы о деятельности этих учреждений, если нужно назначить по соглашению с тов. Аванесовым ревизию — не из чиновников и слюнтяев, а из людей, которые действительно сумеют как следует обревизовать, добыть нужные материалы и найти виновных. Нужно в Ревтрибунале поставить политический процесс (с привлечением для печати т. Сосновского), который как следует перетряхнул бы это «научное» болото.

Мосревтрибуналу за послабление и формальное бюрократическое отношение к делу предлагаю объявить строгий выговор.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В. Ульянов (Ленин)

Написано 31 марта 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 54, стр. 220 — 221.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ О РАБОТЕ ЗАМОВ (ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК И СТО)

I. ОБЩИЕ И ОСНОВНЫЕ ЗАДАНИЯ ЗАМОВ

1. Основная работа замов, за которую они специально отвечают и которой должно быть подчинено все остальное, состоит в проверке фактического исполнения декретов, законов и постановлений; в сокращении штатов совучреждений, в надзоре за упорядочением и упрощением делопроизводства в них; в борьбе с бюрократизмом и волокитой.

Все дальнейшее является детализацией этого основного задания или частным дополнением к нему.

 

На замов возлагается:

2. Наблюдение за тем, чтобы рассмотрение советских вопросов в других учреждениях, как советских, так и партийных (Президиум ВЦИКа, Полит- и Оргбюро Цека РКП — и т. д. без всякого изъятия), происходило не иначе как с ведома и участия замов.

3. Разгрузка СНК и СТО в максимальной степени от мелочных вопросов, разрешение которых должно происходить частью (и преимущественно) в порядке ведомственного управления, частью (именно в нетерпящих отлагательства и исключительно важных случаях) непосредственными распоряжениями замов.

4. Тщательный надзор за тем, чтобы распорядительные заседания СТО и в особенности Малый Совнарком не расширяли своей работы свыше безусловной необходимости, не усложняли своего дела и лежащих на них задач, не допускали бюрократического взбухания и гипертрофии их функций, а требовали большей самостоятельности в работе и большей ответственности каждого наркома и каждого отдельного учреждения.

5. Принуждение наркомов и отдельно поставленных учреждений к самостоятельному и ответственному управлению в пределах предоставленных им прав и лежащих на них обязанностей.

6. Наблюдение за тем, чтобы ответственность в первую голову членов коллегий и важнейших совработников, а затем и всех совработников была совершенно точно и индивидуально установлена; беспощадная борьба против господствующей расплывчатости и неясности в вопросе о том, что каждому отдельно поручено, и против вытекающей отсюда полнейшей безответственности.

7. Личное ознакомление с известным числом не только высших, а непременно средних и низших совработников, путем вызова их к себе и по возможности поездок в отдельные московские учреждения и в провинцию, в целях проверки и подбора людей, а равно в целях действительного улучшения соваппарата.

8. Перевод на боевое положение тех наркоматов, их отделов и учреждений, кои в течение известного времени приобретают исключительно ударное значение, максимальная помощь им работниками, средствами, личными указаниями замов и т. п.

II.  СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ РАБОТЫ ЗАМОВ

9. Приблизительно 9/10 труда замы должны уделять хозяйственным наркоматам, 1/10 — остальным.

10. На первое место в ближайшее время выдвинулись вопросы финансовые, им должно быть уделено наибольшее внимание замов.

11. Особо насущным является введение премиальной системы, вознаграждение совслужащих в зависимости от размеров оборота и размеров прибыли в НКВТ, в кооперации и в других учреждениях, ведущих торговлю.

Необходимо систематически поставить изучение и подготовление мер, распространяющих премиальную систему на всю оплату всех совслужащих вообще.

12. Следует прекратить все работы по подготовке особого наркомата внутренней торговли или присоединения этого дела к НКВТ или ВСНХ. Провести создание при СТО особой «Комиссии внутренней торговли» с минимальным секретариатом при ней и с единственными местными органами ее: губернскими экономсовещаниями.

