Содержание материала

 

Глава пятая

«НАД РАЗВИТИЕМ ОРГАНИЗАЦИИ СОВЕТОВ И СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ ПРИХОДИТСЯ НЕОСЛАБНО РАБОТАТЬ»

Главным «звеном цепи», за которое нужно было ухватиться в 1918 г. прежде всего, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену в исторической цепи событий, В. И. Ленин считал укрепление государства, создание Советской Конституции. «Какое «звено цепи»? 1918 — Советы»1, — писал он.

Советская власть, установленная в октябре 1917 г., явилась политической формой диктатуры пролетариата, диктатуры передового класса, поднимающего к самостоятельному участию в управлении государством десятки и десятки миллионов трудящихся. «...Советы суть высшая форма демократизма,— писал В. И. Ленин,— даже более: начало социалистической формы демократизма»2.

Социалистический характер пролетарского демократизма Ленин видел, во-первых, в том, что избирателями являются трудящиеся и эксплуатируемые массы; во-вторых, что массы сами определяют порядок и сроки выборов и имеют право отзыва тех, кого они выбрали; в-третьих, что создается наилучшая массовая организация пролетариата, позволяющая ему руководить широкими массами эксплуатируемых, втягивать их в политическую жизнь, воспитывать их политически, а это первый приступ к тому, чтобы население действительно поголовно училось управлять и начинало управлять.

Ленин требовал всемерного укрепления диктатуры пролетариата, укрепления власти Советов; от местных советских органов — единообразного понимания и неукоснительного исполнения законов и декретов Советской власти и распоряжений центральных властей.

Некоторые местные органы допускали неподчинение центральным органам государственной власти, принимали решения, противоречащие политике Советского правительства. Вот один из примеров. Нарком продовольствия А. Д. Цюрупа получил из Архангельска от заместителя председателя губисполкома П. Ф. Виноградова телеграмму от 21 апреля, в которой тот назвал нелепым распоряжение центральной Советской власти. Цюрупа показал ее Ленину, который тут же написал телеграмму Виноградову: «...Я объявляю Вам официально выговор за это и заявляю, что если Вы не возьмете обратно столь недопустимого выражения, то я подниму вопрос о предании Вас суду, ибо если мы добросовестно учим дисциплине рабочих и крестьян, то мы обязаны начать с самих себя.

Председатель Совнаркома

Ленин»3.

 

Организационной основой построения советского государственного аппарата Ленин считал принцип демократического централизма. Этот принцип предусматривает централизацию государственного аппарата, с одной стороны, и широкое вовлечение трудящихся масс в управление государством — с другой, выработку общих централизованных указаний, обязательных для нижестоящих органов, которые в свою очередь наделены широкими правами в реализации этих указаний с учетом местных условий и особенностей, с всемерным развитием и использованием творческой инициативы трудящихся масс.

Ленин принимал активное участие в мероприятиях, связанных с определением задач Советов. 20 мая он участвовал в заседании ВЦИК, на котором обсуждался вопрос о задачах Советов в деревне4. 7 июня Ленин беседовал с представителями с мест по вопросу о выборах в Советы, разъяснял им, что трудящиеся имеют право отзыва своих представителей в Советах5. Через две недели (позднее 22 июня) он подписал обращение «Всем Совдепам» с указанием, чтобы они в своей борьбе против врагов Советской республики не производили незаконных арестов6. Сам Ленин внимательно следил за работой Советов, помогал им.

Воплощая в жизнь лозунг «Вся власть Советам!», трудящиеся в некоторых местностях понимали его как полноту власти местных Советов, не допускающую вмешательства в их работу центральных органов. Поэтому в деятельности некоторых местных органов Советской власти проявлялись тенденции сепаратизма, местничества и децентрализма. Свою политику они определяли подчас не общими, большими задачами революции, а узкими, местными интересами. Это были ошибки роста, созидания, поисков. Некоторые представители сибирских Советов выдвинули даже идею «самостоятельности Сибири» и права вести собственную внешнюю политику, создав для этого Комиссариат иностранных дел при Центросибири. Получив об этом записку из Иркутска Я. Д. Янсона, В. И. Ленин тут же, 13 апреля, подписывает написанную И. В. Сталиным срочную, «вне всякой очереди» правительственную телеграмму: «В ответ на вашу записку об иностранном комиссариате при Центросибири и о самостоятельности Сибири считаю нужным сообщить, что, по мнению Совнаркома, нет никакой необходимости в иностранном комиссариате при Центросибири; так называемая самостоятельность Сибири только облегчит формально дело аннексии с Востока; перед вами примеры независимой Украины, Финляндии. Предлагаю ограничиться автономией Сибири, как неразрывной части России, и остановиться на институте комиссаров при Народном комиссариате по иностранным делам, от которого вы будете получать директивы и именем которого будете действовать.

Председатель Совнаркома Ленин»7.

В мае (не ранее 13) Ленин принял председателя Пятигорского окружного Совета Г. Г. Анджиевского8, командированного местным исполкомом в Москву для выяснения, «какая схема работ должна быть у местных Совдепов».

«Местный Исполнительный Комитет,— говорил Г. Г. Анджиевский в докладе на общем собрании Пятигорского Совета 16 июня,— посылая меня в Москву, выдвинул два вопроса, за разрешением которых нужно было мне обратиться в Совет Народных Комиссаров: 1) вопрос о привлечении офицерского состава в армию и 2) вопрос о расширении базиса Советской власти, т. е. привлечение к власти всех трудовых элементов»9.

Ленин разъяснил Анджиевскому ошибочность его взглядов на деятельность местных органов и указал, что в работе необходимо исходить не из местных интересов, а из международного и внутреннего положения страны.

«Я был принят Лениным,— продолжал Анджиевский,— и доложил ему о нашей работе и наших позициях. Он мне сказал: «Вопрос этот так, как Вы его поставили, нельзя ставить. Для того, чтобы разрешить практические вопросы, надо исходить из общих положений...»10. « Политика местной колокольни,— сделал вывод Анджиевский,— бесповоротно осуждена. При работе необходимо исходить из основных положений, принятых для всей Советской России. Неуклонно должна проводиться самая строгая централизация»11.

 

Большое внимание в период передышки Ленин уделял работе Московского Совета. 12 марта и 23 апреля12 он выступил на его заседаниях.

Первое время после переезда Советского правительства из Петрограда в Москву наряду с Советом Народных Комиссаров существовал и Московский областной Совет народных комиссаров. Он был создан 20 марта. В его деятельности сказывалось сильно влияние «левых коммунистов» и левых эсеров. С первых же дней своего существования Совнарком Московской области противопоставил себя центральным органам Советской власти. Он выдвинул условие, чтобы Советское правительство обращалось к Советам губерний Московской области исключительно через него. «...Никакие органы местного Совета,— говорилось в одном из постановлений Московского областного Совета,— не могут получать предписаний от кого бы то ни было»13. Совнарком Московской области выступил против мероприятий Наркомпрода и Наркомфина РСФСР, потребовал денационализации Московского банка, принял решение о выпуске своих денег, установил свой порядок издания декретов и т. п.

Параллельное существование СНК РСФСР и Московского областного СНК вносило неразбериху в работу обоих органов. Нередко они одновременно занимались одними и теми же вопросами.

Несмотря на сепаратистскую позицию Московского областного Совнаркома, руководимого «левыми коммунистами», и параллелизм в работе его и СНК РСФСР, Ленин, однако, не сразу поставил вопрос о его упразднении. Он считал, что практика, жизнь, опыт должны проверять действенность тех или иных организационных форм Советской власти, и поэтому допускал возможность попробовать сначала разграничить функции этих двух органов, согласовать их деятельность. Для этого Ленин на заседании Совнаркома 25 марта14 внес предложение избрать специальную комиссию для разграничения и согласования деятельности Совнаркома РСФСР и Совета народных комиссаров Московской области. Предложение Ленина было принято Совнаркомом. В эту комиссию вошли В. И. Ленин, Я. М. Свердлов и др.

Этот вопрос рассматривался с участием Ленина на заседании ЦК партии 29 марта15. Второй раз он обсуждался на заседании СНК 19 апреля. Докладчик, председатель Московского Совета М. Н. Покровский, представил проект постановления о том, что все распоряжения центральной власти, касающиеся Московской области, проводятся в жизнь через Московский областной Совнарком. Ленин просмотрел этот проект тут же на заседании, отверг его, а вместо него написал свой «Проект резолюции СНК»16. В нем говорилось о необходимости создать комиссию из представителей Совнаркома, Московского Совнаркома и ВЦИК (по два человека) для разбора всех конфликтов между обоими Совнаркомами и более точного разграничения их функций и прав. Ленин составил также список членов комиссии — представителей Совнаркома РСФСР. Проект Ленина был принят Совнаркомом17.

Каждую свою поездку в районы Москвы и в Подмосковье, даже неделовую, Ленин использовал, чтобы встретиться там и побеседовать с местными партийными и советскими работниками, с рабочими и крестьянами. В начале лета, будучи в Кунцево Московского уезда Московской губернии в поисках помещении для летнего отдыха, В. И. Ленин заехал в Кунцевский волисполком, побеседовал там с председателем Совета В. И. Румянцевым и членом исполкома Н. Горожанкиной. «Мы бродили по парку и беседовали,— вспоминала Н. Горожанкина.— Он спрашивал меня о работе Совета, настроениях крестьянства, взаимоотношениях с учительством, о партийной работе и т. д.»18

 

В. И. Ленин. Художник П. Васильев

 

Перед отъездом по просьбе Горожанкиной Ленин согласился выступить на общеволостном собрании Кунцевской партийной организации.

«Помню, как радостно встретили Владимира Ильича все присутствующие на этом собрании,— писал в своих воспоминаниях член военно-революционной боевой тройки Совета, рабочий-ткач, член партии с 1903 г. С. С. Горохов,— среди которых было много крестьян, как внимательно слушали его пламенную речь, затаив дыхание.

...Он указывал в своей речи нам, как надо строить новое, советское государство, укреплять Советы, вести беспощадную борьбу с врагами...»19

Опыт рабочих и крестьян по созданию органов Советской власти приобретался нередко и путем ошибок. На местах отсутствовало необходимое единообразие в построении Советов. Местные органы иногда копировали центральные органы Советской власти. Наряду с Московским областным СНК в некоторых местах были учреждены свои совнаркомы — областные, губернские, уездные и даже волостные и городские. Так, в Орле наряду с губисполкомом существовал Совнарком Орловской губернии. В некоторых уездах, как и в губернии, также были созданы совнаркомы.

Ленин тактично помогал местным партийным и советским работникам находить правильные, наиболее совершенные организационные формы Советской власти на местах. Беседуя 30 мая с представителями Елецкого уезда Орловской губернии, Ленин с удивлением узнал, что у них есть тоже свой совнарком.

«Стал я ему объяснять, как была организована у нас Советская власть, — вспоминал впоследствии член делегации А. X. Бровкин.— А дело-то в том, что ельчане по-своему поняли распоряжение организовать власть на местах, поняли его как необходимость иметь такую же структуру и название местных органов новой власти, как и в самом Петрограде. В декабре 1917 г. был образован уездный совнарком. В него вошли 14 народных комиссаров и столько же заместителей, которые назывались товарищами комиссаров. На первом заседании нашего совнаркома каждому народному комиссару было поручено организовать свой комиссариат...

Хитро прищурив один глаз, Ленин спросил:

— Кто же у вас председатель совнаркома?

Я ответил:

— Сын крестьянина Сергиевской волости Горшков Иван Никитич.

- А вы кто?

- Наркомздрав.

Владимир Ильич весело засмеялся и сказал:

- Ну зачем же вам совнарком? Называйте свою местную власть так, как она зовется по всей России,— Совдеп»20.

Слепое подражание на местах структуре центральных органов доходило иногда до абсурда. В Курской губернии существовали рядом губернский Совнарком и Малый Совнарком. Некоторые губернские Советы (Казанский, Тверской и др.) объявляли себя республиками. В одних губерниях и уездах были избраны съездами Советов исполнительные комитеты Советов, в других — имелись только президиумы Советов.

Ввиду параллельного существования Совнаркома РСФСР и ряда областных Советов комиссаров встал вопрос о порядке образования последних. Он обсуждался 21 мая на заседании Совнаркома. Было поручено Наркомюсту в короткий срок выработать проект декрета о порядке образования областных советов комиссаров и сообщить проект в первую очередь наркоматам внутренних дел, финансов и государственного контроля и по получении их заключения внести проект на рассмотрение Совнаркома21.

Совет Народных Комиссаров Москвы и Московской области был упразднен постановлением Президиума ВЦИК от 9 июня22. Затем были упразднены совнаркомы и в других местах.

