Содержание материала

Интересны фактические данные с примерами, как проходила национализация предприятий. Конкретно: машиностроительная, нефтяная, сахарная, текстильная промышленность. Тема концессий, кооперативов. Тема  геологоразведки, научных экспедиций буквально на полях гражданской войны, когда экспедиции посланных ученых пробирались через линии фронтов. Самовольство Советов. Первая конституция страны.

 

Савицкая Р. М.

Очерк государственной деятельности В. И. Ленина
(март—июль 1918 г.).

 

Возглавляя Советское правительство, В. И. Ленин вел огромную практическую и организаторскую работу по непосредственному руководству страной.

Большой интерес представляет сравнительно мало исследованная государственная деятельность В. И. Ленина в период мирной передышки 1918 г. Этой теме и посвящена книга Р. М. Савицкой. «Задача управления государством сводится теперь прежде всего... к задаче экономической реорганизации» - отмечал Владимир Ильич. Коммунистическая партия и Советское правительство во главе с В. И. Лениным в этот период определяли пути и методы социалистического строительства, разрабатывали принципы руководства экономикой страны и государством в целом.

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Подписание Советским правительством Брестского мирного договора с Германией 3 марта 1918 г. открыло новую страницу развития нашей Родины. Ценой неимоверных усилий Советская Россия вышла из войны. Благодаря правильной политике Советской власти после почти четырехлетней кровопролитной войны страна получила мирную передышку. Жизнь выдвигала на первый план задачи мирного строительства. Советский народ впервые после победы Октябрьской революции получил возможность в мирных условиях приступить к созиданию новой жизни. Мирная передышка дала возможность сосредоточить усилия на подъеме экономики страны, восстановлении разрушенного войной хозяйства, развертывании социалистического строительства, укреплении Советского государства и его обороноспособности.

Выступая против подписания Брестского мира, «левые коммунисты», отражавшие психологию мелкой буржуазии, утверждали, что передышки быть не может. А когда мир был подписан, они все еще продолжали отвергать ленинскую теорию передышки, считали ее фантазией.

Ведя с ними борьбу, Ленин указывал, что, как бы ни был короток мир, он лучше войны, так как он дает народу возможность собраться с силами.

«И ради этой передышки, — говорил он в докладе о ратификации мирного договора на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов,— как бы она ни была непродолжительна и мала, мы обязаны, если мы ставим интересы трудящихся масс выше интересов буржуазных вояк, которые машут саблей и призывают нас на бой, мы обязаны были подписать этот договор»1. «...После мучительной трехлетней войны всякая неделя передышки есть величайшее благо»2,— подчеркнул он в заключительном слове.

Период, предшествующий передышке,— со дня победы Октябрьской революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. и приблизительно по февраль 1918 г.— был периодом «красногвардейской» атаки на капитал. В те первые месяцы Советской власти, когда буржуазия сопротивлялась по-военному, а рабочий класс еще не мог перейти от методов подавления к методам управления, Ленин считал правильной тактику атаки. На первом плане тогда стояла экспроприация экспроприаторов. Подавление сопротивления буржуазии в тот период было главной и основной задачей пролетариата и его партии.

В феврале наступил перелом. Сопротивление буржуазии в основном было сломлено. Главные линии этого сопротивления, и военная, и саботажническая, были разрушены и обезврежены. Социализация земли в деревне и национализация заводов и фабрик, рабочий контроль в городах не только перестали быть исключением, а, наоборот, стали правилом. Советская власть и диктатура пролетариата достаточно укрепились. В процессе работы советских учреждений и проведения рабочего контроля трудящиеся массы подготовили себя к участию в управлении государством и производством. Поэтому весной 1918 г. Ленин выдвинул перед рабочим классом и беднейшим крестьянством другую, более сложную задачу — организовать управление страной. Центр тяжести экономической и политической работы переносился с подавления буржуазии на мирное социалистическое строительство.

«Когда страна вступила на путь величайших преобразований,— говорил В. И. Ленин,— тогда заслугой этой страны и партии рабочего класса, победившего в этой стране, является то, что к задачам, которые ставились раньше абстрактно, теоретически, мы подошли вплотную практически»3. Социализм из области догмы, по его словам, из области книжки, программы перешел в область практической работы.

Октябрьская революция — это первая революция в истории человечества, которая пошла так далеко по пути социального преобразования. Однако путь строительства социализма был неизведан.

К. Маркс и Ф. Энгельс, доказав, что социализм является неизбежным результатом развития человеческого общества, сформулировали лишь общие закономерности перехода от капитализма к коммунизму. Они показали необходимость особой стадии этого перехода, дали экономический анализ будущего коммунистического общества, показали сходство и различие между его низшей и высшей фазами.

Ленин неоднократно подчеркивал, что Маркс, Энгельс и вообще марксисты не знали и не могли знать все конкретные пути, ведущие к социализму и тем более к коммунизму, но они знали направление этого пути и ведущие классовые силы. «Мы не претендуем на то,— писал В. И. Ленин в августе 1917 г.,— что Маркс или марксисты знают путь к социализму во всей его конкретности. Это вздор. Мы знаем направление этого пути, мы знаем, какие классовые силы ведут по нему, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллионов, когда они возьмутся за дело»4.

Ленин развил и обогатил учение Маркса и Энгельса о социализме и коммунизме. Уже в 1917—1918 гг. он разработал план приступа к социалистическому строительству. Еще до Октябрьской революции и в первые месяцы Советской власти он написал ряд работ, статей, заметок, планов, проектов и других документов, которые были посвящены вопросам строительства нового общественного строя, идущего на смену капитализму,— социалистического строя. Это «Письма из далека», Апрельские тезисы — «О задачах пролетариата в данной революции», «Письма о тактике», статьи «Неминуемая катастрофа и безмерные обещания», «Задачи революции», брошюра «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», книга «Государство и революция», статьи «Удержат ли большевики государственную власть?», «К пересмотру партийной программы», «Проект положении о рабочем контроле», набросок инструкции «Вопросы экономической политики», «Набросок программы экономических мероприятий», «Проект декрета о проведении в жизнь национализации банков и необходимых в связи с этим мерах», статья «Как организовать соревнование?», «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» я др. В этих произведениях и документах В. И. Ленин уже наметил важнейшие мероприятия, которые рабочий класс Советской России и Коммунистическая партия должны были осуществить после победы пролетарской революции, приступая к социалистическому строительству. К этим мероприятиям относились национализация земли, рабочий контроль над производством и распределением продуктов, национализация банков и важнейших отраслей промышленности, принудительное синдицирование промышленников и торговцев, объединение населения в потребительские общества, всеобщая трудовая повинность, повышение производительности труда, создание новой, социалистической дисциплины, организация социалистического соревнования, улучшение организации труда и др.

Эти мероприятия в первые месяцы Советской власти уже начали осуществляться. «Мы установили диктатуру пролетариата, поддержанного беднейшим крестьянством,— писал В. И. Ленин в марте,— и начали широко задуманную систему социалистических преобразований»5.

Однако были сделаны только первые шаги, чтобы начать переход от капитализма к социализму. Многое начатое было не доделано, не закончено, не завершено. «Те социалистические преобразования,— говорил В. И. Ленин,— которые мы совершили, они во многом несовершенны, слабы и недостаточны»6.

В период передышки, когда на первый план выдвинулась задача управления, задача социалистической организации производства в общегосударственном масштабе, Ленин особенно большое внимание уделил дальнейшей разработке плана социалистического строительства. Этим вопросам посвящены сделанные им «Политический отчет Центрального Комитета» 7 марта, «Доклад о пересмотре программы и изменении названия партии» 8 марта на VII Экстренном съезде РКП (б), написанные им «Резолюция о войне и мире» этого съезда и «Черновой набросок проекта программы» к съезду, статья «Главная задача наших дней», «Резолюция о ратификации Брестского договора» IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов, «Основные положения хозяйственной и в особенности банковой политики», статья «Очередные задачи Советской власти», «Доклад об очередных задачах Советской власти» на заседании ВЦИК 29 апреля, «Набросок плана научно-технических работ», статья «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» и др.

В докладах на VII Экстренном съезде РКП (б) и в «Черновом наброске проекта программы» В. И. Ленин подчеркивал, что перед Республикой Советов стоит задача гигантской трудности — это задача внутренней организации. Выполнение ее должно было выразиться, по мнению Ленина, в проведении таких мероприятий, как в экономической области — социалистическая организация производства в общегосударственном масштабе; принудительное объединение всего населения в потребительско-производительные коммуны; немедленный приступ к полному осуществлению всеобщей трудовой повинности; полное сосредоточение банкового дела в руках государства и всего денежно-торгового оборота в банках; универсализация учета и контроля за всем производством и распределением продуктов; организация соревнования между различными (всеми) потребительско-производственными коммунами страны; неуклонные, систематические меры к переходу к общественному питанию; в области финансовой — замена косвенных налогов прогрессивным подоходным и поимущественным налогом, а равно отчислением (определенного) дохода от государственных монополий.

Эти социалистические преобразования были направлены не только на построение социализма, но и на создание коммунистического общества.

Осуществление этих преобразований требовало от рабочего класса и беднейшего крестьянства прежде всего исключительно крепкой и стройной организации и дисциплины.

VII съезд РКП (б) в написанной В. И. Лениным резолюции о войне и мире признал «первейшей и основной задачей и нашей партии, и всего авангарда сознательного пролетариата, и Советской власти... принятие самых энергичных, беспощадно решительных и драконовских мер для повышения самодисциплины и дисциплины рабочих и крестьян России... для создания везде и повсюду строжайше связанных и железной единой волей скрепленных организаций масс...»7.

11 марта, когда Центральный Комитет РКП (б) и Советское правительство переезжали из Петрограда в Москву, В. И. Ленин по дороге в поезде написал замечательную статью «Главная задача наших дней». В ней он показал, что Советская Россия имеет все необходимое для построения социализма. «У нас есть материал,— писал он,— и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция,— чтобы создать действительно могучую и обильную Русь»8.

В статье Ленин наметил путь к созданию социалистической мощи страны. Он призвал собирать камень за камнем прочный фундамент социалистического общества, работать не покладая рук над созданием дисциплины и самодисциплины, организованности, порядка, деловитости, стройного сотрудничества всенародных сил, строжайшего всеобщего учета и контроля за производством и распределением продуктов. «Это как раз то, что требуется Российской Советской Социалистической Республике, чтобы перестать быть убогой и бессильной, чтобы бесповоротно стать могучей и обильной»9.

IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов в написанной В. И. Лениным резолюции тоже выдвинул перед трудящимися массами Советской России в качестве самой главной, очередной и неотложной задачи «повышение дисциплины и самодисциплины трудящихся, создание везде и повсюду крепких и стройных организаций, охватывающих, по возможности, все производство и все распределение продуктов, беспощадную борьбу с тем хаосом, дезорганизацией, разрухой, которые исторически неизбежны как наследие мучительнейшей войны но которые в то же время являются первейшей помехой делу окончательной победы социализма и упрочения основ социалистического общества»10.

Вся деятельность Коммунистической партии и Советского правительства в мирный период велась на основе решений VII Экстренного съезда РКП (б) и IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов. Все свои последующие произведения и документы В. И. Ленин писал под углом зрения развития и конкретизации этих решений и их быстрейшего воплощения в жизнь.

Трудно переоценить значение ленинского документа «Основные положения хозяйственной и в особенности банковой политики», которые были написаны в апреле (не ранее 10— не позднее 15)11. В Положениях в сжатой форме намечались пути реорганизации экономики страны на социалистических началах. Это прежде всего доведение до конца национализации промышленности, железных дорог, средств обмена; во-вторых, национализация банков; в-третьих, постепенный переход к объединению всего населения в потребительные общества; в-четвертых, учет и контроль производства и распределения продуктов и, наконец, поднятие трудовой дисциплины и самодисциплины рабочих и крестьян.

В этом документе В. И. Ленин снова подчеркнул необходимость централизации хозяйственной жизни в общенациональном масштабе, создания аппарата для управления национализируемыми отраслями промышленности и других мероприятий.

Сформулированные кратко в Положениях меры экономической реорганизации Советской России были развиты В. И. Лениным более полно в знаменитой его работе «Очередные задачи Советской власти». Этому произведению принадлежит центральное место среди ленинских трудов, посвященных вопросам приступа к построению социализма в Советской России.

История возникновения этой работы такова. Сначала В. И. Ленин (между 23 и 28 марта 1918 г.) продиктовал статью стенографу Я. Хлебникову. В результате мы располагаем первоначальным вариантом статьи: девять глав (5-я — 13-я) полностью и одна (4-я) частично. До недавнего времени были известны лишь три главы целиком и одна частично. В процессе подготовки т. 36 Полного собрания сочинений В. И. Ленина12 были расшифрованы часть гл. 4, гл. 5—9 и начало гл. 10. Эти главы опубликованы впервые лишь в конце 1962 г. в газете «Правда» и в Сочинениях.

После того как В. И. Ленин продиктовал первый вариант статьи, произошли события, которые заставили его написать статью заново. 31 марта 1918 г. на заседании ЦК РКП (б) обсуждался вопрос об общей политике ЦК в новых условиях. По вопросу об использовании буржуазных специалистов мнения членов ЦК разошлись, поэтому было принято решение продолжить обсуждение вопроса об общей политике партии с участием всех членов ЦК. Такое обсуждение состоялось на Пленуме ЦК 7 апреля, где Ленин изложил основные положения своей статьи. Пленум поручил ему выработать тезисы. В результате им и была написана статья «Очередные задачи Советской власти»13.

План строительства основ социализма, изложенный Лениным в развернутом виде в «Очередных задачах Советской власти», был обсужден и одобрен ЦК партии и ВЦИКом. Это был официальный план Коммунистической партии и Советского правительства.

Ленин указывал, что перед всякой партией будущего стоят три задачи. Первая задача состоит в том, чтобы убедить большинство народа в правильности ее программы и тактики. Эта задача Коммунистической партией в главном уже была решена. Большинство рабочих и крестьян России стояло на стороне большевиков. Это показал IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов.

Вторая задача — завоевание политической власти и подавление сопротивления эксплуататоров. Она в главных чертах была решена в период с 25 октября (7 ноября) 1917 г. по февраль 1918 г.

Третья задача — организовать управление страной. Эта задача встала на другой же день после 25 октября (7 ноября) 1917 г., но до тех пор, пока сопротивление эксплуататоров носило форму гражданской войны, задача управления не могла стать главной, центральной. В период передышки она стала таковой.

Коммунистическая партия впервые в истории человечества закончила в главных чертах дело завоевания власти и подавления эксплуататоров и подошла вплотную к труднейшей задаче социалистического переворота — задаче управления.

«Мы, партия большевиков,— писал В. И. Ленин,— Россию убедили. Мы Россию отвоевали — у богатых для бедных, у эксплуататоров для трудящихся. Мы должны теперь Россией управлять. И все своеобразие переживаемого момента, вся трудность состоит в том, чтобы понять особенности перехода от главной задачи убеждения народа и военного подавления эксплуататоров к главной задаче управления»14.

В работе «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин обобщил опыт первых пяти месяцев существования Советской власти и на основе этого опыта развил дальше, конкретизировал те задачи, которые он ставил уже раньше, а также выдвинул и ряд новых огромной важности задач.

История человечества, как писал В. И. Ленин, переживала тогда один из самых великих, самых трудных поворотов, имеющих всемирно-освободительное значение, от войны к миру, к светлому будущему коммунистического общества, всеобщего благосостояния и прочного мира.

Ленин показал, что наступил новый фазис борьбы с буржуазией, ее высшая форма. После того как победа над буржуазией была практически достигнута и закреплена, нужно было создать условия, которые препятствовали бы ее возрождению. Нужно было такое перепахивание почвы, по выражению В. И. Ленина, чтобы на ней вовсе не могла расти никакая буржуазия.

От задачи непосредственной экспроприации экспроприаторов надо было перейти к «обобществлению на деле», т. е. к укреплению национализированной собственности, к управлению ею, к упрочению завоеванных пролетариатом командных хозяйственных высот.

Ленин неоднократно подчеркивал созидательную, творческую роль пролетарской революции и диктатуры пролетариата в отличие от буржуазных революций, в которых главная задача трудящихся масс состояла в разрушении феодализма, монархии, средневековья. «...Главной задачей пролетариата и руководимого им беднейшего крестьянства во всякой социалистической революции,— писал он в статье «Очередные задачи Советской власти»,— а следовательно, и в начатой нами 25 октября 1917 г. социалистической революции в России,— является положительная или созидательная работа налажения чрезвычайно сложной и тонкой сети новых организационных отношений, охватывающих планомерное производство и распределение продуктов, необходимых для существования десятков миллионов людей»15.

Первое время после пролетарской революции главной и основной задачей является преодоление сопротивления буржуазии, победа над эксплуататорами, подавление их заговоров. Но рядом с этой задачей неизбежно выдвигается — и чем дальше, тем больше — более существенная задача, задача завтрашнего дня, задача положительного социалистического строительства, творчества новых экономических отношений, нового общества.

Таким образом, Ленин придавал большое значение диктатуре пролетариата в экономической области жизни, диктатуре рабочих — в экономических отношениях. В этом он видел «гвоздь» пролетарской революции, направленной против хозяйственных основ капитализма.

В впервые опубликованной гл. 5 первоначального варианта статьи «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин подчеркнул, что задача управления государством, которая во время передышки выдвинулась на первый план перед Советской властью как главная, центральная задача, имела особенность. Эта особенность заключалась в том, что речь шла впервые в новейшей истории цивилизованных народов о таком управлении, когда в нем преимущественное значение приобретает не политика, а экономика. Раньше управление государством связывалось преимущественно или даже полностью с политической деятельностью. Теперь же экономические функции государства становятся главными. «...Самые основы,— писал (В. И. Ленин,— самая сущность Советской власти, как и самая сущность перехода от капиталистического общества к социалистическому, состоит в том, что политические задачи занимают подчиненное место по отношению к задачам экономическим... задача управления государством сводится теперь прежде всего и в первую голову к чисто экономической задаче излечения страны от нанесенных ей войною ран, восстановления производительных сил, налаживания учета и контроля за производством и распределением продуктов, повышения производительности труда, — одним словом, она сводится к задаче экономической реорганизации»16. С переходом власти в руки пролетариата экономические и политические задачи пролетарского государства стали неразрывными. Они требовали единства действия. Вся политическая деятельность Советского государства должна была быть подчинена задаче экономической реорганизации.

Для успешного управления, по словам В. И. Ленина, необходимо умение практически, деловито наладить, организовать. «Это — самая трудная задача,— писал он,— ибо дело идет об организации по-новому самых глубоких, экономических, основ жизни десятков и десятков миллионов людей. И это — самая благодарная задача, ибо лишь после ее решения (в главных и основных чертах) можно будет сказать, что Россия стала не только советской, но и социалистической республикой»17.

Задачу управления государством Ленин разделял на две главные задачи: 1) учет и контроль за производством и распределением продуктов в наиболее широких, повсеместных и универсальных формах и 2) повышение производительности труда. «Эти задачи,— отмечал он,— могут быть разрешены какой угодно коллективностью или каким угодно государством, переходящим к социализму, лишь при условии, что основные экономические, социальные, культурные и политические предпосылки этого в достаточной степени созданы капитализмом. Без крупного машинного производства, без более или менее развитой сети железных дорог, почтово-телеграфных сношений, без более или менее развитой сети учреждений народного образования,— ни та, пи другая задача в систематическом виде и во всенародном объеме, безусловно, не могли бы быть решены»18.

Ленин показал, что сам капитализм создает предпосылки для сравнительно легкого перехода пролетариата после революции к управлению. Эти предпосылки выражаются в том, что капитализм уже создал высоко технически оборудованный механизм общественного хозяйничанья, экономический аппарат, выполняющий учетно-регистрационную работу, аппарат учета в виде банков, синдикатов, почты, потребительных обществ, союзов служащих. Капитализм упростил функции «государственного» управления, функции учета и контроля свел к сравнительно несложным, доступным современному уровню развития городского населения, всякому грамотному человеку.

В качестве других очередных задач В. И. Ленин в статье выдвигал осуществление строжайшей экономии во всем народном хозяйстве, воспитание сознательной трудовой дисциплины, развертывание социалистического соревнования, введение единоначалия на предприятиях, использование государственного капитализма и буржуазных специалистов.

«Веди аккуратно и добросовестно счет денег, хозяйничай экономно, не лодырничай, не воруй, соблюдай строжайшую дисциплину в труде,— именно такие лозунги,— писал Ленин,— справедливо осмеивавшиеся революционными пролетариями тогда, когда буржуазия прикрывала подобными речами свое господство, как класса эксплуататоров, становятся теперь, после свержения буржуазии, очередными и главными лозунгами момента»19.

Ленин считал, что практическое проведение в жизнь этих лозунгов массой трудящихся явится единственным спасением страны и необходимым условием победы социализма.

Переход к мирным задачам управления государством представлял громадные трудности из-за отсутствия у рабочих и крестьян Советской России необходимого опыта в этом деле, мелкобуржуазного характера страны и разрушения войной ее производительных сил, из-за бешеного сопротивления капиталистов внутри страны и тяжелого и опасного положения в международном отношении.

Организация по-новому самых глубоких основ жизни сотен миллионов людей являлась задачей величайшей важности и величайшей трудности.

Советский народ, впервые взявшийся за построение социализма, не мог найти сразу единственно правильные, безошибочные приемы этого строительства. Ленин указывал, что, когда новый класс выдвигается на историческую арену в качестве вождя и руководителя общества, это никогда не обходится без периода неуверенных шагов, экспериментов, колебаний, шатаний в выборе новых приемов, отвечающих новой объективной конкретно-исторической обстановке. Нужны были не недели, а месяцы и годы, чтобы новый общественный класс — пролетариат, который до этого был угнетен, задавлен нуждой и темнотой, мог освоиться с новым положением, осмотреться, наладить работу, выдвинуть своих организаторов.

Партия пролетариата также не имела опыта организации миллионных масс, хотя она имела богатый опыт агитации и убеждения. Задачи же социалистического строительства требовали прежде всего организационного опыта. «Понятно,— писал В. И. Ленин,— что у руководящей революционным пролетариатом партии не могло сложиться опыта и навыка больших, на миллионы и десятки миллионов граждан рассчитанных, организационных предприятий, что переделка старых, почти исключительно агитаторских навыков — дело весьма длительное»20.

Отсутствие опыта приводило к тому, что многое приходилось неоднократно переделывать, исправлять, вносить поправки, возвращаться к старому, изменять декреты, типы, уставы, перестраивать органы управления различных отраслей народного хозяйства. Ленин подчеркивал, что многократные переделки, испытания различных систем управления, различных средств налаживания дисциплины неизбежны. Опыт приобретался и на переделках и на перестройках. Рядом со случаями частичных неудач, ошибок, провалов имелись и большие успехи. «...Именно путем частичных неудач и ошибок,— говорил В. И. Ленин,— мы на опыте научаемся строить социалистическое здание»21.

Ленин указывал, что в таком гигантском всемирно-историческом деле, которое приходилось русскому пролетариату выполнять собственными недостаточными силами, нельзя было претендовать, чтобы по какой-то заранее данной указке сложить сразу и составить одним ударом формы организации нового общества.

Поиски нового не могли дать сразу определенных форм в отличие от установившихся, почти застывших и окоченевших форм, которые раньше складывались и держались веками.

«Мы должны тщательно изучать,— писал Ленин,— ростки нового, внимательнейшим образом относиться к ним, всячески помогать их росту и «ухаживать» за этими слабыми ростками. Неизбежно, что некоторые из них погибнут... Не в этом дело. Дело в поддержке всех и всяческих ростков нового, из которых жизнь отберет самые жизнеспособные... у тех, кто хочет... победить капитализм, должно хватить настойчивости испробовать сотни и тысячи новых приемов, способов, средств борьбы для выработки наиболее пригодных из них»22

Чтобы облегчить трудную задачу налаживания народного хозяйства, надо было учиться, не по книгам, а на деле, на опыте. «...Искусство управления не прирожденно людям, а дается опытом»23,— писал В. И. Ленин. Опыт социалистического строительства приобретался и обогащался в процессе этого строительства. Ленин подчеркивал, что для дела строительства социализма уже недостаточно опыта тех сотен и сотен тысяч верхних слоев, которые делали историю и в обществе помещичьем, и в обществе капиталистическом, а нужен совместный опыт миллионов трудящихся.

«Нам нужно,— говорил он, — в самом ходе работы, испытывая те или иные учреждения, наблюдая их на опыте, проверяя их коллективным общим опытом трудящихся и, главное, опытом результатов работы, нам нужно тут же, в самом ходе работы, и притом в состоянии отчаянной борьбы и бешеного сопротивления эксплуататоров, которые становятся тем более бешеными, чем ближе мы подходим к тому, чтобы окончательно вырвать последние испорченные зубы капиталистической эксплуатации,— строить наше экономическое здание»24.

Ленин отмечал, что в истории человечества не бывало так, чтобы новый способ производства привился сразу, без долгого ряда неудач, ошибок, рецидивов: «...следы старого в нравах известное время после переворота неизбежно будут преобладать над ростками нового. Когда новое только что родилось, старое всегда остается, в течение некоторого времени, сильнее его, это всегда бывает так и в природе и в общественной жизни»25.

Экономическая реорганизация страны выдвигала главный и очередной лозунг практичности и деловитости организационной работы. При выполнении задачи учета и контроля за производством требовались прежде всего руководители и организаторы. Для успешного управления необходимо, по словам Ленина, кроме умения убедить, кроме умения победить в гражданской войне умение практически организовать. Среди трудящихся и эксплуатируемых масс гораздо больше талантов и способностей организаторских, потому что вся обстановка трудовой жизни этих классов требовала от них гораздо больше умения наладить совместную работу, учет и контроль за производством и распределением продуктов. Отсюда необходимость широкого привлечения новых организаторских талантов к делу государственного и экономического управления всеми делами общества.

«...Без привлечения к общественному строительству,— говорил В. И. Ленин,— новых слоев народа, без пробуждения активности широких масс, доселе спавших, ни о каком революционном преобразовании не может быть и речи»26.

Уже в июне Ленин отмечал, что на заводах и фабриках поднимаются рабочие, которые сами учатся делу управления предприятиями, трудному, тяжелому делу, в котором неизбежны ошибки, но единственному делу, на котором рабочие могут осуществить свое постоянное стремление к тому, чтобы машины, фабрики, заводы, лучшая современная техника, лучшие завоевания человечества служили не эксплуатации, а улучшению и облегчению жизни громадного большинства.

Трудности социалистического строительства в Советской России заключались и в экономических особенностях страны. Она была аграрно-индустриальной страной, в ее экономике преобладал частнокапиталистический и мелкотоварный уклады. Мелкая буржуазия и частнохозяйственный капитализм боролись в экономике Советской России против и государственно-капиталистического и социалистического укладов. В стране была сильна мелкобуржуазная стихия.

Ленин показал, что стихия мелкого собственника является чрезвычайно опасным скрытым врагом, который опаснее многих открытых контрреволюционеров, смертельным врагом социалистической революции и Советской власти. «...Из каждого мелкого хозяйчика, из каждого алчного хапателя растет новый Корнилов»27.

Мелкобуржуазной распущенности надо было противопоставить пролетарскую организованность, дисциплинированность и порядок. Однако молодые советские учреждения и экономические органы были еще слабыми. Преобладало состояние дезорганизации. Буржуазная пресса пыталась оценивать такое состояние как состояние развала, краха и упадка. «На самом же деле,— говорил В. И. Ленин,— всякий человек, способный сколько-нибудь исторически взглянуть на вещи, не усомнится ни на минуту в том, что теперешнее состояние дезорганизации есть состояние перехода,— перехода от старого к новому,— есть состояние роста этого нового»28. Это общественное состояние можно сравнить «с переплавкой металла при выработке более прочного сплава»29.

Ленин добивался того, чтобы все советские организации работали как часы, как того требует работа крупной промышленности, иначе построить социализм нельзя. «Социализм порожден крупной машинной индустрией,— говорил он.— И если трудящиеся массы, вводящие социализм, не сумеют приспособить своих учреждений так, как должна работать крупная машинная индустрия, тогда о введении социализма не может быть и речи»30.

Трудности управления усугублялись неслыханной экономической разрухой, голодом и безработицей. За время войны производительные силы страны пришли почти к полному крушению. Падение их достигло чуть ли не 50%. Во многих отраслях хозяйства они уменьшились даже на 90%31.

Народное хозяйство России начало разлагаться задолго до Октября. Война и хищническое хозяйничание буржуазного Временного правительства ускорили этот процесс. Революция не только не могла сразу справиться с этим развалом, но неизбежно в первое время должна была даже его увеличить.

По Брестскому мирному договору, условия которого были крайне тяжелыми, Россия лишилась 4% территории, 26% населения, 27% посевов, 37% урожая, 26% железных дорог, 33% фабрик и заводов, 75% добычи угля, 73% выплавки чугуна и 40% квалифицированных рабочих32.

Демобилизация заводов, быстрый переход от производства на военный рынок к мирному производству в условиях экономической разрухи неизбежно повлекли за собой период некоторого расстройства, приспособления к новым условиям производства, увеличения безработицы, остановки заводов. Все заводы испытывали финансовые затруднения. Велики были продовольственные трудности.

Выступая на IV конференции профсоюзов и фабзавкомов Москвы 27 июня, Ленин говорил, что для удержания рабочими власти нужно, чтобы они «обладали не только способностью подняться на героическую борьбу и свергнуть эксплуатацию, но и способностью к организации, к дисциплине, к выдержке, способностью обсуждать, когда кругом все шатается, колеблется, когда на тебя нападают, когда растут нелепые бесконечные слухи»33.

Ленин подчеркивал, что в условиях разрухи, безработицы и голода, оставленных в наследство войной и господством буржуазии, Советская власть может преодолеть организационные трудности первых шагов к социализму и упрочить переход нашей страны к социализму только в том случае, если обеспечит практическое решение налаживания порядка и дисциплины.

Отличительные черты этого периода В. И. Ленин определил следующим образом: «Необыкновенно тяжелое, трудное и опасное положение - в международном отношении; необходимость лавировать и отступать; период выжидания новых взрывов революции, мучительно долго зреющей на Западе; внутри страны период медленного строительства и беспощадного «подтягивания», длительной и упорной борьбы пролетарской суровой дисциплинированности с угрожающей стихией мелкобуржуазной распущенности и анархичности»34.

Не соглашаясь с основными положениями ленинских работ, в частности «Очередных задач Советской власти», «левые коммунисты» выступили с «Тезисами о текущем моменте». В этих тезисах, в статьях, напечатанных в журнале «Коммунист» и одноименной газете, в устных выступлениях они возражали против ленинского плана приступа к социалистическому строительству.

История борьбы партии с «левыми коммунистами» — это история борьбы за выбор путей социалистического строительства. Группа «левых» в РКП (б) — Н. И. Бухарин и другие — выражала взгляды наиболее отсталых рабочих, которые находились под влиянием мелкой буржуазии.

«Левые коммунисты» не верили в возможность социалистического строительства в одной стране. Они ошибочно считали, что сохранить диктатуру пролетариата и завоевания Октябрьской революции можно только при условии победы мировой социалистической революции, которую надо подталкивать, воюя с мировым империализмом. «Левые коммунисты» предлагали вообще отложить всякие проекты хозяйственного строительства, рассчитанные на длительное существование Советской власти. Они говорили также, что такие проекты «можно разрабатывать, но не придавать им практического значения»35.

Являясь догматиками и метафизиками, «левые коммунисты» не поняли изменившихся конкретно-исторических условий и требовали продолжения «красногвардейской» атаки на капитал36.

Ленин рассматривал их позицию как «величайший позор и полное отречение от коммунизма на деле, полный переход на сторону именно мелкой буржуазии»37.

В докладе об очередных задачах Советской власти на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г. и в статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», написанной 5 мая, В. И. Ленин вскрыл ошибочные положения «левых коммунистов», теоретическую несостоятельность и политический вред их взглядов.

Вопреки мрачным прогнозам «левых коммунистов» Советское правительство и Коммунистическая партия, возглавляемые В. И. Лениным, за небольшой период мирной передышки смогли многое сделать в деле социалистического строительства, начатого еще в первые месяцы Советской власти.

 

* * *

Деятельность Совета Народных Комиссаров во главе с его Председателем В. И. Лениным в период мирной передышки 1918 г. представляет собой яркую страницу в истории нашей Родины. А между тем в исторической литературе она освещена недостаточно полно.

Работ, посвященных деятельности В. И. Ленина в этот период, нет совсем. Отдельные факты в той или иной мере отражены в некоторых трудах о ленинском плане приступа к социалистическому строительству, в биографиях В. И. Ленина, в книгах и статьях, посвященных его деятельности, хронологические рамки которых охватывают период передышки 1918 г.

Полнее всего освещены вопросы государственной деятельности В. И. Ленина в работах, посвященных ленинскому плану приступа к социалистическому строительству. И это понятно, так как опыт проведения конкретных мероприятий социалистического характера Коммунистической партией и Советским правительством под руководством Ленина в 1917— 1918 гг. обогатил марксистско-ленинское учение о социализме и коммунизме. Это был период, когда теория проверялась практикой и обогащалась ею. Поэтому совершенно правильно поступают исследователи, которые, излагая ленинское учение о социалистическом строительстве, не ограничиваются только теоретическими работами В. И. Ленина, но и анализируют его документы, определяющие конкретные меры приступа к этому строительству. Примером такой работы является статья Б. Г. Верховеня38, который впервые показал роль Ленина в экономических преобразованиях 1918 г. Автор прослеживает путь от установления рабочего контроля на крупных промышленных предприятиях до организации централизованного управления национализированными предприятиями и железнодорожным транспортом. Он характеризует мероприятия но созданию новой, социалистической трудовой дисциплины и повышению производительности труда и показывает роль Ленина в их проведении. Специальный раздел статьи посвящен привлечению буржуазных специалистов на службу пролетариату.

В 1942 г. Институт Маркса—Энгельса—Ленина при ЦК ВКП(б) выпустил в свет первую биографию В. И. Ленина, созданную коллективом авторов39. Она затем перепечатывалась без изменений в 1943—1946 гг. Эта биография представляла собой краткий очерк жизни и деятельности В. И. Ленина, поэтому деятельности его в период передышки посвящено лишь десять страничек. Говорится о VII Экстренном съезде партии, IV Чрезвычайном и V Всероссийских съездах Советов, о переезде Советского правительства из Петрограда в Москву. Кратко изложен ленинский план приступа к социалистическому строительству по его работам «Главная задача наших дней», «Очередные задачи Советской власти» и «Набросок плана научно-технических работ».

Так как биография была издана в период Великой Отечественной войны, в ней был сделан упор на раскрытие высказываний В. И. Ленина о грабительском характере германского империализма, захватившего в 1918 г. Украину, Белоруссию и другие районы нашей страны и пытавшегося продвинуться в глубь страны, о необходимости создания крепкой Красной Армии и укрепления обороноспособности Советской России.

Организационная деятельность Ленина как Председателя Совнаркома весной 1918 г. показана недостаточно. Сказано лишь о подписании им декретов (11 июня — о комитетах бедноты, 28 июня — о национализации крупной промышленности) и о нескольких его обращениях, связанных с борьбой за хлеб.

Очень скупо показана роль Ленина в подавлении левоэсеровского мятежа 6—7 июля 1918 г. Участие В. И. Ленина в разработке первой Советской Конституции констатировано только как факт, а в чем оно выразилось конкретно, не сказано.

В 1955 г. эта биография была переиздана40. В отличие от первого издания в ней была проанализирована работа В. И. Ленина «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», в которой он говорил о многоукладности экономики Советской России. Сделаны были и другие изменения в тексте. Некоторые из них вызывались необходимостью устранить из биографии места, где преувеличивалась роль И. В. Сталина, но и при этом не обошлось без крайностей.

В первом издании биографии говорилось, например, о том, что в разработке Конституции РСФСР самое активное участие принимали Ленин, Сталин и Свердлов, во втором — этого указания уже нет. Тем самым роль Ленина в выработке первой Советской Конституции не отражена, не говоря уже о том, что ничего не сказано, насколько велика была эта роль.

С 1940 г. до XX съезда КПСС, кроме биографии В. И. Ленина, не вышло ни одной работы, в которой освещалась бы его деятельность во время мирной передышки 1918 г. Первой была статья Д. А. Баевского41. Она написана примерно в таком же плане, что и статья Б. Г. Верховеня, но в отличие от последней в ней рассматривается более широкий круг мероприятий социалистического строительства. Большое внимание автор уделяет вопросам повышения дисциплины и производительности труда, организации управления промышленностью, освещает вопросы национализации промышленности и аграрных социалистических преобразований. Однако роль В. И. Ленина в проведении этих мероприятий не раскрыта достаточно полно.

В 1958 г. появились две статьи, раскрывающие довольно подробно организационную деятельность В. И. Ленина в конце 1917 и в первой половине 1918 г. в области использования государственного капитализма и налаживания управления народным хозяйством. Статья П. В. Волобуева и В. 3. Дробижева42 посвящена переговорам Советского правительства с группой А. П. Мещерского в ноябре 1917 — апреле 1918 г. о создании государственно-капиталистического треста «Национальное общество». Освещена частично и роль В. И. Ленина в этих переговорах.

Авторы статьи впервые на основании архивных документов, хранящихся в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (далее — ЦГАОР), показали, что Ленину были известны материалы первой встречи представителей Советского правительства с А. П. Мещерским, состоявшейся 3 декабря 1917 г.43

Они привели также факты участия В. И. Ленина в переговорах с группой Мещерского во второй период — в марте — апреле 1918 г.44

Однако в освещении одного из этих фактов авторы допустили неточность. Одно и то же заседание (объединенное заседание представителей ВЦСПС, ЦК союза металлистов и ВСНХ) они приняли за два различных заседания, датировав одно из них началом апреля, а второе—11 апреля45. Это было вызвано тем, что до выхода в свет т. 36 пятого, Полного собрания сочинений46, речь В. И. Ленина на этом заседании в собраниях его сочинений не публиковалась. Во втором и третьем изданиях она упоминалась в числе неразысканных документов и датировалась началом апреля47. В четвертом — в «Датах жизни и деятельности В. И. Ленина» — было отмечено его участие в заседании 11 апреля, но ничего не говорилось о его выступлении48. Это и ввело в заблуждение авторов рассматриваемой статьи.

А между тем краткий отчет об этом заседании, напечатанный в газетах «Известия» № 72, 12 апреля 1918 г., «Известия Московского Совета» № 70, 12 апреля 1918 г. и других, дал возможность установить дату выступления В. И. Ленина. Кстати, ссылаясь на вторую из этих газет, П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев не обратили внимания на то, что она публикует дату заседания и речи В. И. Ленина.

Следует отметить также, что П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев, говоря о формах государственного капитализма, подчеркивают, что В. И. Ленин и Коммунистическая партия не ставили в 1918 г. вопрос об использовании таких форм госкапитализма, как концессии49. Это не совсем так. Советское правительство во главе с В. И. Лениным уже весной 1918 г. ставило вопрос о сдаче предприятий, промыслов и т. п. в концессии капиталистам. Более того, правительство под руководством Ленина и при его участии определило основные принципы концессионной политики и выработало условия концессий. Эти условия были оглашены в мае 1918 г. на I Всероссийском съезде советов народного хозяйства и опубликованы в печати. С ними были ознакомлены правительства и других стран.

Статья А. Б. Медведева50 рассказывает о разработке Лениным принципов руководства промышленностью в первые месяцы Советской власти и после заключения Брестского мира. В ней показано его участие в подготовке «Положения о рабочем контроле», утвержденного ВЦИКом 14(27) ноября 1917 г. На конкретном фактическом материале раскрыта деятельность Совнаркома под председательством Ленина по национализации промышленности и организации управления ею на основе ленинского принципа демократического централизма.

В 1960 г. появилась статья В. 3. Дробижева51, посвященная ленинскому плану приступа к социалистическому строительству, в которой, как и в статьях Б. Г. Верховеня и Д. А. Баевского, не только изложена теория этого вопроса, но и показана организаторская деятельность Ленина в данной области. В. 3. Дробижев освещает и такие вопросы, как создание советского хозяйственного аппарата, использование государственного капитализма и буржуазных специалистов.

К статье А. Б. Медведева примыкает по содержанию статья П. Б. Жибарева «Ленинский принцип демократического централизма в управлении народным хозяйством (1917— 1920 гг.)»52. В ней раскрывается вопрос организации управления промышленностью на основе принципа демократического централизма, показаны роль и значение ВСНХ и местных совнархозов. Особое внимание уделено в статье борьбе В. И. Ленина и Коммунистической партии против антипартийных групп, за применение ленинского принципа демократического централизма в управлении народным хозяйством. Автор останавливается на работах В. И. Ленина «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», «Основные положения хозяйственной и в особенности банковой политики», «Очередные задачи Советской власти», «Набросок плана научно-технических работ» и на докладе на I Всероссийском съезде совнархозов 26 мая 1918 г. и определяет их значение для борьбы против «левых коммунистов» по вопросам государственного и хозяйственного строительства весной 1918 г.

В этой статье даются и некоторые факты участия В. И. Ленина в организации управления национализированными металлургическими и машиностроительными предприятиями объединения «Сормово — Коломна». Этой стороне его деятельности уделено недостаточное внимание, так как хронологические рамки статьи довольно широки. Не показана роль В. И. Ленина в выработке «Положения об управлении национализированными предприятиями», принятого I Всероссийским съездом совнархозов.

Борьба В. И. Ленина с «левыми коммунистами» освещена в статье А. К. Мельникова «Борьба большевистской партии под руководством В. И. Ленина за укрепление своих рядов в 1918 г.»53. А. К. Мельников вскрывает причины появления в партии оппозиционной группы «левых коммунистов», ее классовые корни. Он подробно рассматривает ход борьбы Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным против «левых коммунистов» по вопросам внешней политики, войны и мира, в результате которой они потеряли свое влияние почти во всех местных партийных организациях, за исключением Московского областного бюро и Уральского областного комитета РСДРП (б). Для изучения периода мирной передышки большой интерес представляет прежде всего та часть работы, где речь идет о борьбе с «левыми коммунистами» по вопросам внутренней политики Советской власти, осуществления ленинского плана приступа к социалистическому строительству. Автор кратко излагает историю написания В. И. Лениным «Очередных задач Советской власти», в которых, так же как и в докладе на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г., он всесторонне обосновал программу строительства основ социалистической экономики. Он описывает также разоблачение В. И. Лениным экономической платформы «левых коммунистов» в «Очередных задачах Советской власти», названном докладе, статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», докладах на Московской городской и областной конференциях РКП (б) 13 и 15 мая 1918 г. и как результат этого разоблачения — потерю «левыми коммунистами» всякой опоры в партии.

Первым шагам в области перестройки сельского хозяйства на социалистических началах и связанной с этим деятельности Ленина посвящены статьи В. М. Селунской54 и А. Г. Долгополова55. В них говорится о том, как В. И. Ленин в 1917 — 1918 гг. уделял внимание конкретным формам и более целесообразным путям приобщения крестьянства через кооперацию к социализму. В. М. Селунская ставила своей целью показать теоретическую разработку В. И. Лениным кооперативного плана, поэтому его государственная деятельность, направленная на более широкое вовлечение крестьян в коллективные хозяйства, раскрывается недостаточно. Скупо говорится о мероприятиях, проводимых под руководством В. И. Ленина в области сельского хозяйства, и во второй статье. Упоминаются лишь постановление СНК и декреты ВЦИК и СНК от 9, 13 мая и 11 июня о продотрядах, продовольственной диктатуре и комбедах. Говорится об участии Ленина в разработке декрета от 11 июня.

В 1960 г. вышли в свет три сводные фундаментальные работы о В. И. Ленине. Одна из них — книга И. А. Гладкова о деятельности В. И. Ленина в области руководства советской экономикой56.

Автор не только излагает разработанные В. И. Лениным экономическую программу социалистической революции в России и план социалистического строительства, но и раскрывает его организаторскую деятельность по социалистическому преобразованию экономики Советской России в 1918—1922 гг. Большое внимание уделено роли Ленина в национализации крупной промышленности и в организации управления его. Специальная глава книги посвящена развертыванию социалистической революции в деревне весной и летом 1918 г., борьбе Советского правительства и Коммунистической партии под руководством Ленина с голодом, организации первой посевной кампании, уборке нового урожая, заготовке и перевозке хлеба. Особое место в этой главе отведено раскрытию роли В. И. Ленина в осуществлении первых шагов социалистического преобразования сельского хозяйства. Этот круг вопросов относится к периоду передышки 1918 г.

Вторая книга — С. С. Гилилова — о ленинском учении по национальному вопросу и о роли Ленина в создании Советского многонационального государства57. Несмотря на то что книга посвящена национальной проблеме, в ней далеко не полностью раскрыта роль (В. И. Ленина в становлении советской национальной государственности до начала гражданской войны и иностранной интервенции. Так, по вопросу об учреждении Татаро-Башкирской Автономной Республики лишь кратко говорится о приеме Лениным представителя Уральского облисполкома И. Я. Тунтула и еще двух уральцев в мае 1918 г.58 Бегло говорится о роли В. И. Ленина и в создании Туркестанской Советской Республики59. Автор допускает ошибку, когда пишет, что Ленин беседовал в марте с делегацией Казахстана по вопросам киргизской (казахской) автономии. В действительности же к Ленину и Сталину на прием обманным путем попали представители националистического правительства Алаш-орда братья X. и Ж. Досмухамметовы, добивавшиеся фактически не автономии Казахстана на советской основе, а его независимости от Советской России с восстановлением старых порядков.

В книге доктора исторических наук И. С. Смирнова60 рассматриваются вопросы государственной деятельности В. И. Ленина в области культуры, народного просвещения, техники и науки, в том числе и во время передышки. В этой работе с наибольшей полнотой и тщательностью раскрыта роль Ленина в культурном строительстве.

В 1960 г. Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС выпустил в свет большую научную биографию В. И. Ленина. Второе издание ее вышло в 1963 г., третье — в 1967 г.61

Каждое новое издание этой биографии несколько изменялось по сравнению с предыдущим. В первом деятельность В. И. Ленина в период передышки была освещена в гл. 10 — «В первые месяцы Советской власти (октябрь 1917 —июль 1918)». Во втором эта часть под названием «Великий основатель Советского государства» была расширена за счет более глубокого изложения ленинских принципов внешней политики. Необходимость этого была вызвана содержанием Заявления Совещания представителей коммунистических и рабочих партий, состоявшегося в ноябре 1960 г., и решений XXII съезда КПСС в октябре 1961 г., в которых была развита выдвинутая В. И. Лениным идея мирного сосуществования государств с различным социальным устройством.

Полнее во втором издании был изложен и ленинский план приступа к социалистическому строительству. Большое внимание уделено выступлениям (В. И. Ленина на VII съезде РКП (б) и IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов, а также его работам «Главная задача наших дней», «Очередные задачи Советской власти», «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» и «Набросок плана научно-технических работ». Приведено высказывание В. И. Ленина из написанного им «Чернового наброска проекта программы» о необходимости перехода к крупному социалистическому земледелию. Подчеркнуто, что уже весной 1918 г. В. И. Ленин указал на важную роль кооперации в строительстве социализма.

Раскрыта борьба Ленина за укрепление Советской власти и создание Красной Армии. Показаны такие шаги по пути социалистического строительства, как национализация промышленности, организация управления промышленностью, проектирование первых электростанций, превращение завоеваний культуры в достояние народа и т. п. Специальные разделы посвящены борьбе рабочего класса и беднейшего крестьянства под руководством В. И. Ленина за хлеб и роли Ленина в создании первой Советской Конституции. Его участие в подавлении мятежа «левых» эсеров показано здесь более широко.

Сделаны в этом издании и другие дополнения, касающиеся расшифрованных в 1962 г. глав первоначального варианта статьи «Очередные задачи Советской власти», записей в книге впечатлений о посещении кабинета и квартиры В. И. Ленина в Кремле, буржуазных откликов на Октябрьскую революцию и других вопросов. Внесены уточнения в некоторые факты. Так, уточнена дата беседы В. И. Ленина с А. В. Винтером о строительстве Шатурской электростанции: в первом издании она датировалась мартом 1918 г., во втором — декабрем 1917 г.

В третьем издании биографии подчеркнуто, что не только теоретические работы В. И. Ленина по вопросам строительства социализма, но и опыт проведения мероприятий социально-экономического характера, полученный партией и правительством под руководством Ленина, обогатили теорию марксизма-ленинизма.

Таким образом, почти все вопросы политики Коммунистической партии и Советского правительства в период передышки нашли отражение в биографии В. И. Ленина, за исключением таких важных вопросов, как восстановление разрушенного войной сельского хозяйства и национальное строительство, создание первых союзных и автономных республик.

Не показано участие В. И. Ленина в национализации промышленности. Его роль в организации управления промышленностью и в осуществлении первых шагов по электрификации страны раскрыта лишь в общих чертах. Недостаточно полно раскрыта деятельность Ленина, связанная с борьбой за хлеб, выработкой Конституции РСФСР и др. Проблемы я вопросы, поставленные в биографии, естественно, не могли получить более обстоятельного раскрытия в силу ограниченного объема книги.

Отдельные положения кажутся спорными. Так, вопросы национализации промышленности, управления ею и вопросы электрификации рассматриваются в разделе «Первые шаги хозяйственного строительства». Такое название предполагает, что до мирной передышки не предпринималось никаких шагов в области хозяйственного строительства. А это ведь не так. Уже в первые месяцы Советской власти началось претворение в жизнь широко задуманной системы социалистических мероприятий, что подчеркивал и сам (В. И. Ленин.

Статья М. В. Искрова «О разработке В. И. Лениным продовольственной политики в 1918 г.»62 посвящена вопросам борьбы В. И. Ленина за хлеб. Она охватывает период с мая 1918 по январь 1919 г. Так как в ней делается упор на разработку В. И. Лениным теории продовольственной политики, его организаторская работа в этой области освещена недостаточно полно.

Руководство В. И. Ленина как Председателя Совнаркома народными комиссариатами раскрыто в статье А. Е. Иваненко «О деятельности В. И. Ленина по подбору и расстановке кадров в народных комиссариатах (октябрь 1917—лето 1918 гг.)»63.

В 1964 г. появляется первая книга о ленинском плане приступа к социалистическому строительству. Это книга А. А. Глушкова64. В ней подробнее, чем в ранее появившихся статьях, раскрывается роль В. И. Ленина в организации учета и контроля над производством и распределением продуктов, в национализации банков и крупной промышленности, в повышении производительности труда и создании новой дисциплины, в налаживании социалистического соревнования, в организации управления народным хозяйством на основе выдвинутого им принципа демократического централизма.

В специальном разделе говорится о мероприятиях Советского правительства во главе с В. И. Лениным, направленных на использование государственного капитализма и буржуазных специалистов, а также на соглашение с буржуазной кооперацией в целях использования ее для распределения продуктов.

Весьма ценна для освещения руководства В. И. Ленина национализацией промышленности статья Р. Хандамирова «В. И. Ленин — вдохновитель национализации азербайджанской нефтяной промышленности в период Бакинской коммуны (1918 г.)»65.

В ней определяется роль В. И. Ленина в национализации нефтяной промышленности. Обращают на себя внимание впервые использованные материалы выступления члена СНК Бакинской коммуны С. М. Тер-Габриэляна на заседании Бакинского СНК 24 июня 1918 г.66, в котором он рассказывал о своей беседе с В. И. Лениным во второй половине мая 1918 г.

К сожалению, автор статьи совсем не касается вопроса об организации под руководством В. И. Ленина так называемой экспедиции во главе с Тер-Габриэляном для вывоза нефти из Баку по Волге. А между тем этот вопрос органически связан с темой подготовки к национализации бакинской нефтяной промышленности.

Вопросы разработки В. И. Лениным принципов управления промышленностью и их осуществления нашли отражение в книге В. 3. Дробижева и А. Б. Медведева67. Для характеристики деятельности В. И. Ленина в период передышки представляет интерес вторая часть этой работы, где речь идет о национализации промышленности весной и летом 1918 г., о создании заводоуправлений на национализированных предприятиях, о борьбе с анархо-синдикалистскими тенденциями, о восстановлении и дальнейшем развитии производительных сил страны.

Авторы книги раскрывают значение письма В. И. Ленина, посланного конференции представителей национализированных и национализируемых металлургических заводов 17 мая, и участия Владимира Ильича в выработке положения об управлении национализированными предприятиями, что имело огромное значение для налаживания правильной работы советских хозяйственных органов. Интересны факты, рассказывающие о зарождении электрификации Советской страны и деятельности Ленина в этой области. Однако некоторые факты неточны. Поручение Г. О. Графтио возобновить работу по проектированию Волховской гидроэлектростанции было дано не в конце 1917 г.68, а в январе 1918 г.69

Книга К. И. Варламова и Н. А. Сламихина70 охватывает период с ноября 1917 по 1918 г., но в значительной своей части посвящена деятельности В. И. Ленина во время передышки.

Центральное место занимает показ борьбы В. И. Ленина с «левыми коммунистами» по вопросам о путях и методах социалистического строительства, об обобществлении производства, о возможности использования госкапитализма, о повышении производительности труда, о принципе демократического централизма в управлении народным хозяйством, о финансовой политике и др.

Все линии, по которым Коммунистическая партия во главе с Лениным вела борьбу с «левыми коммунистами», нашли отражение в этой обстоятельной работе. Это наиболее полное из всей имеющейся литературы освещение роли В. И. Ленина в разоблачении «левых коммунистов».

Руководство В. И. Ленина Коммунистической партией в период мирной передышки 1918 г. нашло свое отражение в работе М. В. Виноградова71.

В книге А. Д. Гончарова и П. И. Лунякова72 разделы «С рабочими к социализму» и «Борьба за хлеб — борьба за социализм», объемом в 14 страниц, посвящены периоду передышки. В них лаконично сказано о выработке Лениным плана строительства основ социалистической экономики и о мерах, принятых Советским правительством во главе с Лениным по борьбе с голодом весной и летом 1918 г. А. Д. Гончаров подчеркивает, что Ленин уже тогда указывал на роль кооперации в социалистическом строительстве. Это следует признать положительной стороной книги. Из конкретных мероприятий, проведенных партией и правительством во главе с Лениным в этот период, в книге отмечены только такие, как ассигнование Совнаркомом Наркомзему 10 млн. руб. на организацию коммун.

А. Д. Гончаров пишет, что «в начале 1918 года по указанию Ленина в деревню были направлены уполномоченные из рабочих для пуска заводов...», но ничем не подтверждает этот факт. Пока не удалось подтвердить это документами. К сожалению, многие авторы пишут часто: «по указанию Ленина...», «по инициативе Ленина...» и т. п., ничем не обосновывая свои данные.

В 1967 г. вышла книга Ш. 3. Уразаева73 — первая работа о роли В. И. Ленина в создании национальных республик. Книга на большом фактическом материале рассказывает о рождении Туркестанской республики. В ней отмечены почти все известные факты государственной деятельности В. И. Ленина, связанные с возникновением первой социалистической республики в Средней Азии в апреле 1918 г.74

В литературе о Ленине, как правило, довольно полно раскрыта разработка им плана социалистического строительства. Что же касается его организаторской деятельности в период первой мирной передышки как главы Советского правительства,— об этом сообщаются лишь отдельные, разрозненные факты.

Некоторое освещение получили лишь такие стороны деятельности В. И. Ленина в этот период, которые были направлены на использование государственного капитализма, на внедрение принципа демократического централизма в управление народным хозяйством и на создание новой, социалистической дисциплины труда, на разработку первой Советской Конституции. Недостаточно полно показана в литературе роль В. И. Ленина в национализации промышленности, в частности группы крупных предприятий Сибири, сахарной промышленности, национализации запасов тканей и т. п.

Не раскрыто участие Ленина в налаживании управления на основе принципа демократического централизма такими отраслями народного хозяйства, как водный транспорт, связь и др.

Очень мало в литературе можно найти данных о том, что было сделано Председателем Совнаркома Лениным уже тогда в области сельского хозяйства, в оснащении его машинами и орудиями, в организации первой посевной кампании весной 1918 г., в развитии сельскохозяйственной науки и т. д.

Не совсем полно раскрыты вопросы, показывающие роль Ленина в укреплении Советов в этот период, в подготовке Конституции РСФСР и некоторые другие.

Целью настоящей книги является попытка дать систематизированное освещение деятельности В. И. Ленина как Председателя Совнаркома во время мирной передышки 1918 г., раскрыть его организаторскую деятельность, направленную на поиски наиболее правильных путей, средств и методов социалистической реорганизации экономики страны, на воплощение в жизнь новых, социалистических принципов руководства экономикой.

Все стороны государственной деятельности В. И. Ленина периода передышки в одной работе осветить невозможно. Поэтому некоторые вопросы намеренно опущены.

Хронологические рамки данной работы охватывают март—июль 1918 г. Мирная передышка, начавшаяся после заключения Брестского мира, была прервана в конце мая 1918 г. чехословацким мятежом, который, как указывал позднее В. И. Ленин, положил начало гражданской войне и иностранной военной интервенции75. Однако в то время, в июне—июле 1918 г., еще не было вполне ясно, что выступление внутренней контрреволюции и высадка войск империалистических держав означают начало длительной гражданской войны и иностранной интервенции. Поэтому социалистические мероприятия, которые начали проводиться в жизнь в марте—мае, продолжали осуществляться и в июне—июле.

Только к концу июля стало очевидным, что все звенья интервенции сомкнулись между собой в кольцо вокруг молодой Советской республики. Летом 1918 г. развернулась и гражданская война, поэтому Коммунистическая партия и Советское правительство вынуждены были начать перестройку всей жизни страны на военный лад. 29 июля 1918 г. объединенное заседание ВЦИК, Московского Совета, фабзавкомов и профсоюзов по предложению Ленина приняло решение «признать Социалистическое отечество в опасности»76. Начался постепенный переход к политике военного коммунизма.

В данной книге систематизированы ранее известные, но разбросанные по различным работам положения и факты, характеризующие деятельность В. И. Ленина во время мирной передышки, но главное, сделан упор на раскрытие новых, ранее не освещавшихся в литературе вопросов, событий и фактов из этой многообразной деятельности. Поэтому автор настоящей книги стремился к обследованию с наибольшей полнотой и изучению как опубликованных источников, так и архивных фондов.

Главным источником исследования деятельности В. И. Ленина в этот период явились прежде всего произведения самого Ленина, написанные в марте—июле 1918 г. По ним изложены важнейшие положения ленинского плана приступа к социалистическому строительству и принципы руководства народным хозяйством.

Неоценимые сведения для изучения практической деятельности В. И. Ленина в качестве главы Советского правительства представляют написанные им проекты и наброски резолюций, декретов, постановлений, дополнения к ним, замечания, поправки и т. п. Они, во-первых, раскрывают всю многогранность и всесторонность деятельности Ленина; во-вторых, показывают, как он направлял правительственные и хозяйственные органы и самих рабочих в поисках наиболее правильных, жизненных путей и приемов управления народным хозяйством и социалистическим строительством; в-третьих, как глубоко вникал он в работу наркоматов, различных ведомств, местных органов. Такие материалы опубликованы не только в Сочинениях В. И. Ленина, но и в значительном количестве в «Декретах Советской власти». Некоторые из них, которые не вошли по тем или иным причинам в Сочинения, можно найти в Ленинских сборниках XVIII, XXI, XXIV и XXXV.

Не менее важный источник изучения организаторской деятельности Ленина — его многочисленнее письма, телеграммы, телефонограммы, записи его разговоров по прямому проводу, записки, проекты телеграмм и телефонограмм, резолюции на докладных записках и письмах и т. п., которые вошли в т. 50 Полного собрания сочинений. Особенно интересны письма, обращенные к съездам, конференциям, организациям и учреждениям. Это письма конференции представителей национализируемых предприятий, советским и рабочим организациям Рыбинска, Ташкентскому съезду Советов, в редакцию газеты «Известия ВЦИК» и др.

Важны как источник также письма В. И. Ленина индивидуальным адресатам — письма председателю ВЦИК, председателю ВСНХ, наркомам и их заместителям, членам коллегий наркоматов, председателям совнаркомов, созданных в некоторых местах, председателям губисполкомов. Письма раскрывают практическую, организаторскую деятельность В. И. Ленина по руководству работой Советского правительства, отдельных наркоматов, местных органов Советской власти. Многие письма содержат сведения о приемах Лениным различных делегаций и отдельных лиц.

Наряду с произведениями В. И. Ленина, относящимися к марту-июлю 1918 г., источниками для исследования темы явились и другие его работы, написанные до и после указанного периода. Из них заимствованы материалы для описания событий, предшествующих этому периоду. Они использованы также для показа того, как развивались социалистические преобразования, начатые весной 1918 г., какие из них подтвердились практикой, какие не выдержали испытания жизнью.

Второй вид источников — партийные и советские документы, такие, как протоколы VII Экстренного съезда РКП (б), IV Чрезвычайного и V Всероссийских съездов Советов, протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва. Большую ценность при исследовании темы представили материалы заседаний ЦК и пленумов ЦК РКП(б), публикация которых в «Правде» 22 февраля 1967 г. была подготовлена В. В. Аникеевым.

Решения Коммунистической партии и Советского правительства дали возможность показать основные направления политики партии и правительства в новых условиях, во время начавшегося мирного строительства, когда на очередь дня встал вопрос организации управления страной.

Необходимыми источниками для освещения вопросов национализации промышленности и роли Ленина в направлении этого процесса явились труды I Всероссийского съезда совнархозов, Первого съезда трудящихся в сахарной промышленности и другие подобные источники. Большую помощь в раскрытии этой темы сыграли документы и материалы, опубликованные в сборниках: «Национализация промышленности в СССР. 1917—1920 гг.» (М., 1954), изданном под редакцией доктора экономических наук И. А. Гладкова; «Национализация промышленности на Урале (октябрь 1917— июль 1918 г.)» (Свердловск, 1958); «Робiтничий контроль i нацiоналiзацiя промисловостi на Украiнi (Киiв, 1957); «Труды Азербайджанского филиала ИМЭЛ при ЦК ВКП(б)» (т. XII. Баку, 1948); «Красный архив» (1938, № 4—5). Цифровые данные о национализации промышленности позаимствованы из интереснейшей статьи В. 3. Дробижева, опубликованной в журнале «Вопросы истории» (1964, № 6), в которой приведены результаты обработки промышленной переписи 1918 г., проведенной по 31 губернии Европейской части Советской России.

В качестве источников использованы статьи, речи и письма таких крупных деятелей нашего государства, как Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, П. И. Стучка, С. Г. Шаумян и др. Одна из речей Я. М. Свердлова на заседаниях Комиссии ВЦИК по выработке проекта Конституции РСФСР явилась единственным источником, содержащим сведения о заседаниях ЦК РКП (б) 26 и 28 июня 1918 г. и о позиции В. И. Ленина на первом заседании, которую он занял по поводу вынесения обсуждения проекта Конституции на V Всероссийский съезд Советов.

Для установления дат и уточнения обстоятельств тех или иных событий, фактов и т. п. послужила партийная и советская периодика: газеты «Правда», «Известия ВЦИК», «Известия Московского Совета», «Известия Петроградского Совета»; журналы «Народное хозяйство», «Бюллетени ВСНХ», вестники и «Известия» отдельных наркоматов и т. д. Содержание бесед В. И. Ленина с местными советскими работниками было установлено по местным газетам: «Бакинский рабочий», «Известия Пятигорского Совета» и др.

Мемуарная литература помогла дать картину встреч и бесед В. И. Ленина с различными делегациями и отдельными лицами. Она дополнила данные документов и прессы интересными, живыми подробностями. Ото относится прежде всего к воспоминаниям Н. К. Крупской, П. И. Воеводина, В. П. Милютина, В. Д. Бонч-Бруевича, А. М. Николаева и др. Некоторые воспоминания представляют собой единственные источники, содержащие очень важные сведения о деятельности В. И. Ленина. Например, воспоминания С. М. Тер-Габриэляна, который в то время был членом исполкома Бакинского Совета, помогли шире показать деятельность В. И. Ленина, направленную на тщательную подготовку национализации нефтяной промышленности. То же самое можно сказать и о воспоминаниях И. И. Квитковского, председателя фабричной коллегии Нижегородской льняной мануфактуры в селе Молитовка; М. В. Рыкунова, заведующего товарным отделом Центротекстиля; Ю. М. Стеклова, редактора газеты «Известия ВЦИК»; Е. Г. Горбачева, первого директора московского металлургического завода «Серп и молот» (б. «Гужон»); Г. О. Графтио и А. В. Винтера, ученых в области энергетики; ученого-геолога И. М. Губкина и др.