13. Весьма важно наблюдение за работой гострестов в целях отделения сносно поставленных от большинства поставленных отвратительно и неуклонного закрытия этих последних; проверка роли (фактической) коммунистов в правлениях гострестов; установление действительно отвечающих за ведение дела и за успешное ведение дела лиц.

14. Необходимо, чтобы каждый зам взял на свою ответственность постановку одного-двух образцовых отделов или учреждений того или иного наркомата для выработки нормы штатов, для проверки этой нормы, для установления наилучших приемов делопроизводства и надзора за ним.

Приемы работы, способы повышения ее производительности, методы контроля, вырабатываемые в этих немногих, но действительно образцовых учреждениях, должны быть затем постепенно вводимы во всех совучреждениях.

Ввиду исключительной важности этого вопроса, ввиду упорнейшего сопротивления совбюрократии, отстаивающей бюрократическую старину, неизбежна упорная борьба за создание немногих образцовых учреждений как средство подтягивать и проверять остальные. По соглашению с соответствующими учреждениями (Цека союза совслужащих, ВЦСПС, Институт труда и т. д. и т. п.) и под надзором замов должна быть переведена и издана вся лучшая новейшая литература, особенно американская и немецкая, об организации труда и управления.

15. Необходимо наблюсти — хотя бы для начала в очень немногих учреждениях — за переразмещением коммунистов внутри совучреждений, стремясь к тому, чтобы коммунисты занимали исключительно такие должности (как в самом верху, так и в самом низу иерархической лестницы), которые позволяют им действительно проверять ход работы, действительно бороться с бюрократизмом и волокитой, действительно добиваться немедленного улучшения положения и облегчения судьбы тех несчастных граждан, кои вынуждены иметь дела с нашим никуда не годным советским аппаратом.

На коммунистов, занимающих должности внизу иерархической лестницы, обратить особое внимание, ибо они часто важнее на деле, чем стоящие наверху.

16. Отчеты губэкосо должны правильно читаться, во-первых, членами Госплана и работниками Центрального статистического управления и «Экономической Жизни», да так, чтобы каждый читающий давал самые краткие отзывы для печати или для своих учреждений и отвечал за необходимые своевременные указания и выводы; во-вторых, группой в несколько десятков (не менее) коммунистов по возможности из числа не состоящих в числе служащих и способных читать отчеты с вневедомственной, а только с коммунистической точки зрения.

Группа во главе с т. Милютиным в Петрограде должна заведовать распределением отчетов губэкосо для чтения и использованием этих отчетов в газетах, журналах, в сводных брошюрах и т. п.

Необходимо бороться неуклонно за постепенное расширение круга обязательно печатаемых отчетов всяких экономических учреждений (и уэкосо, и гострестов, и «смешанных обществ» и т. д. и т. п.), ибо без приучения все большего количества населения пользоваться в библиотеках подобными отчетами ни о каком действительном превращении полуазиатской страны в культурную и в социалистическую не может быть и речи.

17. Газета «Экономическая Жизнь» должна быть превращена в действительный орган СТО, в орган хозяйственного управления. Оба зама должны регулярно читать ее и бороться беспощадно с господствующим стремлением всех литераторов и всех совработников свести эту газету на уровень обычного «полунезависимого», интеллигентски-буржуазного органа «мнений», взглядов и перебранки, без сводки отчетов, без контроля за правильностью их поступления, без серьезного анализа хозработы по отдельным учреждениям, без серьезной критики годных и негодных учреждений, лиц, приемов работы и т. д.

За превращение «Экономической Жизни» в действительный орган хозуправления, в действительный орган социалистического строительства придется бороться годами, но тем более необходима борьба неуклонная и систематичная.

