Содержание материала

 

Глава двенадцатая

ЗОДЧИЙ НОВОГО, СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Из России нэповской будет Россия социалистическая.

В.И. Ленин

После разгрома интервентов и внутренней контрреволюции советский народ вступил в полосу мирного социалистического строительства.

Осуществление созидательных задач, вставших перед партией и народом, было связано с исключительными трудностями. Иностранная военная интервенция и гражданская война еще больше усилили разруху, вызванную четырехлетней империалистической войной. В 1920 году крупная промышленность производило продукции почти в семь раз меньше, чем в 1913 году, выплавка стали сократилась более чем в 20 раз, а продукция сельского хозяйства составляла немногим более половины довоенного уровня. В крайне тяжелом состоянии находился железнодорожный транспорт. Население испытывало огромные лишении и нужду, не хватало хлеба и других предметов первой необходимости.

В. И. Ленин с. горе чью сравнивал положение России после войны с состоянием человека, которого избили до полусмерти. Бедствия и страдания рабочих и крестьян острой болью отзывались в его сердце. Но он был глубоко убежден, что трудящиеся преодолеют разруху, построят социализм.

 

От войны к мирному строительству

В результате победы над международной и внутренней контрреволюцией были созданы важнейшие условия для быстрого возрождения и развития экономики Советской страны. Были разгромлены эксплуататорские классы помещиков и капиталистов. Укрепилась Советская власть на местах. Расширился и окреп социалистический уклад в экономике, была создана в основном система планового хозяйства, дававшая возможность сосредоточить силы и средства на решении главных хозяйственных задач, кадры партии и государства приобрели опыт руководства страной. Все более возрастала великая творческая энергия народных масс, укрепилась их вера в силу своего родного Советского государства, в Коммунистическую партию как руководящую силу общества.

Центр тяжести всей партийной и государственной деятельности Ленин переносит на организацию социалистического строительства. Он выступает на собраниях партийного и советского актива, на фабриках и заводах, перед рабочими и крестьянами, разъясняет задачи партии и народа в новых условиях, призывает сосредоточить все усилия на восстановлении народного хозяйства.

В речи на торжественном заседании Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Московского комитета партии и Московского городского совета профессиональных союзов 6 ноября 1920 года Ленин говорил:

«В дин празднеств, в дни нашего победного настроения, в дни третьей годовщины Советской власти, мы должны проникнуться тем трудовым энтузиазмом, той волей к труду, упорством, от которого теперь зависит быстрейшее спасение рабочих и крестьян, спасение народного хозяйства, тогда мы увидим, что в этой задаче мы победим еще более твердо и прочно, чем во всех прежних кровавых битвах».1

14 ноябри 1920 года Владимир Ильич побывал у крестьян деревни Кашино Волоколамского уезда Московской губернии, которые пригласили его на открытие электростанции, построенной силами местного сельскохозяйственного товарищества. В одном из домов дорогому гостю была устроена торжественная встреча. Самодеятельный оркестр исполнил «Интернационал». Затем крестьяне усадили Владимира Ильича «в красный угол» — на лучшее место за столом, уставленным незатейливыми крестьянскими блюдами, и стали угощать его.

Завязалась оживленная беседа. Крестьяне рассказывали Ильичу, как они строили электростанцию, какие трудности им пришлось преодолеть. Говорили они и о своих нуждах, жаловались на тяжесть разверстки, на нехватку фабричных товаров. Владимир Ильич во все вникал, интересовался самыми малыми подробностями, поражая крестьян меткостью своих вопросов и прямотой ответов. «Лишнего не спросит, нужного не пропустит», — говорили они потом.

После того, как Владимир Ильич и приехавшая с ним Надежда Константиновна сфотографировались с крестьянами, на улице около столба с электрическим фонарем состоялся митинг. В своей речи Ленин сказал, что хозяйство страны постепенно наладится, заработают фабрики и заводы, будет мануфактура, получат крестьяне и машины. Он призвал крестьян держать крепкую связь с рабочим классом и шагать с ним в ногу. «Слушали мы его, — вспоминают кашинцы, — а в душе у каждого будто солнце светило»2. После митинга в Кашино Владимир Ильич проехал в село Ярополец, где принял участие в собрании крестьян, которые тоже решили строить электростанцию. Встречи с Лениным оставили у крестьян неизгладимое впечатление. В свою очередь и Владимир Ильич много почерпнул из бесед с крестьянами.

Примечание:

1 В.И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 6.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 4, 1969, стр. 276.

 

Электрификация России — великая ленинская идея

Еще в период трехмесячной мирной передышки в начале 1920 года Ленин поставил задачу преобразования экономики страны на новой технической базе. После окончания войны он всесторонне развил и обосновал великую программу построения фундамента социалистической экономики, показал сущность и роль материально- технической базы нового общества, раскрыл гигантское значение электрификации в строительстве социализма и коммунизма. В связи с этим нужно особенно отметить его речь «Наше внешнее и внутреннее положение и задачи партии» на Московской губернской конференции РКП (б) 21 ноября и доклад о деятельности ВЦИК и Совета Народных Комиссаров на VIII Всероссийском съезде Советов 22 декабря 1920 года.

В. И. Ленин выдвинул важнейшее положение: «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».1 Этой краткой и вместе с тем необычайно глубокой по своему содержанию формулой он определил основные условия, политический и экономический факторы построения коммунистического общества, указав на их неразрывное единство.

Коммунизм, разъяснял Ленин, предполагает Советскую власть, как политический орган, дающий возможность трудящимся массам вершить все дела — без этого коммунизм немыслим. Этим обеспечена политическая сторона создания коммунистического общества. А экономическая сторона строительства коммунизма может быть обеспечена только путем электрификации всей страны.

Громадная заслуга Ленина состоит именно в том, что он не ограничился постановкой общей перспективы экономического строительства, развития производства, а конкретизировал ее: выдвинул задачу создания материально-технической базы социализма и коммунизма, указав, что стержнем, основой этой базы является электрификация. Материально-техническая база социализма и коммунизма, учил Ленин, — это крупная промышленность, и прежде всего тяжелая индустрия. А такую промышленность, соответствующую новейшему уровню техники и науки, можно создать и развить только на основе электрификации. Без такой базы, говорил он, «мы никакого социализма и коммунизма не в состоянии будем построить».2

Крупную, тяжелую индустрию Ленин считал ключом к социалистическому переустройству сельского хозяйства, основным условием ликвидации экономических корней капитализма в деревне. Он указывал, что налаживание производства тракторов и сельскохозяйственных машин создаст материальную базу для перехода мелких крестьян к крупному, коллективному машинному земледелию, даст возможность ликвидировать кулацкие хозяйства. Намечая пути развития социалистического земледелия. Ленин несколько позднее, в плане брошюры «О продовольственном налоге», писал:

«мелкий крестьянин
колхозы
электрификация».3

Создание материально-технической базы социализма, по мнению Ленина, даст возможность ликвидировать противоположность между городом и деревней. «...Организации промышленности на современной высшей технической базе, на базе электрификации, которая свяжет город и деревню. — говорил он, — покончит с рознью между городом и деревней».4

Осуществление электрификации Владимир Ильич органически связывал с решением также задач культурного строительства. В заметках «Значение электрификации» он, в частности, записал: «Подъем культуры (трудящихся)...Не простая грамотность».5

В. И. Ленин разъяснял, что создание крупного производства на основе электрификации «явится первой важной ступенью на пути к коммунистической организации экономической жизни общества».6 На основе материально-технической базы социализма, как ее продолжение и развитие, будет складываться материально-техническая база коммунизма, что позволит достигнуть такого уровня производства, «который бы соответствовал принципам коммунизма» — создать изобилие материальных и культурных благ, подойти к осуществлению распределения по потребностям, постепенно преобразовать социалистические производственные отношения в коммунистические. Для этого необходима «электрификация всей страны, всех отраслей промышленности и земледелия».

Именно с созданием материально-технической базы социализма и затем материально-технической базы коммунизма Ленин связывал достижение наивысшей в мире производительности труда и решение задачи — догнать и перегнать развитые капиталистические страны в экономическом отношении. «Укрепить Советскую Россию и сделать ее непобедимой — это главное», — подчеркнул Владимир Ильич, отвечая на записки с вопросами делегатов VIII съезда Советов.

В. И. Ленин высказал очень важную мысль, что успешное строительство социализма в Советской стране, осуществление плана электрификации будет иметь огромное международное значение и явится примером для народов других стран, которые встанут на путь социализма. Он говорил на съезде: «...Если Россия покроется густою сетью электрических станций и мощных технических оборудований, то наше коммунистическое хозяйственное строительство станет образцом для грядущей социалистической Европы и Азии».7 И эти замечательные слова Владимира Ильича оказались пророческим».

Ленинские идеи о создатели материально-технической базы социализма легли в основу Государственного плана электрификации России (ГОЭЛРО) — первого перспективного плана развития народного хозяйства Советской республики, рассчитанного на 10 — 15 лет. Планом ГОЭЛРО, который был разработан по инициативе и под руководством Ленина, была поставлена грандиозная задача — - заложить прочный экономический фундамент социалистического общества, создать новые производительные стелы на базе электрической энергии, превратить Россию из аграрной страны в индустриальную. План ГОЭЛРО предусматривал увеличение промышленного производства вдвое по сравнению с уровнем довоенного 1913 года, строительство 30 новых электростанций общей мощностью 1,75 млн. квт. и доведение общей годовой выработки электроэнергии до 8,8 миллиарда киловатт-часов. На базе электрификации важнейших экономических районов намечалось широкое промышленное строительство и прежде всего развитие решающих отраслей тяжелой индустрии. Ставилась также задача подготовить условия для перехода мелкотоварного крестьянского хозяйства на путь крупного обобществленного производства.

В. И. Ленин говорил, что политическая программа партии, принятая VIII съездом РКП (б), должна быть дополнена «второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники»8. Такой второй программой партии он назвал план ГОЭЛРО.

Смелость и шпрота плана ГОЭЛРО станут тем более очевидны. если иметь в виду тогдашнюю разруху, голод, нищету. По удивительно, что в тех условиях многие воспринимали ленинский план хозяйственного строительства как утопию, как несбыточную мечту. Осенью 1920 года в Москву приехал известный английский писатель Герберт Уэллс. Он имел беседу с Лениным, в которой зашла речь и об электрификации России. Возвратившись в Англию, Уэллс написал книгу «Россия во мгле»; в ней он назвал Ленина «кремлевским мечтателем».

Уэллс с большой симпатией отнесся к Советской России. Хотя в книге не раз подчеркивается его несогласно с марксизмом, он, вопреки чудовищной лжи и клевете буржуазии, признавал, что Советскую власть поддерживает народ и что большевики развернули огромную созидательную и просветительную работу. Неизгладимое впечатление произвел на него Ленин. Уэллс заявил, что «встреча с этим изумительным человеком, который откровенно признает колоссальные трудности и сложность построения коммунизма и безраздельно посвящает все свои силы его осуществлению», подействовала на него «живительным образом»; разговаривая с Лениным, он понял, «что коммунизм... может быть огромной творческой силой». И тем не менее ленинский план электрификации России показался автору выдающихся научно-фантастических романов «утопией электрификации».

«Можно ли представить себе, — писал он, — более дерзновенный проект в этой огромной равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасли торговля и промышленность? ...В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего, но невысокий человек в Кремле обладает таким даром. Он видит, как вместо разрушенных железных дорог появляются новые, электрифицированные, он видит, как новые шоссейные дороги прорезают всю страну, как подымается обновленная и счастливая, индустриализированная коммунистическая держава»9.

Да, великий Ленин прозорливо видел Россию будущего и был глубоко убежден в реальности и осуществимости «дерзновенного» плана электрификации, ибо этот план опирался на науку, на великую творческую силу советского строя и народных масс, освобожденных от ига эксплуатации. Враги социализма. обыватели и оппортунисты издевались и хихикали над планом ГОЭЛРО. Троцкий, Рыков и их сторонники кричали о нереальности этого плана, пытались препятствовать его принятию, а затем его осуществлению. Ленин дал решительный отпор маловерам и капитулянтам.

По предложению Ленина вопрос о плане ГОЭЛРО был включен в повестку дня VIII Всероссийского съезда Советов.

Владимир Ильич изо дня в день следил за подготовкой материалов комиссии ГОЭЛРО к съезду, давал советы и указания, продвигал издание книги с планом электрификации. Благодаря его содействию план ГОЭЛРО был напечатан своевременно и роздан делегатам съезда. По заданию Владимира Ильича на сцене Большого театра, где должен был проходить съезд, была установлена огромная карта, иллюстрирующая план электрификации России.

С докладом о плане электрификации на съезде выступил председатель комиссии ГОЭЛРО Г. М. Кржижановский. Делегаты съезда, прибывшие из разных мест разоренной страны, плохо одетые, полуголодные, сидя в нетопленном и скудно освещенном зале Большого театра, слушали, затаив дыхание, о захватывающе смелых, но реальных задачах и перспективах социалистического строительства, намеченных гением Ленина. VIII съезд Советов единодушно одобрил план ГОЭЛРО. В резолюции, написанной Лениным и принятой съездом, выражалась уверенность, что рабочие и крестьяне «напрягут все свои силы и не остановятся ни перед какими жертвами для осуществления плана электрификации России во что бы то ни стало и вопреки всем препятствиям».10

Трудовые массы Республики Советов не пожалели сил для осуществления ленинского плана электрификации. К концу 1935 года план ГОЭЛРО по выработке электроэнергии был перевыполнен почти в четыре раза, что явилось первым шагом по пути электрификации всей страны, который наметил Ленин и по которому партия неуклонно ведет советский народ.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 159.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 301.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 380.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 10, сто. 100.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 12, стр. 227.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 150.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 161.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 157.

9 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 311, 310, 309.

10 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 197.

 

Подготовка перехода к нэпу

Первые месяцы 1921 года принесли резкое обострение хозяйственных трудностей. Неурожай, бескормица и падеж скота усилили крестьянскую нужду и разорение. Серьезное недовольство крестьян вызывала продразверстка. Ухудшилось продовольственное положение. Из-за отсутствия топлива останавливались пущенные было в ход промышленные предприятия. На почве голода, безработицы, переутомления недовольство охватило и часть рабочих. Большие затруднения возникли в связи с демобилизацией армии.

Классовые враги пытались использовать тяжелое положение страны в своих контрреволюционных целях. В различных районах страны вспыхнули кулацкие мятежи; в ряде мест кулачеству удалось вовлечь в антисоветские выступления недовольных разверсткой середняков. Резким выражением колебаний мелкой буржуазии явился контрреволюционный мятеж в Кронштадте, который был организован белогвардейцами и иностранными империалистами при пособничестве меньшевиков, эсеров и анархистов.

В своих выступлениях и статьях Ленин вскрыл причины сложившейся обстановки, и, дав, как всегда, строго научную, трезвую оценку фактов, характеризовал обстановку в стране как экономический, социальный и политический кризис.

Основной причиной этого кризиса были объективные трудности, связанные с переходом от войны к миру в разоренной, мелкокрестьянской стране. В то же время эти трудности не были, да и не могли быть, в должной мере учтены партией. Переход от войны к миру, говорил Ленин на X съезде РКП(б), поставил нас перед лицом таких трудностей, для преодоления которых ни опыта, ни подготовки, ни нужного материала не было, и это обострило кризис. Осенью и зимой 1920 года были допущены серьезные просчеты в распределении топлива и продовольствия; это, указывал Ленин, «паши общие ошибки, все ошиблись, и СТО, и СНК, и ЦК». Главное же состояло в том, что политика «военного коммунизма» перестала соответствовать новым условиям.

«Причина была та, — говорил позднее Ленин, — что мы в своем экономическом наступлении слишком далеко продвинулись вперед, что мы не обеспечили себе достаточной базы, что массы почувствовали то, чего мы тогда еще не умели сознательно формулировать, но что и мы вскоре, через несколько недель, признали, а именно: что непосредственный переход к чисто социалистическим формам, к чисто социалистическому распределению превышает наши наличные силы и что если мы окажемся не в состоянии произвести отступление так, чтобы ограничиться более легкими задачами, то нам угрожает гибель»1.

В. И. Ленин первый понял всю опасность создавшегося положения и необходимость крутого поворота в политике партии. Уже к февралю 1921 года он сделал вывод, что нужно перейти к новой экономической политике, проведение которой дало бы возможность преодолеть экономические и политические трудности, обеспечило бы восстановление всех отраслей народного хозяйства и построение экономического фундамента социалистического общества. Владимир Ильич, намечая задачи партии, всегда глубоко изучал действительность — и по всевозможным материалам и по личным наблюдениям. «Те, кто знал Ильича, — писала Н. К. Крупская, — знают, как умел он вглядываться в жизнь, вцепляться в каждую мелочь». Вырабатывая новую экономическую политику, Ленин исходил из глубокого анализа хозяйственного и социально-политического развития страны в 1918 — 1920 годах. Он особенно пристально изучал положение в деревне, подолгу беседовал с ходоками, внимательно читал крестьянские письма. «Ведь это же подлинные человеческие документы! Ведь этого я не услышу ни в одном докладе!» — говорил Владимир Ильич редактору «Бедноты» В. А. Карпинскому о крестьянских письмах в газету.

Большой материал дали Ленину посещения ряда деревень и сел Московской губернии. Он принимал участие в созванном по его предложению совещании беспартийных крестьян — делегатов VIII съезда Советов и, как говорил, «вынес чрезвычайно много из их дебатов по самым больным вопросам деревенской жизни». Свою запись выступлений крестьян он направил членам ЦК и народным комиссарам. В январе и феврале 1921 года Владимир Ильич принимал крестьян Тверской, Тамбовской и Владимирской губерний, Сибири и других мест — и почти все они высказывали ему свое твердое убеждение в необходимости отмены разверстки, чтобы создать материальную заинтересованность крестьян в подъеме хозяйства. Беседуя с ходоками, Ленин делал выводы о положении на местах, о настроениях крестьянства.

«Чем велик Ленин? — писал крестьянин О. И. Чернов, побывавший тогда у Владимира Ильича. — А вот чем. Он не меня, конечно, слушал, как персону необыкновенную, а через меня он слушал все крестьянство, и через меня он учел всю сложность обстановки на низах»2.