 

Организационные формы Советской власти на местах становились все более единообразными и прочными. Ленин считал, что необходимо добиться массового привлечения бедноты к практическому участию в управлении. Большую роль в этом сыграли комитеты бедноты, созданные 11 июня при непосредственном участии Ленина.

Декрет об организации и снабжении деревенской бедноты, предложенный А. Д. Цюрупой, обсуждался Совнаркомом 8 июня. Ленин отредактировал проект и сделал поправки. В таком виде декрет был утвержден Совнаркомом и внесен во ВЦИК.

Левые эсеры настаивали на том, чтобы обсуждение декрета во ВЦИК было отложено хотя бы на один день. 10 июня, когда декрет должен был обсуждаться во ВЦИК, во время совещания большевистской фракции ВЦИК Я. М. Свердлов написал записку В. И. Ленину о предложении левых эсеров. Свердлов писал, что и он, и А. Д. Цюрупа считают, что можно согласиться с этим, так как ввиду затяжки совещания фракции заседание ВЦИК еще не началось. В ответ на записку Я. М. Свердлова В. И. Ленин направил ему телефонограмму следующего содержания: «Цюрупе обещано, чтобы во вторник было в печати. Решайте с Цюрупой сами. Я левым эсерам совсем теперь не доверяю»23. Получив ответ В. И. Ленина, Я. М. Свердлов предложил заседание ВЦИК ввиду позднего времени перенести на следующий день. 11 июня было созвано экстренное заседание ВЦИК для обсуждения декрета. Левые эсеры решительно выступили против принятия декрета. Однако ВЦИК большинством голосов утвердил «Декрет об организации и снабжении деревенской бедноты», и на следующий день декрет был опубликован за подписями В. И. Ленина и Я. М. Свердлова в газете «Известия ВЦИК» (№ 119).

Комбеды провели огромную работу по изъятию хлеба, конфискации земли и средств производства у деревенской буржуазии, по укреплению союза беднейшего крестьянства и рабочего класса, по привлечению среднего крестьянства на сторону Советской власти.

Перестройкой местных Советов руководил Народный комиссариат внутренних дел, возглавляемый Г. И. Петровским. Ко второй половине 1918 г. стихийность в организации местных органов Советской власти закончилась.

«Стихийный период «самостийности» губерний, уездов и волостей уже прошел... — указывалось в «Вестнике (Народного] комиссариата внутренних дел» в конце июля 1918 г. — Теперь начался обратный процесс. И самое здоровое, самое жизненное в нем то, что сама обратная волна идет непосредственно с мест, от самих низов, от самих местных Совдепов. Возникшие было «республики» постепенно перестали так себя именовать... Исчезают постепенно и местные «Совнаркомы», заменяясь более правильными... наименованиями. Исполнительных Комитетов... Так же незаметно и постепенно схлынул и водопад всевозможных местных комиссаров и происходит замена их более простым и правильным наименованием: «Заведующие отделами Исполнительного Комитета». Все эти изменения стоят в тесной связи с пробудившейся тягой к единству»24.

Выступая на съезде председателей губернских Советов 30 июля с речью, Ленин отметил, что прошедшие восемь месяцев после революции показали, что рабочий класс, взявший управление в свои руки, способен справляться с этой задачей. Народная масса, преодолевая робость и нежелание взять работу в свои руки, наконец-таки берется сама за работу управления и строительства социалистического государства.

«Лозунг «вся власть Советам» привел к тому, что на местах хотели прийти к опыту государственного строительства путем собственных ошибок. Такой переходный период был необходим и оказался благотворным. В этом стремлении к сепаратизму было много здорового, доброго, в смысле стремления к созиданию»25,— говорил В. И. Ленин. Жизнь показала, что рабоче-крестьянские массы обладают большим опытом, чем это можно было ожидать. Работа все больше налаживалась.

Ленин требовал, чтобы всяческие шаги, направленные на привлечение трудящихся масс к практическому участию в управлении, причем, чем разнообразнее, тем лучше, тщательно регистрировались, систематизировались, изучались, проверялись более широким опытом, узаконялись.

Сам Ленин внимательно относился к положительному опыту работы Советов, к организации его пропаганды и поощрения.

Примером этого может служить прием им 30 мая представителей Елецкого уездного Совета Орловской губернии.

Убедившись во время беседы, что в уезде налажен порядок, В. И. Ленин предложил газете «Известия ВЦИК» поместить интервью с представителями уезда. Во время беседы с ними В. И. Ленин написал письмо об этом в редакцию газеты. «Образцовый уезд по порядку, учету культурных имений и хозяйству в них, по подавлению буржуазии»26,— писал он в письме.

Заместитель наркома внутренних дел И. Г. Правдин, который ездил в июне в Тулу, Елец и Орел, в беседе с В. И. Лениным подтвердил, что в Елецком уезде кулаки полностью устранены из Советов. Ленин, выступая на следующий день, 27 июня, с докладом на IV конференции профсоюзов и фабзавкомов Москвы, специально останавливался на этом примере.

«Я позволю себе,— сказал он,— привёсти тот пример, который особенно жив в моей памяти, потому что мне пришлось слышать вчера о том, что было в Елецком уезде. Там, благодаря организации Совдепа, благодаря тому, что там нашлись сознательные рабочие и беднейшие крестьяне в достаточном количестве, удалось закрепить власть бедноты. Когда у меня были с докладом первый раз представители Елецкого уезда, я не поверил им, я подумал, что люди прихвастнули, но мне подтвердили товарищи, специально посланные из Москвы в другие губернии, что можно только приветствовать их постановку дела, подтвердили, что в России есть такие уезды, где местные Совдепы оказались на высоте задачи, сумевши добиться полного устранения из Советов кулаков и эксплуататоров и организовать трудящихся, организовать бедноту»27.

В Темниковском уезде Тамбовской губернии тоже кулаки были вытеснены из всех Советов. Узнав об этом 28 июня из беседы с представителем Темниковского Совета С. И. Лебедевым, который попросил дать уезду ссуду в 1,5 млн. руб., В. И. Ленин направил его с запиской в Наркомвнудел А. П. Смирнову или Г. И. Петровскому и в Наркомфин И. Э. Гуковскому. В записке он рекомендовал Лебедева и просил оказать помощь уезду. «Из рассказа видно,— писал В. И. Ленин в записке,— что дела в уезде образцовы. Крайне поучительный пример образцового уезда, во всех Совдепах на деле вытеснили кулаков. По-моему, такому уезду необходимо оказать помощь в первую очередь» 28.

Ленин с исключительным вниманием относился к просьбам отдельных местных Советов об оказании им помощи.

Обращались к нему с такими просьбами в тот период Петроградский, Архангельский, Луганский, Смоленский и другие Советы. Решая вопросы о помощи местным Советам, Ленин в то же самое время учил их правильным методам работы.

В начале апреля 1918 г. Петроградский Совет оказался в стесненных денежных обстоятельствах. Коммунистическая фракция направила от петроградских рабочих делегацию к Ленину. В состав делегации вошли С. С. Лобов, И. К. Наумов и Тюшин. Приехав в Москву, делегация обратилась к председателю ВЦИК Я. М. Свердлову. Тот поддержал их и провел к В. И. Ленину, чтобы он тоже дал свое согласие на отпуск Петрограду денег.

«Мы были приняты в Кремле Владимиром Ильичем,— вспоминал С. С. Лобов,— которому рассказали, зачем приехали. Выслушав нас, Владимир Ильич спросил: «Почему именно столько и на что?» К великому нашему стыду, мы были так неграмотны, что не могли толком ответить, не посоветовавшись, почему нам именно такая сумма нужна и на что... Владимир Ильич отчитал нас: «Как же вы думаете строить новое общество, если не додумались нанять бухгалтера, чтобы он составил вам смету?» ...Ушли мы от Владимира Ильича, добившись того, что он сделал распоряжение об отпуске нам крупной суммы. Уходя от Владимира Ильича, мы почувствовали ту огромную зарядку, которую он нам давал, занимаясь с нами индивидуальной обработкой.

Приехав обратно в Питер, мы, понятно, доложили о том глупом положении, в каком мы оказались перед Владимиром Ильичем, и начали заводить бухгалтерию и учиться с самых азов хозяйничать»29.

Много Ленину пришлось заниматься помощью Архангельскому Совету. Еще до переезда Советского правительства из Петрограда в Москву к нему обратился по телефону приехавший в Петроград член президиума и Военного отдела Архангельского губисполкома Т. П. Зинкевич с просьбой отпустить Совету денежные средства.

«...Тов. Ленин сказал,— вспоминал Т. П. Зинкевич,— что он поговорит с тов. Спунде, работавшим тогда в банке, чтобы он Архангельск выделил по нуждаемости в дензнаках в особую категорию. Владимир Ильич извинялся, что он меня лично не может принять (в это время он как раз собирался из Смольного в Москву, куда переезжал Совнарком)...»30 Позже, 3 апреля, уже в Москве в беседе с председателем Архангельского губисполкома А. П. Поповым о положении дел в Архангельске и о работе губисполкома Ленин обещал поддержать его просьбу об отпуске средств на сплавные и другие работы и пригласил его на очередное заседание Совнаркома. Через день Ленин сам звонил по телефону на квартиру, где остановился Попов, чтобы пригласить его на заседание к 7 часам вечера31.

На заседании при обсуждении вопроса об отпуске 62 млн. руб. Архангельскому губисполкому Ленин поддержал просьбу Попова. Он дважды выступил по этому вопросу, предложив, чтобы Петроградский банк выдал 20 млн. руб. через две недели, а позже еще, и внес следующий проект постановления: «Подтвердить решение Петроградского банка выдать 20 млн. руб. с предложением удовлетворить требование Архангельского Совета по мере увеличения нами запасов денежных знаков». Совнарком принял это постановление.

На этом заседании Ленин поддержал ходатайство делегации от рабочих и представителей Совета г. Луганска и его окрестностей об отпуске денег Луганскому отделению Госбанка. В своем выступлении по этому вопросу Ленин сказал, что СНК признает правильность этих требований, не сносясь с банком32. Через два месяца, 2 июля, по просьбе Я. М. Свердлова В. И. Ленин снова принял представителей Архангельского губисполкома А. Д. Метелева, А. Г. Васильева и др. Он заслушал доклад Васильева о военном положении на севере и дополнение к нему Метелева.

«Я докладывал Владимиру Ильичу,— вспоминал А. Д. Метелев,— о политическом настроении масс, об активности меньшевистских и эсеровских партий, о причинах ареста верхушек этих партий и об общем положении советской работы в Архангельске...

Дальше мы перешли к информации о работах только что закончившегося II губернского съезда Советов.

- Что на съезде говорили мужички? — спросил Владимир Ильич.

- Прежде всего и почти в один голос крестьяне требовали продовольствия, потом требовали ассигнования на содержание местных аппаратов власти, постройку дорог, на школы и т. п...

Дальше мы рассказали Владимиру Ильичу о важнейших решениях съезда, ходе его работ и тех настроениях, которые господствовали на съезде в связи с происшедшей оккупацией некоторых мест по Беломорскому побережью.

Когда мы окончили свой доклад, Владимир Ильич на все пункты нашего доклада... дал нам соответствующие исчерпывающие разъяснения...

Мы расставались с Ильичем с полной уверенностью, что временное падение Архангельска не может явиться решающим фактором в деле пролетарской революции. Решающим моментом будет наше внутреннее состояние и наша внутренняя политика, от которой целиком будет зависеть судьба Советской власти. Такой вывод у нас получился от разговоров с Владимиром Ильичем»33.

Нашел поддержку у Ленина и председатель исполкома Смоленского Совета С. В. Иванов, обратившийся к нему 20 июня с просьбой поставить на повестку дня заседания СНК вопрос о Западной области как административной и хозяйственной единице и о денежной помощи на организацию и устройство ее34. «Он принял меня немедленно,— писал С. В. Иванов,— внимательно выслушал и попросил зайти в Госконтроль, чтобы там был подготовлен по этому вопросу доклад для СНК»35.

В тот же день вопрос в Госконтроле был улажен. Иванов и председатель Смоленского совнархоза Найденков обратились в СНК с просьбой об ассигновании 10 млн. руб. Западной области. Вопрос был включен в повестку дня и обсужден на следующий день, 21 июня.

Не предрешая вопроса об образовании Западной области, Совнарком принял постановление оказать помощь Смоленскому областному Совету как губернскому, ассигновать ему авансом под будущую смету 4 млн. руб., предоставив ему право оказывать помощь Витебскому и Могилевскому Советам36.

27 июля Совнарком под председательством В. И. Ленина утвердил постановление Малого СНК от 25 июля о выдаче ссуды Ядринскому, Симбирскому и Смоленскому исполкомам37.