18. То же относится к Центральному статистическому управлению. Оно должно быть не «академическим» и не «независимым» органом, коим оно, по старой буржуазной привычке, является на 9/10 сейчас, а органом социалистического строительства, проверки, контроля, учета того, что надо социалистическому государству знать теперь, сейчас, в первую голову. Сопротивление старых привычек и здесь неизбежно будет очень упорное; тем упорнее должна быть борьба. (Прошу замов просмотреть мою переписку на указанную тему с редактором «Экономической Жизни» и Центральным статистическим управлением летом 1921 года.*)

III. СПОСОБ РАБОТЫ ЗАМОВ; ИХ АППАРАТ

19. Замы в максимальной степени освобождают себя от мелочей и от лишних свиданий с наркомами, членами коллегий, кои обычно отнимают массу времени и тем лишают возможности заняться проверкой фактической работы.

20. Замы в максимальной степени освобождают себя от участия в комиссиях разного рода.

21. Замы стремятся всемерно к закрытию существующих комиссий (которые на 9/10 излишни и имеют свойство возрождаться после закрытия очень быстро под чуточку иным соусом) и препятствуют образованию новых.

22. В неизбежных случаях комиссионной работы замы всемерно избегают личного в них участия, ограничиваясь, по возможности, окончательным утверждением их решений или же ускорением работы и направлением их решений в установленном порядке на утверждение.

23. Аппаратом замов является, во-первых, личный состав управделов СНК и СТО, их помощников и секретарей. Дальше безусловно необходимого минимума — и притом только такого, который вполне доступен (не слишком велик) личному надзору замов, — этот аппарат ни в коем случае не должен быть расширяем. Во-вторых, на отдельных членов Малого СНК замы возлагают отдельные поручения. В-третьих, главным аппаратом замов должен быть Наркомат рабочей и крестьянской инспекции.

Замы лично подбирают себе помощников и исполнителей из этого наркомата, приучая их к работе и проверяя их работу, в особенности добиваясь расширения участия беспартийных рабочих и крестьян в этой работе (дело исключительно трудное, но в то же время такое, без постепенного развития которого Соввласть неминуемо осуждена на гибель).

24. Замы должны стараться применять чаще, чем прежде, наложение административного взыскания своей личной властью (ускорить законопроект на эту тему, подготовленный тов. Цюрупой) за бюрократизм, волокиту, неисполнительность, неаккуратность и т. д. В случаях вины более значительной необходимо отстранение от должности, предание суду, постановка через НКЮст демонстративных, ярких процессов.

IV.  О ЕДИНСТВЕ РАБОТЫ ОБОИХ ЗАМОВ

25. Для установления полного единства работы обоих замов они сообщают друг другу в копиях важнейшие распоряжения и систематически вводят в обычай стенографическую запись тех распоряжений, указаний и т. п., которые они дают устно, при личных свиданиях (конечно, в самом кратком виде и только важнейшее). Число стенографисток при управлении делами СНК должно быть для этого увеличено настолько, чтобы в течение всего рабочего времени замов дежурили по 2 стенографистки. Если понадобится, выписать парочку лучших диктофонов из-за границы.

26. То же относится к важнейшим докладам, как письменным, так и устным.

27. В необходимых и важнейших случаях замы совещаются в целях единства понимания задач и действия и для всемерного устранения скрещиваний и противоречий в работе.

При разногласии между замами вопрос решает предСНК, а при его отсутствии — Политбюро ЦК или особо назначенный им товарищ.

V. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РАБОТЫ МЕЖДУ ЗАМАМИ

28. На ближайшие месяцы, впредь до особого постановления, устанавливается следующее распределение работы между замами.

29. Тов. Цюрупа председательствует в Большом СНК (после 2-х часов заседания председательствование передается т. Рыкову). Присутствие непредседательствующего зама в Большом СНК и СТО (пленарном) обязательно.

Тов. Цюрупа подписывает для печати постановления Большого СНК и телеграфные распоряжения от его имени, а равно наблюдает за комиссиями Большого СНК и Малого СНК и за работами Малого СНК. Он же ближайше наблюдает за управлением делами и секретариатом Большого СНК, отвечая в то же время за полнейшее единство этого аппарата с аппаратом СТО, за отсутствие всякого раздвоения и всякой несогласованности.