Советовался Ленин о замене разверстки налогом с руководящими деятелями партии и государства, с местными партийными и советскими работниками. Все это ярко характеризует ленинский стиль руководства, показывает, какое огромное значение Ленин придавал коллективному мнению, учету практического опыта, как внимательно прислушивался к голосу масс, определяя политику партии.

В начале февраля 1921 года Ленин написал «Предварительный, черновой набросок тезисов насчет крестьян», в котором сформулировал основные положения о замене продовольственной разверстки натуральным налогом. Вместо разверстки, означавшей изъятие у крестьян всех излишков их продукции, он предлагал ввести определяемый заранее продовольственный налог, после внесения которого государству крестьянин мог свободно распоряжаться своими продуктами. Ленинские тезисы, намечавшие переход к новой экономической политике (нэп), были одобрены Центральным Комитетом и легли в основу проекта решения предстоявшего X съезда партии по этому вопросу.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 282.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 4, 1969, стр. 310.

 

Борьба против оппозиционеров

Переход от войны к миру и поворот к НЭПу происходили в условиях ожесточенной борьбы с оппозиционными группировками, которые не замедлили воспользоваться трудностями и выступили против линии партии, избрав в качестве предлога не раз обсуждавшийся и решенный партией вопрос о роли профессиональных союзов. Троцкисты и бухаринцы навязали партии дискуссию о профсоюзах. Ленин был против дискуссии, считая, что она отвлечет партию от насущных дел и будет играть на руку врагам.

Застрельщиком выступления оппозиционеров Ленин считал Троцкого, который выдвинул лозунг «перетряхивания» руководящих кадров профсоюзов, призывал к «огосударствлению» профессиональных союзов, к превращению их в придаток государственного аппарата, требовал «завинчивания гаек» в профсоюзах. Троцкий отказался принять участие в комиссии ЦК, созданной для определения конкретных мер по улучшению работы профсоюзов, сколотил свою группу и выступил против точки зрения Центрального Комитета партии. Отказ Троцкого от деловой работы в комиссии ЦК Владимир Ильич расценил как «срыв дисциплины», назвал это приемом «бюрократическим, несоветским, несоциалистическим, неправильным, политически вредным».1 Тем самым Троцкий, как подчеркнул Владимир Ильич, наносил вред «и партии, и профдвижению, и воспитанию миллионов членов профсоюзов, и республике».2

Фракционные действия Троцкого поддержал Бухарин, который заявил, что он выдвигает «буферную платформу», а в действительности сблокировался с Троцким. Ленин сравнивал Бухарина с человеком, подливающим в огонь керосин. Он говорил, что буферная группа Бухарина «больше всех навредила и напутала», что она сыграла роль «пособника худшей и вреднейшей фракционности».3 Что же касается идейной сущности позиции Бухарина, то он скатывался к синдикализму. «...Верхом распада идейного являются тезисы Бухарина и К0»4, — писал Ленин. «Товарищи, — говорил Владимир Ильич, — в истории партии мы таких шатаний забывать не должны».5

Вслед за троцкистами и бухаринцами против партии выступили и другие антипартийные группы: «рабочая оппозиция» (Шляпников, Коллонтай, Медведев и др.), проповедовавшая анархо-синдикалистские взгляды, фракция «демократического централизма» и пр.

Платформам оппозиционных групп противостояла ленинская платформа, изложенная в «Проекте постановления X съезда РКП по вопросу о роли и задачах профсоюзов» — так называемая «платформа десяти», которую подписали Ленин и ряд других членов ЦК.

В своих выступлениях, а также в статьях «Кризис партии» и «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина», написанных в январе 1921 года, Ленин раскрыл оппортунизм, антипартийную сущность платформ оппозиционных группировок, разоблачил фракционный характер их действии. Вместе с тем он выдвинул и развил ряд важнейших принципиальных положений о роли профессиональных союзов в системе диктатуры пролетариата и их задачах в социалистическом строительстве, которые стали программой работы советских профсоюзов.

В. И. Ленин подчеркивал, что суть разногласий с Троцким по вопросу о профсоюзах заключалась в расхождении «по вопросу о методах подхода к массе, овладения массой, связи с массой». Троцкисты требовали перенести в профсоюзы военные методы, действовать по отношению к массам средствами принуждения. Партия же считала, что в основе подхода к массам, в основе деятельности профсоюзов, являющихся одним из «приводных ремней» от партии к массам, должен лежать метод убеждения. Только методом убеждения можно поднять к сознательному творчеству миллионы трудящихся, а в этом — источник силы и непобедимости социалистической революции, Советской власти; только при этом условии возможно построить социализм и коммунизм.

«Чем больше размах, чем больше широта исторических действий, — говорил Ленин, — тем больше число людей, которое в этих действиях участвует, и, наоборот, чем глубже преобразование, которое мы хотим произвести, тем больше надо поднять интерес к нему и сознательное отношение, убедить в этой необходимости новые и новые миллионы и десятки миллионов»6.

Владимир Ильич разъяснял, что профессиональные союзы призваны подымать рабочие массы на решение хозяйственно- политических задач, бороться за повышение производительности труда и укрепление трудовой дисциплины; они должны охранять интересы трудящихся, способствовать улучшению их материального быта, активно участвовать в культурно-просветительной работе и производственной пропаганде.

Профсоюзы не являются организацией государственной, говорил Ленин, «это есть организация воспитательная, организация вовлечения, обучения, это есть школа, школа управления, школа хозяйничания, школа коммунизма».7 Будучи школой коммунизма вообще, профсоюзы должны быть, в частности, школой управления социалистической промышленностью (а затем постепенно и земледелием) для всей массы рабочих, а потом и для всех трудящихся. Их задача — привлекать массы к активному участию в работе хозяйственных и государственных органов, связанных с экономикой, к выработке хозяйственных планов, производственных программ, тарифов и т. п., выдвигать и подготовлять администраторов ив среды рабочих и трудящихся масс вообще.

В. И. Ленин глубоко раскрыл соотношение между государством, партией и профсоюзами, подчеркнув, что Троцкий в корне извратил это соотношение.

«Государство, — разъяснял Владимир Ильич,-- это — область принуждения. Сумасшествием было бы отрекаться от принуждения, особенно в эпоху диктатуры пролетариата. «Администрирование» и администраторский подход к делу здесь обязательны. Партия, это — непосредственно правящий авангард пролетариата, это — руководитель. Исключение из партии, а не принуждение — вот специфическое средство воздействия, средство очищения и закала авангарда. Профсоюзы — резервуар государственной власти, школа коммунизма, школа хозяйничанья. В этой области специфическое и главное есть не управление, а «связь» «между центральным» {и местным, конечно, тоже) «государственным управлением, народным хозяйством и широкими массами трудящихся»...»8.

Убедительный ответ Ленин дал на упрек Троцкого и Бухарина, что он подходит к вопросу о профсоюзах политически, тогда как к ним следует подходить с точки зрения хозяйственной, с точки зрения роста производства. Владимир Ильич подчерк пул, что Троцкий и Бухарин в корне ошибочно, эклектично определяли отношение политики к экономике.

«Теоретическая неверность вопиющая, — писал он. — Политика есть концентрированное выражение экономики... Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма... Вопрос стоит (и, по-марксистски, может стоять) лишь так: без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи».9

Суть дискуссии именно в политике — т. е. в политике по отношению к профсоюзам. Политический подход значит: если подойти к профсоюзам неправильно, это погубит Советскую власть, диктатуру пролетариата. Именно к этому вела линия Троцкого на «перетряхивание» профсоюзов, ибо ее следствием был бы раскол в пролетариате, раскол между партией и рабочим классом, раскол между пролетариатом и крестьянством. «Тут политически ясно, что такой подход вызовет раскол и свалит диктатуру пролетариата»,10 — писал Владимир Ильич.

К гибели власти рабочего класса вела и анархо-синдикалистская платформа группы так называемой «рабочей оппозиции», которая отрицала руководящую роль партии в системе диктатуры пролетариата, в частности по отношению к профсоюзам, сводила на нет значение государства к строительстве социалистической экономики.

При этом группа «рабочей оппозиции» клеветала на партию и Советское государство, кричала о засилье бюрократизма, о перерождении «партийных верхов», их отрыве от масс, демагогически требовала «свободы критики», «свободы дискуссий» и т. п. Ленин показал, что ничего пролетарского, рабочего в этой оппозиции по существу не было, что в действительности она явилась выразительницей мелкобуржуазной стихии, что между идеями и лозунгами мелкобуржуазной, анархистской контрреволюции, организаторов кронштадтского мятежа, и лозунгами «рабочей оппозиции» есть связь.

В. И. Ленин подверг резкой критике основной тезис «рабочей оппозиции», гласивший, что организация управления экономикой страны должна принадлежать «Всероссийскому съезду производителей, объединенных в профессиональные производственные союзы, который избирает центральный орган, управляющий всем народным хозяйством республики».

Оперируя термином «производители», включающим и пролетария, и полупролетария, и мелкого товаропроизводителя, «рабочая оппозиция», указывал Ленин, коренным образом порывала с марксистским требованием точно различать классы, отказывалась от диктатуры пролетариата, от руководящей роли пролетариата по отношению к непролетарским трудящимся массам. Он разъяснял далее, что в переходный период развитие экономики неразрывно связано е вопросами классовой борьбы против капиталистических элементов, с вопросом о взаимоотношениях рабочего класса и крестьянства. А эти вопросы должно решать именно пролетарское государство, руководствуясь политикой коммунистической партии.

«Рабочая оппозиция», подделываясь к настроениям отсталой части рабочих, заявляла, что не партия, а профессиональные союзы должны руководить социалистическим строительством. К этому же вела и платформа Бухарина, который утверждал, что кандидатуры профсоюзов в «главки и центры» должны быть обязательными для партии. «Это, — писал Владимир Ильич, — полный разрыв с коммунизмом и переход на позицию синдикализма». «Это непримиримо с коммунизмом, непримиримо с партийной программой РКП»11.

В. И. Ленин дал решительный отпор попыткам подорвать руководящую роль партии. В своей речи на II Всероссийском съезде горнорабочих он сказал:

«Больше двадцати лет мы боремся в партии, мы доказали делом, а не словом, рабочим, что партия — штука особая, что она требует людей сознательных, готовых к самопожертвованию, что она делает ошибки, но их исправляет, что она руководит и подбирает людей, которые знали бы, какой путь еще нам предстоит, через какие препятствия мы должны еще пройти. Она не обманывает рабочих. Она не дает обещаний, которых выполнить нельзя... Если мы скажем, что не партия проводит кандидатуры и управляет, а профессиональные союзы сами, — говорил Ленин, — то это будет звучать очень демократично, на этом, может быть, можно поймать голоса, но не долго. Это губит диктатуру пролетариата... Чтобы управлять, надо иметь армию закаленных революционеров-коммунистов, она есть, она называется партией».12

Только коммунистическая партия в состоянии объединить, воспитать и организовать рабочий класс и всю массу трудящихся, противостоять неизбежным мелкобуржуазным колебаниям этой массы, неизбежным традициям и рецидивам профессионалистской узости или профессионалистским предрассудкам среди рабочих, руководить борьбой пролетариата, а через него всеми трудящимися. Коммунистическая партия, как высшая форма организации пролетариата, направляет к единой цели — к победе социализма — усилия всего народа, деятельность всех государственных органов, профсоюзов и других общественных организаций. «...Диктатура пролетариата, — делал вывод Ленин, — невозможна иначе, как через Коммунистическую партию».13

Не случайно поэтому враги социализма не всегда открыто ведут борьбу против нового строя, но всегда выступают против руководящей роли коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата, в строительстве социализма. Так например, во время кронштадтского мятежа белогвардейцы и их пособники формально не выступали против Советской власти, но вели атаку против коммунистов, против руководящей роли большевистской партии, выдвинув лозунг «Советы без коммунистов».

Использование врагами пролетариата всяких уклонений от строго выдержанной коммунистической линии, — писал Владимир Ильич, — едва ли но с наибольшей наглядностью показало себя на примере кронштадтского мятежа. Враги Советской власти, «убедившись в безнадежности контрреволюции под открыто белогвардейским флагом, напрягают теперь все усилия, чтобы уцепиться за разногласия внутри РКП и двинуть контрреволюцию так или иначе путем передачи власти политическому оттенку, наиболее близкому по внешности к признанию Советской власти».14 Наша пропаганда, указывал Ленин, должна разоблачать эту тактику врагов Советской власти.

И в наше время ревизионисты и всякого рода противники социализма действуют но сути дела так же, как действовали в свое время кронштадтские контрреволюционеры. Они выступают под лозунгом «демократического социализма», «либерализации», за народовластие, но без диктатуры рабочего класса, без руководящей роли коммунистической партии, рассчитывая в конечном счете на реставрацию капитализма.

Вот почему так актуален великий завет Ленина — главным условием завоевания государственной власти и осуществления диктатуры пролетариата, победы социализма является руководство коммунистической партии.

Выступление троцкистов, бухаринцев и других оппозиционных группировок в конце 1920 — начале 1921 года создало острый партийный кризис. Выявились серьезные разногласия в Центральном Комитете. Ожесточенная борьба происходила в партийных организациях. Ленин непосредственно руководил борьбой партии против фракционных групп. Он бдительно следил за маневрами оппозиционеров, разоблачал вред их взглядов для партии и рабочего класса. Владимир Ильич глубоко верил в то, что массы коммунистов разберутся, на чьей стороне правда. И действительно, подавляющим большинством голосов партийные организации одобрили ленинскую линию; оппозиционеры потерпели в дискуссии полное поражение.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 219.

2 Там же, стр. 269.

3 Там же, стр. 266.

4 Там же, стр. 240.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 55.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 140.

7 Там же, стр. 203.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 291

9 Там же, стр. 278, 279.

10 Там же, стр. 247.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 241, 303

12 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 252 — 253, 254.

13 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 42.

14 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 90.

 

Исторический съезд Х съезд РКП(б)

8 — 16 марта 1921 года состоялся Х съезд партии; его работой руководил Ленин. Он выступил с отчетом о политической деятельности ЦК РКП (б), с докладами о замене разверстки натуральным налогом, о единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне, а также с речами о профессиональных союзах и по топливному вопросу. Лениным были написаны проекты важнейших решений. На съезде развернулась острая борьба между большинством делегатов, поддерживавшим Ленина, и оппозиционерами. Ленин считал очень важным добиться идейного и организационного разгрома всех антипартийных группировок. Он был полон энергии, боевой решимости, оптимизма, и его настроение передавалось делегатам съезда.

Х съезд партии подвел итоги дискуссии о профсоюзах и принял резолюцию об их роли и задачах, в основу которой легла ленинская «платформа десяти». Ленин обратил внимание на то, что эта резолюция правильно определила взаимоотношения между партией и профессиональными союзами. В резолюции были намечены мероприятия по перестройке всей работы профсоюзов в соответствии с ленинскими положениями о профессиональных союзах как «школе коммунизма».

Дискуссия, отметил Ленин, убедительно показала зрелость, силу партии и в то же время обнажила истинное лицо оппозиционеров как противников партийной линии. Он подчеркнул, что своими фракционными действиями, демагогическими выступлениями оппозиционные группировки ослабляют и расшатывают партию, льют воду на мельницу контрреволюции. Поэтому малейшее ослабление единства коммунистической партии, какая бы то ни было фракционность практически помогают классовым врагам, добивающимся восстановления власти капиталистов и помещиков.

В. И. Ленин учил, что в условиях, когда коммунистическая партия находится у власти, ее идейное и организационное единство приобретает особое значение; оно не является делом только внутрипартийным, единство партийных рядов — это основа сплоченности рабочего класса и всех трудящихся вокруг партии, важнейшее условие силы и прочности социалистического государства, победы социализма. Задачи построения коммунистического общества необычайно разнообразны и сложны. Осуществить их можно только при условии полного единства коммунистической партии, являющейся руководящей и направляющей силой.

Чтобы выполнить свою руководящую роль, правящая партия коммунистов должна быть максимально сплоченной, спаянной единой волей и железной дисциплиной. В этом Ленин видел главный урок предсъездовской дискуссии.

Съезд принял резолюцию «О единстве партии», проект которой был написан Лениным. Признавая вред и недопустимость какой бы то ни было фракционности, которая неминуемо ведет к ослаблению партии, резолюция предписывала распустить все фракционные группы; неподчинение этому постановлению влекло за собой немедленное исключение из партии. Основной гарантией сплоченности партии в целом Ленин считал единство в ее руководящем органе, монолитность и твердость Центрального Комитета. Поэтому он со всей настойчивостью требовал не допускать каких-либо проявлений фракционности в составе ЦК. По его предложению съезд дал Центральному Комитету полномочие применять к членам ЦК, вставшим на путь фракционности, все меры партийного воздействия вплоть до исключения из партии.

Ленинская революция «О единстве партии» является важнейшим историческим документом. Она стала директивой для партии и всех ее органов в деле сохранения единства партийных рядов и сыграла огромную роль в дальнейшей борьбе против всех антипартийных группировок.

X съездом РКП (б) была также принята внесенная Лениным резолюция «О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей партии». В ней отмечалось, что этот уклон был вызван отчасти вступлением в ряды партии бывших меньшевиков, а также не вполне еще усвоивших коммунистическое миросозерцание рабочих и крестьян: главным же образом уклон был вызван воздействием на пролетариат и партию мелкобуржуазной стихии. Взгляды «рабочей оппозиции» и аналогичных групп, говорилось в резолюции, представляют собой непосредственную угрозу для диктатуры пролетариата и практически помогают классовым врагам социалистической революции. Съезд подчеркнул необходимость вести непримиримую систематическую борьбу с анархо-синдикалистскими взглядами и признал пропаганду этих взглядов несовместимой с принадлежностью к Коммунистической партии.

В то же время Ленин говорил, что нужно «отсеять в «рабочей оппозиции» здоровое от нездорового» и тех, кто ближе стоит к пролетарским, классово спаянным и классово зрелым массам, привлечь к работе. «Если же они будут продолжать играть в оппозицию, тогда партия должна их из партии исключить».1

Идейный и организационный разгром троцкистов, бухаринцев и других оппозиционных группировок в профсоюзной дискуссии имел огромное значение для судеб социалистического строительства, для успешного перехода партии к новой экономической политике. Решающую роль в разгроме оппозиции сыграли принципиальность Ленина, его непримиримость к оппортунизму, к малейшим попыткам разрушить или ослабить единство партии.