Первое место среди архивных материалов по теме книги принадлежит фонду СНК (ф. 19) в ЦПА ИМЛ. Протоколы заседаний Совнаркома, проходивших под председательством Ленина,— это главный источник для изучения его государственной деятельности. Они раскрывают круг вопросов, которые решались под его руководством, а также степень его участия в их решении. Большой интерес представляют собой письма, адресованные В. И. Ленину (ф. 4). Они дают возможность выяснить, чем вызваны то или иное распоряжение Ленина, его письмо, записка и т. д.

Много ценного содержится в фонде СНК (ф. 130) ЦГАОР СССР: отпуска декретов, отношений, распоряжений, мандатов и удостоверений, подписанных В. И. Лениным, записи в журналах, фиксирующих разговоры с его участием по прямому проводу, письма, записки и другие документы, свидетельствующие о выполнении различных поручений В. И. Ленина, письма в адрес Ленина и Совнаркома с различными просьбами и ходатайствами. Для установления фактов встреч В. И. Ленина с различными делегациями очень важна находящаяся в ЦГАОР книга выдачи пропусков в здание правительства в Кремле.

В работе использованы отчасти и материалы биографической хроники В. И. Ленина за март—июль 1918 г., которая была составлена автором в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

* * *

Автор книги приносит искреннюю благодарность товарищам по работе: К. Ф. Богдановой, Э. В. Клопову, В. Т. Логинову, Э. И. Поляковой и Р. 3. Юницкой, а также сотрудникам Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, центральных государственных архивов Октябрьской революции и народного хозяйства СССР. Выявленные этими товарищами некоторые факты жизни и деятельности В. И. Ленина использованы в настоящей книге.

 

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 104.

2 Там же, стр. 117.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 383

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 116.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 79.

6 Там же, стр. 109.

7 В. Н. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 35-36.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 80.

9 Там же, стр. 82

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 122.

11 В т. 36 Полного собрания сочинений В. И. Ленина в концовке к Положениям указано, что они написаны не ранее 8 апреля. Апрелем датировался этот документ и в Ленинском сборнике XXI, где он впервые в 1933 г. был опубликован, и в четвертом издании Сочинений В. И. Ленина. Положения датируются по времени, когда проходило совещание, посвященное обсуждению банковской политики Советского правительства, под председательством Ленина. Точная дата совещания неизвестна. Считалось, что оно состоялось позднее 8 апреля. Основанием для этого являлась телеграмма В. И. Ленина И. Э. Гуковскому в Петроград от 7 апреля, в которой Ленин настаивал на скорейшем приезде Гуковского в Москву для упорядочения финансов и банковской политики (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 57). В действительности Гуковский приехал в Москву 10 апреля. Об этом говорит то, что 9 апреля на заседании Совнаркома его еще не было, а 10 апреля он уже участвовал в заседании СНК (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (далее — ЦПА ИМЛ), ф. 19, он. 1, ед. хр. 93, л. 1). Точную дату совещания установить не удалось, но оно не могло быть позже 15 апреля, так как в газете «Раннее утро» № 65 от 16(3) апреля сообщалось, что накануне В. И. Ленин посетил Наркомфин, где беседовал с Гуковским, а на днях он беседовал также с Д. П. Боголеповым. Эти посещения В. И. Лениным Наркомфина могли быть связаны только с совещанием по вопросам банковской политики. Следовательно, это совещание могло быть не ранее 10 — не позднее 15 апреля. А поскольку Положения написаны во время этого совещания, то, следовательно, они написаны не ранее 10— не позднее 15 апреля.

12 Подготовители тома — Д. Л. Кудрячина и Н. А. Амплеев, редактор — И. А. Гладков.

13 См. «Правда», 22 февраля 1967 г.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 172— 173.

15 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 171.

16 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 130.

17 Там же, стр. 173.

18 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36,стр.130-1З1.

19 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 174.

20 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 193.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 501.

22 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 20

23 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 177.

24 Там же, стр. 378—379.

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 20.

26 В. И Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 154.

27 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 2.35.

28 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 154.

29 Там же, стр. 164.

30 Там же, стр. 157.

31 См. «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 21.

32 См. М. Павлович. Брестский мир и условия экономического возрождения России. М., 1918, стр. 24.

33 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 453.

34 Там же, стр. 206—207.

35 «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая —4 июня 1918 г.». М., 1918, стр. 315.

36 См. «Коммунист», 1918, № 1, стр. 12—13.

37 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т: 36, стр. 309.

38 См. Б. Г. Верховенъ. Ленинский план приступа к социалистическому строительству (1918 г.).—«Пролетарская революция», 1940, № 1, стр. 45—80.

39 См. «Ленин Владимир Ильич. Краткий очерк жизни и деятельности». М., 1942, стр. 209—220.

40 См. «Ленин Владимир Ильич. Краткая биография», изд. 2 . .М., 1955, стр. 207-216.

41 См. Д. А. Баевский. Первые социалистические преобразования в экономике России.— «Победа Великой Октябрьской социалистической революции». Сборник статей. М., 1957, стр. 475—639.

42 См. П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев. Из истории госкапитализма в начальный период социалистического строительства в СССР.— «Вопросы истории», 1957, № 9, стр. 107—122.

43 См. там же, стр. 113.

44 См. там же, стр. 120—.121.

45 См. там же, стр. 120.

46 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 222.

47 См. В. И. Ленин. Соч., изд. 2—3, т. XXII, стр. 536.

48 См. В. И. Ленин. Соч., изд. 4, т. 27, стр. 555.

49 См. П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев. Из истории госкапитализма в начальный период социалистического строительства в СССР.— «Вопросы истории», 1957, № 9, стр. 109.

50 См. А. Б. Медведев. Разработка В. И. Лениным принципов организации управления промышленностью в первый период Советской власти (октябрь 1917—июнь 1918 гг.).—«О деятельности В. И. Ленина в 1917—1922 годы». Сборник статей. М., 1968, стр. 83—117.

51 См. В. 3. Дробижев. Из истории разработки ленинского плана приступа к социалистическому строительству.— «Из истории революционной и государственной деятельности В. И. Ленина». М., 1960, стр. 85— 110.

52 См. «В. И. Ленин и некоторые вопросы партийного и государственного строительства». Сборник статей к 90-летию со дня рождения В. И. Ленина. М., 1960, стр. 187—240.

53 См. «В. И. Ленин и некоторые вопросы партийного и государственного строительства». Сборник статей к 90-летию со дня рождения В. И. Ленина, стр. 139—186

54 См. В. М. Селунская. Разработка В. И. Лениным кооперативного плана.— «Вопросы истории КПСС», 1960, № 2, стр. 99—119; ее же. История разработки В. И. Лениным кооперативного плана (1918—1923 гг.).— «В. И. Ленин и некоторые вопросы партийного и государственного строительства». Сборник статей к 90-летию со дня рождения В. И. Ленина, стр. 241—290

55 См. А. Г. Долгополов. Борьба В. И. Ленина за укрепление союза рабочего класса и крестьянства в ходе аграрных преобразований в ноябре 1917 г.—июне 1918 г.— «Труды Московского автомобильно-дорожного института», вып. 26. М., 1960, стр. 201—219.

56 См. И. А. Гладков. В. И. Ленин — организатор социалистической экономики. М., 1960, стр. 67—140.

57 См. С. С. Гилилов. В. И. Ленин — организатор советского многонационального государства. М., 1960, стр. 7—46.

58 См. там же, стр. 20.

59 См. С. С. Гилилов. В. И. Ленин — организатор советского многонационального государства, стр. 24, 65.

60 См. И. С. Смирнов. Ленин и советская культура. Государственная деятельность В. И. Ленина в области культурного строительства (октябрь 1917 г.—лето 1918 г.). М., 1960, стр. 104-112, 185—193, 206-214, 224—232, 236—310, 328—3612, 369-372 и др.

61 См. «Владимир Ильич Ленин. Биография». М., 1960, стр. 381—408 (изд. 2. М., 1963, стр. 405-440; изд. 3. М., 1967, стр. 405-440).

62 См. «Вопросы истории КПСС», 1963, № 7, стр. 74—86.

63 См. «Доповiдi1 та повiдомления Дрогобицького державного педагогiчного iнституту им. I. Я. Франка (Тези VI звитноi науковоi конференцii 14—15 травня 1954)». Серiя суспiльних наук. Дрогобич, 1964, стор. 3—11.

64 См. А. А. Глушков. Ленинский план приступа к социалистическому строительству и борьба партии за его осуществление. Саратов, 1964.

65 См. «Ученые записки Азербайджанского государственного университета им. С. М. Кирова». Серия экономических наук, [т. 3]. Баку, 1964, стр. 25—33.

66 См. там же, стр. 28—30.

67 См. В. 3. Дробижев и А. Б. Медведев. Из истории совнархозов (1917—1918 гг.). М., 1964, стр. 128—483.

68 См. В. 3. Дробижев и А. Б. Медведев. Из истории совнархозов (1917—1918 гг.), стр. 165.

69 См. «Владимир Ильич Ленин. Биография», изд. 3, стр. 429.

70 См. К. И. Варламов и Н. А. Сламихин. Разоблачение В. И. Лениным теории и тактики «левых коммунистов» (ноябрь 1917 г.—1918 г.). М., 1964, стр. 191— 411.

71 См. «В. И. Ленин и строительство партии в первые годы Советской власти». М., 1965, стр. 42—84.

72 См. А. Д. Гончаров и Я. И. Луняков. В. И. Ленин и крестьянство. М., 1967, стр. 93—107.

73 См. Ш. 3. Ураваев. В. И. Ленин и строительство советской государственности в Туркестане. Ташкент, 1967.

74 См. Ш. 3. Ураааев. В. И. Ленин и строительство советской государственности в Туркестане, стр. 196, 200—201, 256, 267—268.

75 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 27.

76 Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля — 9 ноября 1918 г.». М., 1964, стр. 107.

 


 

Глава первая

«ДОВЕСТИ ДО КОНЦА, ЗАВЕРШИТЬ НАЧАТУЮ УЖЕ ЭКСПРОПРИАЦИЮ ПОМЕЩИКОВ И БУРЖУАЗИИ»

Уже в первые месяцы Советской власти, в октябре 1917 — феврале 1918 г., была начата широко задуманная система социалистических преобразований. Были проведены такие мероприятия переходного периода от капитализма к социализму, как уничтожение частной собственности на землю, введение рабочего контроля, национализация банков, транспорта и многих крупных промышленных предприятий.

На VII съезде партии В. И. Ленин говорил, что «задачи социализма мы перевели из общей абстрактной формулы «экспроприации экспроприаторов» в такие конкретные формулы, как национализация банков и земель...»1

Опыт первых шагов строительства социализма в октябре 1917 — феврале 1918 г. дал возможность Коммунистической партии и Советскому правительству в период первой мирной передышки развернуть реорганизацию экономики страны на социалистических началах.

Установление государственного контроля над производительными силами страны, над производством и распределением требовало введения строжайшего регулирования внешнего товарооборота и контроля над ним.

Пролетарская государственная власть Советской России должна была выступить единственным представителем на международном рынке. Внешнюю торговлю необходимо было строить на организованном учете потребностей страны и организованной системе вывоза.

Поэтому уже в наброске инструкции «Вопросы экономической политики», в «Наброске программы экономических мероприятий», в наброске проекта «Декрета о проведении в жизнь национализации банков и о необходимых в связи с этим мерах» и в докладе на одном из первых заседаний ВСНХ, относящихся к ноябрю-декабрю 1917 г., В. И. Ленин в числе социалистических мероприятий назвал и необходимость установления государственной монополии внешней торговли2.

В этих целях еще в конце декабря 1917 г. Совнарком принял постановление о запрещении ввоза и вывоза товаров без разрешения отдела внешней торговли Народного комиссариата торговли и промышленности3.

Регулированию внешней торговли служили и таможенная политика Советского государства, и разрешительно-запретительная система ввоза из-за границы и вывоза за границу товаров, и национализированный торговый флот. Однако этого было недостаточно. Инициатива товарообмена оставалась в руках частного торгового капитала, который руководствовался не потребностями страны, а получением высоких прибылей.

21 марта 1918 г. была создана Комиссия внешней торговли при Комитете хозяйственной политики ВСНХ для объединения работ и согласования мер в области внешней торговли с общим хозяйственным планом. В составе этой комиссии был Ленин. Членами ее были также В. П. Милютин, М. Г. Вронский, В. М. Смирнов, К. Б. Радек, И. Э. Гуковский, Н. Осннский (В. В. Оболенский), Ю. Ларин (М. А. Лурье), председателем — А. Ломов (Г. И. Оппоков) и управляющим делами — член ВЦИК В. А. Тер-Ваганян.

На комиссию было возложено срочное рассмотрение предлагаемых разными ведомствами и учреждениями планов государственной монополии внешней торговли; рассмотрение вопросов, связанных с товарообменом и финансовыми отношениями с другими государствами; пересмотр таможенных тарифов и мер по охране границ; выработка руководящих указаний к предстоящим экономическим переговорам с Германией и другими государствами с представлением этих указаний на утверждение Совнаркома.

При комиссии было учреждено совещание экспертов, в которое посылались от заинтересованных учреждений представители, а также приглашались отдельные сведущие лица4.

В работе «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин писал, что надо «сначала реально провести в жизнь простейшее, организовать хорошенько наличное, — а затем уже подготовлять - более сложное.

Укрепить и упорядочить те государственные монополии (на хлеб, на кожу5 и пр.), которые уже введены,— и тем подготовить монополизацию внешней торговли государством; без такой монополизации мы не сможем «отделаться» от иностранного капитала платежом «дани». А вся возможность социалистического строительства зависит от того, сумеем ли мы в течение известного переходного времени - выплатой некоторой дани иностранному капиталу защитить свою внутреннюю экономическую самостоятельность»6.

Проект декрета о национализации внешней торговли был разработан Наркоматом торговли и промышленности. Он рассматривался на заседании Совнаркома 22 апреля 1918 г., был утвержден с поправками, подписан Председателем СНК Лениным, отдан в печать и на второй день опубликован в газетах «Правда» и «Известия». С момента его опубликования декрет вошел в силу.

Согласно этому декрету, торговые сделки с иностранными государствами и отдельными торговыми предприятиями должны были проводиться от лица Российской республики специальными органами. Для организации вывоза и ввоза товаров и продуктов при Народном комиссариате торговли и промышленности был учрежден Совет внешней торговли7. Отделам этого совета (отделам льна, леса и т. п.) предоставлялась монополия по закупке и продаже. Работа отделов объединялась Советом внешней торговли, который проводил в жизнь общий план товарообмена, вырабатываемый Народным комиссариатом торговли и промышленности и утверждаемый ВСНХ. Совет внешней торговли должен был решать также вопросы финансирования как отдельных сделок, так и общих условий финансирования внешнего товарообмена.

После национализации внешней торговли единым продавцом и покупателем товаров по отношению к загранице стало государство.

Главная задача внешней политики Народного комиссариата промышленности и торговли была направлена на сокращение вывоза русского сырья. Национализация внешней торговли в то же время давала возможность запретить ввоз ненужных товаров и планомерно использовать имевшиеся избытки сырья для постепенного погашения наших торговых обязательств.

Введение монополии внешней торговли служило основой экономической самостоятельности Советской России.

Национализация банков, крупнейших промышленных предприятий, железных дорог, торгового флота и внешней торговли дала возможность рабочему классу Советской России овладеть командными высотами в экономике страны. После заключения Брестского мира Ленин указал на необходимость изменить центр тяжести экономической и политической работы: обобществить национализируемые предприятия на деле, организовать управление ими, наладить правильный учет и контроль за производством и распределением продуктов. Однако это не означало приостановки дальнейшей экспроприации капиталистов и национализации средств производства.

В «Черновом наброске проекта программы», написанном к VII Экстренному съезду РКП (б), В. И. Ленин подчеркивал, что диктатура пролетариата «ставит перед коммунистической партией в России задачу довести до конца, завершить начатую уже экспроприацию помещиков и буржуазии, передачу всех фабрик, заводов, железных дорог, банков, флота и прочих средств производства и обращения в собственность Советской республики...»8.

В первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин подчеркивал, что Советской власти сравнительно нетрудно было благодаря поддержке рабочих и громадного большинства крестьян отменить право помещиков и буржуазии на основной вид богатства страны — землю, фабрики, заводы и другие средства производства. «Не трудно было,— говорил он,— декретировать отмену частной собственности на землю. Не трудно было национализировать большую часть фабрик и заводов. Нет сомнения, что национализация и остальных крупных промышленных предприятий и средств транспорта представляет из себя задачу, которая легко будет осуществлена в самом близком будущем»9.

Начатая в первые месяцы Советской власти национализация продолжалась. Для периода передышки характерно было неуклонное возрастание ее темпов10. Роль Совнаркома и ВСНХ в национализации увеличивалась. Весной и летом Совнарком и ВСНХ приняли 28,1% всех решений об обобществлении промышленности, в то время как в первые месяцы Советской власти (ноябрь 1917 — март 1918 г.) — всего лишь 5,4%. В отношении же местных Советов, совнархозов и профсоюзов происходил обратный процесс. Процент обобществления промышленности ими уменьшился с 76,5 в ноябре 1917 — марте 1918 г. до 63,4 после марта11.

К этому времени Советское правительство перешло от национализации отдельных предприятий и групп их к национализации основных отраслей крупной промышленности, а затем к национализации всей крупной промышленности.

Бывшие владельцы и члены правлений национализированных предприятий не желали добровольно сдавать свои позиции. Они стремились заключать с иностранными капиталистами договоры и соглашения о продаже предприятий, акций и других ценных бумаг, переводили деньги в заграничные банки.

Для пресечения таких действий 18 апреля Совнарком принял декрет об обязательной регистрации акций, облигаций и других процентных бумаг, принадлежащих как гражданам Советской России, так и проживающим на ее территории иностранцам.

Ленин принял деятельное участие в подготовке этого декрета. Им были просмотрены два варианта проекта, разработанные ВСНХ. Один из этих проектов (№ 1) Ленин зачеркнул, второй (№ 2) — отредактировал. Он написал новый, очень важный пункт о допущении Советской властью при определенных условиях возмещения бывшим владельцам фабрик и заводов их стоимости. Этот пункт декрета и предусматривал, что владельцы акций и других ценных бумаг, которые своевременно и правильно зарегистрируют их, «получат право на вознаграждение в случае национализации предприятий, в тех размерах и с теми условиями, кои имеют быть определены законом о национализации.

Равным образом только таковые владельцы акций получат право на дивиденд, после того как выплата его, приостановленная законом 29.ХII.1917, будет разрешена»12.

Несколько позже в своей статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» В. И. Ленин писал, что в Советской России после взятия власти пролетариатом, после успешного осуществления «красногвардейской» атаки на капитал, подавления военного и саботажнического сопротивления экспроприаторов в период с октября 1917 по февраль 1918 г. сложились условия по типу тех, которые могли бы сложиться в 70-х годах XIX в. в Англии, если бы она мирно стала переходить к социализму13.

К. Маркс и Ф. Энгельс в свое время указывали, что при известных условиях, при возможности мирной победы социализма рабочему классу всего целесообразнее было бы «откупиться от всей этой банды»14, хорошо им заплатив, разумея под бандой крупных землевладельцев и фабрикантов, т. е. выкупить у них землю, фабрики, заводы и другие средства производства.

В Англии 70-х годов в виде исключения могли сложиться обстоятельства, при которых можно было бы мирно подчинить капиталистов рабочим и на условии выкупа организованно перейти к социализму. Такая возможность определялась абсолютным преобладанием рабочих в населении Англии, превосходной организованностью пролетариата в профессиональных союзах, сравнительно высокой культурностью пролетариата, долгой привычкой организованных наилучшим образом капиталистов Англии к решению при помощи компромиссов политических и экономических вопросов. Поэтому К. Маркс и Ф. Энгельс допускали мысль о том, что возможно, хорошо заплатив капиталистам, выкупить у них средства производства.

Написанный В. И. Лениным дополнительный пункт к декрету об обязательной регистрации акций и предусматривал такой выкуп у прежних владельцев фабрик и заводов за национализируемые их предприятия.

 

В. И. Ленин Фотография. 1918 г.

 

Отредактированный проект декрета Ленин направил 16 апреля в Народный комиссариат финансов, где он был переработан и затем представлен на утверждение Совнаркома, который на заседании 17 апреля постановил передать декрет наркоматам по иностранным делам и юстиции, чтобы там рассмотрели вопрос с участием специалистов и представили заключение к следующему заседанию СНК15.

Такое заключение было представлено, и проект декрета об акциях обсуждался на заседании СНК 18 апреля. Во время заседания (В. И. Ленин снова просмотрел проект, отредактировал его, внес поправки и дополнения, надписал заголовок, и с этими исправлениями и дополнениями проект был утвержден16. Ленинская формулировка п. 6 вошла в окончательный текст декрета17.

В период передышки Ленин принял участив в национализации отдельных и целых групп предприятий, например в национализации имущества Кулундинской железной дороги, Нижегородской льняной мануфактуры, группы химических предприятий и большого количества предприятий Сибири. Под его председательством был решен на заседаниях СНК 13 апреля и 10 июня вопрос о национализации Кулундинской железной дороги и химико-фармацевтических предприятий18.

В июне (не ранее 9-го и не позднее 14-го) Ленин принял делегацию Нижегородской льняной мануфактуры, расположенной в селе Молитовка Балахнинского уезда. Из-за недостатка топлива и финансовых средств фабрика стояла. Президиум ВСНХ на заседании 1 июня принял постановление временно фабрику закрыть и всем рабочим и служащим, за исключением необходимых для охраны фабрики, выдать расчет. На заседании 9 июня президиум ВСНХ принял постановление ходатайствовать перед Совнаркомом о ссуде фабрике в сумме 3 750 тыс. руб. для расчета с рабочими и служащими19. Делегация рабочих фабрики состояла из председателя фабричной коллегии И. Квитковского, Л. Потанина, М. Шальнова и И. Карасева. Во время приема беседа шла о национализации фабрики. Ленин подробно расспросил делегатов о положении на фабрике, ее оборонном значении, необходимом количестве средств, сырья, топлива, предполагаемой производительности труда и возможной продукции. Он предложил делегации ждать вызова ее представителей на заседание Малого СНК, на котором должен был обсуждаться их вопрос20.

Малый СНК 14 июня обсудил вопрос о Нижегородской льняной мануфактуре. На заседании присутствовали представители Нижегородского губисполкома — Петров и фабкома — Игнатьев. Протокол заседания Малого СНК (№ 56) был утвержден на заседании Совнаркома 15 июня. По постановлению Совнаркома ВСНХ отпускал 3 750 тыс. руб. для расплаты с увольняемыми рабочими и служащими. Мануфактура национализировалась, и ВСНХ поручалось в кратчайший срок пустить ее в ход21.

Большое значение для развития народного хозяйства Советской России имела национализация каменноугольных копей, рудников и цинко-свинцовых заводов Сибири.

В мае в Москву приехал председатель Западно-Сибирского совнархоза П. И. Воеводин, чтобы доложить по поручению краевых организаций Западной Сибири и Урала В. И. Ленину о положении дел в Сибири. 10 мая Ленин в течение полутора часов беседовал с ним. Подробно расспросил он Воеводина о партийных кадрах, их работе в сложных сибирских условиях, о настроении сибирских крестьян, о строительстве Южно-Сибирской железнодорожной магистрали, о положении и нуждах народного хозяйства Сибири, о восстановлении и перспективах развития металлургической и угольной промышленности. В этой беседе, как вспоминал П. И. Воеводин, В. И. Ленин говорило прекрасном будущем Сибири22. «С неиссякаемым оптимизмом, с горячей любовью к народным массам,— писал он,— Владимир Ильич набрасывал величественную картину будущей индустриальной, металлургической, горнопромышленной Сибири с ее к тому же необъятными плодородными землями»23.

В тот же день вечером под председательством Ленина на заседании Совнаркома обсуждался декрет о мерах к упорядочению и развитию сибирского хозяйства. С докладом выступил П. И. Воеводин. Было принято постановление привлечь к обсуждению декрета все ведомства, которых он касается, особенно Наркомзем. Постановили также вопрос о выдаче аванса для организации народного хозяйства Сибири выдвинуть на рассмотрение особой комиссии в составе: А. Е. Аксельрод (Наркомфин), В. Д. Виноградов (Наркомат государственного контроля), Ю. Ларин (ВСНХ), А. Г. Шлихтер (чрезвычайный комиссар по продовольствию в Сибири) и по одному представителю от Наркомпрода и отдела металлургии ВСНХ. Комиссия должна была дать заключение к заседанию СНК вечером следующего дня. Ленин лично следил за ходом ее работы.

На заседании Совнаркома 11 мая доклад комиссии рассматривался первым вопросом24. Комиссия представила Совнаркому протокол первого заседания от 11 мая, который был утвержден с поправками. Ленин подписал протокол. В нем предусматривались мероприятия по развитию промышленности Сибири, строительству железных дорог и т. д., которые были оформлены в виде отдельных постановлений Совнаркома и подписаны В. И. Лениным. Часть из них была опубликована в печати25.

Это были постановления: о национализации всех предприятий Восточной Сибири; о национализации всех предприятий Риддерского общества; о национализации Экибастузских копей, цинко-свинцовых заводов и Воскресенской железной дороги Киргизского горнопромышленного акционерного общества; о национализации Спасского медеплавильного завода (Омская область) и Бийского кожевенного завода (Алтайская губерния); о национализации Судженских каменноугольных копей; об ассигновании 2 млн. руб. Западно-Сибирскому совнархозу на содержание, развитие и эксплуатацию Алтайских (бывших Богословских) государственных копей; об ассигновании 3 млн. руб. Западно-Сибирскому совнархозу на расходы по содержанию национализированных Экибастузских копей и цинко-свинцовых заводов; об ассигновании 2 млн. руб. Западно-Сибирскому совнархозу на расходы по содержанию национализированных Риддерских рудников; об ассигновании в распоряжение Западно-Сибирского совнархоза 1 млн. руб. авансом в счет представленных смет в 5 млн. руб. на расходы по Спасскому медеплавильному и Бийскому кожевенному заводам26 и др.

«По почину Ильича,— вспоминал впоследствии П. И. Воеводин,— в этих решениях были заложены основы многих мероприятий, которые в наши дни осуществляются на необъятных просторах Сибири.

В грандиозных стройках энергетических гигантов на Ангаре и Енисее, в строительстве огромных сложных индустриальных комбинатов, в электрификации гигантской Транссибирской магистрали и в строительстве новых железных дорог, в создании новых научных центров в Сибири воплощаются мечты, чаяния, указания мудрого Ильича»27.

Огромное значение для страны имела национализация предприятий капиталистического объединения «Сормово — Коломна». Оно начало складываться еще до Октябрьской революции и представляло собой одну из самых мощных капиталистических монополий типа концерна. Группа «Сормово — Коломна» объединяла машиностроительные, металлургические заводы и предприятия вспомогательного характера. По ориентировочным подсчетам исследователей П. В. Волобуева и В. 3. Дробижева, на этих предприятиях в 1917 г. было занято около 60 тыс. рабочих28. Концентрация и налаженность производства на предприятиях облегчали их национализацию.

Вопрос о национализации предприятий «Сормово — Коломна» был поставлен рабочими организациями. Еще 26 февраля объединенное заседание организаций рабочих и служащих Коломенского завода с представителями Коломенского Совета и Коломенского отделения профсоюза металлистов приняло постановление о необходимости возбудить ходатайство перед всеми центральными организациями и Совнаркомом об изъятии Коломенского завода из рук акционерного общества и передаче его в достояние Российской Республики29. Затем в постановлении объединенного заседания представителей рабочих организаций и профсоюзов Сормовского, Кулебакского и Коломенского заводов 15 апреля было указано на необходимость национализации заводов как на единственное средство их спасения. Общее собрание общезаводского комитета Сормовского завода 17 апреля в принятой резолюции давало наказ своим делегатам, находящимся в Москве, «добиваться у Высшего совета народного хозяйства национализации Сормовских, Коломенских, Кулебакских и других» с ними связанных заводов30.

На 11 апреля в 13 часов в Москве было назначено совместное заседание делегаций Сормовского, Коломенского и Кулебакского заводов. На совещании предполагалось обсудить вопрос об управлении заводами и их национализации. Ленин обещал принять в нем участие. Заседание, однако, не состоялось, возможно из-за того, что с 15 часов в этот же день Ленин участвовал в объединенном заседании ВСНХ, ВЦСПС, Центрального комитета профсоюза металлистов, Морского ведомства и представителей названых заводов31.

Ленин встретился с делегацией Сормовского завода на следующий день32. В делегацию входили председатель комиссии рабочего контроля И. Ф. Пустынкин и члены комиссии И. Козлов, Боршнев, Каминский, А. И. Проскуряков, председатель завкома С. И. Коршунов, инженеры Каминер, Блюмкин и техник-судостроитель Стыркуль. Доклад Ленину о положении на заводах и о предложении делегации национализировать заводы сделал инженер Каминер. «Внимательно слушал его Владимир Ильич...— вспоминал впоследствии член делегации И. Ф. Пустынкин.— От имени 28 тысяч сормовских рабочих делегация просила национализировать Сормовские заводы...

В ответ на нашу просьбу о национализации заводов Владимир Ильич спросил, со всеми ли рабочими мы советовались по этому поводу. Мы признались, что нет, не со всеми. Тогда Ленин сказал, чтобы мы ехали домой и рассказали всем рабочим до единого о том, что мы обнаружили, установив контроль за правлением Мещерского...33 И пусть рабочие сами решают, как поступить с заводами.

Сказав это, Владимир Ильич энергично вскинул руку и добавил: «Передайте сормовским рабочим, что Советская власть поддержит их решение»»34.

Таким образом, Ленин поддержал инициативу рабочих, направленную на национализацию заводов, так как он видел в этом экономическую целесообразность и необходимость. «Национализируем,— сказал он делегатам,— и вы сами будете руководить ими». Ленин во время беседы подробно расспросил делегацию о заводе, об инженерах, о быте рабочих, о плане создания треста металлических заводов35.

На другой день, 13 апреля, вопрос о Сормовском заводе был обсужден на заседании президиума ВСНХ. Было принято решение о введении на заводе рабочего контроля, реорганизации управления заводом и расследовании расходования средств на сумму около 55 млн. руб., полученную заводом от государства. В Нижний Новгород была направлена чрезвычайная комиссия для обследования состояния завода, производства, запасов сырья, топлива, расходования средств и т. д. В состав комиссии вошли представители от ЦК союза металлистов, от отдела металлообрабатывающей промышленности ВСНХ, от Московского районного экономического комитета и отдела контроля ВСНХ36.

Доклад чрезвычайной комиссии о проведенной ревизии был заслушан на заседании президиума ВСНХ 13 мая. Комиссии было поручено выработать план реорганизации правления Сормовских, Белорецкого, Коломенского и Кулебакского заводов37.

С 12 по 18 мая в Москве состоялась конференция представителей национализированных и национализируемых металлургических и машиностроительных заводов (по три рабочих, два инженера и одному служащему от каждого предприятия): Сормовского, Коломенского, Брянского — в Бежице, Златоустовского, Белорецкого, Балтийского — в Твери, Катав-Ивановского, Выксунского, Кулебакского, завода Вестингауз и Мальцевского завода. На конференции обсуждался вопрос о национализации крупных машиностроительных заводов страны. Конференция вопреки сопротивлению представителей буржуазной технической интеллигенции (например, профессора Кирша) и меньшевиков (например, С. Е. Вейцмана) большинством голосов высказалась за немедленную национализацию этих заводов и создание объединенного централизованного управления ими38.

Рабочая секция конференции направила делегацию к В. И. Ленину. Делегация состояла из 15 человек. Ленин принял их 17 мая. Внимательно выслушав их ходатайство о немедленной национализации машиностроительных заводов и об ускорении снабжения национализированных металлургических заводов Центрально-промышленного района продовольствием, Владимир Ильич обещал удовлетворить просьбу секции.

Входивший в состав этой делегации рабочий Кулебакского завода А. Велихов впоследствии в своих воспоминаниях писал:

«В мае 1918 г. я входил в состав делегации рабочих, избранных на конференциях крупнейших заводов (Сормова, Коломны, Кулебак и др.), и мне вместе с товарищами-делегатами посчастливилось быть на личном приеме у Владимира Ильича Ленина при передаче ему наказа рабочих о необходимости немедленной национализации машиностроительных заводов... Он внимательно стал слушать передаваемый нами наказ рабочих заводов.

Выслушав требование рабочих о немедленной национализации группы машиностроительных предприятий, Владимир Ильич согласился с этим и предложил выехать на заводы для проведения партийных собраний и общих собраний-конференций рабочих и служащих, на которых обсудить вопрос о национализации заводов, принять решения и представить их в Совет Народных Комиссаров»39.

Во время беседы с делегацией В. И. Ленин сделал заметки о количестве паровозов, производившихся Сормовским заводом во время царизма, при власти Керенского и после Октябрьской революции, об объеме продукции Златоустовского завода, об Урале, о хлебе, финансах, плате дани капиталистам, контроле и т. п.40

После приема делегации 17 мая 1918 г. Ленин написал письмо конференции, в котором сообщил, что в Совнаркоме, по его мнению, «будет единодушие в пользу немедленной национализации, если конференция со всей энергией возьмется за обеспечение планомерной, стройной организованности работ и повышение их производительности»41. Письмо В. И. Ленина, зачитанное на заседании конференции 18 мая, было встречено бурными аплодисментами.

ВСНХ 18 июня 1918 г. принял постановление «О национализации заводов, входящих в финансовую группу «Сормово — Коломна»». На основе этого постановления национализировались все предприятия общества «Сормово», общества Коломенского завода (с Кулебакским заводом), товарищества Ташинского завода, общества Белорецких заводов и Пермского лесопромышленного общества. Национализированной группе заводов присваивалось название «Объединенные национальные машиностроительные заводы Сормово — Коломна»42.

Национализация этого ядра крупнейших предприятий явилась переходной мерой к национализации крупной промышленности в целом. Впоследствии по постановлению ВСНХ от 19 ноября 1918 г. в это объединение было включено большинство заводов бывшей группы «Сормово — Коломна»: Брянский в Бежице, Мытищинский, Рыбинский, Тверской и Радицкий. Объединению заводов было присвоено новое название: «Государственные объединенные машиностроительные заводы» (ГОМЗа). Так было создано мощное социалистическое объединение машиностроительных заводов.

Вопрос о национализации промышленности стоял на I Всероссийском съезде совнархозов, на котором 26 мая выступил В. И. Ленин с большой речью. В принятой съездом резолюции «Об экономическом положении и экономической политике» указывалось на необходимость перейти от национализации отдельных предприятий «к последовательной национализации отраслей промышленности и в одну из первых очередей — металлообрабатывающей и машиностроительной, химической, нефтяной и текстильной». В другой резолюции съезда, посвященной вопросам организации промышленности и ее ближайшим задачам, указывалось на необходимость «целесообразной национализации как целых отраслей промышленности, так и отдельных предприятий»43.

Национализацию целых отраслей промышленности начали с тех, о необходимости национализации которых говорил Ленин еще до Октябрьской революции. Первой полностью была национализирована сахарная промышленность.

На экономическую возможность и необходимость национализации синдиката сахарозаводчиков, который уже созрел для этого, Ленин указывал еще в апреле 1917 г. в статье «Один из коренных вопросов», в своих выступлениях на VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) и в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться».

«...Синдикат сахарозаводчиков,— писал В. И. Ленин в статье «Один из коренных вопросов»,— не только на деле слился уже хозяйственно (в один производственный организм общегосударственного размера, но и стоял уже под контролем «государства» (т. е. чиновников, услужающих капиталистам) еще при царизме»44.

Сахарная промышленность в России в результате четырехлетней воины оказалась в особенно тяжелом положении. По данным журнала «Южно-русский потребитель», посевная площадь под сахарную свеклу в 1917 г. понизилась по сравнению с 1916 г. на 11,2%, с 1915 г.— на 20,2 и с 1914 г.— на 21,8%. Вследствие этого сократилось и производство сахара. В 1917—1918 гг. поступило для потребления всего лишь 60 млн. пудов, в то время как в 1916—1917 гг. было потреблено 72 768 017 пудов, а в 1915—1916 гг. — 102 992 494 пуда45.

Большая часть сахарной промышленности осталась на оккупированной немцами Украине. На территории Советской республики имелось лишь 35 заводов. Площадь свекольных плантаций составляла 60 642 десятины46.

Вследствие тяжелого положения сахарной промышленности, выразившегося в сокращении плантаций и падении производительности заводов, в конце февраля при ВСНХ была учреждена Временная комиссия по организации Главного сахарного комитета Великорусского района. Комиссия занялась подготовкой материалов о национализации сахарных заводов. Был разработан проект о национализации, по которому управление сахарными заводами возлагалось на Главный сахарный комитет (Главсахар). Третья часть мест в комитете принадлежала трудящимся сахарной промышленности и третья часть — представителям Советской власти. 1 марта положение о Главном сахарном комитете было утверждено. Требовались средства для выдачи срочных ссуд на посев свекловицы. ВСНХ постановил выдать комитету 20 млн. руб., но ввиду эвакуации Петрограда выдача денег задержалась. Совнарком не был также уверен, что такая огромная сумма будет правильно использована, так как трудящиеся сахарной промышленности были еще не вполне организованы и рабочий контроль не налажен.

Для решения вопроса о национализации сахарной промышленности был созван специальный съезд. На первом же заседании, утром 15 апреля, была избрана делегация к Ленину. Накануне съезда на совещании его организаторов и представителей ВСНХ было высказано пожелание, чтобы съезд обязательно направил в Совнарком делегацию, которая должна была выяснить положение сахарной промышленности и просить принять срочные меры к ее спасению. В ее состав были избраны Торгоненко, Сулженков и Авксентьев (от съезда), Столярский (от земельных комитетов), профессор В. Е. Тищенко и Д. М. Жиров (от Временной комиссии Главсахара) и Л. Н. Крицман (от ВСНХ).

Утром 16 апреля Ленин принял делегатов. Он выслушал их и сообщил, что Совнарком озабочен положением сахарной промышленности и примет все меры к ее подъему. Делегация попросила денежную ссуду в 20 млн. руб. на посев свекловицы. Ленин заявил, что ссуда может быть выдана, если съезд вынесет решение о необходимости этой ссуды и будет представлена отчетность правительству о ее израсходовании47.

На втором заседании съезда, вечером 16 апреля, член делегации, председатель Московского областного комитета трудящихся сахарной промышленности Д. М. Жиров сообщил о результатах посещения В. И. Ленина: «Приняты мы были очень любезно, поставленный нами вопрос будет разрешен для нас в положительном смысле: 20 млн. руб. будут отпущены. Окончательно сегодня это еще не сделано, потому что т. Лениным был поставлен вопрос,— какая гарантия в том, что эти деньги не будут затрачены понапрасну. Рабочие часто неправильно понимают свою задачу: берут деньги в свое собственное распоряжение, расходуют их и никаких отчетов не представляют. Тов. Ленин просит представить ему проект контроля и отчетности Главсахара. Мы поставили на рассмотрение собрания проект отчетности и контроля, а трудящиеся на местах, фабрично-заводские комитеты должны быть поручителями. Кроме того, еще, как выразился т. Ленин, гарантией может служить поднятие производительности труда. Вот все, что он нам сказал и еще поручил нам войти в сношения с Комиссариатом земледелия и финансов и прийти с ними к соглашению.

Если вы рассмотрите представленный вам проект контроля и отчетности завтра, то уже послезавтра в спешном порядке т. Ленин обещался рассмотреть вопрос, у него задержки не будет. Если мы завтра все подготовим, то послезавтра вопрос уже будет решен в положительном смысле, т. е. 20 млн. руб. будут отпущены немедленно»48.

Разработку инструкции по контролю за расходованием отпускаемых Главсахару средств для представления в Совнарком поручили профессору В. Е. Тищенко. 17 апреля в 11 часов состоялось совещание по вопросам контроля за расходованием средств, которые будут отпускаться на нужды сахарной промышленности. В нем участвовали представители Наркомзема, Наркомфина, ВСНХ и Главсахара. После обсуждения были выработаны правила выдачи ссуд сахарным заводам. Эти правила были рассмотрены и приняты в тот же день, на вечернем заседании съезда трудящихся сахарной промышленности49.

Вечером 17 апреля на заседании президиума ВСНХ еще раз было принято решение предоставить кредит в сумме 20 млн. руб. в распоряжение Главного сахарного комитета при ВСНХ для выдачи ее через управления сахарных заводов и местные земельные Комитеты крестьянам на посев свекловицы50. Вопрос был внесен на рассмотрение в Совнарком.

Вечером того же дня состоялось заседание Совнаркома под председательством Ленина. Владимир Ильич получил записку от члена президиума ВСНХ В. Я. Чубаря с просьбой от имени председателя ВСНХ внести в повестку дня вопрос об ассигновании 20 млн. руб. на посев свекловицы. Во время обсуждения этого вопроса Ленин написал проект постановления об ассигновании ВСНХ требуемой суммы на выплату задатков крестьянам на посев свекловицы. Этот проект был принят Совнаркомом51.

Делегаты Первого съезда трудящихся в сахарной промышленности единодушно высказались за национализацию.

На заседании съезда 21 апреля был обсужден и принят большинством голосов проект декрета о национализации промышленности. Кроме того, съезд принял общую резолюцию по вопросу о национализации сахарных заводов52.

Вопрос о национализации сахарной промышленности обсуждался сначала в Малом СНК.

Он стоял в повестке дня заседаний 20, 22 и 29 апреля. Наконец, 29 апреля было принято постановление о национализации сахарной промышленности. На следующий день, 30 апреля, Совнарком принял решение передать этот вопрос на заключение комиссии из представителей наркоматов труда, финансов и земледелия: И. Э. Гуковского, И. И. Ходоровского, Ю. Ларина и Л. Н. Крицмана. Комиссии было предложено представить свое заключение в Совнарком вечером 2 мая53.

На заседании СНК 2 мая Ленин внес три поправки в проект декрета, представленный Д. П. Боголеповым и М. Ю. Козловским и принятый съездом рабочих и крестьян сахарной промышленности, Главсахаром, отделом обработки пищевых и вкусовых веществ ВСНХ. В одной из них Ленин предложил в смешанные комиссии, которые созывались управлением сахарных заводов для определения размера посевной площади под сахарную свеклу и необходимого для этого инвентаря, вводить вместо представителя от губернского Совета, как это предусматривалось в проекте, представителя от ЦК профсоюза рабочих сахарной промышленности. Ленинская поправка преследовала цель привлечь профсоюзы к ведению дел предприятий. Другая поправка требовала объявить недействительными все сделки по передаче и залогу предприятий сахарной промышленности со дня опубликования декрета. Декрет с поправками В. И. Ленина был принят Совнаркомом54. Поправка была направлена против попыток владельцев предприятий заложить или продать их.

Согласно декрету, все сахарные заводы с принадлежащими им землей и имуществом стали государственной собственностью. На всех землях: заводских, частновладельческих и крестьянских, на которых сеялась свекла в течение какого-либо из последних четырех лет, должен был сохраняться севооборот с обязательным посевом свеклы. Позже, 13 июля, Ленин подписал «Дополнение к декрету о национализации сахарных заводов», в котором все перечисленные земли, за исключением крестьянских, признавались неприкосновенным земельным фондом национализированных сахарных заводов. Распоряжение землями и руководство их обработкой передавалось Главсахару55.

 

Решающую роль для социалистического строительства в нашей стране имела национализация нефтяной промышленности. Она потребовала от рабочего класса тщательной подготовки, для того чтобы затем справиться с управлением такой крупной и важной отрасли.

Еще в своем труде «Империализм, как высшая стадия капитализма» В. И. Ленин пришел к выводу, что нефтяная промышленность России, захваченная монополистическими объединениями, вполне созрела для национализации.

VI съезд РСДРП (б), состоявшийся 20 июля — 3 августа (8—16 августа) 1917 г., в числе важнейших революционных мероприятий, которые должны были спасти Россию от катастрофы, указал на необходимость национализации ряда синдицированных предприятий. В первую очередь среди других указывались нефтяные предприятия56.

В сентябре 1917 г. в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» В. И. Ленин выдвинул как главнейшую задачу наряду с национализацией банков национализацию крупнейших монополистических союзов капиталистов — синдикатов (сахарного, нефтяного, угольного, металлургического и т. д.)57.

Он указывал, что нельзя национализировать банки, не национализируя сахарный, угольный, железный, нефтяной и прочие синдикаты, ибо банки и крупнейшие отрасли промышленности и торговли при капитализме срослись неразрывно58.

В резолюции о власти, принятой на расширенном заседании ЦК РСДРП (б) 31 августа (13 сентября) 1917 г., также отмечалась необходимость национализации важнейших отраслей промышленности59.

В нефтяной промышленности, захваченной монополиями, капитал достиг высокой степени концентрации. 60% всей добычи нефти в стране находилось в руках монополий «Шелл», «Ойл» и «Братья Нобель» в Баку и Грозном. Поэтому данная отрасль производства полностью созрела для национализации.

«Возьмите нефтяное дело,— писал В. И. Ленин.— Оно «обобществлено» уже предшествующим развитием капитализма в гигантских размерах. Пара нефтяных королей — вот кто ворочает миллионами и сотнями миллионов, занимаясь стрижкой купонов, собиранием сказочных прибылей с «дела», уже организованного фактически, технически, общественно в общегосударственных размерах, уже ведомого сотнями и тысячами служащих, инженеров и т. д. Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для революционно-демократического государства, особенно когда оно переживает величайший кризис, когда надо во что бы то ни стало сберегать народный труд и увеличивать производство топлива»60.

Первостепенное значение в нефтяных богатствах страны имели нефтепромыслы и нефтеперерабатывающие заводы Баку. Исходя из указаний В. И. Ленина, бакинские большевики уже в дни сентябрьской стачки 1917 г. выдвинули требование национализации нефтяной промышленности. «Мы единственным выходом из создавшегося положения,— заявил Бакинский комитет РСДРП (б),— считаем национализацию нефтяной промышленности»61.

После Октябрьской революции вопрос о национализации этой отрасли промышленности встал вплотную. 18 (31) января отдел топлива ВСНХ представил Президиуму ВСНХ проект постановления об устройстве нефтяных промыслов. Президиум ВСНХ поддержал проект и обратился в СНК. 27 января (9 февраля) 1918 г. СНК под председательством Ленина обсудил проект устройства нефтяных промыслов. ВСНХ было поручено выработать план их национализации. Проект декрета о национализации нефтяной промышленности, выработанный ВСНХ, несколько раз стоял в повестке дня заседаний Совнаркома и обсуждался под председательством Ленина. Сначала, 15 февраля 1918 г. Совнарком принял за основу проект декрета, предложенный Ломовым, но поручил ему созвать специальную комиссию для окончательной разработки этого вопроса и представить в трехдневный срок в СНК готовый проект декрета о национализации нефтяных промыслов. 20 февраля вопрос снова стоял в повестке дня заседания СНК, но был отложен. Затем на заседании СНК 21 февраля Ленин предложил передать этот вопрос на рассмотрение в Наркомфин, назначив трехдневный срок для внесения его заключения в СНК62.

Наступление германских войск на Петроград, начавшееся 21 февраля, и организация отпора им целиком поглотили на некоторое время внимание Советского правительства во главе с В. И. Лениным. К вопросу о национализации нефтяных промыслов Совнарком вернулся уже в марте. На заседании СНК 1 марта проект ВСНХ о национализации нефтяных промыслов был единогласно принят за основу. ВСНХ было поручено создать комиссию из представителей ВСНХ, Наркомтруда и Наркомфина для срочной переработки проектов ВСНХ и Наркомфина. Комиссии было предложено руководствоваться при переработке проектов положениями и указаниями, высказанными при обсуждении проектов на заседании СНК63.

Уже в марте Советское правительство приняло меры к установлению контроля над нефтяной промышленностью. С марта и по середину мая нефтяная промышленность была подчинена чрезвычайному комиссариату по нефтяным делам, во главе которого стоял комиссар И. Э. Гуковский. Он был назначен главным комиссаром постановлением ВСНХ от 2 марта.

Члены коллегии отдела топлива ВСНХ 3. Н. Доссер, С. В. Салько и Ф. Д. Агапов были командированы в Баку для установления полного контроля над нефтяной промышленностью. Ленин подписал мандаты, в которых всем органам Советской власти предписывалось оказывать им полное содействие и всем фирмам и лицам, имеющим отношение к нефтяной промышленности,— следовать их указаниям64.

Установление власти Бакинской коммуны давало возможность по Волге вывезти нефть и нефтепродукты из Баку в Советскую Россию. Совнарком 13 апреля по докладу И. Э. Гуковского о наливном флоте принял решение дать телеграмму местным Советам о том, что наливной флот на предстоящую навигацию 1918 г. остается в управлении прежних владельцев, но под наблюдением главного комиссара по нефти И. Э. Гуковского. Телеграмма была послана за подписью В. И. Ленина и Гуковского 20 апреля65.

В это время бакинские большевики готовились к национализации. Исполком Бакинского Совета назначил специального комиссара по учету, распределению, вывозу нефти и нефтепродуктов и продаже их через местные и центральные органы Советской власти. Этим комиссаром был член исполкома С. М. Тер-Габриэлян. Он с семью пароходами нефти выехал в Астрахань, а затем в Москву. У него было задание — выяснить отношение центра к намерению Бакинского СНК национализировать нефть.

Председатель Бакинского Совета Народных Комиссаров С. Г. Шаумян, сообщая в Совет Народных Комиссаров РСФСР 13 апреля 1918 г. о подавлении в Баку контрреволюционного мятежа и упрочении Советской власти, писал: «Давно решена национализация нефтяной промышленности, которую собираемся осуществить».

С. М. Тер-Габриэлян во время пребывания в Москве, в апреле — июне, несколько раз был на приеме у В. И. Ленина. Содержание их бесед можно представить по воспоминаниям С. М. Тер-Габриэляна, записанным в журнале заседания Бакинского СНК от 24 июня 1918 г., и газетному отчету о докладе Тер-Габриэляна на конференции Бакинской организации РКП (б).

Ленин сначала отнесся осторожно к намерению бакинских большевиков национализировать нефтяную промышленность. Он боялся, что у рабочих Баку не хватит сил на национализацию промыслов и затем руководство ими. Об этом говорил в описании своей первой встречи с Лениным С. М. Тер-Габриэлян: «При первой же возможности я выехал в Москву. В первый же день я приехал к Ильичу. Я ему все рассказал, часа три я рассказывал о том, что у нас вообще происходит. Он мне задает вопрос: «А что Вы думаете делать?» Я говорю, что нужно объявить национализацию нефтяной промышленности. «Спасибо, — говорит, — мы уже донационализировались. А кто у Вас будет работать?» Отвечаю: «Бакинские рабочие». «А кто руководить-то будет?» — «Союз бакинских инженеров».— «А кто именно?» «Да разве Вы знаете,— говорю,— их фамилии?» «Нет,— говорит,— этого нельзя». Зовет Гуковского... и говорит, что вот приехал Тер-Габриэлян. Тот говорит: «Знаю, мой сотрудник по Каспийскому товариществу, я давно его знаю». «Но как Вы думаете, Исидор Эммануилович, насчет национализации?» — «Боже упаси...» — «А что...» — «Невозможно...»

Я на это им указал, что у нефтепромышленников нет стимула работать, что тогда надо сказать нефтепромышленникам: «Работайте как хотите». А то ведь — нефть кому давать... Нам. А что они будут получать... Ничего. А что скажут рабочие. Связь с Москвой есть, деньги получены, почему же работать на хозяев. Я туда не поеду, я вернуться не могу. Без разрешения вопроса о национализации я вернуться не могу... Владимир Ильич дал записку к Рыкову — председателю ВСНХ и сказал: «Посмотрите, какое настроение»»66.

После беседы Ленин пришел к выводу о необходимости национализировать нефтяную промышленность в Баку. По протоколу заседания Бакинского СНК можно судить, что Тер-Габриэлян по прибытии из Москвы выступил с докладом «Об отношении центра к национализации нефтяной промышленности» и сказал, что «товарищ Ленин всецело стоит за нее, если, говорит он, у вас найдутся технические силы». А в докладе на конференции Бакинской организации РКП (б) он дополнил свой рассказ: «Когда я высказал Ленину желание бакинского пролетариата национализировать нефтяные промыслы, то первым вопросом его было: достаточно ли сильны мы сознательно и организационно, чтобы провести в жизнь эту величайшую победу рабочего класса»67.

17 мая был учрежден Главный нефтяной комитет при отделе топлива ВСНХ (Выснархознефть, Главнефть). В проект декрета об учреждении Главнефти во время его обсуждения на заседании Совнаркома Ленин внес исправления, дополнил его пунктом об упразднении должности главного комиссара по нефтяным делам и о вступлении декрета в силу со дня его опубликования. Декрет был утвержден с поправками Ленина и подписан им68.

На Главный нефтяной комитет возлагалась обязанность вывоза нефти, выплаты заработной платы. Ему предоставлялось право организации бурения в промысловых районах. Комитет должен был подготовить вопрос о национализации всех нефтяных промыслов, разработать план национализации. Тем самым Совнарком РСФСР принял принципиальное решение о национализации нефтяной промышленности. Осуществление ее, однако, было отсрочено до составления Главнефтью сметы, устанавливающей, в каких рамках должна протекать производственно финансовая деятельность национализированного нефтяного хозяйства.

О принятых Совнаркомом решениях было сообщено в Баку С. Г. Шаумяну телеграммами Выснархознефти и Совнаркома. Приехавший в Москву С. М. Тер-Габриэлян был введен в состав коллегии Главнефти. Членом коллегии был и известный ученый-геолог И. М. Губкин.

В апреле — мае вопрос о национализации нефтяной промышленности обсуждался не один раз на заседаниях Бакинского Совета, который считал национализацию необходимой, но после тщательной подготовительной работы. Совет «постановил только,— говорил председатель Бакинского совнархоза на заседании Бакинского Совета 21 мая,— что нужно создать тот аппарат, который должен помочь нам отбросить господ владельцев нефтяных предприятий и объявить нефтяную промышленность достоянием государства...

Сейчас Совет народного хозяйства должен постепенно входить во все поры, во все щели нефтяной промышленности и не только контролировать, а там, где это нужно, заставлять частных предпринимателей принимать те или иные меры.

В частности, необходимо создать трест нефтедобывающих фирм и фирм подрядного бурения. Мы хотим объединить все фирмы, централизовать их и в этот трест допустить представителей СНХ, чтобы управлять вместе с ним. Когда аппарат этот будет налажен, может наступить момент национализации нефтяной промышленности и устранения тех лиц, которые являются владельцами этой промышленности.

Мы считаем это последнее ближайшей нашей задачей, которую мы будем стремиться разрешить, а сейчас мы, не устраняя владельцев, будем все же проводить целый ряд принудительных мер.

Из декларации, оглашенной СНХ, вы уже знаете также и то, что она во главу угла ставит своей первой задачей, задачей сегодняшнего дня, объявление национализации недр земли, всей нефтеносной площади, для чего уже заготовлен проект соответствующего декрета»69.

22 мая Бакинский Совнарком издал декрет о национализации всех недр земли, занятых в Бакинском районе под разведку и добычу нефти и озокерита и принадлежавших на правах частной собственности отдельным лицам, товариществам и обществам. В тот же день С. Г. Шаумян сообщал об этом радиограммой И. В. Сталину. Через день, 24 мая, в письме в СНК РСФСР С. Г. Шаумян снова пишет об этом: «Декретировали национализацию нефтяных недр, повысили цену на нефть до 2 р. 35 к. Об этом я сообщал Вам по радио»70.

В это же самое время в Москве экономическая комиссия, наделенная чрезвычайными правами, приняла постановления: об ассигновании 100 млн. руб. в распоряжение отдела топлива ВСНХ для вывоза нефти из Баку и расплаты с рабочими нефтяных промыслов; об отправке водой 10 тыс. пудов хлеба из Царицына в Баку для обеспечения вывоза нефти в наибольшем количестве; о командировании представителя Бакинского совета народного хозяйства (Баксовнархоза) в РСФСР, члена коллегии Главного нефтяного комитета С. М. Тер-Габриэляна с артельщиком и деньгами в Баку и предоставлении в его распоряжение всех сил и средств для немедленного вывоза нефти по Волге.

Эти постановления были утверждены Совнаркомом на заседании 22 мая под председательством Ленина в присутствии С. М. Тер-Габриэляна71. Некоторые из этих постановлений (об ассигновании 100 млн. руб. и отправке 10 тыс. пудов хлеба) были тут же подписаны В. И. Лениным72. О принятии этих решений в Баку были направлены радиограммы за подписью В. И. Ленина73.

22 мая за подписью С. М. Тер-Габриэляна и члена коллегии Главнефти К. А. Махровского была послана радиограмма: «Национализация объявлена, проводите, еду со средствами, вооружением и обмундированием»74.

На следующий день, 23 мая, В. И. Ленин подписал удостоверение Тер-Габриэляну о том, что он командируется в Баку для принятия всех мер к немедленному вывозу нефти из Баку по Волге75.

24 мая В. И. Ленин принял его второй раз.

С. М. Тер-Габриэлян вспоминал: «Мы поговорили с Владимиром Ильичем и получили задание таскать нефть. Я думаю, как же мы будем таскать нефть. Надо было идти к Чоклроду76. Тогда я сказал, чтобы Владимир Ильич дал мне мандат, чтобы я мог получить хлеба, чтобы это могло заинтересовать рабочих. Он письма не дает, а делает постановление Совета Народных Комиссаров об ассигновании 2-х миллионов рублей и 12 000 пудов хлеба для Астрейда77»78. Аналогичное поручение было дано и комиссару Центровоентехупра А. А. Квягковскому.

На снаряжение экспедиции понадобилось примерно две недели. 3 июня В. И. Ленин вместе с наркомом путей сообщения П. А. Кобозевым и заведующим отделом топлива ВСНХ Н. И. Соловьевым подписали удостоверение С. М. Тер-Габриэляну и А. А. Квятковскому о том, что они уполномочены Совнаркомом принять необходимые меры по организации водного и железнодорожного транспорта, по руководству им, по перевозке нефти и нефтяных продуктов из Баку, Грозного, Екатеринодара, Новороссийска и Эмбинского района в места, указанные Главнефтью79. Таким образом, полномочия Тер-Габриэляна были расширены.

Еще раньше, 27 апреля, В. И. Ленин, узнав о прекращении работ по добыче нефти на Эмбе, подписал телеграмму Астраханскому Совету. В ней запрашивались подробности о причинах прекращения работ, о принятых мерах и о необходимой помощи со стороны Центра80.

Телеграмма Выснархознефти от 17 мая была получена в Баку с опозданием. 28 мая С. Г. Шаумян отвечал телеграммой В. И. Ленину: «Получил с опозданием телеграмму Выснархознефти № 706 о мерах нефтяной промышленности и сегодня телеграмму Совнаркома № 3082 о ста миллионах. Принятые решения пониманием как национализацию. Вызывает сомнение отсутствие правительственного декрета. Если нет препятствий, телеграфьте более определенно. Решение приветствую»81.

20 мая И. В. Сталин направил письмо С. Г. Шаумяну в Баку о национализации нефтяной промышленности Бакинского района. Письмо это перед отправкой было просмотрено и одобрено В. И. Лениным82.

О принятом Совнаркомом решении национализировать нефтяную промышленность было сообщено телеграммой в Баку С. Г. Шаумяну 28 мая за подписью И. В. Сталина: «Совет Народных Комиссаров утвердил национализацию нефтяной промышленности... Нефтяной Комиссариат упразднен, все дело передано в руки Главного нефтяного комитета»83. В таком же духе И. В. Сталин отправил еще две телеграммы. Из них, однако, нельзя был сделать вывод, что предварительным условием национализации является составление сметы. В результате получилась путаница.

Нефтепромышленники, узнав о предполагаемой национализации, пытались разорить сравнительно хорошо налаженное нефтяное хозяйство. Поэтому нужны были срочные меры для захвата нефти, имущества, материалов и средств (текущих счетов) нефтяных фирм. «А этого,— как писал С. Г. Шаумян,— нельзя было делать без объявления национализации на месте»84.

На основании письма от 20 мая и телеграммы от 28 мая, посланных из Москвы на имя С. Г. Шаумяна, Бакинский СНК 1 июня принял декрет о национализации нефтяных предприятий Бакинского района и вслед за этим 6 июня — декрет о национализации Каспийского торгового флота85.

События развивались быстро. А между тем экспедиция С. М. Тер-Габриэляна к этому времени еще из Москвы не выехала. 5 июня во время заседания СНК В. И. Ленин узнал, что отъезд задерживается, так как еще не получены деньги из Госбанка. На этом же заседании СНК было принято решение отправить на следующий день не позже 10 часов утра в Московскую контору Госбанка постановление, предписывающее ей выдать Тер-Габриэляну 50 млн. руб. наличными деньгами, в том числе не менее половины — мелкими купюрами, не более 250 руб.86

После этого заведующий отделом топлива ВСНХ Н. И. Соловьев и Тер-Габриэлян обратились к Ленину с просьбой сделать распоряжение о бронировании этих денег за Бакинским совнархозом. На их записке В. И. Ленин написал:

«Забронировать нельзя, ибо там война.

Поручить расход Шаумяну, предписав ему на 1-ое место ставить нефть»87.

В тот же день В. И. Ленин подписал постановление СНК, предписывающее Московской конторе Госбанка выдать С. М. Тер-Габриэляну 50 млн. руб.88

Отправка экспедиции, однако, несколько задержалась. «Когда я явился к Владимиру Ильичу, — вспоминал С. М. Тер-Габриэлян,— он очень удивился, что я еще здесь, и я сказал ему, что я никак не могу получить машину»89. Речь шла о получении у левого эсера Попова бронемашины.

И еще раз, позднее, 6 июня, Ленину пришлось вмешаться в дело отправки экспедиции. Центробронь90 медлил с погрузкой экспедиции, и Тер-Габриэлян вынужден был снова обратиться к Владимиру Ильичу с просьбой дать указание о немедленной отправке его отряда. Указание Ленина, видимо, было срочно выполнено. Точная дата отправки экспедиции неизвестна, но, если судить по воспоминаниям С. М. Тер-Габриэляна, то экспедиция выехала 8 июня. Сам Тер-Габриэлян говорил, что он выехал 8 июля, но он ошибался, называя июль, так как 23 июня он был уже в Баку. Число же отъезда он назвал, по-видимому, правильно.

Путь был сложным и долгим. «С адским трудом пришлось добраться до Баку. Распространился слух, что чехословаки меня поймали и отобрали все деньги»91,— говорил об этом сам Тер-Габриэлян. Экспедиция прибыла к месту назначения только 23 июня92.

Спустя две недели после национализации нефтяной промышленности в Баку была получена телеграмма № 1069 из Москвы от Выснархознефти на имя заместителя председателя Бакинского совнархоза 3. Н. Доссера за подписью Ленина. В ней сообщалось, что Совнарком, утвердив национализацию, задерживает временно ее объявление, пока Выснархознефть не представит смету93.

В связи с этим С. Г. Шаумян направил в Москву В. И. Ленину и в Царицын И. В. Сталину 14 июня телеграмму: «Вчера, 13 июня, получили телеграмму Выснархознефти № 1069 от 4 июня о том, что применение национализации откладывается. Заявляю решительный протест против такой политики. Выснархознефть очевидно не ведает, что творит. Национализация нефтяной промышленности и торгового флота, несмотря на голод, вызвала энтузиазм и повысила добычу нефти и вывоз. Вывозили в день 600 или 700 тыс. пудов, сейчас вывозится один миллион 300 или 400 тысяч. Принимаем меры к дальнейшему усилению вывоза»94.