Руководители многих Советов и других организаций с огромной признательностью вспоминали позднее о той большой поддержке, которую оказывал им Ленин.

Советы под руководством Советского правительства во главе с Лениным росли и крепли с каждым днем.

Одновременно шло национально-государственное строительство, становление советской национальной государственности.

* * *

В результате победы Октябрьской революции возникло Советское социалистическое государство в виде Российской Советской Республики, что было законодательно оформлено II Всероссийским съездом Советов, состоявшимся 25—27 октября (7—9 ноября) 1917 г.

До принятия первой Конституции РСФСР, кроме РСФСР была создана (в середине декабря 1917 г.) еще одна Советская республика — Украинская ССР. Она вступила с Советской Россией в федеративные отношения.

II Всеукраинский съезд Советов, открывшийся 17 марта в Екатеринославе, обсудил вопрос о федеративных связях Украины и России. В резолюции по докладу председателя Народного секретариата Н. А. Скрыпника подчеркивалось, что необходимо возобновить прерванные Брестским договором федеративные связи советских республик.

«Трудящиеся массы Украины,— говорилось в резолюции, — выражают твердую уверенность, что дальнейшей борьбой рабочего класса на Украине и в других странах мира уже в ближайшем будущем должна быть восстановлена эта формальная федеративная связь, и все советские республики объединятся в единую мировую социалистическую федерацию»38.

Вскоре после съезда в Москву прибыло Чрезвычайное посольство Украины во главе с Н. А. Скрыпником. Совнарком РСФСР 3 апреля под председательством Ленина заслушал декларацию Чрезвычайного посольства и принял предложенную Г. В. Чичериным революцию. В неё приветствовалось правительство Советской Украины и выражалось «восторженное сочувствие героической борьбе трудящихся и эксплуатируемых масс Украины»39.

Территория УССР вскоре после ее создания была оккупирована германскими войсками, что прервало дальнейшее развитие федеративных отношений России с Украиной.

Резолюция III Всероссийского съезда Советов «О федеральных учреждениях Российской Республики» предусматривала, что Российская Советская Республика представляет собой союз свободных наций, федерацию советских республик, народов России. Она составляется также из областей, отличающихся особым бытом и национальным составом населения.

Ленин считал федерацию главной формой сотрудничества различных народов многонациональной Советской России. Он указывал, что советская федерация явится основой прочного объединения различных национальностей в единое демократическое централизованное Советское государство.

Совнарком выпустил обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», которое в первую очередь было направлено к таким мусульманским народам России, как народы Поволжья, Средней Азии, Сибири, Закавказья, Северного Кавказа. «Отныне ваши верования и обычаи,— говорилось в обращении,— ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это»40.

Народы Советской России под руководством и при поддержке Советского правительства во главе с Лениным уже в период мирной передышки приступили к строительству своих советских национальных автономных республик, к формированию Российской Федерации.

Одной из первых на юге России была Терская Автономная Советская Республика. II съезд народов Терека, проходивший в феврале в Пятигорске, объявил о создании Терской Автономной Советской Республики, входящей в состав РСФСР.

ЦИК Тавриды, образованный в феврале Чрезвычайным съездом Советов Таврической губернии, провозгласил 21 марта создание Советской Республики Тавриды.

Военно-революционный комитет Дона 23 марта объявил Область Войска Донского Донской Советской Республикой. I съезд Советов Донской республики, открывшийся в Ростове 9 апреля, подтвердил автономную связь Дона с Россией41. Донская Советская Республика, Таврическая Советская Республика решительно высказались за федеративные отношения с РСФСР42.

Однако Таврическая и Донская республики существовали недолго. Нарушив Брестский договор, немцы начали наступление на Крым и Дон. 30 марта они вторглись в Крым, а 8 мая заняли Ростов. Правительство РСФСР выступило 13 мая с нотой протеста против отторжения Крыма от РСФСР. В основу ноты лег написанный В. И. Лениным «Протест германскому правительству против оккупации Крыма»43.

Одной из первых республик, образованных в составе РСФСР, была Туркестанская республика.

IV Чрезвычайный краевой съезд Советов Туркестана, состоявшийся 19—26 января, принял предложенную фракцией большевиков и поддержанную левыми эсерами резолюцию «Об автономии Туркестана». Попыткам эсеров, меньшевиков и представителей буржуазно-клерикальных организаций добиться автономии Туркестана на буржуазной основе съезд противопоставил идею национальной автономии Туркестана на советской основе.

Совнарком РСФСР назначил в Туркестан чрезвычайным уполномоченным П. А. Кобозева для помощи большевикам Туркестана.

Ленин придавал огромное значение установлению правильных отношений с народами Туркестанского края: «Установление правильных отношений с народами Туркестана имеет теперь для Российской Социалистической Федеративной Советской Республики значение, без преувеличения можно сказать, гигантское, всемирно-историческое.

Для всей Азии и для всех колоний мира, для тысяч и миллионов людей будет иметь практическое значение отношение Советской рабоче-крестьянской республики к слабым, доныне угнетавшимся народам»44.

20 апреля в Ташкенте открылся V краевой съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских, мусульманских и дехканских депутатов Туркестанского края. Центральным вопросом съезда был вопрос об автономии Туркестана. На нем выступил П. А. Кобозев с докладом об автономии Туркестана, в котором подробно изложил принципы национальной политики Советской власти45. Съезд прислал Совнаркому приветственную телеграмму, в которой одобрял его правильную национальную политику. В. И. Ленин вместе с наркомом по делам национальностей И. В. Сталиным направил 22 апреля приветственную телеграмму съезду, Совнаркому Туркестанского края, члену Туркестанского ЦИК Ю. И. Ибрагимову и заместителю председателя Туркестанского ЦИК А. С. Клевлееву.

«Можете быть уверены, товарищи,— говорилось в телеграмме,— что Совнарком будет поддерживать автономию вашего края на советских началах; мы приветствуем ваши начинания и глубоко уверены, что вы покроете весь край сетью Советов, а с существующими уже Советами будете действовать в полном контакте»46.

Съезд принял решение о создании комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Туркестанского края для определения границ и взаимоотношений Туркестанской республики и РСФСР. В телеграмме за подписями Ленина и Сталина предлагалось направить эту комиссию в Москву «для совместной разработки вопроса об определении отношения полномочного органа вашего края к Совету Народных Комиссаров»47.

Телеграмма была зачитана на съезде и встречена с исключительным подъемом48. Съезд провозгласил автономию Туркестанской Советской Федеративной Республики, избрал ЦИК (Турции) и Совнарком и утвердил «Положение о Туркестанской Советской Федеративной Республике»49.

Чрезвычайная делегация Туркестанской республики прибыла во второй половине июля в Москву. По прибытии она была принята Я. М. Свердловым.

24 июля была создана объединенная комиссия для совместной работы по определению федеративных взаимоотношений Туркестанской Советской Федеративной Социалистической Республики и правительства РСФСР, в которую вошли вся туркестанская делегация, представители ВЦИК, Наркомюста, Наркомнаца и некоторых других ведомств. Комиссия безоговорочно признала права Туркестана на автономию.

Ввиду чрезвычайных событий в Туркестане и на других фронтах Президиум ВЦИК 31 июля предложил прервать работу комиссии и делегатам от Туркестана немедленно выехать на места50.

Позднее комиссия совместно с Наркомнацем разработала первую конституцию Туркестанской АССР, которая была принята VI Чрезвычайным съездом Советов Туркестанского края в октябре 1918 г.

Объявление Туркестанского края Автономной Советской Социалистической Республикой сыграло большую роль в устранении недоверия ранее угнетенных наций к русскому народу, в упрочении Советской власти на восточных окраинах страны и имело огромное международное значение в деле революционизирования колониальных народов всего Востока.

Империалисты стремились захватить Советский Туркестан и превратить его в свою колонию. Английские войска летом 1918 г. начали вторжение на его территорию. Узнав об этом из письма И. В. Сталина из Царицына от 7 июля, Ленин по прямому проводу предложил ему попросить председателя Бакинского СНК помочь оружием и людьми Туркестану51.

15 июля председатель СНК Туркестанской республики Ф. И. Колесов направил В. И. Ленину радиограмму о смертельной опасности, нависшей над республикой, и о контрреволюционном эсеровском мятеже в Ашхабаде.

Он просил поддержки деньгами, снарядами, оружием и войсками, информации о положении в Советской России и о судьбе туркестанских делегаций в Москве.

17 июля Ленин написал ему ответную телеграмму в Ташкент: «Принимаем все возможные меры, чтобы помочь вам. Посылаем полк... Не предавайтесь отчаянию, старайтесь изо всех сил связаться постоянной и прочной связью с Красноводском и Баку»52.

23 июля В. И. Ленин, нарком связи В. Н. Подбельский и В. В. Куйбышев подписывают радиотелеграмму Совнаркому Туркестанской республики с просьбой сообщить о политическом и экономическом положении Ташкента и Туркестанского края и впредь регулярно информировать Совнарком РСФСР53.

В середине 1918 г. Туркестанская республика оказалась в железном кольце фронтов гражданской войны. Экономические связи ее с Советской Россией были прерваны. Почти полтора года Советский Туркестан был оторван от РСФСР.

В мае III Чрезвычайный съезд Советов Кубани и Черноморской республики провозгласил образование Кубано-Черноморской Советской Республики как части РСФСР54.

Борьба с контрреволюцией требовала объединения всего Северного Кавказа в одну советскую республику. После необходимой подготовительной работы на I съезде Советов Северного Кавказа, созванном 7 июля 1918 г., была принята резолюция об объединении Кубано-Черноморской и Терской республик, а также Ставрополья в единую Северо-Кавказскую республику, входящую в состав РСФСР.

Таким образом, трудящиеся всех советских республик, возникших весной и летом 1918 г., провозгласили единство своих республик с РСФСР в виде автономий.

Автономные республики первой половины 1918 г. представляли собой, как правило, территориальную автономию. Они были многонациональными. Советское же правительство проводило политику создания национально-территориальной автономии. Поэтому после освобождения от интервентов и белогвардейцев республики Дона, Кубани, Черноморья, Тавриды, Северного Кавказа не были восстановлены. Вместо них были созданы национально-территориальные автономии.

 

В первой половине 1918 г. было намечено также образование Татаро-Башкирской Автономной Советской Республики и автономии Киргизского края (Казахстана).

Трудящиеся татары и башкиры первыми откликнулись на обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» и выдвинули в противовес сепаратистским тенденциям националистической буржуазии и духовенства требование о создании Татаро-Башкирской Советской Республики. Татарская и башкирская буржуазия, духовенство, офицерство и кулачество тоже выступали за автономию Урало-Волжского штата. Однако буржуазные националисты добивались автономии не на советской, а на буржуазной основе.

В феврале был созван областной Чрезвычайный совещательный съезд Советов Волжско-Камского бассейна, который поддержал предложение о создании областной федерации.

В Оренбурге 17 февраля был сформирован Временный революционный Совет Башкортостана (ВРСБ), который был утвержден 19 февраля Оренбургским военно-революционным комитетом и Мусульманским военно-революционным комитетом (создан после освобождения Оренбурга от дутовцев).

ВРСБ развернул большую работу по подготовке башкирской советской государственности, но, так как трудящиеся Башкирии стремились к созданию своей автономной советской республики, входящей в состав РСФСР, он отрицательно отнесся к плану создания Урало-Волжского штата.

В середине марта ВРСБ выработал «Проект положения об автономии Башкирии»55. Согласно Положению, автономная Башкирия должна была входить в состав России как один из федеративных штатов. В Москву 24 марта была направлена делегация под председательством чрезвычайного уполномоченного Б. А. Шафиева.

Революционные организации мусульман (Казанский социалистический комитет, Уфимский мусульманский военный совет и др.) вместе с Казанским и Уфимским Советами высказались за провозглашение Урало-Волжской Советской Республики. В середине марта они тоже прислали в Москву комиссию с ходатайством об утверждении этой республики.

Наркомнац в согласии с указанием Совета Народных Комиссаров РСФСР выработал и 23 марта опубликовал «Положение о Татаро-Башкирской Советской Республике Российской Советской Федерации»56. Уфимская, Оренбургская (башкирская часть), Казанская (за исключением чувашско-марийской части), прилегающие к ним мусульманские части Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний объявлялись Татаро-Башкирской Советской Республикой Российской Советской Федерации.

Целью объединения Татарии и Башкирии в одну советскую республику было объединение революционных сил народов Поволжья и Урала в борьбе с контрреволюцией.

Однако Наркомнац, по-видимому, был недостаточно хорошо информирован об отношении трудящихся башкир к этой идее.