30. Тов. Рыков председательствует в пленарных заседаниях СТО, подписывает для печати его постановления и его телеграфные распоряжения, наблюдая ближайше за управлением делами и секретариатом СТО (при вышеуказанном условии полной нераздельности этого аппарата и аппарата Большого СНК).

31. В отношении проверки исполнения, наблюдения за сокращением штатов и за улучшением аппарата, а равно в отношении отдельных мелких текущих вопросов, не требующих решения Большого СНК и СТО, наркоматы разделяются между обоими замами следующим образом:

ведению т. Цюрупы подлежат:

НКЗем

НКПС

ВСНХ

НКПочтель

НКЮст

НКВД

НКНац

НКПрос

ведению т. Рыкова подлежат:

НКФ

НКВТ

Комиссия по внутренней торговле

Центросоюз

НКТруд (и ВЦСПС в части)

НКСОбес

НКПрод

НКВоен

НКИДел

НКЗдрав

Центральное статистическое управление

Областные экосо

Концессионный комитет

Госплан.

Председатель СНК В. Ульянов (Ленин)

11/IV.1922.

* См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 44, стр. 112 — 114; том 53, стр. 121 — 124, 150 — 152; Ленинский сборник XXXVII, стр. 299 — 300. Ред

 

ОТВЕТ НА ЗАМЕЧАНИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ РАБОТЫ ЗАМОВ (ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК)

(т. Сталину с просьбой пустить вкруговую
(не размножая, в интересах неогласки полемики) + членам Политбюро и тов. Цюрупе (но с распиской каждого на самом документе, что прочитан тогда-то).

Я извиняюсь за опоздание моего ответа, вызванное возней с извлечением пули 83.

Замечания т. Рыкова «критические», но неопределенные и ответа не требуют.

Замечание т. Томского о премиальности я считаю неправильным. Крушение профсоюзовской премиальной системы, которая выродилась, по словам т. Томского, в «грабеж государства», должно заставить нас упорнее работать над изучением и улучшением способов применения премиальной системы, а никак не вести к отказу от нее.

Замечания т. Троцкого частью тоже неопределенны (например, «опасения» в § 4) и не требуют ответа, частью возобновляют старые наши  разногласия с т. Троцким, многократно уже наблюдавшиеся в Политбюро. На них я коротко отвечу по двум главным пунктам: а) Рабкрин и б) Госплан.

а) Насчет Рабкрина т. Троцкий в корне неправ. При нашей отчаянной «ведомственности» даже среди лучших коммунистов, при низком уровне служащих, при интриганстве внутриведомственном (хуже всякого рабкриновского) нельзя обойтись без Рабкрина сейчас. Над ним можно и должно поработать систематично и упорно, чтобы сделать из него аппарат проверки и улучшения всей госработы. Иначе никакого практического средства проверять, улучшать, учить работе нет. Если сейчас в Рабкрине около 12 000 человек аппарата, плохого и плохо оплачиваемого, то следует сократить и улучшить его; например, оставить 1/6 долю при 1/2 прежнего содержания, т. е. повысив содержание втрое; выделить сначала десятки, потом сотни наилучших, безусловно честных и умелых работников, кои имеются и сейчас, но не подсчитаны, не выделены, не сгруппированы, не организованы. Это можно и должно сделать. Иначе бороться с ведомственностью и бюрократизмом нельзя. Иначе нельзя учить беспартийных рабочих и крестьян управлению, а от этой задачи ни принципиально, ни практически в данный момент отказаться нельзя.

б) Насчет Госплана т. Троцкий не только в корне неправ, но и поразительно не осведомлен о том, о чем он судит. Госплан не только не страдает академизмом, а, совсем наоборот, страдает перегруженностью от чересчур мелкой, злободневной «вермишели». Тов. Кржижановский, по мягкости, слишком поддается просьбам тех, кто тянет его «помочь» сейчас же. Новый зампред Госплана, Пятаков, будет, я надеюсь, «построже» и посодействует избавлению Госплана от его недостатка, совершенно обратного недостатку «академизма».