В отчете о деятельности Центрального Комитета и в докладе о замене продовольственной разверстки натуральным налогом Ленин дал теоретическое и политическое обоснование необходимости перехода к новой экономической политике. Вопрос о замене разверстки налогом, разъяснял он, является прежде всего вопросом политическим, ибо суть его состоит в отношении рабочего класса к крестьянству. Важнейшая задача новой экономической политики — это упрочение союза пролетариата и крестьянства, укрепление диктатуры рабочего класса. Высшим принципом этой диктатуры, подчеркнул Ленин, является  «поддержание союза пролетариата с крестьянством, чтобы он мог удержать руководящую роль и государственную власть»2.

Формы союза рабочего класса и крестьянства определяются конкретными социально-политическими условиями и задачами, стоящими перед партией на том или ином этапе социалистического строительства. В огне гражданской войны, говорил Ленин, сложился военно-политический союз пролетариата и крестьянства, который имел первостепенное значение для разгрома внутренних и внешних врагов Советской власти, для защиты завоеваний социалистической революции. Но когда кончилась война и страна перешла к мирному труду, старая форма рабоче-крестьянского союза оказалась уже недостаточной. Для возрождения разрушенного войной хозяйства и успешного строительства социализма нужно было установить экономический союз трудящихся города и деревни, создать материальную заинтересованность крестьянства в результатах его труда. Замена разверстки налогом, предоставление крестьянину возможности распоряжаться излишками продукции своего производства, продавать их и обменивать на товары широкого потребления создавали хозяйственные основы такого союза.

Какую громадную историческую роль Ленин отводил союзу рабочего класса и трудящегося крестьянства, видно из следующих его слов: «10 — 20 лет правильных соотношений с крестьянством и обеспеченная победа в всемирном масштабе (даже при затяжке пролетарских революций, кои растут), иначе 20 — 40 лет мучений белогвардейского террора».3 Ленинские положения о необходимости не только политического, но и экономического союза рабочего класса и крестьянства для победы социализма, о принципах политики, обеспечивающей этот союз, явились дальнейшим развитием учения марксизма-ленинизма о диктатуре пролетариата, о путях построения социализма и коммунизма.

В. И. Ленин отмечал, что замена разверстки налогом и развитие товарооборота создадут у крестьян стимул, заинтересованность в расширении посевов, в улучшении земледелия, поднимут производительность крестьянского труда и приведут к подъему сельского хозяйства. А это даст возможность увеличить количество продуктов, улучшить снабжение населения городов, обеспечить продовольственные, топливные и сырьевые ресурсы для восстановления крупной промышленности, что вместе с тем укрепит положение пролетариата, держащего в руках государственную власть.

Несомненно, на почве укрепления мелкого крестьянского хозяйства и восстановления мелкой частной промышленности, на почве свободного товарного оборота, частной торговли произойдет некоторое оживление капитализма, возрождение буржуазии в городе, рост кулачества в деревне. Закрывать глаза на эту опасность нельзя. Но, подчеркивал Владимир Ильич, известное оживление капитализма можно допустить, не подрывая основ диктатуры пролетариата, «можно, ибо вопрос — в мере». Обладая политической властью и опираясь на такие командные высоты в экономике, как крупная промышленность, земля, банки, железные дороги, внешняя торговля, рабочий класс располагает достаточными средствами, чтобы держать капиталистические элементы под своим контролем, обуздать их эксплуататорские аппетиты, не допускать чрезмерного развития буржуазных отношений, ограничивать и вытеснять капиталистические элементы.

Восстановление и развитие крупной социалистической индустрии на базе подъема сельского хозяйства приведет к победе социалистического уклада в промышленности и в торговле, к социалистическому переустройству деревни.

По докладу Ленина X съезд РКП (б) вынес постановление о замене продовольственной разверстки натуральным налогом, которое определило переход к новой экономической политике (нэп). В соответствии с этим постановлением партия и правительство осуществили перестройку всей системы руководства хозяйственной жизнью страны, проведя необходимые мероприятия в области промышленности, сельского хозяйства и финансов, организации труда, налаживания товарооборота между городом и деревней на новых началах.

Так Коммунистическая партия Страны Советов под руководством великого Ленина совершила исторический поворот от «военного коммунизма» к новой экономической политике. В нем со всей силон сказались мудрость и дальновидность Ленина, его творческий, подлинно диалектический подход к решению задач социалистического строительства, его смелость, умение и решимость круто изменить политику и лозунги партии, если этого требует изменение обстановки.

Нелегко дался переход к новой экономической политике, он вызвал трудности в самой партии. Были и такие коммунисты, которые вышли из партии, не поняв сущности нэпа. Ленин хорошо видел сложность положения, но считал необходимым неуклонно осуществлять новую экономическую политику, и партия решительно поддержала переход к нэпу.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 37, 44.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 47.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 383.

 

Новая экономическая политика

После съезда Владимир Ильин продолжает разрабатывать проблемы новой экономической политики, разъясняет ее сущность партийному активу, массам, руководит ее осуществлением. В марте — апреле 1921 года он пишет брошюру «О продовольственном налоге (Значение новой политики и ее условия)», в конце мая выступает с докладом о продовольственном налоге на X Всероссийской партийной конференции. Новой экономической политике был также посвящен ряд важных работ и выступлений Ленина осенью 1921 года: «К четырехлетней годовщине Октябрьской революции», «О значении золота теперь и после полной победы социализма», доклад «О новой экономической политике» на VII Московской губернской партийной конференции и другие.

В. И. Ленин глубоко анализирует поворот к нэпу с точки зрения революционной стратегии и тактики. Введение новой экономической политики, разъяснял он, означает переход от прямой и полной ломки старого, капиталистического уклада к методу постепенной его ликвидации, переход от штурма крепости к длительной осаде ее. Это не означает, что партия «сдала позиции», признала ошибочность революционных методов и скатилась на позиции реформизма. Нужно различать соотношение между реформой и революцией до завоевания власти рабочим классом и после установления диктатуры пролетариата. «До победы пролетариата, — писал Ленин, — реформы — побочный продукт революционной классовой борьбы. После победы они (будучи в международном масштабе тем же самым «побочным продуктом») являются для страны, в которой победа одержана, кроме того, необходимой и законной передышкой в тех случаях, когда сил заведомо, после максимальнейшего их напряжения, не хватает для революционного выполнения такого-то или такого-то перехода».1

«Военный коммунизм», отмечал Ленин, был вызван особенно тяжелыми условиями гражданской войны. «Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой»2. Нельзя сразу, непосредственно перейти от капитализма к производству и распределению продуктов на коммунистических началах. Нужен ряд переходных ступеней, чтобы «подготовить — работой долгого ряда лет подготовить — переход к коммунизму».

В. И. Ленин подчеркивал, что одним из самых важных условий построения социализма и коммунизма является осуществление принципа распределения по количеству и качеству труда, принципа материальной заинтересованности в сочетании с моральными стимулами. «Не на энтузиазме непосредственно, — говорил он, — а при помощи энтузиазма, рожденного великой революцией, на личном интересе, на личной заинтересованности, на хозяйственном расчете потрудитесь построить сначала прочные мостки, ведущие в мелкокрестьянской стране через государственный капитализм к социализму; иначе вы не подойдете к коммунизму, иначе вы не подведете десятки и десятки миллионов людей к коммунизму. Так сказала нам жизнь. Так сказал нам объективный ход развития революции».3

Выступая против всякого рода уравнительных тенденций, Ленин указывал, что игнорировать принцип материальной заинтересованности, — значит впасть в субъективизм, не имеющий ничего общего с марксистской политикой. Он учил реализму в политике, внимательному учету материальных условий и степени подготовленности масс к осуществлению того или другого социально-экономического мероприятия.

Новая экономическая политика явилась дальнейшим развитием ленинского плана социалистического строительства, выдвинутого весной 1918 года. Если тогда не ставился вопрос о том, в каком отношении окажется экономика переходного периода к рынку, к частной торговле, к товарно-денежным отношениям, то в 1921 году Владимир Ильич дал ответ и на этот вопрос. Он убедительно доказал, что создание мощной социалистической индустрии и перевод мелкого крестьянского хозяйства на рельсы крупного коллективного производства предполагает сохранение и использование пролетарским государством торговли и товарно-денежных отношений.

Здесь особенно ярко проявилась характерная черта творческого подхода Ленина к теории и практике строительства нового общества: развивая идеи научного коммунизма, он на основании нового опыта дополнял и уточнял выдвинутые им ранее положения или заменял их другими.

В период перехода к нэпу Владимир Ильич некоторое время считал, что возможно налаживание прямого продуктообмена («товарообмена») между социалистической промышленностью и крестьянским хозяйством через продовольственные органы государства, а также допущение торговли, как через кооперацию, так и на рынках, только в пределах местного хозяйственного оборота. Но уже к осени 1921 года стало ясно, что продуктообмен, как основная форма экономических отношений государства с мелкими товаропроизводителями, оказался неприемлемым.

Выяснилось, что «с товарообменом ничего не вышло», «вместо товарообмена получилась обыкновенная купля-продажа, торговля»4. И Ленин, который всегда зорко всматривался в жизнь, изучал ее, пришел к заключению, что основной формой экономической связи между городом и деревней должны быть товарное обращение, торговля.

Переход к новой экономической политике требовал, по мысли Ленина, новых методов ведения хозяйства. Он требовал внедрения хозяйственного расчета на государственных предприятиях, обеспечения их безубыточности, экономного ведения хозяйства, контроля рублем во всех сферах производства, последовательного проведения принципа материальной заинтересованности рабочих, крестьян, интеллигенции в результатах своего труда, в развитии производства. При этом он имел в виду внедрение форм не только личной, но и коллективной заинтересованности рабочих и служащих в результатах работы всего предприятия.

Так же, как и при выработке хозяйственного плана в начале 1918 года, Ленин, разрабатывая новую экономическую политику, считал возможным в целях контроля за частным капиталом и в интересах быстрейшего экономического возрождения страны использовать различные формы «государственного капитализма»: концессии, смешанные общества и другие.

Но, как показал уже опыт последующих двух-трех лет, с государственно-капиталистическими предприятиями дело не вышло. Иностранные капиталисты не хотели идти на концессии, потому что они тешили себя иллюзиями о якобы близком «крахе» Советской власти; а самое главное, восстановление хозяйства нашей страны пошло гораздо быстрее, чем можно было предполагать в 1921 году, и поэтому отпала целесообразность широкого применения концессий.

По глубокому убеждению Ленина, новая экономическая политика РКП (б) имеет международное значение, отражая основные, общие для всех стран закономерности перехода от капитализма к социализму. Правильное определение и осуществление мер, необходимых для руководства крестьянством, для прочного союза с ним и постепенного перевода крестьянства и других мелкобуржуазных слоев на путь общественного производства, он относил к числу труднейших задач, которые встают перед победившим пролетариатом. «Та задача, — говорил Ленин, — которую мы решаем сейчас, пока — временно — в одиночку, кажется задачей чисто русской, но на деле это — задача, которая будет стоять перед всеми социалистами. Капитализм гибнет; в своей гибели он еще может причинить десяткам и сотням миллионов людей невероятные мучения, но удержать его от падения не может никакая сила. Новое общество, которое основано будет на союзе рабочих и крестьян, неминуемо. Рано или поздно, двадцатью годами раньше или двадцатью годами позже, оно придет, и для него, для этого общества, помогаем мы вырабатывать формы союза рабочих и крестьян, когда трудимся над решением нашей новой экономической политики»5.

История полностью подтвердила ленинское предвидение.

Опыт проведения нэпа в Республике Советов имеет всемирно-историческое значение, он помогает коммунистическим и рабочим партиям стран социалистического содружества строить новое общество. Более того, практика коммунистического строительства в СССР доказывает правильность высказанной Лениным мысли, что ряд основных принципов и методов ведения хозяйства, свойственных периоду перехода от капитализма к социализму, сохраняет свое значение также в социалистическом обществе и в условиях перерастания социализма в коммунизм.

Коммунистическая партия разрабатывала и осуществляла новую экономическую политику в острой борьбе с оппортунистическими элементами.

Опровергая демагогические утверждения оппозиционеров, будто партия, перейдя к нэпу, предала забвению задачу восстановления и развития промышленности, Ленин указывал, что новая экономическая политика неразрывно связана с планом электрификации, промышленного развития страны. Смешно и нелепо думать, говорил он, что партия отказалась от своей основной цели — подведения под экономику Советской республики мощной индустриальной базы: «...единственной возможной экономической основой социализма является крупная машинная индустрия. Тот, кто забывает это, тот не коммунист»6. Новая экономическая политика и создает условия для систематической и непрерывной работы по восстановлению и развитию крупной промышленности. Критикуя «левых», Ленин в то же время давал решительный отпор Бухарину, Сокольникову, Преображенскому и другим, которые требовали больших уступок капиталистическим элементам внутри страды и империалистическим державам. Он учил, что какой бы крутой поворот ни делала партия в своей политике, ей нельзя терять общую перспективу, она всегда должна ясно видеть дорогу к социализму и коммунизму, твердо идти к своей цели.

Примечание:

1 В.И. Ленин. Соч., т.44 стр. 228 — 229.

2 В.И. Ленин.  Соч., т.43 стр. 220.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 151.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 208.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 329.

6 Там же, стр. 50.

 

Дальнейшее укрепление партии

В. И. Ленин считал, что успешное осуществление задач новой экономической политики требует дальнейшего организационного и идеологического укрепления партии, повышения уровня всей внутрипартийной работы. Он уделял большое внимание проведению в жизнь решения X съезда РКП(б) о всемерном развертывании внутрипартийной демократии, о поднятии идейно-политического уровня коммунистов, об улучшении качественного состава партии.

В соответствии с решением X съезда РКП(б) но вопросам партийного строительства, на основе предложений Ленина было разработано и в июне 1921 года принято постановление ЦК о проведении чистки партии. В статье «О чистке партии» Ленин писал, что нужно изгнать из партии элементы, оторвавшиеся от масс, «не говоря уже, разумеется, об элементах, позорящих партию в глазах массы», призывал очистить партийные ряды «от обюрократившихся, от нечестных, от нетвердых коммунистов и от меньшевиков, перекрасивших «фасад», но оставшихся в душе меньшевиками». Он полагал необходимым установление более строгих условий приема в партию, решительно возражал против предложений Зиновьева, по сути дела облегчавших проникновение в партию мелкобуржуазных и прямо враждебных элементов. Только при этих условиях, писал Владимир Ильич, можно обеспечить подлинно пролетарский характер партии по составу и ее руководящую роль в обстановке борьбы с капиталистическими элементами.

Наиболее общей внутрипартийной задачей, но мнению Владимира Ильича, являлось не количественное расширение партийных рядов, а их качественное улучшение, коммунистическое воспитание, повышение сознательности, активности, самодеятельности и инициативы всех членов партии, а также абсолютное единство на этой основе партийных рядов.

В. И. Ленин разъяснял, что всемерное развертывание внутрипартийной демократии предполагает привлечение членов партии к активному участию в жизни партии, в обсуждении и решении всех вопросов ее политики, неуклонное проведение методов коллективного руководства.

Важным средством в деле укрепления партии, в решении всех задач социалистического строительства Ленин считал критику и самокритику. Вместе с тем он всегда отвергал демагогические притязания антипартийных, антисоветских элементов и всякого рода незрелых в политическом отношения людей на «свободу критики». Владимир Ильич указывал, что критика должна быть направлена к укреплению, а не к расшатыванию советского строя. Критика, предупреждал он, не должна принимать форм, способных помочь классовым врагам пролетариата. Всякий выступающий с критикой должен помнить это и обязан сноси практической работой способствовать исправлению недостатков и ошибок.

В. И. Ленин резко осуждал факты неделовой, заушательской, клеветнической «критики». В этом отношении весьма примечательно его ответное письмо к одному из лидеров бывшей «рабочей оппозиции» Ю. X. Лутовинову от 30 мая 1921 года. Отмечая, что Лутовинов искажает факты, не делает ясных и точных выводов и на основании отдельных недостатков пытается опорочить партию и советский строй, Ленин писал ему:

««Дело ведь не в лицах, а в самой системе. Сейчас я ставлю вопрос: пролетариат или размагниченная деклассированная мелкобуржуазная интеллигенция», — пишете Вы.

Это смешно. Вот именно Ваше письмо и есть как раз великолепный человеческий документ, показывающий нам автора как образец размагниченной мелкобуржуазной интеллигенции».

Настоящие пролетарии «никогда не дойдут до классовой роли размагниченного мелкобуржуазного интеллигента, беспомощно мечущегося, пасующего перед сплетней, называющего обрывки сплетен «системой ».

Вот Вам мой откровенный ответ»1.

Вновь и вновь Ленин подчеркивает, что необходимо последовательное проведение в партии принципа демократического централизма, железной дисциплины, строгого соблюдения устава и неукоснительного выполнения партийных решений. Выступление против партийной линии, против решений и директив партии он считал несовместимым с пребыванием в се рядах.

В связи с этим заслуживает внимания такой факт. Вопреки резолюции X съезда РКП(б) «О единстве партии» группа членов бывшей «рабочей оппозиции» (А. Г. Шляпников, С. П. Медведев. А. М. Коллонтай, Г. И. Мясников и др.) продолжала свою фракционную деятельность. Г. И. Мясников организовал в Мотовилихинском районе Пермской губернии антипартийную группу и выступил со статьей «Больные вопросы», в которой клеветал на партию, требовал предоставления полной свободы печати и т. п. В начале августа 1921 года В. И. Ленин направил Мясникову большое письмо, подвергнув его позицию резкой критике.

По поводу требования Мясникова свободы печати для всех — «От монархистов до анархистов включительно», Владимир Ильич с иронией писал:

«Очень хорошо! Но, извините, все марксисты и все думавшие над четырехлетиям опытом нашей революции рабочие скажут: разберемся в том, какую свободу печати? для чего? для какого класса?

Мы в «абсолюты» не верим. Мы над «чистой демократией» смеемся...

Свобода печати во всем мире, где есть капиталисты, есть свобода покупать газеты, покупать писателей, подкупать и покупать и фабриковать «общественное мнение» в пользу буржуазии...

А у нас? Может ли кто отрицать, что буржуазия разбита, но не уничтожена? что она притаилась? Нельзя этого отрицать.