В Москве в свою очередь тоже не знали о том, что бакинцы национализировали нефтяные промыслы. Об этом говорит телеграмма В. И. Ленина С. Г. Шаумяну от 18 июня, переданная из Москвы через Астрахань и Кушку и дальше — в Баку — по радиотелеграфу:

«Декрета о национализации нефтяной промышленности пока не было. Предполагаем декретировать национализацию нефтяной промышленности к концу навигации. Пока организуем государственную монополию торговли нефтепродуктами. Примите все меры к скорейшему вывозу нефтепродуктов на Волгу. Сообщайте Главконефти ежедневно о положении нефтяной промышленности.

Предсовнаркома Ленин95.

Через день, 20 июня, в Москве была получена телеграмма за подписью заместителя председателя Бакинского совнархоза 3. Н. Доссера о том, что телеграмма № 1069 из Москвы за подписью Ленина опоздала, что 1 июня СНК Бакинской коммуны принял решение о национализации бакинской нефтяной промышленности. «Объявлено декретом запрещение на все имущество нефтяных и буровых предприятий,— говорилось в телеграмме,— администрация подчинена Совнархозу. Рабочих оплачиваем средствами государства, налаживаем технический аппарат. Инженеры соглашаются работать, но среди них крайне сильно настроение бойкота. Всякое промедление, колебание в вопросе национализации поднимет надежду противников, усилит их сопротивление, легко повлечет забастовку технических сил со всеми тяжелыми последствиями. Изменение принятого курса невозможно, просим немедленно издать декрет о национализации, сообщить в Баку телеграфно»96.

По получении этой телеграммы в тот же день, 20 июня, Совнарком утвердил «Декрет о национализации нефтяной промышленности». На заседании была оглашена телеграмма 3. Н. Доссера. Ленин принял деятельное участие в обсуждении проекта этого декрета. В принятое в связи с этим постановление СНК об ответственности кредитных и других учреждений и частных лиц за сохранность находящегося у них имущества нефтяных предприятий, национализированных декретом, Ленин внес дополнение. В нем он подчеркнул, что на кредитные и иные учреждения и частных лиц возлагается ответственность за полную сохранность имущества национализированных предприятий, числящегося как за предприятиями, так и за акционерными и другими владельцами97.

Согласно декрету СНК о национализации нефтяной промышленности, все нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие, нефтеторговые, подсобные по бурению и транспорту предприятия (цистерны, нефтепроводы, нефтяные склады, доки, пристанские сооружения и пр.) со всем их движимым и недвижимым имуществом объявлялись государственной собственностью.

Исключение было сделано лишь для мелких, кустарных предприятий, в которых нефть добывалась колодезным способом при помощи ручного труда.

Национализация нефтяных промыслов, флота и железных дорог облегчила вывоз нефти. Из Астрахани был вывезен запас нефти, оставшийся с зимы. Из Баку в 1918 г. удалось до его захвата интервентами вывезти через Каспий по Волге 1 млн. 400 тыс. т нефти и нефтепродуктов98. Этим запасом Советская Россия жила до восстановления Советской власти в Баку.

23 июня в Баку о декрете Совнаркома от 20 июня еще не было известно, поэтому С. Г. Шаумян еще раз телеграфирует В. И. Ленину и И. В. Сталину: «На основании письма и двух телеграмм Сталина об утверждении национализации нефтяной промышленности нами был объявлен местный декрет с указанием необходимых мероприятий для предупреждения хищения и расстройства промышленности. Недавно была получена телеграмма Выснархознефти, сообщая о том же, только с указанием о временной задержке... Такая политика непонятна для нас, крайне вредна. Как я уже протестовал один раз и повторяю еще: решительно протестую. После того, что уже сделано и сделано очень хорошо, возврата быть не может. Эти телеграммы приносят только дезорганизацию. Прошу вашего личного вмешательства для предупреждения тяжелых последствий для промышленности»99.

Только в конце июня бакинцы наконец-то узнали о том, что декрет о национализации нефтяной промышленности принят Совнаркомом. «Телеграмму о принятии Совнаркомом декрета о национализации нефтяной промышленности на заседании 20 июня,— писал в телеграмме В. И. Ленину в Москву и И. В. Сталину в Царицын С. Г. Шаумян 29 июня,— и об отмене двух телеграмм Главконефти получили, она внесла успокоение»100.

Национализация нефтяной промышленности помешала попыткам иностранных империалистов, в первую очередь германских и английских, прибрать к своим рукам нефтяные богатства Советской России.

Руководящая деятельность В. И. Ленина в национализации нефтяной промышленности и в организации вывоза нефти из Баку и Грозного сыграла решающую роль в укреплении экономической независимости нашей страны и обеспечении нефтью и нефтепродуктами ее промышленности, транспорта и сельского хозяйства.

Национализация нефтяной промышленности явилась базой для организации пролетариатом крупного общественного производства.

После национализации ряда важнейших отраслей промышленности, естественно, встал вопрос о завершении национализации всей крупной промышленности в стране. К этому заключительному этапу в обобществлении средств производства была проведена тщательная подготовка. В этой работе Ленин принял самое деятельное участие. Так, по инициативе рабочих при участии В. И. Ленина была подготовлена национализация крупных предприятий резиновой промышленности.

Резиновая промышленность относилась к тем отраслям, в которых концентрация производства в дореволюционной России достигла высокой степени. Так, синдикат резиновых заводов «Треугольник» в 1907 г. контролировал все производство резиновых изделий. Наиболее крупными предприятиями резиновой промышленности в Советской России были заводы — «Треугольник» в Петрограде и «Проводник» в Москве.

Завод «Треугольник» был остановлен из-за отсутствия бензина. Ленин принял (между 10 и 28 мая) делегацию от завкома. После беседы с ней о национализации завода и всей резиновой промышленности он направил ее в Центрорезину. 28 мая состоялось заседание бюро Центрорезины с делегатами завода «Треугольник» Козловым, Корветто и Мелентьевым. Делегаты рассказали о содержании своей беседы с В. И. Лениным и объяснили, почему они поставили вопрос о национализации завода101.

Корветто в своих выступлениях на заседании говорил следующее: «В Совете Народных Комиссаров тов. Ленин, принявший делегацию, заявил, что получить бензин нет никакой возможности, что даже в том случае, если бы удалось раздобыть бензин, его нельзя было бы транспортировать, что в скором времени предстоит приостановка как пассажирского, так и товарного движения, причем последнее будет сохранено в наибольшем масштабе для транспортирования продовольственных грузов. Получив отказ по 1-му пункту наших требований, мы принуждены были выдвинуть второй вопрос, вопрос о национализации, который встретил полное сочувствие...»

Предложение о национализации Ленин поддержал: «Если вы задумали дело национализации, то завод вам будет дан»,— рассказывал на заседании другой член делегации — Мелентьев.

17, 21 июня и 1 июля под председательством Ленина на заседаниях Совнаркома обсуждался вопрос о финансировании завода «Проводник», который в то время также не действовал.

На заседании СНК 21 июня при утверждении п. 5 протокола № 60 Малого СНК от 20 июня о выдаче правлению товарищества «Проводник» ссуды в размере 3 млн. руб. возник вопрос о состоянии резиновой промышленности вообще. Была создана комиссия в составе: А. П. Смирнов (Совнарком), Я. Я. Энслен, И. Л. Гамбург (Народный комиссариат государственного контроля) и М. Шевченко (выборный член правления от рабочих товарищества «Проводник»). Комиссии было поручено выяснить, что сделано в области резиновой промышленности Московским районным экономическим комитетом и Центрорезиной и возможность национализации и пуска московского резинового завода «Проводник»102.

Заводы «Треугольник», «Проводник» и другие крупные предприятия резиновой промышленности были национализированы 28 июня вместе с другими отраслями крупной промышленности. Резиновая промышленность вошла в группу отраслей промышленности с акционерным капиталом предприятий не менее полумиллиона рублей103. Проект о включении в план национализации такого рода крупных предприятий уже был обсужден перед отъездом советской делегации (Ю. Ларин, А. А. Иоффе, Г. Я. Сокольников и Л. Б. Красин) для работы в финансовой комиссии во время переговоров с Германией. Таких предприятий насчитывалось свыше тысячи. Общая сумма их основного капитала составляла почти 5 млрд. руб.104

Вопрос о национализации крупной промышленности стоял в повестке дня заседания СНК 27 июня. Было принято постановление назначить на следующий день к слушанию в СНК доклад президиума ВСНХ о завершении намеченной Совнаркомом и ВСНХ национализации российской промышленности105.

Доклад президиума ВСНХ (В. П. Милютина) слушался на заседании СНК 28 июня. Был утвержден с поправками декрет о национализации крупной промышленности. Согласно этому декрету объявлялись собственностью РСФСР, социалистической собственностью большинство акционерных и паевых компаний и товариществ, крупные предприятия горной, металлургической и металлообрабатывающей, текстильной, электрической, лесопильной и деревообделочной, табачной, резиновой, стекольной и керамической, кожевенной, цементной и других отраслей промышленности, а также паровые мельницы, предприятия по местному благоустройству, предприятия обществ частных железных дорог и подъездных путей, отдельные предприятия пищевой промышленности106.

Президиуму ВСНХ было предоставлено право дальнейшей национализации предприятий.

Совнарком принял решение опубликовать декрет не позже 30 июня и передать его по прямому проводу в Берлин. Радиотелеграмма советскому послу в Берлине А. А. Иоффе с изложением декрета была передана в ту же ночь, с 29 на 30 июня, в 0 часов 10 минут за подписью В. И. Ленина и народных комиссаров107.

30 июня декрет был опубликован в газете «Известия».

Декретирование национализации всей крупной промышленности не означало, однако, немедленного перехода ее в управление Советского государства. Нужна была большая организаторская работа, чтобы овладеть ею на деле, фактически, наладить руководство ею со стороны социалистического государства. Поэтому этот декрет предусматривал временное оставление предприятий в безвозмездном арендном пользовании и управлении прежних владельцев или бывших правлений, которые бы отвечали перед Советским государством за их целость, сохранность и правильную работу. Такое положение должно было оставаться до особого распоряжения ВСНХ по каждому предприятию в отдельности.

Переход предприятий в руки Советского государства на основе декрета от 28 июня 1918 г. продолжался до октября 1921 г., когда декретом ВЦИК были объявлены национализированными все предприятия, фактически перешедшие в руки советских центральных или местных органов до 17 мая 1921 г.

К концу 1918 г. национализация промышленности в основном была завершена, что было отмечено II Всероссийским съездом совнархозов108.

Подводя итоги социалистических преобразований экономики за первый год диктатуры пролетариата, В. И. Ленин писал: «Сразу, одним революционным ударом, сделано то, что (вообще можно сделать сразу: например, в первый же день диктатуры пролетариата, 26 октября 1917 г. (8 ноября 1917 г.), отменена частная собственность на землю, без вознаграждения крупных собственников, экспроприированы крупные собственники земли. В несколько месяцев экспроприированы, тоже без вознаграждения, почти все крупные капиталисты, владельцы фабрик, заводов, акционерных предприятий, банков, железных дорог и так далее» 109.

 

Национализация, обобществление крупной промышленности создавали условия для регулирования экономической жизни страны в интересах трудящихся, для преобразования народного хозяйства на социалистических началах.

Наряду с национализацией средств производства Советское государство национализировало и оптовые запасы промышленной продукции и сырья для промышленности, с тем чтобы наладить их плановое, государственное распределение.

Процесс национализации промышленных изделий наиболее ярко проявился в национализации тканей. Ленин в этом принимал самое активное участие.

Сначала Советское государство предприняло попытку закупить все ткани и сырье, необходимое для их производства.

Закупка тканей и сырья может служить примером осуществления мыслей К. Маркса и Ф. Энгельса о необходимости рабочему классу при известных условиях откупиться от капиталистов.

Запасы тканей на фабричных и оптовых складах были довольно велики. По сведениям Центрального комитета текстильной промышленности при ВСНХ (Центротекстиля), они составляли 757 млн. аршин110.

Московский городской продовольственный комитет провел в мае перепись запасов кож и тканей на складах Москвы. В. И. Ленин заинтересовался результатами переписи. Он направил по этому поводу записку председателю ВСНХ А. И. Рыкову111.

«Во-1-х, есть ли данные переписи,

(1) где (адреса)

(2) у кого именно (имена и адреса) все эти грузы.

Во-2-х, где (кем, когда?) сделано распоряжение об их охране?

Кто отвечает за их охрану?

В-3-х, кто отвечает за их правильное (рационированное, нормированное, карточное) распределение?

В-4-х, что сделано (кем?) для раздачи даром бедноте части этих и всей суммы конфискованных продуктов?» 112

 

Ленин вникал в детали переписи. Его интересовало все: где и у кого находятся эти запасы, кем сделано распоряжение об их охране, кто отвечает за их охрану и т. д.

На вопросы Ленина Рыков ответил, что кожи и ткани переписаны по частным, интендантским, железнодорожным и другим складам, за охрану складов отвечают те организации, за которыми они числятся; нормированное и карточное их распределение ведется горпродкомом через кооперативные лавки и частные фирмы113.

Вопрос о закупке тканей встал в связи с тем, что немцы организовали вывоз из оккупированных ими местностей мануфактуры за границу, с тем чтобы затем использовать ее путем обмена для выкачивания хлеба из Украины. На заседании СНК 17 июня предполагалось заслушать об этом доклад наркома продовольствия А. Д. Цюрупы, но вопрос был отложен до его рассмотрения в ВСНХ и Наркомфине 114.

22 июня во время заседания Совнаркома Ленин получил записку А. Д. Цюрупы с просьбой заслушать доклад об ассигновании Наркомпроду 1 млрд. руб. на закупку запасов мануфактуры и поставил этот вопрос в повестку дня заседания. В качестве докладчиков выступили А. Д. Цюрупа и О. Ю. Шмидт115. Вопрос был передан на срочное рассмотрение специальной комиссии, которая должна была ознакомиться с положением этих дел в Центротекстиле и Наркомпроде, с размерами и приемами спекуляции тканями, выяснить суммы, необходимые для закупки тканей, и т. п.116

Доклад комиссии (докладчиком был В. П. Ногин) слушался на заседании СНК 28 июня. Одновременно был обсужден и принят с небольшими поправками В. И. Ленина внесенный Наркомпродом по соглашению с Центротекстилем проект декрета о закупке в распоряжение государства всего наличного запаса тканей. Для окончательной редакции и согласования с другими декретами проект был сдан в Наркомюст117.

29 июня СНК заслушал доклад Д. И. Курского от Наркомюста об исполнении поручения СНК от 28 июня. Декрет о закупке и распределении тканей на этом заседании был утвержден окончательно. Сразу же после заседания Ленин подписал его.

Декрет предусматривал приобретение в распоряжение РСФСР всего наличного запаса тканей, имеющихся в пределах республики, и всей будущей выработки их. Для руководства операцией по закупке тканей при Центротекстиле было учреждено Закупочное бюро, а для распределения закупленных тканей — Совет по распределению тканей118.

Рабочие же считали, что ни о какой закупке тканей и речи быть не может. «Надо все забрать у буржуев, это все создано нашими руками» — так думали и говорили текстильщики.

По предложению заведующего товарным отделом Центротекстиля М. В. Рыкунова119, тесно связанного с рабочими, коллегия Центротекстиля приняла решение — в виде опыта опечатать несколько крупнейших фирм для точного учета тканей. Из Московского городского продовольственного комитета были выделены трое: М. В. Рыкунов (руководитель), М. Е. Шефлер и А. Б. Халатов. На них была возложена вся подготовительная работа. Для проведения этой «операции» было мобилизовано около 1000 рабочих и мелких служащих-мануфактуристов. Они были разбиты на небольшие отряды, которые направлялись на опечатание мануфактурных магазинов. В ВЧК было взято для этого около 20 разных печатей. В Московском городском продовольственном комитете и в союзе текстильщиков были изготовлены необходимые бланки для описи товаров, приказы для опечатания и формы для актов.

За первые же дни было опечатано более 1000 магазинов. Ленин узнал об этой «операции» по телефону от заместителя председателя Центротекстиля Я. Э. Рудзутака, который попросил у Ленина свидания по этому вопросу.

По воспоминаниям А. Б. Халатова, который был тогда заместителем председателя Московского городского продовольственного комитета, Ленин часов в 12 ночи позвонил в комитет, искал кого-нибудь из тройки, но никого на месте не оказалось. Второй его звонок застал Халатова. Ленин сказал, что в подготовке национализации мануфактурного и галантерейного дела наблюдаются большие беспорядки, плохая подготовка, возможна большая утечка товаров, будет скандал. В тот же вечер секретарь Совнаркома Л. А. Фотиева позвонила всем членам тройки, чтобы они в 9 часов утра явились к Ленину.

На другой день Ленин принял Я. Э. Рудзутака, М. В. Рыкунова, членов комиссии, назначенной Совнаркомом 22 июня 1918 г. (Г. Д. Закса, В. П. Ногина, М. Г. Вронского и др.), представителей Московского городского продовольственного комитета (М. Е. Шефлера, А. Б. Халатова и др.) и беседовал с ними в течение 30—40 минут. Он расспросил подробно о подготовке национализации.

«Владимир Ильич попросил объяснить, в чем дело,— вспоминал об этой беседе с В. И. Лениным Рыкунов,— и т. Рудзутак вкратце рассказал, что нами сделано по «закупке» тканей. Тогда Владимир Ильич спросил мнение комиссии, которая сразу отнеслась отрицательно к нашему плану.— Что же вы сделали? — был вопрос Ильича. Ему ответили, что выработали инструкцию о порядке закупки тканей, и тут же показали на нескольких листах отпечатанную инструкцию. Не помню, кто — тов. Рудзутак или я — заметил, что чего же закупать, когда через два дня вся мануфактура будет в руках государства бесплатно, и что больше тысячи магазинов (оптовых) уже опечатано. Тов. Ленин взглянул насмешливо-веселым взглядом на комиссию, слегка качнул головой и сказал:

— Ну, хорошо, сегодня приходите в Совнарком с вашими проектами.

Но достаточно было видеть его мимику, взгляд и это покачивание головы, чтобы заранее быть уверенным, что объемистая инструкция пойдет в архив, а проект постановления в пять-шесть пунктов о «монополизации тканей» (тоже титул постановления: какая тут монополизация, когда речь шла просто о конфискации мануфактуры) будет утвержден»120.

Ленин указал на недочеты, непорядки в проведении этой работы. Главное, советовал он, чтобы ничего не утекло. Магазины необходимо опечатать и повесить пломбы.

Так благодаря энергичному вмешательству рабочих-текстильщиков в лице своего профсоюза, который мобилизовал фабричные комитеты, в несколько дней было передано в руки государства около 2 тыс. оптовых мануфактурных складов. Основной капитал только тринадцати из них составлял около 30 млн. руб. с общим количеством мануфактуры на 1,5 млрд. руб.121

Владельцы фирм при помощи всяческих ухищрений сопротивлялись конфискации. Около 600 фирм ухитрились «перейти в подданство» Литвы, Польши и Германии, прикрываясь Брестским договором. Владельцы этих фирм сдавали ключи от складов в немецкое консульство, которое опечатывало склады своей печатью и забрасывало протестующими нотами Наркоминдел. Возникла угроза, что владельцам этих фирм в конечном счете придется платить.

Тогда Рыкунов обратился к В. И. Ленину по телефону с просьбой о приеме. В тот же вечер Ленин принял его и еще одного товарища из Центротекстиля. Он посоветовал вооружить винтовками надежнейших рабочих, поставить их у складов и дать инструкции никого, кроме своих, к складам не подпускать. «Немцы будут писать ноты, а мы будем отписываться, потянем и, вероятно, выиграем»122,— говорил В. И. Ленин, имея в виду назревавшую в Германии революцию.

16 июля под председательством В. И. Ленина на заседании СНК обсуждался вопрос о способах проведения национализации всех имеющихся в РСФСР тканей. Ленин выступил с докладом по этому вопросу. Содоклады от Центротекстиля сделал Я. Э. Рудзутак и от Закупочного бюро — Люблинский.

Готовясь к докладу, Ленин запросил у Рудзутака сведения о ходе монополизации тканей Центротекстилем. Этот запрос Ленина не сохранился, и мы не знаем его точного текста. О содержании его можно судить по ответной докладной записке в Совнарком Государственного закупочного бюро при Центротекстиле, датированной 16 июля 1918 г. Из этой записки видно, что запрос Ленина содержал вопросы относительно закупки или реквизиции товаров, о форме расплаты, о складах для закупленных товаров, о лицах и организациях, нарушающих монопольную закупку, о привлечении профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов к учету товаров123. Получив эти сведения от Рудзутака на заседании СНК 16 июля, Ленин пишет ему под текстом его записки, что необходимы еще сведения, в скольких складах ткани лежали раньше и лежат теперь, в частности в Москве, сколько складов освобождено124.

Совнарком принял по этому вопросу развернутые тезисы о национализации всех имеющихся в РСФСР тканей. Можно предполагать, что тезисы эти были написаны В. И. Лениным как основным докладчиком по этому вопросу125.

В тезисах предлагалось Центротекстилю провести в двухнедельный срок операцию по реквизиции тканей, причем реквизиция их признавалась за национализацию. Все склады оптовиков объявлялись государственными складами. Указывалось на необходимость в наибольших и наилучших из них сосредоточить все запасы тканей. Охрану складов поручить крупным биржевым артелям совместно с представителями профсоюзов и Московского военного комиссариата и с непременный привлечением Государственного контроля и ВЧК. Центротекстилю поручалось создать орган для распределения тканей и еженедельно докладывать Совнаркому о ходе работ. Наркомпроду предлагалось усилить вербовку рабочих текстильных районов в отряды для обмена тканей на хлеб и изъятия таким образом хлебных излишков у кулаков.

Мануфактурные склады кооперативных объединений оставлялись в ведении кооперативов, но Наркомпроду, ВСНХ и Наркомату государственного контроля поручалось спешно выработать правила фактического контроля над этими складами и их торговыми операциями.

Текстильным фабрикам было решено выдавать деньги только на производственные нужды: зарплату, сырье и текущие расходы. Было обращено внимание на необходимость принятия спешных мер Наркомфином по соглашению с ВСНХ для немедленной выплаты рабочим зарплаты денежными знаками. Согласно этим тезисам, поручалось юристу СНК А. И. Хмельницкому выработать проект декрета, обсудить его предварительно на заседании президиума ВСНХ и представителей Центротекстиля и Закупочного бюро и внести его на следующий день, 17 июля, на обсуждение Совнаркома126.

Публикация и проведение в жизнь тезисов были поручены президиуму ВСНХ. Основные положения тезисов были опубликованы в «Вестнике Народного комиссариата торговли и промышленности» № 7—8 за 1918 г. (стр. 56—57) и в некоторых местных газетах.

На заседании СНК 17 июля, однако, этот проект не обсуждался. По-видимому, он не был еще готов. Об этом можно судить по тому, что тезисы о национализации тканей были направлены в ВСНХ только 17 июля в 2 часа127. На заседании же президиума ВСНХ проект декрета о монополизации тканей был обсужден и принят (с поправкой к § И) лишь 18 июля 128.

Обсуждение проекта ВСНХ состоялось в тот же день на заседании Совнаркома под председательством Ленина. Ленин тут же на заседании ознакомился с проектом и внес в него поправки и дополнения. Прежде всего он изменил название декрета. Вместо «Проект декрета о монополизации ткани» он написал «Декрет о монополии на ткани». ВСНХ в п. 1 проекта предусмотрел, что в распоряжение государства поступают лишь ткани, находящиеся на оптовых складах. Ленин дополнил этот пункт тем, что и ткани фабричных складов поступают в распоряжение государства. Пункт 10 о том, что Центротекстилю совместно с Советом по распределению тканей поручается в пятидневный срок выработать правило отпуска тканей с фабрик, Ленин исключил совсем. Им были внесены также и другие поправки редакционного характера. Проект декрета с поправками В. И. Ленина был утвержден Совнаркомом и подписан В. И. Лениным129.

Сопоставление содержания декрета130 и тезисов о национализации тканей показывает, что они были целиком положены в основу декрета.

Центротекстилю при ВСНХ вменялось в обязанность в двухнедельный срок со дня опубликования декрета131 принять в свое ведение все находящиеся на оптовых и фабричных складах ткани и на учет — ткани, находящиеся в распоряжении тех или иных государственных учреждений.

Уже 29 июля доклад заместителя председателя Центротекстиля Я. Э. Рудзутака о ходе операции по национализации всех имеющихся в РСФСР запасов мануфактуры был заслушан на заседании Совнаркома. В принятом по докладу постановлении Центротекстилю поручалось сделать через две недели Совнаркому второй доклад о ходе операции, выпустить листок для широких масс крестьян и солдат о результатах проводимой национализации и провести совещание с Наркомпродом для выработки проекта декрета, запрещающего кооперативам продавать мануфактуру и разрешающего обменивать ее только на хлеб в ссыпных пунктах132.

Наряду с тканями были монополизированы также и все кожевенные товары постановлением президиума ВСНХ от 19 июля133.

Монополизация тканей и кожевенных товаров в корне уничтожила частную оптовую торговлю тканями.

Буржуазные идеологи, стремясь опорочить национализацию промышленности Советской властью, утверждают, что эта национализация по своему характеру якобы была анархо-синдикалистской, а не социалистической. Это утверждали еще Каутский и другие оппортунисты. Каутский писал, что в Советской России фабрики будто бы передаются в собственность рабочим. Он игнорировал тот факт, что фабрики и заводы передавались государству и ими распоряжался специальный орган Советской власти — Высший совет народного хозяйства.

В современных условиях оппортунистические элементы предлагают передать национализированные предприятия в социалистических странах в собственность отдельных производственных коллективов. Исторический опыт Советского Союза опроверг несостоятельность подобных анархо-синдикалистских планов, направленных против основ социализма. В нашей стране рабочие принимали решения о конфискации предприятий для предотвращения остановки фабрик и заводов ввиду саботажа их владельцев, для сохранения промышленности от развала. Рабочие сразу же обращались в местные или центральные органы Советской власти с предложением утвердить их решения о конфискации, так как они рассматривали конфискованные предприятия как достояние всего народа. И эти предприятия передавались в ведение совнархозов, в руки Советской власти.

В качестве примера можно сослаться на историю национализации фабрики товарищества мануфактур А. Каретниковой и сына в селе Тейково.

Фабрика была умышленно оставлена владельцами в разбитом и разрушенном состоянии. Поэтому фабрично-заводскому комитету пришлось фактически взять ведение предприятия в свои руки. За прошедшие после революции пять месяцев фабрично-заводскому комитету удалось пустить в ход многие отделения предприятия, интенсивность труда повысилась. Однако владельцы предприятия не отказывались окончательно от него и не шли ни на какие соглашения с фабрично-заводским комитетом.

Вследствие такой неопределенности фабрично-заводской комитет 24 апреля постановил ходатайствовать перед комиссариатом труда Иваново-Кинешемской волости и перед комиссаром Московского округа о скорейшем принятии декрета о национализации предприятий Каретниковой и избрал правление фабрики134.

В конце июля (не позднее 24 июля) во время приема члена фабзавкома О. Г. Сучкова и представившего его наркома труда В. П. Ногина Ленин ругал их, особенно Ногина, за то, что он допустил захват фабрики. Вместе с тем Ленин дал совет, если уж захватили, то держать крепче135.

Ленин настаивал на необходимости организованного проведения национализации средств производства и передачи их в собственность государства. «Задача социализма — переход всех средств производства в собственность всего народа, а вовсе не в том, чтобы суда перешли к судовым рабочим, банки к банковским служащим...— говорил он на заседании СНК 4 марта.— Мы задачу, цель социализма видим в том, чтобы превратить землю, предприятия в собственность Советской республики... Основным условием является у нас дисциплина и организованная передача всей собственности народу, всех источников богатства в руки Советской республики и строгое, дисциплинированное распоряжение ими... Управлять должна Советская власть»136.

В тех исключительно редких случаях, когда отсталые группы рабочих, находящихся под влиянием анархистов, пытались объявлять некоторые предприятия собственностью отдельных коллективов рабочих, передовые рабочие пресекали эти попытки.

Ленин резко осуждал подобные попытки. Он писал: «...величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти...»137

Позже Ленин с удовлетворением отмечал, что ни одна фабрика не была «присвоена» рабочими, что все фабрики и заводы передавались в собственность государства138.

Таким образом, под руководством В. И. Ленина за первые девять месяцев Советской власти были конфискованы у крупных капиталистов, национализированы и превращены в общественную собственность средства производства. Главнейшие отрасли народного хозяйства перешли в руки пролетарского государства.

В Советской России (по 31 губернии ее Европейской части) к 31 августа 1918 г. всего было отчуждено 35% всех заводов и фабрик. Из них было национализировано, передано в руки государства 82,7%. Они относились преимущественно к отраслям тяжелой, а также пищевой промышленности139.

Национализация промышленности знаменовала собой ликвидацию крупной буржуазии как класса, подрыв экономического базиса капитализма. Национализация означала начало создания экономического фундамента социализма.

Национализированные Советской властью промышленные предприятия стали предприятиями последовательно социалистического типа. И земля, на которой стоит предприятие, и средства производства, и все предприятие в целом стали принадлежать государству140.

Национализация промышленности создала необходимые условия для социалистической организации производства. Она явилась решающим условием построения социализма в СССР.

 

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн собр. соч., т. 36, стр. 56.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 123, 124. 429; «Народное хозяйство», 1918, № 11, стр. 14.

3 См. «Декреты Советской власти. Т. I. 25 октября 1917 г.— 16 марта 1918 г.». М., 1957, стр. 300—301.

4 См. «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 46.

5 Хлебная монополия была введена в России до Октябрьской революции — 2!5 марта 1917 г. После революции в «Основном законе о социализации земли», принятом III Всероссийским съездом Советов 18 (31) января 1918 г., было указано, что торговля хлебом, как внешняя, так и внутренняя, должна быть государственной монополией (см. «Декреты Советской власти. Т. I. 25 октября 1917 г.—16 марта 1918 г.», стр. 469).

Монопольное право ведения дел кожевенной промышленности было сосредоточено в руках Главного комитета по кожевенным делам, который был создан еще до Октябрьской революции. После революции, в январе 1918 г., комитет был реорганизован. В нем 2/3 мест получили представители советских организаций. Комитет находился в ведении ВСНХ (см. «Декреты Советской власти. Т. 11.17 марта—10 июля 1918 г.». М., 1959, стр. 61—62).

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 182—183.

7 См. «Декреты Советской власти. Т. И. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 158—160.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 71

9 Там же, стр. 133—134.

10 Эту особенность национализации после марта 1918 г. впервые отметил доктор исторических наук В. 3. Дробижев (см. В. 3. Дробижев. Социалистическое обобществление промышленности в СССР.— «Вопросы истории», 1964, № 6, стр. 59).

11 См. В. 3. Дробижев. Социалистическое обобществление промышленности в СССР.— «Вопросы истории», 1964, № 6, стр. 63.

12 «Декреты Советской власти. Т. II. 117 марта- 10 июля 1918 г.», стр. 130—138.

13 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 303— 306.

14 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, стр. 523.

15 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 97, л. 7.

16 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 98, л. 1—4.

17 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта— 10 июля 1918 г.», стр. 137.

18 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 95, л. 2; ед. хр. 136, л. 3—4; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —« 10 июля 1918 г.», стр. 100—102, 407—408

19 См. «Народное хозяйство», 1918, № 6—7, стр. 34; № 8—9, стр. 55.

20 См. «Ленинская смена» (Горький), 17 апреля 1956 г.; «Горьковский рабочий», 18 апреля 1960 г.

21 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 946, л. 2 об., 16-30; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 140, л. 3; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 438.

22 См. «Советская Россия», 27 февраля 1959 г.; «Вечерняя Москва», 22 апреля 1960 г.

23 «Вечерняя Москва», 22 апреля 1960 г.

24 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. гр. 113, л 1; ед. хр. 114, л. 1.

25 См. «Известия» № 99, 19 мая; № 101. 22 мая; № 102, 23 мая 1918 г.

26 См. «Декреты Советской власти Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 254—261, 591-594.

27 «Вечерняя Москва», 22 апреля 1960 г.

28 См. П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев. Из истории госкапитализма в начальный период социалистического строительства в СССР.— «Вопросы истории», 1957, № 9, стр. 111.

29 См. «Национализация промышленности в СССР. 1917—1920 гг.». Сборник документов и материалов. Под ред. доктора экономия, наук И. А. Гладкова. М., 1954, стр. 353.

30 «Национализация промышленности в СССР. 1017—1920 гг.». Сборник документов и материалов, стр. 354.

31 См. П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев. Из истории госкапитализма в начальный период социалистического строительства в СССР.— «Вопросы истории», 1957, № 9, стр. 120.

32 Государственный архив Горьковской области, ф. 552, оп. 1, д. 18, л. 61.

33 А. П. Мещерский был директором-распорядителем объединения «Сормово — Коломна».

34 «Страницы былого (Воспоминания старых коммунистов)». Рязань, 1960, стр. 159—161.

35 См. «Рабочие и крестьяне России о Ленине. Воспоминания». М., 1958, стр. 140.

36 См. «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 22.

37 См. «Народное хозяйство», 1918, № 4, стр. 32

38 См. «Известия Народного комиссариата по продовольствии», 1918, № 4—5, стр. 57; «Известия ВЦИК» № 100, 21 мая 1918 г.

39 «Октябрь в Н. Новгороде и губернии». Сборник воспоминаний. Под ред. Ф. Г. Евграфова и В. П. Фадеева. Горький, 1957, стр. 275.

40 См. В. В. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 704.

41 Там же, стр. 348.

42 См. «Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства», 2 июля 1918 г., № 47, ст. 560

43 «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая —4 июня 1918 г.», стр. 251, 253, 473.

44 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 302—303.

45 См. «Наше время» (вечерняя газета) № 54, 25 (12) марта 1918 г.

46 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая—4 июня 1918 г.», стр. 94.

47 См. «Петроградская правда» № 77, 18 (5) апреля 1918 г.; «Труды Первого съезда трудящихся в сахарной промышленности Великорусского района в Москве (15—22 апреля 1918 г.)». М., 1918, стр. 8—10, 57—58.

48 «Труды Первого съезда трудящихся в сахарной промышленности Великорусского района в Москве (15—22 апреля 1918 г.)», стр. 57—58.

49 См. там же, стр. 59, 77—79.

50 См. «Народное хозяйство», 1916, № 3, стр. 23.

51 См. Ленинский сборник XXXV, стр. 20; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 9Г7, л. 8, 78.

52 См. «Труды Первого съезда трудящихся в сахарной промышленности Великорусского района в Москве (15—22 апреля 1918 г.)», стр. 169—192.

53 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 106, л. 1—2.

54 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта- 10 июля 1918 г.», стр. 217—221; ЦПА ИМЛ, ф. 119, оп. 1, ед. хр. 107, л. 1—2.

55 См. «Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля—9 ноября 1918 г.», стр. 23—24.

56 См. «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» (далее — «КПСС в резолюциях и решениях...»), ч. I, изд. 7. М., 1954, стр. 378.

57 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 161.

58 См. там же. стр. 168—171.

59 См. «КПСС в резолюциях и решениях...», ч. I, стр. 396.

60 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 34, стр. 169

61 «Бакинский рабочий» № 59, 29 сентября 1917 г.

62 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 54, л. 53—56; ед. хр. 55, л. 28—30; ед. хр. 57, л. 1, 3—4, 5—6; ед. хр. 62, л. 3; ед. хр. 66, л. 2; ед. хр. 67, л. 2.

63 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп 1, ед. хр. 73, л. 1.

64 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 257а, л. 9—11.

65 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 95, л. 4; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля, 1918 г.», стр. 150; «большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане». Баку, 1957, стр. 349

66 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, ед. хр. 4, л. 118-419.

67 Р. Хандамиров. В. И. Ленин — вдохновитель национализации азербайджанской нефтяной промышленности в период Бакинской Коммуны (1018 г.).— «Ученые записки Азербайджанского государственного университета им. С. М. Кирова». Серия экономических наук, {т. 3], стр. 29, 30.

68 ЦПА НМЛ, ф. 19, он. 1, ед. хр. 118, л. 3 -4, 56; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 282—283.

69 «Труды Азербайджанского филиала ИМЭЛ при ЦК ВКП(б)», XII. Баку, 1948, стр. 129.

70 «Бакинский рабочий» № 96, 26 мая 1918 г.; «Труды Азербайджанского филиала ИМЭЛ при ЦК ВКП(б)», XII стр. 186; С. Г. Шаумян. Письма. 1896—1918. Ереван, 1959, стр. 76.

71 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 122, л. 1—2.

72 См. «Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане», стр. 413; Ленинский сборник XXXVI, стр. 43.

73 ЦГАОР Азербайджанской ССР, ф. 11, оп. 1, д. 226, л. 177; см. «Известия Бакинского Совета» № 100, 29(16) мая 1918 г.; «Бакинский рабочий» № 98, 29(16) мая 1918 г.; «Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане», стр. 421.

74 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, ед. хр. 4, л. 119.

75 См. «Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане», стр. 421.

76 Чокпрод — Чрезвычайный областной продовольственный комитет Юга России.

77 Астраханского рейда.

78 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, ед. хр. 4, л. 120.

79 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, ед. хр. 4, л. 120, 122.

80 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 696.

81 С. Г. Шаумян. Письма. 1896—1918, стр. 77.

82 См. С. Г. Шаумян. Статьи и речи. 1917—1918 п\ Баку, 1929, стр. 214.

83 «Труды Азербайджанского филиала ИМЭЛ при ЦК ВКП(б)», XII, стр. 132.

84 «Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане», стр. 521.

85 См. «Труды Азербайджанского филиала ИМЭД при ЦК ВКП(б), XII, стр. 133—135.

86 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 132, л. 4—5, 56.

87 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 90.

88 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 229, л. 69.

89 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, ед. хр. 4, л. 120121.

90 Центробронь — Совет броневых частей Красной Армии.

91 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, ед. хр. 4, л. 121.

92 См. С. Г. Шаумян. Избранные произведения в двух томах. Т. 2. 1917—1918 гг. М., 1958, стр. 327.

93 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 742, л. 19, 22; см. «Тоу- ды Азербайджанского филиала ИМЭЛ при ЦК ВКП (б)», XII, стр. 136.

94 С. Г. Шаумян. Письма. 1896—1918, стр. 93.

95 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 10З- 104.

96 Р. Хандамиров. В. И. Ленин — вдохновитель национализации азербайджанской нефтяной промышленности в период Бакинской Коммуны (1918 г.). — «Ученые записки Азербайджанского государственного университета им. С. М. Кирова». Серия экономических наук, [т. 3], стр. 32.

97 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 143, л. 3—4; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 459—461.

98 См. «Очерки истории Коммунистической партии Азербайджана». Баку, 1963, стр. 273.

99 «Труды Азербайджанского филиала ИМЭЛ при ЦК ВКП(б)», XII, стр. 137.

100 С. Г. Шаумян. Письма. 1896—1918, стр. 109.

101 ЦГАОР, ф. 382, оп. 2, д. 73, л. 3-4а, 6, 7; ЦПА ЦМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр, 126, Л 5-6, 55.

102 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 141, л. 5; ед. хр. 144, л. 2—3; ед. хр. 151, л. 3—4.

103 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта- 10 июля 1918 г.», стр. 500.

104 См. А. В. Венедиктов. Организация государственной промышленности в ОСОР. Т. I. 1917—1920. Д., 1957, стр. 232.

105 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 148, л. 3.

106 Проект декрета о национализации всех железных дорог был отложен. Срочная разработка проекта была поручена комиссии из представителей народных комиссариатов путей сообщения, финансов и государственного контроля и ВСНХ (ЦПА НМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 149, л. 4; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 498—503).

107 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 519—520.

108 См. «Народное хозяйство», 1919, № 1-2, стр. 58.

109 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 273.

110 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 96.

111 В Полном собрании сочинений В. И. Ленина данная записка датирована февралем (позднее 18) 1918 г. и отнесена к переписи ВСНХ грузов на складах. При подготовке биографической хроники В. И. Ленина было установлено, что записка относится к переписи кож и тканей и написана не позднее 14 мая.

112 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 44—45

113 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 415, примеч. 52.

114 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед хр. 141, л. 5.

115 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед хр. 145, л. 4-5.

116 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 145, л. 4—5.

117 См. «Декреты Советской власти. Т. 11.17 марта- 10 июля 1918 г.», стр. 512—513; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 149, л. 2—3.

118 См. «Декреты Советской власти. Т.Н. 17марта— 10 июля 1918 г.», стр. 513—515; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 150, л. 1.

119 См. «Правда Востока» (Ташкент), 21 января 1925 г.

120 «Правда Востока» (Ташкент), 21 января 1925 г.; А. Б. Халатов. Речь на вечере воспоминаний «Ленин и Октябрь» в Институте Ленина 29 октября 1927 г. (ИМЛ при ЦК КПСС, сект, произв. В. И. Ленина, ф. неопубл. в осп., л. 1—3).

121 См. «Народное хозяйство», 1918, № 11, стр. 45

122 См. «Правда Востока» (Ташкент), 21 января 1925 г.

123 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 157, л. 52-53.

124 См. Ленинский сборник XXI, стр. 133—134.

125 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 567

126 См. «Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля — 9 ноября 1918 г.», стр. 553—554.

127 См. «Декреты Советской власти. Т. 111.11 июля— 9 ноября 1918 г.», стр. 553.

128 См. «Народное хозяйство», 1918, № 10, стр. 55.

129 См. «Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля—9 ноября 1918 г.», стр. 49-50; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 159, л. 2—3.

130 См. «Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля — 9 ноября 1918 г.», стр. 50—52.

131 Декрет был опубликован 23 июля 1918 г. в газете «Известия» № 154

132 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 167, л. 1 об.; см. «Декреты Советской власти. Т. 111.11 июля — 9 ноября 1918 г.», стр. 115.

133 См. «Народное хозяйство», 1918, № 10, стр. 56.

134 См. «Национализация промышленности в СССР. 1917—1920 гг.». Сборник документов и материалов, Стр. 376-377.

135 ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 4, ед. хр. 385, л. 151 об.; см. «Народное хозяйство», 1918, № 10, стр. 57.

136 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 411— 412.

137 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 481.

138 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 328.

139 См. В. 3. Дробижев. Социалистическое обобществление промышленности в СССР.— «Вопросы истории», 1964, № 6, стр. 57, 60, 61.

140 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 374.

 


 

Глава вторая

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ БЫЛ БЫ ШАГОМ ВПЕРЕД...»

В начале мирной передышки Советская Россия находилась на первой переходной ступени от капитализма к социализму1. Строительство социализма требовало прежде всего создания крупной машинной индустрии. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс утверждали, что для облегчения перехода к социализму важно сохранить организацию крупнейшего производства. Говоря о пути реорганизации экономического строя России, В. И. Ленин также указывал, что «он состоит в переходе к крупному, на машинной индустрии построенному хозяйству, в переходе к социализму»2.

В условиях разрухи, вызванной войной, в условиях мелкособственнического распада, почти полного расстройства экономики отстоять промышленность можно было только путем ее укрупнения и государственного, централизованного регулирования ею. Нужно было не только сохранить ту концентрацию производства, те экономические связи, которые были достигнуты русским капитализмом в дореволюционной России, но и увеличить эту концентрацию, усилить централизацию, хозяйственные связи и государственное регулирование экономики страны. А при положении дел в Советской республике в то время это было возможно при государственном капитализме, который значительно облегчал задачу налаживания крупнейшего производства, государственного учета и контроля за производимой и потребляемой продукцией. Поэтому составной частью ленинского плана строительства социализма явилось положение о необходимости использования государственного капитализма.

Анализируя переходный характер экономики Советской России после установления Советской власти, Ленин указывал на наличие в ней пяти укладов, переплетение этих укладов, существование рядом элементов, частичек, кусочков и капитализма, и социализма.

Наибольший удельный вес составляли: частнохозяйственный капитализм (частные предприятия в промышленности и торговле, кулацкие хозяйства в деревне), мелкое товарное производство (громадное большинство крестьянских хозяйств, продающих хлеб, кустарные предприятия) и социализм (национализированные промышленные предприятия, банки, железные дороги, водный транспорт, первые обобществленные хозяйства в деревне). В силу того что ваша страна была мелкокрестьянской, преобладающим укладом ее экономики в то время было мелкотоварное хозяйство. Уклад государственного капитализма слагался из хлебной монополии, подконтрольных предпринимателей и торговцев и буржуазных кооператоров3.

В экономике Советской России шла борьба между мелкотоварным производством и частнохозяйственным капитализмом, с одной стороны, и социализмом, с другой стороны. Мелкобуржуазный капитализм вместе с частнохозяйственным капитализмом противостояли и социализму, и государственному капитализму. Ленин указывал, что главным врагом социализма является мелкобуржуазная стихия. «Мелкая буржуазия,— писал он в своей статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности»,— сопротивляется против всякого государственного вмешательства, учета и контроля как государственно-капиталистического, так и государственно-социалистического»4.

Оценив трезво имеющиеся в экономике нашей страны силы, Коммунистическая партия во главе с Лениным выдвинула задачу использования государственного капитализма для борьбы против мелкобуржуазной стихии, против мелкой буржуазии, которая, как указывал В. И. Ленин, «боится дисциплины, организации, учета и контроля, как черт ладана»5.

Еще в сентябре 1917 г., до победы социалистической революции и установления диктатуры пролетариата в нашей стране, Ленин в своей брошюре «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» подчеркивал, что государственный капитализм является шагом к социализму. «... Государственно-монополистический капитализм,— писал он,— есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет»6.

Ленин неоднократно подчеркивал, что государственный капитализм экономически несравненно выше, чем экономика Советской России первых месяцев Советской власти. «...Государственный капитализм,— говорил В. И. Ленин в «Докладе об очередных задачах Советской власти» на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г.,— был бы спасением для нас; если бы мы имели в России его, тогда переход к полному социализму был бы легок, был бы в наших руках, потому что государственный капитализм есть нечто централизованное, подсчитанное, контролированное и обобществленное, а нам-то и не хватает как раз этого, нам грозит стихия мелкобуржуазного разгильдяйства, которая больше всего историей России и ее экономикой подготовлена и которая как раз этого шага, от которого зависит успех социализма, нам не дает сделать»7.

В государственном капитализме Ленин видел средство наиболее быстрого преобразования экономики Советской России на пути к социализму, государственного упорядочения экономических отношений, усиления крупного машинного производства, восстановления промышленности, развития производительных сил страны, увеличения количества товаров и продуктов, улучшения положения рабочих и трудящихся крестьян.

В статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» В. И. Ленин писал: «...Государственный капитализм был бы шагом вперед против теперешнего положения дел в нашей Советской республике. Если бы, примерно, через полгода у нас установился государственный капитализм, это было бы громадным успехом и вернейшей гарантией того, что через год у нас окончательно упрочится и непобедимым станет социализм»8.

В мелкобуржуазной стране, какой была тогда Советская Россия, преобладало мелкое, раздробленное, распыленное промышленное и сельскохозяйственное производство. Мелкая буржуазия, ее экономическое положение, ее навыки, привычки являлись главным препятствием для строительства социализма. Мелкобуржуазная стихия, грозящая реставрацией капитализма, представляла собой самую большую и самую грозную опасность.

В госкапитализме Ленин видел один из путей объединения мелких предприятий и хозяйств в крупные, преобразования частнокапиталистической собственности в общественную. Он подчеркивал, что госкапитализм в условиях диктатуры пролетариата — это нечто совсем иное, чем госкапитализм в буржуазном обществе.

При капиталистическом строе государственный капитализм — это подчинение государственной властью себе тех или иных капиталистических предприятий. В условиях Советской власти, когда государством руководит пролетариат, когда в его руках находятся командные высоты экономики, такие, как банки, железные дороги, часть промышленности, а также рабочий контроль, государственный капитализм будет подчинен этому государству. Он должен быть поставлен в известные рамки, ограничен, пределы его должны быть определены. Следовательно, в условиях диктатуры пролетариата содержание, характер и роль государственного капитализма определяются и контролируются социалистическим государством.

«Левые коммунисты» в «Тезисах о текущем моменте», опубликованных в их журнале «Коммунист» № 1 от 20 апреля 1918 г., говорили об опасности эволюции Советской республики в сторону государственного капитализма. Они не понимали переходного характера экономики Советской России от капитализма к социализму, не видели, что главным врагом социализма являлась мелкобуржуазная стихия, не понимали сущности Советского государства как государства, в котором обеспечена власть рабочих и бедноты, диктатура пролетариата. Их позиция практически была равносильна тому, чтобы тянуть назад к мелкособственническому капитализму.

Рассуждения «левых коммунистов» о будто бы грозящем нам государственном капитализме представляли собой экономическую ошибку и являлись проявлением их мелкобуржуазной идеологии.

Основными формами государственного капитализма Ленин считал: создание подконтрольных Советскому государству государственно-частных предприятий в сфере производства и обращения, трестов; сдачу заводов, фабрик, промыслов, земель, лесов и т. п. в концессии и аренду отдельным частным предпринимателям или обществам, как русским, так и иностранным; учреждение акционерных обществ, привлечение на комиссионных началах капиталистов-торговцев к заготовке продуктов и торговле ими.

Ленин не только теоретически обосновал значение государственного капитализма для реорганизации экономики нашей страны в те годы, но под его руководством, при его непосредственном участии были осуществлены и первые мероприятия по его использованию.

Государственный капитализм в период передышки был осуществлен прежде всего в таких отраслях промышленности, как кожевенная, текстильная, сахарная и др. Выразилось это в том, что были созданы государственно-капиталистические, подконтрольные Советскому государству главки по управлению этими отраслями: Главкожа, Главтекстиль и Главсахар.

Еще в декабре 1917 г. между Центральным комитетом Всероссийского профсоюза рабочих-кожевников и Всероссийским обществом фабрикантов и заводчиков кожевенного производства начались переговоры о реорганизации созданного до Октябрьской революции Главного комитета по кожевенным делам (Главкожи). (В результате 10 (23) января 1918 г. Главкожа была реорганизована. Ленин принял активное участие в решении вопроса о создании кожевенного главка9. По его предложению в Главкоже и в районных и областных комитетах по кожевенным делам, которых насчитывалось до шестидесяти, 1/3 мест была предоставлена промышленникам и 2/3 — рабочим.

Однако реорганизация районных комитетов затянулась. Некоторые местные советские органы совсем распустили эти комитеты. Широко разветвленная сеть местных органов Главкожи была создана еще до революции, поэтому, несмотря на их демократизацию после революции, в некоторых местах рабочие относились к ним недоверчиво.

Ленину пришлось вмешаться в это дело, после того как делегация от союза кожевников обратилась к нему за помощью. Ленин принял делегацию вечером 5 апреля и тут же написал записку заведующему отделом химической промышленности ВСНХ Л. Я. Карпову и народному комиссару внутренних дел Г. И. Петровскому с просьбой помочь кожевникам. Он предложил выработать проект телеграммы местным Советам о недопустимости вмешательства других организаций в дела кожевенной промышленности, о необходимости немедленного восстановления распущенных районных комитетов и реорганизации еще не реорганизованных комитетов10. Представленный на следующий день, 6 апреля, текст телеграммы был по его распоряжению в тот же день направлен всем Советам за подписями его и Карпова11.

Реорганизация Главкожи и се местных комитетов дала возможность рабочим-кожевникам взять в свои руки управление и установить контроль почти во всей кожевенной промышленности.

В функции Главкожи входило не только регулирование производства, но и сбор кожи у мелких производителей по деревням и распределение ее. За прошедшие полгода после революции органы Главкожи взяли на учет и приобрели до 4 млн. пудов кожи, что составило 70—80% кожи, поступившей в производство12. Ленин придавал этому факту большое значение13. Кожевенные заводы субсидировались Советским правительством и работали по его заданию. Вся их продукция поступала в распоряжение государства.

Аналогичные отношения были установлены с капиталистами сахарной, табачной, текстильной и других отраслей легкой промышленности до их национализации.

Ленин положительно оценивал опыт рабочих этих отраслей промышленности: «Лучше всего стоит дело у тех рабочих, которые этот государственный капитализм проводят: у кожевников, текстилей, сахарного производства, потому что они с трезвостью пролетария знают свое производство и хотят сохранить его и сделать более крупным, — потому что в этом наибольший социализм. Они говорят: я еще сейчас с такой задачей не слажу, я капиталистов посажу, 1/3 мест предоставлю им и научусь у них»14.

Что же касается металлургической и машиностроительной промышленности, то там, как писал В. И. Ленин, дело использования государственного капитализма шло медленнее, потому что там это было гораздо труднее.

В первой половине 1918 г. в ВСНХ и Совнаркоме с участием В. И. Ленина обсуждался ряд проектов создания смешанных государственно-капиталистических предприятий и трестов в различных областях промышленности.

Одной из таких попыток использования государственного капитализма в этих отраслях промышленности явились начавшиеся в ноябре 1917 г. переговоры Советского правительства с группой инженеров и промышленников объединения «Сормово—Коломна» во главе с директором-распорядителем А. П. Мещерским. Планировалась создать трест «Национальное общество». В это акционерное общество должны были войти от 14 до 20—22 наиболее крупных металлургических, паровозо-, вагоно- и судостроительных заводов, рельсопрокатных заводов, предприятий крупной машиностроительной промышленности и многие угольные шахты15. Группа Мещерского предложила план создания смешанного государственно-капиталистического треста с участием частного и государственного капитала на акционерных началах. Однако в проектах, предлагаемых Мещерским, роль государства сводилась к минимуму. В то же время на него возлагалась обязанность неограниченного финансирования треста. Группа Мещерского стремилась во что бы то ни стало оставить за собой право собственности, хотя бы частичное, на все предприятия. Так, в третьем варианте проекта выдвигалось условие, что Сормовские, Коломенские и другие еще не национализированные заводы не будут национализированы до организации треста. В этом проявлялся явный расчет капиталистов на недолговечность пролетарской власти.

На первой стадии переговоров, в ноябре 1917 — феврале 1918 г., Советское правительство допускало возможность создания треста как смешанного предприятия с участием частного капитала. Проект Мещерского, однако, ввиду его ставки на сохранение капиталистической собственности не был утвержден. Было решено переговоры продолжить. Предполагалось, что группа Мещерского в конце концов пойдет на сотрудничество с Советской властью.

Ленин принимал участие во втором этапе этих переговоров, в марте—апреле. Дважды с его участием обсуждался проект создания треста. Первый раз это было 27 марта, на заседании президиума ВСНХ16. На этом заседании был заслушан доклад Ю. Ларина о ходе переговоров с группой Мещерского. Выяснилось, что переговоры еще не закончены, но есть возможность составить правление этих предприятий исключительно из представителей Советской власти. Для сохранения организационных и технических сил предприятий этого треста необходимо было выдать промышленникам сумму в 150 млн. руб. без указания срока выплаты, но с уплатой 4% по обязательству.

Прения по докладу Ларина показали допустимость создания такого треста, и было принято постановление продолжать переговоры. Сохранились заметки и записи, сделанные В. И. Лениным на этом заседании. В записке, адресат которой не указан, Ленин пишет: «Не повести ли дело к тому, чтобы данное собрание наметило (или даже выбрало) комиссию для обсуждения плана треста и его организацию).

На другом таком же листке он делает запись о необходимости более высокой оплаты буржуазных специалистов: «Крупнейшим — соответственные «блага жизни»» — и набрасывает схему управления трестом17. Комиссия, которую предложил Ленин, была создана.

Во время переговоров правление объединения заводов «Сормово—Коломна» устроило саботаж, пыталось закрыть заводы и дезорганизовать рабочий контроль. Рабочие заводов ответили на это протестом против создания треста, требованием привлечь правление к ответственности и национализировать заводы. Они направляли свои делегации для участия в переговорах советских органов с группой Мещерского.

На объединенном заседании представителей ВЦСПС, ЦК профсоюза металлистов, ВСНХ, морского ведомства, некоторых металлургических заводов (Сормовского, Коломенского, Кулебакского и др.) и инженерных сил 11 апреля 1918 г.18, на котором второй раз обсуждался проект создания треста, Ленин выступил и потребовал полной национализации всех трестированных предприятий, а также привлечения группы капиталистов, выдвинувшей проект, к работе по управлению национализированными предприятиями19.

Беседа Ленина с делегацией рабочих Сормовских заводов 12 апреля 1918 г. окончательно убедила его в необходимости национализации заводов, и он поддержал рабочих. К тому же капиталисты добивались в своем проекте, чтобы 2/3 основного капитала треста принадлежали им и лишь 1/3 — Советскому государству.

Президиум ВСНХ 14 апреля 1918 г. принял решение о прекращении переговоров с группой Мещерского. 18 апреля на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина проект был отвергнут и принято постановление провести национализацию заводов. Так закончились эти переговоры с группой капиталистов.

Таким образом, одна из первых попыток использования государственного капитализма, создания государственно-капиталистического треста в металлургической и машиностроительной промышленности не удалась.

«Левые коммунисты» возражали против ведения переговоров с группой Мещерского. Они писали, что при создании паровозо- и вагоностроительного треста, как и других трестов в индустрии, «силы капиталистические... нашли бы возможным принять участие в руководстве производством». Они расценивали это как «попытки опереться на капиталистических организаторов». «Если в первый, добрестский период,— писал один из «левых коммунистов», скрывшийся за инициалами «А. Л.»,— наша экономическая политика была ставкой на пролетарскую самодеятельность, то послебрестский период характеризуется иной политикой... Происходит поворот в отношении к капиталистам-организаторам... Теперь положение меняется. Вместо использования встает опасность быть использованными. При организации новых трестов прежним акулам индустрии обеспечивается роль руководящая. Ставка на самодеятельность рабочего класса сменилась ставкой на помощь опытных капиталистических руководителей»20.

В. И. Ленин в работе «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» объяснил ошибочность их взглядов21.

Одной из форм государственного капитализма являлись концессии иностранного капитала и аренда предприятий национальной буржуазией. Концессии означали сдачу Советской властью капиталисту в эксплуатацию на определенный срок принадлежащих ей средств производства.

Советское государство заключало письменный договор с капиталистом, который обязывался поставить или усовершенствовать производство, предоставляя ему по этому договору сырье, рудники, промыслы, заводы, фабрики. Капиталист эксплуатировал их как арендатор, вкладывая свой капитал, и получал прибыль, отдавая Советскому государству часть добываемого продукта. В арендном договоре предусматривалось направление деятельности арендуемого предприятия, объем и ассортимент выпускаемой продукции, доля, отчисляемая в пользу государства, размеры восстановления и обновления основных фондов и т. п.

Концессии давали возможность получить от капиталистов продукты промышленности, добавочное оборудование и машины, позволяли ускорить восстановление советской крупной промышленности, улучшить положение рабочих и крестьян.

Привлечение иностранного капитала к разработке природных богатств России, к созданию новых отраслей промышленности под строжайшим контролем пролетарской государственной власти и при его непосредственном участии давало возможность укрепить производительные силы, преодолеть экономическую разруху, усилить советский строй.

Плата концессионерам в виде доли ценных продуктов являлась данью рабочего государства буржуазии. Ленин подчеркивал неизбежность этого: «Мы совершенно открыто признаем, мы не скрываем, что концессии в системе государственного капитализма означают дань капитализму» 22.

Условия концессий были определены в процессе выработки условий экономических взаимоотношений с другими странами.

Ленин придавал большое значение установлению экономических связей Советской России с капиталистическими странами и руководил налаживанием этих связей. В письме заместители народного комиссара торговли и промышленности М. Г. Вронскому от 14 мая Ленин дает указания о порядке выступлений советских представителей 15 мая на заседании русско-германской торговой комиссии по возобновлению экономических отношений между Россией и Германией. Он предлагает Вронскому от имени ЦК партии и СНК представить тезисы его доклада не позднее 14 часов следующего дня23.

15 мая Ленин перед заседанием комиссии беседует с Вронским, читает основные положения его доклада (на немецком языке) и одобряет их24.

В. И. Лениным было написано также дополнение к п. а (о концессиях) тезисов об условиях экономических взаимоотношений с Германией, разрабатываемых Комиссией внешней торговли при Комитете хозяйственной политики ВСНХ25.

Перед отъездом советской делегации в Берлин для ведения переговоров о заключении экономического соглашения с Германией, 2 июня, Ленин проводит совещание с членами делегации Г. Я. Сокольниковым и Н. И. Бухариным. Во время совещания он пишет письмо полномочному представителю РСФСР в Германии А. А. Иоффе: «Если немцы-купцы возьмут экономические выгоды, поняв, что войной с нас ничего не возьмешь, все сожжем,— то Ваша политика будет и дальше иметь успех»26.

В марте—мае 1918 г. Комиссия внешней торговли при Комитете хозяйственной политики ВСНХ, членом которой был В. И. Ленин, выработала «План развития экономических отношений между Советской Россией и Соединенными Штатами Америки». Можно предположить, что Ленин принял участие в выработке этого плана, хотя прямых указаний об этом мы и не имеем, но в подготовительных материалах к Гаагской конференции, хранящихся в Архиве внешней политики СССР, этот план назван как «Проект В. И. Ленина в марте 1918 г.»27.

«План развития экономических отношений между Советской Россией и Соединенными Штатами Америки» Ленин переслал руководителю американской миссии Красного Креста в России полковнику Раймонду Робинсу вместе с письмом, в котором он выражал надежду, что этот план окажется полезным Робинсу в его беседах в министерстве иностранных дел США и с американскими специалистами по экспорту28.

В мае на специальном правительственном совещании были разработаны основные принципы концессионной политики.

В «Тезисах об условиях привлечения иностранного капитала в Россию» определялись основные принципы предоставления концессий иностранным предпринимателям: обязанность концессионеров соблюдать нормы советского законодательства; контроль и ревизия предприятий со стороны Советского государства на всех стадиях их организации и эксплуатации; преимущественное право государства на закупку производимых продуктов; право досрочного выкупа всего предприятия и пр.

Вот эти условия:

«1) Для России, как нейтральной страны, необходимо, в целях восстановления ее народного хозяйства, как восстановление хозяйственно-торговых сношений с центральными державами, так и поддержание и расширение сношений со странами согласия.

2) При неизбежной в ближайшие годы пассивности нашего торгового и расчетного баланса необходимые для русского производства заграничные продукты могут быть получены лишь путем займов, обращенных на закупку таковых продуктов. В обеспечении выполнения по ним обязательств по открытым нам кредитам на уплату купленных нами продуктов и только в пределах этого обеспечения могут быть выдаваемы концессии на следующих основаниях:

а) Передача на концессионных началах уже существующих производств недопустима, и концессии могут быть даны лишь для создания новых предприятий, необходимых для систематического развития не использованных еще производительных сил России по общему плану, причем условия таких концессий не должны являться помехой к осуществлению такового плана.

б) Территориальное расположение концессий не должно создавать определенных сфер влияния в России иностранных государств.

в) Концессии не могут быть даны на Урале, в Донецком и Кузнецком бассейнах и в Бакинском районе.

г) Нормы социального, промышленного и торгового законодательства обязательны для концессионеров.

д) Определенная часть продуктов производства предоставляется русскому правительству по рыночной цене.

е) Право выкупа по истечении определенного срока.

ж) Переуступка концессии без разрешения Правительства недопустима.

з) Государство участвует в доходе, если он превышает 5%.

3) Соглашение с Германией возможно лишь при гарантии полного ее невмешательства в хозяйственную жизнь внутри России, а именно:

а) Невмешательство Германии в условия заключения всякого рода экономических соглашений с Украиной, Польшей, Прибалтийским краем и Кавказом.

б) Признание национализации внешней торговли, банков.

в) Предоставление не менее половины руды из Криворожского бассейна.

г) Немедленное очищение Донской области.

д) Исправление границ в Донской области в смысле включения в границы России района — Юзовки, Русско-Бельгийского и Донецко-Юрьевских заводов с компенсацией за уступку означенной территории из областей, прилегающих к Западной границе»29.

Условия эти вытекали из необходимости выполнять Брестский договор, с одной стороны, и создавать экономические силы — с другой. Необходимость выполнения договора заключалась в том, что Советская Россия должна была предоставлять заграничному капиталу дань. Задача воссоздания экономики требовала, чтобы формы этой дани определялись правительством таким образом, чтобы она не ослабляла, а укрепляла производительные силы страны. Применение заграничного капитала в России должно было использоваться для развития новых производительных сил, создания новых отраслей промышленности, разработки еще не разработанных народных богатств. Поэтому в концессии предполагалось сдавать не уже существующие производства, а еще не использованные природные богатства. Создаваемые предприятия должны были находиться под контролем Советского правительства. На этих предприятиях должны были действовать советские законы.