Уральский, Оренбургский и Симбирский Советы высказались против Татаро-Башкирской автономии. IV районный съезд большевистской организации Южного Урала также высказался против Башкирской автономии. Его поддерживал Белорецко-Термянский ревком.

Положение предусматривало организацию комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. Это поручалось Комиссариату по делам мусульман Средней России при Наркомнаце.

Опубликовав Положение, Советское правительство тем самым лишило мусульманскую буржуазию и духовенство возможности спекулировать на требовании национальной автономии и ускорило переход национальных трудящихся масс на сторону Советов.

Решение о создании Татаро-Башкирской Советской Республики, как отмечалось впоследствии II Всероссийским съездом коммунистических организаций мусульманских народов Востока, «имело своим прямым последствием решительный поворот татаро-башкирских трудовых народных масс на сторону Советской власти, вырвав идеологическую почву из-под ног татарской и башкирской мелкой и крупной буржуазии»57.

Наркомнац предложил организовать специальное совещание для сформирования комиссии по созыву съезда. Совнарком в лице его Председателя В. И. Ленина поддержал эту инициативу Наркомнаца58. Комиссия должна была определить границы и характер национальной татаро-башкирской автономии.

21 апреля коллегия Наркомнаца приняла решение о созыве 5 мая совещания представителей всех заинтересованных в автономии Татаро-Башкирии губернских и городских Советов и соответствующих мусульманских комиссариатов, а также представителей Наркомнаца.

22 апреля В. И. Ленин и И. В. Сталин подписали телеграмму Советам и мусульманским комиссариатам Симбирска, Казани, Перми, Уфы, Оренбурга, Вятки и Екатеринбурга с предписанием прислать в Москву представителей на совещание для организации комиссии по созыву Учредительного съезда Советов этих губерний для определения границ и компетенции Татаро-Башкирской Советской Республики59.

Совещание по созыву Учредительного съезда Татаро-Башкирской республики проходило в Москве с 10 по 16 мая 1918 г. На нем присутствовало около 30 человек.

Представители от чувашской фракции Казанского Совета, казанских национальных комиссариатов по делам чувашей и мари, Уфимского мусульманского комиссариата, Пермского губернского Совета и Мусульманского комиссариата в своих выступлениях приветствовали создание Татаро-Башкирской республики.

Представители Казанского губернского, Уральского областного, Симбирского губернского Советов и др. выступили против образования Татаро-Башкирской республики. Они считали, что создание национальных республик противоречит пролетарскому интернационализму.

В период работы совещания (между 10 и 13 мая) В. И. Ленин в присутствии Я. М. Свердлова и И. В. Сталина встретился с участниками совещания Ф. Ф. Сыромолотовым и И. Я. Тунтулом — представителями Уральского облисполкома и Г. К. Шамигуловым — от Оренбургского губисполкома. Были заслушаны их доводы против создания Татаро-Башкирской республики. Во время этой беседы Ленин поддержал И. В. Сталина, который считал, что аргументы против создания республики исходят из отрицания авторами этих аргументов национального вопроса. Ленин разъяснил Тунтулу, что он упрощенно понимает проблему государственных форм при диктатуре пролетариата, и заявил, что национальная политика Советской власти будет осуществляться в соответствии с партийной программой60.

На совещании возник конфликт между И. В. Сталиным и некоторыми членами коммунистической фракции совещания (К. Грасисом, Г. Шамигуловым и др.), которые, выступая против создания автономной республики, обратились с письменным заявлением в ЦК РКП (б). Вопрос о конфликте рассматривался на заседании ЦК РКП (б) 13 мая. Ленин участвовал в этом заседании. Кроме членов ЦК на заседании присутствовали с совещательным голосом Ф. Ф. Сыромолотов и Г. К. Шамигулов. На заседании было принято решение, которое удовлетворило и присутствующих представителей фракции, и Сталина61.

Однако коммунистическая фракция продолжала конфликтовать и с И. В. Сталиным, и с большинством участников совещания, одобривших Положение об образовании Татаро-Башкирской республики. В результате фракция в составе пяти человек покинула совещание. Центральному Комитету партии снова 18 мая пришлось обсуждать этот вопрос. В вынесенном решении осуждались ушедшие с совещания коммунисты и указывалось, что выполнение решений ЦК для членов партии обязательно и коммунисты должны поддерживать Наркомнац в вопросе о созыве Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. ЦК поручил Я. М. Свердлову созвать новое заседание ЦК с представителями коммунистической фракции для ликвидации конфликта62.

На заключительном заседании абсолютным большинством голосов было одобрено «Положение о Татаро-Башкирской Советской Республике Российской Советской Федерации» и избрана комиссия из семи человек, в которую от Наркомнаца вошел Мулланур Вахитов. Комиссии была поручена подготовка созыва Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. С начала июня комиссия приступила к работе. Местные Советы тоже начали подготовку к съезду.

Для удовлетворения нужд рабочих и крестьян мусульман и объединения их вокруг Советской власти было решено на территории с мусульманским населением организовать мусульманские комиссариаты. Предписание об этом всем уездным и губернским Советам было подписано 29 июня В. И. Лениным вместе с заместителем по делам национальностей Ф. А. Розиным (Азисом) и комиссаром по делам мусульман Муллануром Вахитовым63.

Ленин следил за ходом подготовки съезда. В июне (не ранее 3 июня) ему стало известно, что Наркомнац задержал представленную ему комиссаром по делам мусульман Муллануром Вахитовым смету. От этой сметы зависели сроки созыва Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской республики. Поэтому Ленин обратился с запиской к заместителю наркома по делам национальностей С. С. Пестковскому: «В чем дело со сметой Вахитова на национально-мусульманскую агитацию, съезд и прочее? Почему Вы задержали эту смету?»64

Получив эту записку, Пестковский ответил, по-видимому, в секретариат Совнаркома: «Эта смета Вахитова предрешала вопрос об ускорении созыва Учредительного съезда Татаро-Башкирской республики, а между тем Сталин перед отъездом65 сказал, чтобы с этим делом не торопиться.

Должен обратить внимание, что громадное большинство членов коллегии Народного комиссариата по делам национальностей против созыва съезда и учреждения Республики. Против этого самым решительным образом также выступают все уральские и воинские Совдепы, так что желательно было бы вообще поговорить с Владимиром Ильичем об этом деле, и я просил бы назначить мне по этому поводу свидание. Пестковский»66.

К сожалению, нет данных о том, что С. С. Пестковский по этому вопросу встречался с В. И. Лениным, но важность вопроса и внимание В. И. Ленина к нему дают основания предполагать, что такая встреча была. К тому же в книге выдачи пропусков в здание правительства в Кремле за 6 июня имеется запись о выдаче пропуска С. С. Пестковскому67. В этой книге кроме сведений о выдаче постоянных пропусков, как правило, делались записи о выдаче пропусков тем лицам, которые шли на прием к В.И. Ленину. Сам Пестовский в своих воспоминаниях пишет лишь о своей беседе с В. И. Лениным, состоявшейся после отъезда И. В. Сталина, о приезжавшей из Грузии делегации крестьян от восьми «русских» волостей68. Но и во время этой беседы, и в дни заседаний Совнаркома, на которых Пестковский присутствовал неоднократно ввиду отсутствия Сталина, он мог поговорить с Лениным и о смете съезда. О том, что такой разговор был, говорит то, что Совнарком 17 июля утвердил ассигнование Наркомнацу для Центрального мусульманского комиссариата авансом в сумме 90 180 руб. на второе полугодие 1918 г. на организацию инструкторских курсов, издание журнала, содержание комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики. Предварительно этот вопрос был рассмотрен на заседании Малого СНК 16 июля69. Через день, 19 июля, В. И. Ленин подписал направляемое в Департамент государственного казначейства постановление СНК об этом70.

Ленин придавал большое значение широкому ознакомлению трудящихся мусульман с сущностью Советской власти, с политикой Советского правительства. 23 июля, например, он специально предложил Наркомнацу запросить Центральный мусульманский комиссариат о том, какие декреты, важнейшие распоряжения и постановления Советского правительства переведены на мусульманские языки, на какие именно, их тираж, как он распространяется и т. п.71

Созыв Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Советской Республики был назначен на 15 сентября. Начавшаяся гражданская война и иностранная военная интервенция не дали возможности созвать его. Впоследствии были созданы две отдельные автономные советские республики: в 1919 г.— Башкирская и в 1920 г.— Татарская.

Готовилась автономия и Киргизского края (Казахстана)72 на территории Северного, Западного и Восточного Казахстана и Северной Киргизии.

Чрезвычайному военному комиссару Тургайской области Алиби Джангильдину было предложено командировать в Наркомнац казахских делегатов для подготовки вопроса об автономии Казахстана. В телеграмме на имя И. В. Сталина 7 марта Джангильдин сообщил, что делегаты будут командированы из числа представителей Тургайокого областного съезда Советов, который вскоре должен состояться73.

В это время представители бывшего буржуазно-националистического правительства Алаш-орда братья X. и Ж. Досмухамметовы74 добивались у Советского правительства признания Алаш-орды, т. е. фактически буржуазной автономии Казахстана. Им удалось даже попасть (не позднее 2 апреля) на прием к В. И. Ленину и И. В. Сталину. Кроме того, 2 апреля главари Алаш-орды А. Букейханюв и X. Габбасов вызвали В. И. Ленина и И. В. Сталина к прямому проводу и говорили с ними об автономии Казахстана75. Однако попытки алаш-ордынцев не увенчались успехом.

21 марта — 2 апреля состоялся I съезд Советов Тургайской области. Съезд 24 марта послал в Совнарком В. И. Ленину телеграмму, в которой заявил о готовности своей и всего населения области стоять на страже завоеваний революции под руководством Советской власти.

После съезда чрезвычайный военный комиссар области Алиби Джангильдин, который был избран на съезде председателем облисполкома, с докладом о работе приостановлениями съезда приехал 6 апреля в Москву и был принят В. И. Лениным, Я. М. Свердловым и И. В. Сталиным. В беседе с Джангильдиным Ленин одобрил решения съезда76. Было решено создать Киргизский отдел Наркомнаца, который и был создан в мае.

Постановлением Совнаркома в Степной Киргизский край был назначен чрезвычайным и военным комиссаром Алиби Джангильдин. Он должен был подготовить созыв съезда Советов на местах и созвать Учредительный съезд Советов республики. 14 мая Ленин подписал ему назначение77.

16 мая Алиби Джангильдин выехал из Москвы и прибыл в Оренбург, пробиваясь через казачьи отряды, занявшие к тому времени Тургай. Об этом он сообщил телеграммой от 29 мая В. И. Ленину. Через неделю, 5 июня, Алиби Джангильдин направил на имя Председателя Совнаркома В. И. Ленина доклад о создавшейся обстановке78.

Из Оренбурга Джангильдин вместе с членами и служащими Тургайского областного исполкома, а также красноармейцами пытались пробиться в г. Кустанай Тургайской области, который выбрали центром, сначала через Уфу, затем, после занятия чехословаками Челябинска, через Симбирск и Екатеринбург. В Симбирске командующий войсками Иванов обещал снабдить отряд оружием и деньгами, если будет получено согласие Народного комиссариата по военным делам. Джангильдин 21 июня телеграммами на имя В. И. Ленина и члена Наркомвоена К. К. Юренева просил дать такое разрешение. Данных о том, что Ленин получил эту телеграмму, к сожалению, нет. Так как 24 июня ответа еще не было, Тургайский облисполком постановил делегировать Джангильдина и еще одного члена исполкома в Москву. Им поручалось доложить о безвыходном положении Советской власти в Тургайской области и о срочной необходимости средств для отряда, который должен пробиться в Тургайскую область и организовать там борьбу с контрреволюцией.

В июне в Северном Казахстане Советская власть была свергнута силами внутренней белогвардейщины при поддержке чехословацких мятежников. Возродилось контрреволюционное правительство Алаш-орда в Семипалатинске. Поэтому отряд Джангильдина по указанию председателя ВЦИК Я. М. Свердлова и приказу оперативного отдела Наркомвоена, сдав 13 августа ценности для Туркестана и Тургайской области в Царицынское отделение Народного банка, поступил в распоряжение И. В. Сталина. Из Царицына отряд Джангильдина совершил легендарный поход через Каспийское море и закаспийские пустыни, организовав доставку оружия и боеприпасов героическим защитникам Советского Туркестана и Казахстана, отрезанным от центра России. Автономия Киргизского края (Казахстана) в то время не состоялась. Лишь в августе 1920 г., после восстановления в крае Советской власти, декретом ВЦИК и СНК была образована в составе РСФСР Киргизская (Казахская) АССР79.