Свобода печати в РСФСР, окруженной буржуазными врагами всего мира, есть свобода политической организации буржуазии и ее вернейших слуг, меньшевиков и эсеров».

Не устранению недостатков в деятельности партии и Советского государства послужит «свобода печати», ибо этого, разумеется, не хочет мировая буржуазия, — «а свобода печати станет оружием в руках этой мировой буржуазии».

Буржуазия во всем мире и так очень сильна. Дать ей еще такое оружие как «свобода печати», «свобода политической организации» в Советской республике, — «значит облегчать дело врагу, помогать классовому врагу.

Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем».

Устранять недостатки, лечить наши болезни «надо не «свободой» (для буржуазии), а мерами пролетарскими и партийными».

В. И. Ленин советовал Мясникову подумать над всем этим, отказаться от своих в корне ошибочных, антипартийных взглядов и встать на правильный путь, взяться за деловую работу.2 Однако Мясников не прислушался к этим советам, не сделал для себя необходимых выводов. В феврале 1922 года за неоднократное нарушение партийной дисциплины и организацию фракционной группы он был исключен из партии.

С особой настойчивостью Владимир Ильич в своих статьях и выступлениях обращал внимание на необходимость укрепления связи партии, а также профессиональных организаций, с самыми широкими массами. В этом — сила и непобедимость партии, подчеркивал Ленин.

Связь с массой — это значит:

«Жить в гуще.
Знать настроения.
Знать все.
Понимать массу.
Уметь подойти.
Завоевать ее абсолютное доверие.
Не оторваться руководителям от руководимой массы, авангарду от всей армии труда»3.

Большое значение Ленин придавал работе коммунистов непосредственно на предприятиях, в деревне, проведению собраний трудящихся с отчетами и докладами руководящих работников. Он резко осуждал «комчванство», хвастовство и спесивое высокомерие тех членов партии, которые полагали, что все задачи можно решить простым декретированием, общими фразами, политической трескотней, и не хотели вести кропотливую воспитательную и организаторскую работу среди масс. Коммунист, учил Владимир Ильич, должен быть примером для беспартийных, передовым бойцом на любом участке социалистического строительства, показывать образец в труде, в общественной и личной жизни.

Примечание:

1 В.И. Ленин. Соч., т.52 стр. 227 — 228.

2 В.И. Ленин.  Соч., т.44 стр. 78, 79, 80, 81.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 497.

 

Восстановление народного хозяйства

В. И. Ленин учил, что организация управления, структура государственного и партийного аппаратов должны отвечать хозяйственно-политическим задачам, испытываться на практике и постоянно совершенствоваться.

И когда экономическая и политическая целесообразность, потребности жизни диктовали ту или иную перестройку органов управления, Ленин смело ломал устаревшие формы, решительно отбрасывая всякие ведомственные соображения.

В то же время он не раз предупреждал против поспешных, неоправданных и необоснованных реорганизаций. Например, когда в конце 1920 года на VIII съезде Советов один делегат поставил вопрос: не следует ли упразднить Совет Труда и Обороны, Владимир Ильич, возражая против этого, сказал: «...Пускаться в преобразования раньше, чем практически испытаем, как будет выполняться единый хозяйственный план, мы не собираемся. Тут надо семь раз отмерить и один раз отрезать»1.

По инициативе Ленина и под его руководством после окончания гражданской войны и перехода к новой экономической политике были перестроены, в соответствии с новыми задачами, органы управления, вся работа государственного и партийного аппаратов. Эта перестройка имела своей целью претворение в жизнь принципов демократического централизма в управлении, совершенствование руководства экономическим и культурным строительством.

В центре внимания Ленина, партии стояли проблемы народного хозяйства. Он подчеркивал, что вопросы экономического строительства, управления производством имеют огромное политическое значение и что именно этими вопросами прежде всего должны заниматься пролетарское, социалистическое государство, коммунистическая партия. «В буржуазном строе, — говорил он, — делом занимались хозяева, а не государственные органы, а у нас хозяйственное дело — наше общее дело. Это самая для нас интересная политика».2 Как метко бьют ленинские слова современных ревизионистов, которые, стараясь принизить руководящую роль партии, утверждают, что партия должна быть лишь моральным фактором, своего рода просветительной организацией, а не заниматься практическими делами социалистического строительства, особенно вопросами экономики.

«Наша главная политика сейчас должна быть — экономическое строительство государства», — подчеркнул Ленин в ноябре 1920 года. Исходя из этого, он предложил осуществить ряд важных организационных мер, направленных к тому, чтобы усилить руководство народным хозяйством.

На Совет Труда и Обороны было возложено объединение и направление работы экономических наркоматов. По инициативе Ленина в феврале 1921 года при СТО был создан единый плановый центр — Государственная плановая комиссия. Владимир Ильич определил задачи Госплана и направлял его деятельность; он часто беседовал с председателем Госплана Г. М. Кржижановским, писал ему письма и записки, давая указания и советы. Планирование, подчеркивал Ленин, должно быть связано с жизнью, учитывать назревшие потребности материальной жизни общества и реальные возможности их осуществления, руководствоваться основными задачами политики партии и правительства, опираться на передовой практический опыт. В Положении о Государственной общеплановой комиссии, принятом правительством, указывалось, что основной задачей Госплана является «разработка единого общегосударственного хозяйственного плана, способов и порядка его осуществления». Была перестроена также деятельность хозяйственных наркоматов.

В целях усиления партийного руководства экономикой была перестроена и деятельность партийных органов. В аппарат ЦК был взят ряд товарищей, хорошо знающих хозяйство, введен институт ответственных разъездных работников. «...Нам именно [нужно], — писал Ленин, — чтобы хозяйственники (от Цека) подтягивали места, проверяли, инструктировали»3. На партийно-хозяйственную работу партия направила тысячи коммунистов из Красной Армии. Были приняты меры к укреплению партийных ячеек на предприятиях. Перед партийными органами, партийно-хозяйственными кадрами Владимир Ильич ставил задачу глубоко вникать в экономику, умело, конкретно и оперативно руководить хозяйством, не ограничиваться принятием хороших резолюции, а заниматься непосредственной организацией производства. А для того, «чтобы управлять, — говорил Ленин, — нужно быть компетентным, нужно полностью и до точности знать все условия производства, нужно знать технику этого производства на ее современной высоте, нужно иметь известное научное образование».4

Важную роль в осуществлении задач хозяйственного строительства и перестройке работы советских органов сыграл написанный Лениным «Наказ от СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям». В этом документе Ленин обобщил большой материал о первых шагах Советской власти в проведении новой экономической политики, сформулировал конкретные пути развития всех отраслей народного хозяйства, определил задачи органов управления.

Политическая жизнь, писал Владимир Ильич, есть бесконечная цепь из бесконечного ряда звеньев. Искусство коммунистического политика состоит в том, чтобы своевременно определить основное звено, которое всего важнее в данный момент, выделить в цепи задач центральную задачу и сосредоточить на ее выполнении основные силы и внимание. Таким искусством в совершенстве владел Ленин.

Основным звеном, центральной задачей в экономическом строительстве в 1921 — 1922 годах Владимир Ильич считал налаживание и развитие «внутренней торговли при ее правильном государственном регулировании (направлении)».5 Он указывал, что укрепить экономическую смычку рабочего класса с крестьянством, добиться подъема сельского хозяйства и промышленности в стране можно было только путем развертывания товарооборота между городом и деревней. Ленин выдвинул лозунг «научиться культурно торговать» и резко осуждал пренебрежительное отношение к торговле, которое проявляли некоторые члены партии.

В очень тяжелых условиях приходилось осуществлять восстановление сельского хозяйства. В 1921 году в результате сильной засухи неурожай охватил 34 губернии; голодали миллионы людей. Организация борьбы с голодом стала одной из самых неотложных забот всей партии. Преодолев колоссальные трудности, партия и правительство справились с голодом и поставили на ноги сельское хозяйство областей, пострадавших от неурожая.

В. И. Ленин повседневно занимался вопросами, связанными с расширением посевных площадей и повышением урожайности сельскохозяйственных культур, следил за проведением мероприятий по оказанию помощи крестьянскому хозяйству, добивался улучшения работы совхозов. Он неоднократно указывал на необходимость широкого использования специалистов-агрономов и технического оснащения сельского хозяйства. По его предложению были приняты меры к производству тракторов внутри страны и закупке их за границей, началась организованная подготовка трактористов. «Тракторы, — говорил он, — важнейшее средство для радикальной ломки старого земледелия и для расширения запашек»6. В октябре 1921 года Владимир Ильич посетил учебно-опытное хозяйство Московского высшего зоотехнического института (Бутырский хутор), где присутствовал на испытаниях электроплуга, познакомился с хозяйством, побывал на скотном дворе, на ферме по переработке молока, а затем осмотрел новый дом для рабочих и клуб.

В центре внимания Ленина всегда находились вопросы промышленности. Он руководил разработкой общей программы восстановления и дальнейшего развития промышленности в целом, глубоко вникал в положение каждой ее отрасли, интересовался деятельностью важнейших предприятий, беседовал с рабочими, хозяйственниками. На основе указаний Ленина и при его участии был разработан очень важный документ — «Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики», определивший задачи организации промышленности и управления ею в новых условиях. Предприятия переводились на хозяйственный расчет, выдвигалась задача обеспечения их рентабельности — безубыточности и прибыльности. Расширялись права заводоуправлений, руководителей предприятий. В то же время были приняты меры, направленные к обеспечению более активного участия трудящихся масс в управлении производством.

Много времени Владимир Ильич уделял восстановлению Донбасса, который называл одним из главных центров советской экономики; ни о каком восстановлении крупной промышленности, ни о каком настоящем строительстве социализма, говорил Ленин, не может быть и речи, пока мы не поставим на должную высоту Донбасс. Во время II Всероссийского съезда горнорабочих Владимир Ильич беседовал с донецкими шахтерами — делегатами съезда о добыче угля, о положении рабочих. Он выразил горячую благодарность коллективу рабочих рудника «III Интернационал» Александров-Грушевского района, которые послали на его имя для московского пролетариата 30 тысяч пудов угля, добытых ими на субботниках и воскресниках.

Глубоко изучил Ленин положение нефтяных промыслов в Баку и Грозном — доклады специалистов Главнефти и другие материалы по этому вопросу буквально испещрены ленинскими пометками, замечаниями и расчетами. Весной 1921 года Ленин принял делегацию бакинских нефтяников. Он расспросил, как идут дела на промыслах, как живут рабочие, каково их настроение. Владимир Ильич подчеркнул, что нужно быстрее восстановить нефтяную промышленность, и обратил внимание на необходимость тесного союза бакинского пролетариата с азербайджанским крестьянством.

«Видно было, — вспоминал один из участников этой беседы А. А. Никишин, — что Владимир Ильич жил нашей жизнью, знал о нас, изучал наши возможности, знал наши слабые участки и на них указывал. Поразила нас всех необычайная простота, необыкновенная сердечность Владимира Ильича, и мы, посидев с ним 5 минут, чувствовали себя так, точно были знакомы давно-давно, и так запросто, задушевно беседовали».

На заседаниях СТО под председательством Ленина неоднократно обсуждались вопросы о положении и планах развития рудного производства. Владимир Ильич прозорливо указал на огромное народнохозяйственное значение Курской магнитной аномалии, в районе которой были открыты колоссальные запасы железных руд. По его предложению Совет Труда и. Обороны еще в августе 1920 года принял решение о разведывании этого района; позднее была организована Особая комиссия по исследованию Курской магнитной аномалии. Владимир Ильич постоянно интересовался работой комиссии, настаивая, что «дело это надо вести сугубо энергично».

Большую заботу проявлял Ленин о возрождении металлургических заводов, «Югостали», текстильных предприятий Иваново-Вознесенской губернии, о налаживании машиностроения, развитии бумажной промышленности, добыче золота, работе сахарных заводов.

Под непосредственным контролем Ленина находилась вся работа в области электрификации. Особенное внимание уделял он строительству Каширской электростанции. Сохранились многочисленные распоряжения, телеграммы и записки Ленина, в которых он давал указания об обеспечении Каширстроя всем необходимым. Так же внимательно следил он и за Волховстроем — строительством первой советской гидроэлектростанции. Даже когда Владимир Ильич заболел, вспоминает Г. О. Графтио, бывший тогда начальником строительства станции, он просил, чтобы ему периодически представлялись доклады о Волховстрое. По предложению Ленина были начаты подготовительные работы к проектированию строительства мощной Днепровской ГЭС.

Большое значение Ленин придавал строительству сельских электростанций; в них он видел своего рода центры современной промышленности и культуры в деревне, которые наглядно показывают крестьянам, что Советская страна идет по пути технического прогресса, по пути социализма.

Владимир Ильич горячо поддержал просьбу крестьян деревень Горки и Сияново о проведении там электрического освещения и помог им получить необходимые материалы. Он оказал также содействие в электрификации Яропольской волости Волоколамского уезда Московской губернии — принял представителей крестьян, просмотрел составленную ими смету и дал указание ВСНХ всемерно помочь яропольцам; после этого строительство электростанции пошло быстрее, и в 1922 году она дала ток 14 селениям.

«Лампочки Ильича», как их любовно назвал народ, зажигались все в новых и новых рабочих поселках и деревнях.

Важнейшим условием электрификации страны Ленин считал развитие электротехнической промышленности. 7 ноября 1921 года, в день четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, он приехал на завод «Электросила» № 3 (ныне завод «Динамо» им. С. М. Кирова). До начала собрания он зашел в заводоуправление и побеседовал с руководителями завода, партийной и профсоюзной организаций, с рабочими. Владимир Ильич подробно расспрашивал, какую продукцию выпускает завод, как обстоит дело с топливом, как живут рабочие, каков их заработок, питание, в чем они нуждаются, как работают специалисты. Особенно интересовали его вопросы, связанные с участием завода в электрификации страны.

В своем выступлении на собрании динамовцев Ленин говорил о смычке рабочих и крестьян, об укреплении промышленности, об электрификации и о задачах завода, о Красной Армии, о международном положении. Рабочие, восторженно встретившие появление Ленина на трибуне, слушали его напряженно, внимательно, боясь упустить хотя бы одно слово из речи любимого вождя. Когда он уехал, то и на вечере, и долго потом в цехах завода рабочие обсуждали его речь, отмечали его простоту, умение подойти к людям и единодушно согласились, что «другого Ленина в мире не найдешь».

Важное место в государственной деятельности Ленина занимали вопросы работы транспорта. По инициативе и при поддержке Владимира Ильича были проведены мероприятия по перестройке и улучшению работы транспорта, намечены пути его коренной технической реконструкции.

В трудовом энтузиазме, самодеятельности, почине масс Ленин видел залог всех успехов в хозяйственном строительстве. Массы должны не только знать, но и чувствовать, говорил Владимир Ильич, что сокращение срока полного восстановления хозяйства, повышение их благосостояния «всецело зависит от скорейшего выполнения ими наших хозяйственных планов»7.

Вся деятельность Ленина была пронизана огромной, повседневной заботой о нуждах и потребностях трудящихся масс. Отмечая, что «успехи хозяйственного строительства улучшают положение рабочих и крестьян», он ставил перед всеми центральными и местными органами задачу — «выделить особо эти вопросы, чтобы внимательно следить за достигаемыми результатами в этой области»8. Отсюда его энергичная поддержка всех и всяких начинаний, направленных к улучшению дела социального страхования и социального обеспечения, жилищного строительства, здравоохранения, курортного обслуживания трудящихся.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 170.

2 В.И. Ленин.  Соч., т.43 стр. 330.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 52, стр. 233.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 215.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 225.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 112.

7 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, 1969, стр. 322

8 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 154.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 279.

 

Забота о развитии науки и техники

В. И. Ленин не раз подчеркивал огромное значение науки и техники в социалистическом строительстве. Наука, говорил он, должна помогать массам в создании общественного строя без эксплуататоров. Владимир Ильич высказывал убеждение, что «перед союзом представителей науки, пролетариата и техники не устоит никакая темная сила». Развитие науки и внедрение ее достижений в практику Ленин считал могучим фактором роста производительных сил общества. Он писал, что наука должна отвечать потребностям хозяйственного и культурного строительства, что непременным условием плодотворного развития науки является ее неразрывная связь с жизнью, с производством, с задачами строительства социализма и коммунизма.

Чутко и внимательно относился Владимир Ильич к нуждам научных учреждений, давал указания и советы в отношении их работы. Он высоко ценил и поддерживал крупнейших деятелей русской науки, отдававших свои знания советскому народу, — К. А. Тимирязева, И. П. Павлова, И. В. Мичурина, Н. Е. Жуковского, К. Э. Циолковского, И. М. Губкина, М. А. Бонч-Бруевича и других, проявлял исключительную заботу об улучшении быта ученых, о создании необходимых условий для их научной работы.

К. А. Тимирязев прислал Ленину свою книгу «Наука и демократия» с надписью: «Глубокоуважаемому Владимиру Ильичу Ленину от К. Тимирязева, считающего за счастье быть его современником и свидетелем его славной деятельности». В этой книге Тимирязев призывал людей науки к единству с трудящимся народом, разоблачал клевету империалистов на Советскую власть и на большевиков. Прочитав книгу, Владимир Ильич ответил Тимирязеву: «Дорогой Климентий Аркадьевич! Большое спасибо Вам за Вашу книгу и добрые слова. Я был прямо в восторге, читая Ваши замечания против буржуазии и за Советскую власть. Крепко, крепко жму Вашу руку и от всей души желаю Вам здоровья, здоровья и здоровья!»1

В. И. Ленин считал, что социалистическое народное хозяйство должно основываться на последних достижениях науки, на передовой технике, что технический прогресс должен составлять предмет постоянной заботы Советского государства. «Нужно всюду больше вводить машин, переходить к применению машинной техники возможно шире».2 Необходимо поставить дело так, говорил Владимир Ильич, чтобы облегчить рабочему его работу, перекладывая на машину тяжелый физический труд и оставляя за рабочим лишь регулирование работы машины, поднимая в то же время общую производительность труда. Он призывал изучать и использовать все лучшее, что дает зарубежный опыт в науке, технике и в технико-организационной области, учиться, если нужно, у капиталистов, перенимать то умное и выгодное, что есть у них.