Выработанные тезисы об условиях концессий были предъявлены представителям капиталистических государств. По настоянию Ленина, чтобы показать Германии, «насколько серьезно мы хотим деловых экономических сношений»30, тезисы были направлены в Германию также и с расчетом, чтобы их узнали те страны, которые формально еще не признали Советской власти.

«Условия наших концессий таковы,— писал В. И. Ленин А. А. Иоффе и В. Р. Менжинскому в Берлин 24 мая 1918 г.,— что ничего кроме пользы для нас не получится, если немцы эти условия примут»31.

15 мая Совнарком дал указание Наркомату промышленности и торговли «создать специальную комиссию для выработки нормального плана концессионного договора; признать в принципе желательным тип концессии не на капиталистических началах, а на основе участия иностранных капиталистов в разработке наших естественных богатств и при условии выплаты ими большей части сырья»32.

На заседании Совнаркома 28 мая было предложено Ю. Ларину внести в СНК декрет о порядке разрешения концессий и были определены основания этого декрета33.

Доклад об условиях заключения концессионных договоров обсуждался по указанию СНК также и на I Всероссийском съезде совнархозов. В нем предусматривались принципы независимости Советского государства, взаимной выгоды и для него, и для концессионеров.

Выработка типа концессионного договора затянулась. На заседании СНК 20 июня снова рассматривался этот вопрос. С заявлением о невыполнении М. Г. Вронским поручения СНК от 15 мая выступил В. И. Ленин. Совнарком принял постановление образовать специальную комиссию в составе В. П. Милютина, М. Г. Вронского, А. Ломова (Г. И. Оппокова), И. Э. Гуковского и др. Кроме того, в комиссию предполагалось включить двух специалистов, в том числе одного юриста. Комиссия должна была в пятидневный срок разработать проект концессионного договора. Ей предлагалось также рассмотреть уже имеющиеся предложения иностранцев на концессии 34.

Тезисы были одобрены президиумом ВСНХ 29 июля35. Этот вопрос обсуждался Совнаркомом 12 августа36. Было принято решение: «Считать вопрос ликвидированным».

Русские и иностранные предприниматели возбуждали перед ВСНХ вопрос о предоставлении им долгосрочных концессий на эксплуатацию естественных богатств Северного края37.

Из воспоминаний В. Д. Бонч-Бруевича, который был управляющим делами Совнаркома, известно, что В. И. Ленин знакомился с проектами постройки северного железнодорожного пути Мурманск — Сорока — Котлас — Урал (Великого северного железнодорожного пути), разрабатывавшимися В. М. Воблым и А. А. Борисовым, связанными через Норвежский банк братьев Ганневег с группой иностранных капиталистов 38. Считая постройку Великого северного пути важной проблемой, Ленин вместе с тем ясно видел трудности ее осуществления и считал необходимым тщательно ее изучить. После изучения в ВСНХ вопрос о предоставлении концессии А. А. Борисову и норвежскому банкиру Э. Ганневег и К° обсуждался на заседании Совнаркома 4 февраля 1919 г., когда уже шла гражданская война. Ленин написал проект постановления по этому вопросу, который был принят Совнаркомом 39. В нем Совнарком признавал «концессии предст[авите]лям иностранного капитала вообще, с принципиальной точки зрения, допустимыми в интересах развития произв[одительных] сил»40. Концессий на Великий северный железнодорожный путь была признана желательной и необходимой, направление дороги и план ее приемлемыми. Особой комиссии было поручено подготовить проект договора. Для окончательного решения вопроса инициаторам концессии было предложено представить доказательства их связей с капиталистическими фирмами, способными осуществить этот план. Они этого выполнить не смогли, и поэтому концессия не состоялась.

Концессии в этот период не получили сколько-нибудь значительного развития. Основная причина этого состояла в том, что крупные капиталисты-монополисты ставили своей задачей любыми средствами помешать социалистическому строительству и отказывались финансировать концессионные предприятия Советской республики. Сдача же предприятий в аренду отдельным предпринимателям или обществам практиковалась. Например, решением президиума ВСНХ 25 июня в аренду акционерному обществу Вестингауз был сдан Петроградский завод морских аэропланов.

Разновидностью государственного капитализма Ленин считал и потребительскую кооперацию. По мысли Ленина, потребительские общества в условиях диктатуры пролетариата должны были облегчить переход к государственному регулированию товарообмена, к массовому учету и контролю распределения и реализации продуктов.

В своей работе «Удержат ли большевики государственную власть?» в сентябре 1917 г. В. И. Ленин писал, что кроме угнетательского аппарата (армии, полиции, чиновничества) «капитализм создал аппараты учета вроде банков, синдикатов, почты, потребительных обществ, союзов служащих». Этот аппарат, указывал он, разбивать нельзя. Он нужен для осуществления социализма. Его надо вырвать из подчинения капиталистам, подчинить Советам и «сделать более широким, более всеобъемлющим, более всенародным»41.

 

В работах послеоктябрьского периода42 Ленин выдвигает задачу принудительного объединения населения в потребительные общества в целях централизации потребления, правильного учета и распределения как продовольствия, так и других необходимых продуктов. Деятельность этих обществ должна быть подчинена местным Советам.

«Кооператив,— писал В. И. Ленин в первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти»,— как маленький островок в капиталистическом обществе, есть лавочка. Кооператив, если он охватывает все общество, в котором социализирована земля и национализированы фабрики и заводы, есть социализм. Задача Советской власти после того, как буржуазия экспроприирована политически и экономически, состоит явным (главным) образом в том, чтобы распространить кооперативные организации на все общество, чтобы превратить всех граждан данной страны поголовно в членов одного общенационального или, вернее, общегосударственного кооператива»43.

В самой работе «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин подчеркивал, что Советы должны измерять свои успехи в деле социалистического строительства ясным и простым мерилом в каком количестве коммун, селений, кварталов и т. п. и насколько развитие кооперативов приближается к тому, чтобы охватывать все население44.

В конце 1917 — начале 1918 г. Ленин вовлечение всего населения в кооперативы рассматривал как разновидность государственного капитализма, как средство борьбы с частным капиталом и укрепления смычки с деревней.

Необходимо было уничтожить частноторговый аппарат и заменить его общегосударственным, сделав все распределительные организации государственными.

Одной из первейших задач пролетариата, ставшего у власти и взявшего в свои руки дело управления страной, являлась организация правильного и справедливого распределения продуктов, в котором должно было участвовать все население. Это требовалось для укрепления социалистического строя в стране.

В Советской России еще не было регулярно действующего закупочного аппарата, он только начал создаваться. Дорога от производителя до потребителя была длинна и извилиста. На ней господствовали торгаши и ростовщики, яркими представителями которых были деревенский кулак и скупщик-ростовщик. Кооперативы призваны были при всяческой поддержке Советского правительства бороться с ними.

Оставшиеся в наследство от капитализма потребительские общества являлись массовыми организациями. По данным на 1 января 1918 г., число этих обществ составляло около 23 тыс., а число их членов — 9—10 млн. человек. Годовой оборот за 1917 г. был более 5 млрд. руб.45 За время империалистической войны эти кооперативные организации выросли в значительную силу. Кооперация, создав большие закупочные центры, отчасти регулировала уже торговый аппарат. Если предположить, что ко времени передышки осталось 80% потребительских обществ, то на каждую тысячу дворов приходилось одно общество. Таким образом, сеть кооперативов была уже настолько густа, что при ее помощи можно было наладить правильное распределение продуктов, устранив частноторговый аппарат.

Если бы Советское государство смогло снабдить кооперативы всем необходимым для личного потребления населения, которое они обслуживали, оно получило бы могучее средство для регулирования и управления хозяйственной жизнью.

Кооперативы — это огромная экономическая организация, которая при правильной постановке дела могла сыграть большую роль в проведении социалистических мероприятий в стране.

Необходимо было сосредоточить весь торговый аппарат в руках государственных органов и кооперативных организаций и добиться постепенной ликвидации частноторгового аппарата.

Новое содержание кооперации заключалось в том, что она должна была охватывать всех лиц данной территории и правильно и целесообразно распределять продукты среди них. Кооперативы из организаций привилегированных, объединяющих лишь верхи, должны были превратиться в организации, охватывающие все население.

Изменения в хозяйственной жизни Советской России требовали, чтобы кооперация пошла на согласование своей деятельности с новыми экономическими организациями.

В результате долгой работы и обсуждений на совещаниях советских и кооперативных организаций был создан «Декрет о потребительских кооперативах». Он был принят представителями центральных органов кооперации (Центросоюза и Всероссийского совета рабочей кооперации) и утвержден ВСНХ и СНК, а также ВЦИКом.

В разработке этого декрета огромная роль принадлежит В. И. Ленину. Вскоре после заключения Брестского мира, в конце марта, возобновилось начатое еще в январе 1918 г. обсуждение проекта декрета о потребительных коммунах46.

Начались переговоры между представителями центральных организаций буржуазной и рабочей кооперации (Центросоюза и Всероссийского совета рабочей кооперации) и ВСНХ.

«Переговоры об этом начаты были с кооперативами Милютиным и мною в конце марта,— вспоминал впоследствии Ю. Ларин,— причем я предложил, чтобы в каждом районе было только 2 кооператива: общегражданский и рабочий. Вл. Ильич добавил затем 5-процентное обложение некооперированных потребителей, чтобы скорее вобрать все население в кооперативы...»47

Пункт 1 декрета обязывал все торговые предприятия, снабжающие население предметами потребления, вносить в пользу казны 5% с их оборота; члены же потребительских обществ освобождались от этого налога. Более того, они получали обратно 5% той суммы, на которую они закупили продуктов и товаров в кооперативе.

Пятипроцентному обложению подлежали суммы оборота кооперативов, собранные от продажи товаров личного потребления и домашнего обихода нечленам данного кооператива, кооперативам других видов, кредитным и сельскохозяйственным организациям48.

Сразу же после переезда ЦК РКП (б) и Советского правительства в Москву 12 марта ночью Ленин вызвал в помещение Московского Совета председателя Московского центрального рабочего кооператива В. В. Кочетова и его секретаря К. П. Давыдова, чтобы побеседовать о задачах рабочей кооперации. Ленин указал в этой беседе, что население Советской России должно быть разбито на отдельные потребительские коммуны (городские, уездные, волостные), снабжать которые должны рабочие кооперативы49.

Эта беседа оказала большое влияние на поведение представителей рабочей кооперации в последующих переговорах.

21 марта состоялось совещание представителей ВСНХ и центральных организаций рабочей и общегражданской кооперации, на котором был принят проект соглашения между ними. Ленин ознакомился с ним и сделал на нем свои пометки. Он отметил, что в стране существуют три аппарата, ведающие закупкой и распределением продуктов: государственные органы, кооперация и частновладельческий аппарат (частнокапиталистические торговые предприятия). Ленин высказал пожелание, чтобы в целях вовлечения всего населения в кооперативные организации были сведены на нет вступительные взносы50. Эти замечания В. И. Ленина сводились к необходимости усиления пролетарского влияния в кооперативах, к ограничению и постепенному вытеснению из них буржуазных элементов.

Проект соглашения ВСНХ с буржуазными кооператорами подвергся в президиуме ВСНХ большим изменениям. Был выработан новый проект декрета о кооперации, который обсуждался по докладу В. П. Милютина и после продолжительных прений был принят почти без всяких изменений на заседании президиума ВСНХ 25 марта с участием В. И. Ленина51. Он предусматривал постепенное вытеснение буржуазных элементов из кооперации и усиление пролетарского влияния в них. Текст этого проекта был опубликован в издаваемом буржуазными кооператорами журнале «Союз потребителей» от 30 (17) марта 1918 г. как «Проект декрета, разработанный Лениным»52.

В 1931 г. Институт Ленина при ЦК ВКП(б) опубликовал этот проект в Ленинском сборнике XVIII как ленинский документ53. В легенде к тексту проекта его называли проектом Ленина и отмечали общность его основных принципиальных положений с первоначальным проектом декрета о потребительных коммунах, написанным В. И. Лениным еще 24—27 декабря 1917 г. 6—9 января 1918 г.). Текст проекта напечатанный в сборнике, был взят из журнала «Союз потребителей» № 9 за 1918 г. и сверен с текстом, принятым на заседании президиума ВСНХ 25 марта 1918 г., опубликованным в журнале «Народное хозяйство» № 2 за 1918 г.

Датировался проект в Ленинском сборнике 22—25 марта 1918 г. исходя из того, что он был написан в промежутке между совещанием представителей ВСНХ с кооператорами 21 марта и заседанием президиума ВСНХ 25 марта 1918 г.

В четвертое издание Сочинений Ленина «Проект декрета о кооперации» не вошел, так как подобного рода ленинские документы в это издание, как правило, не включались.

При подготовке же пятого издания Полного собрания сочинений Ленина подготовители т. 36, куда должен был, согласно дате его написания, войти этот документ, не были вполне уверены в авторстве В. И. Ленина и не включили его в том, а лишь указали его в списке документов, возможно принадлежащих В. И. Ленину54.

«Проект декрета о кооперации» безусловно можно считать ленинским документом.

Прежде всего это подтверждают доказательства подготовителя Б. М. Лавлер, руководителя Д. А. Баевского и редактора Ленинского сборника XVIII В. Г. Сорина. Они отмечали общность положений «Проекта декрета о кооперации» и «Проекта декрета о потребительных коммунах», написанного В. И. Лениным в декабре 1917 г.55

В «Проекте декрета о потребительных коммунах» В. И. Ленин писал: «Все граждане государства должны принадлежать к местному потребительному обществу (сельскому, волостному, поселковому или объединяющему известную часть города, часть улицы и т. п.)... Существующие потребительные общества национализируются, обязуясь включить в свой состав все население данной местности поголовно»56. Эта же мысль, что «кооперативные организации обслуживают в каждом районе их деятельности все население»57, зафиксирована и в п. 1 «Проекта декрета о кооперации».

И в первом и во втором проектах Ленин подчеркивает необходимость предоставления 2/3 мест в потребительных обществах и их правлениях трудящимся классам. «Группировка семей в потребительные общества,— писал В. И. Ленин в декабре 1917 г.,— свободна с тем только ограничением, что не менее 2/3 числа семей каждого общества должно принадлежать небогатым классам (т. е. рабочим, крестьянам, не нанимающим вовсе наемных рабочих, и тому подобное)» 58.

В п. 7 мартовского проекта В. И. Ленин пишет: «Лица, нанимающие рабочих, служащих, прислугу и равно зажиточные крестьяне, прибегающие к найму поденщиков, могут входить в правление кооперативов в числе не более одной трети общего числа членов правления» 59.

И в первом и во втором проектах говорится о работе кооперативов под контролем государственных органов Советской власти. «Все комитеты снабжения действуют под контролем и по указаниям местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»60,— писал В. И. Ленин в «Проекте декрета о потребительных коммунах». «Распределение участков и обязательные нормы распределения нормированных продуктов определяются государственными и муниципальными органами, контролю которых подчиняются и кооперативные организации»61,— говорится в п. 5 «Проекта декрета о кооперации».

Таким образом, и в том и в другом проекте содержатся одни и те же положения: об обслуживании каждым данным кооперативом всего населения определенной местности; о необходимости предоставления 2/3 мест в потребительных обществах и их правлениях представителям трудящихся классов; о работе кооперативов под контролем органов Советской власти.

Отдельные пункты «Проекта декрета о кооперации» совпадают с содержанием пометок В. И. Ленина на проекте соглашения ВСНХ с буржуазными кооператорами. Это относится прежде всего к п. 2 проекта декрета, в котором в целях скорейшего вовлечения всего населения в кооперативные организации предусматривался принцип бесплатного вступления в кооперативы. В замечаниях же к п. 5 проекта соглашения с кооператорами, в котором говорилось о необходимости принятия мер кооперативами для скорейшего вовлечения в кооперативную организацию всего населения, Ленин сделал пометку: «[Можно бы свести на нет [...] вступительные] взносы]»62.

Кроме того, рассматриваемый проект декрета имеет также общее в основных принципиальных положениях с поправками и дополнениями, внесенными Лениным впоследствии в проект буржуазных кооператоров, который обсуждался на заседаниях Совнаркома 9 и 10 апреля и был принят с этими поправками63.

Перекликается с «Проектом декрета о кооперации» и сохранившийся набросок плана одной из речей Ленина, сделанный им на заседании Совнаркома 9 апреля при обсуждении проекта буржуазных кооператоров. Судя по этому наброску, В. И. Ленин выступал на заседании против сохранения рабочей, классовой кооперации, настаивал на освобождении от вступительного взноса, предоставлении в правлениях не более 1/3 мест лицам, нанимающим рабочих, поденщиков и т. п., и 2/3 мест — трудовым элементам.

Это же подтверждается и заметкой, хотя и неполной и тенденциозной, в журнале «Союз потребителей», из содержания которой можно понять, что Ленин отстаивал на заседании Совнаркома необходимость использования кооперации для правильного распределения продуктов, требовал, чтобы кооперативы обслуживали все население.

Кроме того, пункт проекта, обязывающий кооперативы вносить выручку за проданные продукты на свои счета в Госбанк, сходен с наброском проекта декрета о проведении в жизнь национализации банков и о необходимых в связи с этим мерах, написанным В. И. Лениным в декабре 1917 г.64

Сравнение «Проекта декрета о кооперации» с ленинскими документами того времени по вопросу о кооперации убеждает в том, что этот документ был написан В. И. Лениным.

Не случайно буржуазные кооператоры опубликовали «Проект декрета о кооперации» в «Союзе потребителей» как «Проект декрета, разработанный Лениным». Не исключена возможность, что, участвуя в переговорах и совещаниях по этому вопросу, они знали, что этот проект был написан В. И. Лениным.

Буржуазные кооператоры считали, что этот проект «покушается на независимость кооперации», и начали добиваться отмены его в данной редакции. Особенно они возражали против тех пунктов (1, 2, 4 и 7), которые предусматривали обслуживание кооперативными организациями всего населения данного района и меры, побуждающие все население вступать в кооперативы. К этим мерам относились: продажа продуктов нечленам кооперации на 5% дороже; освобождение от вступительных и паевых взносов лиц, имеющих месячный доход менее 150 руб.; соблюдение принципа территориальности кооперативных организаций (существование в пределах каждого района одного кооператива, обслуживание им определенной территории и постепенное втягивание всего живущего на ней населения в свою организацию); принятие в правление кооперативов лиц, использующих наемный труд, не более 1/3 от общего числа членов правления65.

Целью этих мероприятий было быстрее вовлечь все население в кооперативы для планомерного и правильного распределения продуктов. Представители кооперации (В. Н. Зельгейм, Д. С. Коробов и др.) считали, что быстрое включение всего населения в кооперативы опасно, так как оно может сломать установившиеся формы кооперативной деятельности.

На заседании президиума ВСНХ, 27 марта, в котором Ленин также участвовал, была заслушана информация члена президиума ВСНХ, заведующего кооперативным отделом ВСНХ В. П. Милютина о переговорах с представителями кооперации66.

Между тем представители кооперации прилагали все усилия к тому, чтобы добиться изменения проекта декрета. На совещании представителей Центросоюза и союзных кооперативных объединений была избрана специальная делегация для переговоров с представителями Советского правительства о проекте декрета. Делегации был дан наказ: «добиваться отмены проекта в этой его редакции, настаивать на том, чтобы рабочая кооперация сохранила свое право на существование параллельно с кооперацией все[со]словной, что продажа продуктов должна быть по одинаковой цене — как членам, так и нечленам; внесения взамен второго пункта нового, в котором предоставлялась бы самая льготная рассрочка пая и вступительной платы, а взамен седьмого — также нового, где бы было сказано, что членами правления не могут быть избраны лица, ведущие торговую деятельность» 67.

29 марта состоялось совместное заседание представителей продовольственных и кооперативных организаций. На нем присутствовали также представители ВСНХ. Заседание должно было обсудить вопрос о взаимоотношениях между продовольственными и кооперативными организациями, но председатель, представитель Московского городского продовольственного комитета И. И. Егоров предложил до обсуждения рассмотреть проект декрета, принятый президиумом ВСНХ, который должен был лечь в основу соглашения между ВСНХ и кооперативными организациями. После обсуждения проекта по пунктам были приняты следующие положения.

В п. 1 предлагалось исключить слова о том, что нечлены кооператива платят на 5% дороже за получаемые продукты. Снималось также примечание к этому пункту, в котором говорилось, что сумма 5% сбора поступает в пользу государства. Вместо этого предлагалось указать, что кооперативы продают продукты с пятипроцентной накидкой как членам, так и нечленам кооперативов, причем членам по истечении года эта накидка возвращается или причисляется к их паевым взносам, а деньги, полученные с нечленов, вносятся в местные государственные кассы по истечении каждого месяца. Кроме того, предлагалось, чтобы все органы и частные предприятия, обслуживающие население товарами, вносили 5 % всего оборота в местные государственные кассы68.

Вместо п. 2 о том, что лица, получающие зарплату или доход ниже 150 руб., освобождаются от вступительного и паевого взносов и что Совет имеет право понижать эту норму в зависимости от величины прожиточного минимума, предлагалось дать новый пункт, в котором указать, что малодостаточные лица вносят вступительный взнос не свыше 50 коп., а паевой взнос — из 5 % сбора 69.

Пункт 4, говорящий о том, что в пределах каждой местности может действовать не более одного кооператива, предлагалось заменить указанием, что в пределах каждой местности может действовать не более двух потребительских кооперативов: общегражданского и классового рабочего70.

Из п. 5 исключалось положение, что распределение участков определяется государственными и муниципальными органами.

Пункт 7 о том, что лица, пользующиеся наемным трудом, могут входить в правление кооперативов в числе не более 1/3 от общего числа членов правления, сначала предлагалось исключить, но затем он был принят.

Пункт 11 о том, что кооперативы выручку за продаваемые продукты должны вносить на свой текущий счет, предлагалось временно исключить до выяснения общефинансового плана71.

На заседании была избрана редакционная комиссия в составе: В. Г. Громан (Всероссийский совет рабочей кооперации), И. И. Егоров (управление Московского городского продовольственного комитета), Д. С. Коробов (Московский центральный рабочий кооператив), Л. М. Хинчук (Центросоюз), К. П. Давыдов (Союз рабочих кооперативов Москвы и окрестностей), М. Н. Смит-Фалькнер (ВСНХ). Комиссии поручалось отредактировать проект ВСНХ о деятельности кооперативных организаций. Решено было также обратиться в ВСНХ с просьбой назначить совместное заседание президиума ВСНХ с представителями кооперативных организаций72.

Такое совещание из представителей кооперации, продовольственных организаций и ВСНХ состоялось, причем от ВСНХ кроме М. Н. Смит-Фалькнер приняли участие В. П. Милютин и В. Я. Чубарь. Милютин доложил проект, принятый на заседании президиума ВСНХ. Проект этот вызвал продолжительные прения. Представители общегражданской и рабочей кооперации, а также продовольственных организаций выступили против проекта, особенно против п. 1, 2, 4 и 7. Они сделали следующее заявление: «Представители Центросоюза, Союза рабочей кооперации, Сибирской кооперации и представители продовольственных организаций считают предложенный президиумом второй проект благодаря внесенным поправкам, выражающимся в пп. 1, 2, 4 и 7, неприемлемым, но, считая возможным путем дальнейшей разработки проекта достигнуть общих решений, необходимым в ближайшее же время назначить общее собрание представителей кооперации, продовольственных организаций и президиума Высшего Совета Народного Хозяйства.

Время и место совещания поручается определить президиуму ВСНХ. Одним из материалов обсуждения будет являться проект, вырабатываемый совместно представителями кооперации и продовольственных организаций.

Представители Сибирской кооперации считают необходимым заслушать также мнения съезда Сибирской кооперации, каковой состоится 3 апреля.

Совещание считает необходимым выработку к следующему собранию представителями кооперативных и продовольственных организаций конкретных предложений о совместной работе для выполнения общегосударственных заданий в целях обслуживания всего населения»73.

 

Материалы нового совещания представителей кооперации, продовольственных организаций и президиума ВСНХ не сохранились. Когда оно состоялось, тоже неизвестно. Но известно, что на нем был выработан компромиссный проект декрета о кооперации с учетом наказа совещания представителей Центросоюза и союзных кооперативных объединений и положений, принятых на заседании представителей продовольственных и кооперативных организаций. Поэтому те части ленинского проекта, утвержденного президиумом ВСНХ, которые встретили решительные возражения представителей кооперации, были исключены из проекта. Компромиссный проект, или, как его называли, проект кооператоров, значительно отличался от проекта, написанного В. И. Лениным.

В п. 1 ленинского «Проекта декрета о кооперации» говорилось, что нечлены кооператива платят за продукты на 5% дороже. По проекту кооператоров продукты продавались и членам и нечленам кооператива с накидкой 5%.

В п. 2 ленинского проекта предусматривался единственно последовательно пролетарский принцип — принцип бесплатного вступления в кооператив для лиц, доход которых в месяц ниже 150 руб., причем Советам предоставлялось право понижать эту норму в зависимости от прожиточного минимума. В соответствующем же пункте проекта кооператоров предусматривалась для малоимущих лиц, вступающих в кооператив, уплата вступительного взноса (не свыше 50 коп.) и удержание членских взносов из пятипроцентной накидки на получаемые товары.

Формулировки п. 3 и 4 ленинского проекта исходили из единственно социалистического принципа, отвечающего задаче уничтожения классов,— объединения всего населения данной местности в одном кооперативе: «Каждый кооператив... обслуживает определенный район или местность» и «в пределах каждой местности, района может действовать не более одного кооператива»74.

Кооператоры же в своем проекте оговаривали право оставить рабочие классовые кооперативы, которые фактически подчинялись классовым интересам буржуазии. В п. 4 их проекта говорилось, что в пределах каждой местности могут действовать два кооператива: общегражданский и классовый, рабочий.

Пункт 7 проекта В. И. Ленина совершенно исключал буржуазию из правлений кооперативов. Лица, пользующиеся наемным трудом, могли входить в правление кооперативов только в числе не более одной трети общего числа членов правления75.

В кооператорском же проекте это требование ослаблялось (п. 7). Запрещение входить в правление распространялось только на владельцев торговых и промышленных предприятий частнокапиталистического характера: «[Лица, ведущие] торговы[е] и промышленный] оп[ерации] частнокапиталистического характера, не могут [входить] [в] члены правления»76.

Проект кооператоров обсуждался на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина 9 апреля с участием представителей рабочей кооперации и представителя Центросоюза. Во время обсуждения Ленин написал набросок плана одной из своих речей по этому вопросу и выступил четыре раза. Ленин отстаивал редакцию проекта декрета, принятую президиумом ВСНХ 25 марта, говорил о необходимости поставить кооперацию на службу Советскому государству в деле распределения продуктов, об освобождении от вступительных взносов представителей неимущих классов, о расширении представительства в правлениях кооперативов от трудовых элементов до 2/3 и больше. Обсуждение вопроса было отложено на следующий день, так как на предстоящее заседание решили пригласить представителя Народного комиссариата по продовольствию77.

На заседании Совнаркома 10 апреля, на котором продолжалось обсуждение проекта, присутствовали представители: от Московского центрального рабочего кооператива — Д. С. Коробов, от Центросоюза — Л. М. Хинчук, от Союза рабочих кооперативов — В. В. Кочетов, К. П. Давыдов и В. Я. Белоусов, от управления Московского городского продовольственного комитета — И. И. Егоров.

Борьба была острой. Ленин выступил шесть раз. Он отредактировал, выправил и дополнил проект, внесенный буржуазными кооператорами. В поправках Ленин подчеркивал, что нормы распределения продуктов обязательны как для частноторговых предприятий, так и для кооперативных организаций и что необходимо определить особо налоговые преимущества, предоставляемые тем кооперативным организациям, которые объединяют в своей местности все население. Так, примечание к п. 2 проекта: «[Малодостаточность лиц, желающих вступить в члены Общества,] определяется местными Советами Кр. Депутатов» — Ленин заменил новой редакцией: «Способ проверки заявлений о малодостаточности определяется местными советами Раб[очих] и Кр[естьянских] Депутатов»78.

Ленин изменил также и редакцию н. 3 и 5. В п. 3 вместо: «Кажд[ое] потребительское] общество [первой степени или] его отделения [обслуживают] определенный район или местность» — Ленин предложил: «Каждый определенный район или местность обслуживаются отдельным потребительным обществом и его отделениями»79.

Пункт 5 у кооператоров гласил: «[Обязательная] норма [распределения нормированных продуктов определяется государственными и муниципальными] органами, [контролю которых подчиняются в этих пределах и] кооперативные организации». Ленин же в этом пункте подчеркивает, что и для кооперативных организаций, и для частноторговых предприятий обязательны нормы распределения продуктов, устанавливаемые органами Советской власти: «Нормы, устанавливаемые центральными или местными органами советской власти и, в частности, органами снабжения относительно распределения продуктов и т. п., обязательны как для частноторговых предприятий, так и для кооперативных организаций»80.

В п. 6 Ленин акцентировал внимание на том, что государственные органы снабжения регламентируют частные торговые предприятия81.

Ленинский п. 7 более четко передал мысль, что «владельцы и руководители торговых и промышленных предприятий частнокапиталистического характера не могут быть членами правлений Потребительских] Обществ»82. У кооператоров же говорилось о лицах, ведущих торговые и промышленные операции частнокапиталистического характера.

Вместо формулировки кооператоров в п. 9 о том, что кооперативные организации ведут работу по соглашению с государственными органами снабжения, Ленин предложил сказать, что они должны определять способы проведения в жизнь декрета под руководством государственных органов снабжения83.

Ленин добавил п. 11 и 13 о том, что Народный комиссариат по продовольствию по соглашению с ВСНХ устанавливает формы и сроки отчетности, формы надзора и контроля за кооперативными и частноторговыми предприятиями, в частности за внесением ими 5% налога с их оборота в государственную казну84.

Таким образом, Ленин основной упор сделал на необходимость руководства кооперативными организациями, надзора за ними и контроля их со стороны государственных органов.

В поправках к п. 12 Ленин подчеркнул, что потребительские общества должны оказывать всестороннее содействие Советской власти, а все денежные капиталы и оборотные средства как частных лиц, так и учреждений этих обществ — помещаться в Госбанк85.

В этом же духе был написан Лениным заново и п. 13 о том, что союзы потребительских обществ должны привлекаться органами Советской власти под их контролем к закупке, заготовке, переработке и производству продуктов. Проект декрета с поправками и дополнениями Ленина был утвержден и передан во ВЦИК.

Левые эсеры пытались на заседании ВЦИК 11 апреля оттянуть утверждение проекта, предлагая передать его для окончательного редактирования в президиум или в комиссию. Создание такой комиссии означало новую затяжку. Поэтому ВЦИК отклонил эти предложения и утвердил декрет86. В резолюции подчеркивалось, что декрет носит компромиссный характер и страдает существенными недостатками, «но, считая организацию правильного распределения продуктов и товаров среди населения одной из самых важнейших и неотложнейших задач настоящего времени, для разрешения каковой необходимо проведение ряда социалистических мероприятий в этой области и замена частноторгового аппарата общегосударственным», ВЦИК принимает декрет «как переходную меру, ведущую по пути к осуществлению государственного распределения продуктов и товаров в стране»87.

«Декрет о потребительских кооперативах» был подписан В. И. Лениным и опубликован в газетах 88.

Принятие Совнаркомом и ВЦИК этого декрета явилось актом соглашения Советской власти с буржуазными и стоящими на буржуазной точке зрения рабочими кооперативами. Он предусматривал определенную самостоятельность кооперативов, финансовую помощь и другие льготы, предоставляемые им государством. Деятельность кооперативов связывалась с государственными органами снабжения и ВСНХ.

Этот декрет направил кооперативное движение по новому пути. Основной целью его было организовать все население в кооперативы. В п. 1 говорилось о том, что «потребительские кооперативные организации обслуживают в каждом районе их деятельности все население». Это означало, что они не имели права запрещать покупать товары в лавках нечленам кооператива, живущим в данном районе, а также не имели права делать какие-либо исключения для своих членов. Это положение предполагало борьбу со спекуляцией и превращение кооперативов из замкнутых привилегированных учреждений в доступные для всего населения.

Вместе с тем в декрете были определены конкретные меры, побуждающие население вступать в кооперативы. Это получение членами кооператива 5-процентного сбора с оборота, низкий вступительный взнос с малоимущих и др. Пункт 2 предусматривал, что «малодостаточные лица», вступающие в кооператив, вносят членский взнос не свыше 50 коп., а вместо членского пая с них высчитывается часть 5% обложения тех товаров, которые они покупают в кооперативе. Примечание к этому пункту оговаривало, что способ проверки заявлений о «малодостаточности» устанавливается местными Советами.

Этот пункт был направлен против стремления кооперации, особенно буржуазной, оградиться от неимущих членов и затруднить им вступление в кооперативы. Высокий вступительный и паевой взносы были одним из главных препятствий для вступления представителей беднейших слоев населения в кооперативы.

Соблюдение территориального принципа в кооперативной деятельности было важнейшим положением декрета. Интересы народного хозяйства и правильного распределения продуктов требовали, чтобы каждый кооператив обслуживал определенную территорию, втягивая все живущее на ней население в свою организацию. Таким путем создавались бы потребительские коммуны. В п. 8 указывалось, что «тем кооперативным организациям, которые объединяют в своей местности все население, будут предоставлены налоговые преимущества, которые будут определены особо». Тем самым создавался еще один лишний стимул для вовлечения всего населения в кооперацию.

Введение потребительских книжек должно было способствовать учету и определению направления развития производства. Декрет в п. 10 предполагал, что «по мере осуществления обеспеченности кооперативов продуктами должно быть приступлено к введению выдачи работающему населению заработка свидетельствами на право получения из кооперативов определенных продуктов потребления», т. е. со временем трудящиеся члены кооператива должны были вместо зарплаты получать свидетельства (потребительские книжки), по которым они могли приобретать нужные продукты.

Декрет о потребительских кооперативах стремился установить рамки, в которых была бы возможна совместная работа кооперативных организаций и органов Советской государственной власти, возложить на кооперативные организации выполнение определенных заданий Советской власти.

«Левые коммунисты» считали неприемлемым для диктатуры пролетариата компромисс с буржуазной кооперацией, так как он, по их мнению, сводил на нет экономическую и политическую борьбу с деревенской буржуазией 89.

В «Очередных задачах Советской власти» В. И. Ленин подчеркивал, что этот декрет был соглашением с буржуазными кооперативами и с рабочими кооперативами, остающимися на буржуазной точке зрения, в целях обеспечения перехода к массовому учету и контролю за распределением продуктов и товаров в стране. Компромисс состоял в отказе Советской власти от единственно последовательно пролетарского принципа — бесплатного вступления в кооператив 90, а также от единственно социалистического принципа — объединения всего населения данной местности в одном кооперативе, т. е. принципа, отвечающего задаче уничтожения классов.

В отступление от второго принципа было дано право оставаться рабочим, классовым кооперативам, о которых В. И. Ленин писал, что они «называются в этом случае «классовыми» только потому, что они подчиняются классовым интересам буржуазии»91.

Предложение об исключении буржуазии из правлений кооперативов, которое предусматривалось проектом декрета, принятым президиумом ВСНХ92, было распространено только на владельцев торговых и промышленных предприятий частнокапиталистического характера (п. 7).

Если бы, по словам В. И. Ленина, пролетариат сумел наладить учет и контроль в общегосударственном масштабе, то надобности в такого рода компромиссах не было бы. Через продовольственные отделы Советов и через органы снабжения при Советах можно было бы объединить население в единый, руководимый пролетариатом кооператив без содействия буржуазных кооперативов93.

В ноябре 1917 г. в «Тезисах о задачах партии + текущий момент» В. И. Ленин формулировал один из тезисов следующим образом: «Соглашение с мелкой буржуазией не в смысле блока для буржуазно-демократической революции, не в смысле ограничения задач социалистической революции, а в смысле исключительно форм перехода к социализму для отдельных слоев мелкой буржуазии». Именно таким соглашением и явилось соглашение с буржуазными кооператорами.

«Нам нужно такое соглашение,— писал В. И. Ленин,— чтобы найти практически осуществимые, удобные, подходящие для нас формы перехода от частичных раздробленных кооперативок к единому всенародному кооперативу»94.

Декрет преследовал цель привлечь к делу распределения продуктов все население. Задача общественного распределения продуктов и предметов массового потребления могла быть решена только в результате осуществления мер, предусмотренных декретом от 12 апреля 1918 г. о потребительских коммунах, и повсеместного создания потребительских коммун, включающих все население. «Заключая такое соглашение с буржуазными кооперативами,— указывал В. И. Ленин,— Советская власть конкретно определила свои тактические задачи и своеобразные методы действия для данной полосы развития, именно: руководя буржуазными элементами, используя их, делая известные частные уступки им, мы создаем условия для такого движения вперед, которое будет более медленно, чем мы первоначально полагали, но вместе с тем более прочно, с более солидным обеспечением базы и коммуникационной линии, с лучшим укреплением завоевываемых позиций»95.

До принятия Совнаркомом проекта буржуазных кооператоров Ленин считал, что соглашение с буржуазными кооперативами будет неизбежно подчинением их пролетариату. «Рабочие кооперативы,— писал он в первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти»,— должны стать во главе движения, переводящего отдельные кооперативы в единый всенародный кооператив. Рабочий класс должен не замыкаться от остальных частей населения, а наоборот — руководить всеми частями населения без изъятия в деле перевода их к поголовному объединению в единый всенародный кооператив»96.

В результате же уступок, сделанных буржуазным кооператорам, рабочий кооператив остался наряду с буржуазным. Они не слились, и рабочий кооператив не подчинил себе всецело буржуазный, чтобы взять в свои руки правление и надзор за потреблением богатых.

I Всероссийский съезд советов народного хозяйства, открывшийся 26 мая 1918 г., одобрил декрет СНК от 12 апреля 1918 г. о потребительской кооперации и принял постановление, чтобы ВСНХ разработал положения, касающиеся других видов кооперации, направленные на согласование ее деятельности с советскими органами и установление контроля над ней.

Процесс вовлечения кооперации в деятельность советских организаций не должен был ограничиваться потребительской кооперацией. Он должен был распространиться и на другие виды кооперации: кредитную, сельскохозяйственную, маслодельную и др.

Кредитная кооперация в дооктябрьский период состояла в большинстве своем из середняков (60%), в то время как бедняков в ней было 12,4, а кулаков — 27,6%97.

Вопрос об отношении к кредитным кооперативам обсуждался на заседании кооперативного отдела ВСНХ 16 мая 1918 г. Было принято решение руководствоваться по отношению к кредитным кооперативам декретом от 12 апреля о потребительских кооперативах и добавлением к нему, по которому кредитные кооперативы национализации не подлежали.

Ленин держал в поле своего зрения и этот вопрос. Его интересовали результаты заседания. На следующий день после заседания, 17 мая, он пишет записку председателю ВСНХ

А. И. Рыкову: «Куда и как Вы исчезли?

1) Говорили ли с кредитными кооперативами?

Итог?..»98

Проведение в жизнь декрета о потребительских коммунах от 12 апреля 1918 г. встретило энергичное сопротивление со стороны части кооператоров, особенно верхушки.

Так, Всероссийский совет рабочей кооперации издал «Разъяснение декрета о потребительских обществах 12 апреля 1918 г.», которое явилось по существу инструкцией, как не исполнять декрет и как бороться против введения его в жизнь. В разъяснении говорилось, что обслуживание кооперативами всех граждан является лишь ближайшей целью, а не обязательством сегодняшнего дня. Последнее слово при установлении степени «малодостаточности» того или иного лица, вступающего в кооператив, оставалось за рабочими кооперативами, а не местными Советами. Представители кооперации, участвуя в государственных органах снабжения, регламентирующих частные торговые предприятия, должны были отстаивать частную торговлю. Рабочая кооперация не должна была соглашаться на те налоговые преимущества, которые предоставлялись кооперативам, объединившим в своей местности все население. Цель рабочей кооперации — не руководствоваться в своей повседневной деятельности соображениями о возможности осуществления в ближайшие дни социализма и поэтому самым решительным образом противодействовать попыткам превращения рабочих кооперативов в социалистические, где бы продукты выдавались работающему населению не за деньги, а по свидетельствам, рабочим талонам.

Практика проведения в жизнь декрета о потребительских коммунах от 12 апреля показала, что основные массы кооперации, особенно рабочей, правильно поняли сущность декрета и вопреки «разъяснениям» верхов воплощали его в жизнь.

Ленин внимательно следил за претворением в жизнь этого декрета. 26 июля он принял в своем кабинете председателя правления Центросоюза меньшевика Д. С. Коробова и члена правления, заведующего торгово-заготовительной работой буржуазного кооператора В. А. Лаврухина и около часа беседовал с ними. Коробов сделал краткую информацию. Он сообщил, что в Советской России имеется 25—27 тыс. потребительских кооперативов, которые обслуживают 70—75% населения. Больше всего населения обслуживается кооперацией в 15 губерниях Центрального района и в 14 — Северного района, меньше — в 2 западных губерниях и еще меньше — в 6 губерниях восточного района.

Слушая доклад, Ленин на бланке Председателя СНК делает записи. Вот некоторые из них:

«Кооперативы:

В Тамб[овской] губ[ернии] всю продовольственную] о[рганиза]цию взяли в свои руки... яйцы копчености.

((Ни одной частной)

(лавки в уездах ))

в каждом селе кооперативы

Козл[ов] Тамб[овской] губ[ернии]
(нет частной торговли)

Вологодская] губ[ерния]

Арх{ангелъск]ая »

Саратовская »

«роскошно»

(>1000 кооп[ератив]ов)

8.500 в прежних 34-х земск[их] губ[ерниях] 25.000 вол[остных] кооперативов

[[ Нет волости, в к[ото]рой бы было менее 2-х кооперативов»99. ]]

 

Коробов сообщил, что в некоторых местах, например в Саратовской, Смоленской, Пермской и Костромской губерниях, Советы преследуют кооперативы, несмотря на посланную в апреле всем Советам телеграмму президиума ВСНХ с предписанием прекратить подобные преследования. Ленин записал по этому поводу:

«В Саратове Краевой с[оюз] кооперативов

308 с[ою]зов

Б[ольшая] мельница. в союзе

[[ Комиссаров поставили ]]

[[ Органы управления устранили. ]]

Вельский См[о]л[енской] нац[ионали]з[иро]вал все союзные объед[инен]ия кооперативов] Оханский Перм[ской]

Кин[е]шм[ский] Костромской]» 100.

 

Представители Центросоюза жаловались на слишком высокие налоги на кооперацию, в частности на пятипроцентное обложение ее оборота, достигавшее 90% всех торговых накоплений, в то время как частная торговля из-за слабо налаженного налогового аппарата, как правило, не дооблагалась. По этому поводу Ленин сделал следующую запись:

«Выбрать маленькую к[омис]сию по вопросу о практическом проведении] в жизнь

§ 1 декрета

(о 5% обложении частной торговли).

(Ни копейки не взято)»101.

 

Ленин попросил кооператоров проинформировать его более подробно о заготовительной работе Центросоюза. Участник этой беседы В. А. Лаврухин на запрос Института Ленина в 1931 г. писал: «Сообщив о предпринятых мероприятиях в области заготовок, мы перешли к вопросу о перспективах товарообмена с Украиной.

Вл. Ил. заметил, что по товарообмену с Украиной он имеет достаточно подробную информацию. Вл. И. предложил обратить внимание на заготовку сахара и др. продуктов, проникающих мелкими партиями, но в большом количестве на советскую территорию, где их закупают мешочники и перевозят в центры.

В дальнейшем беседа перешла на вопрос о хлебозаготовках кооперации. Этому вопросу Вл. Ил. уделил наибольшее внимание и время... Вл. Ил. сообщил, что в правительстве рассматривается вопрос о привлечении к хлебозаготовкам кооперации вплотную и предполагается поставить эту задачу самой главной задачей кооперативного аппарата, использовав для хлебозатотовок наибольшую часть товарного фонда» 102.

Ленин спросил кооператоров, при каких условиях, по их мнению, реализация урожая будет наиболее успешной. Они ответили, что целесообразно для хлебозаготовок создать объединенный аппарат из органов Наркомпрода и кооперации.

Кооператоры предложили повысить твердые цены на хлеб при заготовках, оставив твердые цены для распределения хлеба, и использовать систему предельных, но не оглашаемых цен с возможностью варьировать их по отдельным районам.

«Вл. Ил. заметил,— писал Лаврухин,— что на повышение твердых цен на хлеб и на значительное повышение можно пойти. Но твердая цена должна быть твердой и при распределении и при заготовках. Принцип вольной скользящей цены по районам, хотя бы и в границах предельной, не оглашенной цены — не приемлем» 103.

Вскоре было принято постановление Наркомпрода и ВСНХ о твердых ценах на хлеб урожая 1918 г. и прошлых лет. Твердые закупочные цены на хлеб ввиду продовольственных трудностей были увеличены примерно в три раза. Доклад А. Д. Цюрупы по этому вопросу обсуждался Совнаркомом 5 и 6 августа 1918 г.104 Ленин принял участие в обсуждении проекта постановления. Об этом говорят сделанные им заметки в процессе обсуждения105. 8 августа постановление было опубликовано 106.

Использование кооперативно-капиталистического аппарата снабжения под государственным контролем для распределения и частично для заготовки продуктов сыграло положительную роль. За первый год существования Советской власти значительно выросла как рабочая, так и общегражданская кооперация. Если до 1917 г. оборот Центросоюза составлял 6 тыс. вагонов товаров, то за 1918 г. — 32 тыс. вагонов107. Если в начале 1918 г. в Советской России было 47 тыс. кооперативных объединений, то в начале 1919 г. — 53 тыс.108

Задача состояла уже не только в том, чтобы кооперировать все население, но и в том, чтобы добиться большевизации руководящих органов кооперации, преобладающей роли пролетарского и полупролетарского населения в кооперативном деле, вытеснения буржуазии из руководства, чтобы тем самым ускорить преобразование кооперативно-капиталистического аппарата снабжения в социалистический.

Коммунистическая партия в конце 1917 и начале 1918 г. при решении задач в области хозяйственного строительства исходила из предположений о непосредственном переходе к социалистическому строительству.

Решение социалистических задач значительно бы облегчалось, если бы тогда в Советской России государственный капитализм был преобладающей хозяйственной системой.

Советская власть пыталась перейти к новым общественным отношениям, совершить экономические преобразования по возможности постепенно, осторожно, без особой ломки. Для этого она должна была согласиться на частичные уступки буржуазии. Но капиталисты не пошли на сотрудничество с Советским государством в рамках государственного капитализма, не стали работать под контролем, перешли к вооруженному сопротивлению и попытались сначала саботажем, а затем с помощью иностранной интервенции задушить Советскую республику.

Международное и внутреннее положение Советской России не дало возможности широко применить государственный капитализм для постепенного перехода к общественной социалистической собственности на средства производства. Однако опыт использования государственного капитализма в период мирной передышки 1918 г. был учтен нашей партией в 1920 г. и в годы нэпа, начиная с весны 1921 г. Ленин неоднократно подчеркивал, что новая экономическая политика явилась органическим продолжением и развитием экономической политики Советского государства периода первой мирной передышки 1918 г.

Важнейшие принципы новой экономической политики, политики перехода от капитализма к социализму, были намечены Коммунистической партией и Советским правительством во главе с Лениным в первые месяцы после заключения Брестского мирного договора.

Опыт использования государственного капитализма в Советской России учитывается творчески в современных условиях братскими рабочими и коммунистическими партиями социалистических стран и стран, освободившихся от колониального и полуколониального гнета. С учетом национальных особенностей они применяют учение Ленина о государственном капитализме и опыт использования его в СССР для преобразования своей экономики на социалистических началах.

 

Примечания:

1 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 47, 49.

2 Там же, стр. 152.

3 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 294,

4 Там же.

5 Там же, стр. 262.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 193

7 В. И. Ленин. Полн. Собр. соч., т. 36, стр. 255—256.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 36, стр. 295.

9 См. об этом в кн.: Э. В. Клопов. Ленин в Смольном. М., 1966, стр. 325—330.

10 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 56; ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 347, л. 130.

11 См. Ленинский сборник XXI, стр. 125—126.

12 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 95.

13 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 277.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 259.

15 См. об этом статью: П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев. Из истории госкапитализма в начальный период социалистического строительства в СССР.— «Вопросы истории», 1957, № 9, стр. 107—122.

16 См. «Народное хозяйство», 1918,. № 2 стр. 21—22

17 «Вопросы истории КПСС», 1967, № 3, стр. 60.

18 См. «Известия ВЦИК» № 72, 12 апреля 1918 г.; «Известия Московского Совета» № 70, 12 апреля (30 марта) 1918 г.

19 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 222.

20 «Коммунист», 1918, № 1, стр. 19.

21 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 293— 312.

22 В. И. Ленин.. Поля. собр. соч., т. 44, стр. 49

23 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 74.

24 См. «Вестник Народного комиссариата торговли и промышленности», 1918, № 1, стр. 3—7.

25 См. «Вопросы истории», 1966, № 11, стр. 18

26 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 88.

27 См. «Документы внешней политики СССР. Т. I. 7 ноября 1917 г.—31 декабря 1918 г.». М., 1959, стр. 286—294, 717, примеч. 38.

28 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 74—75

29 «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 2(5 мая —4 июня 1918 г.», стр. 21.

30 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 79—80.

31 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 80.

32 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 110, л. 3.

33 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 126, л. 7.

34 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 161, л. 2-3.

35 См. А. А. Глушков. Ленинский план приступа к социалистическому строительству и борьба партии за его осуществление, стр. 62.

36 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 179, л. 2.

37 См. «Новая петроградская газета» № 129, 23(10) июня 1918 г.

38 См. В. Д. Бонч-Бруевич. В преддверии нашего строительства.— «Старый большевик». Сборник № 1. М.—Л., 1930, стр. 110.

39 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 253, л. 1.

40 Ленинский сборник XXIV, стр. 53.

41 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 307.

42 В «Наброске программы экономических мероприятий», тезисах «Проекта декрета о проведении в жизнь национализации банков и о необходимых в связи с этим мерах» и в самом проекте, в «Проекте декрета о потребительных коммунах», в «Черновом наброске проекта программы» и в других работах.

43 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 161.

44 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 187.

45 См. «Союз потребителей», 1918, № 1—2, стр. 10- 11; «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 4.

46 В. И. Ленин в декабре 1917 г. в период своего кратковременного отдыха в санатории «Халила» на Карельском перешейке написал предварительные тезисы и окончательный текст «Проекта декрета о потребительных коммунах». После того как Народный комиссариат по продовольствию, взяв за основу эти ленинские документы, опубликовал проект декрета о потребительных коммунах в газете «Известия» № 14 от 19 января (1 февраля) 1918 г., буржуазные кооператоры в Москве и Петрограде с ожесточением выступили против него, отстаивая независимость кооперации от органов Советской власти.

47 «Народное хозяйство», 1918, № 11, стр. 19.

48 См. «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 44.

49 См. «Раннее утро» № 38, 15(2) марта 1918 г.; «Петроградский голос» № 34, 15(2) марта 1918 г.; «Новая жизнь» № 44, 17 (4) марта 1918 г.

50 См. Ленинский сборник XVIII, стр. 260—261.

51 См. «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр 21.

52 См. «Союз потребителей», 1918, № 9. стр. 36—37

53 См. Ленинский сборник XVIII, стр. 263—265.

54 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 566.

55 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр 203— 210.

56 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 208—209.

57 Ленинский сборник XVIII, стр. 263.

58 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 208.

59 Ленинский сборник XVIII, стр. 264.

60 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 209

61 Ленинский сборник XVIII, стр. 264

62 Ленинский сборник XVIII, стр. 260.

63 См. там же, стр. 265—269.

64 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 35, стр. 428.

65 См. Ленинский сборник XVIII, стр. 263—264; «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 13.

66 См. «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 21.

67 «Союз потребителей•, 1918, № 9, стр. 37.

68 См. Ленинский сборник XVIII, стр. 263, 265.

69 См. там же, стр. 263, 265—266

70 См. там же, стр. 264, 266.

71 См. Ленинский сборник XVIII, стр. 264—265.

72 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 93, л. 25—29.

73 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 93, л. 32-33. 181

74 Ленинский сборник XVIII, стр. 203—264.

75 См. там же, стр. 264.

76 Ленинский сборник XVIII, стр. 267.

77 См. там же, стр. 269—270; «Союз потребителей», 1918, № 11—12, стр. 49; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 92, л. 2.

78 Ленинский сборник XVIII, стр. 200,

79 Там же

80 Ленинский сборник XVIII, стр. 266.

81 См. там же, стр. 266—267.

82 Там же, стр. 267.

83 См. там же.

84 См. Ленинский сборник XVIII, стр. 268—209.

85 Еще в наброске проекта декрета о проведении в жизнь национализации банков и о необходимых в связи с этим мерах, написанном не ранее 14(27) декабря 1917 г.. В. И. Ленин предусматривал оплату продуктов, продаваемых потребительными обществами, через текущие счета в банках (см. В. И. Ленин. Поли, собр. соч., т. 35, стр. 428).

86 См. «Протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва». Стенографический отчет. М., 1920, стр. 97—105.

87 «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 76—77.

88 См. «Правда» № 71, 13 апреля (31 марта) 1918 г.; «Известия» № 75, 16 апреля 1918 г.

89 См. «Коммунист», 1918, № 4, стр. 13.

90 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 186.

91 Там же.

92 См. «Декреты Советской власти. Т. II, 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 85.

93 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 186.

94 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 424; т. 36, стр. 162.

95 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 187.

96 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 162.

97 См. «Вопросы истории КПСС», 1966, № 12, стр. 43.

98 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 5U, стр. 76.

99 Ленинский сборник XVIII, стр. 273.

100 Ленинский сборник XVIII, стр. 273.

101 Там же.

102 Ленинский сборник XVIII, стр. 274-275.

103 Ленинский сборник XVIII, стр. 275.

104 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 173. л. 5—6; ед. хр. 174, л. 1.

105 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 493—494.

106 См. «Известия» № 108, 8 августа 1918 г,

107 См. «Известия» № 24, 2 февраля 1919 г.

108 Эти цифры впервые были приведены по документам ЦПА ИМЛ В. М. Селунской в статье «Разработка В. И. Лениным кооперативного плана» («Вопросы истории КПСС», 1960, № 2, стр. 105).

 


 

Глава третья

«ОТ РАБОЧЕГО КОНТРОЛЯ К РАБОЧЕМУ УПРАВЛЕНИЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ»

Национализировать промышленность не стоило особого труда, говорил Ленин. Главная же задача, «гвоздь вопроса» состоит в том, чтобы наладить управление национализированными предприятиями, организовать производство, обобществить его на деле. «Одной конфискацией,— писал он,— ничего не сделаешь, ибо в ней нет элемента организации, учета правильного распределения»1. Задача социалистической организации производства в общегосударственном масштабе требовала больших знаний, умения, опыта и навыков, которых у пролетариата пока не было. Он должен был учиться управлять, приобретать умение организовать производство в процессе работы. Большую роль в этом сыграл рабочий контроль. Он явился школой подготовки хозяйственных работников. Активно вмешиваясь в предпринимательскую деятельность буржуазии, рабочие учились управлению производством. Рабочий контроль Ленин рассматривал как переходную ступень к рабочему управлению общественным производством. Этот переход он считал «самым важным и ценным».

В первые месяцы Советской власти хозяйственные органы строились на основе выборности и коллегиальности. Всеми отраслями народного хозяйства управляли выборные коллегии.

Выборность и коллегиальность сыграли на первых порах большую роль в вовлечении широких масс трудящихся в управление народным хозяйством. Однако при коллегиальности не было ответственности определенных лиц за порученное дело, строгой дисциплины и единоначалия. Отсутствие персональной ответственности за исполнение решений часто вносило неразбериху в работу правлений предприятий.

«Коллегиальность, как основной тип организации советского управления,— говорил В. И. Ленин позже,— представляет из себя нечто зачаточное, необходимое на первой стадии, когда приходится строить вновь. Но при установившихся более или менее устойчивых формах переход к практической работе связан с единоначалием, как с той системой, которая больше всего обеспечивает наилучшее использование человеческих способностей и реальную, а не словесную проверку работы» 2.

Руководство народным хозяйством страны, реорганизация ее экономики на социалистических началах являются главной функцией Советского государства. Ленину принадлежит заслуга разработки научных принципов управления, руководства пролетарского государства и Коммунистической партии развитием экономики страны, принципов социалистического хозяйствования. Уже весной 1918 г. Ленин обосновал важнейший из этих принципов — принцип демократического централизма.

Еще до Октябрьской революции в своей работе «Удержат ли большевики государственную власть?» В. И. Ленин подчеркивал, что большевики являются централистами по убеждению и по программе и тактике своей партии. «А когда государство будет пролетарским,— писал В. И. Ленин,— когда оно будет машиной насилия пролетариата над буржуазией, тогда мы вполне и безусловно за твердую власть и за централизм...

Мы за централизм и за «план», но за централизм и за план пролетарского государства, пролетарского регулирования производства и распределения в интересах бедных, трудящихся и эксплуатируемых, против эксплуататоров»3.

После победы Октябрьской революции В. И. Ленин поставил вопрос о необходимости централизации всей хозяйственной жизни страны. «Безусловная и беспощадная борьба против синдикалистского и хаотического отношения к национализируемым предприятиям. Настойчивое проведение централизации хозяйственной жизни в общенациональном масштабе»4,— писал он в «Основных положениях хозяйственной и в особенности банковой политики».

Принцип демократического централизма представляет собой сочетание планового централизованного руководства со стороны государственных органов экономикой и социалистического демократизма, опирающегося на творческую активность трудящихся.

Демократический централизм «предполагает в первый раз историей созданную возможность,— писал В. И. Ленин,— полного и беспрепятственного развития не только местных особенностей, но и местного почина, местной инициативы, разнообразия путей, приемов и средств движения к общей цели»5. Социалистическая реорганизация экономики требовала, с одной стороны, наибольшей централизации и, с другой стороны, широкой активности масс: инициативы, самостоятельности, активного участия в хозяйственной деятельности, почина, размаха и контроля снизу.

Ленин предостерегал против смешения демократического централизма с произволом, бюрократизмом и шаблонизированием. «С демократическим и социалистическим централизмом ни шаблонизирование, ни установление единообразия сверху не имеет ничего общего,— писал он в своей известной статье «Как организовать соревнование?» еще в конце декабря 1917 г.— Единство в основном, в коренном, в существенном не нарушается, а обеспечивается многообразием в подробностях, в местных особенностях, в приемах подхода к делу, в способах осуществления контроля, в путях истребления и обезврежения паразитов (богатых и жуликов, разгильдяев и истеричек из интеллигенции и т. д. и т. п.)»6.

Ленин подчеркивал, что «мы стоим за демократический централизм. И надо ясно понять, как далеко отличается демократический централизм, с одной стороны, от централизма бюрократического, с другой стороны — от анархизма»7.

Принцип демократического централизма обеспечивает абсолютную стройность и единение в функционировании экономических отраслей. Ленин подчеркивал, что действительно демократический смысл этого принципа состоит в том, что «он нисколько не исключает, а напротив, предполагает полнейшую свободу различных местностей и даже различных общин государства в выработке разнообразных форм и государственной, и общественной, и экономической жизни»8.

Ленин считал необходимым поощрять инициативу и самостоятельность местных организаций в хозяйственном строительстве: «Каждая фабрика, каждая деревня является производительно-потребительской коммуной, имеющей право и обязанной по-своему применять общие советские узаконения («по-своему» не в смысле нарушения их, а в смысле разнообразия форм проведения их в жизнь), по-своему решать проблему учета производства и распределения продуктов»9.

 

Переоценка, выпячивание или, наоборот, недооценка централизма или демократизма, их противопоставление могут привести к чрезмерной централизации или к развитию местничества, что в равной мере отрицательно отражается на развитии социалистического производства. Задача должна состоять в том, чтобы в тот или иной исторический отрезок времени найти правильные пути осуществления демократического централизма, в котором и централизм, и демократизм неразрывно связаны друг с другом, диалектически едины.

Рабочие, получившие после революции впервые возможность участвовать в управлении производством, создавали новые экономические органы. Они стремились к тому, чтобы эти органы не были похожи на органы буржуазного бюрократического централизма. Отсюда стремление к децентрализации, к сепаратизму и областничеству. Это было стихийной реакцией на буржуазный централизм. Это стремление к децентрализации Ленин считал болезнью переходного периода, болезнью роста, вполне естественной, ибо царский и буржуазный централизм внушил народным массам ненависть и отвращение ко всякой центральной власти10. Вместе с тем Ленин в период передышки самым решительным образом боролся против децентрализации и ничем не ограниченной коллегиальности, так как для укрепления руководства народным хозяйством нужны были централизация и единоначалие.

Единоначалие — составная часть принципа демократического централизма, форма его проявления. Ленин показал значение единоличной, диктаторской власти с точки зрения специфических задач Советской власти в тот конкретный период времени.

Переход от одной политической задачи к другой, по внешности на нее совсем не похожей, составлял всю оригинальность переживаемого тогда момента. Революция, вчера разбившая оковы, которым из под палки подчинялись массы, сегодня потребовала в интересах своего же развития и укрепления, в интересах социализма беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса.

Методы управления промышленностью на началах коллегиальности и выборности уже не годились, так как при этом отсутствовала персональная ответственность за порученное дело. Все это мешало созданию новой трудовой дисциплины, увеличивало мелкобуржуазную распущенность, питало синдикалистские тенденции. Переход к новой задаче мог быть осуществлен лишь ценой громаднейшего напряжения энергии пролетарского авангарда — Коммунистической партии.

Ленин подчеркнул необходимость решительно стоять за беспощадно твердую власть, за диктатуру отдельных лиц для определенных процессов работы, в определенные моменты чисто исполнительских функций. «...Всякая крупная машинная индустрия — т. е. именно материальный, производственный источник и фундамент социализма,— писал он,— требует безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч и десятков тысяч людей»11. Строжайшее единство воли может быть обеспечено только подчинением воли тысяч воле одного лица. «Это подчинение может, при идеальной сознательности и дисциплинированности участников общей работы, напоминать больше мягкое руководство дирижера. Оно может принимать резкие формы диктаторства,— если нет идеальной дисциплинированности и сознательности»12.

Установление единоначалия в управлении процессом коллективного труда, беспрекословное исполнение всех единоличных предписаний советских руководителей, установление «строжайшей ответственности за исполнительские функции и безусловно трудовое, дисциплинированное, добровольное исполнение предписаний и распоряжений, необходимых для того, чтобы хозяйственный механизм работал действительно так, как работают часы»13,— вот основные условия успешного преобразования экономики страны.

Процесс коллективного труда не может оставаться «без определенного руководства, без точного установления ответственности руководителя, без строжайшего порядка, создаваемого единством воли руководителя»14.

Ленин указывал на необходимость правильного сочетания единоначалия и коллегиальности, демократизма, коллективного обсуждения и персональной ответственности каждого за порученное дело, дисциплинированности в процессе производства. Чем решительнее отстаивается диктатура отдельных лиц, тем разнообразнее должны быть формы и способы контроля снизу15.

Буржуазные хулители Советской власти и их мелкобуржуазные подголоски говорили, что с коренными началами Советской власти, с социалистическим советским демократизмом личная диктатура, назначение отдельных лиц, облекаемых неограниченными полномочиями диктаторов, абсолютно несовместимы.

«Левые коммунисты» Н. И. Бухарин, Н. Осинский (В. В. Оболенский), В. М. Смирнов выступали против принципа демократического централизма. Они ошибочно считали, что необходимость централизованного управления присуща лишь капиталистическому способу производства. Поэтому с уничтожением капитализма должно быть уничтожено и централизованное руководство производством16.

«Левые коммунисты», будучи догматиками, механически переносили старые методы управления в новые условия. Не поняв задач нового этапа развития революции, они считали, что единоначалие означает отказ от коллегиальности, и утверждали, что партия якобы стремится «отбросить трудящиеся массы от управления», она отказывается «от массового пролетарского творчества снизу». Они утверждали, что это может «способствовать только упадку классовой активности и сознательности пролетариата и охлаждению рабочих к партии». В их «Тезисах о текущем моменте» говорилось даже о необходимости передачи управления предприятиями в руки смешанных коллегий из рабочих и инженерно-технических работников17.