В первой Советской Конституции, принятой V Всероссийским съездом Советов, принцип федеративного устройства РСФСР был узаконен. «Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, — говорилось в ст. 11, — могут объединиться в автономные областные союзы, во главе которых, как и во главе всяких могущих быть образованными областных объединений вообще, стоят областные съезды Советов и их исполнительные органы.

Эти автономные областные союзы входят на началах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику»80.

* * *

Конституция РСФСР складывалась постепенно, в процессе борьбы рабочих и крестьян за укрепление Советской власти. «Каждый месяц такой работы и такого опыта стоит десять, если не двадцать лет нашей истории»81,— говорил В. И. Ленин об этом периоде. Внимательно изучая опыт этой борьбы, Ленин намечал важнейшие положения Конституции задолго до ее официального утверждения. Большую роль в разработке Конституции сыграли «Материалы по пересмотру партийной программы», написанные В.И. Лениным еще до победы Октября, в апреле — мае 1917 г. (В них он уже определил те меры, осуществление которых должна была обеспечить Конституция будущей демократической пролетарски-крестьянской республики82.

Важнейшими вехами в подготовке Советской Конституции явились решения III Всероссийского съезда Советов и VII Экстренного съезда РКП (б). III съезд Советов, состоявшийся 10— 18 (23—31) января 1918 г., уже вплотную поставил вопрос о разработке первой Советской Конституции, Конституции РСФСР. Съезд принял резолюцию «О федеральных учреждениях Российской Республики», утвердил написанную В. И. Лениным «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа»83, которая была первым конституционным актом Советской республики, и поручил ВЦИКу 4-го созыва разработать Конституцию и представить ее на обсуждение следующего съезда Советов.

Перед VII съездом РКП (б) В. И. Лениным был написан «Черновой набросок проекта программы», в разделе которого «Десять тезисов о Советской власти» были уже намечены основные положения Советской Конституции84. Набросок проекта был роздан делегатам съезда. Съезд принял постановление об изменении программы партии, и ленинские положения о Конституции из наброска проекта программы легли в основу первой Советской Конституции.

К IV Всероссийскому съезду Советов (14— 16 марта), который был чрезвычайным, проект Конституции подготовлен не был. 30 марта состоялось заседание ЦК РКП (б) с участием Ленина, на котором было решено для разработки проекта Конституции РСФСР создать комиссию ВЦИК85. На основе этих постановлений ВЦИК 4-го созыва на своем первом же заседании, 1 апреля 1918 г., по предложению Я. М. Свердлова создал Конституционную комиссию. Президиум ВЦИК по согласованию с бюро фракций ВЦИК определил состав комиссии. В силу того что ВЦИК в то время был многопартийным, в комиссию вошли представители от его важнейших фракций. В нее вошли: от фракции РКП (б) — Я. М. Свердлов (председатель), М. Н. Покровский (заместитель) и И. В. Сталин; от фракции левых эсеров — Д. А. Магеровский и А. А. Шрейдер; от фракции эсеров-максималистов — А. И. Бердников (с совещательным голосом) ; от наркоматов — В. А. Аванесов (от Наркомнаца), М. А. Рейснер (от Наркомюста), по одному человеку от Наркомвнудела — М. И. Лацис, Наркомфина — Д. П. Боголепов, Наркомвоена — Э. М. Склянский, ВСНХ — Н. И. Бухарин и др. К работе в комиссии с правом совещательного голоса от газеты «Известия» был привлечен также Ю. М. Стеклов и др. ВЦИК 8 апреля утвердил состав комиссии. Позже по предложению М. А. Рейснера для участия в работе комиссии с правом совещательного голоса в качестве эксперта был приглашен работник Наркомюста Г. С. Гурвич.

«Я. М. Свердлов был председателем Комиссии,— вспоминал впоследствии М. А. Рейснер,— куда с разных сторон принесли ее члены свои наблюдения, опыт и мысли о Советах. Материал был до смущения разнообразный. Не надо забывать, что тогда левые эсеры еще только готовили свои пушки против большевистского Кремля. А в комиссии и они, и анархисты, и наши коммунисты разных оттенков работали над созданием первой в мире Советской Конституции. Одни приносили на заседание комиссии священные книги буржуазной науки — толстые тома таких государствоведов, как Елинек. Другие думали создать в виде Советов федерацию трудовых синдикатов, нечто вроде анархического союза профессиональных объединений. Третьи становились на крайнюю точку национального освобождения и готовы были с первых дней превратить федерацию Советов в союз бесчисленных российских наций. Четвертые стремились перешагнуть эпоху и сразу же приблизиться к преддверию коммунистического общества. Пятые... Шестые... Но трудно здесь и перечислить все различие мнений, которые, с одной стороны, явно цеплялись за испытанный буржуазный демократический шаблон, а с другой — столь же явно впадали в утопию»86.

С первых же шагов деятельности Конституционной комиссии Ленин следил за ее работой, давал советы и указания, вносил поправки в вырабатываемые проекты Конституции, формулировал отдельные пункты и т. д.

Рейснер в воспоминаниях подчеркивал, что председатель комиссии Я. М. Свердлов «действовал вполне в согласии с Лениным»87.

Ленин знакомился с протоколами заседания Комиссии ВЦИК 5 апреля, на котором была создана комиссия, и заседания 19 апреля88.

Заседания Конституционной комиссии (10, 12 и 19 апреля) были посвящены вопросу о типе советской федерации. 10 апреля был заслушан доклад М. А. Рейснера «Об основных началах Конституции РСФСР». По его мнению, трудящиеся должны объединяться в союзы (политические, классовые, трудовые, профессиональные, хозяйственные и т. п.), союзы — в коммуны, коммуны — в провинциальные федерации, провинции — в областную республику, республики — в Российскую Советскую Федеративную Республику. Право наций на самоопределение, национальный принцип советской федерации им совершенно отрицались.

Левые эсеры Д. А. Магеровский, А. А. Шрейдер, «левый коммунист» М. Н. Покровский и эсер-максималист А. И. Бердников, а также Ю. М. Стеклов выступили в поддержку проекта Рейснера.

Основные положения проекта Рейснера подверглись критике со стороны Я. М. Свердлова, В. А. Аванесова и др.

В своем выступлении Я. М. Свердлов показал, что главный недостаток этого проекта состоит в игнорировании своеобразия переходного периода от капитализма к социализму. Он предложил, чтобы в общих положениях проекта Конституции было подчеркнуто это своеобразие.

Проект М. А. Рейснера отразил анархо-синдикалистскую концепцию «левых коммунистов». Он не учитывал мелкобуржуазного характера Советской России, существования классов, наличия многих ранее угнетавшихся национальностей. Из недооценки автором проекта силы сопротивления свергнутых классов вытекало непонимание им необходимости переходного от капитализма к социализму периода, значения диктатуры пролетариата и Советской власти как ее политической формы, необходимости централизованной государственной власти и национального принципа построения советской федерации. Отсюда в проекте и «отмирание» государства, и децентрализация, и «коммунальная федерация» и т. п.

Сам М. А. Рейснер позже расценивал свой проект как попытку правового закрепления не только того, что уже было достигнуто Советской властью, но и того, что должно было быть достигнуто в будущем бесклассовом обществе. Юридическое закрепление надуманных, а не выдвинутых революционным процессом организационных форм могло отрицательно сказаться на этом процессе, затормозить его, сковать и тем самым помешать развитию, совершенствованию уже найденных форм и возникновению новых, наиболее совершенных форм.

«Единственное,— писал М. А. Рейснер,— в чем я как представитель Наркомюста, а затем и коллегия этого комиссариата разошлись с проектом конституции, выработанной общей Комиссией под председательством Якова Михайловича,— это было наше воззрение на степень той законченности советской организации, которая должна была воплотиться в конституции.

Коллегия Наркомюста и я торопились оформить завоевание Советов и дать им социалистически законченное выражение...

Как не раз говорил мне впоследствии Яков Михайлович, единственной ошибкой проекта Наркомюста и моих предложений было то, что мы не считались с временем и слишком рвались вперед...» 89

На заседании Комиссии ВЦИК 12 апреля И. В. Сталин выступил с докладом «О типе федерации Российской Советской Республики», в котором подверг критике проект Рейснера и выдвинул следующие положения: Конституция должна быть рассчитана на переходный период от капитализма к социализму; исходными пунктами Конституции должны быть решения III Всероссийского съезда Советов и признание наличия областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, что вызывает необходимость для них широкой автономии на основе федерации.

На заседании 19 апреля принимались составленные И. В. Сталиным «Общие положения Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Проекту этих положений Рейснер противопоставил свой новый, несколько измененный проект. В нем в отличие от первого федерацию коммун и провинций он заменил федерацией Советов. Советы, стоящие во главе коммун, он рассматривал не как органы государственной власти, а как федерацию «социально-экономических групп». Рейснер пытался в обоснование своего проекта «коммунальной федерации» ссылаться на книгу В. И. Ленина «Государство и революция». В связи с этим И. В. Сталин сообщил на заседании, что Ленин познакомился с проектом Рейснера и отзывается о нем отрицательно. «Тут ссылаются на Ленина, — сказал он. — Я позволю себе заметить, что Ленин, насколько мне известно, а мне известно хорошо, сказал, что этот проект ни к чему»90. Следовательно, Ленину были известны разногласия в Комиссии ВЦИК.

На заседании Бердниковым был предложен также на обсуждение первый раздел проекта Конституции, составленный эсерами-максималистами, как проект общих положений Конституции.

Большинством голосов комиссия (пять против трех) приняла за основу «Общие положения Конституции РСФСР», разработанные И. В. Сталиным. Тем самым остальные проекты: М. А. Рейснера, П. П. Рейнгартена, А. А. Шрейдера и А. И. Бердникова — были отвергнуты.

Принятые «Общие положения Конституции» 25 апреля были опубликованы в «Известиях ВЦИК».

На этом же заседании был утвержден составленный Ю. М. Стекловым по поручению комиссии «План Советской Конституции», которым она должна была руководствоваться в своей работе. Были образованы также три подкомиссии. Первой из них (Ю. М. Стеклов) было поручено составление проекта вводной части Конституции — декларации прав и обязанностей трудящихся, второй (Д. А. Магеровский, М. Н. Покровский, М. А. Рейснер) — определение структуры органов центральной власти и их компетенции, третьей (А. И. Бердников, Г. С. Гурвич, М. Я. Лацис) — разработка конституции Советской власти на местах и проекта избирательного права. Вопросы советского бюджетного права комиссия поручила разработать представителю Наркомфина Д. П. Боголепову.

Таким образом, заседание Комиссии ВЦИК 19 апреля имело большое значение в разработке проекта Конституции. Поэтому не случайно то, что протокол именно этого заседания оказался у Ленина.

На дальнейших заседаниях левые эсеры (Шрейдер и Магеровский), эсеры-максималисты (Бердников) и «левые коммунисты», ведя борьбу с большевиками, тормозили работу над проектом Конституции РСФСР.

При обсуждении, например, составленной Ю. М. Стекловым «Декларации прав и обязанностей трудящихся» А. А. Шрейдер предлагал вместо «диктатуры рабочего класса» сказать о «диктатуре трудящегося народа»91.

Принципу демократического централизма левые эсеры противопоставляли принцип «предельной децентрализации управления», предполагавший независимость местных Советов от высших органов Советской власти.

Дело дошло до того, что в двух проектах, представленных членами подкомиссии М. Я. Лацисом и А. И. Бердниковым, а также Г.С.Гурвичем, было предложено даже ликвидировать Совнарком. В «Известиях» 22 июня был опубликован проект положения «Об отделах Всероссийского Исполнительного Комитета», предусматривающий ликвидацию Совета Народных Комиссаров и замену его Советом ВЦИК, а народных комиссариатов — 11 коллегиальными отделами из членов ВЦИК. На заседании Комиссии ВЦИК 26 июня при обсуждении этого положения Я. М. Свердлов выступил решительно против такой беспредельной коллегиальности, за утверждение Конституцией Совнаркома, упроченного уже самим ходом революции92.

Особое внимание Ленин уделил работе Конституционной комиссии на завершающем этапе ее деятельности — перед V Всероссийским съездом Советов.

Вопрос о Советской Конституции был рассмотрен 20 июня в ЦК РКП (б). Протоколы заседаний ЦК за этот период не сохранились. Об этом заседании и о заседании ЦК 28 июня известно лишь из выступления Я. М. Свердлова в Комиссии ВЦИК. На заседании ЦК 26 июня выяснилось, что Конституция в целом не готова. Поэтому отдельные товарищи, в том числе и В. И. Ленин, предложили снять с повестки дня съезда утверждение ее проекта. Однако по настоянию Я. М. Свердлова было принято решение предложить на утверждение съезда ту часть Конституции, в которой говорится о Советах в организационном отношении, а Конституцию в целом утвердить или на следующем съезде, или по поручению съезда Советов во ВЦИКе 5-го созыва.