С громадным вниманием Ленин относился к новым завоеваниям в области науки и техники, настаивал на принятии самых экстренных мер для проверки эффективности тех или иных изобретений и внедрения их в производство. Его энергичную поддержку встретили такие важные начинания, как применение врубовых машин в угольной промышленности, бурение нефтяных скважин новым методом, гидравлический способ добычи торфа, использование сланцев в промышленности, применение тепловозов на транспорте и электрификация железных дорог, работы в области радиотехники, электропахота, селекция в сельском хозяйстве и многие другие. Владимир Ильич проявил интерес к работе Ф. А. Цандера в области создания аппаратов для межпланетных полетов.

Ученые, инженеры, изобретатели, встречавшиеся с Лениным, поражались его эрудиции, его способности быстро разбираться в сложных научных и технических вопросах. Однажды Владимир Ильич вместе с А. М. Горьким поехал в Главное артиллерийское управление ознакомиться с одним изобретением. Выслушав изобретателя, он стал задавать ему много специальных вопросов, спрашивая его так же свободно, как будто беседовал с ним по вопросам политики. Старые специалисты, присутствовавшие там и не знавшие, что это Ленин, потом были страшно удивлены: «...как? Не похоже! И — позвольте! — откуда он знает наши премудрости? Он ставил вопросы как человек технически сведущий! Мистификация!» А Владимир Ильич на обратном пути говорил Горькому:

 — Эх, если б у нас была возможность поставить всех этих техников в условия идеальные для их работы! Через двадцать пять лет Россия была бы передовой страной мира!3

Ленинская мечта стала явью. Советский Союз ныне занимает передовые позиции в мировом научно-техническом прогрессе.

Особую заботу Ленин проявлял о развитии общественных наук. В январе 1921 г. ЦК РКП (б) принял решение об организации Института К. Маркса и Ф. Энгельса, который должен был исследовать историю зарождения и развития марксизма, а также изучать и обобщать опыт международного рабочего движения. В сентябре 1921 г. постановлением СНК была организована Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП (б). Все шире развертывалась деятельность Социалистической Академии: в 1921 — 1922 гг. возникли секции Советского строительства, Теории государства и права, Экономики, Теории и истории рабочего движения и др.

В марте 1922 года Ленин написал очень важную статью «О значении воинствующего материализма», которая была опубликована в журнале «Под Знаменем Марксизма». По своему содержанию эта статья примыкает к великому философскому труду Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», а также к «Философским тетрадям», являясь как бы их продолжением.

В своей статье Ленин сформулировал основные, актуальные задачи журнала «Под Знаменем Марксизма» и вместе с тем определил важнейшие направления философской работы в стране, охарактеризовал ее цели, наметил практические меры в этой области.

Вся статья пронизана мыслью о величайшем значении диалектического и исторического материализма для развития общественных и естественных наук, для правильного понимания законов природы и общества, для революционного преобразования мира. Коммунисты, писал Ленин, должны последовательно отстаивать философию марксизма, вести систематическую и непримиримую наступательную борьбу со всякого рода современными идеалистическими течениями, вскрывая под мишурой «последнего слова» буржуазной науки реакционность этих модных философских учений, разоблачать все, в том числе самые утонченные формы защиты поповщины, мистики, идеализма как представителями официальной науки, так и теми, кто называет себя «демократическими» и «социалистическими» публицистами.

Одной из самых важных задач Ленин считал осуществление неразрывной связи марксистской философии с естествознанием. Необходимо, писал он, внимательно следить за вопросами, которые выдвигает новейшая революция в области естествознания, обобщать достижения и открытия естественных наук и делать из них диалектико-материалистические выводы. Напоминая, что именно из крутой ломки, которую переживает современное естествознание, родятся сплошь и рядом реакционные школы и школки, направления и направленьица, Владимир Ильич призывал разоблачать попытки идеалистически истолковывать величайшие открытия в области естествознания, например попытки идеалистов ухватиться за открытие радия, за теорию относительности Эйнштейна и т. п.

Вместе с тем, отмечал Ленин, естествознание прогрессирует так быстро, во всех его областях происходит такая глубокая ломка, что без философских выводов ему не обойтись ни в коем случае. И только в диалектическом материализме естествоиспытатели могут найти ответ на те философские вопросы, которые ставятся революцией в естествознании. «...Без солидного философского обоснования, — писал Ленин, — никакие естественные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания. Чтобы выдержать эту борьбу и провести ее до конца с полным успехом, естественник должен быть современным материалистом, сознательным сторонником того материализма, который представлен Марксом, то есть должен быть диалектическим материалистом».4

Огромное значение Владимир Ильич придавал всесторонней разработке диалектики на основе обобщения явлений и процессов общественной жизни, а также достижений естествознания.

Большое внимание Ленин всегда уделял борьбе против религиозных предрассудков. В статье «О значении воинствующего материализма» он конкретизировал задачи атеистической работы в условиях советского строя. Он требовал шире развернуть атеистическую пропаганду в массах, используя самые разнообразные формы и способы научно-просветительной деятельности, и, опираясь на достижения современной науки, раскрывать корн.; религии, прививать массам научное, материалистическое мировоззрение. Ленин подчеркивал, что атеистическую работу надо вести систематически и энергично, но только идейным оружием, строго соблюдая свободу совести, не оскорбляя чувств верующих и терпеливо разъясняя им несостоятельность религии.

Непременным условием успешного решения всех задач на философском фронте Ленин считал тесный союз философов-коммунистов с материалистами-некоммунистами, особенно с представителями современного естествознания. При этом он имел в виду объединение коммунистов не только с беспартийными учеными, стоящими на позициях диалектического материализма. Владимир Ильич подчеркивал, что в борьбе с реакционными философскими течениями, с религиозным мракобесием необходим «в той или иной форме, в той или иной степени» «союз» и с прогрессивными буржуазными учеными; но и при этом «союзе» не должно забывать о критике их непоследовательности.

Важнейшие принципиальные положения, содержащиеся в статье Ленина «О значении воинствующего материализма», не утратили своего программного значения и в наши дни.

Придавая большое значение общественным наукам, Ленин внимательно следил за литературой в этой области. В частности, он весьма положительно оценил книгу М. Н. Покровского «Русская история в самом сжатом очерке».

«Очень поздравляю Вас с успехом, — писал Владимир Ильич Покровскому, — чрезвычайно понравилась мне Ваша новая книга: «Русская история в самом сжатом очерке». Оригинальное строение и изложение. Читается с громадным интересом. Надо будет, по-моему перевести на европейские языки»5. Далее Ленин советовал автору дополнить книгу хронологическим указателем, чтобы она могла стать учебником.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 51, стр. 185.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 153.

3 См. Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 207.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 29-30.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 52, стр. 24.

 

Культурная революция. Учиться коммунизму!

В своих произведениях и выступлениях Ленин выдвинул важнейшие положения о строительстве социалистической культуры, о сущности и путях культурной революции в период перехода от капитализма к социализму. Культурная революция — это, по определению Ленина, целая полоса культурного развития всей народной массы, это — глубочайший переворот в сознании, идеологии и духовной жизни трудящихся, перевоспитание их в духе социализма.

Если переход власти в руки рабочего класса является решающей предпосылкой культурной революции, то рост культуры народа в свою очередь представляет собой обязательное условие социалистического преобразования общества, достижения высшей, чем при капитализме, производительности труда, вовлечения широчайших народных масс в управление государством. Культурная революция, указывал Ленин, совершается под руководством коммунистической партии, при активном участии самих трудящихся.

Пролетарская, социалистическая культура вырастает не на пустом месте. Она должна явиться закономерным развитием всех духовных, интеллектуальных богатств, всех запасов знаний, созданных человечеством. Резко критикуя антимарксистские, политически вредные взгляды руководителей «Пролеткульта» (культурно-просветительная организация «Пролетарская культура») — А. А. Богданова и других, которые пренебрежительно относились к культурному наследию прошлого, призывали к созданию, так сказать лабораторным путем, искусственно какой- то особой «пролетарской культуры», Ленин писал: «Не выдумка новой пролеткультуры, а развитие лучших образцов, традиций, результатов существующей культуры с точки зрения миросозерцания марксизма и условий жизни и борьбы пролетариата в эпоху его диктатуры»1.

Громадное значение в культурном строительстве Ленин придавал самодеятельности трудящихся. «Он говорил, — пишет Крупская, — что необходимо не только обслуживание масс книгами, клубами и т. д., но он постоянно спрашивал и добивался узнать, насколько массы были втянуты в это дело, насколько они творчески подходят, заинтересованы и сами принимают в этом участие... Помню, как Владимир Ильич, придя на одно наше заседание, на котором собрались местные работники, прислушивался к тому, что они говорили, а в заключение сказал, что необходимо более углубленно ставить работу, втягивать массы. Не только их обслуживать, но и втягивать их в работу. Это была его постоянная мысль, которую он проводил во всех своих указаниях по линии политпросветской работы».2

С особенным вниманием Ленин всегда относился к воспитанию и обучению молодежи. В октябре 1920 года он выступил на III Всероссийском съезде РКСМ с исторической речью «Задачи союзов молодежи)), которая стала программным документом партии в деле формирования молодых поколений строителей коммунизма, определила направление и методы работы комсомола.

 — Молодому поколению, сказал Владимир Ильич, предстоит строить на расчищенной почве коммунистическое общество. И подходя с этой точки зрения, задачи молодежи вообще, и союзов коммунистической молодежи и других молодежных организаций в частности, можно выразить одним словом: учиться.

Комсомольцы — участники съезда были буквально потрясены. Съезд собрался в то время, когда еще шли горячие бои против Врангеля. Все ждали от Ленина доклада о международном и внутреннем положении, о том, как нужно сражаться с белогвардейцами, бороться с бандами, собирать продразверстку, а услышали — призыв учиться. Не сразу смогли они перестроиться, усвоить ленинскую постановку вопроса. Владимир Ильич хорошо чувствовал и понимал это настроение съезда. С удивительной ясностью и убедительностью он развил свои положения о задачах молодежи, открыл перед нею захватывающие перспективы борьбы за построение коммунизма.

Чему нужно учиться и как учиться, поставил вопрос Ленин и ответил: молодежь должна учиться коммунизму. А коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех богатств, которые выработало человечество. Переход к коммунизму предполагает перестройку всего народного хозяйства на основе последних достижений современной науки и техники. Осуществить эту перестройку можно, только овладев большими знаниями и умея применять их на конкретном деле, превращая коммунизм из заученных формул и программ в то живое, что составляет непосредственную практическую работу по строительству нового общества.

Учиться, внушал Ленин молодежи, не значит замыкаться в стенах школы. Каждый шаг обучения и воспитания необходимо связывать с борьбой трудящихся за коммунизм. Быть членом Союза молодежи — значит отдавать свои силы на общее дело. «Только в труде вместе с рабочими и крестьянами можно стать настоящими коммунистами». Комсомол должен быть ударной группой, которая во всякой работе оказывает свою помощь, проявляет свою инициативу, свой почин. Нужно поставить дело так, чтобы каждый день, в любом городе и в любой деревне молодежь решала практически ту или иную задачу общего труда, пусть самую маленькую, самую простую. Лишь в такой работе молодой человек или девушка превращается в коммуниста. «Надо, чтобы Коммунистический союз молодежи воспитывал вгех с молодых лет в сознательном и дисциплинированном труде».3

В тесной связи с этими ленинскими идеями находятся мысли, высказанные на съезде Владимиром Ильичом по вопросам коммунистической морали.

Старое, эксплуататорское общество и его мораль, говорил Ленин, основаны на таком принципе: либо ты грабишь другого, либо другой грабит тебя, либо ты работаешь на другого, либо он на тебя. Человеконенавистнической морали буржуазного общества с его частнособственнической психологией, индивидуализмом, эгоизмом Ленин противопоставил коммунистическую нравственность — самую справедливую и благородную мораль, выражающую интересы и идеалы трудящихся. Наша мораль, говорил он, подчинена интересам классовой борьбы пролетариата. Она служит разрушению старого, эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг рабочего класса, созидающего новое общество.

«В основе коммунистической нравственности, — говорил Ленин, — лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма. Вот в чем состоит и основа коммунистического воспитания, образования и учения. Вот в чем состоит ответ на вопрос, как надо учиться коммунизму».4

Слушая Владимира Ильича, не один комсомолец-делегат съезда думал о том, что сам Ленин —  это вдохновляющий образец того, как должен жить и работать коммунист, человек коммунистического общества. Отличительными чертами морального облика Ленина являлись — преданность делу коммунизма, подчинение всей своей жизни и деятельности борьбе за счастье трудящихся, любовь к Родине, интернационализм, непримиримость к врагам коммунизма, коллективизм, труд на благо всего общества. Для него были характерны гуманность, уважение, чуткость и внимательность к людям, любовь к жизни во всей ее многогранной красоте, разносторонность, нравственная чистота, простота и скромность. «Прост как правда», — говорили о нем рабочие. Ленин — человек с кристально чистым сердцем. Он не терпел в людях такие черты, как эгоизм, тщеславие, зависть, злобность и мстительность, мелочность.

Очень важно подчеркнуть, что Владимир Ильич, как писала Н. К. Крупская, никогда не отделял личное от общественного. Как в работе, так и в быту он был один и тот же — строго требователен к себе в большом и малом. Верный друг и соратник Ильича — Надежда Константиновна рассказывала, что даже при решении сугубо личных вопросов Владимир Ильич спрашивал себя: «Что скажут об этом рабочие?»

Положения Ленина о задачах и характере обучения и воспитания молодежи определили и определяют направление работы советской школы. По мысли Ленина, школа должна служить делу построения коммунизма, давать молодежи широкое общее образование, достаточную политехническую подготовку и хорошие трудовые навыки, быть «орудием воспитания человеческой личности». Вслед за Марксом и Энгельсом он особенно подчеркивал необходимость соединения обучения с общественно-производительным трудом. В Программу партии Ленин включил как одну из основных задач школы политехническое обучение детей обоего пола до 17 лет, ознакомление их в теории и на практике со всеми главными отраслями производства.

В своих «Заметках» на тезисы Н. К. Крупской о политехническом образовании, написанных в конце 1920 года, Ленин писал, что нужно поставить безусловным заданием немедленный переход к политехническому образованию или, вернее, немедленное осуществление ряда доступных тогда шагов к политехническому образованию. Такими шагами он считал посещение учащимися электрических станций, выполнение практических работ с электричеством, какие только возможны, ознакомление с производством, посещение совхозов, заводов, устройство маленьких музеев по политехническому образованию и прочее. Ленин указывал при этом, что вопросы политехнического образования нельзя ставить отвлеченно, их надо решать в тесной связи с конкретными задачами того или иного этапа социалистического строительства.

Нельзя себе представить идеала будущего общества без соединения обучения с производительным трудом молодого поколения, писал Ленин. Для коммунизма нужны хорошо образованные люди, способные и к физическому, и к умственному труду. Переход к коммунизму предполагает воспитание, обучение и подготовку «всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, людей, которые умеют все делать. К этому коммунизм идет, должен идти и придет, но только через долгий ряд лет»5.

Владимир Ильич очень любил детей. Он любил повозиться, пошутить с ними. Но главное, он умел подойти к ним, говорить, с ними. И дети сразу чувствовали в нем близкого, хорошо понимающего их человека и поэтому тоже любили его. В детях Ленин видел будущее. «Часто, когда он говорил с детьми, — писала Н. К. Крупская, — он полушутя, полусерьезно спрашивал: «Не правда ли, ты вырастешь хорошим коммунистом?» Конечно, это была полушутка, но это было и его глубокое желание, чтобы каждый ребенок вырос сознательным коммунистом и продолжал то дело, за которое мужественно боролись и борются революционеры всех стран».6

Придавая огромное значение обучению и коммунистическому воспитанию подрастающего поколения, Владимир Ильич, пишет Н. К. Крупская, всегда принимал близко к сердцу дело постановки народного образования. Ленин глубоко вникал, доходя до мельчайших деталей, во все дела, связанные с работой Наркомпроса, с работой школ; он часто беседовал с деятелями народного образования, выясняя, как работает советская школа, какие знания она дает детям и что нужно сделать, чтобы эти знания были глубже и прочнее.

Одним из главных врагов, с которым нужно было покончить прежде всего, Ленин считал безграмотность. Он настойчиво добивался не только увеличения числа школ для детей, но и создания широкой сети учебных заведений и курсов для обучения взрослых. Владимир Ильич выражал убеждение, что можно ликвидировать безграмотность в короткий срок, если за это возьмутся массы.

С большим уважением относился Ленин к учителям. Он настойчиво советовал привлекать старое учительство к решению новых задач, заинтересовывать его новой постановкой вопросов педагогики, заботиться о духовном росте и всесторонней подготовке учителей, о создании условий для их работы. «Народный учитель, — писал Ленин, — должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе».7

Незабываемой назвал свою встречу с Лениным старый учитель из Весьегонского уезда А. А. Виноградов. Владимир Ильич подробно расспрашивал его о настроении учителей, об их жизни, работе, взаимоотношениях с местными органами.

 — Наше учительство, — сказал Ленин, — всегда смело может рассчитывать на поддержку Советской власти. Двери для учителя к нам всегда открыты. Передайте им об этом вместе с моим приветом.8

Одним из важнейших участков культурного строительства Ленин считал высшую школу. Заботясь о том, чтобы в высшие учебные заведения пошли учиться прежде всего рабочие и крестьяне, он уделял большое внимание созданию и укреплению рабочих факультетов (рабфаков). Вместе с тем он обращал внимание на необходимость полной перестройки и изменения всего содержания учебного процесса в высших учебных заведениях и в первую очередь улучшения преподавания общественных наук. По его инициативе в Москве и Петрограде были созданы институты красной профессуры, давшие партии немало теоретических работников. Он выдвинул также широкий план марксистской переподготовки лучшей части старой профессуры.

В. И. Ленин всегда проявлял большую заботу о приобщении женщин к работе по налаживанию новой жизни, об их политическом просвещении. В своих выступлениях на собраниях и конференциях работниц и крестьянок он призывал их активно участвовать в управлении государством и хозяйственном строительстве. Наша задача, говорил он, состоит в том, чтобы сделать политику доступной для каждой трудящейся женщины. В то время как даже в самых демократических буржуазных странах женщина не имеет полного равенства с мужчиной по закону, Советская власть не оставила камня на камне от подлых законов о неравноправии женщин; мы, говорил Ленин, вправе гордиться этим. Но это только начало. Для полного освобождения и действительного равенства женщины с мужчиной ее нужно освободить от мелкого домашнего хозяйства, создав широкую сеть общественных столовых, детских садов, яслей и т. п. Тогда миллионы и миллионы женщин получат возможность активно участвовать в общественном производстве и в политической жизни.