В действительности Коммунистическая партия и Ленин не были против коллегиальности. Они выступали против коллегиальности без учета конкретных условий, объективно требующих централизации, против коллегиальности, которая вела к анархо-синдикализму.

Ленин писал: «...решительно никакого принципиального противоречия между советским (т. е. социалистическим) демократизмом и применением диктаторской власти отдельных лиц нет. Отличие пролетарской диктатуры от буржуазной состоит в том, что первая направляет свои удары против эксплуататорского меньшинства в интересах эксплуатируемого большинства, а затем в том, что первую осуществляют — и через отдельных лиц — не только массы трудящихся и эксплуатируемых, но и организации, построенные так, чтобы именно такие массы будить, поднимать к историческому творчеству (советские организации принадлежат к этого рода организациям) »18.

Ленин сам вникал в вопросы организации народного хозяйства, управления его национализированными отраслями и предприятиями на социалистических началах, помогал государственным, партийным и профсоюзным органам правильно решать эти вопросы.

Как Председатель Совнаркома Ленин приложил немало усилий для практического проведения в жизнь принципов демократического централизма и единоначалия в руководстве народным хозяйством Советской России.

У рабочих некоторых предприятий, преимущественно мелких, недостаточно еще было сознание общности интересов. Они стремились интересы своей фабрики, своей промышленности ставить выше интересов всего общества.

«Каждая область, каждая губерния, каждый самый захудалый уездный городишко, каждый ЛН, каждый ЛЧ (главный и местный дорожные комитеты),— писал нарком путей сообщения В. И. Невский, — смотрят на богатства отдельной области, отдельной дороги как на свое достояние, как на свое добро, забывая интересы целого...»19

Ленин боролся против проявлений анархо-синдикализма, сепаратизма и местничества, которые особенно широко были тогда распространены среди части рабочих и руководящих работников железнодорожного и водного транспорта, ведомственных и местных продовольственных органов. Например, служащие станции Пенза в марте постановили на общем собрании кассовую выручку на сумму 500 тыс. руб. не направлять в правление Рязано-Уральской железной дороги, а оставить в своем распоряжении20. От подобных явлений, естественно, страдала четкость работы железнодорожного транспорта.

В своих работах Ленин указывал, что только организация управления народным хозяйством на основе принципа демократического централизма могла обеспечить и интересы государства в целом и отдельных его районов, отраслей промышленности и предприятий. Проведение этого принципа в жизнь началось уже весной 1918 г.

Говоря о безусловной необходимости беспрекословного подчинения единой воле для успеха работы, он писал, что «для железных дорог оно необходимо вдвойне и втройне»21. Централизация и единоначалие требовались в первую очередь на железнодорожном транспорте и поэтому впервые были осуществлены именно здесь. История этого вопроса такова.

Железные дороги управлялись тогда главными дорожными комитетами, а каждая служба возглавлялась выборным коллективом в три — пять человек.

Нередки были случаи, когда центральные и местные советские, военные власти и даже отдельные лица вмешивались в дела транспорта. В первые же дни после переезда Советского правительства из Петрограда в Москву нарком путей сообщения А. Г. Рогов направил Председателю Совнаркома Ленину докладную записку о фактах бесчинств комиссаров и представителей Советской власти на железных дорогах. К записке был приложен проект декрета о невмешательстве различных учреждений в дела железнодорожного ведомства. Ленин ознакомился с ними. Можно предполагать, что по этому поводу он вел переговоры с Наркоматом путей сообщения, так как на записке Рогова он написал телефон и номера гостиницы «Деловой двор», в которой разместились работники Наркомпути22.

13 марта на имя Ленина поступила телеграмма Всероссийского исполнительного комитета железнодорожников (Викжедора) за подписью его председателя А. В. Жука и секретаря А. Ф. Волковского. Они требовали немедленно расследовать с участием Викжедора случай самоуправства наркома П. Е. Дыбенко, который на станции Обухово 11 марта под угрозой расстрела требовал у председателя Исполнительного комитета Николаевской железной дороги Смирнова выполнить свой необоснованный приказ. В телеграмме предлагалось, чтобы Дыбенко дал свои объяснения через наркома Рогова23.

На первом же заседании Совнаркома в Москве, 18 марта, под председательством В. И. Ленина обсуждался представленный А. Г. Роговым проект декрета о невмешательстве разных учреждений в дела железнодорожного ведомства. Проект был разработан недостаточно, поэтому Совнарком принял постановление сдать его в комиссию с предложением переработать и представить к следующему заседанию СНК. Ленин набросал основные положения, на базе которых следовало переработать проект. Они сводились к необходимости большей централизации, назначению ответственных лиц, беспрекословному исполнению их приказаний и т. п.24 Совнарком предложил комиссии руководствоваться при переработке этими положениями.

Комиссия в составе А. Г. Рогова и В. И. Невского представила Совнаркому 21 марта переработанный проект уже под названием «Декрет о централизации управления, охране дорог и повышении их провозоспособности». На этом заседании во время обсуждения доклада Рогова об управлении железными дорогами Российской республики Ленин просмотрел «Труды Чрезвычайного Всероссийского железнодорожного съезда», высказавшегося за децентрализацию управления железными дорогами, и на страницах 3, 11 и 12 сделал пометки25. Ленин тут же на заседании отредактировал проект, зачеркнул п. 1, 2, 8 и 10, касающиеся роли Викжедора и решения Чрезвычайного Всероссийского железнодорожного съезда о децентрализации работы железнодорожных управлений. К п. 2 о порядке составления коллегии НКПС он написал новый текст, в котором подчеркнул, что члены коллегии наркомата утверждаются Совнаркомом и ВЦИКом и в случае несогласия коллегии с наркомом по какому-либо вопросу она имеет право апеллировать в эти органы. Ленин внес более мелкие исправления также в п. 3, 11, 12, 13 и 1426.

Синдикалистски настроенные представители Викжедора, находившиеся под сильным влиянием входивших в него меньшевиков и левых эсеров, выступили против проекта, который устанавливал единоличную власть комиссара, отвечающего только перед Совнаркомом и ВЦИКом. Левые же эсеры утверждали, что единоличная распорядительная власть якобы противоречит демократизму, советскому типу государства и коллегиальности, что личная диктатура абсолютно несовместима с социалистическим демократизмом. Ленин выступил на заседании в защиту проекта декрета. Он подчеркнул, что единоначалие не противоречит демократизму и коллегиальности, и указал на необходимость принятия решительных мер к устранению злонамеренного саботажа среди железнодорожников. Совнарком принял проект с ленинскими поправками27.

Принятие декрета было встречено Вижедором крайне враждебно, левые эсеры начали агитацию против него, поэтому А. Г. Рогов вынужден был поставить на следующем заседании Совнаркома, 23 марта, вопрос о необходимости внесения в декрет изменений. Присутствовавшие на заседании представители Викжедора выступили с нападками на декрет, усматривая в нем «уничтожение роли Викжедора». Они требовали ограничения прав наркома путей сообщения и предоставления самых широких прав коллегии наркомата. Борьба левых эсеров против декрета убедила Ленина в необходимости еще большего усиления единоначалия в управлении транспортом. Поэтому на заседании Ленин снова внес поправки в п. 3 и 6 декрета во второй редакции, в которых в более категорической форме подчеркивалась неограниченность полномочий народного комиссара путей сообщения и ответственность перед ним за административно-техническую постановку дела лиц, которые избираются в каждом местном, районном или областном железнодорожном центре из числа преданных Советской власти знатоков железнодорожного хозяйства. Ленин снова выступил против представителей Викжедора в защиту декрета, отстаивая необходимость установления единоначалия в управлении железнодорожным транспортом, устранения распущенности, саботажа и взяточничества. Декрет с поправками был принят Совнаркомом28.

Вот как описывает в своих воспоминаниях это заседание присутствовавший на нем член коллегии Наркомпути В. А. Жигмунт: «Некоторые члены Викжедора не соглашались с проектом, и на заседании Совета Народных Комиссаров 23 марта 1918 г., где он обсуждался, раздавались голоса о том, что, мол, воссоздается старый аппарат и т. д. Фракция левых эсеров Викжедора развернула агитацию против декрета, которую В. И. Ленин в своем знаменитом труде «Очередные задачи Советской власти» охарактеризовал как агитацию «хулиганскую», «апеллирующую к дурным инстинктам».

Владимир Ильич на заседании Совнаркома занял твердую позицию в вопросах установления единоначалия на транспорте, привел множество фактов саботажа на дорогах, поставил вопрос о том, что успешная работа железных дорог является одной из важнейших основ укрепления Советского государства»29.

Согласно декрету, наркому путей сообщения предоставлялась единоличная власть и неограниченные полномочия. Коллегия Наркомпути сохранялась, но она не имела права вмешиваться в его распоряжения. Местные железнодорожные органы могли выдвигать на административные посты в качестве комиссаров работников, но они должны были утверждаться высшими органами. Местным органам Советской власти запрещалось вмешиваться в дела железнодорожного транспорта.

С опубликованием этого декрета, который был назван «О централизации управления, охране дорог и повышении их провозоспособности», произошла такая история. Первый раз он был опубликован 26 марта в газете «Известия». Прочитав декрет, Ленин увидел, что в нем пропущена его поправка принципиального характера к п. 6 второй редакции проекта декрета, принятая на заседании СНК 23 марта. В ней он предлагал, чтобы специалисты в области железнодорожного транспорта, избираемые местными железнодорожными органами, были ответственны за административно-техническую постановку дела. Слова из проекта «в качестве технически ответственного лица перед комиссаром путей сообщения» В. И. Ленин заменил словами «в качестве исполнителя, ответственного перед комиссаром путей сообщения за административно-техническую постановку дела». Газета же при публикации не дала новую редакцию этого пункта30. Ленин тут же потребовал объяснений у заведующего Бюро печати при СНК Т. Л. Аксельрода и указал ему на нарушение установленного порядка при публикации декрета. В тот же день Аксельрод представил управляющему делами СНК объяснительную записку, в которой говорилось, что декрет секретарь «Известий» В. Ю. Мордвинкин получил не из Бюро печати, а из Наркомпути и после переговоров с наркоматом он был напечатан. Ленин написал на ней резолюцию о необходимости переслать ее Мордвинкину и затребовать от него письменных объяснений31.

Одновременно Ленин потребовал, чтобы декрет был опубликован второй раз, полностью. Он тут же подписал его, и 28 марта газета «Известия» снова опубликовала декрет.

«Левые коммунисты» на совместном совещании с членами ЦК РКП (б) 4 апреля и на страницах журнала «Коммунист» выступали против этого декрета32. Когда Ленин на совещании поставил вопрос в упор с просьбой объяснить, чем они недовольны в декрете, и дать свои исправления, то «левые коммунисты» отделались молчанием. «Комментарии излишни,— писал по этому поводу В. И. Ленин.— Такую «критику» ж.-д. декрета (образца нашей линии, линии твердости, линии диктатуры, линии пролетарской дисциплины) сознательные рабочие назовут либо «исувовской»33, либо фразой»34.

«...Наш железнодорожный декрет,— говорил В. И. Ленин в заключительном слове по докладу об очередных задачах Советской власти на заседании ВЦИК 29 апреля,— ухватил, при всех его ошибках, которые мы готовы исправить, ухватил самую сущность того, что нужно; он опирается на ту массу рабочих, которая верна самой строгой дисциплине, которую нужно объединить единоличной властью, которую Советы назначают и которую Советы смещают и требуют беспрекословного исполнения во время работы, во время труда, в процессе, когда нужно, чтобы крупное производство работало, как машина,— чтобы в это время тысячи людей руководились одной только волей, подчинялись бы приказу одного советского руководителя... Железнодорожный декрет, товарищи, это шаг, который показывает, что мы стали на правильный путь, что мы вышли на дорогу. И в своей речи я сообщал вам, почему мы на эту дорогу стали; мы... в Совете Народных Комиссаров... сотни раз рассуждали о том, как железную дорогу поправить, и мы знаем отзывы с мест, и мы знаем из массы бесед с железнодорожными организациями, что пролетарский элемент за нас, что он ищет дисциплины и ожидает порядка, он видит, как голодают люди в центре России, а хлеб есть, но вследствие беспорядочности провоза его доставить трудно» 35.

Железнодорожники в своей массе одобрили декрет. Он был обсужден на съезде представителей главных дорожных комитетов и профсоюзов рабочих-железнодорожников, состоявшемся с 25 марта по 6 апреля. «Признавая, что декрет о централизации власти на железных дорогах,— говорилось в решении съезда,— проводит и на железных дорогах строго и последовательно принципы Советской власти и вполне согласован с трудами чрезвычайного железнодорожного съезда, касающимися самоуправления трудящихся масс железнодорожников, съезд призывает железнодорожников проводить оные в жизнь»36.

Однако прошло немало времени, прежде чем идея централизации и единоначалия окончательно одержала победу на железнодорожном транспорте. Децентрализация, синдикализм, митингование и недисциплинированность давали о себе знать. Об этом, например, говорит то, что на заседании Совнаркома 14 июня был принят написанный В. И. Лениным проект постановления «Об оздоровлении железнодорожного транспорта». В нем поручалось В. И. Невскому внести в Совнарком «практические предложения о борьбе с синдикализмом и с распущенностью, о мерах открытия и преследования нарушителей советской политики, о мерах установления точной ответственности каждого должностного лица за исполнение им своих обязанностей с практическим успехом, о мерах привлечения способных вести работу управления товарищей к делу управления»37.

 

Аналогичные меры, направленные на централизацию, были приняты Советским правительством под руководством В. И. Ленина и в отношении водного транспорта, который был почти полностью разрушен, а руководство им децентрализовано. Здесь, как и на железнодорожном транспорте, среди руководителей профсоюза водников были сильны синдикалистские настроения. Особенно это относилось к Волжскому бассейну. Руководители областного комитета союза работников водного транспорта Волжского бассейна (Центроволги) даже выдвинули лозунг: «Волга должна принадлежать волгарям». ЦК профсоюза работников водного транспорта внес предложение сосредоточить управление этим видом транспорта в руках ЦК водников. Совнарком, обсудив это предложение 4 марта, решительно отверг синдикалистские притязания водников. Ленин настоял на том, чтобы в Нижний Новгород поехал А. Г. Шляпников для изучения положения дел и выработки мероприятий.

24 марта вечером Ленин получил телефонограмму Шляпникова о тяжелом положении волжского водного транспорта и сразу же вступил с ним в переговоры по прямому проводу. Ленин ответил ему, что только что получил его телефонограмму. Ленин именно поэтому и настаивал на его поездке, что знал о полной разрухе водного транспорта и «полной бестолковщине синдикалистски настроенной части речников». Поэтому Ленин еще раз подчеркивал, что Шляпников должен не только сделать самые серьезные внушения, но и добиться назначения толковых и распорядительных людей с диктаторскими полномочиями для упорядочения водного транспорта.

Ленин не сомневался, что на местах рабочие поймут и поддержат это. Энергичные люди имелись в составе партийных работников третьей армии, как уведомлял Ленина Свердлов, только что вернувшийся из Нижнего38.

На заседании Совнаркома 26 марта под председательством В. И. Ленина были обсуждены доклады А. Г. Шляпникова о съезде судоходных служащих и рабочих Волжского бассейна, открывшемся в Нижнем Новгороде 25 марта, и Ю. Ларина о проекте декрета об управлении транспортом отдельных водных систем, выработанном ВСНХ по соглашению с Центральной организацией рабочих водного транспорта (Цекводом) и представителями Центроволги. Ленин в своем выступлении предложил выбрать комиссию и поручить ей слить представленный проект с прежними постановлениями по этому вопросу и представить свое заключение к следующему дню или в крайнем случае к 28 марта. Но затем ввиду срочности вопроса и необходимости учесть мнение волжских речников, собравшихся на свой съезд, Ленин написал черновой набросок и окончательный текст постановления Совнаркома. В нем говорилось, что проект декрета об образовании Управления по заведованию национализированным флотом Каспийско-Волжско-Мариинской системы утверждается в виде временной меры, с тем чтобы слить его с прежними постановлениями позже. Нижегородскому съезду, в работе которого проявлялись анархо-синдикалистские тенденций, было предложено, если он признает необходимым внести поправки в декрет, прислать свою делегацию в Совнарком для окончательного решения вопроса. Это один из многих примеров проявления демократизма Советского правительства, учета им мнения масс при решении вопросов руководства народным хозяйством.

Постановление было принято Совнаркомом. В нем съезду судоходных служащих и рабочих Волжского бассейна было поставлено на вид неисполнение распоряжений центральных органов. Постановление Совнаркома было подписано Лениным 28 марта и сообщено по телеграфу президиуму съезда и председателю Нижегородского Совета. Ранее, 26 марта, Ленин подписал декрет «Об управлении водным транспортом на Волге».

Согласно декрету, устанавливалось централизованное управление национализированным флотом и всем грузовым и пассажирским движением в пределах лишь одной, Волжской, водной системы, т. е. на водном пути Каспийское море — Волга с притоками — Мариинская система. Было учреждено Управление Каспийско-Волжско-Мариинской системы (Кавомар), подведомственное отделу водных сообщений ВСНХ. В декрете подчеркивалось, что «пи одна организация или учреждение не имеет права вмешиваться в управление судоходством без предварительного сношения с Кавомаром и его разрешения»39.

На заседании Совнаркома 2§ марта был обсужден и утвержден также проект «Временного положения об управлении Балтийским флотом». Пометка об утверждении на проекте сделана В. И. Лениным40.

Ленин чутко прислушивался ко всякого рода предложениям по улучшению руководства водным транспортом. Например, когда ему стало известно о том, что ответственный работник ВСНХ М. П. Григорьев, специалист в области водного транспорта, разработал проект о создании Бюро экспертов по делам водного транспорта при ВСНХ и реорганизации органов управления водного транспорта, он дал указание передать проект и записку о проекте председателю ВСНХ А. И. Рыкову. Копию этих материалов Григорьев прислал и Ленину, о чем известил его запиской 3 мая. Ознакомившись с ними, В. И. Ленин во время заседания СНК 17 мая пишет присутствующему на заседании Рыкову: «...3) У меня проект Григорьева (о создании бюро экспертов в водном деле).

По-моему, надо тотчас утвердить.

4) Он же просит, умоляет: комиссара! (в Главод).

Не назначить ли Шляпникова?»41

 

На следующий день, 18 мая, вопрос о реорганизации органов управления водным транспортом обсуждался под председательством Ленина на заседании Совнаркома. Был принят декрет, согласно которому в целях объединения управления всеми водными системами республики Кавомар был упразднен. Отдел водных сообщений ВСНХ преобразовывался на началах диктатуры в Главное управление водного транспорта при ВСНХ (Главод). В Главоде сосредоточивалось управление торговым, морским и речным флотом и водными путями сообщения. Все права и функции Кавомара были переданы Главоду. Текущей работой Главода должна была руководить его Верховная коллегия в составе пяти человек, являющаяся распорядительным органом и ответственная перед президиумом ВСНХ42. В коллегию делегировались 3 члена от ВСНХ и 2 — от Цеквода. До этого же флотом управляла коллегия из 22 человек. Такие же коллегии были созданы и на местах. Вместе с Кавомаром это составляло довольно громоздкую организацию.

Эти меры, направленные на централизацию управления транспортом, были вызваны тем, что транспорт, больше всего разрушенный войной, нуждался в скорейшем восстановлении.

«...Для восстановления транспорта,— писал В. И. Ленин,— в стране, отличающейся такими громадными расстояниями, как Россия,— всего более нужна стройная, крепкая организация, а, может быть, действительно миллионы людей, работающих с правильностью часового механизма»43.

 

Принцип демократического централизма был распространен и на управление другими отраслями экономики Советской России. Было централизовано управление почтово-телеграфным делом, которое переживало период тяжелой разрухи. Аппарат по управлению почтово-телеграфным делом на местах отсутствовал.

На заседании Совнаркома 21 марта был заслушан доклад народного комиссара почт и телеграфов И. В. Рабчинского о мерах, принятых им к установлению строжайшей дисциплины и упорядочению положения своего ведомства44. На заседании Совнаркома 1 апреля снова были заслушаны его доклады: о переводе радиостанций Военного комиссариата в Наркомпочтель и о централизации управления. По первому вопросу было поручено комиссии из представителей Военного и Морского ведомств и Наркомпочтеля немедленно обсудить вопрос о том, какие меры надо принять для централизации радиотелеграфного дела в целях планомерного обслуживания всей России, и представить заключение к заседанию Совнаркома 4 апреля. Созыв комиссии был поручен И. В. Рабчинскому.

Представленный им проект декрета о централизации управления почтово-телеграфным делом был передан в комиссию, которая состояла из представителей Наркомпути, Наркомпочтеля и Наркомюста, для согласования его с Наркомпутем и усиления линии диктаторской власти комиссаров как в центре, так и на местах. Комиссии было предложено обсудить этот проект с Центральным комитетом служащих Наркомпочтеля45.

Уже 3 апреля доклад комиссии, созданной по вопросу о передаче радиотелеграфных станций Военного ведомства в Наркомпочтель, был обсужден на заседании Совнаркома. Станции большой мощности (Московская, Тверская, Царскосельская, Ташкентская, Хабаровская и Кушкинская) были переданы в Наркомпочтель. Что же касается общего вопроса о централизации радиотелеграфного дела, то той же комиссии (с добавлением в нее представителя радиотелеграфа путей сообщения) было поручено в недельный срок разработать проект более детально на базе проекта Наркомпочтеля, обсуждавшегося на заседании СНК 1 апреля.

Комиссии было предложено руководствоваться следующими положениями: во-первых, безусловное объединение и централизация радиотелеграфного дела и передача его в ведение Наркомпочтеля; во-вторых, участие органов Советской власти в лице представителей радиотелеграфного союза; в-третьих, обеспечение в интересах обороны страны особым постановлением преимуществ Военному и Морскому комиссариатам при пользовании радиотелеграфом46.

Выработанный комиссией проект декрета рассматривался на заседании Совнаркома 6 апреля. Выяснилось, что в Наркомпочтеле отсутствует дисциплина, что часть членов коллегии высказалась против представленного проекта. Они отражали настроение отдельных групп почтово-телеграфных служащих, которые сопротивлялись делу обновления их ведомства. Проект не был принят, и Совнарком в своем постановлении предложил всем членам коллегии представить к 9 апреля проект или контрпроект централизации управления почтово-телеграфным делом. Это явилось еще одним примером демократического решения вопроса об управлении народным хозяйством.

В повестке дня заседания Совнаркома 9 апреля этот вопрос стоял, но не рассматривался. На этом заседании но ходатайству конференции комиссаров Московского почтово-телеграфного округа, представителей революционной части ЦК почтельсоюза был назначен новый нарком почт и телеграфов — В. Н. Подбельский47. Конференция потребовала повышения дисциплины в наркомате.

В. Н. Подбельский внес новый проект декрета об организации управления почтово-телеграфным делом Советской республики, который был утвержден Совнаркомом 16 апреля. Ленин отредактировал проект этого декрета. Во вводной части он сделал поправку, направленную против вмешательства местных органов власти в жизнь почтово-телеграфного ведомства, за подчинение деятельности этих органов всей системе работ ведомства. В п. 5 Ленин подчеркнул, что Наркомат почт и телеграфов должен утверждать комиссаров почтово-телеграфных округов из числа кандидатов, которые представляются областными или губернскими органами власти, а не избираются ими, как это было первоначально в проекте.

Ленин дополнил проект специальным пунктом, предоставляющим местным Советам право принимать самые решительные и беспощадные меры подавления саботажа или контрреволюционных выступлений реакционной части почтово-телеграфных чиновников48.

С поправками В. И. Ленина проект декрета был принят и тут же им подписан. Совнарком поручил Наркомпочтелю разработать и представить в Совнарком особую инструкцию по проведению декрета в жизнь и проект организации Центральной коллегии Наркомпочтеля49.

На заседании Президиума ВЦИК 20 апреля декрет был принят к сведению. Согласно этому декрету, были введены начала сочетания централизма и коллегиальности управления в почтово-телеграфные округа. Комиссары, стоящие во главе коллегий, должны были утверждаться наркомом почт и телеграфов по представлению областных или губернских органов власти, а остальные члены коллегий — по представлению соответствующих организаций почтово-телеграфных служащих и местных Советов, причем право избрания или отвода административных лиц было предоставлено лишь тем организациям, которые признавали и поддерживали Советскую власть.

Наркому почт и телеграфов было дано право в дальнейшем распространять коллегиальные начала управления и на другие административные единицы ведомства.

В декрете подчеркивалось, что почтово-телеграфное дело требует строгой централизации и единообразия в постановке дела как в центре, так и на местах. Поэтому центральные и местные органы Советской власти не имеют права вмешиваться в деятельность почтово-телеграфных учреждений, а действовать лишь через полномочных лиц Наркомпочтеля50.

На следующий день, 17 апреля, Совнарком принял с рядом изменений постановление о пользовании телеграфной сетью почтово-телеграфного ведомства Российской республики51.

 

Вслед за централизацией управления почтово-телеграфным делом было централизовано и радиотехническое дело Советской республики.

А. М. Николаев, который был назначен 21 мая членом коллегии Наркомата почт и телеграфов, вспоминал: «Тов. Подбельский, нарком почт и телеграфа, поручил мне, как инженеру, заведование техническими отделами электрической связи. Положение проволочной связи было отчаянное, телеграфные линии были разгромлены русскими и иностранными белобандитами, проводить систематический ремонт линий было невозможно. Телеграфная связь, легко уязвимая в условиях гражданской войны, не могла обслужить нужды правительства и ведомств. Наименее уязвимой связью могло быть радио, и мысль о применении радио в гражданском ведомстве уже бродила среди радистов, оставшихся вне военного ведомства. Мне нетрудно было убедить т. Подбельского в необходимости широкого применения нового вида связи — радио. После разговора со мной Подбельский имел беседу с Владимиром Ильичем об организации гражданского радио и передаче мощных станций Наркомпочтелю. Возвратившись от Владимира Ильича, т. Подбельский дал мне поручение разработать декрет о централизации радиотелеграфа. До беседы с Владимиром Ильичем у нас с Подбельским были большие сомнения насчет того, удастся ли нам получить опорные военные радиостанции для нужд гражданской связи. Мы считали, что сопротивление военного ведомства будет таким сильным и столь обоснованным, что тягаться с ним было бы бесполезно. Однако после разговоров с Владимиром Ильичем дело повернулось в нашу пользу. Владимир Ильич одобрил и поддержал наши замыслы об организации гражданского радиотелеграфа»52.

Первый раз этот вопрос обсуждался на заседании Совнаркома 2 июля. Представленный Подбельским проект декрета о централизации электрической связи был передан на заключение Морского и Военного ведомств53. После этого он в виде проекта декрета о радиотехническом деле в Советской России обсуждался 16 июля, но был возвращен в Наркомпочтель для доработки. В постановлении Совнаркома по этому вопросу было указано, что функции проектируемого Высшего радиотехнического совета должны быть сосредоточены в Радиотехническом отделе Наркомпочтеля с включением в него представителей народных комиссариатов по военным и морским делам и ВСНХ. Пункты 11 и 12 проекта декрета о том, что входит в ведение названных наркоматов, рекомендовалось оставить54.

На заседании Совнаркома 19 июля «Декрет о централизации радиотехнического дела Советской Республики» был утвержден с поправками В. И. Ленина55. В одной из своих поправок Ленин вместо слов о том, что Радиотехнический совет «имеет право» ревизии всех радиостанций, складов и мастерских республики, написал: «обязан... производить»56.

Декретом предусматривалась централизация радиотехнического дела всех ведомств. Все радиотелеграфные станции, склады и крупные ремонтные мастерские передавались Наркомпочтелю, при Радиотелеграфном отделе которого создавался Радиотехнический совет под председательством наркома почт и телеграфов.

Радиостанции, склады и мастерские народных комиссариатов по военным и морским делам были оставлены в ведении этих наркоматов. Все заводы, изготовляющие радиотелеграфное имущество, были переданы ВСНХ.

В случае войны все радиотелеграфные станции республики, необходимые для обороны, должны были подчиняться высшему командованию морскими и сухопутными силами.

В обязанности Радиотехнического совета входило: составление плана строительства и эксплуатации сети радиостанций и надзор за его выполнением; согласование хозяйственно-технической деятельности различных наркоматов; выработка технических норм в области радиоустановок; проведение совместно с органами Государственного контроля ревизий всех радиостанций, складов и мастерских республики57.

 

Итак, при непосредственном участии Ленина была осуществлена централизация управления транспортом, связью и другими областями народного хозяйства Советской России. Начала складываться система руководства народным хозяйством на основе демократического централизма и единоначалия.

Внедрение централизма и единоначалия в руководство народным хозяйством сочеталось с усилением роли местных органов, с развитием их инициативы и самодеятельности в поисках наиболее новых, наиболее рациональных форм управления, сочеталось с широким демократизмом трудящихся масс.

Однако в области управления предприятиями наблюдалась бессистемность, центр был оторван от местных организаций, которые были очень слабы. В первые месяцы Советской власти преобладало коллегиальное и даже массовое управление предприятиями, при котором все дело решали рабочие на многочисленных митингах и собраниях. Это развивало активность и инициативу рабочих масс, что было положительным, но вместе с тем вело к многовластию, митинговщине, отсутствию персональной ответственности и т. п.

Отсутствие общего плана управления национализированными предприятиями отрицательно сказывалось на регулировании всей промышленности, порождало большие затруднения.

Первый шаг по пути к централизации был сделан еще в начале марта. ВСНХ 3 марта принял новое постановление об управлении национализированными предприятиями, во главе которых ставились комиссары. Комиссар руководил техническим и административным директорами, которые были ответственны только перед ним и центральным управлением данной отрасли промышленности58.

30 апреля ЦК союза металлистов на своем заседании, в котором от ВСНХ принял участие Н. Осинский (В. В. Оболенский), утвердил тезисы С. В. Косиора «Основные положения проекта управления национализированными предприятиями», которые отразили, правда, точку зрения «левых коммунистов». В нем предусматривалась выборность заводоуправлений, по 1/3 представителей от рабочих, профсоюзов и технического персонала. Хозяйственным органам предоставлялось лишь право назначать своих представителей в правления.

Через несколько дней ВСНХ выработал и внес в СНК проект «Положения об управлении национализированными предприятиями» с учетом тезисов С. В. Косиора. Из-за синдикалистских тенденций проект был Лениным отвергнут. 10 мая проект в переработанном виде был принят междуведомственным совещанием в ВСНХ, несмотря на сопротивление «левых коммунистов». Совещание рекомендовало президиуму ВСНХ утвердить его59. В дальнейшем вопрос об управлении национализированными предприятиями рассматривался в связи с подготовкой к I Всероссийскому съезду совнархозов. Этот вопрос был в центре внимания В. И. Ленина. Ленин боролся за централизацию и единоначалие в управлении, против многоступенчатости, против большого количества промежуточных звеньев. 23 мая Ленин участвовал в заседании президиума ВСНХ. При обсуждении тезисов доклада на съезде члена президиума ВСНХ Г. Д. Вейнберга об организации управления национализированными фабрично-заводскими предприятиями он внес предложение: «В интересах централизации и целесообразности поставить целью в области управления национализированными предприятиями свести систему управления [к] заводоуправления[м] на местах и центральным правлениям (производственным] отдел[ам] ВСНХ), ликвидировать всякие промежуточные правления»60. Это предложение Ленина о централизации управления национализированными предприятиями было принято президиумом ВСНХ.

На следующий день, 24 мая, вопрос об организации управления национализированными фабрично-заводскими предприятиями снова обсуждался на заседании президиума ВСНХ. Было установлено, «что по поводу организации управления национализированными фабрично-заводскими предприятиями существует два мнения: 1) о суверенных правах представителей власти; 2) о коллегиальном правлении...»61. Вопреки «левым коммунистам» было «постановлено не выносить никаких решений, а довести до сведения секции съезда по данному вопросу, что по поводу организации управления национализированными фабрично-заводскими предприятиями существуют два мнения.

Все члены управления предприятием утверждаются государственной властью и действуют ее именем. Государственная власть имеет право устранять и замещать членов правления, оказавшихся неработоспособными. Председатель управления и выборные представители рабочих данного предприятия должны быть вместе с тем кандидатами Всероссийского рабочего союза данной отрасли промышленности»62.

I Всероссийский съезд советов народного хозяйства, проходивший 26 мая — 4 июня, положил начало организационному строительству национализированных предприятий. Съезд выдвинул задачу реорганизации управления промышленностью, поставил вопрос о создании правлений национализированных предприятий и отраслей промышленности, определил условия их взаимоотношений с центром.

На первом заседании съезда советов народного хозяйства, 26 мая, Ленин выступил с речью. В ней он наметил ближайшие задачи хозяйственного строительства и организации управления народным хозяйством. Он показал, что надо различать государственные административные органы управления и государственные экономические органы управления. Если первые отомрут при коммунизме, то вторым суждено расти, развиваться и крепнуть. В. И. Ленин подчеркнул, что дело организационное составляет главную, коренную и основную задачу советов народного хозяйства. Он показал величайшую важность и величайшую трудность организационных задач в области экономической, когда «надо совершенно по-новому организовать самые глубокие основы человеческой жизни сотен миллионов людей»63. Ввиду отсутствия у рабочего класса России опыта экономического строительства, по словам Ленина, ему приходится собственными недостаточными силами в самом ходе этого строительства, в условиях бешеного сопротивления эксплуататоров, пробуя различные методы и способы, проверяя их коллективным опытом трудящихся и результатами работы, строить новое экономическое здание. В силу этого, указывал Владимир Ильич, «нам, даже за короткое время, приходится иногда переделывать по нескольку раз типы, уставы, органы управления различных отраслей народного хозяйства»64.

Нельзя сложить сразу и одним ударом составить формы организации нового общества. «...Ни форм преобразования, ни темпа быстроты развития конкретной реорганизации мы знать не могли,— говорил В. И. Ленин.— Только коллективный опыт, только опыт миллионов может дать в этом отношении решающие указания именно потому, что для нашего дела, для дела строительства социализма недостаточно опыта сотен и сотен тысяч тех верхних слоев, которые делали историю до сих пор и в обществе помещичьем и в обществе капиталистическом. Мы не можем так делать именно потому, что мы рассчитываем на совместный опыт, на опыт миллионов трудящихся»65.

В своих выступлениях по докладу В. И. Ленина на пленарном заседании Н. Осинский (В. В. Оболенский), В. М. Смирнов и другие «левые коммунисты» утверждали, что единоначалие противоречит коллегиальности. Н. Осинский предложил, чтобы 2/3 членов заводоуправлений избирались рабочими и 1/3 — техническим персоналом. Государственным же органам «должно быть предоставлено право надзора, утверждения кандидатов и приостановки отдельных решений». Смирнов считал, что центральные хозяйственные учреждения, в частности ВСНХ, вообще не должны вмешиваться в управление предприятиями66, а фабрики и заводы должны управляться самими рабочими.

Вопросы управления национализированной промышленностью были в центре внимания I Всероссийского съезда совнархозов. Съезд должен был утвердить «Положение об управлении национализированными предприятиями». Проект его обсуждался сначала на секции организации производства 28 и 30 мая. С докладом по этому вопросу выступил член президиума ВСНХ Г. Д. Вейнберг, выразивший точку зрения большинства президиума ВСНХ, с содокладами — В. М. Смирнов и комиссар производства Урала В. Н. Андронников.

Делегаты Урала и представители профсоюза рабочих текстильной промышленности поддержали «левых коммунистов». Синдикалистские настроения на Урале были сильны. На II областном съезде по управлению национализированной промышленностью Урала были, например, выступления против централизованного управления, за независимость мест от центра. Съезд, однако, в целом признал «Уральское объединение частью единого целого государственного объединения производства»67. Тем не менее представитель Уральского областного совнархоза на съезде требовал, чтобы все управление национализированными предприятиями сосредоточивалось в областях и чтобы в правлениях предприятий 2/3 мест предоставлялось представителям профессиональных организаций предприятий68.

Выступая против ленинских принципов руководства хозяйством, «левые коммунисты» защищали анархо-синдикалистские взгляды. Они требовали, чтобы органы управления создавались рабочими данного предприятия. Некоторые из них предлагали передать руководство предприятиями фабзавкомам. Представительство совнархозов в правлениях они предлагали сократить до 1/3.

Под давлением «левых коммунистов» на секции организации производства был принят проект положения, противоречивший курсу Коммунистической партии на установление единоначалия на производстве и централизации управления национализированными предприятиями. В проекте говорилось, что правления фабрик и заводов составляются из 1/3 от рабочих завода, 1/3 от профсоюза и 1/3 от технического персонала и коммерческих служащих, т. е. специалистов. Оговаривалось, что 1/3 технического персонала предприятия избирается на общем собрании. Высшим органам управления предоставляется право лишь вводить представителя с правом приостанавливать решение. Все местные предприятия подчиняются областным управлениям, а ВСНХ лишь может влиять, главным образом через областные управления, на жизнь национализированных предприятий.

В комиссию но редактированию решений секции вошли делегаты, находившиеся под сильным влиянием «левых коммунистов».

Узнав из телефонного разговора с Г. Д. Вейнбергом о выступлении на съезде «левых коммунистов» В. М. Смирнова, Н. Осинского (В. В. Оболенского) и других, Ленин тут же пишет председателю ВСНХ А. И. Рыкову:

«Вейнберг звонил мне, что на съезде совнархозов «левые» наговорили глупостей по вопросу об управлении предприятиями и что грозит пройти глупость об умалении прав председателей правления.

Что прошло? и как быть?»69

 

Рыков ответил, что комиссия по редактированию «Положения об управлении национализированными предприятиями» по настоянию «левых коммунистов» приняла ошибочные решения.

По-видимому, Ленин попросил Рыкова показать ему проект Положения. Он получил его 2 июня. В записке Ленину Рыков писал, что он поговорил с делегатами съезда и они решили предложить Ленину побеседовать с группой (5—6 человек) наиболее видных делегатов съезда. Ознакомившись с проектом, Ленин обнаружил, что он расходится с положениями, уже декретированными Совнаркомом. Проект его не удовлетворил. Необходимость централизованного управления экономикой в нем фактически отвергалась и утверждался анархо-синдикализм. Поэтому Ленин внес предложение рассмотреть Положение специальной согласительной комиссии. Такая комиссия была создана 2 июня. В состав ее от Совнаркома вошел В. И. Ленин, от ВСНХ — А. И. Рыков и Г. Д. Вейнберг. На совместное заседание с согласительной комиссией были приглашены Совнаркомом через Рыкова члены комиссии по выработке проекта Положения: Антипов, Ф. Ф. Сыромолотов, М. М. Костеловская, Н. Осинский (В. В. Оболенский) и В. Н. Андронников70. В тот же день, 2 июня, Ленин провел заседание комиссии.

На этом заседании был рассмотрен проект «Положения об управлении национализированными предприятиями», выработанный секцией съезда71. Ленин тут же написал критические замечания, вскрывающие анархо-синдикалистскую сущность Положения, в котором не предусматривалось подчинение всех предприятий одной и той же отрасли промышленности всероссийскому центру. «Коммунизм требует и предполагает,— писал В. И. Ленин в своих замечаниях,— наибольшую централизацию крупного производства во всей стране. Поэтому общероссийскому центру безусловно надо дать право подчинять себе непосредственно все предприятия данной отрасли. Областные центры свои функции определяют в зависимости от местных, бытовых и прочих условий, согласно общепроизводственным указаниям и решениям центра»72.

Комиссия взяла за основу первоначальный проект Положения и критические замечания Ленина. Съезд советов народного хозяйства большинством голосов 3 июня утвердил проект Положения согласительной комиссии73. Таким образом, Ленин добился пересмотра решения секции пленарным заседанием съезда, на котором «левые коммунисты» потерпели поражение.

В проекте Положения был сделан упор на принцип централизации управления национализированными предприятиями, на усиление влияния центра, с тем чтобы и ВСНХ, и совнархозы имели возможность непосредственно участвовать в выборе правлений предприятий. Было внесено новое предложение о том, что некоторые отдельные национализированные предприятия и даже целые отрасли промышленности могут быть изъяты из областных управлений и переданы в непосредственное ведение ВСНХ. И действительно, в июле 1918 г. Советское правительство при организации обслуживания железнодорожного и водного транспорта приняло решение передать в непосредственное распоряжение ВСНХ группу крупных заводов: Брянский завод в Бежице, Мытищинский вагоностроительный, Московский металлургический (б. «Гужон»), Петроградский завод общества «Феникс», Боткинский и др.

Органами высшего управления национализированными предприятиями были признаны либо областные советы народного хозяйства, либо Высший совет народного хозяйства в зависимости от того, какому из этих органов подчинены данные отрасли промышленности или предприятия. При формировании фабрично-заводских управлений 2/3 их членов должны были назначаться областным совнархозом или ВСНХ и 1/3 — избираться профсоюзами предприятий, причем ВСНХ имел право предоставлять областным или всероссийским профсоюзным органам право выдвигать половину кандидатов в члены управлений. Списки членов управлений должны были представляться на утверждение областного или всероссийского совнархозов. Последние могли назначать в случае необходимости в фабрично-заводские управления предприятий своих представителей, которые имели право приостанавливать решения фабрично-заводских управлений, противоречащие общественным интересам. В исключительных случаях областные совнархозы и ВСНХ по соглашению с областными органами профсоюзов имели право назначать новые управления предприятиями, если старые не справлялись с возложенными на них обязанностями.

В составе областных совнархозов и ВСНХ образовывались управления предприятиями по отраслям производства. Плены этих управлений должны были избираться на совместных областных или всероссийских конференциях представителей фабрично-заводских управлений и областных и общероссийских профессиональных объединений и утверждаться областными совнархозами и ВСНХ. В состав областных управлений делегировалось не менее чем по одному представителю от областных профессиональных органов и от ВСНХ, в состав центральных — не менее чем по одному представителю от центральных профсоюзных органов и от областных управлений данной отрасли производства74.

Принятое «Положение об управлении национализированными предприятиями» усиливало роль государственных органов (ВСНХ и главных комитетов) в управлении промышленностью. Оно обеспечивало возможность учитывать интересы всей Советской республики и слить все предприятия в единую систему крупного социалистического хозяйства. Вместе с тем оно сохраняло и довольно широкие права областных совнархозов и управлений.

 

Усиление роли управлений и директоров предприятий не означало ослабления роли профсоюзов в управлении предприятиями, а, наоборот, укрепляло ее. Профсоюзы взяли на себя главную заботу о формировании новых органов управления предприятиями, о повышении производительности труда, укреплении трудовой дисциплины, правильной оплате труда и т. п., т. е. они осуществляли организационно-хозяйственные и воспитательные функции. Рабочие управления руководили производством в тесном контакте с профсоюзами и фабзавкомами. Участие профсоюзов в управлении промышленностью выражалось прежде всего в том, что они участвовали в формировании управлений предприятий, областных совнархозов и ВСНХ.

В соответствии с «Положением об управлении национализированными предприятиями» в центре и на местах стали создаваться органы управления. Например, на крупнейшем московском металлургическом заводе «Серп и молот» (б. «Гужон») было образовано управление, в состав которого вошли два представителя от рабочих завода (Аронов и Краснов), один — от союза рабочих-металлистов (Е. Г. Горбачев), один — от Московского областного совета народного хозяйства (М. М. Мильман) и еще трое, по-видимому, от инженерно-коммерческих сил завода (Е. М. Здановский, М. М. Прокофьев и Б. И. Прогончиков). Данный состав управления был утвержден президиумом ВСНХ 18 июля 1918 г.75

По воспоминаниям первого директора завода Е. Г. Горбачева, В. И. Ленин принимал участие в подборе кандидатуры на пост директора. Именно он убедил Горбачева согласиться возглавить завод.

«В марте 1918 г. меня вызвали в Москву,— рассказывает Горбачев,— и здесь, на конференции металлистов, избрали председателем профсоюза.

Три месяца спустя мне предложили занять пост директора завода «Гужон» (ныне «Серп и молот»). Хозяйство завода было развалено. Я отказался от этого предложения, так как считал, что не справлюсь с обязанностями директора предприятия. Тогда меня пригласил в Кремль Ленин. Владимир Ильич встретил меня радушно. Он справился о моем здоровье, о семье и, наконец, задал вопрос:

 - Почему вы отказыватесь идти на «Гужон»?

 - Не одолею...

 - А у кого из нас есть опыт государственной и хозяйственной работы? — спросил Ильич.

Понял я, что ошибся.

— Убедили, Владимир Ильич. Раз надо, значит, справлюсь, должен справиться»76.

Так благодаря помощи В. И. Ленина был назначен первый пролетарский директор одного из крупнейших заводов нашей страны.

При участии Ленина, например, была найдена централизованная форма управления большой группой первых национализированных металлообрабатывающих заводов страны77.

Конференция представителей национализированных и национализируемых металлургических и машиностроительных заводов в мае должна была рассмотреть вопрос о формах управления национализируемыми предприятиями. Делегация конференции, которую Ленин принял 17 мая, ознакомила его с проектом резолюции. Ленин посоветовал выбрать временный орган для управления национализированными заводами; на проекте резолюции он написал: «Немедленно выбрать Врем[енный] Совет»78. В письме конференции Ленин также предложил избрать Временный совет по подготовке объединения заводов, который в перспективе должен превратиться в Правление всех национализированных заводов.

Конференция выполнила советы Ленина. Она избрала Временный комитет по организации объединения государственных металлических заводов при ВСНХ, утвердила Положение о комитете, а также инструкции по управлению национализированными предприятиями.

 

В. И. Ленин за работой. Художники Д. Боровский и М. Клионский

 

Временный совет явился первым временным советским управлением заводами. Он состоял из представителей (по одному) от заводов, от ЦК союза металлистов, отдела металлов игорного отдела ВСНХ.

18 июня, через месяц после национализации акционерных обществ «Сормово», Белорецких железоделательных заводов, Коломенского машиностроительного завода и других, во главе их было создано Временное центральное правление «Объединенных национальных машиностроительных заводов Сормово — Коломна».

В начале июня на заседаниях Совнаркома под председательством Ленина были обсуждены также вопросы, связанные с организацией централизованного управления уральской промышленностью. Был создан Уральский областной государственный трест для объединения всех крупных предприятий. Во главе Уральского областного управления национализированных предприятий встал член Коммунистической партии (с 1904 г.), горный инженер по образованию А. А. Кузьмин.

 

Налаживание общественного производства на национализированных предприятиях требовало и нового отношения к труду, создания новой, социалистической, сознательной дисциплины, коренным образом отличающейся от дисциплины палки и кнута при крепостничестве и дисциплины голода при капитализме.

Еще в проекте декрета о проведении в жизнь национализации банков в декабре 1917 г. В. И. Ленин призывал рабочих и служащих национализированных предприятий «напрягать все силы и принимать чрезвычайные меры для улучшения организации работы, укрепления дисциплины, повышения производительности труда»79.

В речи на объединенном заседании представителей ВЦСПС, ВСНХ и ЦК профсоюза металлистов 11 апреля Ленин заострил вопрос о дисциплине труда и повышении производительности труда на национализируемых предприятиях80.

«...Успех социализма,— писал В. И. Ленин в своей статье «Очередные задачи Советской власти»,— немыслим без победы пролетарской сознательной дисциплинированности над стихийной мелкобуржуазной анархией»81.

Повышение дисциплины трудящихся, интенсивности труда, улучшение его организации, применение того, что есть научного и прогрессивного в системе Тейлора82, и сдельной оплаты труда Ленин считал необходимым для повышения производительности труда83.

Новая дисциплина труда должна быть, как указывал В. И. Ленин, дисциплиной товарищеской связи, объединенного труда, сознательного участия каждого трудящегося в общем деле строительства социализма.

Не все рабочие смогли сразу понять отличие труда на себя и свое государство при диктатуре пролетариата от труда на хозяев-капиталистов.

«Владимиру Ильичу приходилось очень много говорить с рабочими, с крестьянами,— вспоминала Н. К. Крупская,— и на каждом шагу наблюдал он неуменье работать, и не только неуменье работать, но оставшееся в наследие от векового подневольного труда отношение к труду, как к какому-то проклятию, к чему-то такому, что должно быть сведено до минимума. Революция сбросила десятников, подмастерьев, вечно понукавших рабочих, ругавших их, дававших зуботычины. И рад был рабочий, что никто его не понукает, что, когда он устал, может он посидеть, покурить. В первое время заводские организации очень легко отпускали рабочих с фабрики на разные собрания. Помню такой случай. Пришла ко мне раз в Наркомпрос работница за какими-то справками, разговорились. Я ее спрашиваю, в какой она смене работает. Думала, в ночной, потому и могла прийти в Наркомпрос днем. «У нас никто сегодня не работает. Вчера общее собрание было, у всех дел домашних много накопилось. Ну и проголосовали не работать сегодня. Что же, мы теперь хозяева». ...Для начала 1918 года этот факт был характерен. Хозяев-эксплуататоров, их приказчиков, понукальщиков прогнали, а то, что фабрика стала общественной собственностью, что надо эту общественную собственность беречь, укреплять, поднимать производительность труда,— этого сознания еще не было»84.

Митингование в первое время было широко распространено. Так, в мае на митинги на Обуховском заводе в Петрограде ушло 13 рабочих дней85.

Выработку массами новых основ трудовой дисциплины Ленин считал длительным процессом.

«Мы не должны забывать,— говорил он на I Всероссийском съезде совнархозов,— что впервые подошли к такому предварительному пункту истории, когда новая дисциплина, дисциплина трудовая, дисциплина товарищеской связи, дисциплина советская вырабатывается на самом деле миллионами трудящихся и эксплуатируемых. На быстрые успехи в этом мы не претендуем, не рассчитываем. Мы знаем, что это дело займет целую историческую эпоху»86.

Борьбу за создание новой, социалистической дисциплинированности в противовес мелкобуржуазной распущенности В. И. Ленин называл общим и итоговым лозунгом момента. Он считал, что решение этой задачи даст возможность вбить «последний гвоздь в гроб погребаемого нами капиталистического общества»87.

Вопросы налаживания трудовой дисциплины, борьбы с «хаосом дезорганизации» были в центре внимания партии и Советского правительства в период передышки.

За создание новой сознательной дисциплины рабочие и крестьяне Советской России, неоднократно говорил Ленин, должны взяться сами. Рабочий класс, как самый дисциплинированный класс общества, учившийся дисциплине у крупного производства, обязан возглавить эту борьбу. И действительно, наиболее сознательные представители рабочего класса, в частности петроградские рабочие, выступили инициаторами в борьбе за дисциплину труда уже в первые месяцы Советской власти. 27 октября (9 ноября) 1917 г. Петроградский Совет, Совет профсоюзов и Центральный совет фабзавкомов в обращении ко всем рабочим Петрограда призвали их «стать на работу и производить ее в полном порядке»88.

Профессиональные организации, объединяющие миллионы рабочих, первыми начали совместно с хозяйственными органами разработку мероприятий и проектов декретов по повышению трудовой дисциплины трудящихся.

IV Всероссийская конференция профсоюзов, состоявшаяся в середине марта 1918 г., приняла по предложению фракции большевиков резолюцию, в которой указывалось на необходимость «всем профессиональным союзам обратить главное внимание на укрепление среди пролетариата трудовой дисциплины, как основы восстановления подорванных производительных сил страны»89.

Празднование 1 Мая 1918 г. было проведено под лозунгом борьбы за революционную трудовую дисциплину и увеличение производительности труда.

Ленин обратил внимание на этот поворот и отметил его в первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти», позже в статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» и в речи на I Всероссийском съезде советов народного хозяйства 26 мая 1918 г. Он подчеркнул, что именно авангард пролетариата стоит за введение трудовой дисциплины, именно профессиональные организации первыми самостоятельно взялись за решение задачи гигантской трудности, задачи трудовой дисциплины, задачи, имеющей всемирно-историческое значение90.

Ленин был инициатором выработки важнейших документов о трудовой дисциплине. Профсоюзные органы (ВЦСПС, ЦК союза металлистов) и ВСНХ по его предложению начали разработку новых положений о трудовой дисциплине. Ленин сам принял живейшее участие в обсуждении некоторых проектов. Так, в его присутствии президиум ВСНХ 27 марта обсуждал тезисы В. П. Милютина о трудовой повинности. Ленин выступал дважды в прениях и подчеркнул необходимость заставить работать богатых, организовать их учет и регистрацию, ввести для них рабочие книжки. Одновременно В. И. Ленин указал на необходимость повышения трудовой дисциплины рабочих. Для этого следует выработать нормы трудовой дисциплины, поручив это специалистам, а воплощение в жизнь этих норм возложить на профсоюзы. Для борьбы с нарушением трудовой дисциплины кроме увольнения без предупреждения необходимо предусмотреть и еще ряд мер. Ленин предложил в целях повышения трудовой дисциплины создавать группы летучих контролеров из числа рабочих, не связанных с данной профессией; в противном случае контролеры неизбежно будут исходить из интересов этой профессии91.

Все высказанное Лениным было учтено в принятом на заседании постановлении. Решено было переработать предложенные Милютиным тезисы о трудовой повинности под углом зрения повышения трудовой дисциплины рабочих. Всероссийскому центральному совету профсоюзов поручалось выработать при участии специалистов — инженеров и мастеров — к 1 апреля проект резолюции о трудовой дисциплине, а также о контроле за трудовой дисциплиной со стороны социалистического государства — через летучих контролеров и со стороны профсоюзов — через особые органы, не связанные с профсоюзом данной профессии. Ю. Ларин должен был разработать проект рабочей книжки для богатых.

На заседании президиума ВСНХ 1 апреля 1918 г. в выработанную ВЦСПС резолюцию о трудовой дисциплине В. И. Ленин предложил внести ряд поправок и более определенных формулировок.

«Сдельная плата должна быть установлена для всех производств безусловно,— говорил он на этом заседании,— в тех же специальностях, где это невозможно, установить систему премий»92. Таким образом, В. И. Ленин выдвинул принцип личной материальной заинтересованности.

Для учета производительности труда и наблюдения за дисциплиной он предложил устраивать промышленные суды, создавать группы контролеров со стороны. Ленин считал нужным сказать в резолюции об использовании всех научных приемов труда, выдвигаемых системой Тейлора: «Без нее повысить производительность нельзя, а без этого мы не введем социализма» 93.

Ленин предложил также предусмотреть в резолюции более строгие карательные меры за несоблюдение трудовой дисциплины.

Президиум ВСНХ поручил ВЦСПС переработать резолюцию о трудовой дисциплине в виде декрета. Доработанное с учетом замечаний и предложений Ленина «Положение о трудовой дисциплине» было принято ВЦСПС 3 апреля. Одновременно ВЦСПС утвердил и «Примерные правила внутреннего распорядка»94.

В «Положении о трудовой дисциплине» профессиональные союзы брали на себя обязательство напрячь усилия к повышению производительности труда и созданию на фабриках и заводах основ трудовой дисциплины. Они должны были строго следить за проведением в жизнь организационной и тарифной дисциплины. Для этого при каждом союзе и фабрично-заводском комитете должны были создаваться бюро нормирования для определения норм производительности труда данного предприятия, каждого цеха и каждой категории рабочих, занятых в данном производстве. На фабзавкомы возлагалась задача выяснять причины, тормозящие повышение производительности труда, определять меры их устранения и сообщать об этом своему союзу.

Как на одну из мер повышения производительности труда указывалось на усиление штата технического персонала и выделение инструкторских кадров из состава наиболее подготовленных и дисциплинированных рабочих.

Предлагалось ввести регистрационные карточки для каждого рабочего и табели для предприятий в целях выяснения общего уровня производительности данного предприятия и производительности труда каждого рабочего.

В системе мероприятий, стимулирующих повышение производительности труда, наряду со сдельной оплатой труда предусматривалось премирование за повышенную производительность и выработку сверх нормы.

«Положение о трудовой дисциплине» обязывало профсоюзы выработать на основе прилагаемого примерного устава правила внутреннего распорядка. Фабрично-заводские комитеты должны были строжайшим образом следить за проведением правил в жизнь.

Недисциплинированных рабочих, если меры товарищеского воздействия на них окажутся исчерпанными, предлагалось исключать из состава союза. В случае возникновения конфликтов между фабзавкомами и группами рабочих рассмотрение их должно передаваться в центральные правления профессиональных союзов 95.

На основе указаний ВЦСПС ЦК союза металлистов тогда же, в апреле, дал указание завкомам о применении в металлопромышленности сдельной оплаты труда и премиальной системы. ЦК союза металлистов предложил: 1) связать уровень зарплаты с количеством (успешностью) работы; 2) ввести сдельные работы, главным образом для квалифицированных рабочих; 3) применить систему премий; 4) использовать все рациональное и ценное в системе Тейлора.

«Левые коммунисты» выступили против введения этих мер. Газета «Известия», орган Советов Москвы и Московской области, открыв дискуссию о путях повышения производительности труда, опубликовала ряд статей (Р. Катаняна, М. Северова и др.), направленных против сдельщины. Выступая против сдельной оплаты труда, «левые коммунисты» говорили, что, поскольку раньше ее использовала буржуазия в целях эксплуатации рабочих, выжимания пота, постольку победивший пролетариат не должен использовать этот старый, «имеющий за собой проклятое прошлое способ оплаты труда»96. Они не понимали, что в условиях диктатуры пролетариата сдельная оплата труда должна была служить подъему производительных сил страны.

Состоявшийся вскоре II Всероссийский съезд комиссаров труда, а затем I Всероссийский съезд совнархозов присоединились к резолюции ВЦСПС. Эта резолюция призывала заводоуправления и профорганизации «напрячь все усилия к поднятию производительности труда и последовательному проведению на фабриках и заводах необходимых основ трудовой дисциплины»97.

В «Примерных правилах внутреннего распорядка», утвержденных ВЦСПС 3 апреля, предусматривались ликвидация опозданий на работу, проведение митингов и собраний во внерабочее время, обязательное выполнение норм выработки. Нарушение правил должно было наказываться.

Профсоюзы, фабзавкомы и другие рабочие организации по типу «Положения о трудовой дисциплине» и «Примерных правил внутреннего распорядка» начали вырабатывать такие же положения и правила, направленные на укрепление дисциплины, повышение роли администрации (директоров, мастеров, начальников цехов) и повышение производительности труда. Например, Областной совет профсоюза металлистов Урала и Уральское бюро профсоюзов 7 мая приняли свое «Положение о дисциплине».

Ленин горячо поддерживал инициативу рабочих организаций и передовых рабочих в борьбе за создание новой дисциплины. Он обратил внимание на так называемые «брянские правила» и в письме конференции национализированных и национализируемых предприятий 17 мая дал совет одобрить или узаконить внутренний распорядок по типу брянских правил в интересах создания строгой трудовой дисциплины. Это «Временные правила внутреннего распорядка», разработанные завкомом и дирекцией Брянского завода в Бежице. Они были доведены до сведения рабочих в виде приказа директора завода от 9 мая. На следующий день директор завода А. Рожков телеграфировал Ленину о том, что Брянский завод начал работать по-новому. Были посланы Ленину и эти правила98. Особенно важное значение имел п. 1, которым вводилось единоначалие в управление производством: «В заводе всякое распоряжение, относящееся к порядку и ходу работ, имеет силу в том случае, если оно исходит от директора завода и в цехах — от начальника цеха. Всякие распоряжения, идущие помимо лиц, ответственных за производство, т. е. директора завода и начальников цехов и отделов, исполнению не подлежат»99.

«Временные правила» обязывали рабочих и служащих завода эффективно использовать рабочее время, укреплять производственную дисциплину, охранять общенародную собственность. Проведение в рабочее время митингов и собраний запрещалось. В отношении нарушителей трудовой дисциплины предусматривались взыскания, которые должны были определяться заводоуправлением совместно с заводским комитетом. Правила требовали повышения ответственности начальников цехов и отделов за выполнение производственных программ, роли профессиональных союзов в вопросах организации и оплаты труда.

Брянские правила обобщали главное из того коллективного опыта, который накопил рабочий класс Советской России за первые месяцы Советской власти и во время мирной передышки в деле организации труда и создания новой дисциплины. Опыт Брянского завода сразу же был подхвачен рабочими многих крупных предприятий Москвы, Тулы, Петрограда и других промышленных центров России. Подобные правила внутреннего распорядка были введены на многих предприятиях страны.

Ленин горячо поддерживал каждое начинание, направленное на повышение дисциплины труда, на улучшение организации производства. Это видно из следующего примера. Весной 1918 г. Рыбинский совнархоз по поручению исполкома Совета разработал план восстановления и развития местной промышленности. Металлообрабатывающие и машиностроительные заводы Рыбинска (их было около 15) почти не работали. Совнархоз выдвинул план — переоборудовать их для производства сельскохозяйственных машин.

В апреле в Москву приехал управляющий делами Рыбинского совнархоза инженер Н. И. Дыренков для доклада в ВСНХ о работе и планах своего совнархоза. Этот доклад он сделал на заседании ВСНХ 15 апреля. На заседании присутствовал и В. И. Ленин. 20 апреля в 6 часов вечера Ленин принял Дыренкова и подробно беседовал с ним о трудовой дисциплине, о национализации, о состоянии промышленности в Рыбинске, о мероприятиях совнархоза и др.100

На инструкции, полученной Дыренковым в ВСНХ, Ленин написал письмо советским и рабочим организациям Рыбинска. «Рассказ т. Дыренкова,— писал В. И. Ленин,— о принимаемых им в Рыбинске мерах к поднятию трудовой дисциплины, о поддержке их рабочими показал мне, что рыбинские товарищи берутся за решение самых важных и самых неотложных задач текущего времени правильно, и я прошу представителей Советской власти и рабочих организаций г. Рыбинска принять от меня пожелания еще более энергично работать и достигнуть наилучших успехов на этом поприще.

Председатель СНК Владимир Ульянов (Ленин)»101.

 

Таким образом, Ленин наметил важнейшие средства борьбы за новую, социалистическую дисциплину. Это — введение на национализированных предприятиях правил внутреннего распорядка, сдельной оплаты труда, премиальной системы, устройство товарищеских судов над нарушителями дисциплины и др. Он принял также участие в выработке советскими, хозяйственными и профсоюзными органами первых исторических документов, направленных на создание новой, социалистической дисциплины и повышение производительности труда.

Лидеры мелкобуржуазных партий утверждали, что из ленинского плана создания новой дисциплины ничего не выйдет. «Я сомневаюсь,— говорил меньшевик Л. Мартов, — чтобы из этого вышло что-нибудь крупное, особенно если приходится вырабатывать дисциплинарные меры путем диктатуры»102. Меньшевик Н. Рожков писал, что осуществляемые Коммунистической партией и Советским правительством меры в области труда представляют собой якобы «средство заменить недостающее полицейское и капиталистическое, вообще внешнее, принуждение»103.

Против борьбы Коммунистической партии и профсоюзов за укрепление трудовой дисциплины и повышение производительности труда решительно выступили и «левые коммунисты». В своих «Тезисах о текущем моменте» они утверждали, что введение трудовой дисциплины не может существенно повлиять на повышение производительности труда, но понизит классовую активность и организованность пролетариата. Они отражали взгляды мелкой буржуазии, которая, как писал В. И. Ленин, «больше всего лезет из кожи для разрушения этой дисциплины»104.

Применение ленинского принципа материальной заинтересованности рабочих (оплата по ТРУДУ» по количеству и качеству производимой продукции) с весны 1918 г. явилось одним из главных условий повышения производительности труда.

Уже в первые месяцы после победы революции рабочий класс и профсоюзы, в частности профсоюз металлистов, пытались внедрить в практику тарифы, нормирование труда, сдельную оплату труда, премиальную систему и другие меры, направленные на материальное стимулирование труда. В период мирной передышки они широко применяются в организации производства и системе заработной платы.

Передовые рабочие страны (шахтеры Донбасса, рабочие Петрограда, рабочие-текстильщики и др.) уже тогда использовали сдельную оплату труда. В Иваново-Вознесенской губернии к июню сдельная оплата была введена почти на всех предприятиях. По данным Всероссийской промышленно-профессиональной переписи (на 31 августа 1918 г.), более 50% рабочих, занятых в производстве по обработке хлопка, находилось на сдельной оплате. На Петроградском металлическом заводе и заводе Вестингауз все рабочие были на такой же оплате, на заводе «Новый Лесснер» — 93% и т. д.105 С тех пор сдельная оплата труда прочно вошла в практику. Она в наибольшей мере отвечает социалистическому принципу распределения по труду.