В тот же день на заседании Комиссии ВЦИК Я. М. Свердлов сообщил об этом. Он сказал, что «окончательно этот вопрос будет решен в пятницу»93. В очередную пятницу 28 июня вопрос о Конституции был рассмотрен в ЦК РКП (б) еще раз. Заслушав Комиссию ВЦИК о ее работе над проектом, ЦК назначил специальную комиссию под руководством Ленина, которая стала во главе всей работы по составлению проекта Конституции.

В тот же день, 28 июня, под председательством В. И. Ленина на заседании СНК также был обсужден вопрос о проекте Конституции Российской Советской Республики. Народным комиссариатам было предложено усилить работу над проектом Конституции.

3 июля проект Конституции, принятый Комиссией ВЦИК, был опубликован в газете «Известия» № 138.

Сразу же на имя В. И. Ленина поступил коллективный отзыв наркома земледелия С. П. Середы и членов коллегии Наркомюста Д. И. Курского, М. Ю. Козловского, М. А. Рейснера и А. Г. Гойхбарга об этом проекте. Отзыв, написанный Рейснером и Гойхбаргом, был отрицательным. Авторы писали, что проект полон «шаблонных и безжизненных повторений». Ознакомившись в тот же день с отзывом, Ленин направил его в ЦК РКП (б)94.

Ко времени начала работы Комиссии ЦК РКП(б) коллегия Наркомюста с участием М. А. Рейснера и А. Г. Гойхбарга представила ей новый проект Конституции. Этот проект серьезно отличался от проекта Комиссии ВЦИК. В нем игнорировались такие важнейшие принципы построения Советского государства, как социалистический демократизм, демократический централизм, национально-территориальная федерация и др.

Ленин прочитал проект Конституции Наркомюста, сделал в нем пометки, внес добавления и написал на полях замечания.

Статью 1 Ленин отметил плюсом95, выразив этим положительное отношение к ней. Ее текст вошел в ст. 1 «Общих положений Конституции РСФСР» проекта, представленного Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов96.

Большой интерес представляет замечание В. И. Ленина к ст. 8 гл. 1. В этой статье говорилось: «По мере установления в других странах социалистической Советской власти Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика входит с ними в единый Союз социалистических федеративных советских республик». На полях против текста данной статьи Ленин написал: «советской или иной пролетарской»97. Тем самым Ленин предусматривал возможность в будущем установления и иных кроме советской форм диктатуры пролетариата, что впоследствии подтвердилось историческим опытом других стран социалистического лагеря.

В гл. 2 проекта — «О правах местных Советов и их «съездов» — Ленин сделал замечания к ст. 12 и 14. В ст. 12 говорилось об обеспечении местными Советами прав национальной культуры для трудящихся всех национальностей, проживающих на данной территории. «С обязательной гарантией равноправия и прав меньшинств», — написал В. И. Ленин на полях против этой статьи и сверху приписал: «(разработать) »98.

На основе этих указаний Ленина была разработана ст. 13 проекта, представленного Комиссией ВЦИК съезду о равноправии наций.

«Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, признавая равные права за гражданами независимо от их расовой и национальной принадлежности, — говорилось в проекте,— объявляет противоречащим основным законам Республики установление или допущение каких-либо привилегий или преимуществ на этом основании, а равно какое бы то ни было угнетение национальных меньшинств или ограничение их равноправия»99. В этой же редакции статья (ст. 22) вошла и в окончательный текст Конституции, принятый съездом 100.

К ст. 14 гл. 2, в которой шла речь о том, что те Советы, в которых к участию в выборах будут допущены лица, лишенные избирательных прав, будут лишаться права представительства на съездах, В. И. Ленин написал: «Этого мало: их надо распускать»101.

В ст. 18 проекта Наркомюста Ленин сделал подчеркивания в п. 2 и 5: «2. Общие постановления о приобретении и утрате прав гражданства Российской Социалистической Федеративной Советской республики о праве оседлости и жительства, о правах иностранцев на территории Республики, колонизации и переселении... 5). Внешние сношения с иностранными государствами, объявление войны и заключение мира»102.

Это, по-видимому, означало, что подчеркнутое надо было внести в проект, представляемый съезду. В проекте (в ст. 40) эти пункты примерно так и были сформулированы: «3) Сношения с иностранными государствами, объявление войны и заключение мира... р) Издание общих постановлений о приобретении и утрате прав Российского гражданства и о правах иностранцев на территории республики»103.

Ленин отчеркнул (чертой слева) также в этой же ст. 18 проекта Конституции Наркомюста п. 7: «Общие постановления о мерах и весах, торговле и промышленности, внешняя торговля, таможенные сборы и учреждения»104. Ленина, очевидно, не удовлетворило смешение в этом пункте разных вопросов. В проекте к съезду эти вопросы были расчленены по отдельным пунктам ст. 40, касающейся предметов ведения Всероссийских съездов Советов и ВЦИК. Это пункты: «ж) Установление и изменение системы мер, весов и денег на территории РСФСР... и) Заключение займов, таможенных и торговых договоров, а равно финансовых соглашений»105.

Ленин, как вспоминал Г. С. Гурвич, обратил внимание, что проект Наркомюста позаимствовал, но крайне неудачно, перечень революционных мероприятий из «Декларации прав и обязанностей трудящихся», составленной Ю. М. Стендовым, в то время как исчерпывающий перечень их был уже дан в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», принятой III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 г. «Январскую Декларацию включить в июльскую Конституцию!» 106 — резюмировал В. И. Ленин.

3 июля под председательством Ленина состоялось заседание Комиссии ЦК РКП (б). Были детально рассмотрены проекты Комиссии ВЦИК и Наркомюста. Комиссия разработала статьи с учетом замечаний на проекте Наркомюста, которые В. И. Ленин сделал, и дополнила ими проект Комиссии ВЦИК, который был принят Комиссией ЦК. Проект же Наркомюста был отвергнут.

Лишь первая статья, отмеченная В. И. Лениным в проекте Наркомюста, была включена в проект Комиссии ВЦИК, представленный V съезду Советов.

М. А. Рейснер писал, что В. И. Ленин «при обсуждении проекта Конституции в Комиссии ЦК определенно принял сторону проекта комиссии Якова Михайловича, так как был вообще противником правовых определений и предпочитал лучше семь раз примерить, чем бесповоротно резать конституционными ножницами живую ткань советского роста. Эти соображения, однако, нисколько не помешали ввести ряд статей из проекта Наркомюста в тот проект Конституции, который ознаменовал собою первую фазу развития РСФСР»107.

Комиссия ЦК устранила ошибки и недостатки работы Комиссии ВЦИК над проектом Конституции. Она помогла в выработке недостающих глав проекта, внесла дополнения и исправления в главы, разработанные Комиссией ВЦИК.

Изменения, внесенные Комиссией ЦК РКП (б) в проект Конституции Комиссии ВЦИК, коснулись в первую очередь «Общих положений Конституции РСФСР», разработанных И. В. Сталиным.

В этот раздел Комиссией ЦК были дополнительно предложены проекты 11 статей (ст. 4—14) о правах и обязанностях граждан Советской республики. В них были зафиксированы завоеванные трудящимися в результате Октябрьской революции права на свободу совести, собраний, союзов и доступа к знанию.

Комиссия ЦК предусмотрела впервые в истории гарантии для трудящихся избирать и быть избранными, условия и материальные средства для осуществления этих прав. Свободе религиозного исповедания была противопоставлена свобода антирелигиозной пропаганды.

Наряду с правами граждан в ст. 9 и 10 были сформулированы основные обязанности граждан — трудиться («Не трудящийся да не ест») и защищать социалистическое отечество. Почетную обязанность защищать Советскую республику проект предоставлял только трудящимся; на нетрудовые элементы возлагалось выполнение иных военных обязанностей. Устанавливалась всеобщая воинская повинность. Комиссия сформулировала также ст. 12 проекта Конституции о праве убежища.

Проект предусматривал лишение избирательных прав эксплуататорского меньшинства. «Руководствуясь интересами рабочего класса в целом,— говорилось в ст. 14 проекта,— Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые пользуются ими в ущерб интересам социалистической революции»108. Необходимость этого вызывалась сопротивлением свергнутых эксплуататорских классов, организацией ими заговоров и восстаний.

Д. А. Чугаев в книге «Первая Конституция Советского государства»109 высказал предположение, что статьи о правах и обязанностях граждан были написаны В. И. Лениным. Содержание этих статей, четкая и ясная характеристика существа подлинной советской демократии, по его мнению, позволяет предполагать, что они написаны Лениным. Это предположение, отмечает он, подтверждается также и тем, что В. И. Ленин неоднократно возвращался к этим вопросам в ряде своих работ и выступлений, сохраняя в них те же формулировки. К сожалению, нет документальных данных, которые могли бы полностью подтвердить это предположение. Однако один штрих в воспоминаниях Ю. М. Стеклова, в которых он писал: «...тов. Лениным, с своей стороны, тоже были даны нам принципиальные указания насчет формулировки вопроса о «свободах»...»110, является подтверждением того, что Ленин имел прямое отношение к выработке статей Конституции о правах и обязанностях граждан.

Более определенно написал об этом П. И. Стучка, который был в то время наркомом юстиции: «...он [В. И. Ленин], как Председатель Совнаркома, лично участвовал в редактировании всех декретов, а в тексте Конституции РСФСР «Декларация прав», вся общая часть о реальном обеспечении свобод трудящихся (ст. 13—23), а в особенности содержащееся в ст. 9 Конституции определение диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства, целиком принадлежат ему»111.

Ленин написал проект ст. 11 (разд. 1 — «Общие положения Конституции РСФСР»), касающейся положения иностранцев в Советской России.

«РСФСР, — писал он в наброске, — признает полное гражданское и политическое равноправие иностранцев трудящихся, занимающихся производительным трудом на территории Республики, с российскими гражданами»112. Ленинский проект названной статьи вошел в проект Конституции РСФСР, представленный Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов, в качестве ст. 20 (разд. 11)113.

Комиссия ЦК значительно дополнила и расширила разработанные Комиссией ВЦИК главы о центральных учреждениях; она разработала гл. 2 и 3 (ст. 22—39) проекта Конституции об организации Советской власти на основе принципа демократического централизма (о ВЦИК, о СНК), предусматривающие стройную организацию центрального государственного аппарата. Согласно проекту этих глав, для общего управления делами РСФСР ВЦИК образует Совет Народных Комиссаров и для руководства отдельными отраслями управления — народные комиссариаты. Исходя из решений III Всероссийского съезда Советов и сложившейся практики узаконивалось 17 наркоматов, во главе которых стояли члены СНК, причем подчеркивалось их единоначалие. При наркомах создаются коллегии наркоматов. Члены коллегий подчинены и ответственны перед наркомами, наркомы — перед СНК и ВЦИК, СНК — перед ВЦИК и Всероссийским съездом Советов, ВЦИК — перед Всероссийским съездом Советов.

Комиссия ЦК уточнила и расширила проект раздела «О предметах ведения Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов» (гл. 4, ст. 40—43). Так, в перечень предметов ведения съездов Советов и ВЦИК были внесены добавления об образовании Рабоче-крестьянского правительства, об издании постановлений о правах гражданства иностранцев, проживающих на территории РСФСР, о праве амнистии.

Комиссия ЦК разработала шесть глав (гл, 6, 8, 10, 12, 14 и 16)114 проекта о вопросах, подлежащих ведению областных, губернских, уездных и волостных съездов Советов и исполкомов, а также городских и сельских Советов. В них определялся круг деятельности органов Советской власти на местах: проведение в жизнь всех постановлений высших органов Советской власти, принятие мер к хозяйственному и культурному подъему данной территории, разрешение всех вопросов, имеющих чисто местное значение, и объединение всей советской деятельности на подведомственной данному Совету территории. Подчеркивалось, что местные Советы и их исполкомы в период между съездами Советов являются в пределах своей территории высшей властью. Съездам Советов и их исполкомам предоставлялось право контроля деятельности и отмены решений нижестоящих советских органов. Проект глав об организации Советской власти исключал возможность проявления сепаратизма и местничества.

Комиссией ЦК были составлены три главы, содержащие 15 статей (99—113-я) о проведении выборов в Советы, проверке и отмене выборов и об отзыве депутатов.

Заголовок гл. 1 этого раздела Конституции об избирательном праве был сформулирован Комиссией ЦК так: «Активное и пассивное избирательное право». Проект ст. 99 предусматривал предоставление избирательного права гражданам «независимо от вероисповедания, национальности, оседлости и т. п.»115

Таким образом, Комиссия ЦК под руководством В. И. Ленина или при его непосредственном участии разработала многие главы проекта Конституции РСФСР.