В. И. Ленин исключительно высоко оценил роль советских женщин в гражданской войне и в борьбе за восстановление народного хозяйства страны, назвав женщин-пролетарок «великими героинями».

 — Представьте себе страдания и лишения, которые они выносят, — говорил Владимир Ильич в беседе с К. Цеткин. — И они держатся, держатся потому, что хотят отстоять Советы, потому, что хотят свободы и коммунизма. Да, наши работницы великолепны, они — классовые бойцы. Они заслуживают восхищения и любви9.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 462.

2 Н. К. Крупская. О Ленине, 1965, стр. 260.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 318.

4 Там же, стр. 313. (Курсив наш. — Ред.)

5 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 33.

6 Н. К. Крупская. О Ленине. М., 1960, стр. 297.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 365.

8 См. Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, 1969, стр. 417

9 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 40

 

Идеологическая работа

В. И. Ленин неоднократно говорил, что идеологическая работа Коммунистической партии и Советского государства является важнейшим фактором в успешном решении задач строительства социализма и коммунизма. В речи на Всероссийском совещании политпросветов губернских и уездных отделов народного образования 3 ноября 1920 года он подчеркнул, что главное состоит в том, чтобы «преодолеть старые привычки, старые навыки, оставшиеся нам в наследие от старого строя», «пропитать» рабочих, крестьян и интеллигенцию «духом коммунизма, заинтересовать их тем, что делают коммунисты».

Вся идеологическая работа партии, вся пропаганда и агитация, указывал Ленин, должны быть построены «на политическом опыте хозяйственного строительства». Нельзя ограничиваться теоретическими разъяснениями того, что такое коммунизм. Нужно практически показать, как надо строить социализм и коммунизм. «Коммунизм должен стать доступным рабочим массам, как собственное дело».1 Ленин подчеркивал, что важнейшим принципом партийного руководства является неразрывное единство идеологической и организаторской работы. Каждый пропагандист и агитатор обязан быть вместе с тем организатором масс в деле государственного и хозяйственного строительства. «Поменьше политической трескотни, поменьше общих рассуждений и абстрактных лозунгов, которыми услаждаются неопытные и не понявшие своих задач коммунисты, побольше производственной пропаганды, а всего больше делового, умелого, приспособленного к уровню развития массы учета практического опыта».2

Выдвинутый Лениным план производственной пропаганды предполагал сочетание политико-просветительной работы с борьбой рабочего класса и всех трудящихся за восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства. Большую роль в этом деле, по мысли Ленина, должны сыграть газеты, брошюры и листовки, лекции и беседы по производственным вопросам, кино, популяризация достижений лучших предприятий и передовых рабочих и т. д.

В. И. Ленин настойчиво добивался широкого распространения книг и газет в народе, образцовой работы библиотек и изб-читален. Он подчеркнул роль радио как могучего орудия в политической и культурной работе партии. «Газета без бумаги и «без расстояний»» — так характеризовал он радио. Благодаря его энергичной поддержке, в 1922 году в Москве вступила в строй мощная радиостанция. Мечта Ленина сбылась — голос советской столицы услышала вся страна, услышал весь мир.

В обстановке нэпа, на почве некоторого роста капиталистических элементов и усиления мелкобуржуазной стихии, оживились враждебные идеи, усилилось влияние буржуазной идеологии. Именно в тот период сложилось «сменовеховство» (по названию сборника «Смена Вех», издававшегося в Праге белоэмигрантской интеллигенцией с июля 1921 года). Сменовеховство явилось идеологией буржуазной контрреволюции, которая, потерпев поражение в открытой вооруженной борьбе против Советской власти, сделала ставку на перерождение Советского государства и Коммунистической партии, на «мирную» реставрацию капитализма в России. Тактикой сменовеховцев было так называемое «обволакивание», врастание в советский режим, использование легальных возможностей в целях контрреволюции. Они выдвинули лозунг «эмансипации Советов», имея в виду отрыв государственных органов от Коммунистической партии. Сменовеховцы ставили задачей проникнуть в Советы, изменить их состав, проложив тем самым дорогу буржуазной демократии.

В этих условиях, наряду с пресечением деятельности контрреволюционеров, особенно важное значение приобретала борьба партии против буржуазной идеологии.

«Наша задача, — указывал Ленин, — побороть все сопротивление капиталистов, не только военное и политическое, но и идейное, самое глубокое и самое мощное».3

Владимир Ильич энергично боролся за большевистскую партийность советской печати, повседневно следил за работой издательств, редакций газет и журналов, поощрял хорошие начинания, критиковал их ошибки и упущения.

В августе 1921 года Ленин ознакомился с книгой С. Маслова «Крестьянское хозяйство», изданной Государственным издательством, и написал в Госиздат следующее письмо:

«Из просмотра видно, что — насквозь буржуазная пакостная книжонка, одурманивающая мужичка показной буржуазной «ученой» ложью.

Почти 400 страниц и ничего о советском строе и его политике — о наших законах и мерах перехода к социализму и т. д.

Либо дурак, либо злостный саботажник мог только пропустить эту книгу.

Прошу расследовать и назвать мне всех ответственных за редактирование и выпуск этой книги лиц».4

С негодованием Ленин встретил выход в свет журнала «Экономист» № 1, изданного Русско-техническим обществом. Он писал, что этот журнал «является, не знаю насколько сознательно, органом современных крепостников, прикрывающихся, конечно, мантией научности, демократизма и т. п.».5

6 мая 1922 года в газете «Сельскохозяйственная Жизнь» было напечатано несколько статей (А. Вайнштейна, Н. Огановского и др.) с критикой декрета ВЦИК и СНК «Об едином натуральном налоге на предметы сельского хозяйства на 1922 — 1923 гг.».

По этому поводу Владимир Ильич написал в Наркомзем:

«т. Осинский!

По-моему, надо сместить редактора «Сельскохозяйственной Жизни», а Вайнштейна и Огановского взять под особый надзор. Таков мой вывод после прочтения «Сельскохозяйственной Жизни» № 34 (75). Покажите это письмо строго секретно тт. Яковенко и Теодоровичу (последний сугубо виновен) и верните мне с добавлением сведений о редакторе А. Н. Моросанове (?) и двух других поподробнее. Их стаж и т. п. поподробнее. Вероятно, это правые эсеры, жертвой которых вы трое «пали».

Какие меры вы трое принимаете, чтобы это не могло повториться?»6.

И еще один пример. Ленин указал Бухарину, бывшему тогда редактором «Правды», что газета поступила неправильно, напечатав ошибочную статью председателя Пролеткульта В. Ф. Плетнева «На идеологическом фронте». «Неужели редакция «Правды», — писал Владимир Ильич, — не разъяснит автору его ошибки? Ведь это же фальсификация исторического материализма! Игра в исторический материализм!»7

Большое значение Ленин придавал репертуару кинотеатров. Он считал необходимым «картины пропагандистского и воспитательного характера... давать на проверку старым марксистам и литераторам...»8.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 408.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 330.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 406. (Курсив наш. — Авт.)

4 В. И. Ленин. Соч., т. 53, стр. 104.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 31.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 54, стр. 262.

7 Там же, стр. 291.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 360 — 361.

 

О советской литературе и искусстве

Великой силой в коммунистическом строительстве Ленин считал литературу и искусство. Он учил, что литература и искусство должны быть тесно связаны с жизнью народа, глубоко, правдиво и в совершенной художественной форме отображать действительность, нести в широкие массы передовые идеи, идеи коммунизма, воспитывать нового человека, звать трудящихся на борьбу за светлое будущее.

В трудах Ленина определены принципы партийного руководства литературой и искусством. Он указывал, что, направляя развитие литературы и искусства, нужно учитывать их сложность и специфику, не допускать администрирования, что здесь необходимо обеспечить большой простор творческой инициативе, индивидуальным склонностям, мысли и фантазии, форме и содержанию. Вместе с тем Владимир Ильич со всей силой подчеркивал, что литература и искусство — составная часть общепролетарского дела, общепартийной работы, что необходимо руководство литературой и искусством со стороны партии. Мы, коммунисты, говорил он, «не вправе сидеть сложа руки и позволять хаосу распространяться, как ему угодно. Мы должны стремиться к тому, чтобы с ясным сознанием руководить также и этим развитием, чтобы формировать и определять его результаты».1

В. И. Ленин непримиримо относился ко всему чуждому, мешавшему молодой советской литературе и искусству успешно развиваться, двигаться вперед. Будучи горячим сторонником правдивого, реалистического искусства, он решительно отвергал всякие формалистические выкрутасы, искажающие действительность, чуждые и непонятные массам. Он требовал «обуздания» тех, кто «самое нелепейшее кривляние» выдает за нечто новое и под видом «чисто пролетарского» искусства преподносит «нечто сверхъестественное и несуразное». Формалистические ухищрения претенциозных и невежественных поборников так называемого «нового искусства» не имеют ничего общего с марксистской эстетикой. Преклонение перед новым только потому, что оно «новое», Ленин называл бессмыслицей и говорил, что в этом много лицемерия и бессознательного почтения к художественной моде, господствующей в буржуазном мире.

Владимир Ильич ратовал за создание идейно выдержанных и высокохудожественных образцов искусства, понятных народу и отвечающих его здоровым эстетическим запросам. В беседе с К. Цеткин, Н. К. Крупской и М. И. Ульяновой Ленин говорил:

 — Важно также не то, что дает искусство нескольким сотням, даже нескольким тысячам общего количества населения, исчисляемого миллионами. Искусство принадлежит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими. Оно должно объединять чувство, мысль и волю этих масс, подымать их. Оно должно пробуждать в них художников и развивать их.2

Ведя решительную борьбу с чуждыми коммунизму течениями и влияниями в искусстве, Ленин в то же время горячо поддерживал передовых представителей советской литературы и искусства.

Близкие, дружественные отношения связывали Владимира Ильича с А. М. Горьким, в котором он видел основоположника пролетарской литературы, великого художника слова. После Октябрьской революции Ленин привлек Горького к активному участию в решении вопросов культурного строительства. Он считал, что «Горький — авторитет в деле пролетарского искусства».

Как известно, были моменты, когда А. М. Горький не мог разобраться в сложной обстановке, поддавался чуждым идейным влияниям и занимал неправильную политическую позицию. В письмах к писателю и откровенных беседах с ним Владимир Ильич прямо, нелицеприятно, но вместе с тем тактично критиковал его ошибки, стремился рассеять его заблуждения.

Так, когда в 1919 году, в разгар гражданской войны, Горький выступил с осуждением ареста ряда представителей интеллигенции, связанных с кадетами и помогающих контрреволюции, Владимир Ильич написал ему большое письмо с разъяснением необходимости этой меры. «Вы, — писал Владимир Ильич, — даете себя окружить именно худшим элементам буржуазной интеллигенции и поддаетесь на ее хныканье...

Ей-ей, погибнете, ежели из этой обстановки буржуазных интеллигентов не вырветесь! От души желаю поскорее вырваться... Ибо Вы ведь не пишете! Тратить себя на хныканье сгнивших интеллигентов и не писать — для художника разве не гибель, разве не срам?»3 В другом письме, относящемся к тому же периоду, Владимир Ильич советовал А. М. Горькому, как художнику, наблюдать и изучать строительство новой жизни «внизу», непосредственно на фабриках, в рабочих поселках, в деревнях.4

Товарищеские советы, дружеская принципиальная критика со стороны Владимира Ильича помогали писателю понять политику партии, преодолеть свои сомнения, колебания, болезненные настроения.

У Владимира Ильича, вспоминают очевидцы, было совершенно особое, приподнятое настроение, когда Горький приезжал из Петрограда и приходил к нему. Беседовали они по душам, откровенно. Ленин чрезвычайно внимательно относился к предложениям и просьбам Алексея Максимовича, проявлял постоянную заботу о его здоровье. Он следил за творчеством Горького, требовал от работников Центропечати немедленной присылки ему каждой новой книжки писателя, интересовался тем, как расходятся его сочинения.

В. И. Ленин высоко ценил творчество А. С. Серафимовича. «Ваши произведения и рассказы сестры5, — писал Владимир Ильич А. С. Серафимовичу, выражая ему сочувствие в связи с гибелью его сына на фронте в 1920 году, — внушили мне глубокую симпатию к Вам, и мне очень хочется сказать Вам, как нужна рабочим и всем нам Ваша работа и как необходима для Вас твердость теперь, чтобы перебороть тяжелое настроение и заставить себя вернуться к работе».6

Любил Ленин и поэзию Демьяна Бедного. Он считал ее действительно пролетарской, близкой и понятной рабочей массе. Вместе с тем он отмечал и недостатки творчества поэта, «Грубоват, — говорил о нем Владимир Ильич Горькому. — Идет за читателем, а надо быть немножко впереди».

Как известно, Владимир Ильич неодобрительно относился к футуристическим тенденциям в творчестве В. Маяковского того периода. Вместе с тем Ленин поддержал выступление поэта на острую тему политической жизни, положительно оценив его стихотворение «Прозаседавшиеся», направленное против бюрократизма и заседательской суетни. Отзывы Владимира Ильича, ленинские идеи сыграли свою роль в творческом развитии Маяковского, который вырос в великого советского поэта.

Важное место в системе идейного воздействия на массы Ленин отводил кино и театрам. Известно, что благодаря его поддержке Большой и Малый театры не прекращали работать в самые суровые годы гражданской войны. Владимир Ильич высоко ценил труд артистов. Он присутствовал в Малом театре на юбилейном вечере, посвященном 50-летию сценической деятельности М. Н. Ермоловой — великой русской актрисы; на вечере было оглашено постановление Совнаркома о присвоении Ермоловой звания — «Народная артистка Республики».

Владимиру Ильичу в те годы редко удавалось наслаждаться искусством — работа отнимала у него все время. Он всего несколько раз был в театре. Понравилась ему постановка пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня» в Московском Художественном театре. «По натуре, — писала Н. К. Крупская, — несмотря на величайшую трезвость мысли, Ильич был очень большой лирик...» Он любил поэзию, музыку. Как-то вечером, на квартире у Е. П. Пешковой, Владимир Ильич, слушая сонаты Бетховена в исполнении пианиста Добровейна, сказал:

 — Ничего не знаю лучше «Appassionata», готов слушать ее каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть, наивной, думаю: вот какие чудеса могут делать люди! 7

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 13.

2 См. там же, стр. 11.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 51, стр. 49.

4 См. там же, стр. 23 — 27.

5 Марии Ильиничны Ульяновой.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 51, стр. 198 — 199.

7 См. Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1999, стр. 265.

 

Государственное строительство. Ленинский стиль работы

 Одной из самых важных задач в социально-политической области Ленин считал дальнейшее укрепление советского государства, развитие советской демократии. Он вел большую работу по совершенствованию государственного аппарата, без которого, по его мнению, нельзя руководить экономикой и другими сторонами общественной жизни, обеспечить оборону страны.

Большое внимание Владимир Ильич уделял усилению Советов. По его инициативе были приняты постановления о расширении прав Советов. Он указывал, что постановка местной работы должна быть образцовой, что это исключительно важно с общегосударственной точки зрения.

Изучению и обобщению местного опыта Владимир Ильич уделял огромное внимание. Поэтому он придавал большое значение отчетам местных органов, особенно экономических, сам разрабатывал формы отчетов, следил за своевременным поступлением их в Совнарком, тщательно изучал их. Перед местными Советами он ставил задачу больше заниматься практическими вопросами хозяйственного строительства, материально-бытового обслуживания трудящихся. Так, ознакомившись с обзором деятельности Московского Совета в 1920 году, Владимир Ильич на полях брошюры, в том месте где говорилось, что Исполком Моссовета обсудил 8 экономических и 46 организационных вопросов, написал: «Уродство. Должно быть наоборот».1 Часто Ленин сам вызывал работников с мест для беседы. Он проявлял заботу о том, чтобы местные работники, приезжавшие в столицу, были хорошо информированы и всесторонне проинструктированы.

Горячий сторонник расширения прав местных организаций, Ильич в то же время требовал, чтобы они в своей работе исходили из общегосударственных интересов, строго соблюдали государственную дисциплину. Местнические тенденции, стремление получить для своей губернии уменьшенное задание, обеспечивать свои, местные нужды за счет общегосударственных, невыполнение распоряжений центра и т. п. всегда встречали с его стороны решительный отпор.

Вновь и вновь Ленин по разному поводу, в статьях и выступлениях подчеркивает необходимость усиления связи государственного аппарата с массами, систематической, планомерной, широкой работы по привлечению тысяч и тысяч беспартийных рабочих и крестьян к государственной деятельности и хозяйственному строительству, имея в виду и избрание их в выборные органы, и выдвижение на те или другие должности, и их участие в различных комиссиях, контроле и проверке.

Сам Владимир Ильич показывал замечательный пример неразрывной и постоянной связи руководителя, вождя с народом. Встречи и беседы с рабочими, крестьянами, интеллигенцией, участие и выступления на собраниях и митингах, на различных съездах, конференциях, совещаниях, изучение получаемых писем тысячами нитей связывали Ленина с широчайшими массами. Для него общение с массами, посещение заводов и фабрик, сел и деревень было органической потребностью: он хотел сам видеть, как живут люди, хотел знать и чувствовать настроения и дух рабочих и крестьян — тех, для которых он жил и трудился. Владимир Ильич внимательно прислушивался к голосу масс, советовался с ними, высоко ценя жизненный опыт простых людей. «Он, — писала Н. К. Крупская, — подходил к рабочему, к крестьянину — бедняку и середняку, к красноармейцу не свысока, а как к товарищу, как к равному. Они были для него не «объекты пропаганды», а живые люди, много пережившие, над многим думавшие, требующие внимания к своим запросам. «Он говорит с нами всерьез», — говорили про него рабочие и особенно ценили его простой, товарищеский подход».2

Определяя направление деятельности по улучшению государственного аппарата, Ленин в своем письме президиуму V Всероссийского съезда профессионального союза советских работников писал:

«Главнейшей очередной задачей настоящего времени, и на ближайшие годы — важнейшей, является систематическое уменьшение и удешевление советского аппарата путем сокращения его, более совершенной организации, уничтожения волокиты, бюрократизма и уменьшения непроизводительных расходов».3

В связи с задачей перестройки и улучшения государственного аппарата Ленин считал необходимым по-новому поставить работу Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны. В письмах своим заместителям А. Д. Цюрупе, А. И. Рыкову, Л. Б. Каменеву и в беседах с ними, в «Постановлении о работе замов (заместителей Председателя СНК и СТО)», написанном в апреле 1922 года, Ленин указывал, что необходимо сосредоточить основное внимание на «проверке фактического исполнения декретов, законов и постановлений», разгрузить СНК и СТО от мелочей, свести к минимуму количество заседаний, повышать ответственность и самостоятельность руководителей наркоматов и ведомств, добиваться сокращения штатов и совершенствования работы учреждений, искоренять бюрократизм.