Получила некоторое распространение (в Донбассе, Екатеринославе, Петрограде) во время передышки и система премий.

«...Премии будут недопустимы при системе полного коммунизма,— писал В. И. Ленин позже в проекте программы РКП (б), — но в переходную эпоху от капитализма к коммунизму обойтись без премий нельзя, как свидетельствуют и теоретические соображения и годичный опыт Советской власти»106.

Президиум ВЦСПС совместно с президиумом Московского совета профсоюзов 25 мая специально обсудили вопрос о тарифах и порядке их утверждения, определили основные принципы их построения, общие для всех профсоюзов и отраслей промышленности. Эти принципы были изложены в циркулярном письме ВЦСПС о задачах профессиональных союзов107.

Принципы материального стимулирования (оплата труда в соответствии с его количеством и качеством, установление точных норм выработки, применение сдельной оплаты и премий), которые стали руководящими в конце мая — июне для всех профсоюзов, были включены с некоторыми изменениями и дополнениями в принятое Совнаркомом 25 июня и подписанное В. И. Лениным «Положение о порядке утверждения коллективных договоров (тарифов), устанавливающих ставки заработной платы и условия труда»108.

Многие пункты этого положения вошли позднее в утвержденный ВЦИК и опубликованный 10 декабря первый советский «Кодекс законов о труде»109.

Идею товарищеских судов, о необходимости введения которых говорил В. И. Ленин, впервые выдвинули костромские рабочие еще в сентябре 1917 г. После революции за ними последовали рабочие Юзовского металлургического завода110.

После опубликования статьи В. И. Ленина «Очередные задачи Советской власти» товарищеские суды получили широкое распространение под различными названиями (рабочий суд, трибунал труда, суд рабочей чести, революционный рабочий трибунал, следственная комиссия при фабзавкоме и т. п.). Такие суды получали поддержку Советского правительства. Совнарком уже во время войны и интервенции, 14 ноября 1919 г., утвердил положение о рабочих дисциплинарных судах. Оно было подписано В. И. Лениным 111.

 

Рабочие Советской России весной 1918 г. сделали первые шаги и в области научной организации производства, выработки правильных приемов работы, используя все ценное и прогрессивное, что давала система Тейлора. Почин в этом деле проявили металлисты Урала и Петрограда, рабочие Брянского завода и других предприятий страны112.

Тогда же, как отмечает профессор Л. Б. Генкин113, начиналось уже и соревнование, хотя в то время оно так и не называлось.

В первые месяцы после революции продолжалось падение производства. Оно сократилось почти вдвое.

В результате же усилий Советского правительства, Коммунистической партии и рабочего класса Советской России, направленных на укрепление трудовой дисциплины, с весны 1918 г. не только было приостановлено это падение, но и наметился определенный перелом в сторону повышения производительности труда во многих отраслях промышленности, на крупнейших предприятиях машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности, на железнодорожном транспорте. Это подтверждают следующие примеры.

Выплавка чугуна на Урале почти достигла уровня 1913 г. Было пущено В действие лишь 62% всех мощностей домен, но в марте давалось уже 72% того количества чугуна, которое выплавлялось на Урале в 1914 г.

В Подмосковном угольном бассейне за первое полугодие 1918 г. было добыто угля 27 975 тыс. пудов, в то время как за тот же период 1917 г. добыча составляла 22 859 тыс. пудов.

Торфа под Москвой в 1918 г. было добыто на 9 млн. пудов больше, чем в 1913 г. Секция по топливу совнархоза Северного района довела добычу торфа под Петроградом к июлю 1918 г. до 4—5 млн. пудов в месяц114.

На национализированных предприятиях металлопромышленности Петрограда, работающих на железнодорожный и водный транспорт, в январе—мае 1918 г. выпускалось в месяц в среднем 33 единицы новой продукции (судов, паровозов, вагонов), а в июне—августе — 47 115.

На таких крупных предприятиях, как Коломенский, Сормовский, Брянский, Тульский и другие заводы, к лету 1918 г. производительность труда была увеличена от 25 до 200% 116.

Росло производство на текстильных предприятиях: Ликинской, Большой Ярославской и Норской мануфактурах, фабриках, бывшей Коновалова в Иваново-Кинешемском районе и бывшей Ямановского в Иваново-Вознесенске и др.117

Перевозки по железным дорогам Советской республики увеличились в апреле вдвое. Если в январе перевозилось 16 906 вагонов в сутки, в феврале — 14 480, то в марте — 19 703, а в апреле — 30 000 вагонов 118.

В дальнейшем рост производительности труда продолжал усиливаться.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 309.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 40, стр. 76.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 318, 320.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 218.

5 Там же, стр. 152.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 203.

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 151.

8 Там же, стр. 151—152.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. З6, стр. ·191.

10 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. З51.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. Э6, стр. 200.

12 Там же.

13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 156.

14 Там же, стр. 157.

15 См. там же, стр. 206.

16 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 344; ЦГАОР, ф. 5451, оп. 2, д. 1, л. 17.

17 См. «Коммунист», 1918, № 1, стр. 8, 9; № 4, стр. 13.

18 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 199.

19 «Вестник путей сообщения», 1918, № 2, стр. 13.

20 См. Л. Б. Генкин. Становление новой дисциплины труда. М., 1967, стр. 60.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 200.

22 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 79, л. 3.

23 См. «Русские ведомости» № 35, 14(1) марта 1918 г.; «Раннее утро» № 38, 15(2) марта 1918 г.; «Новая петроградская газета» № 47, 15(2) марта 1918 г.; «Новая жизнь» № 42, 15(2) марта; № 43, 16(3) марта; № 46, 20(7) марта 1918 г.; Центральный государственный архив народного хозяйства СССР (далее — ЦГАНХ), ф. 1884, оп. 1, д. 628, л. 113.

24 См. Ленинский сборник XXI, стр. 198.

25 См. «Труды Чрезвычайного Всероссийского железнодорожного съезда. Декабрь 1917—январь 1918 г.», вып. I. Пг., 1918; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 79, л. 11—21; «Библиотека В. И. Ленина в Кремле». Каталог. М., 1961, стр. 442.

26 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта- 10 июля 1918 г.», стр. 12—15.

27 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 79, л. 3, 25—27.

28 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта- 10 июля 1918 г.», стр. 18; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 80, л. 3.

29 «Гудок», 19 июня 1957 г.

30 «Известия» № 57, 26 марта 1918 г.; «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта—10 июля 1918 г.», стр. 18.

31 См. И. С. Смирнов. Ленин и советская культура. Государственная деятельность В. И. Ленина в области культурного строительства (октябрь 1917 г. — лето 1918 г.), стр. 129—130.

32 См. «Коммунист», 1918, № 1, стр. 4, 8, 16.

33 И. А. Исув — меньшевик. На пленуме Московского областного комитета социал-демократов меньшевиков в апреле 1918 г. он предложил тезисы, в которых отрицал пролетарский характер политики Советской власти и утверждал, что эта политика грозит лишить пролетариат его основных завоеваний в экономической области. Это положение тезисов Исува Ленин определил как «образчик провокаторских речей буржуазии» (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 308).

34 Там же, стр. 312.

35 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 275.

36 Цитируется по статье: Б. Верховень. Ленинский план приступа к социалистическому строительству (1918 г.). — «Пролетарская революция», 1940, № 1, стр. 74.

37 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 423.

38 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 234, л. 3.

39 Ленинский сборник XXI, стр. 199; «Декреты Советской власти. Т. И. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 24—28, 573—575; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 82, л. 2—3, 8.

40 См. «Декреты Советской власти. Т. И. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 31—33.

41 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 76—77.

42 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта— 10 июля 1918 г.», стр. 288—290; ЦПА (ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 119, л. 3—4.

43 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 155.

44 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 79, л. 2.

45 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 86, л. 2-3.

46 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 88, л. 2—3.

47 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 90, л. 1; ед. хр. 92, л. 1, 13— 14, 20 об.

48 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта— 10 июля 1918 г.», стр. 106—108.

49 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 96, л. 4.

50 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 108—110.

51 См. там же, стр. 117—122.

52 А. М. Николаев. Ленин и радио. М., 1956, стр. 6. 237

53 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 152, л. 3.

54 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 157, л. 1-2.

55 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 160, л. 1.

56 «Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля — 9 ноября 1918 г.», стр. 58.

57 См. «Декреты Советской власти. Т. III. 11 июля—9 ноября 1918 г.», стр. 59—61.

58 См. «Советы народного хозяйства и плановые органы в центре и на местах (1917—1932)». Сборник документов. М., 1957, стр. 66—72.

59 «Правда» № 91, 12 мая (29 апреля) 1918 г.; № 98, 21(8) мая 1918 г.

60 «Народное хозяйство», 1918, № 5, стр. 37

61 «Творчество, практика, опыт. Деятельность партийных организаций Северного Кавказа по руководству хозяйственным и культурным строительством (1917—1966 гг.)». Ростов-на-Дону, 1967, стр. 27.

62 «Народное хозяйство», 1918, № 6—7, стр 31; ЦГАНХ, ф. 3429, оп. 1, д. 5, л. 127.

63 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 378.

64 Там же, стр. 379.

65 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 380.

66 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 36 мая —4 июня 1918 г.», стр. 89, 342—346

67 «Национализация промышленности на Урале (октябрь 1917 — июль 1918 гг.)». Сборник документов. Свердловск, 1958. стр. 144.

68 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 360.

69 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 84.

70 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая—4 июня 1918 г.», стр. 259

71 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 251, 259-261.

72 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 392.

73 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 261, 267.

74 См. «Народное хозяйство», 1918, № 4, стр. 18—20. 251

75 См. «Народное хозяйство», 1918, № 10, стр. 56; Государственный архив Московской области, ф. 2122, оп. 1, д. 220, л. 74.

76 Е. Г. Горбачев. Боевое крещение.— «Славный юбилей. 50-летие советских профсоюзов». М., 1958, стр. 186—187.

77 См. П. В. Волобуев и В. 3. Дробижев. Из истории госкапитализма в начальный период социалистического строительства в СССР.— «Вопросы истории», 1957, № 9, стр. 121—122.

78 См. «Известия» № 100, 21 мая 1918 г.; «Известия Народного комиссариата по продовольствию», 1918, № 4—5, стр. 57; «Знамя труда» № 208, 21(8) мая 1918 г.; Ленинский сборник XXI, стр. 128

79 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 177.

80 См. «Ленин на хозяйственном фронте». Сборник воспоминаний. М., 1934. стр. 41.

81 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 189.

82 Тейлор, Фредерик Уинслоу (1856—1915) — американский инженер, основоположник системы организации труда, направленной на максимальное уплотнение рабочего дня и рациональное использование средств производства и орудий труда.

83 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 189

84 «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине в пяти томах. Т. I. Воспоминания родных». М., 1968, стр. 536

85 См. «Правда» № 132, 30(17) июня 1918 г.

86 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 386.

87 Там же, стр. 280, 386.

88 «Национализация промышленности в СССР. 1917—1920 гг.». Сборник документов и материалов, стр. 188.

89 «IV Всероссийская конференция профессиональных союзов». М., 1923, стр. 54

90 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 145, 309, 383—384

91 Протокол заседания президиума ВСНХ от 27 марта 1918 г. с краткой записью выступлений В. И. Ленина в машинописной копии был найден кандидатом исторических наук Ю. М. Рапопортом в Архангельском областном государственном архиве. В ЦГАНХ, где хранятся протоколы заседаний президиума ВСНХ, этого протокола нет ни в оригинале, ни в копии; см. «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 22

92 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 212.

93 Там же

94 См. «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 22, 38, 43-44.

95 См. «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 38.

96 «Известия Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов гор. Москвы и Московской области» № 66, 7 апреля (25 марта) 1918 г.; № 73, 16(3) апреля 1918 г.; № 74, 17(4) апреля 1918 г.

97 «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 267— 268

98 См. В. Волохов. Брянский ордена Трудового Красного Знамени машиностроительный завод (Очерк революционных и трудовых традиций коллектива). Брянск, 1966, стр. 67.

99 Там же, стр. 66.

100 См. «Известия Рыбинского Совета...» № 105, 29(16) мая 1918 г.

101 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 59.

102 «Протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва». Стенографический отчет, стр. 226.

103 «Рабочий мир», 1918, № 3, стр. 21.

104 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 309.

105 См. «Материалы по истории ОСС1Р. Т. 3. Рабочий контроль и национализация крупной промышленности в Иваново-Вознесенской губернии». М., 1956, стр. 13; «Рабочий класс Советской России в первый год диктатуры пролетариата». Сборник документов и материалов. М., 1964, вклейка между стр. 160—161.

106 В. М. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 98.

107 См. «Очередные задачи профессиональных союзов (Организационный вопрос, тариф, трудовая дисциплина). Первое циркулярное письмо ВЦСПС». М., 1918, стр. 16—32, 60—70.

108 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —«10 июля 1918 г.», стр. 480—482.

109 См. «Экономическая политика СССР. Т. I (ноябрь 1917 г.—февраль 1921 г.)». М., 1947, стр. 305— 307.

110 См. Л. Б. Генкин. Становление новой дисциплины труда, стр. 96; И. Ш. Черномаз. Борьба рабочего класса Украины за контроль над производством (март 1917 —март 1918 гг.). Харьков, 1958, стр. 141.

111 См. «Документы трудового энтузиазма. Сборник документов о борьбе рабочего класса СССР за повышение производительности труда в 1918—1920 годах». М., 1960, стр. 111-113.

112 См. «Национализация промышленности на Урале (октябрь 1917—июль 1918 гг.). Сборник документов, стр. 223; Я. Антонов. Два года диктатуры пролетариата в металлопромышленности Петрограда. Пг., 1920, стр. 28; «Народное хозяйство», 1918, № И, стр. 54.

113 См. Л. Б. Генкин. Становление новой дисциплины труда, стр. 161—165.

114 См. «Национализация промышленности на Урале (октябрь 1917 — июль 1918 гг.)». Сборник документов, стр. 26; «Пролетарская революция», 19ДО, № 1, стр. 78.

115 См. Я. Антонов. Два года диктатуры пролетариата в металлопромышленности Петрограда, стр. 41.

116 См. Р. А. Тонконог. Экономическое содержание ленинского плана приступа к социалистическому строительству. Автореферат. Киев, 1955, стр. 12.

117 См. «Текстильщик», 1918, № 1—2, стр. 27.

118 См. «Вестник путей сообщения», 1918, № 1, стр. 34.

 


 

 

Глава четвертая

«...НАЛАДИТЬ КРУПНУЮ, ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ ПРОИЗВОДСТВА...»

В своих работах «Государство и революция», «Очередные задачи Советской власти» и других Ленин показал, что пролетарская революция, а затем диктатура пролетариата не только разрушают старое, но и строят, создают новое.

Идеологи буржуазии не верили в созидательные возможности рабочего класса Советской России и его партии. «Технически безграмотные и беспомощные большевики не способны создать ничего настоящего»,— писал, например, К. Каутский. Однако они просчитались. Исторический опыт строительства социализма в нашей стране опроверг такого рода прогнозы.

Для победы нового общественного строя нужно было добиться невиданного развития производительных сил, повышения производительности труда. А это возможно было только путем электрификации, развития тяжелой индустрии, разработки на основе высокой техники естественных богатств страны. Эту задачу Ленин поставил уже весной 1918 г.: «Подъем производительности труда требует, прежде всего, обеспечения материальной основы крупной индустрии: развития производства топлива, железа, машиностроения, химической промышленности. Российская Советская республика находится постольку в выгодных условиях, что она располагает — даже после Брестского мира — гигантскими запасами руды (на Урале), топлива в Западной Сибири (каменный уголь), на Кавказе и на юго-востоке (нефть), в центре (торф), гигантскими богатствами леса, водных сил, сырья для химической промышленности (Карабугаз) и т. д. Разработка этих естественных богатств приемами новейшей техники даст основу невиданного прогресса производительных сил»1.

Советское правительство, Коммунистическая партия с первых дней существования Советской власти уже обсуждали вопросы строительства крупных сооружений. Особенно большое внимание этому было уделено после заключения Брестского мира.

Для разумного и планомерного строительства в области государственных сооружений и централизации всего строительного дела был создан Комитет государственных сооружений и общественных работ ВСНХ (Комгосоор)2. 13 апреля Малый СНК принял проект декрета о Комгосооре. Четыре раза — 13, 27 апреля, 4 и 9 мая — на заседаниях Совнаркома в повестке дня стояло обсуждение проекта декрета о Комгосооре. Комиссия, созданная СНК 27 апреля под председательством М. П. Павловича, возглавившего Комгосоор, представила проект только к заседанию СНК 9 мая.

На заседании Совнаркома 9 мая Ленин принял деятельное участие в обсуждении и редактировании проекта декрета о Комгосооре. В записке М. П. Павловичу он спрашивает, войдет ли в Комгосоор строительная часть Военного ведомства и как будет разграничена строительная работа отдела земельных улучшений Народного комиссариата земледелия. Просматривая проект, Ленин вносит в него поправки, текст примечания к п. 7 заменяет новым текстом о необходимости согласования Комгосоором с соответствующими комиссариатами вопроса о переходе их строительных частей, имеющих государственное значение, в Главное управление государственных сооружений (исполнительный орган Комгосоора)3. Согласно этому декрету, в Комгосооре сосредоточивались разработка планов, установление порядка выполнения государственного строительства железных, шоссейных и грунтовых дорог, водных путей, морских портов, речных гаваней и зимовок, промышленных и мелиоративных сооружений, сооружений по водоснабжению, элеваторов, зернохранилищ, холодильников и т. п., центральных электрических и силовых установок, городского и сельского строительства4.

 

Наркомпрос по поручению правительства начал переговоры с Российской академией наук по вопросу о привлечении научных сил страны к участию в строительстве нового общества.

Эти переговоры направлялись Совнаркомом и лично В. И. Лениным. В конце марта Академия наук в специальном обращении к Советскому правительству выразила готовность работать с Советской властью над исследованием естественных богатств страны. Ленин узнал о нем 4 апреля от приехавшего в Москву из Петрограда наркома просвещения А. В. Луначарского5. Он поручил секретарю СНК Н. П. Горбунову сообщить непременному секретарю Академии наук академику С. Ф. Ольденбургу, что СНК «считает крайне желательным возможно широкое развитие научных предприятий Академии и приглашает Академию довести до сведения Совета об имеющихся предположениях экспедиций, предприятий и изданий Академии с тем, чтобы им могло быть оказано скорейшее содействие»6. 9 апреля Горбунов, будучи в Петрограде, посетил Ольденбурга и, сообщив ему об этом, посоветовал, чтобы Академия наук связалась по этому вопросу с учеными обществами и учреждениями. Горбунов обещал принять все меры к тому, чтобы пожелания академии и этих учреждений были удовлетворены как можно скорее.

10 апреля состоялось заседание отделения исторических наук и филологии Академии наук, на котором обсуждался ответ Совнаркому.

12 апреля Совнарком под председательством В. И. Ленина обсудил доклад А. В. Луначарского о предложении академии своих услуг по исследованию естественных богатств и принял резолюцию: «Совет Народных Комиссаров постановляет: пойти навстречу этому предложению, принципиально признать необходимость финансирования соответственных работ Академии и указать ей как особенно важную и неотложную задачу разрешения проблем правильного распределения в стране промышленности и наиболее рациональное использование ее хозяйственных сил»7.

Известный ленинский «Набросок плана научно-технических работ» был написан им между 18 и 25 апреля в связи с этими переговорами. Говоря о необходимости «возможно более быстрого составления плана реорганизации промышленности и экономического подъема России», В. И. Ленин указывал, что в план, составление которого ВСНХ должен немедленно поручить Академии наук, должно входить: «Обращение особого внимания на электрификацию промышленности и транспорта и применение электричества к земледелию. Использование непервоклассных сортов топлива (торф, уголь худших сортов) для получения электрической энергии с наименьшими затратами на добычу и перевоз горючего.

Водные силы и ветряные двигатели вообще и в применении к земледелию» 8.

В Наброске В. И. Ленин уже поставил вопрос о необходимости выработки перспективного плана хозяйственного строительства, центральной идеей которого должно было стать создание крупной электрифицированной промышленности, а также электрификация транспорта и сельского хозяйства.

Ленин в своих работах неоднократно указывал, что электрификация является основой создания материально-технической базы коммунизма. Он предвидел, что только на базе широкого использования электроэнергии можно совершить техническую революцию во всех отраслях народного хозяйства Советской России.

 

Ленинская идея электрификации народного хозяйства стала практически воплощаться в жизнь уже в первые месяцы Советской власти и в период первой мирной передышки. Начались восстановление старых электрических станций и подготовка к строительству тепловых станций на местных видах топлива и гидроэлектростанций. Электрификация коснулась прежде всего Северного и Центрально-промышленного районов страны.

Россия располагала неисчерпаемыми источниками энергии. Потребность в электроэнергии Петрограда и всего Северного района могла быть удовлетворена с постройкой электростанций на реках Неве, Волхове, Нарве, Свири и др. Еще до Октябрьской революции возникла идея — использовать для электрификации Петербургского района силы волховских порогов, построив на них силовые гидроэлектрические станции. Проект был составлен инженером-энергетиком, крупнейшим специалистом в области проектирования и строительства железных дорог и гидроэлектростанций Г. О. Графтио еще в 1909—1910 гг. Когда он был предложен царскому правительству, то электрические компании, которым дешевая электрическая энергия грозила убытками, сделали все, чтобы похоронить проект. Для этого «Электрическое общество 1886 года» скупило землю на берегу реки Волхова. Таким образом, этот проект до революции осуществлен не был.

Торфяные залежи в Северном и Московском промышленных районах давали возможность получить громадное количество энергии для снабжения этих районов. Подмосковный каменноугольный бассейн, интенсификация добычи угля должны были явиться основой электрификации Центрально-промышленного района. Подмосковный уголь и торф экономически было выгодно использовать для строительства районных силовых электростанций возле мест их добычи.

Электрификации Петроградского и Центрально-промышленного районов Совнарком во главе с Лениным уделял во время передышки значительное внимание. Идея использования силы волховских порогов была воплощена в жизнь. Вопрос о строительстве Волховской гидроэлектростанции был поставлен еще до заключения Брестского мира, в январе. Проект электростанции был разработан Г. О. Графтио и одобрен Лениным.

18 марта Ленин принял участие в совместном заседании электротехнического отдела и Комитета хозяйственной политики ВСНХ, посвященном электрификации Северного и Центрально-промышленного районов. Ленин внимательно выслушал доклады П. Г. Смидовича, заведующего электротехническим отделом, и Ю. Ларина, члена Комитета хозяйственной политики, о строительстве новых, Волховской и Свирской, электростанций, усилении станции «Электропередача» в Ботородске, под Москвой. В своей записной книжке Ленин сделал известные «Заметки об электрификации промышленности Петрограда и Москвы»9. В них Ленин отметил количество потребляемой петроградской промышленностью энергии и энергии, которую могут дать водные силы водопада Иматра и рек Невы, Волховы и Свири. Затем Ленин сделал запись, что Свирь надо обследовать, а Волхов — строить.

В дальнейшем вопросы строительства двух первенцев электрификации — станций на реках Волхове и Свири — все время продолжают оставаться в поле зрения В. И. Ленина. 22 марта он принял участие в заседании Комитета хозяйственной политики, на котором рассматривалась смета на строительство Волховской гидроэлектростанции10.

Сразу же после революции начались работы и по расширению энергосистемы, обслуживающей промышленность Москвы и Московской области.

В конце февраля или начале марта у Ленина состоялась беседа с известным энергетиком А. В. Винтером. К этому времени, как вспоминал Винтер, у Ленина уже созрел план электрификации нашей страны. Он считал, что она должна начаться с сооружения электростанций на таких местных видах дешевого топлива, как торф и бурый уголь, которые малопригодны для дальних перевозок. Ленин предложил построить Шатурскую электростанцию для обеспечения электроэнергией Москвы11. Проект строительства этой станции был составлен уже в 1918 г. В том же году начались работы по проектированию электростанции и в Кашире.

Советское правительство большое внимание уделило торфяным разработкам. 20, 22 и 27 апреля и 3 мая Совнарком под председательством Ленина обсуждал этот вопрос. Докладчиком о проекте декрета о торфяных разработках на заседании 20 апреля был А. В. Винтер. Для руководства промышленной добычей торфа был создан Главный торфяной комитет отдела топлива ВСНХ. Ленин принял активное участие в обсуждении. Он отредактировал проект декрета о Главторфе и внес в него поправки. Во время обсуждения доклада Винтера Ленин выступил с предложениями о централизации, о слиянии учреждений, ведающих добычей торфа. Поправки и предложения Ленина были приняты Совнаркомом и нашли отражение в декрете12. «Главный торфяной комитет,— говорилось в положении о его организации,— производит обследование и учет торфяных залежей страны, как источников топлива, необходимого для обеспечения промышленности и электрификации важнейших промышленных районов». 27 апреля и 3 мая Совнарком рассмотрел и утвердил смету Главного торфяного комитета на первое полугодие 1918 г. в сумме 35100000 руб. и смету на подготовку к разработке торфяников Северного района в течение 1918 г.13 Уже тогда возник вопрос об организации опытов гидравлической разработки торфа, которому позднее Ленин уделял такое большое внимание14.

На заседании СНК 27 апреля мнения по вопросу о смете Главного торфяного комитета разошлись. Смету Главторфа, предложенную в содокладе А. В. Винтера, оспаривал основной докладчик Скловский, член комиссии смет, при Комитете хозяйственной политики ВСНХ. Особенно разгорелся спор о том, сколько будет стоить постройка одного барака. Во время этого спора Ленин послал записку И. И. Радченко: «Вы когда-нибудь строили бараки?

Твердо ли знаете, что надо 4000?» Получив утвердительный ответ, он спросил то же у Скловского. Перед голосованием сметы Ленин выступил и сказал: «Есть два предложения. Первое товарища, который раньше строил бараки, дать 4000 руб. на барак. Второе, товарища, который не строил бараки,— дать 2000 руб. на барак». Ленину удалось убедить членов СНК предусмотреть в смете на строительство каждого барака по 4000 руб.15

Тогда же Советское правительство приняло меры по обеспечению бесперебойной работы и даже расширению существующих электростанций. В частности, была расширена подмосковная станция «Электропередача». Ленин принял в этом личное участие. 6 апреля он подписал постановление о немедленном отпуске 2 млн. руб. ВСНХ авансом в счет сметы для государственной электростанции «Электропередача»16.

Малый СНК 29 апреля принял постановление о принятии срочных мер для немедленной эвакуации из Петрограда на станцию Павлово-Посад Нижегородской железной дороги четырех котлов и двух паровых турбин с генераторами для «Электропередачи». Ввиду срочности вопроса Ленин сразу же после утверждения протокола Малого СНК на заседании СНК 30 апреля сделал пометку об утверждении проекта постановления и 3 мая подписал само постановление17.

Малый СНК 6 июля принял постановление отпустить отделу электротехнической промышленности ВСНХ в счет сметы на первое полугодие 1918 г. 1 млн. руб. на содержание и 770 тыс. руб. — на предварительные работы по расширению государственной электростанции «Электропередача». На другой день Совнарком утвердил это постановление, а 15 июня В. И. Ленин подписал его18.

Наряду с расширением станции «Электропередача» принимались меры к строительству и других станций в Московском районе.

На заседании СНК 22 апреля был обсужден доклад П. Г. Смидовича об электрификации Московского района. Было решено проект постановления по этому вопросу передать для рассмотрения в Народный комиссариат государственного контроля. В протоколе заседания, однако, это решение было записано не совсем точно, а именно: «Согласовать с Государственным контролем». В действительности же речь шла не о согласовании, а о том, чтобы проект был изучен и одобрен в Наркомате госконтроля. Просматривая на следующий день протокол заседания СНК, Ленин внес поправку, говорящую о необходимости передать проект на рассмотрение Народного комиссариата государственного контроля 19.

В апреле Комгосоор начал подготовительные работы по строительству гидроэлектростанции на реке Волхове и проектирование гидростанции на реке Свири. На Петропавловских порогах реки Волхова было начато строительство станции на 60 тыс. лошадиных сил, с тем чтобы передать в Петроград 120 тыс. в электроэнергии.

26 июня вопрос о шлюзовании реки Волхова снова рассматривался на заседании президиума ВСНХ. Было признано считать неотложным ассигнование 11 млн. руб. для продолжения работ по шлюзованию реки Волхова и постройке электростанции на ней20. Малый СНК 13 июля снова обсудил вопрос об отпуске средств на волховское строительство. Постановление Малого СНК в тот же день было утверждено Совнаркомом, и 15 июля Ленин подписал его21.

В начале июля Ленин принял Г. О. Графтио по вопросам строительства Волховской гидроэлектростанции. «В июле 1918 г. я был у Владимира Ильича,— вспоминал Г. О. Графтио.— Разговор продолжался несколько минут. Будем строить волховскую станцию! Это были замечательные минуты»22.

Были отпущены также средства на строительство Свирской гидроэлектростанции. 27 апреля СНК под председательством Ленина обсудил вопрос об отпуске Комгосоору 15 млн. руб. из средств Государственного казначейства для работ на реке Свири и принял постановление предложить совнархозу Северного района срочно рассмотреть вопрос об электрификации Свири и дать по нему заключение23. 2 мая на заседании СНК Ленин дополнил повестку дня заседания вопросом о Свири24. Но этот вопрос был рассмотрен на заседании СНК 3 мая. После того как был заслушан доклад о том, что совнархоз Северного района поддерживает ВСНХ в проведении работ на реке Свири, было принято постановление отпустить Комгосоору аванс в сумме 15 500 тыс. руб. из средств Государственного казначейства на эти работы. В этом же постановлении предусматривался аванс на свирское строительство на 1918 г. в размере 50 млн. руб. и предлагалось к 1 января 1919 г. рассмотреть в ВСНХ смету на все свирское строительство. Совнарком решил также затребовать от ВСНХ и Комгосоора формальный акт с точным списком лиц, ответственных за производство электрогидравлических работ на реке Свири, и периодическую отчетность о ходе работ. После заседания Ленин подписал это постановление25.

В других районах страны также принимались меры к строительству электростанций. Всего в 1918 г. в Советской республике было построено 8 электростанций общей мощностью 4757 квт26. В 1918 г. начались работы по проектированию гидроэлектростанций на Днепре. В районе Самары на Волге начались изыскания для сооружения там мощной гидроэлектростанции.

Начавшаяся гражданская война и иностранная интервенция вынудили отложить строительство Свирской и замедлить строительство Волховской электростанций. Тем не менее строительство Волховской, а также Шатурской и Каширской электростанций продолжалось ценой героических усилий советских людей и во время войны. Строительство Каширской электростанции закончилось в 1922 г., Шатурской — в 1925 г. Торжественное открытие Волховской гидроэлектростанции состоялось в 1926 г.

 

С именем Ленина связана история создания второй угольно-металлургической базы Советского Союза — на востоке. Ленин придавал большое значение правильному, рациональному размещению производительных сил на необъятной территории нашей Родины. В «Очередных задачах Советской власти» и в «Наброске плана научно-технических работ» он впервые научно обосновал идею комплексного использования богатейших природных богатств Урала и Сибири, идею соединения уральской железной руды с сибирским каменным углем. Говоря о путях развития тяжелой промышленности, Ленин поставил задачу разработки гигантских запасов руды на Урале и каменного угля в Западной Сибири27. Тем самым он показал необходимость развития тяжелой индустрии на востоке нашей страны, используя богатейшие источники сырья на Урале и в Сибири, разрабатывая их приемами новейшей техники.

В. И. Ленин подчеркнул, что в план реорганизации промышленности и экономического подъема России «должно входить:

рациональное размещение промышленности в России с точки зрения близости сырья и возможности наименьшей потери труда при переходе от обработки сырья ко всем последовательным стадиям обработки полуфабрикатов вплоть до получения готового продукта...

Наибольшее обеспечение теперешней Российской Советской республике (без Украины и без занятых немцами областей) возможности самостоятельно снабдить себя всеми главнейшими видами сырья и промышленности»28.

В царской России производительные силы были размещены крайне нерационально. Промышленность была сосредоточена главным образом в центре страны — в Петербургской, Московской и некоторых других центральных губерниях, в ряде западных и южных районов. Природные богатства Урала и Сибири использовались очень мало.

После заключения Брестского договора Советская Россия потеряла южные и западные промышленные районы: Литву, Прибалтийский край, Украину, фактически Донецкий бассейн и др. Это означало потерю 40% промышленного пролетариата и промышленного производства, 70% сырья, особенно чугуна и стали, 90% угля, 90% продукции сахарной промышленности и др.29 Особенно была ощутима потеря южной угольно-металлургической базы.

В этих условиях коренным образом менялось развитие промышленности остальных районов России. Большое значение приобретали такие экономические районы, как Урал, Сибирь, Алтай, Подмосковный угольный бассейн, Северный край, Центрально-промышленная область и др. Развитие производительных сил увеличивалось прежде всего в этих районах. Они должны были дать стране чугун и уголь.

Совнарком при обсуждении 12 апреля предложения Академии наук указал ей как на особенно важную и неотложную задачу на решение проблемы правильного распределения промышленности и наиболее рационального использования хозяйственных сил страны. Необходимо было развивать промышленность на востоке.

В начале XX в. в связи с открытием на Алтае, в Кузнецком каменноугольном бассейне, богатых месторождений угля была высказана мысль (Д. И. Менделеевым и др.) о соединении уральской руды и кузнецкого угля. При царизме эта идея не была осуществлена.

После Октябрьской революции эта проблема уже не могла сводиться только к задаче снабжения Урала сибирским топливом. Главная суть ее заключалась в реконструкции и развертывании уральской промышленности на минеральном топливе, с одной стороны, и в развитии в Кузнецком бассейне металлургического производства, как основы сибирской индустрии, с другой стороны.

Задача промышленного развития восточных районов практически была поставлена уже весной 1918 г. Изучение урало-кузнецкой проблемы и некоторые мероприятия, связанные с ней, проводились государственными органами одновременно в центре и на местах под руководством Ленина.

28 марта на заседании коллегии горно-металлургического отдела ВСНХ был организован Уральский горнозаводский комитет как орган отдела для разработки вопросов, относящихся к переустройству промышленности Урала и Сибири. Председателем комитета был назначен М. Савельев. Перед комитетом была поставлена задача разработать проект создания Урало-Кузбасса и представить его на утверждение к 1 сентября 1918 г.

В Положении о комитете говорилось, что он образуется «в целях подготовки к скорейшему переходу Уральской горной области и смежного с ней Кузнецкого бассейна, как единой хозяйственной единицы, к интенсивной и планомерной деятельности»30.

Было решено привлечь широко к изучению вопроса об использовании природных богатств Урала и Сибири научно-технические силы страны. Для этого комитет горно-металлургического отдела ВСНХ объявил в апреле шестимесячный конкурс на проект создания единой хозяйственной организации, охватывающей область горно-металлургической промышленности Урала и Кузнецкого каменноугольного бассейна. Условия конкурса предусматривали, что «проект должен содержать общий технический план перехода уральских заводов на коксовую плавку, соответственной реорганизации старых заводов и постройки новых, а также использования рудных и лесных богатств края. Для связи доменных заводов с каменноугольными копями, а также в интересах правильной организации транспорта должна быть разработана сеть железнодорожных и шоссейных дорог, а также система водных путей»31. При горно-металлургическом отделе ВСНХ была учреждена также Уральская комиссия32. В ее задачу входила разработка проекта обеспечения Советской России железом. Решить эту задачу можно было, наладив одновременную выплавку чугуна: на Урале — с подвозом угля из Кузбасса и в Кузбассе — из местных магнитных железняков и привозных уральских руд.

Комиссия должна была составить к 1 сентября 1918 г. план осуществления проекта с указанием месторасположения заводов, рудников, копей, железнодорожных путей, перечнем первоочередных работ по выяснению запасов руд и со сметами стоимости предстоящих разведочных работ33. Вследствие саботажа уральских горнозаводчиков работа этой комиссии была сорвана 34.

Ленин придавал большое значение Урало-Кузнецкому бассейну. В начале мая, когда ухудшилось международное положение Советской республики из-за обострения противоречий с Германией, Англией и Японией, он акцентировал внимание на необходимости защищать в первую очередь Урал и Сибирь. В постановлении ЦК РКП (б) по вопросу о международном положении, которое было принято на экстренном заседании 6 мая, В. И. Ленин писал: «Направить все силы на защиту уральско-кузнецкого района и территории как от Японии, так и от Германии» 35.

Местные советские и экономические органы Урала и Сибири, ученые и инженеры поддержали идею установления хозяйственных связей между Уралом и Кузбассом.

Урало-кузнецкая проблема была в центре внимания и I Всероссийского съезда совнархозов. Она освещалась в докладах В. П. Милютина, Ф. В. Ленгника и П. И. Воеводина (тезисы первых двух докладов были рассмотрены предварительно на заседании президиума ВСНХ при участии В. И. Ленина36), в выступлениях М. И. Калинина и делегатов Урала и Сибири В. Н. Андронникова, Ф. Ф. Сыромолотова и др. В частности, Ф. Суховерхов (М. И. Сычев) выступил с содокладом о состоявши горного производства в Западной Сибири, о производительности копей и оборудования.

«Левые коммунисты» (Н. Осинский, А. К. Гастев) но верили в возможность создания Урало-Кузбасса и на съезде выступали против этой идеи. Однако съезд принял резолюции, в которых говорилось о неизбежности перемещения «главных центров нашей промышленности в районы добывания угля и руды — на Урал и в Сибирь» и усиленного развития производительных сил в этих областях; о необходимости «создать прочную металлургическую базу на Урале путем организационно-технического объединения промышленной жизни Урала и Западной Сибири»37. Таким образом, съезд, подчеркивая необходимость связи Кузнецкого бассейна с Уралом, указал на актуальность этой задача и выдвинул ее на первый план.

В конце мая — начале июня ВСНХ провел по указанию ЦК РКП (б) совещание с участием ученых и специалистов горного дела, на котором были обсуждены перспективы развития народного хозяйства Кузбасса. Совещание наметило меры, предусматривающие превращение Кузбасса в высокоразвитый промышленный район, обеспечивающий топливом Урал и Сибирь. Был поставлен вопрос о необходимости строительства в этом крае на базе местных коксующихся углей «большого металлургического и железоделательного завода» и крупных химических предприятий общероссийского значения.

Совнарком под руководством Ленина предпринял первые конкретные меры, направленные на хозяйственное сближение Урала и Западной Сибири. 1 июня Совнарком обсудил доклад председателя Западно-Сибирского совнархоза П. И. Воеводина об условиях снабжения Сибири уральским металлом и машинами. Было принято постановление о снабжении Сибири машинами, железом и другими изделиями уральской промышленности на сумму 10 млн. руб. Эта операция проводилась не путем купли-продажи между заинтересованными сторонами, как это обычно делалось, а расчет шел через ВСНХ, по его сметам.

Совет Уральской области должен был представить сметы, а ему в качестве компенсация предполагалось выдать кредиты. Западно-Сибирскому совнархозу было предложено представить отчет об израсходовании полученных им материалов, а также смету предстоящих расходов38.

Это была первая попытка Совнаркома ввести процесс сближения промышленности Урала и Сибири в плановое русло.

Уральский областной Совет такую смету представил. В. И. Ленин 5 июня на заседании Совнаркома ознакомился с запиской областного комиссара производства Урала В. Н. Андронникова председателю ВСНХ А. И. Рыкову. Рыков поддерживал просьбу Андронникова рассмотреть смету на этом заседании. Выяснилось, что до получения Лениным этой записки председатель Малого СНК М. Ю. Козловский уже договорился с Андронниковым о рассмотрении сметы в Малом СНК на следующий день. Ленин и сообщил об этом запиской Рыкову.

6 июня Малый СНК рассмотрел смету уральских горных заводов на период со второй половины февраля по 1 июня 1918 г. Было вынесено постановление ассигновать ВСНХ для металлургической секции отдела металла из средств Государственного казначейства авансом для удовлетворения нужд подведомственной секции горных округов и заводов Урала 367 млн. руб.39 6 июня смета на заседании СНК была рассмотрена. Сумма была уменьшена до 100 млн. руб., а смета передана на рассмотрение Наркомата госконтроля40.

Малый СНК 17 июля принял постановление об ассигновании 4 600 тыс. руб. Комгосоору авансом на второе полугодие 1918 г. Эти деньги предназначались на постройку узкоколейной железной дороги Белорецк — Магнитная, которую следовало сдать до окончания строительного сезона 1918 г. Это постановление было утверждено Совнаркомом 17 июля и подписано В. И. Лениным 18 июля41. Оно явилось первым шагом к производственному кооперированию заводов и шахт Урала и Сибири.

Одновременно продолжалось изучение запасов угля в Кузнецком бассейне. Начиная с марта 1914 г. туда каждый год выезжала группа геологов под руководством Л. И. Лутугина. Ими были ориентировочно определены запасы угля Кузнецкого бассейна в 250 млрд. т, что составляло 52% запасов всей страны. После смерти Лутугина в августе 1915 г. его группа продолжала исследования. Лутугинцы высказали новое предположение, что запасы приближаются к 400 млрд. т. Составление геодезической карты Кузбасса подходило к концу, но весной 1918 г. лутугинцев долго не направляли в Кузбасс. Акционерное общество Кузнецких каменноугольных копей (Копикуз) еще не было национализировано, хотя рабочие копей уже ставили вопрос об этом. Еще в январе по этому вопросу приезжал в Петроград член областного бюро горнорабочих Западной Сибири М. М. Рабинович.

В середине апреля было отпущено 100 тыс. руб. для продолжения разведок Верх-Исетского горного округа в Кузнецком бассейне42. И только. Поэтому лутугинцы направили члена своей группы профессора А. А. Гапеева из Петрограда в Москву, но Гапеев не смог ничего добиться. Тогда он обратился в Совнарком. Его принял управляющий делами СНК В. Д. Бонч-Бруевич, который попросил изложить суть дела письменно. Совнарком предложил лутугинской группе немедленно выехать в Кузбасс. Через два дня после встречи Ганеева с Бонч-Бруевичем за ним в гостиницу была прислана машина, чтобы доставить его в Кремль. «В Кремле Гапеева встречает Бонч-Бруевич. Он сообщает, что Совнарком предлагает лутугинской группе выезжать немедленно, по возможности без задержек. Ленин распорядился предоставить лутугинской группе все нужное, не допуская малейшей волокиты.

- Владимир Ильич хотел бы, чтобы вы не думали о продовольствии, об одежде, а только о работе. Вам предоставляется отдельный вагон. Он будет продвигаться как военно-оперативный. Вот предписание комиссарам и начальникам станций. Желательно, чтобы вы были на месте через 8—10 дней. Сколько нужно денег?

Гапеев прикидывает на бумаге. Бонч округляет цифру и выписывает чек.

- Что нужно еще? Продовольствие... Одежда... Вот ордера... Нужны ли инструменты, приборы? Вот мандат... Машина в вашем распоряжении до отъезда. Поезжайте на вокзал и переселяйтесь в вагон. Пусть его вымоют. Охрану потребуйте от комиссара узла. Сообщения из Кузбасса шлите прямо сюда — Кремль, Совнарком»43.

Одновременно Копикузу была выдана ссуда в сумме 10 817 тыс. руб.

Таким образом, Советское правительство во главе с Лениным, несмотря на уже начавшийся чехословацкий мятеж, приняло меры по завершению исследования Кузнецкого бассейна.

Фронт преградил лутугинцам путь в Екатеринбурге, но им удалось добраться до Кузбасса. В этих местах контрреволюция уже захватила власть, но группе удалось продолжить работу. В 1919 г. геологическая карта Кузбасса была составлена. Позднее Геологический комитет продолжил его исследование. В 1925 г. он издал геологическую карту Кузнецкого бассейна. Цифра запасов угля в 400 млрд. т была подтверждена.

В начале 20-х годов начала воплощаться в жизнь идея Кузбасса. В 1923 г. в Кемерово заработала первая батарея коксовых печей. 13 июня 1924 г. перешла на кузнецкий кокс первая на Урале доменная печь Нижне-Салдинского завода.

31 января 1932 г. была задута первая домна Магнитогорского завода, а 3 апреля 1932 г. был получен первый чугун на Кузнецком заводе.

XVII съезд ВКП(б), состоявшийся в январе- феврале 1934 г., признал завершенным строительство второй угольно-металлургической базы страны — Урало-Кузнецкого комбината.

 

Составной частью урало-кузнецкой проблемы являлось улучшение водных путей Сибири и освоение Великого Северного морского пути. Ленин рассматривал налаживание водных путей на востоке и севере нашей страны как средство развития экономики восточных и северных районов. Решающую роль он отводил освоению Северного морского пути. Малый СНК обсудил 1 июля вопрос об отпуске средств на нужды гидрографической экспедиции западного района Северного Ледовитого океана. Протокол этого заседания утверждался Совнаркомом 2 июля. Вопрос был передан в комиссию в составе А. Ломова (Г. И. Оппокова), В. М. Альтфатера и представителей наркоматов торговли, промышленности и продовольствия. Совнарком постановил подготовить данные о сумме, необходимой для работы экспедиции, и представить их в СНК. 3 июля Ленин подписал протоколы заседания Малого СНК (№ 65) от 1 июля и Совнаркома (№ 152) от 2 июля, а 4 июля и постановление об отпуске Наркомвоенмору 1 млн. руб. авансом в счет сметы для гидрографической экспедиции44. На эти средства началась подготовительная работа по обследованию морей советской Арктики.

Постановление об организации гидрографической экспедиции в моря Северного Ледовитого океана преследовало цель установить связь с северными берегами Сибири и бассейнами великих сибирских рек — Оби и Енисея. Это должно было связать их с западноевропейскими портами.

Позднее по инициативе и под руководством Ленина были проведены и другие мероприятия по созданию Северного морского пути.

Уже в 30-х годах начали действовать важнейшие участки этого пути. В 1932 г. он был пройден караваном судов во главе с мощными ледоколами за одну навигацию. С 1935 г. установлено регулярное сообщение на всем протяжении Северного морского пути.

 

С решением задачи обеспечения уральской металлургии минеральным топливом связано и создание проекта сооружения Волго-Донского канала, который был осуществлен лишь через 20 с лишним лет.

Вопрос о Волго-Донском канале возник в связи с тем, что уральская металлургия не имела топлива, а донецкому углю угрожала опасность остаться без руды после истощения криворожских рудных запасов. Нужно было связать уральскую руду и донецкое топливо. Дешевым путем для этого мог стать только Волго-Донской канал. Кроме того, он должен был связать два обширных бассейна Волги и Дона, изобилующие огромными природными богатствами. Он явился бы также главным путем перевозки хлеба с юга и юго-востока, нефтяных грузов из Бакинского района на запад и в Азовское море, а также леса в Донской бассейн.

Вопрос о смете Комгосоору на строительство этого канала и на новые работы на других водных путях рассматривался Совнаркомом под председательством Ленина 14 мая45.

Ленин внимательно выслушал доклад инженера Комгосоора А. С. Аксамитного по этому вопросу. Он несколько раз выступил, отстаивая необходимость отпустить средства на подготовительные работы по сооружению канала. На чье-то замечание, что канал будет иметь значение лишь для крестьян, Ленин сказал, что канал нужен всему нашему народу, и оценил его значение: «Волго-Донской канал — это тот транспортный рычаг, который перевернет экономику отсталого хозяйства в восточной части Республики,— необходимо сделать все возможное, чтобы соединение Волги с Доном могло стать вполне реальным делом». На одну из реплик Ленин ответил: «Вот где человек своим трудом должен исправить ошибку природы, загнавшей Волгу в закрытое море»46.

На этом заседании была признана необходимость сооружения Волго-Донского канала, использования рек Туры, Тобола и Томи для создания углевозного водного пути, проведения новых работ на Волге по подходу к пристаням города Саратова, строительства гаваней-зимовок на Волге у Нижнего Новгорода и Рыбинска. На начало этих работ, разработку проектов и сметы Совнарком постановил ассигновать Комгосоору 14 млн. руб., в том числе 6,5 млн. руб. — по Волго-Донскому каналу47.

Стоимость Волго-Донского канала исчислялась в 328 млн. руб.48

 

Наряду с задачей использования уже известных природных богатств нашей страны Ленин летом 1918 г. нацеливал ученые круги и хозяйственные органы на поиски, открытие и изучение новых месторождений. Он придавал большое значение организации разведывательных работ в районах полезных ископаемых. На геологические исследования и содержание Геологического комитета в первом полугодии 1918 г. ВСНХ ассигновал за подписью Ленина 2492 тыс. руб.49

Ленина особенно интересовала разведка новых угольных и нефтяных районов страны, в частности на Урале. С его именем связана разведка Ухтинского нефтяного района. 3 июня Совнарком принял постановление отпустить средства на содержание изыскательских партий и гидрометрических станций на некоторых реках Севера, в том числе и в бассейне реки Печоры50.

«В начале лета 1918 г.,— писал известный советский ученый-геолог И. М. Губкин о В. И. Ленине, — по его приказанию была организована экспедиция в Ухтинский нефтеносный район. Им тогда же была поставлена проблема поисков нефти внутри страны, а также проблема использования сланцев и сапропелей. Он не давал покоя такому сонному и неповоротливому учреждению, как Геологический комитет, и понуждал его искать для молодой республики и нефть, и уголь, и свинец»51.

На заседании Малого СНК 12 июля обсуждался вопрос об отпуске ВСНХ для Пермского университета на покрытие расходов Печорской экспедиции 1918 г. по ее смете из средств Государственного казначейства 251505 руб. Отпуск средств был отложен до представления Наркомпросом заключения профессора А. П. Павлова. Выяснилось, что снарядить Печорскую экспедицию в 1918 г. невозможно. Можно было лишь предварительно обследовать нефтяные и угольные богатства, поэтому ВСНХ было предложено представить для этого сметы ассигнований. 13 июля это постановление было утверждено Совнаркомом52.

Из воспоминаний И. М. Губкина видно, что уже в тот период Ленин поставил проблему использования сланцев как горючего, так и в качестве сырья для химической промышленности. Горючие сланцы имелись в Петроградской и Эстляндской губерниях. Наибольшее их месторождение находилось в Везенбергском узде (Эстляндия), между станциями Кохтель и Иевве по Балтийской железной дороге (около 700 млн. пудов), и в Ямбургском и Петергофском уездах Петроградской губернии (Кукерский ярус между Балтийской и Конорской железными дорогами).

Кукерские горючие сланцы имели особенно большое значение для снабжения горючим Петрограда и всего Северного района. Кроме того, из них можно было получать светильный газ, жидкое топливо, смазочные масла и продукты для химической промышленности.

Под руководством Ленина были приняты меры для организации добычи сланцев в Петроградской губернии. 31 июля Совнарком принял решение об ассигновании аванса в 15 млн. руб. отделу топлива ВСНХ для Петроградского комитета по топливу на устройство рудников и заводов по добыче горючих сланцев в Петроградской губернии и перегонке их в мазут и масла, а также для утилизации остатков производства в цементном и керамическом деле и проведения дальнейших опытов по эксплуатации сланцев. Одновременно председателю ВСНХ А. И. Рыкову поручалось образовать особую комиссию из специалистов и практиков «для проверки всех произведенных опытов по применению горючих сланцев для технического использования их и выработки проекта заданий... на постановку новых опытов использования сланцев в различных отраслях техники» 53.

 

Таким образом, с деятельностью В. И. Ленина в период мирной передышки 1918 г. связаны первые шаги на пути электрификации и индустриализации нашей страны. С его именем связано рождение первых электростанций, начало создания Урало-Кузбасса, Волго-Донского канала и других великих сооружений. Гражданская война и иностранная интервенция на время прервали или замедлили их возведение. Но после войны и в последующие годы эти крупные стройки были завершены.

Мирная передышка 1918 г. была периодом поисков, планов, грандиозных замыслов и романтических мечтаний. Эти планы иногда были наивны, не всегда учитывали разоренность и бедность страны, недостаток сил и средств для их претворения в жизнь. Но все это вызывалось огромной верой рабочего класса и его партии в их осуществление, в победу нового общественного строя. Это были планы молодого, полного сил пролетарского государства. И действительно, большая часть этих замыслов, причем важнейших, воплотилась в жизнь. Это явилось серьезным вкладом в создание материальной основы крупной индустрии. Уже первые месяцы Советской власти, и особенно месяцы мирной передышки, показали, что созидательные возможности диктатуры пролетариата, на что неоднократно указывал Ленин, безграничны.

* * *

Ленин еще в своих дооктябрьских работах показал, что с победой пролетарской революции крестьянство не должно быть экспроприировано, что в бывших крупных помещичьих имениях нужно создать образцовые социалистические хозяйства, а мелкие крестьянские хозяйства объединить в крупные коллективные хозяйства, начиная с объединения их в такую простейшую форму кооперации, как потребительские общества.

Национализация земли на основе Декрета о земле облегчала задачу пролетариата и его партии по социалистическому переустройству сельского хозяйства. «Национализация земли,— писал В. И. Ленин,— дала наибольшие возможности пролетарскому государству переходить к социализму в земледелии»54.

«Основной закон о социализации земли», принятый III Всероссийским съездом Советов и утвержденный ВЦИК в январе 1918 г.55, определил практические способы распределения конфискованной земли на основе принципа уравнительного землепользования согласно потребительно-трудовой норме. Он явился выражением воли громадного большинства крестьян. Целью, которую ставил рабочий класс во главе с Коммунистической партией, было развитие коллективного хозяйства в земледелии за счет единоличных хозяйств, переход к социалистическому хозяйству. Поэтому закон устанавливал преимущественное право пользования землей и первоочередное землеустройство для сельскохозяйственных коммун, крупных трудовых артелей и товариществ. Закон нацеливал земельные органы на создание коллективных хозяйств.

В «Черновом наброске проекта программы», написанном к VII Экстренному съезду РКП (б), Ленин называет одну из задач, которые ставит диктатура пролетариата перед Коммунистической партией: «...использовать союз городских рабочих и беднейших крестьян, давший уже отмену частной собственности на землю и закон о той переходной форме от мелкого крестьянского хозяйства к социализму, которую современные идеологи ставшего на сторону пролетариев крестьянства назвали социализацией земли, для постепенного, но неуклонного перехода к общей обработке земли и к крупному социалистическому земледелию» 56.

В первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти» В. И. Ленин выдвинул задачу распространения кооперативных организаций на все общество. «Кооператив,— говорил он,— если он охватывает все общество, в котором социализирована земля и национализированы фабрики и заводы, есть социализм» 57. Будущее нашей страны он представлял себе как единый, всеобъемлющий кооператив в масштабе всего государства.

В первую очередь, по мнению Ленина, необходимо было кооперировать раздробленное, мелкое крестьянское хозяйство. Социалистическое переустройство сельского хозяйства Ленин представлял себе как последовательный переход от простейших форм кооперации (снабженческой, сбытовой, потребительской, кредитной и др.) к ее высшей форме — производственной кооперации в виде коллективных хозяйств, коммун и других форм сельскохозяйственного производства.

Ленин указывал, что до лета и даже осени 1918 г. в деревне совершалась буржуазно-демократическая революция и только с лета 1918 г. началась социалистическая революция в деревне: «Октябрьская революция городов для деревни стала настоящей Октябрьской революцией только летом и осенью 1918 г.» 58.

Во время передышки в деревне шла общекрестьянская борьба против помещиков. Конфискация помещичьих имений продолжалась до осени 1918 г. В то же время в этот период в деревне совершался переход уже и к социалистической революции. Комитеты бедноты были, по словам В. И. Ленина, «переходной ступенью» 59. Летом 1918 г. началась борьба деревенской бедноты и крестьян-середняков против кулаков за изъятие у них части средств сельскохозяйственного производства — земли, скота, сельскохозяйственных орудий, семян, хлеба и т. п. Рабочий класс, его партия и Советское правительство всемерно поддерживали крестьянство в этой борьбе и оказывали ему необходимую помощь.

Политика Коммунистической партии и Советского правительства во главе с В. И. Лениным в деревне во время передышки заключалась в том, чтобы форсировать развитие социалистической революции и побуждать крестьян переходить к крупному общественному земледелию, формировать у них сознание необходимости этого перехода.

Левые эсеры, проповедуя народнические теории, пытались доказать, что русское крестьянство имеет стихийное влечение к коллективным формам хозяйства и поэтому государственное вмешательство в этот процесс не нужно и даже вредно. Тем самым фактически они выступали против организации в деревне социалистических форм хозяйства.

В целях развития социалистической революции в деревне ВЦИК и Совнарком во главе с В. И. Лениным в мае—июне приняли несколько декретов, направленных против деревенской буржуазии: о продовольственной диктатуре от 13 мая, о комбедах от 11 июня и др. По предложению Ленина Совнарком принял постановление о мобилизации передовых, организованных и сознательных рабочих для помощи деревенской бедноте в ее борьбе против кулачества60.

Летом и осенью 1918 г. в деревню было направлено около 80 тыс. рабочих Москвы, Петрограда, Иваново-Вознесенска и других промышленных центров. Только из Петрограда и Москвы, по неполным данным, с октября 1917 по июнь 1918 г. было послано 4700 агитаторов-организаторов и 1250 комиссаров, инструкторов и эмиссаров в провинцию61.

Земельные отделы местных Советов при проведении в жизнь Декрета о земле и «Основного закона о социализации земли» испытывали острую нужду в землемерно-технических работниках, землемерных полевых и чертежных инструментах. Поэтому Земельный совет 28 февраля, а затем Малый СНК 30 марта рассмотрели проект «Декрета Совета Народных Комиссаров о мобилизации землемерных инструментов» и «Проект декрета Совета Народных Комиссаров о мобилизации землемерных сил в стране». Протокол заседания Малого СНК в тот же день был утвержден Совнаркомом под председательством В. И. Ленина. 4 апреля Ленин подписал оба декрета.

Эти декреты были изданы для налаживания общегосударственного учета землемерных техников и инструментов и распределения их по местам62.

8 апреля Малый СНК принял постановление об ассигновании 18 млн. руб. землемерно-технической части при Наркомземе. В тот же день Совнарком утвердил это постановление63.

Революция подняла в массах, в том числе и среди большинства крестьянства, огромную жажду строительства и творчества. Передовое крестьянство стало строить жизнь по-новому, делать первые шаги по пути перехода к социализму. Предвидение Ленина о том, что трудящееся крестьянство само станет переходить к коллективным формам обработки земли, оправдалось. Первые коммуны возникли уже в конце 1917 г. По данным Наркомзема, в ноябре-декабре 1917 г. в Петроградской губернии было 33 сельскохозяйственные коммуны, под Москвой — 12, в Тамбовской губернии — 1064. К концу июня 1918 г. насчитывалось уже более 500 коммун и артелей65. В связи с недостатком рабочего скота, сельскохозяйственных орудий и семян крестьяне-бедняки, батраки и приехавшие в деревню из-за голода рабочие создавали коллективные хозяйства, главным образом в виде коммун, в которых обобществляли все свое имущество. Наряду с этим создавались и артели, товарищества по совместной обработке земли и т. п. Руководящая роль в этом деле принадлежала рабочему классу.

Советское правительство во главе с Лениным создавало всяческие преимущества коммунам, артелям, товариществам — этим первым росткам коммунизма в деревне. Главный земельный совет 5 апреля принял «Временную инструкцию переходных мер по проведению в жизнь закона о социализации земли». Эта инструкция предусматривала, чтобы при распределении отчужденных земель отдавалось предпочтение трудовым сельскохозяйственным товариществам и коммунам по сравнению с единоличными хозяйствами66.

Для улучшения руководства сельскохозяйственными коммунами в начале июня 1918 г. при Наркомземе был создан особый отдел по организации коммун. Губернским и уездным Советам было предложено «для широкой и планомерной постановки дела организации сельскохозяйственных коммун» образовать при земельных отделах губернских и уездных Советов бюро коммун.

Народному комиссариату земледелия по смете отдела текущей земельной политики было ассигновано на второе полугодие 1918 г. 15 млн. руб. на организацию земледельческих коммун и артелей. Кроме этого, 2 июля Совнарком под руководством Ленина по докладу наркома земледелия С. П. Середы снова принял постановление об ассигновании 10 млн. руб. на организацию земледельческих коммун и на выдачу им ссуд и пособий67. В мае Наркомзем выдал коммунам ссуды на 382 тыс. руб.68

18 июня Малый СНК принял постановление об отпуске средств Наркомзему на издание ежедневной газеты, журнала и новое издание закона о социализации земли и инструкции об организации коммун. 25 июня Совнарком утвердил это постановление и Ленин подписал его69.

Большую помощь оказывало Советское государство и первым артелям. Им отводились лучшие запасные земли. Они обеспечивались инвентарем и семенами.

Еще в резолюции VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) по аграрному вопросу рекомендовалось пролетариям и полупролетариям деревни организовывать из помещичьих имений крупные образцовые хозяйства под руководством Советов и с использованием агрономов. Декрет о земле и «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», написанные В. И. Лениным, предусматривали сохранение в руках государства высокоразвитых хозяйств.

Советское правительство требовало, чтобы местные земельные органы при конфискации помещичьих имений со всей их землей, инвентарем и постройками сохраняли хорошо поставленные бывшие помещичьи имения для организации в них государственных советских хозяйств или передачи их коллективным хозяйствам крестьян.

Левые эсеры, выражавшие интересы кулачества, требовали ликвидации бывших помещичьих экономий и полного раздела всех помещичьих земель. Поэтому Наркомзем, находившийся весной 1918 г. в руках эсеров, не уделял должного внимания созданию совхозов, а проводил линию создания коммун с их уравнительным принципом распределения. Обосновавшись в земельных органах, эсеры своим бездействием тормозили создание коллективных и советских хозяйств.

Благодаря правильной политике Советской власти на базе крупных и наиболее совершенных помещичьих хозяйств были созданы хорошо поставленные советские хозяйства. Принятые местными партийными организациями меры дали возможность сохранить много помещичьих имений, особенно высококультурных.

Ленин специально занимался вопросом создания совхозов и коммун в Московской губернии. Летом 1918 г. он приезжал в имение Мальце-Бродово (около станции Тарасовка Богородского уезда Московской губернии).

«В один из июньских жарких дней... Владимир Ильич,— вспоминал В. Д. Бонч-Бруевич,— предложил нам пойти на прогулку в лес, поискать грибов, до которых он был большой охотник. Так случилось, что в лесу мы сошлись с Владимиром Ильичем на одной из полянок, и он... вдруг сказал мне:

— Владимир Дмитриевич, а нам нужно думать о совхозах и о всех других коллективных способах хозяйства и отнюдь не поддаваться частновладельческим иллюзиям крестьян.

Идя все дальше и дальше, то перелесками, то тропинками, мы продолжали обмениваться мыслями на эту тему. Когда мы вышли на опушку, Владимир Ильич вдруг приблизился ко мне и тихо сказал:

— А не взялись ли бы вы организовать настоящее большое государственное хозяйство вот здесь, под Москвой? Вы подумайте об этом, почитайте побольше, посоображайте. Мне кажется, что Москва, которая теперь так нуждается в молоке и в других продуктах, должна быть охвачена целым поясом государственных ферм, где будут развиваться молочное хозяйство, куроводство, свиноводство, огородничество и все, что нужно городу...

С этих пор Владимир Ильич неоднократно напоминал мне о теме нашего разговора»70.

Результатом этой беседы и явилось создание в 1919 г. совхоза «Лесные поляны», снабжавшего молочными продуктами население Москвы.

19 июля 1918 г. Ленин принял представителей земельного отдела Московского губернского Совета. Беседовали о слиянии совхозов и коммун в Московской губернии. На вопрос, что должно идти в первую очередь, коммуны или совхозы, Ленин, как сообщал впоследствии Я. Викторов, один из участников беседы, ответил, что между ними нет разницы. Задачи и тех и других — максимальное производство продуктов. После беседы Ленин направил представителей Мосгубземотдела к наркому земледелия С. П. Середе и заместителю наркома продовольствия Н. П. Брюханову с запиской, в которой просил принять их, обсудить практические меры помощи и контроля, постараться помочь им тракторами71.