Хорошо зная действительные недостатки Госплана, я, чтобы информировать членов Политбюро материалом фактическим, объективным, а не фантазиями, запросил т. Кржижановского, не страдает ли его работа «отвлеченностью» и каковы о сем точные данные. Тов. Кржижановский прислал мне перечень вопросов, стоявших перед президиумом Госплана за 2 месяца: февраль и март 1922. Итог: аа) вопросов плановых — 17 %; бб) вопросов важного хозяйственного характера — 37 %; вв) «вермишели» — 46 %. Материалы эти я могу прислать любому члену Политбюро, на просмотр.

Вторая бумага т. Троцкого, от 23. IV. 1922, адресованная замам с копией в секретариат Политбюро (вероятно, случайно опущена копия мне), содержит в себе, во-первых, чрезвычайно возбужденную, но глубоко неправильную, «критику» постановления Политбюро о создании финтройки (Сокольников и оба зама) как тормоза между Малым и Большим Совнаркомом. Направление такой критики замам никакой ни плановой ни вообще сколько-либо организованной госработе не соответствует. Во-2-х, эта бумага содержит те же, в корне неправильные и диаметрально противоположные истине, обвинения Госплана в академизме, обвинения, доходящие до следующего, прямо-таки невероятного по неосведомленности, заявления т. Троцкого: «Вне установления размеров эмиссии, — пишет он, — и вне распределения денежных средств между ведомствами нет и не может быть сейчас никакого хозяйственного плана. Между тем, насколько я могу судить, Госплан к этим основным вопросам не имеет никакого отношения».

Подчеркнутые слова заставляют меня только поставить вопрос: зачем же «судить» без осведомления? Осведомиться легко всякому члену Цека и всякому члену СТО. Осведомиться — значило бы узнать, что в Госплане есть финансово-экономическая секция, работающая именно над указанными вопросами. Недостатки в этой работе, конечно, есть, но их искать надо не в академизме, а как раз в обратном направлении.

Написано 5 мая 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 45, стр. 180 — 182

 

ЧЛЕНАМ КОЛЛЕГИИ НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ИНСПЕКЦИИ

21/VIII.

тт. Свидерскому, Реске, Розмирович, Рузеру и другим членам коллегии РаКри

Я очень жалею, что Цюрупе не удалось поработать в РаКри84. Боюсь, что работа не совсем правильно стоит. Тип работы — отдельные обследования и доклады. Старина. А переделки аппарата и улучшения его нет. Нет образцовых аппаратов, построенных сплошь из коммунистов или сплошь из учеников совпартшкол; нет систематически выработанных норм работы, кои бы можно было прилагать к другим ведомствам; нет систематических измерений того, что могут сделать совработники в тех или других отраслях в неделю и т. п.

Я все надеялся, что приток новых работников в коллегию РаКри оживит дело, но из расспросов Сталина не мог видеть этого. Прошу черкнуть мне, а потом устроим, буде надобно, свидание. У Вас 8000 штат вместо 9000. Нельзя ли бы сократить до 2000 с жалованьем в 6000 (т. е. увеличить втрое) и поднять квалификацию?

Если Аванесов скоро приедет, покажите ему тоже.

С ком. приветом Ленин

Написано 21 августа 1922 г.

Полн. собр. соч., т. 54, стр. 274 — 275

 

ИЗ ПИСЬМА К СЪЕЗДУ 85

III

Продолжение записок.
26 декабря 1922 г.