Всей душой Ленин ненавидел бюрократизм и волокиту, считал их большим злом и вел с ними беспощадную борьбу. «Машина советской администрации, — писал он, — должна работать аккуратно, четко, быстро». Злостных бюрократов следует подвергать строгим административным взысканиям, отстранять от должности, наконец, отдавать под суд. С бюрократизмом, указывал Ленин, мы будем бороться долгие годы, ибо для того, чтобы искоренить его. нужны сотни мер, нужна поголовная грамотность, поголовная культурность, поголовное участие населения в управлении государством. Он подчеркивал необходимость вовлечь широкие массы в дело улучшения государственного аппарата, в борьбу с бюрократизмом, на практике показывать им, как нужно изживать бюрократизм.

В. И. Ленин особенно требовал от учреждений, от работников аппарата чуткого отношения к заявлениям и письмам трудящихся. Он считал, что жалобы трудящихся на недостатки в работе тех или других учреждений по существу являются контролем снизу. Нужно поставить дело так, чтобы забота об удовлетворении насущных нужд трудящихся, внимание к их сигналам и быстрое реагирование на них пронизывали всю деятельность органов управления. Специальным распоряжением Владимир Ильич предписал управляющему делами Совнаркома докладывать ему о всех поступающих в СНК жалобах на правительственные учреждения и отдельных лиц и тщательно следил за исполнением своих резолюций по ним. Он был беспощаден в тех случаях, когда местные органы преследовали лиц, обращавшихся к нему с жалобами.

Получая заявления или письма трудящихся о злоупотреблениях, непорядках, Владимир Ильич сейчас же реагировал на них. Вот только один пример. В июле 1921 года он, будучи болен, получил письмо приехавшего в Москву красноармейца о недовольстве рабочих и крестьян Донской области незаконными действиями некоторых местных работников. Ленин предложил немедленно принять меры, чтобы искоренить эти безобразия, и дал поручение своему секретарю: «разыщите автора спешно, примите, успокойте, скажите, что я болен, но дело его двину».

Коллективность руководства Ленин считал высшим принципом партийного и государственного руководства и последовательно придерживался этого принципа в своей деятельности. Он всегда отводил решающую роль партийным съездам и конференциям, пленумам Центрального Комитета, рассматривая их как олицетворение коллективной мысли партии, ее гигантского политического и организационного опыта. С ними он связывал решение коренных вопросов политики партии т? тщательно к ним готовился. В Центральном Комитете Ленин видел высший между съездами партии коллективный орган руководства партией и страной. ЦК. указывал он. объединяет «действия всех советских и партийных учреждений, всех организаций рабочего класса», — объединяет и направляет «всю работу Советской республики». «Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии».4

При всем своем величайшем авторитете, при всей широте своих полномочий Ленин никогда не принимал единоличных решений по вопросам, входящим в компетенцию органов коллективного руководства, подлежащим коллективному обсуждению и разрешению. Подчеркивая роль Центрального Комитета как коллективного органа руководства партией и страной, он считал, что только коллективные решения ЦК, принятые в Оргбюро или в Политбюро, или пленумом ЦК, должны проводиться в жизнь секретарем ЦК; «иначе работа ЦК не может идти правильно». Ленин резко выступал против мнения, будто все вопросы в ЦК решает он один. «Вы ошибаетесь, повторяя (неоднократно), что «Цека — это я», — с возмущением писал он А. А. Иоффе. — Это можно писать только в состоянии большого нервного раздражения и переутомления... Зачем же так нервничать, что писать совершенно невозможную, совершенно невозможную фразу, будто Цека — это я».5

По всем важным вопросам Владимир Ильич советовался с членами Центрального Комитета, народными комиссарами и другими руководящими работниками. Председательствуя на заседаниях, Ленин не претендовал на то, чтобы его мнение считалось неоспоримым, и всегда внимательно выслушивал доводы других. Все выступавшие открыто высказывали свои соображения. При малейших разногласиях во мнениях и предложениях он решал вопрос голосованием. Случалось, что большинство Совнаркома принимало решение, с которым Ленин не был согласен. Он подчинялся большинству, а в тех случаях, когда вопрос имел большое принципиальное значение, переносил его на обсуждение и окончательное решение в высшую партийную или советскую инстанцию.

Владимир Ильич никогда не действовал только силой своего авторитета; он стремился убедить других в своей правоте, не останавливался перед тем, чтобы выступить еще и еще раз, написать товарищам, несогласным с ним, несколько писем или записок по одному и тому же вопросу, выдвигая перед ними все новые и новые аргументы.

Указывая на необходимость коллективности руководства, коллективной выработки важнейших решений и директив, Ленин в то же время придавал большое значение персональной ответственности каждого работника за порученное ему дело. «Основной принцип управления, по духу всех решений РКП и центральных советских учреждений, — определенное лицо целиком отвечает за ведение определенной работы»6.

Настоящей школой партийного и государственного руководства были заседания ЦК и Совнаркома, проходившие под председательством Ленина. Важнейшим условием плодотворного обсуждения вопросов и принятия по ним правильных решений Владимир Ильич считал их тщательную подготовку. Перед заседанием он внимательно просматривал и изучал все материалы к повестке дня, беседовал с руководителями соответствующих ведомств и другими работниками. Ленин добивался, чтобы заседания проходили организованно, по-деловому и занимали меньше времени. Он открывал заседание точно в назначенное время и строго, по часам, следил за соблюдением регламента. От выступавших Владимир Ильич требовал максимальной деловитости; он не терпел общих рассуждений, без фактических данных и конкретных предложении, добивался того, чтобы докладчики и выступающие говорили по существу, ясно и сжато.

Несмотря на строгость и порядок, которые поддерживал на заседаниях Ленин, на них не чувствовалось никакой натянутости, а царила свободная, товарищеская обстановка; это была в полном смысле слова коллективная работа. Нередко на заседаниях Совнаркома слышался дружный смех, и заразительнее всех смеялся Владимир Ильич, обладавший большим чувством юмора. Но сейчас же после бурного смеха наступала вновь та же серьезная деловая обстановка, продолжался обмен мнениями, принимались решения.

Принятие правильного постановления Ленин считал только началом дела. Решающее значение он придавал претворению решений партии и правительства в жизнь. «Всякий, самый хороший план можно испортить вдребезги неумелым и бестолковым исполнением», — часто повторял Владимир Ильич.

Своими указаниями и директивами, как устными, так и письменными, Ленин учил, как нужно работать и доводить дело до конца. В его письмах и бесчисленных записках, часто написанных на маленьких клочках бумаги, содержались ценнейшие мысли, практические советы, а порой целая программа действий. Занимаясь важнейшими политическими делами, он живо откликался на сотни и тысячи сравнительно мелких вопросов; он никогда не считал маленьким, не стоящим внимания дело, которое давало небольшие, но полезные результаты. Конкретность руководства была характерной чертой стиля деятельности Владимира Ильича.

Главным в работе аппарата, учил Ленин, является правильный подбор людей и проверка исполнения принятых постановлений, заданий и директив. Выдвигая эту задачу перед партийными и советскими кадрами, он подчеркивал: «Проверять людей и проверять фактическое исполнение дела — в этом, еще раз в этом, только в этом теперь гвоздь всей работы, всей политики»7.

От партийных и государственных органов, от их работников Ленин требовал неослабного, действенного контроля за исполнением решений партии и Советской власти, проверки того, «что выходит на деле». Он сам неоднократно проверял исполнение того или иного постановления, распоряжения, созванивался по телефону, запрашивал письменно, не допуская формальных отписок на его запросы. Он требовал решительной борьбы с теми, кто, давая ложные сведения о выполнении того или другого задания, вставал таким образом на путь обмана партии и государства.

Залог всех успехов Ленин видел в правильной расстановке и использовании кадров. Дело не в перестройках учреждений, а в людях и в проверке практического опыта. «Изучать людей, искать умелых работников, — писал Владимир Ильич. — В этом суть теперь; все приказы и постановления — грязные бумажки без этого». На нервом плане у него всегда стояли политические качества работника. Он не терпел расплывчатой характеристики какого-нибудь работника как вообще «хорошего» человека. «При чем тут «хороший», — аргументировал он. — Лучше скажите-ка, какова политическая линия его поведения». Владимир Ильич придавал также огромное значение деловым качествам работника, добросовестности, знанию порученного ему дела, способности организовать его. Ленин всегда исходил из того, что необходимо правильно сочетать старые, опытные, закаленные в борьбе кадры с молодыми силами. Выдвижение и воспитание новых кадров он считал одной из самых важных задач. «Надо двигать молодых», — указывал он.

Вот что заинтересовало Владимира Ильича, когда встал вопрос о подборе кандидатуры на пост наркома земледелия: «Возраст? Опыт? Уважение крестьянства? Знание хозяйства? Твердость? Ум? Преданность Соввласти?»8

Владимир Ильич уважал инициативных работников и требовал, чтобы руководители учреждений прислушивались к мнению и предложениям подчиненных. Узнав, что один из наркомов «выживает» несогласных с ним хороших работников, Ленин написал ему: «надо не видеть «интригу» или «противовес» в инакомыслящих или инакоподходящих к делу, а ценить самостоятельных людей».9

В. И. Ленин исключительно хорошо разбирался в людях. Внимательно вглядываясь в людей, вслушиваясь в то, что они говорили, быстро схватывая самую суть, Владимир Ильич обладал способностью по ряду незначительных мелочей уловить облик человека. Он прекрасно знал личные качества работников, подходил к ним сообразно с их особенностями, умел раскрывать в них все хорошее, ценное, что можно поставить на службу общему делу. Он воспитывал и учил кадры. Каждый приходивший к нему и беседовавший с ним получал для себя что-то новое и ценное, приобретал уверенность и твердую основу в своей работе. «Трудные это были времена, — пишет Г. М. Кржижановский. — Но какое счастье вместе с тем было идти рука об руку с таким руководителем, каким был Владимир Ильич, и иметь возможность в трудные минуты прибегать к его мудрому совету!»10

От всех работников Ленин добивался высокого сознания ответственности за порученное им дело, инициативы, самостоятельности, умения видеть обстановку в целом и понимать политическое значение того или иного вопроса, которым они занимаются, и вместе с тем требовал деловитости, практичности. В отношениях с людьми Владимиру Ильичу были свойственны искренность и прямота. Он резко, невзирая на лица, критиковал безрукость, халатность, формальное отношение к делу, не терпел склоки, учил кадры, что деловые соображения должны господствовать над личными. Ленин открыто и прямо говорил тому или другому работнику о недостатках в его деятельности. «Госбанк теперь = игра в бюрократическую переписку бумажек, — писал Владимир Ильич председателю Государственного банка А. Л. Шейнману. — Вот Вам правда, если хотите знать не сладенькое чиновно-коммунистическое вранье (коим Вас все кормят, как сановника), а правду»11. Когда А. И. Рыков, бывший в то время заместителем Председателя СТО, задержал представление проекта тезисов об основных принципах концессионных договоров и дал неудовлетворительные материалы, Ленин написал ему следующее: «Я просмотрел Ваши материалы о концессионном договоре и возмущен глубоко... Потоплено серьезное в бюрократическом соре... Вы сорвали решение СНК (2/11.1921), требующее в трехнедельный срок выработки главных принципов!!.. Прекратите саботаж и двиньте дело как следует, иначе я буду воевать в Цека».12

В необходимых случаях Ленин строго взыскивал с работников. Не раз Совет Народных Комиссаров выносил отдельным учреждениям или руководителям суровые взыскания за невыполнение в срок решений партии и правительства, за плохую организацию дела.

Весьма примечателен следующий факт. Когда А. Е. Бадаев, находившийся на продовольственной работе в Петрограде, отказался выполнить распоряжение Наркомпрода, Ленин строго предупредил его, что «еще одно неисполнение предписаний центра», и он будет предан суду. «Этим не шутят», — подчеркнул Владимир Ильич. Бадаев обиделся и, обвинив «определенную группу центра» в «происках» против него, потребовал отставки. Тогда Владимир Ильич написал ему следующее письмо:

Бадаичу

т. Бадаев! Не капризничайте — Вы не барышня. Вас спрашивали не о том, считаете ли Вы «все свои действия» «безусловно (!!) правильными» (это смешно!!), а о том, все ли Вы распоряжения центра исполняли. А Вы об этом-то и молчите! Работайте, отставку не принимаем. Вперед исполняйте все распоряжения центра и не говорите неприличного вздора о «происках».

Привет! Ленин».13

Хотя Ленин был очень требователен, в его отношении к людям не было ничего раздражительного и оскорбительного. «Пробирая» того или другого работника, он никогда не забывал сказать ему ободряющие слова. Резко критикуя недостатки, он считал необходимым отметить и поощрить хорошую работу. «...Сколько раз, — писал А. М. Горький, — в его суждениях о людях, которых он вчера распинал и «разносил», я совершенно ясно слышал ноты искреннего удивления пред талантами и моральной стойкостью этих людей, пред их упорной и тяжелой работой адовых условий 1918 — 1921 годов».

Всецело поглощенный гигантской работой, Ленин в то же время проявлял большую заботу о товарищах, вникал в их нужды, заставлял их беречь себя, отдыхать, лечиться. «Дела было больше чем достаточно, — писала позднее Н. К. Крупская, — но никогда я не слыхала от Ильича, что ему было некогда, когда дело шло о помощи людям». И в этом, как справедливо отмечал Горький, никогда нельзя было уловить «своекорыстной заботливости, которая иногда свойственна умному хозяину в его отношении к честным и умелым работникам.

Нет, это было именно сердечное внимание истинного товарища, чувство любви равного к равным»14.

В. И. Ленин часто писал в различные учреждения письма и записки с просьбой оказать помощь тому или другому лицу. Еще больше было его устных указаний и поручений по этим вопросам. Заметив в ком-нибудь из работников признаки болезни или переутомления, Владимир Ильич поднимал тревогу, посылал к нему врача. Когда же работники не слушались предписаний врачей и отказывались ехать на отдых, он проводил решением Оргбюро или Политбюро ЦК отпуск больному товарищу, и последний должен был подчиниться в порядке партийной дисциплины.

Вот только две записки Ленина, которые показывают, как трогательно он заботился о товарищах:

«Тов. Цюрупа! Вид больной. Не теряя времени, — на двухмесячный отдых. Если не обещаете точно, буду жаловаться в ЦК».

Заведующему домами ВЦИК: «Прошу непременно предоставить комнату в 1 Доме Советов тов. Цецилии Самойловне Бобровской, которую я знаю хорошо как старого партийного работника. Она живет сейчас в совершенно невозможных условиях, и доктора велят ее немедленно перевести в один из Домов Советов.

Сообщите в мой секретариат об исполнении.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин)

Р. S. Я знаю Бобровскую с эпохи до 1905 года и знаю, что она способна бедствовать и молчать чрезмерно. Поэтому ей надо помочь быстро».

О необычайно чутком отношении Владимира Ильича к работникам говорит и такой факт. Заметив, что член коллегии ЦСУ А. И. Хрящева постоянно присутствует на заседаниях Совнаркома, которые кончались поздно, он написал секретарю: «Если Хрящева далеко живет и пешком ходит, то ее жалко.

При случае и тактично объясните ей, что в дни, когда нет вопросов статистики, можно раньше уходить и даже не ходить».

В. И. Ленин заботился не только о материальных условиях жизни работников, но и об их моральном состоянии. Как-то А. М. Горький застал его пишущим письмо. Не отрывая пера от бумаги, Владимир Ильич сказал:

 — Здравствуйте, как здоровье? Я сейчас кончу. Тут один товарищ, в провинции, скучает, видимо — устал. Надо поддержать. Настроение — не малая вещь!15

Бывало, что к Ленину приходили люди, которые потеряли веру в себя, в свои силы, спасовали перед трудностями, люди раздраженные, усталые. Но уходили они от него окрыленными. Никто не умел так, как Ленин, вселить в них веру в свои силы, зажечь бодростью и энергией.

Владимир Ильич проявлял большую заботу о рядовых трудящихся, с которыми он встречался. Так, во время разговора с крестьянином И. А. Чекуновым, происходившего в феврале 1921 года, он узнал, что тот потерял очки и купил на рынке очень плохие. Владимир Ильич сейчас же пишет записку наркому здравоохранения Н. А. Семашко:

«У меня сидит тов. Иван Афанасьевич Чекунов, очень интересный трудовой крестьянин, по-своему пропагандирующий основы коммунизма.

Он потерял очки, заплатил за дрянь 15 000 р.! Нельзя ли помочь ему достать хорошие очки?

Очень прошу помочь и попросить секретаря Вашего сообщить мне, удалось ли».

Таковы некоторые штрихи, характеризующие стиль работы Ленина, ленинские принципы партийного и государственного руководства, его заботу о людях.

Вся деятельность Ленина является замечательным примером организованности и дисциплины, конкретности и оперативности, требовательности к кадрам и в то же время чуткого, внимательного подхода к ним.

Ленинскими принципами руководствуются Коммунистическая партия и Советское правительство в своей деятельности, в своей работе по совершенствованию государственного аппарата.