То, что, по словам Викторова, Ленин отрицал разницу между коммунами и совхозами, кажется на первый взгляд неправдоподобным. Однако можно предположить, что Ленин хотел подчеркнуть не разницу между совхозами и коммунами72 как формами коллективного хозяйствования, а, наоборот, то общее, что было свойственно и тем и другим, а этим общим был их социалистический характер. Точно так же Ленин ответил и на подобные споры в своей речи на I Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун 11 декабря 1918 г.: «Во имя... общественной обработки земли образуются коммуны и советские хозяйства»73.

Восстановление и развитие разоренного войной сельского хозяйства Советской России было предметом постоянной заботы возглавляемого Лениным Советского правительства в период мирной передышки. Уже в 1917— 1918 гг. началось создание материально-технических и научных предпосылок интенсификации сельского хозяйства.

Важнейшим условием восстановления производительных сил страны Ленин считал технику. «Учиться надо тому,— указывал он,— что без машины, без дисциплины жить в современном обществе нельзя,— или надо преодолеть высшую технику, или быть раздавленным»74.

Особенно остро нуждалось в технике сельское хозяйство. Царизм оставил в наследство очень низкую технику сельскохозяйственного производства. Стране нужен был хлеб, а в деревне пустовали огромные массивы пахотных земель, не хватало сельскохозяйственных машин и орудий, тягловой силы, семян, удобрений. И то и другое могло быть получено только при оснащении деревни сельскохозяйственными машинами.

Снабжение сельского хозяйства техникой к концу войны почти полностью прекратилось. За все время войны оно уменьшилось более чем в 3 раза, точнее, на 70,1% 75. Ленин думал о необходимости снабжения деревни техникой, особенно тракторами. Производство сельскохозяйственных машин и орудий в сочетании с восстановлением транспорта он считал спешным делом76. При Наркомпроде был создан отдел снабжения сельского хозяйства орудиями производства и металлами.

В декабре 1917 г. Наркомпрод направил в деревни 35 губерний 150 комиссаров для организации секций машиноснабжения при губернских, уездных, волостных Советах или продорганах, для пуска заводов сельскохозяйственного машиностроения, общемеханических заводов и мастерских по ремонту сельскохозяйственных орудий. Тем самым рабочий класс оказал производственную помощь крестьянству. В результате этого к началу марта было пущено в ход уже 450 заводов из 650, ранее закрытых, около 15 тыс. слесарно-кузнечных и ремонтных мастерских, выявлено и использовано до 10 млн. пудов металла (чугуна, железа, стали). Кроме того, заработали почти все тыловые мастерские военного ведомства, которые имели запасы топлива и материалов, и четыре поезда-мастерских. В эту работу включились более 5 тыс. местных рабочих77. Декретом СНК от 24 апреля все заводы и мастерские передавались в ведение ВСНХ78. Создавались также ремонтные заводы и механические мастерские, основанные на кооперативных началах.

23 марта Ленин беседовал с изобретателем-самоучкой, конструктором одного из первых отечественных тракторов Я. В. Маминым, работавшим на заводе нефтяных двигателей и тракторов в селе Балаково Самарской губернии (ныне г. Балаково Саратовской области). «Изобретатель был принят В. И. Лениным и лично изложил ему свои проекты»79,— писала об этом саратовская газета в 1924 г. Через несколько дней после этой беседы Мамину в Наркомземе предложили поехать осмотреть завод «Динамо» и дать свое заключение о возможности и целесообразности его переоборудования в тракторный завод. Мамин пришел к заключению, что перестраивать завод невыгодно, а легче заново организовать производство сконструированных им тракторов («Гном» и др.) на небольшом заводе сельскохозяйственных машин. Для этого был выделен завод в г. Марксштадте Саратовской губернии, получивший название «Возрождение» (позднее переименованный в «Коммунист»).

В целях планомерного снабжения сельского хозяйства машинами на одном из заседаний Совнаркома под руководством Ленина, 23 апреля, обсуждался проект специального декрета о снабжении сельского хозяйства орудиями производства и металлами80. Проект декрета был представлен Совнаркому П. А. Козьминым, членом коллегии Наркомпрода и комиссаром по снабжению деревни сельскохозяйственными машинами, орудиями, инвентарем и т. д.

Предварительно 20 апреля в повестке дня заседания президиума ВСНХ стоял вопрос об авансе в 1 млн. руб. под заказ, выданный отделом снабжения сельскохозяйственными машинами Наркомпрода соединенно-механическому заводу (б. «Лесснер»). С обсуждения он был снят до решения вопроса о принадлежности отдела — ВСНХ или Наркомпроду, так как аванс должно было выдавать то ведомство, которое выдает и заказ81.

Просмотрев проект декрета о снабжении сельского хозяйства орудиями производства и металлами, Ленин тут же на заседании написал добавление к § 6, в котором шла речь о том, что сельскохозяйственные машины, орудия и инвентарь должны распределяться Наркомпродом, и подписал проект. В добавлении Ленин подчеркивал, что основным принципом распределения сельскохозяйственных машин должно быть обеспечение обработки всей земли и повышение производительности сельского хозяйства, а также снабжение машинами прежде всего трудящейся и беднейшей части крестьянства. Общей целью должно быть обеспечение всего населения страны достаточным количеством хлеба. На заседании выяснилась необходимость согласования некоторых вопросов проекта с ВСНХ, поэтому обсуждение его было перенесено на следующее заседание СНК. 24 апреля Совнарком принял поправки к п. 5 декрета и добавил новый п. 6. В этот же день декрет был подписан В. И. Лениным82.

На заседании СНК 28 мая обсуждалось ходатайство ВСНХ об ассигновании в его распоряжение 6105 тыс. руб. для выполнения условий договора между секцией сельскохозяйственного машиностроения при отделе металлообрабатывающей промышленности ВСНХ и Ижорским машиностроительным заводом на поставку нефтяных двигателей «Болиндер». Совнарком поручил этому отделу в двухдневный срок переработать смету и представить ее в более обоснованном и умеренном виде. В счет этой сметы СНК постановил ассигновать 500 тыс. руб. на уплату заработной платы рабочим и на абсолютно неотложные расходы.

Ленин выступил на этом заседании с внеочередным заявлением о сельскохозяйственных машинах, которые уже оплачены и находятся в Швеции83. В Швеции к этому времени находилось значительное количество сельскохозяйственных машин, пил, топоров, кос, химических продуктов и других, специально изготовленных для России еще до революции. Эти товары оставалось лишь привезти в Россию, возобновив со Швецией торговлю. Для этого надо было использовать открывшуюся навигацию. В своем заявлении Ленин и поставил об этом вопрос.

Для финансирования сельскохозяйственного машиностроения решено было создать специальный фонд в 400 млн. руб., но эта попытка имела печальную историю. 3 июня в повестке дня заседания стояли доклады председателя ВСНХ А. И. Рыкова и П. А. Козьмина о фонде финансирования сельскохозяйственного машиностроения в 400 млн. руб. при ВСНХ. Вопрос было решено отложить до 8 июня. Ленин в постановляющей части протокола записал о необходимости затребовать заключение наркоматов госконтроля и финансов84.

Второй раз вопрос обсуждался на заседании Совнаркома 12 июня. С докладом выступил П. А. Козьмин. При этом выяснилось, что в работе отдела сельскохозяйственного машиностроения при ВСНХ имеются серьезные недостатки. В. И. Ленин тут же пишет И. Э. Гуковскому и В. П. Милютину записку: «Не назначить ли нам ревизию отдела сельскохозяйственного машиностроения с требованием в краткий срок дать ответ на ряд практических вопросов?

Ленин».

 

Затем он обращается с запиской к А. Д. Цюрупе:

«А Ваше мнение?

Козьмин просит 400 миллионов. Что Вы знаете точного о производстве и распределении сельскохозяйственных машин?» 85

Цюрупа ответил, что он точно ничего не может сообщить, но через 48 часов сможет дать обстоятельную справку. «Как раз сегодня,— писал он,— я дал согласие на такое организационное построение (тройка из представителей СНХ, Комиссариата земледелия и Комиссариата продовольствия), которое исключит возможность раньше допущенных упущений. Полагал бы сейчас не решать вопроса о ревизии, отложив его до представления мною справки».

В. И. Ленин снова пишет записку Цюрупе, спрашивая, кому он дал согласие на назначение тройки, назначена ли она уже, из кого состоит, когда назначена, кем и почему бы эту тройку не назначить на данном заседании.

Вопрос об ассигновании этих 400 млн. руб. был снова отложен. Совнарком создал комиссию Наркомата госконтроля «для точного изучения постановки дела и выяснения тех вопросов, которые выдвинулись в ходе прений», из представителей ВСНХ и наркоматов земледелия, госконтроля, продовольствия и путей сообщения86.

Комиссия 16 июня подписала акт о ревизии отдела сельскохозяйственного машиностроения. Доклад комиссии рассматривался на заседании СНК 20 июня. Выводы комиссии были слишком мягкими и не отражали обнаруженных злоупотреблений, поэтому они не удовлетворили Совнарком, что и было поставлено ей на вид. Совнарком при этом подчеркнул, что «государственный контроль должен быть боевым органом по раскрытию преступлений, борьбы с ними и изыскания практических мер борьбы с безотчетностью и бесхозяйственностью»87. П. А. Козьмин и другие были отстранены Совнаркомом от своих должностей. Было решено провести по этому делу следствие, которое поручалось ВСНХ и Наркомюсту88. Следствие длилось довольно долго, и Ленину тоже пришлось им заниматься.

В дни работы V Всероссийского съезда Советов Ленин снова возвращается к вопросу обеспечения сельского хозяйства машинами. На заседании Совнаркома 2 июля он делает внеочередное заявление, в котором говорит, что необходимо пойти навстречу крестьянам и постараться удовлетворить их потребность в сельскохозяйственных машинах. Тут же он пишет проект постановления о создании специальной комиссии из представителей Наркомзема, ВСНХ и Наркомпрода по вопросу о мерах практической помощи крестьянам в обеспечении их сельскохозяйственными машинами. Комиссии предлагалось собраться на следующий день утром и войти в контакт с приехавшими на съезд делегатами89.

В результате принятых мер в 1918 г. на заводах было изготовлено 85 тыс. плугов, 30 тыс. борон, 23 тыс. уборочных машин, 6 тыс. веялок, 3 тыс. молотилок и других сельскохозяйственных орудий90. За 10 месяцев 1918 г. в деревню было отправлено 35 тыс. вагонов сельскохозяйственных машин, металлических и других промышленных изделий и товаров91. Тем самым рабочий класс оказал производственную помощь крестьянству.

 

Наряду с оснащением сельского хозяйства машинами Коммунистическая партия и Советское правительство уже в тот период уделяли внимание вопросам расширения посевных площадей, повышения культуры земледелия и скотоводства, осушения и орошения земель, улучшения пород скота и т. п.

При Наркомземе был создан отдел земельных улучшений. 2 мая Малый СНК принял постановление об отпуске ему на первое полугодие 1918 г. на мелиоративные работы аванса в 7 874 675 руб. В тот же день Совнарком утвердил это постановление и поручил Наркомтруду и ВСНХ представить 3 мая смету отдела в окончательном виде, проверив ставки оплаты труда92. 3 мая Совнарком утвердил сумму в 8 974 675 руб.

По указанию Совнаркома Комгосоор утвердил грандиозный по тому времени план мелиоративных работ в европейской части РСФСР на 1918 г. План предусматривал осушительные и оросительные работы на площади более чем 770 тыс. десятин в Озерном, Северном, Верхне-Волжском и Приуральском районах и в нижнем течении Волги. Осушительные работы должны были охватить Петроградскую, Новгородскую, Вологодскую и небольшую часть Псковской губернии, а также местности, примыкающие к Московскому центру. Мелиорация в нижнем и среднем течении Волги должна была прекратить эрозию почвы, уменьшить быстроту таяния снега, задержать воду в естественных водоемах, чтобы использовать ее летом для орошения полей. Предполагалось также затратить некоторые средства на борьбу с движущимися песками, оврагами, обвалами берегов рек и т. д.

В Пермском районе, в первую очередь в бассейне реки Б. Холуницы Вятской губернии, в результате этих работ предполагалось улучшить лесное хозяйство, разработку и вывоз лесного материала к железнодорожным станциям и пристаням.

Работы в бассейне верхней Камы (Приуралье) были направлены не только на организацию лесного хозяйства, использование силы воды и организацию сплавных путей, но и на широкое исследование возможностей развития уральской горной промышленности.

Были предусмотрены также ассигнования в 1,5 млн. руб. на организацию Бюро погоды на базе Главного военно-метеорологического управления.

На все эти работы планировалось затратить более 92 млн. руб.93

 

Заботясь о сырье для промышленности, правительство во главе с Лениным специальное внимание уделяет вопросам орошения и выращивания хлопка. Под председательством Ленина 24 марта заседала назначенная Совнаркомом 23 марта Особая комиссия с правами Совнаркома в составе В. И. Ленина, И. Э. Гуковского и В. П. Милютина. Докладчиком выступил Ю. Ларин. На заседании обсуждался вопрос об оросительных работах Туркестана.

Было принято решение организовать экспедицию Комитета хлопкоснабжения при ВСНХ по закупке и транспортированию из Средней Азии хлопка. Утвержден также проект «Декрета об ассигновании 50 млн. руб. на оросительные и мелиоративные работы в Туркестане в течение 1918 г. и об организации этих работ» при условии окончательного его рассмотрения не позднее 26 марта. Проект и протокол заседания были тут же подписаны Лениным. Техническим директором Управления ирригационными работами в Туркестане был утвержден профессор Г. К. Ризенкампф94.

Нет точных данных о том, когда рассматривался еще раз проект декрета, но можно предполагать, что это было 25 или 26 марта. Круг участников вторичного рассмотрения проекта был несколько изменен. Вместо И. Э. Гуковского в нем принял участие А. Ломов (Г. И. Оппоков)95, и в качестве докладчика выступил Г. К. Ризенкампф. Тема его доклада была посвящена планам проведения оросительных работ в Туркестане.

«На заседание по вопросу о мелиорации Туркестана,— вспоминал В. П. Милютин,— на доклад инж. Ризенкампфа, тов. Ленин сам приехал во 2-й Дом Советов, чтобы ознакомиться с планами, предлагаемыми докладчиком»96.

В мае Г. М. Кржижановский представил Ленину приехавшего из Пишпека (ныне Фрунзе) в Москву председателя Пишпекского уездного Совета В. А. Васильева. Васильев когда-то учился вместе с Кржижановским в Петербургском политехническом институте инженеров. В 1910—1913 гг. он разработал «Проект орошения долину реки Чу», поразивший знатоков этого дела своей смелостью и новизной. Управляющий отделом земельных улучшений князь В. И. Мосальский наложил на проект резолюцию: «В архив. Кому нужен проект орошения какой-то долины, населенной какими-то киргизами?» Правда, позднее были начаты ирригационные работы в долине реки Чу, но затем прерваны.

Васильев приехал хлопотать об ассигновании 1 млн. руб. на строительство ирригационной системы. Ленин принял его. «... Васильев стал коротко излагать суть дела. Но Ильич попросил рассказать поподробнее, задавал вопросы, уточнял и быстро что-то отмечал у себя на листке. Когда Васильев кончил, Ленин встал и заходил по кабинету.

 - Богатый край, какой богатый край! — взволнованно заговорил он. И вдруг какая-то тень легла на его лицо.— А народ, говорите, живет плохо, бедствует без воды?

- Очень бедствует, Владимир Ильич, особенно казахи, перешедшие к оседлой жизни.

- Передайте им, товарищ Васильев, что Советская власть возьмется за освоение края и обязательно его освоит. Кое-что предпримем уже сейчас. Сколько нужно денег? Миллион? Дадим вам три миллиона!»97 И действительно, просьбу Васильева Совнарком учел.

17 мая был утвержден «Декрет об ассигновании 50 млн. рублей на оросительные и мелиоративные работы в Туркестане». Он был подписан Лениным и опубликован 26 мая в газете «Известия» (№ 105). Декрет предусматривал целую программу работ: орошение 500 тыс. десятин Голодной степи, 40 тыс. десятин Дальверзинской степи, 10 тыс. десятин Уч-Курганской степи, освобождение около 100 тыс. десятин под посев хлопка в долине реки Зеравшана, окончание постройки ирригационных систем в долине реки Чу на площади 94 тыс. десятин. После принятия декрета Совнаркомом в Туркестан были направлены специалисты-ирригаторы с оборудованием и машинами для поисковых и проектных работ. В связи с начавшимся восстанием чехословаков путь эшелонам в Самаре был прегражден. Лишь одному из них удалось прорваться в Ташкент.

48 июня Малый СНК принял постановление об отпуске средств также на мелиоративные работы в Томской губернии. В тот же день Совнарком утвердил это постановление98.

 

Не менее важной задачей, чем оснащение сельского хозяйства техникой и проведение мелиоративных работ, в рассматриваемый период была задача обеспечения весенней посевной кампании 1918 г. Советское правительство во главе с В. И. Лениным прилагало немало усилий к тому, чтобы обеспечить посев яровых хлебов и приготовиться к осенней посевной кампании. 8 апреля Совнарком утвердил постановление Малого СНК, принятое в тот же день, об отпуске 50 млн. руб. Наркомзему на выдачу ссуд на засев яровых полей99.

Отдел по организации посевной площади был передан из Наркомпрода в ведение Наркомзема. Проект декрета об этом обсуждался Малым СНК 25 апреля. Было предложено Наркомзему «представить проект декрета с заключением Комиссариата продовольствия в нескольких экземплярах и за надлежащими подписями».

Второй раз декрет рассматривался Малым СНК 2 мая. Во время обсуждения Совнаркомом доклада П. С. Середы о проекте100 В. И. Ленин написал существенное дополнение к нему: «Поручается Комиссариатам земледелия и продовольствия принять экстренные меры для возможного уменьшения недосева яровых хлебов, для развития огородничества и для подготовки озимых посевов как на крестьянских землях, так и путем организации государственных посевов»101. Декрет был принят с этим дополнением. Ленин сделал на нем пометку об утверждении и после заседания подписал его102.

В период весеннего сева только отдел по организации посевной площади Наркомзема на покупку семян выдал кратковременные ссуды на сумму 23 млн. руб.103

В мае Ленин принял крестьян-ходоков села Ризоватово Лукояновского уезда Нижегородской губернии. 1 июня 1917 г. в селе произошел пожар. Крестьяне оказались без семян для посева. Хлеба могло хватить только до июня. Крестьяне обратились за помощью в губисполком. 27 марта Нижегородский губисполком рассмотрел их ходатайство. Решено было направить ходоков к Ленину. Выбор пал на председателя комбеда Ф. Я. Перелыгина, крестьянина А. В. Ризоватова и дьячка Н. Романова104. Ходоки просили у Ленина помощи семенами и сельскохозяйственными орудиями. Когда Ленин принял их — неизвестно, но это могло быть не позднее 9 мая, так как уже 9 мая этот вопрос рассматривался на заседании Малого СНК. Было принято постановление об ассигновании в распоряжение Нижегородского губернского Совета единовременного пособия в 100 тыс. руб. на приобретение семян и сельскохозяйственных орудий для беднейших крестьян-погорельцев села Ризоватово и оказание помощи лишившимся средств к существованию. 10 мая протокол Малого СНК был утвержден Совнаркомом и Ленин подписал постановление105. Телеграмма о принятии этого постановления, подписанная Лениным 11 мая, была послана председателю Нижегородского губернского Совета 106.

«Только Советская власть могла оказать нам, беднякам, такую щедрую помощь,— вспоминал уроженец села Ризоватово Д. А. Седов. — Как сейчас помню, на мою семью, состоявшую из восьми человек, выделили бесплатно много строевого леса, хлеба, 35 метров мануфактуры». О том же говорили и У. С. Королева, и Е. П. Дряхленкова: «Тогда, в 1918 г., мы сердечно благодарили великого Ленина за столь щедрую помощь, оказанную нам, беднякам-погорельцам. Эта благодарность живет и сейчас в наших сердцах. Только Советская власть способна была оказать такую помощь!»107

Для того чтобы обеспечить семенами посевную кампанию, Наркомзем вел переговоры о закупке семян в Дании. Ленин следил внимательно за этими переговорами и часто справлялся о ходе их. На заседании СНК 16 апреля он спрашивает запиской С. П. Середу, как обстоят дела с огородными семенами108. Середа ответил, что по этому вопросу созывается срочное совещание, на котором должны присутствовать представители датского посольства.

18 июня Ленин телеграфирует в Копенгаген тому, кто вел переговоры о закупке семян в Дании, с просьбой приехать в Москву для разъяснений и обсуждения мер по доставке семян109.

Наркомзем направил в губернии эмиссаров для установления с ними более тесной связи и содействия работе местных органов по заготовке, распределению и учету семян и сельскохозяйственных машин и орудий. Эмиссары назначались из состава ВЦИК, Главного земельного совета и крестьянской секции при ВЦИК. Ленин вместе с С. П. Середой и Н. Л. Мещеряковым подписали (не ранее 3 июля) положение об эмиссарах110.

 

Для пропаганды лучших способов ведения хозяйства на базе конфискованных имений создавались культурно-агрономические центры, опытно-показательные участки, племенные рассадники, в частности конные заводы, племенные скотоводческие фермы и пункты и др. Сохранялись также подобные старые сельскохозяйственные предприятия.

Среди конных заводов большое значение имел Хреновский завод в Воронежской губернии, выращивавший лучшие породы коней. Когда Воронежу стали угрожать наступающие с юга войска контрреволюции, Советское правительство позаботилось о том, чтобы спасти этот завод. 12 июня В. И. Ленин вместе с С. П. Середой подписали постановления СНК об утверждении чрезвычайной комиссии по эвакуации завода и об ассигновании на это сверхсметно Наркомзему 500 тыс. руб.111

Интенсификация сельского хозяйства требовала специалистов в области сельскохозяйственной техники, агрономии, скотоводства и т. д. Поэтому Советское правительство принимало необходимые меры для подготовки, а также использования имеющихся специалистов в области сельского хозяйства. 1 июля Малый СНК принял постановление об отпуске сверх сметы 980 тыс. руб. Наркомзему на уплату долгов и оборудование кафедр основанного еще в 1913 г. Воронежского сельскохозяйственного института. 2 июля Совнарком утвердил это постановление и Ленин подписал его112.

9 июля В. И. Ленин вместе с С. П. Середой подписали телеграмму всем губернским земельным отделам. Им предлагалось принять все меры к привлечению специалистов по сельскому хозяйству к энергичной работе, саботирующих немедленно устранять от службы и предавать суду113.

Уже в те мирные месяцы В. И. Ленин думал о ведении сельского хозяйства на научной основе, о развитии сельскохозяйственной науки. Он указывал, что для повышения производительности труда в области сельского хозяйства необходимо «применить наилучшие приемы земледелия и привлечь агрономические силы России»114.

21 мая на обсуждение Совнаркома был поставлен доклад С. П. Середы о преобразовании Сельскохозяйственного ученого комитета с его научно-опытными и специальными отделами в Российский институт сельскохозяйственных паук. Представленный проект постановления было поручено переработать наркоматам земледелия и просвещения. Ленин сформулировал основные направления для его переработки: 1) подчинение Советской власти, 2) выполнение ее заданий, 3) право veto и контроля, 4) право утверждения и увольнения должностных лиц, состава и председателя. Пункты 3 и 4 ленинского наброска Совнарком принял в качестве постановления115.

Ленину принадлежит заслуга постановки таких задач, как всемерная интенсификация сельского хозяйства, оснащение его сельскохозяйственными машинами и орудиями, расширение и улучшение посевных площадей путем орошения засушливых земель (ирригация Туркестана, мероприятия, направленные на борьбу с засухой на юго-востоке страны), осушение болотистых почв, снабжение сельскохозяйственного производства химическими удобрениями, развитие сельскохозяйственной науки и т. п. Эти вопросы были поставлены уже весной 1918 г.

Мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства во главе с В. И. Лениным в период передышки, направленные на интенсификацию и социалистическое переустройство сельского хозяйства, уже тогда дали свои результаты. Это выразилось прежде всего в быстром росте социалистических форм сельского хозяйства во второй половине 1918 г., несмотря на начавшуюся гражданскую войну и интервенцию. В июле было учтено 134 новых коммуны и артели, в августе — 235, в сентябре — 57, в октябре — 672, в ноябре — 77, в декабре — 84116. Всего к концу 1918 г. по 32 губерниям РСФСР было уже 1579 коллективных хозяйств, в том числе 975 коммун и 604 артели. В них было объединено 98916 человек. Они располагали 201,6 тыс. десятин земли. 31,6% этой земли являлось пашней117. Число совхозов к концу 1918 г. по 39 губерниям РСФСР достигло 3101. В них работало до 0,5 млн. сельскохозяйственных рабочих118.

Практика социалистической революции в деревне опровергла утверждения К. Каутского и троцкистов, которые пытались доказать, что русская революция 1917 г. носила буржуазный характер, отрицали возможность вовлечения крестьян в социалистическое строительство и способность пролетариата повести крестьянство по этому пути. Конечно, несколько сот коммун и совхозов, поддерживаемых государством, по словам Ленина,— это очень мало. Но обходить этот факт, как это делал К. Каутский, нельзя 119.

Начало создания крестьянами коллективных форм хозяйства Ленин считал важнейшим результатом развития социалистической революции в деревне. «Дележка хороша была только для начала. Она должна была показать, что земля отходит от помещиков, что она переходит к крестьянам. Но этого недостаточно,— говорил Ленин 8 ноября на совещании делегатов комбедов центральных губерний.— Выход только в общественной обработке земли.

Этого сознания у вас не было, но жизнь сама приводит вас к этому убеждению. Коммуны, артельная обработка, товарищества крестьян — вот где спасение от невыгод мелкого хозяйства, вот в чем средство поднятия и улучшения хозяйства, экономии сил и борьбы с кулачеством, тунеядством и эксплуатацией»120. Крестьяне на собственном примере убедились в том, что уравнительное разделение земли на основе закона о социализации земли не дает им выхода из нищеты, разорения и кулацкого засилья. Первые коллективные хозяйства показали крестьянам преимущества социалистического пути развития.

 

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 188.

2 ЦПА НМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 95, л. 2; ед. хр. 105, л. 3; ед. хр. 109, л. 2—3; ед. хр. 112, л. 2.

3 См. Ленинский сборник XXI, стр. 265—266; «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 245—247.

4 Позднее, И июня, Совнаркомом было утверждено и подписано В. И. Лениным «Временное положение о Комитете государственных сооружений Высшего совета народного хозяйства и состоящих при нем учреждениях» (см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 422—426; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 137. л. 5—6).

5 См. «Известия», 5 февраля 1969 г. В. Д. Бонч- Бруевич в своих воспоминаниях писал: «Еще в Петрограде, в Смольном, Владимир Ильич принял академика Ольденбурга, часа два беседовал с ним о нуждах Академии и высказал мысль, что совершенно необходимо, чтобы академики во всех своих работах стали бы ближе к жизни» (В. Д. Бонч-Бруевич. В. И. Ленин в Петрограде и в Москве (1917—1920 гг.). М., 1956, стр. 32). На основе этих воспоминаний в «Даты жизни и деятельности В. И. Ленина», приложенные к т. 36 Полного собрапия его сочинений, и был включен факт приема В. И. Лениным С. Ф. Ольденбурга (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 690). Более глубокое изучение этого вопроса доктором исторических паук И. С. Смирновым, новые опубликованные материалы и обнаруженные архивные документы, которые не были использованы при подготовке т. 36, убеждают в том, что встречи В. И. Лепина с С. Ф. Ольденбургом по этому вопросу не было. Она была позже и касалась других вопросов.

6 См. «Химия и жизнь», 1967, № 1, стр. 4.

7 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 94, л. 5, 35

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 228-231.

9 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 542. В Ленинском сборнике XXI эти заметки были отвесены к заседанию Совнаркома 22 апреля 1918 г. Академик А. В. Венедиктов в своих воспоминаниях «Встреча с Лениным» и в статье «К истории составления В. И. Лениным заметок об электрификации промышленности» убедительно доказал, что они были написаны на совещании 18 марта (см. «Наука и жизнь», 1958, № 4, стр. 4—6; «История СССР», 1960, № 2, стр. 244—246).

10 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 9, л. 138.

11 См. А. В. Винтер. Итоги и перспективы развития советской энергетики. М., 1950, стр. 10—11.

12 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 100, л. 2—Э, 10; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 145—150.

13 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 105, л. 2—4; ед. хр. 108, л. 1—2.

14 ЦПА ИМЛ, ф. 19. оп. 1, ед. хр. 101, л. 2.

15 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 105, л. 2—3; «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», ч. 2. М., 1957, стр. 112; ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 303, л. 10.

16 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 197, л. 15.

17 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 106, л. 1; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта—10 июля 1918 г.», стр. 194; ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 352, д. 189.

18 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 134, л. 4; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 642.

19 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 101, л. 2.

20 См. «Народное хозяйство», 1918, № 10, стр. 50.

21 ЦПА НМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 47Ш; ф. 19, оп. 1, ед. хр. 156, л. 4; «Исторический архив», 1961, № 5, стр. 4—5.

22 «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», ч. 2, стр. 194.

23 При утверждении протокола № 31 Малого СНК 30 апреля Совнарком п. 9 этого протокола — «Проект декрета об отчуждении 200 десятин земли для сооружения электрической станции на р. Волхове» — передал на заключение Народного комиссариата земледелия и предложил заместителю наркома финансов И. Э. Гуковскому к соответствующему заседанию Совнаркома представить сведения о работах на реке Волхове (ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 106, л. 2).

24 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 107, л. 77.

25 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 108, л. 1; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта—10 ию ля 1918 г.», стр. 223.

26 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 44, стр. 10.

27 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 188.

28 Там же, стр. 228.

29 См. «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 26 мая—4 июня 1918 г.», стр. 15.

30 «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 19-20.

31 «Народное хозяйство», 1918, № 2, стр. 48.

32 Некоторые авторы утверждают, что эта комиссия была создана «по указанию Б. И. Ленина» (см., например, статьи В. Г. Сержантова в сборниках: «Вопросы истории Октябрьской революции и социалистического строительства на Урале». Челябинск, 1965, стр. 110; «В. И. Ленин и социально-экономические преобразования Сибири за 50 лет Советской власти» (Тезисы докладов). Красноярск, 1967, стр. 36, и Н. К. Лисовского в книгах: «Ученые записки Челябинского государственного педагогического института», т. I, вып. 1. Челябинск, 1956, стр. 134; «Установление Советской власти на местах в 1917—1918 гг.», вып. 2. Сборник статей. М., 1959, стр. 457). Между тем никаких документальных данных, которые подтвердили бы это утверждение, нет.

33 См. «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 19.

34 См. «Известия горного отдела ВСНХ», 1918, № 1, стр. 58.

35 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 315.

36 См. «Народное хозяйство», 1918, № 5, стр. 37.

37 «Труды I Всероссийского съезда советов народного хозяйства. 20 мая — 4 июня 1918 г.», стр. 251т 252.

38 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 130, л. 1—2.

39 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 940, л. 5.

40 ППА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 133, л. 2.

41 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 158, л. 7—8; «Декреты Советской власти», т. III, 11 июля—9 ноября 1918 г., стр. 006.

42 См. «Вестник Московского университета». Историко-филологическая серия, 1957, № 4, стр. 135.

43 А. Бек. Главы истории Кузнецкстроя (1913— 1920 гг.). М., 1933, стр. 51, 52.

44 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 152, л. 1—2, 6; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 644.

45 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 115, л. 1—2.

46 См. «Прожектор», 1927, № 6, стр. 7; «Пролетарский путь». 23 июля 1927 г.; «Молодой ленинец» (Сталинград), 22 марта 1960 г.

47 См. «Декреты Советской власти. Т. 11. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 306, 594; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 115, л. 1—2, 112.

48 См. «Народное хозяйство», 1918, № 8—9, стр. 40.

49 См. «Бюллетени ВСНХ», 1918, № 6—8, стр. 13.

50 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр, 131, л. 3.

51 И. М. Губкин. Урало-Волжская нефтеносная область (Второе Баку). М.—Л., 1940, стр. 22.

52 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2. д, 960, л. 1 об.; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 156, л. 5.

53 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 168, л. 2-З.

54 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 327.

55 См. Э. В. Клопов. Ленин в Смольном, стр. 265— 270.

56 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 71.

57 Там же, стр. 161.

58 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 141.

59 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 143.

60 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 261—266, 413—419; В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 319.

61 См. В. М. Селунская. Рабочий класс в борьбе за социалистическую революцию в деревне (октябрь 1917—весна 1919 г.). По материалам Промышленного и Черноземного центров РСФСР. Автореферат. М., 1966, стр. 14, 17.

62 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 84, л. 12; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 36—37, 577—578.

63 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 91, л. 3.

64 См. «Исторические записки», т. 43. М., 1953, стр. 249.

65 См. «Красный архив», 1940, № 4, стр. 123.

66 См. «Голос трудового крестьянства» № 99, 11 апреля 1918 г.

67 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 523—524; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 152, л. 5—6.

68 См. «Красный архив», 1940, № 4, стр. 124.

69 ЦГАОР, ф. 130, он. 2, д. 948, л. 1 об.; ЦПА ИМЛ, ф. 19, он. 1, ед. хр. 146, л. 2; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта—10 июля 1918 г.», стр. 486

70 «Совхозная газета», 22 января 1938 г.; В. Д. Бонч- Бруевич. Ленин и совхоз «Лесные поляны». М., 1957, стр. 6—7, 28, 43—44; его же. Владимир Ильич и «Лесные поляны» (ИМЛ, сект, произв. В. И. Ленина, ф. неопубл. восп., л. 1); его же. Прогулка Владимира Ильича за грибами под Москвой (там же, л. 1—5).

71 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 124; ЦГАНХ, ф. 478, оп. 16, д. 144, л. 8, 61, 66, 68, 70.

72 В то время существовало две точки зрения по этому вопросу. Сторонники коммун говорили, что совхозы несоциалистичны, так как построены на наемном труде и ведут к пролетаризации крестьянства. Другие же предлагали ориентироваться только на совхозы. Вопрос, поставленный Ленину московской делегацией, по-видимому, явился отражением этих споров.

73 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 362.

74 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 116

75 См. «Наше время» (вечерняя газета) № 54, 25(12) марта 1918 г.

76 См. Ленинский сборник XXI, стр. 119.

77 См. «Правда» № 50, 20(7) марта 1918 г.; «Протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва». Стенографический отчет, стр. 55.

78 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 170.

79 И. В. Мамин. Как был изобретен и сделан трактор «Карлик». — «Советская деревня» (Саратов), 28 декабря 1924 г. (цитируется по архивной копии газеты, полученной ИМЛ из Государственного архива Саратовской области); «Поволжская правда», 10 июля 1928 г.; С. Г. Давыдов. Родина трактора. М., 1960, стр. 826—329; «За коммунистический труд» (Пугачев), 21 апреля 1963 г.

80 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 102, л. 2-3.

81 См. «Народное хозяйство», 1918, № 3, стр. 24

82 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 238. Бывший п. 6 с добавлением Ленина в окончательном тексте декрета стал п. 7 (ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 103, л. 2—3; «Декреты Советской власти. Т. И. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 169—172).

83 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 126, л. 2,17.

84 ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 131, л. 2.

85 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 138, .л. 2; В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 97.

86 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 98: ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 138, л. 2.

87 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 143, л. 2.

88 Там же.

89 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 152, л. 2—3; см. Ленинский сборник XXI, стр. 149—150.

90 См. «Меры по обеспечению сельского хозяйства средствами производства», вып. 3. М., 1920, стр. 31.

91 См. В. И. Дмитриев. Деятельность Коммунистической партии и Советского правительства по созданию материально-технических предпосылок интенсификации сельского хозяйства (1917—1921 П\) Автореферат, М., 1967, стр. 15

92 ЦПА НМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 107, л. 4; ед. хр. 106, л. 3-4.

93 См. «Аграрная политика Советской власти (1917—1918 гг.)». Документы и материалы. М., 1954, стр. 252-253.

94 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 80, л. 2; ед. хр. 80 а, л. 1; см. «Известия» № 83, 20 апреля 1918 г.

95 Состав участников заседания известен из письма заместителя наркома земледелия, левого эсера А. Е. Феофилактова В. И. Ленину от 81 марта, свидетельствующего об отрицательном отношении левых эсеров к использованию старых специалистов и о ведомственных трениях по этому вопросу. «На днях явился ко мне некий инженер Ризенкампф,— писал Феофилактов,— который сообщил, что в Вашем, Ларина, Милютина и Ломова присутствии был решен вопрос об организации закупа хлопка и оросительных работ... в Туркестане». Далее Феофилактов писал о необходимости тщательно проверить специалистов и привлечь Наркомзем к решению этих вопросов, так же как и к вопросу о шлюзовании Волхова.

96 «Экономическая жизнь», 26 января 1924 г.

97 Цит. по: В. Крупин. Так начиналось... М., 1908, стр. 101—132.

98 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 948, л. 1 об.; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 1412, л. 6.

99 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 91, л. 2.

100 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 107, л. 4, 6.

101 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 281.

102 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 212, 215—216.

103 См. В. А. Князев. Коммунистическая партия — организатор революционных аграрных преобразований в стране (ноябрь 1917 — весна 1918). Автореферат. М., 1966, стр. 15.

104 Сведения о составе делегации даны корреспондентом «Правды» из Горького К. И. Погодиным.

105 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 926, л. 1; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 113, л. 2; см. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 590.

106 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 369; ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 373, л. 64 об.

107 «Сельское хозяйство», 30 октября 1957 г.

108 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 60.

109 См. М. И. Труш. Внешнеполитическая деятельность В. И. Ленина. 1917—1920. День за днем. М.. 1963, стр. 141.

110 См. «Декреты Советской власти. Т. 11. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 626—028.

111 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 65, л. 104.

112 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 152, л. 1

113 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 629—630.

114 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 363.

115 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 932, л. 1 об., 4; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 121, л. 3.

116 См. «Красный архив», 1940, № 4, стр. 123.

117 См. А. Биценко. Хрестоматия-справочник по истории коллективного земледелия в СССР за годы 1918-1924. М., 1925, стр. 109.

118 См. «Аграрная политика Советской власти (1917—1918 гг.)». Документы и материалы, стр. 508; И. Д. Лаптев. Советское крестьянство. М., 1939, стр. 48. 1,9 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 327.

119 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 327 .

120 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 179— 180.

 


 

Глава пятая

«НАД РАЗВИТИЕМ ОРГАНИЗАЦИИ СОВЕТОВ И СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ ПРИХОДИТСЯ НЕОСЛАБНО РАБОТАТЬ»

Главным «звеном цепи», за которое нужно было ухватиться в 1918 г. прежде всего, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену в исторической цепи событий, В. И. Ленин считал укрепление государства, создание Советской Конституции. «Какое «звено цепи»? 1918 — Советы»1, — писал он.

Советская власть, установленная в октябре 1917 г., явилась политической формой диктатуры пролетариата, диктатуры передового класса, поднимающего к самостоятельному участию в управлении государством десятки и десятки миллионов трудящихся. «...Советы суть высшая форма демократизма,— писал В. И. Ленин,— даже более: начало социалистической формы демократизма»2.

Социалистический характер пролетарского демократизма Ленин видел, во-первых, в том, что избирателями являются трудящиеся и эксплуатируемые массы; во-вторых, что массы сами определяют порядок и сроки выборов и имеют право отзыва тех, кого они выбрали; в-третьих, что создается наилучшая массовая организация пролетариата, позволяющая ему руководить широкими массами эксплуатируемых, втягивать их в политическую жизнь, воспитывать их политически, а это первый приступ к тому, чтобы население действительно поголовно училось управлять и начинало управлять.

Ленин требовал всемерного укрепления диктатуры пролетариата, укрепления власти Советов; от местных советских органов — единообразного понимания и неукоснительного исполнения законов и декретов Советской власти и распоряжений центральных властей.

Некоторые местные органы допускали неподчинение центральным органам государственной власти, принимали решения, противоречащие политике Советского правительства. Вот один из примеров. Нарком продовольствия А. Д. Цюрупа получил из Архангельска от заместителя председателя губисполкома П. Ф. Виноградова телеграмму от 21 апреля, в которой тот назвал нелепым распоряжение центральной Советской власти. Цюрупа показал ее Ленину, который тут же написал телеграмму Виноградову: «...Я объявляю Вам официально выговор за это и заявляю, что если Вы не возьмете обратно столь недопустимого выражения, то я подниму вопрос о предании Вас суду, ибо если мы добросовестно учим дисциплине рабочих и крестьян, то мы обязаны начать с самих себя.

Председатель Совнаркома

Ленин»3.

 

Организационной основой построения советского государственного аппарата Ленин считал принцип демократического централизма. Этот принцип предусматривает централизацию государственного аппарата, с одной стороны, и широкое вовлечение трудящихся масс в управление государством — с другой, выработку общих централизованных указаний, обязательных для нижестоящих органов, которые в свою очередь наделены широкими правами в реализации этих указаний с учетом местных условий и особенностей, с всемерным развитием и использованием творческой инициативы трудящихся масс.

Ленин принимал активное участие в мероприятиях, связанных с определением задач Советов. 20 мая он участвовал в заседании ВЦИК, на котором обсуждался вопрос о задачах Советов в деревне4. 7 июня Ленин беседовал с представителями с мест по вопросу о выборах в Советы, разъяснял им, что трудящиеся имеют право отзыва своих представителей в Советах5. Через две недели (позднее 22 июня) он подписал обращение «Всем Совдепам» с указанием, чтобы они в своей борьбе против врагов Советской республики не производили незаконных арестов6. Сам Ленин внимательно следил за работой Советов, помогал им.

Воплощая в жизнь лозунг «Вся власть Советам!», трудящиеся в некоторых местностях понимали его как полноту власти местных Советов, не допускающую вмешательства в их работу центральных органов. Поэтому в деятельности некоторых местных органов Советской власти проявлялись тенденции сепаратизма, местничества и децентрализма. Свою политику они определяли подчас не общими, большими задачами революции, а узкими, местными интересами. Это были ошибки роста, созидания, поисков. Некоторые представители сибирских Советов выдвинули даже идею «самостоятельности Сибири» и права вести собственную внешнюю политику, создав для этого Комиссариат иностранных дел при Центросибири. Получив об этом записку из Иркутска Я. Д. Янсона, В. И. Ленин тут же, 13 апреля, подписывает написанную И. В. Сталиным срочную, «вне всякой очереди» правительственную телеграмму: «В ответ на вашу записку об иностранном комиссариате при Центросибири и о самостоятельности Сибири считаю нужным сообщить, что, по мнению Совнаркома, нет никакой необходимости в иностранном комиссариате при Центросибири; так называемая самостоятельность Сибири только облегчит формально дело аннексии с Востока; перед вами примеры независимой Украины, Финляндии. Предлагаю ограничиться автономией Сибири, как неразрывной части России, и остановиться на институте комиссаров при Народном комиссариате по иностранным делам, от которого вы будете получать директивы и именем которого будете действовать.

Председатель Совнаркома Ленин»7.

В мае (не ранее 13) Ленин принял председателя Пятигорского окружного Совета Г. Г. Анджиевского8, командированного местным исполкомом в Москву для выяснения, «какая схема работ должна быть у местных Совдепов».

«Местный Исполнительный Комитет,— говорил Г. Г. Анджиевский в докладе на общем собрании Пятигорского Совета 16 июня,— посылая меня в Москву, выдвинул два вопроса, за разрешением которых нужно было мне обратиться в Совет Народных Комиссаров: 1) вопрос о привлечении офицерского состава в армию и 2) вопрос о расширении базиса Советской власти, т. е. привлечение к власти всех трудовых элементов»9.

Ленин разъяснил Анджиевскому ошибочность его взглядов на деятельность местных органов и указал, что в работе необходимо исходить не из местных интересов, а из международного и внутреннего положения страны.

«Я был принят Лениным,— продолжал Анджиевский,— и доложил ему о нашей работе и наших позициях. Он мне сказал: «Вопрос этот так, как Вы его поставили, нельзя ставить. Для того, чтобы разрешить практические вопросы, надо исходить из общих положений...»10. « Политика местной колокольни,— сделал вывод Анджиевский,— бесповоротно осуждена. При работе необходимо исходить из основных положений, принятых для всей Советской России. Неуклонно должна проводиться самая строгая централизация»11.

 

Большое внимание в период передышки Ленин уделял работе Московского Совета. 12 марта и 23 апреля12 он выступил на его заседаниях.

Первое время после переезда Советского правительства из Петрограда в Москву наряду с Советом Народных Комиссаров существовал и Московский областной Совет народных комиссаров. Он был создан 20 марта. В его деятельности сказывалось сильно влияние «левых коммунистов» и левых эсеров. С первых же дней своего существования Совнарком Московской области противопоставил себя центральным органам Советской власти. Он выдвинул условие, чтобы Советское правительство обращалось к Советам губерний Московской области исключительно через него. «...Никакие органы местного Совета,— говорилось в одном из постановлений Московского областного Совета,— не могут получать предписаний от кого бы то ни было»13. Совнарком Московской области выступил против мероприятий Наркомпрода и Наркомфина РСФСР, потребовал денационализации Московского банка, принял решение о выпуске своих денег, установил свой порядок издания декретов и т. п.

Параллельное существование СНК РСФСР и Московского областного СНК вносило неразбериху в работу обоих органов. Нередко они одновременно занимались одними и теми же вопросами.

Несмотря на сепаратистскую позицию Московского областного Совнаркома, руководимого «левыми коммунистами», и параллелизм в работе его и СНК РСФСР, Ленин, однако, не сразу поставил вопрос о его упразднении. Он считал, что практика, жизнь, опыт должны проверять действенность тех или иных организационных форм Советской власти, и поэтому допускал возможность попробовать сначала разграничить функции этих двух органов, согласовать их деятельность. Для этого Ленин на заседании Совнаркома 25 марта14 внес предложение избрать специальную комиссию для разграничения и согласования деятельности Совнаркома РСФСР и Совета народных комиссаров Московской области. Предложение Ленина было принято Совнаркомом. В эту комиссию вошли В. И. Ленин, Я. М. Свердлов и др.

Этот вопрос рассматривался с участием Ленина на заседании ЦК партии 29 марта15. Второй раз он обсуждался на заседании СНК 19 апреля. Докладчик, председатель Московского Совета М. Н. Покровский, представил проект постановления о том, что все распоряжения центральной власти, касающиеся Московской области, проводятся в жизнь через Московский областной Совнарком. Ленин просмотрел этот проект тут же на заседании, отверг его, а вместо него написал свой «Проект резолюции СНК»16. В нем говорилось о необходимости создать комиссию из представителей Совнаркома, Московского Совнаркома и ВЦИК (по два человека) для разбора всех конфликтов между обоими Совнаркомами и более точного разграничения их функций и прав. Ленин составил также список членов комиссии — представителей Совнаркома РСФСР. Проект Ленина был принят Совнаркомом17.

Каждую свою поездку в районы Москвы и в Подмосковье, даже неделовую, Ленин использовал, чтобы встретиться там и побеседовать с местными партийными и советскими работниками, с рабочими и крестьянами. В начале лета, будучи в Кунцево Московского уезда Московской губернии в поисках помещении для летнего отдыха, В. И. Ленин заехал в Кунцевский волисполком, побеседовал там с председателем Совета В. И. Румянцевым и членом исполкома Н. Горожанкиной. «Мы бродили по парку и беседовали,— вспоминала Н. Горожанкина.— Он спрашивал меня о работе Совета, настроениях крестьянства, взаимоотношениях с учительством, о партийной работе и т. д.»18

 

В. И. Ленин. Художник П. Васильев

 

Перед отъездом по просьбе Горожанкиной Ленин согласился выступить на общеволостном собрании Кунцевской партийной организации.

«Помню, как радостно встретили Владимира Ильича все присутствующие на этом собрании,— писал в своих воспоминаниях член военно-революционной боевой тройки Совета, рабочий-ткач, член партии с 1903 г. С. С. Горохов,— среди которых было много крестьян, как внимательно слушали его пламенную речь, затаив дыхание.

...Он указывал в своей речи нам, как надо строить новое, советское государство, укреплять Советы, вести беспощадную борьбу с врагами...»19

Опыт рабочих и крестьян по созданию органов Советской власти приобретался нередко и путем ошибок. На местах отсутствовало необходимое единообразие в построении Советов. Местные органы иногда копировали центральные органы Советской власти. Наряду с Московским областным СНК в некоторых местах были учреждены свои совнаркомы — областные, губернские, уездные и даже волостные и городские. Так, в Орле наряду с губисполкомом существовал Совнарком Орловской губернии. В некоторых уездах, как и в губернии, также были созданы совнаркомы.

Ленин тактично помогал местным партийным и советским работникам находить правильные, наиболее совершенные организационные формы Советской власти на местах. Беседуя 30 мая с представителями Елецкого уезда Орловской губернии, Ленин с удивлением узнал, что у них есть тоже свой совнарком.

«Стал я ему объяснять, как была организована у нас Советская власть, — вспоминал впоследствии член делегации А. X. Бровкин.— А дело-то в том, что ельчане по-своему поняли распоряжение организовать власть на местах, поняли его как необходимость иметь такую же структуру и название местных органов новой власти, как и в самом Петрограде. В декабре 1917 г. был образован уездный совнарком. В него вошли 14 народных комиссаров и столько же заместителей, которые назывались товарищами комиссаров. На первом заседании нашего совнаркома каждому народному комиссару было поручено организовать свой комиссариат...

Хитро прищурив один глаз, Ленин спросил:

— Кто же у вас председатель совнаркома?

Я ответил:

— Сын крестьянина Сергиевской волости Горшков Иван Никитич.

- А вы кто?

- Наркомздрав.

Владимир Ильич весело засмеялся и сказал:

- Ну зачем же вам совнарком? Называйте свою местную власть так, как она зовется по всей России,— Совдеп»20.

Слепое подражание на местах структуре центральных органов доходило иногда до абсурда. В Курской губернии существовали рядом губернский Совнарком и Малый Совнарком. Некоторые губернские Советы (Казанский, Тверской и др.) объявляли себя республиками. В одних губерниях и уездах были избраны съездами Советов исполнительные комитеты Советов, в других — имелись только президиумы Советов.

Ввиду параллельного существования Совнаркома РСФСР и ряда областных Советов комиссаров встал вопрос о порядке образования последних. Он обсуждался 21 мая на заседании Совнаркома. Было поручено Наркомюсту в короткий срок выработать проект декрета о порядке образования областных советов комиссаров и сообщить проект в первую очередь наркоматам внутренних дел, финансов и государственного контроля и по получении их заключения внести проект на рассмотрение Совнаркома21.

Совет Народных Комиссаров Москвы и Московской области был упразднен постановлением Президиума ВЦИК от 9 июня22. Затем были упразднены совнаркомы и в других местах.

 

Организационные формы Советской власти на местах становились все более единообразными и прочными. Ленин считал, что необходимо добиться массового привлечения бедноты к практическому участию в управлении. Большую роль в этом сыграли комитеты бедноты, созданные 11 июня при непосредственном участии Ленина.

Декрет об организации и снабжении деревенской бедноты, предложенный А. Д. Цюрупой, обсуждался Совнаркомом 8 июня. Ленин отредактировал проект и сделал поправки. В таком виде декрет был утвержден Совнаркомом и внесен во ВЦИК.

Левые эсеры настаивали на том, чтобы обсуждение декрета во ВЦИК было отложено хотя бы на один день. 10 июня, когда декрет должен был обсуждаться во ВЦИК, во время совещания большевистской фракции ВЦИК Я. М. Свердлов написал записку В. И. Ленину о предложении левых эсеров. Свердлов писал, что и он, и А. Д. Цюрупа считают, что можно согласиться с этим, так как ввиду затяжки совещания фракции заседание ВЦИК еще не началось. В ответ на записку Я. М. Свердлова В. И. Ленин направил ему телефонограмму следующего содержания: «Цюрупе обещано, чтобы во вторник было в печати. Решайте с Цюрупой сами. Я левым эсерам совсем теперь не доверяю»23. Получив ответ В. И. Ленина, Я. М. Свердлов предложил заседание ВЦИК ввиду позднего времени перенести на следующий день. 11 июня было созвано экстренное заседание ВЦИК для обсуждения декрета. Левые эсеры решительно выступили против принятия декрета. Однако ВЦИК большинством голосов утвердил «Декрет об организации и снабжении деревенской бедноты», и на следующий день декрет был опубликован за подписями В. И. Ленина и Я. М. Свердлова в газете «Известия ВЦИК» (№ 119).

Комбеды провели огромную работу по изъятию хлеба, конфискации земли и средств производства у деревенской буржуазии, по укреплению союза беднейшего крестьянства и рабочего класса, по привлечению среднего крестьянства на сторону Советской власти.

Перестройкой местных Советов руководил Народный комиссариат внутренних дел, возглавляемый Г. И. Петровским. Ко второй половине 1918 г. стихийность в организации местных органов Советской власти закончилась.

«Стихийный период «самостийности» губерний, уездов и волостей уже прошел... — указывалось в «Вестнике (Народного] комиссариата внутренних дел» в конце июля 1918 г. — Теперь начался обратный процесс. И самое здоровое, самое жизненное в нем то, что сама обратная волна идет непосредственно с мест, от самих низов, от самих местных Совдепов. Возникшие было «республики» постепенно перестали так себя именовать... Исчезают постепенно и местные «Совнаркомы», заменяясь более правильными... наименованиями. Исполнительных Комитетов... Так же незаметно и постепенно схлынул и водопад всевозможных местных комиссаров и происходит замена их более простым и правильным наименованием: «Заведующие отделами Исполнительного Комитета». Все эти изменения стоят в тесной связи с пробудившейся тягой к единству»24.

Выступая на съезде председателей губернских Советов 30 июля с речью, Ленин отметил, что прошедшие восемь месяцев после революции показали, что рабочий класс, взявший управление в свои руки, способен справляться с этой задачей. Народная масса, преодолевая робость и нежелание взять работу в свои руки, наконец-таки берется сама за работу управления и строительства социалистического государства.

«Лозунг «вся власть Советам» привел к тому, что на местах хотели прийти к опыту государственного строительства путем собственных ошибок. Такой переходный период был необходим и оказался благотворным. В этом стремлении к сепаратизму было много здорового, доброго, в смысле стремления к созиданию»25,— говорил В. И. Ленин. Жизнь показала, что рабоче-крестьянские массы обладают большим опытом, чем это можно было ожидать. Работа все больше налаживалась.

Ленин требовал, чтобы всяческие шаги, направленные на привлечение трудящихся масс к практическому участию в управлении, причем, чем разнообразнее, тем лучше, тщательно регистрировались, систематизировались, изучались, проверялись более широким опытом, узаконялись.

Сам Ленин внимательно относился к положительному опыту работы Советов, к организации его пропаганды и поощрения.

Примером этого может служить прием им 30 мая представителей Елецкого уездного Совета Орловской губернии.

Убедившись во время беседы, что в уезде налажен порядок, В. И. Ленин предложил газете «Известия ВЦИК» поместить интервью с представителями уезда. Во время беседы с ними В. И. Ленин написал письмо об этом в редакцию газеты. «Образцовый уезд по порядку, учету культурных имений и хозяйству в них, по подавлению буржуазии»26,— писал он в письме.

Заместитель наркома внутренних дел И. Г. Правдин, который ездил в июне в Тулу, Елец и Орел, в беседе с В. И. Лениным подтвердил, что в Елецком уезде кулаки полностью устранены из Советов. Ленин, выступая на следующий день, 27 июня, с докладом на IV конференции профсоюзов и фабзавкомов Москвы, специально останавливался на этом примере.

«Я позволю себе,— сказал он,— привёсти тот пример, который особенно жив в моей памяти, потому что мне пришлось слышать вчера о том, что было в Елецком уезде. Там, благодаря организации Совдепа, благодаря тому, что там нашлись сознательные рабочие и беднейшие крестьяне в достаточном количестве, удалось закрепить власть бедноты. Когда у меня были с докладом первый раз представители Елецкого уезда, я не поверил им, я подумал, что люди прихвастнули, но мне подтвердили товарищи, специально посланные из Москвы в другие губернии, что можно только приветствовать их постановку дела, подтвердили, что в России есть такие уезды, где местные Совдепы оказались на высоте задачи, сумевши добиться полного устранения из Советов кулаков и эксплуататоров и организовать трудящихся, организовать бедноту»27.

В Темниковском уезде Тамбовской губернии тоже кулаки были вытеснены из всех Советов. Узнав об этом 28 июня из беседы с представителем Темниковского Совета С. И. Лебедевым, который попросил дать уезду ссуду в 1,5 млн. руб., В. И. Ленин направил его с запиской в Наркомвнудел А. П. Смирнову или Г. И. Петровскому и в Наркомфин И. Э. Гуковскому. В записке он рекомендовал Лебедева и просил оказать помощь уезду. «Из рассказа видно,— писал В. И. Ленин в записке,— что дела в уезде образцовы. Крайне поучительный пример образцового уезда, во всех Совдепах на деле вытеснили кулаков. По-моему, такому уезду необходимо оказать помощь в первую очередь» 28.

Ленин с исключительным вниманием относился к просьбам отдельных местных Советов об оказании им помощи.

Обращались к нему с такими просьбами в тот период Петроградский, Архангельский, Луганский, Смоленский и другие Советы. Решая вопросы о помощи местным Советам, Ленин в то же самое время учил их правильным методам работы.

В начале апреля 1918 г. Петроградский Совет оказался в стесненных денежных обстоятельствах. Коммунистическая фракция направила от петроградских рабочих делегацию к Ленину. В состав делегации вошли С. С. Лобов, И. К. Наумов и Тюшин. Приехав в Москву, делегация обратилась к председателю ВЦИК Я. М. Свердлову. Тот поддержал их и провел к В. И. Ленину, чтобы он тоже дал свое согласие на отпуск Петрограду денег.

«Мы были приняты в Кремле Владимиром Ильичем,— вспоминал С. С. Лобов,— которому рассказали, зачем приехали. Выслушав нас, Владимир Ильич спросил: «Почему именно столько и на что?» К великому нашему стыду, мы были так неграмотны, что не могли толком ответить, не посоветовавшись, почему нам именно такая сумма нужна и на что... Владимир Ильич отчитал нас: «Как же вы думаете строить новое общество, если не додумались нанять бухгалтера, чтобы он составил вам смету?» ...Ушли мы от Владимира Ильича, добившись того, что он сделал распоряжение об отпуске нам крупной суммы. Уходя от Владимира Ильича, мы почувствовали ту огромную зарядку, которую он нам давал, занимаясь с нами индивидуальной обработкой.

Приехав обратно в Питер, мы, понятно, доложили о том глупом положении, в каком мы оказались перед Владимиром Ильичем, и начали заводить бухгалтерию и учиться с самых азов хозяйничать»29.

Много Ленину пришлось заниматься помощью Архангельскому Совету. Еще до переезда Советского правительства из Петрограда в Москву к нему обратился по телефону приехавший в Петроград член президиума и Военного отдела Архангельского губисполкома Т. П. Зинкевич с просьбой отпустить Совету денежные средства.

«...Тов. Ленин сказал,— вспоминал Т. П. Зинкевич,— что он поговорит с тов. Спунде, работавшим тогда в банке, чтобы он Архангельск выделил по нуждаемости в дензнаках в особую категорию. Владимир Ильич извинялся, что он меня лично не может принять (в это время он как раз собирался из Смольного в Москву, куда переезжал Совнарком)...»30 Позже, 3 апреля, уже в Москве в беседе с председателем Архангельского губисполкома А. П. Поповым о положении дел в Архангельске и о работе губисполкома Ленин обещал поддержать его просьбу об отпуске средств на сплавные и другие работы и пригласил его на очередное заседание Совнаркома. Через день Ленин сам звонил по телефону на квартиру, где остановился Попов, чтобы пригласить его на заседание к 7 часам вечера31.

На заседании при обсуждении вопроса об отпуске 62 млн. руб. Архангельскому губисполкому Ленин поддержал просьбу Попова. Он дважды выступил по этому вопросу, предложив, чтобы Петроградский банк выдал 20 млн. руб. через две недели, а позже еще, и внес следующий проект постановления: «Подтвердить решение Петроградского банка выдать 20 млн. руб. с предложением удовлетворить требование Архангельского Совета по мере увеличения нами запасов денежных знаков». Совнарком принял это постановление.

На этом заседании Ленин поддержал ходатайство делегации от рабочих и представителей Совета г. Луганска и его окрестностей об отпуске денег Луганскому отделению Госбанка. В своем выступлении по этому вопросу Ленин сказал, что СНК признает правильность этих требований, не сносясь с банком32. Через два месяца, 2 июля, по просьбе Я. М. Свердлова В. И. Ленин снова принял представителей Архангельского губисполкома А. Д. Метелева, А. Г. Васильева и др. Он заслушал доклад Васильева о военном положении на севере и дополнение к нему Метелева.

«Я докладывал Владимиру Ильичу,— вспоминал А. Д. Метелев,— о политическом настроении масс, об активности меньшевистских и эсеровских партий, о причинах ареста верхушек этих партий и об общем положении советской работы в Архангельске...

Дальше мы перешли к информации о работах только что закончившегося II губернского съезда Советов.

- Что на съезде говорили мужички? — спросил Владимир Ильич.

- Прежде всего и почти в один голос крестьяне требовали продовольствия, потом требовали ассигнования на содержание местных аппаратов власти, постройку дорог, на школы и т. п...

Дальше мы рассказали Владимиру Ильичу о важнейших решениях съезда, ходе его работ и тех настроениях, которые господствовали на съезде в связи с происшедшей оккупацией некоторых мест по Беломорскому побережью.

Когда мы окончили свой доклад, Владимир Ильич на все пункты нашего доклада... дал нам соответствующие исчерпывающие разъяснения...

Мы расставались с Ильичем с полной уверенностью, что временное падение Архангельска не может явиться решающим фактором в деле пролетарской революции. Решающим моментом будет наше внутреннее состояние и наша внутренняя политика, от которой целиком будет зависеть судьба Советской власти. Такой вывод у нас получился от разговоров с Владимиром Ильичем»33.

Нашел поддержку у Ленина и председатель исполкома Смоленского Совета С. В. Иванов, обратившийся к нему 20 июня с просьбой поставить на повестку дня заседания СНК вопрос о Западной области как административной и хозяйственной единице и о денежной помощи на организацию и устройство ее34. «Он принял меня немедленно,— писал С. В. Иванов,— внимательно выслушал и попросил зайти в Госконтроль, чтобы там был подготовлен по этому вопросу доклад для СНК»35.

В тот же день вопрос в Госконтроле был улажен. Иванов и председатель Смоленского совнархоза Найденков обратились в СНК с просьбой об ассигновании 10 млн. руб. Западной области. Вопрос был включен в повестку дня и обсужден на следующий день, 21 июня.

Не предрешая вопроса об образовании Западной области, Совнарком принял постановление оказать помощь Смоленскому областному Совету как губернскому, ассигновать ему авансом под будущую смету 4 млн. руб., предоставив ему право оказывать помощь Витебскому и Могилевскому Советам36.

27 июля Совнарком под председательством В. И. Ленина утвердил постановление Малого СНК от 25 июля о выдаче ссуды Ядринскому, Симбирскому и Смоленскому исполкомам37.

Руководители многих Советов и других организаций с огромной признательностью вспоминали позднее о той большой поддержке, которую оказывал им Ленин.

Советы под руководством Советского правительства во главе с Лениным росли и крепли с каждым днем.

Одновременно шло национально-государственное строительство, становление советской национальной государственности.

* * *

В результате победы Октябрьской революции возникло Советское социалистическое государство в виде Российской Советской Республики, что было законодательно оформлено II Всероссийским съездом Советов, состоявшимся 25—27 октября (7—9 ноября) 1917 г.

До принятия первой Конституции РСФСР, кроме РСФСР была создана (в середине декабря 1917 г.) еще одна Советская республика — Украинская ССР. Она вступила с Советской Россией в федеративные отношения.

II Всеукраинский съезд Советов, открывшийся 17 марта в Екатеринославе, обсудил вопрос о федеративных связях Украины и России. В резолюции по докладу председателя Народного секретариата Н. А. Скрыпника подчеркивалось, что необходимо возобновить прерванные Брестским договором федеративные связи советских республик.