Увеличение числа членов ЦК до количества 50 или даже 100 человек должно служить, по-моему, двоякой или даже троякой цели: чем больше будет членов ЦК, тем больше будет обучение цекистской работе и тем меньше будет опасности раскола от какой-нибудь неосторожности. Привлечение многих рабочих в ЦК будет помогать рабочим улучшить наш аппарат, который из рук вон плох. Он у нас, в сущности, унаследован от старого режима, ибо переделать его в такой короткий срок, особенно при войне, при голоде и т. п., было совершенно невозможно. Поэтому тем «критикам», которые с усмешечкой или со злобой преподносят нам указания на дефекты нашего аппарата, можно спокойно ответить, что эти люди совершенно не понимают условий современной революции. За пятилетие достаточно переделать аппарат вообще невозможно, в особенности при тех условиях, при которых происходила революция у нас. Достаточно, если мы за пять лет создали новый тип государства, в котором рабочие идут впереди крестьян против буржуазии, и это при условии враждебной международной обстановки представляет из себя дело гигантское. Но сознание этого никоим образом не должно закрывать от нас того, что мы аппарат, в сущности, взяли старый от царя и от буржуазии и что теперь с наступлением мира и обеспечением минимальной потребности от голода вся работа должна быть направлена на улучшение аппарата.

Я представляю себе дело таким образом, что несколько десятков рабочих, входя в состав ЦК, могут лучше, чем кто бы то ни было другой, заняться проверкой, улучшением и пересозданием нашего аппарата. РКИ, которой принадлежала эта функция вначале, оказалась не в состоянии справиться с нею и может быть употреблена лишь как «придаток» или как помощница, при известных условиях, к этим членам ЦК. Рабочие, входящие в ЦК, должны быть, по моему мнению, преимущественно не из тех рабочих, которые прошли длинную советскую службу (к рабочим в этой части своего письма я отношу всюду и крестьян), потому что в этих рабочих уже создались известные традиции и известные предубеждения, с которыми именно желательно бороться.

В число рабочих членов ЦК должны войти преимущественно рабочие, стоящие ниже того слоя, который выдвинулся у нас за пять лет в число советских служащих, и принадлежащие ближе к числу рядовых рабочих и крестьян, которые, однако, не попадают в разряд прямо или косвенно эксплуататоров. Я думаю, что такие рабочие, присутствуя на всех заседаниях ЦК, на всех заседаниях Политбюро, читая все документы ЦК, могут составить кадр преданных сторонников советского строя, способных, во- первых, придать устойчивость самому ЦК, во-вторых, способных действительно работать над обновлением и улучшением аппарата.

Ленин

Записано Л. Ф.
28.XII.22 г.

VII

Продолжение записок
29 декабря 1922 г.

(К ОТДЕЛУ ОБ УВЕЛИЧЕНИИ ЧИСЛА ЧЛЕНОВ ЦК)

При увеличении числа членов ЦК должно, по моему мнению, заняться также и, пожалуй, главным образом проверкой и улучшением нашего аппарата, который никуда не годится. Для этой цели мы должны пользоваться услугами высококвалифицированных специалистов, и задача поставки этих специалистов должна быть задачей РКИ.

Как сочетать этих специалистов по проверке, имеющих достаточные знания, и этих новых членов ЦК — эта задача должна быть решена практически.

Мне кажется, что РКИ (в результате своего развития и в результате наших недоумений по поводу его развития) дал в итоге то, что мы сейчас наблюдаем, а именно — переходное состояние от особого наркомата к особой функции членов ЦК; от учреждения, ревизующего все и вся, к совокупности численно небольших, но первоклассных ревизоров, которые должны быть хорошо оплачены (это особо необходимо в наш век платности и при тех условиях, когда ревизоры прямо состоят на службе тех учреждений, которые их лучше оплачивают).

Если число членов ЦК будет надлежащим образом увеличено и они будут год от году проходить курс государственного управления при помощи таких высококвалифицированных специалистов и высокоавторитетных во всех отраслях членов Рабоче-крестьянской инспекции, — тогда, я думаю, мы решим удачно эту задачу, которая столько времени нам не удавалась.

Значит, в итоге — до 100 членов ЦК и не больше чем 400 — 500 их помощников, ревизующих по их указанию, — членов РКИ.

Ленин

29 декабря 22 г.

Записано М. В.

Полн. собр. соч., т. 45, стр. 346 — 348, 354 — 355