В статье «Яков Михайлович Свердлов» Ю. М. Стеклов вспоминал об этом: «За день до открытия съезда он вызвал меня к себе и сказал: «Юрий Михайлович, надо сейчас же выработать проект конституции». Когда же я указал ему на то, что для этого не остается достаточно времени, то он возразил: «Как недостаточно времени? У нас есть еще 24 часа!» Я не стал спорить. Тут же он дал мне на помощь тов. Шенкмана (впоследствии расстрелянного эсерами и чехословаками в Казани), запер нас в «Метрополе» в отдельной комнате, велел нам подать кофе и хлеба и сказал: «Не выходите из комнаты до тех пор, пока вы не выработаете проекта Конституции! Я, когда будет свободное время, тоже к вам наведаюсь». Разумеется, «свободного времени» у него не оказалось, и он к нам не наведался; но мы с Шенкманом засели за работу, а так как основные положения у меня уже были намечены, а тов. Лениным, с своей стороны, тоже были даны нам принципиальные указания насчет формулировки вопроса о «свободах», то в тот же день проект конституции и был выработан. Через некоторое время мы прочитали его полностью в кабинете тов. Ленина, в его присутствии и в присутствии Свердлова, и после некоторых мелких изменений проект был утвержден, представлен съезду и после моего доклада съездом принят»116.

Дополнения, предложенные Комиссией ЦК, были включены в проект Конституции, представленный Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов. Проект был опубликован 5 июля в газете «Известия ВЦИК»117.

Ленин внимательно прочитал опубликованный проект. Об этом говорит то, что на вырезке из газеты Ленин отчеркнул написанную им ст. 11, разд. 1 «Общие положения Конституции РСФСР», отметил в ней опечатку и приписал исправление118.

Ленин принял участие в разработке гл. 4 — «Проект советского бюджетного права». Сохранился машинописный экземпляр проекта Конституции по финансовой части, который был выработан первоначально представителем Наркомфина Д. П. Боголеповым. Ленин получил (не ранее 4 июля) от него этот проект (на обложке проекта имеется надпись: «Передать Вл. Ильичу от Боголепова») и ознакомился с ним. Об этом говорит сделанная им запись на обложке119.

В проекте Конституции, представленном Комиссией ВЦИК V Всероссийскому съезду Советов, гл. 4 еще не было. Она была опубликована вместе с гл. 5 — «О гербе и флаге РСФСР» уже после утверждения Конституции съездом, 11 июля, в газете «Известия» № 144. Об этих главах в дополнение к проекту Конституции, розданному делегатам съезда, говорил на съезде докладчик о Конституции Ю. М. Стеклов.

К этому времени были уже разработаны и проекты герба и флага РСФСР.

История советского герба связана с историей советской государственной печати 120. Впервые вопрос о проекте печати Совнаркома обсуждался на заседании Малого СНК 20 апреля. Докладывал Н. П. Горбунов. Представленный им проект печати был одобрен Малым СНК121. Однако при утверждении протокола на заседании Совнаркома вопрос о проекте печати был отложен до выяснения требований, которые были выдвинуты перед художниками отделом изобразительных искусств Наркомпроса при объявлении конкурса на проекты серебряных монет, флага Республики, герба, печати СНК и печати ВЦИК122.

Второй раз проект государственной печати был обсужден по докладу Н. П. Горбунова и утвержден на заседании Малого СНК 15 мая. Для печати была принята надпись: «Рабочее и Крестьянское Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Во время утверждения протокола комиссии на заседании Совнаркома 16 мая под председательством Ленина к пункту о проекте печати была принята предложенная Лениным поправка: «По п. 6 (о Советской печати) добавить: 2) Выкинуть из рисунка меч; 3) Поручить Горбунову заказать художнику, который готовил проект печати, приготовить его в исправленном виде для окончательного утверждения. 4) Войти в соглашение с ЦИК»123. 17 мая Ленин подписал протокол № 38 заседания Малого СНК от 15 мая и эту поправку124.

17 июня на заседании Совнаркома Ленин, получив записку Н. П. Горбунова с просьбой срочно рассмотреть вопрос об исправленной государственной печати, поставил этот вопрос в повестку дня. Вопрос был обсужден, и печать утверждена125.

29 июня Ленин подписал отношение комиссару и управлению Монетного двора об изготовлении в кратчайший срок художественно исполненной медной (одной — для сургуча и одной — для краски) государственной печати126.

Меч как символ, противоречащий мирной политике Советского государства, был исключен из проекта печати. Оставлены были серп и молот — орудия труда и созидания.

Эта же эмблема вошла и в государственный герб, предусмотренный ст. 89 проекта Конституции РСФСР127.

После утверждения Конституции, 24 июля, Совнарком принял постановление, в котором категорически запрещалось употреблять старый герб. Все учреждения обязаны были обзавестись печатью с новым гербом Советской республики. 26 июля, когда В. И. Ленин писал письмо Кларе Цеткин, ему принесли только что изготовленную государственную печать. Ленин сообщил об этом Цеткин в письме, оттиснул печать и перевел на немецкий язык надпись на ней: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»128

В основу проекта раздела Конституции «О гербе и флаге РСФСР»129 был положен также декрет ВЦИК от 8 апреля 1918 г. «О флаге Российской Республики»130 °.

Вопрос о государственном флаге Российской Советской Республики сначала обсуждался на заседании Совета Народных Комиссаров 8 апреля 1918 г. Было принято постановление: «Предложить тов. Свердлову внести в Центральный Исполнительный Комитет предложение дополнить надпись на флаге инициалами ПВСС (Пролетарии Всех Стран, Соединяйтесь!)»131. В тот же день вопрос о национальном флаге был рассмотрен на заседании фракции РКП (б), а затем на заседании ВЦИК под председательством Я. М. Свердлова.

ВЦИК единогласно утвердил декрет о флаге Российской республики, гласящий, что «флагом Российской Республики устанавливается Красное Знамя с надписью: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика»»132.

Декрет был опубликован в газетах «Правда» и «Известия» 14 апреля 1918 г. и вступил в силу. После утверждения декрета о советском флаге Бюро Совета районных дум г. Москвы вынесло решение об установке флага на здании бывшей городской думы, что и было сделано 15 апреля133.

Над Кремлем красный флаг был водружен гораздо позже, в октябре 1918 г. 4 октября 1918 г. на заседании ВЦИК при рассмотрении протокола комиссии реставрации Кремля было решено установить на куполе здания судебных установлений, в котором помещались ВЦИК и СНК, флаг. Размеры его были: 6 аршин на 3 аршина134. На основе этого решения над Кремлем был водружен государственный флаг Советской республики. Участники праздничных торжеств, посвященных первой годовщине Октябрьской революции, уже видели красный стяг, полыхающий над Кремлем.

Таким образом, ко времени V Всероссийского съезда Советов вопрос о гербе и флаге РСФСР был уже решен, хотя соответствующая глава в проект Конституции и не была еще включена.

 

На первом заседании V Всероссийского съезда Советов, 4 июля, по предложению Я. М. Свердлова было принято решение о создании специальной комиссии, которой было поручено пересмотреть работу, проделанную по составлению проекта Конституции Комиссией ВЦИК. Комиссия была сформирована из девяти человек (шесть членов и три кандидата), пропорционально фракциям съезда135. Комиссия съезда приняла в качестве разд. 1 проекта Конституции написанную В. И. Лениным и утвержденную III Всероссийским съездом Советов «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа»136. Вошедшая в проект Комиссии ВЦИК «Декларация прав и обязанностей трудящихся», которую составил Ю. М. Стеклов в период с 19 апреля по 19 июня, из-за ее громоздкости была исключена из проекта. Комиссия объединила ряд глав проекта, касающихся компетенции различных звеньев местного советского государственного аппарата, дополнила раздел «Бюджетное право», внесла новый раздел — «О гербе и флаге РСФСР» — и сделала в проекте редакционные изменения137.

Выступая на V Всероссийском съезде Советов с «Докладом Совета Народных Комиссаров 5 июля», В. И. Ленин сказал: «Если теперь этому съезду нами может быть предложена Советская конституция, то лишь потому, что Советы во всех концах страны созданы и испытаны, потому, что вы ее создали, вы во всех концах страны испытали; только через полгода после Октябрьской революции, почти через год после Первого Всероссийского съезда Советов, мы могли записать то, что уже существует на практике»138.

Конституция обсуждалась на последнем заседании V Всероссийского съезда Советов, 10 июля. С докладом от комиссии выступил Ю. М. Стеклов. Проект комиссии был роздан делегатам съезда. С поправками к проекту Конституции на съезде выступил лишь один Полянский, представитель фракции эсеров-максималистов. Левых эсеров после подавления их контрреволюционного мятежа на съезде уже не было. Поправки Полянского были направлены против руководящей роли пролетариата в Советском государстве, в защиту «классового мира». Он предлагал, например, вместо названия «Российская Федерация» дать название «Всероссийская трудовая коммуна», уничтожить преимущества рабочих в представительстве на съезды Советов, заменить единоначалие коллегиальностью и т. д. Полянского никто из делегатов съезда не поддержал. Проект Конституции был принят съездом единогласно. Окончательная редакция Конституции была поручена избранному съездом ВЦИК 5-го созыва139.

В резолюции V Всероссийского съезда Советов о принятии Конституции РСФСР говорилось, что утвержденная III Всероссийским съездом Советов «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая была написана В. И. Лениным, вместе с утвержденной V съездом Конституцией составляют единый Основной закон РСФСР, который вступает в силу с момента его опубликования в окончательном виде в «Известиях». «Он должен быть распубликован, — говорилось в резолюции,— всеми местными органами Советской власти и выставлен во всех советских учреждениях на видном месте. 5-й съезд поручает Народному комиссариату просвещения ввести во всех без исключения школах и учебных заведениях Российской Республики ознакомление с основными началами настоящей Конституции, а равно и их разъяснение и истолкование и утвердить предложенный проект с тем, чтобы передать его в Президиум - для окончательной разработки и выпустить уже в окончательной форме»140.

Президиум ВЦИК утвердил Конституцию в окончательной редакции на своем первом заседании, 18 июля, а 19 июля она была напечатана в газете «Известия», затем издана ВЦИК отдельной брошюрой, на хорошей бумаге, с гербом и флагом РСФСР на полях, разослана местным Советам для изучения и руководства, переведена на многие языки.

26 июля очередные митинги, организуемые Московским комитетом РКП (б) по пятницам во всех районах Москвы, были посвящены теме «Что дает трудовому народу Советская Конституция». Ленин выступил в этот день на митингах в Пресненском и Хамовническом районах.

В ясной и доступной форме он знакомил рабочих и красноармейцев с сущностью Советской Конституции, разъяснял основные положения Конституции, отразившей идеалы пролетариата всего мира, показывал ее отличие от других конституций. «Все существовавшие до сих пор конституции стояли на страже интересов господствующих классов, — говорил он в Пресненском районе.— И только одна Советская Конституция служит и будет постоянно служить трудящимся и является могучим орудием в борьбе за осуществление социализма»141.

На всех митингах в этот день единодушно была принята резолюция, предложенная Московским комитетом РКП (б). В ней говорилось, что московские рабочие, собравшись по призыву Российской коммунистической партии (большевиков), признают, что принятая V Всероссийским съездом Советов Конституция РСФСР выражает действительную волю рабочего класса и крестьянской бедноты, защищает их классовые интересы и обеспечивает завоевание и утверждение социалистического строя. Вместе с тем рабочие брали обязательство всеми силами проводить эту Конституцию в жизнь и осуществлять ее постановления на деле в интересах полного освобождения рабочих от всех видов политического угнетения и экономической эксплуатации142.

На съезде председателей губернских Советов 30 июля В. И. Ленин, говоря о Конституции, указал, что «она концентрирует то, что уже дала жизнь, и будет исправляться и дополняться практическим применением ее в жизни»143.

Первая Советская Конституция была первой в мире Конституцией пролетарского государства. Она явилась итогом длительной борьбы за подлинный социалистический демократизм не только со стороны русского рабочего класса и беднейшего крестьянства, но и пролетариата всего мира.

В «Речи о годовщине революции 6 ноября» на VI Всероссийском Чрезвычайном съезде Советов В. И. Ланин проследил путь Советской республики от первых самостоятельных шагов советской организации к ©е укреплению в общегосударственном масштабе и до Советской Конституции. Он подчеркнул, что Конституция вырабатывалась в процессе долгого опыта борьбы всех трудящихся и угнетенных. «В мире не бывало таких конституций, как наша,— говорил он.— В ней записан опыт борьбы и организации пролетарских масс против эксплуататоров и внутри страны, и во всем мире. У нас есть запас опыта в борьбе»144.