«Трудящиеся массы Украины,— говорилось в резолюции, — выражают твердую уверенность, что дальнейшей борьбой рабочего класса на Украине и в других странах мира уже в ближайшем будущем должна быть восстановлена эта формальная федеративная связь, и все советские республики объединятся в единую мировую социалистическую федерацию»38.

Вскоре после съезда в Москву прибыло Чрезвычайное посольство Украины во главе с Н. А. Скрыпником. Совнарком РСФСР 3 апреля под председательством Ленина заслушал декларацию Чрезвычайного посольства и принял предложенную Г. В. Чичериным революцию. В неё приветствовалось правительство Советской Украины и выражалось «восторженное сочувствие героической борьбе трудящихся и эксплуатируемых масс Украины»39.

Территория УССР вскоре после ее создания была оккупирована германскими войсками, что прервало дальнейшее развитие федеративных отношений России с Украиной.

Резолюция III Всероссийского съезда Советов «О федеральных учреждениях Российской Республики» предусматривала, что Российская Советская Республика представляет собой союз свободных наций, федерацию советских республик, народов России. Она составляется также из областей, отличающихся особым бытом и национальным составом населения.

Ленин считал федерацию главной формой сотрудничества различных народов многонациональной Советской России. Он указывал, что советская федерация явится основой прочного объединения различных национальностей в единое демократическое централизованное Советское государство.

Совнарком выпустил обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», которое в первую очередь было направлено к таким мусульманским народам России, как народы Поволжья, Средней Азии, Сибири, Закавказья, Северного Кавказа. «Отныне ваши верования и обычаи,— говорилось в обращении,— ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это»40.

Народы Советской России под руководством и при поддержке Советского правительства во главе с Лениным уже в период мирной передышки приступили к строительству своих советских национальных автономных республик, к формированию Российской Федерации.

Одной из первых на юге России была Терская Автономная Советская Республика. II съезд народов Терека, проходивший в феврале в Пятигорске, объявил о создании Терской Автономной Советской Республики, входящей в состав РСФСР.

ЦИК Тавриды, образованный в феврале Чрезвычайным съездом Советов Таврической губернии, провозгласил 21 марта создание Советской Республики Тавриды.

Военно-революционный комитет Дона 23 марта объявил Область Войска Донского Донской Советской Республикой. I съезд Советов Донской республики, открывшийся в Ростове 9 апреля, подтвердил автономную связь Дона с Россией41. Донская Советская Республика, Таврическая Советская Республика решительно высказались за федеративные отношения с РСФСР42.

Однако Таврическая и Донская республики существовали недолго. Нарушив Брестский договор, немцы начали наступление на Крым и Дон. 30 марта они вторглись в Крым, а 8 мая заняли Ростов. Правительство РСФСР выступило 13 мая с нотой протеста против отторжения Крыма от РСФСР. В основу ноты лег написанный В. И. Лениным «Протест германскому правительству против оккупации Крыма»43.

Одной из первых республик, образованных в составе РСФСР, была Туркестанская республика.

IV Чрезвычайный краевой съезд Советов Туркестана, состоявшийся 19—26 января, принял предложенную фракцией большевиков и поддержанную левыми эсерами резолюцию «Об автономии Туркестана». Попыткам эсеров, меньшевиков и представителей буржуазно-клерикальных организаций добиться автономии Туркестана на буржуазной основе съезд противопоставил идею национальной автономии Туркестана на советской основе.

Совнарком РСФСР назначил в Туркестан чрезвычайным уполномоченным П. А. Кобозева для помощи большевикам Туркестана.

Ленин придавал огромное значение установлению правильных отношений с народами Туркестанского края: «Установление правильных отношений с народами Туркестана имеет теперь для Российской Социалистической Федеративной Советской Республики значение, без преувеличения можно сказать, гигантское, всемирно-историческое.

Для всей Азии и для всех колоний мира, для тысяч и миллионов людей будет иметь практическое значение отношение Советской рабоче-крестьянской республики к слабым, доныне угнетавшимся народам»44.

20 апреля в Ташкенте открылся V краевой съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских, мусульманских и дехканских депутатов Туркестанского края. Центральным вопросом съезда был вопрос об автономии Туркестана. На нем выступил П. А. Кобозев с докладом об автономии Туркестана, в котором подробно изложил принципы национальной политики Советской власти45. Съезд прислал Совнаркому приветственную телеграмму, в которой одобрял его правильную национальную политику. В. И. Ленин вместе с наркомом по делам национальностей И. В. Сталиным направил 22 апреля приветственную телеграмму съезду, Совнаркому Туркестанского края, члену Туркестанского ЦИК Ю. И. Ибрагимову и заместителю председателя Туркестанского ЦИК А. С. Клевлееву.

«Можете быть уверены, товарищи,— говорилось в телеграмме,— что Совнарком будет поддерживать автономию вашего края на советских началах; мы приветствуем ваши начинания и глубоко уверены, что вы покроете весь край сетью Советов, а с существующими уже Советами будете действовать в полном контакте»46.

Съезд принял решение о создании комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Туркестанского края для определения границ и взаимоотношений Туркестанской республики и РСФСР. В телеграмме за подписями Ленина и Сталина предлагалось направить эту комиссию в Москву «для совместной разработки вопроса об определении отношения полномочного органа вашего края к Совету Народных Комиссаров»47.

Телеграмма была зачитана на съезде и встречена с исключительным подъемом48. Съезд провозгласил автономию Туркестанской Советской Федеративной Республики, избрал ЦИК (Турции) и Совнарком и утвердил «Положение о Туркестанской Советской Федеративной Республике»49.

Чрезвычайная делегация Туркестанской республики прибыла во второй половине июля в Москву. По прибытии она была принята Я. М. Свердловым.

24 июля была создана объединенная комиссия для совместной работы по определению федеративных взаимоотношений Туркестанской Советской Федеративной Социалистической Республики и правительства РСФСР, в которую вошли вся туркестанская делегация, представители ВЦИК, Наркомюста, Наркомнаца и некоторых других ведомств. Комиссия безоговорочно признала права Туркестана на автономию.

Ввиду чрезвычайных событий в Туркестане и на других фронтах Президиум ВЦИК 31 июля предложил прервать работу комиссии и делегатам от Туркестана немедленно выехать на места50.

Позднее комиссия совместно с Наркомнацем разработала первую конституцию Туркестанской АССР, которая была принята VI Чрезвычайным съездом Советов Туркестанского края в октябре 1918 г.

Объявление Туркестанского края Автономной Советской Социалистической Республикой сыграло большую роль в устранении недоверия ранее угнетенных наций к русскому народу, в упрочении Советской власти на восточных окраинах страны и имело огромное международное значение в деле революционизирования колониальных народов всего Востока.

Империалисты стремились захватить Советский Туркестан и превратить его в свою колонию. Английские войска летом 1918 г. начали вторжение на его территорию. Узнав об этом из письма И. В. Сталина из Царицына от 7 июля, Ленин по прямому проводу предложил ему попросить председателя Бакинского СНК помочь оружием и людьми Туркестану51.

15 июля председатель СНК Туркестанской республики Ф. И. Колесов направил В. И. Ленину радиограмму о смертельной опасности, нависшей над республикой, и о контрреволюционном эсеровском мятеже в Ашхабаде.

Он просил поддержки деньгами, снарядами, оружием и войсками, информации о положении в Советской России и о судьбе туркестанских делегаций в Москве.

17 июля Ленин написал ему ответную телеграмму в Ташкент: «Принимаем все возможные меры, чтобы помочь вам. Посылаем полк... Не предавайтесь отчаянию, старайтесь изо всех сил связаться постоянной и прочной связью с Красноводском и Баку»52.

23 июля В. И. Ленин, нарком связи В. Н. Подбельский и В. В. Куйбышев подписывают радиотелеграмму Совнаркому Туркестанской республики с просьбой сообщить о политическом и экономическом положении Ташкента и Туркестанского края и впредь регулярно информировать Совнарком РСФСР53.

В середине 1918 г. Туркестанская республика оказалась в железном кольце фронтов гражданской войны. Экономические связи ее с Советской Россией были прерваны. Почти полтора года Советский Туркестан был оторван от РСФСР.

В мае III Чрезвычайный съезд Советов Кубани и Черноморской республики провозгласил образование Кубано-Черноморской Советской Республики как части РСФСР54.

Борьба с контрреволюцией требовала объединения всего Северного Кавказа в одну советскую республику. После необходимой подготовительной работы на I съезде Советов Северного Кавказа, созванном 7 июля 1918 г., была принята резолюция об объединении Кубано-Черноморской и Терской республик, а также Ставрополья в единую Северо-Кавказскую республику, входящую в состав РСФСР.

Таким образом, трудящиеся всех советских республик, возникших весной и летом 1918 г., провозгласили единство своих республик с РСФСР в виде автономий.

Автономные республики первой половины 1918 г. представляли собой, как правило, территориальную автономию. Они были многонациональными. Советское же правительство проводило политику создания национально-территориальной автономии. Поэтому после освобождения от интервентов и белогвардейцев республики Дона, Кубани, Черноморья, Тавриды, Северного Кавказа не были восстановлены. Вместо них были созданы национально-территориальные автономии.

 

В первой половине 1918 г. было намечено также образование Татаро-Башкирской Автономной Советской Республики и автономии Киргизского края (Казахстана).

Трудящиеся татары и башкиры первыми откликнулись на обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» и выдвинули в противовес сепаратистским тенденциям националистической буржуазии и духовенства требование о создании Татаро-Башкирской Советской Республики. Татарская и башкирская буржуазия, духовенство, офицерство и кулачество тоже выступали за автономию Урало-Волжского штата. Однако буржуазные националисты добивались автономии не на советской, а на буржуазной основе.

В феврале был созван областной Чрезвычайный совещательный съезд Советов Волжско-Камского бассейна, который поддержал предложение о создании областной федерации.

В Оренбурге 17 февраля был сформирован Временный революционный Совет Башкортостана (ВРСБ), который был утвержден 19 февраля Оренбургским военно-революционным комитетом и Мусульманским военно-революционным комитетом (создан после освобождения Оренбурга от дутовцев).

ВРСБ развернул большую работу по подготовке башкирской советской государственности, но, так как трудящиеся Башкирии стремились к созданию своей автономной советской республики, входящей в состав РСФСР, он отрицательно отнесся к плану создания Урало-Волжского штата.

В середине марта ВРСБ выработал «Проект положения об автономии Башкирии»55. Согласно Положению, автономная Башкирия должна была входить в состав России как один из федеративных штатов. В Москву 24 марта была направлена делегация под председательством чрезвычайного уполномоченного Б. А. Шафиева.

Революционные организации мусульман (Казанский социалистический комитет, Уфимский мусульманский военный совет и др.) вместе с Казанским и Уфимским Советами высказались за провозглашение Урало-Волжской Советской Республики. В середине марта они тоже прислали в Москву комиссию с ходатайством об утверждении этой республики.

Наркомнац в согласии с указанием Совета Народных Комиссаров РСФСР выработал и 23 марта опубликовал «Положение о Татаро-Башкирской Советской Республике Российской Советской Федерации»56. Уфимская, Оренбургская (башкирская часть), Казанская (за исключением чувашско-марийской части), прилегающие к ним мусульманские части Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний объявлялись Татаро-Башкирской Советской Республикой Российской Советской Федерации.

Целью объединения Татарии и Башкирии в одну советскую республику было объединение революционных сил народов Поволжья и Урала в борьбе с контрреволюцией.

Однако Наркомнац, по-видимому, был недостаточно хорошо информирован об отношении трудящихся башкир к этой идее.

Уральский, Оренбургский и Симбирский Советы высказались против Татаро-Башкирской автономии. IV районный съезд большевистской организации Южного Урала также высказался против Башкирской автономии. Его поддерживал Белорецко-Термянский ревком.

Положение предусматривало организацию комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. Это поручалось Комиссариату по делам мусульман Средней России при Наркомнаце.

Опубликовав Положение, Советское правительство тем самым лишило мусульманскую буржуазию и духовенство возможности спекулировать на требовании национальной автономии и ускорило переход национальных трудящихся масс на сторону Советов.

Решение о создании Татаро-Башкирской Советской Республики, как отмечалось впоследствии II Всероссийским съездом коммунистических организаций мусульманских народов Востока, «имело своим прямым последствием решительный поворот татаро-башкирских трудовых народных масс на сторону Советской власти, вырвав идеологическую почву из-под ног татарской и башкирской мелкой и крупной буржуазии»57.

Наркомнац предложил организовать специальное совещание для сформирования комиссии по созыву съезда. Совнарком в лице его Председателя В. И. Ленина поддержал эту инициативу Наркомнаца58. Комиссия должна была определить границы и характер национальной татаро-башкирской автономии.

21 апреля коллегия Наркомнаца приняла решение о созыве 5 мая совещания представителей всех заинтересованных в автономии Татаро-Башкирии губернских и городских Советов и соответствующих мусульманских комиссариатов, а также представителей Наркомнаца.

22 апреля В. И. Ленин и И. В. Сталин подписали телеграмму Советам и мусульманским комиссариатам Симбирска, Казани, Перми, Уфы, Оренбурга, Вятки и Екатеринбурга с предписанием прислать в Москву представителей на совещание для организации комиссии по созыву Учредительного съезда Советов этих губерний для определения границ и компетенции Татаро-Башкирской Советской Республики59.

Совещание по созыву Учредительного съезда Татаро-Башкирской республики проходило в Москве с 10 по 16 мая 1918 г. На нем присутствовало около 30 человек.

Представители от чувашской фракции Казанского Совета, казанских национальных комиссариатов по делам чувашей и мари, Уфимского мусульманского комиссариата, Пермского губернского Совета и Мусульманского комиссариата в своих выступлениях приветствовали создание Татаро-Башкирской республики.

Представители Казанского губернского, Уральского областного, Симбирского губернского Советов и др. выступили против образования Татаро-Башкирской республики. Они считали, что создание национальных республик противоречит пролетарскому интернационализму.

В период работы совещания (между 10 и 13 мая) В. И. Ленин в присутствии Я. М. Свердлова и И. В. Сталина встретился с участниками совещания Ф. Ф. Сыромолотовым и И. Я. Тунтулом — представителями Уральского облисполкома и Г. К. Шамигуловым — от Оренбургского губисполкома. Были заслушаны их доводы против создания Татаро-Башкирской республики. Во время этой беседы Ленин поддержал И. В. Сталина, который считал, что аргументы против создания республики исходят из отрицания авторами этих аргументов национального вопроса. Ленин разъяснил Тунтулу, что он упрощенно понимает проблему государственных форм при диктатуре пролетариата, и заявил, что национальная политика Советской власти будет осуществляться в соответствии с партийной программой60.

На совещании возник конфликт между И. В. Сталиным и некоторыми членами коммунистической фракции совещания (К. Грасисом, Г. Шамигуловым и др.), которые, выступая против создания автономной республики, обратились с письменным заявлением в ЦК РКП (б). Вопрос о конфликте рассматривался на заседании ЦК РКП (б) 13 мая. Ленин участвовал в этом заседании. Кроме членов ЦК на заседании присутствовали с совещательным голосом Ф. Ф. Сыромолотов и Г. К. Шамигулов. На заседании было принято решение, которое удовлетворило и присутствующих представителей фракции, и Сталина61.

Однако коммунистическая фракция продолжала конфликтовать и с И. В. Сталиным, и с большинством участников совещания, одобривших Положение об образовании Татаро-Башкирской республики. В результате фракция в составе пяти человек покинула совещание. Центральному Комитету партии снова 18 мая пришлось обсуждать этот вопрос. В вынесенном решении осуждались ушедшие с совещания коммунисты и указывалось, что выполнение решений ЦК для членов партии обязательно и коммунисты должны поддерживать Наркомнац в вопросе о созыве Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. ЦК поручил Я. М. Свердлову созвать новое заседание ЦК с представителями коммунистической фракции для ликвидации конфликта62.

На заключительном заседании абсолютным большинством голосов было одобрено «Положение о Татаро-Башкирской Советской Республике Российской Советской Федерации» и избрана комиссия из семи человек, в которую от Наркомнаца вошел Мулланур Вахитов. Комиссии была поручена подготовка созыва Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. С начала июня комиссия приступила к работе. Местные Советы тоже начали подготовку к съезду.

Для удовлетворения нужд рабочих и крестьян мусульман и объединения их вокруг Советской власти было решено на территории с мусульманским населением организовать мусульманские комиссариаты. Предписание об этом всем уездным и губернским Советам было подписано 29 июня В. И. Лениным вместе с заместителем по делам национальностей Ф. А. Розиным (Азисом) и комиссаром по делам мусульман Муллануром Вахитовым63.

Ленин следил за ходом подготовки съезда. В июне (не ранее 3 июня) ему стало известно, что Наркомнац задержал представленную ему комиссаром по делам мусульман Муллануром Вахитовым смету. От этой сметы зависели сроки созыва Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской республики. Поэтому Ленин обратился с запиской к заместителю наркома по делам национальностей С. С. Пестковскому: «В чем дело со сметой Вахитова на национально-мусульманскую агитацию, съезд и прочее? Почему Вы задержали эту смету?»64

Получив эту записку, Пестковский ответил, по-видимому, в секретариат Совнаркома: «Эта смета Вахитова предрешала вопрос об ускорении созыва Учредительного съезда Татаро-Башкирской республики, а между тем Сталин перед отъездом65 сказал, чтобы с этим делом не торопиться.

Должен обратить внимание, что громадное большинство членов коллегии Народного комиссариата по делам национальностей против созыва съезда и учреждения Республики. Против этого самым решительным образом также выступают все уральские и воинские Совдепы, так что желательно было бы вообще поговорить с Владимиром Ильичем об этом деле, и я просил бы назначить мне по этому поводу свидание. Пестковский»66.

К сожалению, нет данных о том, что С. С. Пестковский по этому вопросу встречался с В. И. Лениным, но важность вопроса и внимание В. И. Ленина к нему дают основания предполагать, что такая встреча была. К тому же в книге выдачи пропусков в здание правительства в Кремле за 6 июня имеется запись о выдаче пропуска С. С. Пестковскому67. В этой книге кроме сведений о выдаче постоянных пропусков, как правило, делались записи о выдаче пропусков тем лицам, которые шли на прием к В.И. Ленину. Сам Пестовский в своих воспоминаниях пишет лишь о своей беседе с В. И. Лениным, состоявшейся после отъезда И. В. Сталина, о приезжавшей из Грузии делегации крестьян от восьми «русских» волостей68. Но и во время этой беседы, и в дни заседаний Совнаркома, на которых Пестковский присутствовал неоднократно ввиду отсутствия Сталина, он мог поговорить с Лениным и о смете съезда. О том, что такой разговор был, говорит то, что Совнарком 17 июля утвердил ассигнование Наркомнацу для Центрального мусульманского комиссариата авансом в сумме 90 180 руб. на второе полугодие 1918 г. на организацию инструкторских курсов, издание журнала, содержание комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. Предварительно этот вопрос был рассмотрен на заседании Малого СНК 16 июля69. Через день, 19 июля, В. И. Ленин подписал направляемое в Департамент государственного казначейства постановление СНК об этом70.

Ленин придавал большое значение широкому ознакомлению трудящихся мусульман с сущностью Советской власти, с политикой Советского правительства. 23 июля, например, он специально предложил Наркомнацу запросить Центральный мусульманский комиссариат о том, какие декреты, важнейшие распоряжения и постановления Советского правительства переведены на мусульманские языки, на какие именно, их тираж, как он распространяется и т. п.71

Созыв Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики был назначен на 15 сентября. Начавшаяся гражданская война и иностранная военная интервенция не дали возможности созвать его. Впоследствии были созданы две отдельные автономные советские республики: в 1919 г.— Башкирская и в 1920 г.— Татарская.

Готовилась автономия и Киргизского края (Казахстана)72 на территории Северного, Западного и Восточного Казахстана и Северной Киргизии.

Чрезвычайному военному комиссару Тургайской области Алиби Джангильдину было предложено командировать в Наркомнац казахских делегатов для подготовки вопроса об автономии Казахстана. В телеграмме на имя И. В. Сталина 7 марта Джангильдин сообщил, что делегаты будут командированы из числа представителей Тургайокого областного съезда Советов, который вскоре должен состояться73.

В это время представители бывшего буржуазно-националистического правительства Алаш-орда братья X. и Ж. Досмухамметовы74 добивались у Советского правительства признания Алаш-орды, т. е. фактически буржуазной автономии Казахстана. Им удалось даже попасть (не позднее 2 апреля) на прием к В. И. Ленину и И. В. Сталину. Кроме того, 2 апреля главари Алаш-орды А. Букейханюв и X. Габбасов вызвали В. И. Ленина и И. В. Сталина к прямому проводу и говорили с ними об автономии Казахстана75. Однако попытки алаш-ордынцев не увенчались успехом.

21 марта — 2 апреля состоялся I съезд Советов Тургайской области. Съезд 24 марта послал в Совнарком В. И. Ленину телеграмму, в которой заявил о готовности своей и всего населения области стоять на страже завоеваний революции под руководством Советской власти.

После съезда чрезвычайный военный комиссар области Алиби Джангильдин, который был избран на съезде председателем облисполкома, с докладом о работе приостановлениями съезда приехал 6 апреля в Москву и был принят В. И. Лениным, Я. М. Свердловым и И. В. Сталиным. В беседе с Джангильдиным Ленин одобрил решения съезда76. Было решено создать Киргизский отдел Наркомнаца, который и был создан в мае.

Постановлением Совнаркома в Степной Киргизский край был назначен чрезвычайным и военным комиссаром Алиби Джангильдин. Он должен был подготовить созыв съезда Советов на местах и созвать Учредительный съезд Советов республики. 14 мая Ленин подписал ему назначение77.

16 мая Алиби Джангильдин выехал из Москвы и прибыл в Оренбург, пробиваясь через казачьи отряды, занявшие к тому времени Тургай. Об этом он сообщил телеграммой от 29 мая В. И. Ленину. Через неделю, 5 июня, Алиби Джангильдин направил на имя Председателя Совнаркома В. И. Ленина доклад о создавшейся обстановке78.

Из Оренбурга Джангильдин вместе с членами и служащими Тургайского областного исполкома, а также красноармейцами пытались пробиться в г. Кустанай Тургайской области, который выбрали центром, сначала через Уфу, затем, после занятия чехословаками Челябинска, через Симбирск и Екатеринбург. В Симбирске командующий войсками Иванов обещал снабдить отряд оружием и деньгами, если будет получено согласие Народного комиссариата по военным делам. Джангильдин 21 июня телеграммами на имя В. И. Ленина и члена Наркомвоена К. К. Юренева просил дать такое разрешение. Данных о том, что Ленин получил эту телеграмму, к сожалению, нет. Так как 24 июня ответа еще не было, Тургайский облисполком постановил делегировать Джангильдина и еще одного члена исполкома в Москву. Им поручалось доложить о безвыходном положении Советской власти в Тургайской области и о срочной необходимости средств для отряда, который должен пробиться в Тургайскую область и организовать там борьбу с контрреволюцией.

В июне в Северном Казахстане Советская власть была свергнута силами внутренней белогвардейщины при поддержке чехословацких мятежников. Возродилось контрреволюционное правительство Алаш-орда в Семипалатинске. Поэтому отряд Джангильдина по указанию председателя ВЦИК Я. М. Свердлова и приказу оперативного отдела Наркомвоена, сдав 13 августа ценности для Туркестана и Тургайской области в Царицынское отделение Народного банка, поступил в распоряжение И. В. Сталина. Из Царицына отряд Джангильдина совершил легендарный поход через Каспийское море и закаспийские пустыни, организовав доставку оружия и боеприпасов героическим защитникам Советского Туркестана и Казахстана, отрезанным от центра России. Автономия Киргизского края (Казахстана) в то время не состоялась. Лишь в августе 1920 г., после восстановления в крае Советской власти, декретом ВЦИК и СНК была образована в составе РСФСР Киргизская (Казахская) АССР79.

В первой Советской Конституции, принятой V Всероссийским съездом Советов, принцип федеративного устройства РСФСР был узаконен. «Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, — говорилось в ст. 11, — могут объединиться в автономные областные союзы, во главе которых, как и во главе всяких могущих быть образованными областных объединений вообще, стоят областные съезды Советов и их исполнительные органы.

Эти автономные областные союзы входят на началах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику»80.

* * *

Конституция РСФСР складывалась постепенно, в процессе борьбы рабочих и крестьян за укрепление Советской власти. «Каждый месяц такой работы и такого опыта стоит десять, если не двадцать лет нашей истории»81,— говорил В. И. Ленин об этом периоде. Внимательно изучая опыт этой борьбы, Ленин намечал важнейшие положения Конституции задолго до ее официального утверждения. Большую роль в разработке Конституции сыграли «Материалы по пересмотру партийной программы», написанные В.И. Лениным еще до победы Октября, в апреле — мае 1917 г. (В них он уже определил те меры, осуществление которых должна была обеспечить Конституция будущей демократической пролетарски-крестьянской республики82.

Важнейшими вехами в подготовке Советской Конституции явились решения III Всероссийского съезда Советов и VII Экстренного съезда РКП (б). III съезд Советов, состоявшийся 10— 18 (23—31) января 1918 г., уже вплотную поставил вопрос о разработке первой Советской Конституции, Конституции РСФСР. Съезд принял резолюцию «О федеральных учреждениях Российской Республики», утвердил написанную В. И. Лениным «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа»83, которая была первым конституционным актом Советской республики, и поручил ВЦИКу 4-го созыва разработать Конституцию и представить ее на обсуждение следующего съезда Советов.

Перед VII съездом РКП (б) В. И. Лениным был написан «Черновой набросок проекта программы», в разделе которого «Десять тезисов о Советской власти» были уже намечены основные положения Советской Конституции84. Набросок проекта был роздан делегатам съезда. Съезд принял постановление об изменении программы партии, и ленинские положения о Конституции из наброска проекта программы легли в основу первой Советской Конституции.

К IV Всероссийскому съезду Советов (14— 16 марта), который был чрезвычайным, проект Конституции подготовлен не был. 30 марта состоялось заседание ЦК РКП (б) с участием Ленина, на котором было решено для разработки проекта Конституции РСФСР создать комиссию ВЦИК85. На основе этих постановлений ВЦИК 4-го созыва на своем первом же заседании, 1 апреля 1918 г., по предложению Я. М. Свердлова создал Конституционную комиссию. Президиум ВЦИК по согласованию с бюро фракций ВЦИК определил состав комиссии. В силу того что ВЦИК в то время был многопартийным, в комиссию вошли представители от его важнейших фракций. В нее вошли: от фракции РКП (б) — Я. М. Свердлов (председатель), М. Н. Покровский (заместитель) и И. В. Сталин; от фракции левых эсеров — Д. А. Магеровский и А. А. Шрейдер; от фракции эсеров-максималистов — А. И. Бердников (с совещательным голосом) ; от наркоматов — В. А. Аванесов (от Наркомнаца), М. А. Рейснер (от Наркомюста), по одному человеку от Наркомвнудела — М. И. Лацис, Наркомфина — Д. П. Боголепов, Наркомвоена — Э. М. Склянский, ВСНХ — Н. И. Бухарин и др. К работе в комиссии с правом совещательного голоса от газеты «Известия» был привлечен также Ю. М. Стеклов и др. ВЦИК 8 апреля утвердил состав комиссии. Позже по предложению М. А. Рейснера для участия в работе комиссии с правом совещательного голоса в качестве эксперта был приглашен работник Наркомюста Г. С. Гурвич.

«Я. М. Свердлов был председателем Комиссии,— вспоминал впоследствии М. А. Рейснер,— куда с разных сторон принесли ее члены свои наблюдения, опыт и мысли о Советах. Материал был до смущения разнообразный. Не надо забывать, что тогда левые эсеры еще только готовили свои пушки против большевистского Кремля. А в комиссии и они, и анархисты, и наши коммунисты разных оттенков работали над созданием первой в мире Советской Конституции. Одни приносили на заседание комиссии священные книги буржуазной науки — толстые тома таких государствоведов, как Елинек. Другие думали создать в виде Советов федерацию трудовых синдикатов, нечто вроде анархического союза профессиональных объединений. Третьи становились на крайнюю точку национального освобождения и готовы были с первых дней превратить федерацию Советов в союз бесчисленных российских наций. Четвертые стремились перешагнуть эпоху и сразу же приблизиться к преддверию коммунистического общества. Пятые... Шестые... Но трудно здесь и перечислить все различие мнений, которые, с одной стороны, явно цеплялись за испытанный буржуазный демократический шаблон, а с другой — столь же явно впадали в утопию»86.

С первых же шагов деятельности Конституционной комиссии Ленин следил за ее работой, давал советы и указания, вносил поправки в вырабатываемые проекты Конституции, формулировал отдельные пункты и т. д.

Рейснер в воспоминаниях подчеркивал, что председатель комиссии Я. М. Свердлов «действовал вполне в согласии с Лениным»87.

Ленин знакомился с протоколами заседания Комиссии ВЦИК 5 апреля, на котором была создана комиссия, и заседания 19 апреля88.

Заседания Конституционной комиссии (10, 12 и 19 апреля) были посвящены вопросу о типе советской федерации. 10 апреля был заслушан доклад М. А. Рейснера «Об основных началах Конституции РСФСР». По его мнению, трудящиеся должны объединяться в союзы (политические, классовые, трудовые, профессиональные, хозяйственные и т. п.), союзы — в коммуны, коммуны — в провинциальные федерации, провинции — в областную республику, республики — в Российскую Советскую Федеративную Республику. Право наций на самоопределение, национальный принцип советской федерации им совершенно отрицались.

Левые эсеры Д. А. Магеровский, А. А. Шрейдер, «левый коммунист» М. Н. Покровский и эсер-максималист А. И. Бердников, а также Ю. М. Стеклов выступили в поддержку проекта Рейснера.

Основные положения проекта Рейснера подверглись критике со стороны Я. М. Свердлова, В. А. Аванесова и др.

В своем выступлении Я. М. Свердлов показал, что главный недостаток этого проекта состоит в игнорировании своеобразия переходного периода от капитализма к социализму. Он предложил, чтобы в общих положениях проекта Конституции было подчеркнуто это своеобразие.

Проект М. А. Рейснера отразил анархо-синдикалистскую концепцию «левых коммунистов». Он не учитывал мелкобуржуазного характера Советской России, существования классов, наличия многих ранее угнетавшихся национальностей. Из недооценки автором проекта силы сопротивления свергнутых классов вытекало непонимание им необходимости переходного от капитализма к социализму периода, значения диктатуры пролетариата и Советской власти как ее политической формы, необходимости централизованной государственной власти и национального принципа построения советской федерации. Отсюда в проекте и «отмирание» государства, и децентрализация, и «коммунальная федерация» и т. п.

Сам М. А. Рейснер позже расценивал свой проект как попытку правового закрепления не только того, что уже было достигнуто Советской властью, но и того, что должно было быть достигнуто в будущем бесклассовом обществе. Юридическое закрепление надуманных, а не выдвинутых революционным процессом организационных форм могло отрицательно сказаться на этом процессе, затормозить его, сковать и тем самым помешать развитию, совершенствованию уже найденных форм и возникновению новых, наиболее совершенных форм.

«Единственное,— писал М. А. Рейснер,— в чем я как представитель Наркомюста, а затем и коллегия этого комиссариата разошлись с проектом конституции, выработанной общей Комиссией под председательством Якова Михайловича,— это было наше воззрение на степень той законченности советской организации, которая должна была воплотиться в конституции.

Коллегия Наркомюста и я торопились оформить завоевание Советов и дать им социалистически законченное выражение...

Как не раз говорил мне впоследствии Яков Михайлович, единственной ошибкой проекта Наркомюста и моих предложений было то, что мы не считались с временем и слишком рвались вперед...» 89

На заседании Комиссии ВЦИК 12 апреля И. В. Сталин выступил с докладом «О типе федерации Российской Советской Республики», в котором подверг критике проект Рейснера и выдвинул следующие положения: Конституция должна быть рассчитана на переходный период от капитализма к социализму; исходными пунктами Конституции должны быть решения III Всероссийского съезда Советов и признание наличия областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, что вызывает необходимость для них широкой автономии на основе федерации.

На заседании 19 апреля принимались составленные И. В. Сталиным «Общие положения Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Проекту этих положений Рейснер противопоставил свой новый, несколько измененный проект. В нем в отличие от первого федерацию коммун и провинций он заменил федерацией Советов. Советы, стоящие во главе коммун, он рассматривал не как органы государственной власти, а как федерацию «социально-экономических групп». Рейснер пытался в обоснование своего проекта «коммунальной федерации» ссылаться на книгу В. И. Ленина «Государство и революция». В связи с этим И. В. Сталин сообщил на заседании, что Ленин познакомился с проектом Рейснера и отзывается о нем отрицательно. «Тут ссылаются на Ленина, — сказал он. — Я позволю себе заметить, что Ленин, насколько мне известно, а мне известно хорошо, сказал, что этот проект ни к чему»90. Следовательно, Ленину были известны разногласия в Комиссии ВЦИК.

На заседании Бердниковым был предложен также на обсуждение первый раздел проекта Конституции, составленный эсерами-максималистами, как проект общих положений Конституции.

Большинством голосов комиссия (пять против трех) приняла за основу «Общие положения Конституции РСФСР», разработанные И. В. Сталиным. Тем самым остальные проекты: М. А. Рейснера, П. П. Рейнгартена, А. А. Шрейдера и А. И. Бердникова — были отвергнуты.

Принятые «Общие положения Конституции» 25 апреля были опубликованы в «Известиях ВЦИК».

На этом же заседании был утвержден составленный Ю. М. Стекловым по поручению комиссии «План Советской Конституции», которым она должна была руководствоваться в своей работе. Были образованы также три подкомиссии. Первой из них (Ю. М. Стеклов) было поручено составление проекта вводной части Конституции — декларации прав и обязанностей трудящихся, второй (Д. А. Магеровский, М. Н. Покровский, М. А. Рейснер) — определение структуры органов центральной власти и их компетенции, третьей (А. И. Бердников, Г. С. Гурвич, М. Я. Лацис) — разработка конституции Советской власти на местах и проекта избирательного права. Вопросы советского бюджетного права комиссия поручила разработать представителю Наркомфина Д. П. Боголепову.

Таким образом, заседание Комиссии ВЦИК 19 апреля имело большое значение в разработке проекта Конституции. Поэтому не случайно то, что протокол именно этого заседания оказался у Ленина.

На дальнейших заседаниях левые эсеры (Шрейдер и Магеровский), эсеры-максималисты (Бердников) и «левые коммунисты», ведя борьбу с большевиками, тормозили работу над проектом Конституции РСФСР.

При обсуждении, например, составленной Ю. М. Стекловым «Декларации прав и обязанностей трудящихся» А. А. Шрейдер предлагал вместо «диктатуры рабочего класса» сказать о «диктатуре трудящегося народа»91.

Принципу демократического централизма левые эсеры противопоставляли принцип «предельной децентрализации управления», предполагавший независимость местных Советов от высших органов Советской власти.

Дело дошло до того, что в двух проектах, представленных членами подкомиссии М. Я. Лацисом и А. И. Бердниковым, а также Г.С.Гурвичем, было предложено даже ликвидировать Совнарком. В «Известиях» 22 июня был опубликован проект положения «Об отделах Всероссийского Исполнительного Комитета», предусматривающий ликвидацию Совета Народных Комиссаров и замену его Советом ВЦИК, а народных комиссариатов — 11 коллегиальными отделами из членов ВЦИК. На заседании Комиссии ВЦИК 26 июня при обсуждении этого положения Я. М. Свердлов выступил решительно против такой беспредельной коллегиальности, за утверждение Конституцией Совнаркома, упроченного уже самим ходом революции92.

Особое внимание Ленин уделил работе Конституционной комиссии на завершающем этапе ее деятельности — перед V Всероссийским съездом Советов.

Вопрос о Советской Конституции был рассмотрен 20 июня в ЦК РКП (б). Протоколы заседаний ЦК за этот период не сохранились. Об этом заседании и о заседании ЦК 28 июня известно лишь из выступления Я. М. Свердлова в Комиссии ВЦИК. На заседании ЦК 26 июня выяснилось, что Конституция в целом не готова. Поэтому отдельные товарищи, в том числе и В. И. Ленин, предложили снять с повестки дня съезда утверждение ее проекта. Однако по настоянию Я. М. Свердлова было принято решение предложить на утверждение съезда ту часть Конституции, в которой говорится о Советах в организационном отношении, а Конституцию в целом утвердить или на следующем съезде, или по поручению съезда Советов во ВЦИКе 5-го созыва.

В тот же день на заседании Комиссии ВЦИК Я. М. Свердлов сообщил об этом. Он сказал, что «окончательно этот вопрос будет решен в пятницу»93. В очередную пятницу 28 июня вопрос о Конституции был рассмотрен в ЦК РКП (б) еще раз. Заслушав Комиссию ВЦИК о ее работе над проектом, ЦК назначил специальную комиссию под руководством Ленина, которая стала во главе всей работы по составлению проекта Конституции.

В тот же день, 28 июня, под председательством В. И. Ленина на заседании СНК также был обсужден вопрос о проекте Конституции Российской Советской Республики. Народным комиссариатам было предложено усилить работу над проектом Конституции.

3 июля проект Конституции, принятый Комиссией ВЦИК, был опубликован в газете «Известия» № 138.

Сразу же на имя В. И. Ленина поступил коллективный отзыв наркома земледелия С. П. Середы и членов коллегии Наркомюста Д. И. Курского, М. Ю. Козловского, М. А. Рейснера и А. Г. Гойхбарга об этом проекте. Отзыв, написанный Рейснером и Гойхбаргом, был отрицательным. Авторы писали, что проект полон «шаблонных и безжизненных повторений». Ознакомившись в тот же день с отзывом, Ленин направил его в ЦК РКП (б)94.

Ко времени начала работы Комиссии ЦК РКП(б) коллегия Наркомюста с участием М. А. Рейснера и А. Г. Гойхбарга представила ей новый проект Конституции. Этот проект серьезно отличался от проекта Комиссии ВЦИК. В нем игнорировались такие важнейшие принципы построения Советского государства, как социалистический демократизм, демократический централизм, национально-территориальная федерация и др.

Ленин прочитал проект Конституции Наркомюста, сделал в нем пометки, внес добавления и написал на полях замечания.

Статью 1 Ленин отметил плюсом95, выразив этим положительное отношение к ней. Ее текст вошел в ст. 1 «Общих положений Конституции РСФСР» проекта, представленного Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов96.

Большой интерес представляет замечание В. И. Ленина к ст. 8 гл. 1. В этой статье говорилось: «По мере установления в других странах социалистической Советской власти Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика входит с ними в единый Союз социалистических федеративных советских республик». На полях против текста данной статьи Ленин написал: «советской или иной пролетарской»97. Тем самым Ленин предусматривал возможность в будущем установления и иных кроме советской форм диктатуры пролетариата, что впоследствии подтвердилось историческим опытом других стран социалистического лагеря.

В гл. 2 проекта — «О правах местных Советов и их «съездов» — Ленин сделал замечания к ст. 12 и 14. В ст. 12 говорилось об обеспечении местными Советами прав национальной культуры для трудящихся всех национальностей, проживающих на данной территории. «С обязательной гарантией равноправия и прав меньшинств», — написал В. И. Ленин на полях против этой статьи и сверху приписал: «(разработать) »98.

На основе этих указаний Ленина была разработана ст. 13 проекта, представленного Комиссией ВЦИК съезду о равноправии наций.

«Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, признавая равные права за гражданами независимо от их расовой и национальной принадлежности, — говорилось в проекте,— объявляет противоречащим основным законам Республики установление или допущение каких-либо привилегий или преимуществ на этом основании, а равно какое бы то ни было угнетение национальных меньшинств или ограничение их равноправия»99. В этой же редакции статья (ст. 22) вошла и в окончательный текст Конституции, принятый съездом 100.

К ст. 14 гл. 2, в которой шла речь о том, что те Советы, в которых к участию в выборах будут допущены лица, лишенные избирательных прав, будут лишаться права представительства на съездах, В. И. Ленин написал: «Этого мало: их надо распускать»101.

В ст. 18 проекта Наркомюста Ленин сделал подчеркивания в п. 2 и 5: «2. Общие постановления о приобретении и утрате прав гражданства Российской Социалистической Федеративной Советской республики о праве оседлости и жительства, о правах иностранцев на территории Республики, колонизации и переселении... 5). Внешние сношения с иностранными государствами, объявление войны и заключение мира»102.

Это, по-видимому, означало, что подчеркнутое надо было внести в проект, представляемый съезду. В проекте (в ст. 40) эти пункты примерно так и были сформулированы: «3) Сношения с иностранными государствами, объявление войны и заключение мира... р) Издание общих постановлений о приобретении и утрате прав Российского гражданства и о правах иностранцев на территории республики»103.

Ленин отчеркнул (чертой слева) также в этой же ст. 18 проекта Конституции Наркомюста п. 7: «Общие постановления о мерах и весах, торговле и промышленности, внешняя торговля, таможенные сборы и учреждения»104. Ленина, очевидно, не удовлетворило смешение в этом пункте разных вопросов. В проекте к съезду эти вопросы были расчленены по отдельным пунктам ст. 40, касающейся предметов ведения Всероссийских съездов Советов и ВЦИК. Это пункты: «ж) Установление и изменение системы мер, весов и денег на территории РСФСР... и) Заключение займов, таможенных и торговых договоров, а равно финансовых соглашений»105.

Ленин, как вспоминал Г. С. Гурвич, обратил внимание, что проект Наркомюста позаимствовал, но крайне неудачно, перечень революционных мероприятий из «Декларации прав и обязанностей трудящихся», составленной Ю. М. Стендовым, в то время как исчерпывающий перечень их был уже дан в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», принятой III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 г. «Январскую Декларацию включить в июльскую Конституцию!» 106 — резюмировал В. И. Ленин.

3 июля под председательством Ленина состоялось заседание Комиссии ЦК РКП (б). Были детально рассмотрены проекты Комиссии ВЦИК и Наркомюста. Комиссия разработала статьи с учетом замечаний на проекте Наркомюста, которые В. И. Ленин сделал, и дополнила ими проект Комиссии ВЦИК, который был принят Комиссией ЦК. Проект же Наркомюста был отвергнут.

Лишь первая статья, отмеченная В. И. Лениным в проекте Наркомюста, была включена в проект Комиссии ВЦИК, представленный V съезду Советов.

М. А. Рейснер писал, что В. И. Ленин «при обсуждении проекта Конституции в Комиссии ЦК определенно принял сторону проекта комиссии Якова Михайловича, так как был вообще противником правовых определений и предпочитал лучше семь раз примерить, чем бесповоротно резать конституционными ножницами живую ткань советского роста. Эти соображения, однако, нисколько не помешали ввести ряд статей из проекта Наркомюста в тот проект Конституции, который ознаменовал собою первую фазу развития РСФСР»107.

Комиссия ЦК устранила ошибки и недостатки работы Комиссии ВЦИК над проектом Конституции. Она помогла в выработке недостающих глав проекта, внесла дополнения и исправления в главы, разработанные Комиссией ВЦИК.

Изменения, внесенные Комиссией ЦК РКП (б) в проект Конституции Комиссии ВЦИК, коснулись в первую очередь «Общих положений Конституции РСФСР», разработанных И. В. Сталиным.

В этот раздел Комиссией ЦК были дополнительно предложены проекты 11 статей (ст. 4—14) о правах и обязанностях граждан Советской республики. В них были зафиксированы завоеванные трудящимися в результате Октябрьской революции права на свободу совести, собраний, союзов и доступа к знанию.

Комиссия ЦК предусмотрела впервые в истории гарантии для трудящихся избирать и быть избранными, условия и материальные средства для осуществления этих прав. Свободе религиозного исповедания была противопоставлена свобода антирелигиозной пропаганды.

Наряду с правами граждан в ст. 9 и 10 были сформулированы основные обязанности граждан — трудиться («Не трудящийся да не ест») и защищать социалистическое отечество. Почетную обязанность защищать Советскую республику проект предоставлял только трудящимся; на нетрудовые элементы возлагалось выполнение иных военных обязанностей. Устанавливалась всеобщая воинская повинность. Комиссия сформулировала также ст. 12 проекта Конституции о праве убежища.

Проект предусматривал лишение избирательных прав эксплуататорского меньшинства. «Руководствуясь интересами рабочего класса в целом,— говорилось в ст. 14 проекта,— Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые пользуются ими в ущерб интересам социалистической революции»108. Необходимость этого вызывалась сопротивлением свергнутых эксплуататорских классов, организацией ими заговоров и восстаний.

Д. А. Чугаев в книге «Первая Конституция Советского государства»109 высказал предположение, что статьи о правах и обязанностях граждан были написаны В. И. Лениным. Содержание этих статей, четкая и ясная характеристика существа подлинной советской демократии, по его мнению, позволяет предполагать, что они написаны Лениным. Это предположение, отмечает он, подтверждается также и тем, что В. И. Ленин неоднократно возвращался к этим вопросам в ряде своих работ и выступлений, сохраняя в них те же формулировки. К сожалению, нет документальных данных, которые могли бы полностью подтвердить это предположение. Однако один штрих в воспоминаниях Ю. М. Стеклова, в которых он писал: «...тов. Лениным, с своей стороны, тоже были даны нам принципиальные указания насчет формулировки вопроса о «свободах»...»110, является подтверждением того, что Ленин имел прямое отношение к выработке статей Конституции о правах и обязанностях граждан.

Более определенно написал об этом П. И. Стучка, который был в то время наркомом юстиции: «...он [В. И. Ленин], как Председатель Совнаркома, лично участвовал в редактировании всех декретов, а в тексте Конституции РСФСР «Декларация прав», вся общая часть о реальном обеспечении свобод трудящихся (ст. 13—23), а в особенности содержащееся в ст. 9 Конституции определение диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства, целиком принадлежат ему»111.

Ленин написал проект ст. 11 (разд. 1 — «Общие положения Конституции РСФСР»), касающейся положения иностранцев в Советской России.

«РСФСР, — писал он в наброске, — признает полное гражданское и политическое равноправие иностранцев трудящихся, занимающихся производительным трудом на территории Республики, с российскими гражданами»112. Ленинский проект названной статьи вошел в проект Конституции РСФСР, представленный Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов, в качестве ст. 20 (разд. 11)113.

Комиссия ЦК значительно дополнила и расширила разработанные Комиссией ВЦИК главы о центральных учреждениях; она разработала гл. 2 и 3 (ст. 22—39) проекта Конституции об организации Советской власти на основе принципа демократического централизма (о ВЦИК, о СНК), предусматривающие стройную организацию центрального государственного аппарата. Согласно проекту этих глав, для общего управления делами РСФСР ВЦИК образует Совет Народных Комиссаров и для руководства отдельными отраслями управления — народные комиссариаты. Исходя из решений III Всероссийского съезда Советов и сложившейся практики узаконивалось 17 наркоматов, во главе которых стояли члены СНК, причем подчеркивалось их единоначалие. При наркомах создаются коллегии наркоматов. Члены коллегий подчинены и ответственны перед наркомами, наркомы — перед СНК и ВЦИК, СНК — перед ВЦИК и Всероссийским съездом Советов, ВЦИК — перед Всероссийским съездом Советов.

Комиссия ЦК уточнила и расширила проект раздела «О предметах ведения Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов» (гл. 4, ст. 40—43). Так, в перечень предметов ведения съездов Советов и ВЦИК были внесены добавления об образовании Рабоче-крестьянского правительства, об издании постановлений о правах гражданства иностранцев, проживающих на территории РСФСР, о праве амнистии.

Комиссия ЦК разработала шесть глав (гл, 6, 8, 10, 12, 14 и 16)114 проекта о вопросах, подлежащих ведению областных, губернских, уездных и волостных съездов Советов и исполкомов, а также городских и сельских Советов. В них определялся круг деятельности органов Советской власти на местах: проведение в жизнь всех постановлений высших органов Советской власти, принятие мер к хозяйственному и культурному подъему данной территории, разрешение всех вопросов, имеющих чисто местное значение, и объединение всей советской деятельности на подведомственной данному Совету территории. Подчеркивалось, что местные Советы и их исполкомы в период между съездами Советов являются в пределах своей территории высшей властью. Съездам Советов и их исполкомам предоставлялось право контроля деятельности и отмены решений нижестоящих советских органов. Проект глав об организации Советской власти исключал возможность проявления сепаратизма и местничества.

Комиссией ЦК были составлены три главы, содержащие 15 статей (99—113-я) о проведении выборов в Советы, проверке и отмене выборов и об отзыве депутатов.

Заголовок гл. 1 этого раздела Конституции об избирательном праве был сформулирован Комиссией ЦК так: «Активное и пассивное избирательное право». Проект ст. 99 предусматривал предоставление избирательного права гражданам «независимо от вероисповедания, национальности, оседлости и т. п.»115

Таким образом, Комиссия ЦК под руководством В. И. Ленина или при его непосредственном участии разработала многие главы проекта Конституции РСФСР.

В статье «Яков Михайлович Свердлов» Ю. М. Стеклов вспоминал об этом: «За день до открытия съезда он вызвал меня к себе и сказал: «Юрий Михайлович, надо сейчас же выработать проект конституции». Когда же я указал ему на то, что для этого не остается достаточно времени, то он возразил: «Как недостаточно времени? У нас есть еще 24 часа!» Я не стал спорить. Тут же он дал мне на помощь тов. Шенкмана (впоследствии расстрелянного эсерами и чехословаками в Казани), запер нас в «Метрополе» в отдельной комнате, велел нам подать кофе и хлеба и сказал: «Не выходите из комнаты до тех пор, пока вы не выработаете проекта Конституции! Я, когда будет свободное время, тоже к вам наведаюсь». Разумеется, «свободного времени» у него не оказалось, и он к нам не наведался; но мы с Шенкманом засели за работу, а так как основные положения у меня уже были намечены, а тов. Лениным, с своей стороны, тоже были даны нам принципиальные указания насчет формулировки вопроса о «свободах», то в тот же день проект конституции и был выработан. Через некоторое время мы прочитали его полностью в кабинете тов. Ленина, в его присутствии и в присутствии Свердлова, и после некоторых мелких изменений проект был утвержден, представлен съезду и после моего доклада съездом принят»116.

Дополнения, предложенные Комиссией ЦК, были включены в проект Конституции, представленный Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов. Проект был опубликован 5 июля в газете «Известия ВЦИК»117.

Ленин внимательно прочитал опубликованный проект. Об этом говорит то, что на вырезке из газеты Ленин отчеркнул написанную им ст. 11, разд. 1 «Общие положения Конституции РСФСР», отметил в ней опечатку и приписал исправление118.

Ленин принял участие в разработке гл. 4 — «Проект советского бюджетного права». Сохранился машинописный экземпляр проекта Конституции по финансовой части, который был выработан первоначально представителем Наркомфина Д. П. Боголеповым. Ленин получил (не ранее 4 июля) от него этот проект (на обложке проекта имеется надпись: «Передать Вл. Ильичу от Боголепова») и ознакомился с ним. Об этом говорит сделанная им запись на обложке119.

В проекте Конституции, представленном Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов, гл. 4 еще не было. Она была опубликована вместе с гл. 5 — «О гербе и флаге РСФСР» уже после утверждения Конституции съездом, 11 июля, в газете «Известия» № 144. Об этих главах в дополнение к проекту Конституции, розданному делегатам съезда, говорил на съезде докладчик о Конституции Ю. М. Стеклов.

К этому времени были уже разработаны и проекты герба и флага РСФСР.

История советского герба связана с историей советской государственной печати 120. Впервые вопрос о проекте печати Совнаркома обсуждался на заседании Малого СНК 20 апреля. Докладывал Н. П. Горбунов. Представленный им проект печати был одобрен Малым СНК121. Однако при утверждении протокола на заседании Совнаркома вопрос о проекте печати был отложен до выяснения требований, которые были выдвинуты перед художниками отделом изобразительных искусств Наркомпроса при объявлении конкурса на проекты серебряных монет, флага Республики, герба, печати СНК и печати ВЦИК122.

Второй раз проект государственной печати был обсужден по докладу Н. П. Горбунова и утвержден на заседании Малого СНК 15 мая. Для печати была принята надпись: «Рабочее и Крестьянское Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Во время утверждения протокола комиссии на заседании Совнаркома 16 мая под председательством Ленина к пункту о проекте печати была принята предложенная Лениным поправка: «По п. 6 (о Советской печати) добавить: 2) Выкинуть из рисунка меч; 3) Поручить Горбунову заказать художнику, который готовил проект печати, приготовить его в исправленном виде для окончательного утверждения. 4) Войти в соглашение с ЦИК»123. 17 мая Ленин подписал протокол № 38 заседания Малого СНК от 15 мая и эту поправку124.

17 июня на заседании Совнаркома Ленин, получив записку Н. П. Горбунова с просьбой срочно рассмотреть вопрос об исправленной государственной печати, поставил этот вопрос в повестку дня. Вопрос был обсужден, и печать утверждена125.

29 июня Ленин подписал отношение комиссару и управлению Монетного двора об изготовлении в кратчайший срок художественно исполненной медной (одной — для сургуча и одной — для краски) государственной печати126.

Меч как символ, противоречащий мирной политике Советского государства, был исключен из проекта печати. Оставлены были серп и молот — орудия труда и созидания.

Эта же эмблема вошла и в государственный герб, предусмотренный ст. 89 проекта Конституции РСФСР127.

После утверждения Конституции, 24 июля, Совнарком принял постановление, в котором категорически запрещалось употреблять старый герб. Все учреждения обязаны были обзавестись печатью с новым гербом Советской республики. 26 июля, когда В. И. Ленин писал письмо Кларе Цеткин, ему принесли только что изготовленную государственную печать. Ленин сообщил об этом Цеткин в письме, оттиснул печать и перевел на немецкий язык надпись на ней: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»128

В основу проекта раздела Конституции «О гербе и флаге РСФСР»129 был положен также декрет ВЦИК от 8 апреля 1918 г. «О флаге Российской Республики»130 °.

Вопрос о государственном флаге Российской Советской Республики сначала обсуждался на заседании Совета Народных Комиссаров 8 апреля 1918 г. Было принято постановление: «Предложить тов. Свердлову внести в Центральный Исполнительный Комитет предложение дополнить надпись на флаге инициалами ПВСС (Пролетарии Всех Стран, Соединяйтесь!)»131. В тот же день вопрос о национальном флаге был рассмотрен на заседании фракции РКП (б), а затем на заседании ВЦИК под председательством Я. М. Свердлова.

ВЦИК единогласно утвердил декрет о флаге Российской республики, гласящий, что «флагом Российской Республики устанавливается Красное Знамя с надписью: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика»»132.

Декрет был опубликован в газетах «Правда» и «Известия» 14 апреля 1918 г. и вступил в силу. После утверждения декрета о советском флаге Бюро Совета районных дум г. Москвы вынесло решение об установке флага на здании бывшей городской думы, что и было сделано 15 апреля133.

Над Кремлем красный флаг был водружен гораздо позже, в октябре 1918 г. 4 октября 1918 г. на заседании ВЦИК при рассмотрении протокола комиссии реставрации Кремля было решено установить на куполе здания судебных установлений, в котором помещались ВЦИК и СНК, флаг. Размеры его были: 6 аршин на 3 аршина134. На основе этого решения над Кремлем был водружен государственный флаг Советской республики. Участники праздничных торжеств, посвященных первой годовщине Октябрьской революции, уже видели красный стяг, полыхающий над Кремлем.

Таким образом, ко времени V Всероссийского съезда Советов вопрос о гербе и флаге РСФСР был уже решен, хотя соответствующая глава в проект Конституции и не была еще включена.

 

На первом заседании V Всероссийского съезда Советов, 4 июля, по предложению Я. М. Свердлова было принято решение о создании специальной комиссии, которой было поручено пересмотреть работу, проделанную по составлению проекта Конституции Комиссией ВЦИК. Комиссия была сформирована из девяти человек (шесть членов и три кандидата), пропорционально фракциям съезда135. Комиссия съезда приняла в качестве разд. 1 проекта Конституции написанную В. И. Лениным и утвержденную III Всероссийским съездом Советов «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа»136. Вошедшая в проект Комиссии ВЦИК «Декларация прав и обязанностей трудящихся», которую составил Ю. М. Стеклов в период с 19 апреля по 19 июня, из-за ее громоздкости была исключена из проекта. Комиссия объединила ряд глав проекта, касающихся компетенции различных звеньев местного советского государственного аппарата, дополнила раздел «Бюджетное право», внесла новый раздел — «О гербе и флаге РСФСР» — и сделала в проекте редакционные изменения137.

Выступая на V Всероссийском съезде Советов с «Докладом Совета Народных Комиссаров 5 июля», В. И. Ленин сказал: «Если теперь этому съезду нами может быть предложена Советская конституция, то лишь потому, что Советы во всех концах страны созданы и испытаны, потому, что вы ее создали, вы во всех концах страны испытали; только через полгода после Октябрьской революции, почти через год после Первого Всероссийского съезда Советов, мы могли записать то, что уже существует на практике»138.

Конституция обсуждалась на последнем заседании V Всероссийского съезда Советов, 10 июля. С докладом от комиссии выступил Ю. М. Стеклов. Проект комиссии был роздан делегатам съезда. С поправками к проекту Конституции на съезде выступил лишь один Полянский, представитель фракции эсеров-максималистов. Левых эсеров после подавления их контрреволюционного мятежа на съезде уже не было. Поправки Полянского были направлены против руководящей роли пролетариата в Советском государстве, в защиту «классового мира». Он предлагал, например, вместо названия «Российская Федерация» дать название «Всероссийская трудовая коммуна», уничтожить преимущества рабочих в представительстве на съезды Советов, заменить единоначалие коллегиальностью и т. д. Полянского никто из делегатов съезда не поддержал. Проект Конституции был принят съездом единогласно. Окончательная редакция Конституции была поручена избранному съездом ВЦИК 5-го созыва139.

В резолюции V Всероссийского съезда Советов о принятии Конституции РСФСР говорилось, что утвержденная III Всероссийским съездом Советов «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая была написана В. И. Лениным, вместе с утвержденной V съездом Конституцией составляют единый Основной закон РСФСР, который вступает в силу с момента его опубликования в окончательном виде в «Известиях». «Он должен быть распубликован, — говорилось в резолюции,— всеми местными органами Советской власти и выставлен во всех советских учреждениях на видном месте. 5-й съезд поручает Народному комиссариату просвещения ввести во всех без исключения школах и учебных заведениях Российской Республики ознакомление с основными началами настоящей Конституции, а равно и их разъяснение и истолкование и утвердить предложенный проект с тем, чтобы передать его в Президиум - для окончательной разработки и выпустить уже в окончательной форме»140.

Президиум ВЦИК утвердил Конституцию в окончательной редакции на своем первом заседании, 18 июля, а 19 июля она была напечатана в газете «Известия», затем издана ВЦИК отдельной брошюрой, на хорошей бумаге, с гербом и флагом РСФСР на полях, разослана местным Советам для изучения и руководства, переведена на многие языки.

26 июля очередные митинги, организуемые Московским комитетом РКП (б) по пятницам во всех районах Москвы, были посвящены теме «Что дает трудовому народу Советская Конституция». Ленин выступил в этот день на митингах в Пресненском и Хамовническом районах.

В ясной и доступной форме он знакомил рабочих и красноармейцев с сущностью Советской Конституции, разъяснял основные положения Конституции, отразившей идеалы пролетариата всего мира, показывал ее отличие от других конституций. «Все существовавшие до сих пор конституции стояли на страже интересов господствующих классов, — говорил он в Пресненском районе.— И только одна Советская Конституция служит и будет постоянно служить трудящимся и является могучим орудием в борьбе за осуществление социализма»141.

На всех митингах в этот день единодушно была принята резолюция, предложенная Московским комитетом РКП (б). В ней говорилось, что московские рабочие, собравшись по призыву Российской коммунистической партии (большевиков), признают, что принятая V Всероссийским съездом Советов Конституция РСФСР выражает действительную волю рабочего класса и крестьянской бедноты, защищает их классовые интересы и обеспечивает завоевание и утверждение социалистического строя. Вместе с тем рабочие брали обязательство всеми силами проводить эту Конституцию в жизнь и осуществлять ее постановления на деле в интересах полного освобождения рабочих от всех видов политического угнетения и экономической эксплуатации142.

На съезде председателей губернских Советов 30 июля В. И. Ленин, говоря о Конституции, указал, что «она концентрирует то, что уже дала жизнь, и будет исправляться и дополняться практическим применением ее в жизни»143.

Первая Советская Конституция была первой в мире Конституцией пролетарского государства. Она явилась итогом длительной борьбы за подлинный социалистический демократизм не только со стороны русского рабочего класса и беднейшего крестьянства, но и пролетариата всего мира.

В «Речи о годовщине революции 6 ноября» на VI Всероссийском Чрезвычайном съезде Советов В. И. Ланин проследил путь Советской республики от первых самостоятельных шагов советской организации к ©е укреплению в общегосударственном масштабе и до Советской Конституции. Он подчеркнул, что Конституция вырабатывалась в процессе долгого опыта борьбы всех трудящихся и угнетенных. «В мире не бывало таких конституций, как наша,— говорил он.— В ней записан опыт борьбы и организации пролетарских масс против эксплуататоров и внутри страны, и во всем мире. У нас есть запас опыта в борьбе»144.

Конституция РСФСР впервые в истории выразила главные закономерности, которые стали присущи всем странам, идущим по пути от капитализма к социализму. Это такие закономерности, как общественная собственность на средства производства, диктатура пролетариата, союз рабочего класса с трудящимся крестьянством, социалистический демократизм, равноправие наций, пролетарский интернационализм и др.

Практика всех стран социалистического лагеря, опыт международного коммунистического и рабочего движения полностью подтвердили общность этих закономерностей, нашедших отражение в первой Советской Конституции, творцом которой был Ленин.

 

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 411.

2 В. И. Ленин. Полы. собр. соч., т. 30, стр. 199

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 02—63.

4 См. «Протоколы заседаний ВЦИК 4гГО созыва». Стенографический отчет, стр. 21, 293—310.

5 См. Ленинский сборник XXI, стр. 276

6 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 147, л. 2—3.

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 300.

8 См. «История революционного движения на Тереке». Сборник статей, воспоминаний и материалов № 1. Пятигорск, 1924, стр. 144. 147, 152, 171—172.

9 «Известия Пятигорского Совета» № 49, 18 (5) июня 1918 г.

10 «Известия Пятигорского Совета» № 49, 18(5) июня 1918 г.

11 «Известия Пятигорского Совета» № 50, 19(6) июня 1918 г.

12 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 83— 88, 232—237.

13 «История советского государства и права. Кн. 1. Становление советского государства и права (1917— 1920 гг.)». М., 1968, стр. 138.

14 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 81, л 2.

15 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 687.

16 См. Ленинский сборник ХХI, стр. 99—100.

17 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 99, л. 4, 36.

18 Н. Горожанкина. Встреча с Ильичем (ИМЛ, сект, произв. В. И. Ленина, ф. неопубл. воен., л. 1—2).

19 «Большевик» (Кунцево), 22 января 1987 г.

20 А. X. Бровкин. Лично к Ленину.— «Рассказы рабочих о Ленине». М., 1960, стр. 116.

21 ЦПА НМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 121, л. 1.

22 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 405—406.

23 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 94.

24 «Вестник [Народного] комиссариата внутренних дел», 1918, № 18—19, стр. 21.

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 21.

26 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 50, стр. 84.

27 8. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 36, стр. 450

28 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 108.

29 «Красная газета» (Ленинград), 20 января 1929 г.

30 Т. П. Зинкевич. Дни тревоги (Воспоминания...) — «Сборник Истпарта Архангельского губкомя РКП (б)» № 1. Архангельск, 1925, стр. 7—8.

31 См. «Волна» (Архангельск), 26 января 1924 г.

32 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 89, л. 2, 28 об.

33 А. Д. Метелев. Падение Архангельска (1918— 1919 гг.). М., 1926, стр. 82-84.

34 До германской оккупации, до февраля 1918 г., существовала Западная область. Во главе ее стоял Совнарком областного исполнительного комитета Западной области и Западного фронта (Облискомзап), сформированный 26 ноябр