Конституция РСФСР впервые в истории выразила главные закономерности, которые стали присущи всем странам, идущим по пути от капитализма к социализму. Это такие закономерности, как общественная собственность на средства производства, диктатура пролетариата, союз рабочего класса с трудящимся крестьянством, социалистический демократизм, равноправие наций, пролетарский интернационализм и др.

Практика всех стран социалистического лагеря, опыт международного коммунистического и рабочего движения полностью подтвердили общность этих закономерностей, нашедших отражение в первой Советской Конституции, творцом которой был Ленин.

 

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 411.

2 В. И. Ленин. Полы. собр. соч., т. 30, стр. 199

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 02—63.

4 См. «Протоколы заседаний ВЦИК 4гГО созыва». Стенографический отчет, стр. 21, 293—310.

5 См. Ленинский сборник XXI, стр. 276

6 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 147, л. 2—3.

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 300.

8 См. «История революционного движения на Тереке». Сборник статей, воспоминаний и материалов № 1. Пятигорск, 1924, стр. 144. 147, 152, 171—172.

9 «Известия Пятигорского Совета» № 49, 18 (5) июня 1918 г.

10 «Известия Пятигорского Совета» № 49, 18(5) июня 1918 г.

11 «Известия Пятигорского Совета» № 50, 19(6) июня 1918 г.

12 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 83— 88, 232—237.

13 «История советского государства и права. Кн. 1. Становление советского государства и права (1917— 1920 гг.)». М., 1968, стр. 138.

14 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 81, л 2.

15 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 687.

16 См. Ленинский сборник ХХI, стр. 99—100.

17 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 99, л. 4, 36.

18 Н. Горожанкина. Встреча с Ильичем (ИМЛ, сект, произв. В. И. Ленина, ф. неопубл. воен., л. 1—2).

19 «Большевик» (Кунцево), 22 января 1987 г.

20 А. X. Бровкин. Лично к Ленину.— «Рассказы рабочих о Ленине». М., 1960, стр. 116.

21 ЦПА НМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 121, л. 1.

22 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 405—406.

23 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 94.

24 «Вестник [Народного] комиссариата внутренних дел», 1918, № 18—19, стр. 21.

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 21.

26 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 50, стр. 84.

27 8. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 36, стр. 450

28 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 108.

29 «Красная газета» (Ленинград), 20 января 1929 г.

30 Т. П. Зинкевич. Дни тревоги (Воспоминания...) — «Сборник Истпарта Архангельского губкомя РКП (б)» № 1. Архангельск, 1925, стр. 7—8.

31 См. «Волна» (Архангельск), 26 января 1924 г.

32 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 89, л. 2, 28 об.

33 А. Д. Метелев. Падение Архангельска (1918— 1919 гг.). М., 1926, стр. 82-84.

34 До германской оккупации, до февраля 1918 г., существовала Западная область. Во главе ее стоял Совнарком областного исполнительного комитета Западной области и Западного фронта (Облискомзап), сформированный 26 ноября 1917 г. Власть Совнаркома распространялась на Минскую и части Виленской, Витебской и Могилевской губерний. После оккупации немцами значительной части Белоруссии Западная область как административно-территориальная единица РСФСР фактически перестала существовать.

35 С. В. Иванов. Воспоминания о работе Ильича (ИМЛ, сект, произв. В. И. Ленина, ф. неопубл. восп, л. 1).

36 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед хр. 144, л. 5, 26, 27.

37 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 166, л. 4.

38 «Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных советских социалистических республик. Сборник документов в 7 томах. 1917—1937 гг. Т. II. Съезды Советов советских социалистических республик. 1917— 1922 гг.». М., 1960, стр. 26.

39 «В. И. Ленин об Украине•. Киeв, 1957, стр. 479.

40 «Декреты Советской власти. Т. I. 25 октября 1917 г.— 16 марта 1918 г.», стр. 114.

41 См. «История национально-государственного строительства в СССР. [Т. 1]. Национально-государственное строительство в СССР в переходный период от капитализма к социализму (1917—1906 гг.)». М., 1968, стр. 110.

42 См. там же, стр. 110—112.

43 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 320-321.

44 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 304.

45 См. «Наша газета» (Ташкент) № 91, 11 мая 1913 г.

46 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 63—64.

47 Там же, стр. 64

48 См. «Наша газета» (Ташкент) № 83, 25 апреля 1918 г.

49 См. «Наша газета» (Ташкент) № 89,5 мая 1918 г.

50 Переговоры о конкретизации отношений РСФСР с Туркестанской Советской Республикой впервые были освещены по фондам ЦГАОР в книге «История национально-государственного строительства в СССР. [Т. 1]. Национально-государственное строительство в СССР в переходный период от капитализма к социализму (1917—1936 гг.)», стр. 113—116.

51 См. В. И. Ленин и И. В. Сталин. Статьи и речи о Средней Азии и Узбекистане. Сборник. Ташкент, 1940, стр. 62—63; И. В. Сталин. Соч., т. 4, стр. 118—119.

52 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 123».

53 См. там же, стр. 371.

54 См. «История национально-государственного строительства в СССР. [Т. 1]. Национально-государственное строительство в СССР в переходный период от капитализма к социализму (1917—1936 гг.)», стр. 109.

55 См. «Образование Башкирской АССР». Сборник документов и материалов. Уфа, 1959, стр. 113—118.

56 См. «Правда» № 53, 23 (10) марта 1918 г.

57 «20 лет Татарской АССР (1920—4940)». Казань. 1940, стр. 57.

58 ЦПА ИМЛ, ф. 358, оп. 1, ед. хр. 169, л. 1.

59 См. «Декреты Советской власти. Т. III. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 161—462.

60 См. «Революция и национальности», 1936, № 8, стр. 21—23.

61 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 702.

62 См. там же, стр. 705.

63 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 450—451; ЦГАОР, ф. 130. оп. 2, д. 3174, л. 42 об.

64 «Дружба народов», 1964, № 8, стр. 17.

65 Имеется в виду отъезд И. В. Сталина в Царицын 3 июня.

66 М. А. Сайдашева. В. И. Ленин и некоторые вопросы социалистического строительства в Татарии. Казань, 1963, стр. 15.

67 ЦГАОР, ф. 130, оп. 1, д. 58, л. 35 об.

68 См. «Борьба классов», 1934, № 1, стр. 136.

69 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 962, л. 1; ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 1 58, л. 7.

70 См. «Дружба народов», 1964, № 8, стр. 17. ^

71 См. Е. И. Песикина. Народный комиссариат пр челам национальностей и его деятельность в 1917— 1918 гг. Под ред. Д. И. Надточеева. М., 1950, стр. 66.

72 Казахстан тогда называли Степным Киргизским краем, а казахов — киргизами.

73 См. «В огне революции». Алма-Ата, 1957, стр. 61.

74 Досмухамметовы, ведя переговоры с Советским правительством, одновременно были связаны с контрреволюцией. Они секретно сообщили из Москвы в Уральск контрреволюционному белоказачьему войсковому правительству имена лиц, направленных Совнаркомом для нелегальной работы в тылу белоказаков. Часть этих лиц была выслежена и казнена (см. «Красная звезда», 1 декабря 1965 г.).

75 «Абай» (Семипалатинск), 20 марта 1918 г. (на казахском языке).

76 См. «Ленинская смена» (Алма-Ата), 23 февраля 1957 г.; «В огне революции», стр. 64.

77 ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 32460; см. «Алиби Джангильдин». Документы и материалы. Алма-Ата, 1961, стр. 93.

78 См. «Алиби Джангильдин». Документы и материалы, стр. 94—96.

79 См. «Образование Казахской АССР». Сборник документов и материалов. Алма-Ата, 1957, стр. 251—255.

80 «История Советской Конституции (в документах). 1917-1956». М., 1957, стр. 78.

81 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 499.

82 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 32, стр. 152—155.

83 См. Э. В. Клопов. Ленин в Смольном, стр. 263— 265.

84 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 73—74.

85 См. «История советского государства и права. Кн. 1. Становление советского государства и права (1917—1920 гг.)», стр. 304

86 «Неделя», 29 ноября —5 декабря 1964 г. стр. 2-3.

87 «Неделя», 29 ноября —5 декабря 1964 г. стр. 3.

88 ЦПА ИМЛ, ф. 86, оп. 1, ед. хр. 31, л. 28; см. «В. И. Ленин и некоторые вопросы строительства партии». М., 1961, стр. 228.

89 «Неделя», 29 ноября —5 декабря 1964 г. стр. 3.

90 ЦПА ИМЛ, ф. 86, оп. 1, ед. хр. 31, л. 54; ЦГАОР, ф. 6980, оп. 1, д. 6, л. 10. Впервые процитировано А. Л. Артеменко в статье «Защита и обоснование В. И. Лениным принципов пролетарского интернационализма в период Великой Октябрьской социалистической революции и упрочения Советской власти (1917— 1918 гг.)» (см. «В. И. Ленин и некоторые вопросы строительства партии», стр. 227—328).

91 ЦГАОР, ф. 1235, оп. 20, д. 8, л. 18.

92 См. Я. М. Свердлов. Избранные произведения, т. 2. М., 1950, стр. 186.

93 Я. М. Свердлов. Избранные произведения, т. 2, стр. 182-183. -

94 ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 6485

95 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 540.

96 См. «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

97 «Декреты Советской власти. Т II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 546

98 «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.». стр. 540.

99 «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

100 См. «Декреты Советской власти. Т. П. 17 марта — 10 июли 1918 г.», стр. 354.

101 Там же, стр. 519.

102 «Декреты Советской власти. Т. И. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 549.

103 «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

104 «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 549.

105 «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

106 См. Г. С. Гурвич. История Советской Конституции. М., 1923, стр. 90.

107 «Неделя», 29 ноября —- 5 декабря 1964 г., стр. 3. 15 Р. М. Савицкая 40д

108 «Известия» № 138, б июля 1918 г.

109 См. Д. А. Чугаев. Первая Конституция Советского государства (1918 г.). М., 1949, стр. 149.

110 Ю. М. Стеклов. Воспоминания и публицистика. М., 1965, стр. 71.

111 П. И. Стучка. Ленинизм и государство (Политическая революция). М., 1924, стр. 56-—57.

112 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 520; «Декреты Советской власти. Т. И. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 549.

113 См. «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

114 См. «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

115 «Известия» № 13в, 5 июля 1918 г.

116 Ю. М. Стеклов. Воспоминания и публицистика, стр. 71.

117 См. «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

118 См. там же; «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта —10 июля 1918 г.», стр. 549.

119 ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 6425.

120 См. И. С. Смирнов. Ленин и советская культура. Государственная деятельность В. И. Ленина в области культурного строительства (октябрь 1917 г.—лето 1918 г.), стр. 369—372.

121 См. там же, стр. 369.

122 ЦЛА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 100, л. 4.

123 См. Г. Ф. Киселев и В. Л. Любишева. В. И. Ленин и создание государственной печати и герба РСФСР.— «История СССР», 1966, № 5, стр. 24

124 ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 5989.

125 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 141, л. 4.

126 ЦГАОР, ф. 130, оп, 2, д. 347, л. 228.

127 См. «История Советской Конституции (в документах). 1917—1956», стр. 157—158.

128 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 128.

129 Раздел «О гербе и флаге РСФСР» был и в проекте Наркомюста, но в несколько ином виде.

130 См. «Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г.», стр. 62.

131 ЦПА ИМЛ, ф. 19, оп. 1, ед. хр. 91, л. 4.

132 «Известия Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов гор. Москвы и Московской области» № 70, 12 апреля (30 марта) 1918 г.; «Протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва». Стенографический отчет, стр. 4, 73—75.

133 См. «Известия Петроградского Совета» № 25, 17 (4) апреля 1918 г.

134 См. «Правда», 8 апреля 1968 г.

135 См. «Пятый Всероссийский съезд Советов». М., 1918, стр. 3, 20.

136 Некоторые авторы работ о Конституции РСФСР утверждают, что это было сделано по предложению Ленина (см., например, Д. А. Чу гаев. Первая Конституция Советского государства (1918 г.), стр. 166). По- видимому, это так и было. Ведь еще до съезда в Комиссии ЦК Ленин предложил включить Декларацию в Конституцию. На воспоминания об этом Г. С. Гурвича ссылка уже была.

137 См. «Известия» № 138, 5 июля 1918 г.

138 В. И. Ленин. (Полн. собр. соч., т. 36, стр. 499.

139 См. «Пятый Всероссийский съезд Советов», стр. 159, 161, 183—1915.

140 «Пятый Всероссийский съезд Советов», стр. 183, 214-215.

141 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 535.

142 См. «Известия» № 158, 27 июля 1918 г.

143 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 21.

144 Там же, стр. 147.