С первых же дней Советской власти Ленин придавал огромное значение созданию системы государственного, партийного и общественного контроля. В ленинских трудах всесторонне разработаны принципы контроля в Советской республике, определены сущность и задачи контроля как важнейшего, постоянно действующего фактора политики партии, ее деятельности по строительству нового общества. В контроле Ленин видел могучее средство вовлечения широких масс в дело управления государством, верное орудие партии и государства в совершенствовании всего механизма управления, проверки исполнения директив и решений партии и правительства, в борьбе против бюрократизма и злоупотреблений. Владимир Ильич подчеркивал, что государственный контроль должен сочетаться с партийным, с общественным контролем. Цель организации контроля, писал он, «всю трудящуюся массу, и мужчин и женщин особенно, провести через участие в Рабоче-Крестьянской инспекции».16

В. И. Ленин внимательно следил за деятельностью Народного комиссариата Рабоче-Крестьянской инспекции, в который в 1920 году был преобразован Народный комиссариат Государственного контроля, критиковал недостатки, настойчиво добивался улучшения его работы. В письме «К вопросу о задачах Рабкрина, их понимании и их исполнении» Владимир Ильич указывал, что «основа дела не поставлена в Рабкрине как следует».

«Задача Рабоче-крестьянской инспекции, — писал Ленин, — не только и даже не столько «ловить», «изобличить» (это задача суда, с которым Рабкрин соприкасается близко, но отнюдь не тождествен), — сколько уметь поправить.

Умелое исправление вовремя — вот главная задача Рабкрина.

Чтобы уметь исправить, надо, во-1-х, изучать и изучить ведение дела в том или ином учреждении, предприятии, отделе и т. п.; во-2-х, вовремя провести необходимые практические изменения, осуществить их на деле»17.

Серьезным недостатком в работе Рабкрина, как указывал Ленин, было то, что он слабо привлекал к участию в контроле широкие массы трудящихся.

Резко критикуя недостатки в деятельности Рабкрина, Ленин в то же время выразил решительное несогласие с Троцким, который предлагал вообще ликвидировать Рабкрин. «Насчет Рабкрина т. Троцкий в корне неправ», — писал Владимир Ильич в письме членам Политбюро 5 мая 1922 года. «...Нельзя обойтись без Рабкрина сейчас. Над ним можно и должно поработать систематично и упорно, чтобы сделать из него аппарат проверки и улучшения всей госработы. Иначе никакого практического средства проверять, улучшать, учить работе нет... Иначе бороться с ведомственностью и бюрократизмом нельзя. Иначе нельзя учить беспартийных рабочих и крестьян управлению, а от этой задачи ни принципиально, ни практически в данный момент отказаться нельзя»18.

Большие и ответственные задачи Ленин поставил перед с удобными органами. Социалистическую законность он рассматривал как одно из могучих орудий в борьбе за переустройство общества на социалистических началах, как один из важнейших принципов советской демократии. Владимир Ильич лично руководил разработкой советского судебного законодательства, подчеркивая, что нужно создать такие правовые нормы, которые содействовали бы решению задач социалистического строительства. Ленин требовал строгого соблюдения социалистической законности, охраны прав, свобод и интересов трудящихся. Он глубоко и всесторонне обосновал необходимость единства социалистической законности. В своем письме для Политбюро «О «двойном» подчинении и законности» Ленин подчеркнул, что законность не может быть калужская и казанская, а должна быть единая всероссийская и даже единая для всей федерации советских республик. Он решительно высказался за создание прокуратуры, независимой от местных органов, обязанной следить за установлением действительно единообразного понимания законности во всей республике. Это письмо легло в основу решений партии и законодательных актов Советского государства, направленных на укрепление социалистической законности.

Принимая во внимание, что международный империализм и внутренняя контрреволюция продолжали подрывную деятельность против Советской власти — подготавливали новые мятежи, организовывали диверсии и террористические акты, саботаж, — Ленин считал необходимым «усиление репрессий против политических врагов Соввласти и агентов буржуазии (в особенности меньшевиков и эсеров)». Вместе с тем он поставил перед органами юстиции задачу пресечения злоупотреблений со стороны капиталистических элементов новой экономической политикой.19

В. И. Ленин требовал решительной борьбы с разворовыванием народного добра, с хищениями, растратами, взяточничеством. Он был особенно непримирим, когда такие преступления совершали люди с партийным билетом в кармане. Он сурово осуждал попытки партийных и советских организаций выгородить таких членов партии, требовал устранить всякую возможность использования положения правящей партии для ослабления ответственности коммунистов за нарушение советских законов.

Примечание:

1 Ленинский сборник XXXV, стр. 196. 600

2 Н. К. Крупская. О Ленине, 1965, стр. 156.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 310.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 238; т. 41, стр. 30 — 31.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 52, стр. 100.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 52, стр. 23.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 16.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 54, стр. 93.

9 Там же, стр. 73.

10 Воспоминания о В. И. Ленине, ч. 2, 1957, стр. 55.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 54, стр. 189.

12 В. И. Ленин. Соч., т. 52, стр. 114 — 115.

13 В. И. Ленин. Соч., т. 50, стр. 293, 301.

14 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 266.

15 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 263.

16 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 64.

17 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 127.

18 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 180 — 181.

19 См. В. И. Ленин. Соч., 44, стр. 398-400.

 

Великий поборник мира

Переход к миру и восстановление народного хозяйства происходили в очень сложной международной обстановке. Империалисты не хотели примириться со своим поражением и строили планы новых военных авантюр против Страны Советов. Мировая реакция, стремясь затруднить борьбу советского народа с разрухой, всячески старалась сорвать налаживавшиеся отношения Советской России с другими государствами. В трудных условиях Советское правительство во главе с Лениным последовательно и настойчиво проводило политику мира и установления деловых связей с капиталистическими странами. Ленин говорил: «...нам всего дороже сохранение мира и полная возможность посвятить все силы восстановлению хозяйства»1.

В. И. Ленин неуклонно отстаивал возможность и необходимость мирного сосуществования государств с различным общественным строем, боролся за предотвращение новой мировой войны.

Еще в годы гражданской войны, в беседе с американским дипломатом У. Буллитом и Л. Стеффенсом, как писал корреспондент газеты «The New York Times» P. В. Алан, Ленин заявил, что «большевистские принципы смогут выдержать соревнование» с идеями буржуазной демократии, с принципами капитализма, и нужно, «чтобы советская система имела в этом равные возможности, а мир следил бы за этим».2

Развивая мысль о соревновании двух систем, Ленин говорил в речи на собрании актива московской организации РКП(б) 6 декабря 1920 года, что это — «состязание двух способов, двух формаций, двух хозяйств — коммунистического и капиталистического. Мы докажем, что мы сильнее... Конечно, задача трудная, но мы говорили и говорим: «Социализм имеет силу примера». Насилие имеет свою силу по отношению к тем, кто хочет восстановить свою власть. Но этим и исчерпывается значение насилия, а дальше уже имеет силу влияние и пример. Надо показать практически, на примере, значение коммунизма».

И далее Ленин заявлял: «Я уверен, что Советская власть догонит и обгонит капиталистов и что выигрыш окажется у нас не только чисто экономический».3

Сосуществование и экономическое соревнование двух противоположных систем Ленин рассматривал как специфическую форму классовой борьбы между социализмом и капитализмом.

Именно так он характеризовал предоставление иностранным капиталистам концессий. Это, говорил он, — война в новой плоскости: «Война оружием и танками заменяется войной экономической».

В. И. Ленин разъяснял, что насилие, вооруженная борьба необходимы для подавления сопротивления свергнутых эксплуататорских классов, их попыток восстановить свою власть, необходимы для разгрома интервентов, для отражения наскоков империалистов. Но не насилием, а только силой примера, достижениями победившего пролетариата можно убедить народы, еще не вставшие на путь социалистического развития, в преимуществах социализма и коммунизма.

На фракции РКП (б) VIII съезда Советов Владимиру Ильичу, выступившему с докладом о концессиях, были заданы вопросы: не могут ли капиталисты использовать концессии для предотвращения кризисов у себя и не считаем ли мы неправильным наше положение о развитии мировой революции. Ленин в заключительном слове ответил, что кризисы при капитализме неизбежны, что могучие факторы толкают капитализм к пропасти, а существование Советской республики и ее хозяйственные успехи «есть гигантская сила и фактор революции».4

Через несколько месяцев, в мае 1921 года, Ленин снова возвращается к этому важнейшему вопросу и подчеркивает всемирно-историческое значение хозяйственных успехов строительства социализма в Советской России. «Сейчас, — говорил он, — главное свое воздействие на международную революцию мы оказываем своей хозяйственной политикой. Все на Советскую Российскую республику смотрят, все трудящиеся во всех странах мира без всякого исключения и без всякого преувеличения. Это достигнуто. Замолчать, скрыть капиталисты ничего не могут, они больше всего ловят поэтому наши хозяйственные ошибки и нашу слабость. На это поприще борьба перенесена во всемирном масштабе. Решим мы эту задачу — и тогда мы выиграли в международном масштабе наверняка и окончательно».5

Это ленинское положение сохраняет все свое значение и в современных условиях. От экономических достижений советского народа зависит обороноспособность СССР и в немалой степени всего социалистического содружества, возможность противодействовать империалистической политике агрессии и войны. От этих достижений зависят и наши возможности поддержки революционного и освободительного движения во всем мире. Зависит от них и сила примера нового общественного строя, которая становится самым лучшим агитатором за социализм и для трудящихся в странах капитала, и для народов, сбросивших иго колониализма.

Советское правительство, не раз указывал Ленин, признает право всех народов мира на самоопределение, на свою независимость, государственную самостоятельность, отстаивает в международных отношениях равноправие наций и максимальное удовлетворение их прогрессивных, справедливых стремлений.

Особое значение Ленин придавал установлению и укреплению дружественных отношений Советского государства со странами Востока. В начале 1921 года были заключены договоры с Ираном, Афганистаном и Турцией. Владимир Ильич внимательно следил за ходом переговоров, имел длительную беседу с афганской миссией; принимал турецкую и иранскую делегации.

В соответствии с указаниями Ленина была разработана инструкция Народного комиссариата иностранных дел полпреду РСФСР в Афганистане, которая, как и договоры, ярко характеризовала принципы политики Советского государства в отношении стран Востока, показывала ее коренное отличие от политики империалистических держав. «Наша политика на Востоке, — говорилось в инструкции, — не агрессивна, она есть политика мира и дружбы. Вы должны систематически во всей Вашей работе выдвигать этот основной момент и, в частности, в Кабуле ставить основной целью Вашей деятельности развитие нашей дружбы с Афганистаном. Дружба предполагает взаимное содействие, и, исходя из нашего желания по мере возможности способствовать развитию и процветанию дружественного Афганского государства, мы готовы оказывать ему на этом мирном поприще все содействие, какое в наших силах».

Советское правительство стремилось установить дипломатические отношения с Китаем. Широкие слои китайского народа горячо приветствовали Октябрьскую революцию, справедливую внешнюю политику Советской власти на Востоке.

Однако реакционное пекинское правительство под давлением империалистов отказалось от заключения соглашения с РСФСР. Принимая главу китайской миссии накануне ее отъезда, Ленин выразил надежду, что, несмотря на чинимые препятствия, связь между Китаем и Советской Россией будет упрочена. Наркоминдел направил также письмо главе национального кантонского правительства на юге Китая Сун Ят-сену, которое содержало братские приветствия и предложения возобновить торговые отношения между Советской Россией и Китаем. В ответном письме Сун Ят-сен выражал надежду на то, что дружеские отношения между Советской Россией и Китаем установятся, как только будет покончено с реакционерами в Китае. Он закончил своё письмо лучшими пожеланиями «моему другу Ленину и всем, кто так много совершил для дела человеческой свободы».

Советская внешняя политика на Востоке явилась могучей моральной и политической поддержкой народам колониальных и полуколониальных стран в их борьбе за свободу и независимость. Ленин высказывал ту мысль, что Советская власть выступает не только как представитель пролетариев всех стран, но и как представитель угнетенных народов, что большевики создают совершенно иные международные отношения, дающие возможность всем порабощенным народам избавиться от империалистического гнета. «...Народы, — говорил он, — приучаются ходом вещей смотреть на Россию, как на центр притяжения».6

Примером нового, невиданного в истории типа взаимоотношений стран, где у власти стоит народ, явилось установление в 4921 году братских, дружественных отношений между Советской Россией и Монголией, трудящиеся массы которой с помощью Красной Армии одержали победу над силами иностранных интервентов и феодальной реакции и создали народно-демократический строй. Во время переговоров о соглашении в ноябре 1921 года Ленин принял делегацию народной партии и правительства Монголии во главе с вождем монгольского народа Сухэ-Батором. В этой беседе Ленин, указав на опасность посягательств империалистических держав в отношении Монголии, сказал, что единственно правильным путем для всякого трудящегося Монголии является борьба за государственную и хозяйственную независимость в союзе с рабочими и крестьянами Советской России.

Постепенно налаживались нормальные отношения и с капиталистическими странами. Одним из важнейших факторов, способствующих мирному сосуществованию государств с различным общественным строем, Ленин считал их экономические связи, развертывание взаимовыгодной торговли. Он говорил, что интересы самих капиталистических стран требуют установления и развития торговых сношений с Советской Россией, что на этот путь их толкает сила, большая, чем желание, воля и решение любого из враждебных правительств или классов; эта сила — общие экономические всемирные отношения.

 — Я, — заявил Владимир Ильич в беседе с одним из иностранных корреспондентов, — не вижу никаких причин, почему такое социалистическое государство, как наше, не может иметь неограниченные деловые отношения с капиталистическими странами. Мы не против того, чтобы пользоваться капиталистическими локомотивами и сельскохозяйственными машинами, так почему же они должны возражать против того, чтобы пользоваться нашей социалистической пшеницей, льном и платиной? Ведь социалистическое зерно имеет такой же вкус, как и любое другое зерно, не так ли?7

Много внимания Ленин уделял переговорам о заключении торгового соглашения с Англией, которое было подписано в марте 1921 года. Несколько позднее было заключено временное торговое соглашение с Германией. Велись торговые переговоры с Италией. По инициативе Ленина Советское правительство предприняло активные шаги для установления торговых и дипломатических отношений с Соединенными Штатами Америки.

В 1920 году в Советскую Россию для переговоров о концессиях приехал американский делец и журналист В. Вапдерлип. Он был принят Лениным. После беседы, как потом с юмором рассказывал Владимир Ильич, Вапдерлип заявил, что вот в Америке говорят, будто Ленин помечен дьяволом и у него должны быть рога, а теперь он, Вандерлип, должен будет сказать, что рогов нет. Наиболее дальновидные, трезво мыслящие американские капиталисты уже в то время понимали, что какие бы глупости ни писала буржуазная пресса о большевиках, с ними можно и нужно вести переговоры. Однако тогда Соединенные Штаты отказались принять предложение Советского правительства об установлении торговых отношений с Советской Россией. В связи с такой позицией правящих кругов США Ленин сказал: нравится это американским капиталистам или нет, «Советская Россия — великая держава. После трех лет блокады, контрреволюции, вооруженной интервенции и польской войны Советская Россия сильна, как никогда прежде. Америке ничего не даст вильсоновская политика благочестивого отказа иметь с нами дело на том основании, что наше правительство им не по вкусу».

В. И. Ленин мудро руководил проведением внешней политики Советского государства. Г. В. Чичерин, бывший в то время народным комиссаром по иностранным делам, писал о внешнеполитической деятельности Ленина: «Сразу схватывая существо каждого вопроса и сразу давая ему самое широкое политическое освещение, Владимир Ильич всегда в своих разговорах делал самый блестящий анализ дипломатического положения, и его советы (нередко он предлагал сразу самый текст ответа другому правительству) могли служить образцами дипломатического искусства и гибкости».8

Прозорливость Ленина, необычайно глубокое понимание им расстановки сил на международной арене ярко проявились во время международной экономической конференции в Генуе, которая состоялась в 1922 году. Владимир Ильич был утвержден председателем советской делегации на конференции. Он хотел сам поехать в Геную, чтобы лично изложить на конференции позицию Советского правительства. Перегрузка государственными делами и состояние здоровья сделали невозможным отъезд Ленина из России. Но написанные им директивы ЦК, его письма и телеграммы Г. В. Чичерину детально определили задачи и всю линию поведения советских представителей на Генуэзской конференции.

Перед советской делегацией, считал Ленин, стоят две цели: во-первых, борьба за мир и экономическое сотрудничество народов; во-вторых, установление деловых, торговых отношении Советской России с капиталистическими странами. В соответствии с этими целями он наметил широкую программу предложений, с которыми выступила советская делегация. В заявлении, оглашенном Г. В. Чичериным на первом пленарном заседании конференции, указывалось, что нынешняя историческая эпоха делает «возможным параллельное существование старого и нарождающегося нового социального строя». Условиями мирного сосуществования государств с различным общественным строем являются: невмешательство во внутренние дела, ненападение, полное равноправие и взаимная выгода, разрешение всех конфликтов мирными средствами, сотрудничество в экономической, политической и культурной областях. Важнейшим пунктом советской декларации, разработанной на основе указаний Ленина, было предложение о всеобщем сокращении вооружений.

Российская делегация, заявил Чичерин 10 апреля 1922 года на конференции, намерена «предложить всеобщее сокращение вооружений и поддержать все предложения, имеющие целью облегчить бремя милитаризма, при условии сокращения армий всех государств и дополнения правил войны полным запрещением ее наиболее варварских форм, как ядовитых газов, воздушной войны и других, в особенности же применения средств разрушения, направленных против мирного населения.

Само собой разумеется, что Россия со своей стороны готова также провести сокращение вооружений и для себя при условии полной и безоговорочной взаимности и создания для нее необходимых гарантий от каких бы то ни было нападений и вмешательства в ее внутренние дела»9.

Такова была ленинская платформа борьбы за мир, благородные традиции которой продолжала и продолжает советская внешняя политика.

Советская делегация на Генуэзской конференции, писал Ленин, не должна ультимативно настаивать на своей широкой программе.

«Не хотите широкой, давайте более узкую...

Пойдем и на самую даже узенькую, но только ни на что невыгодное для нас не пойдем. Ультиматумам не подчинимся. Если желаете только «торговать», — давайте, но кота в мешке мы не купим и, не подсчитав «претензий» до последней копейки, на сделку не пойдем». Предупреждая советскую делегацию о недопустимости принципиальных уступок, умаления прав Советского государства, Ленин писал: «Ни капли нам не страшен срыв: завтра мы получим еще лучшую конференцию. Изоляцией и блокадой нас теперь не запугаешь, интервенцией тоже»10.

На Генуэзской конференции империалистические державы потребовали от Советского государства уплаты всех долгов царского правительства, возвращения бывшим иностранным владельцам предприятий, национализированных Советской властью, восстановления, по сути дела, права частной собственности на промышленные предприятия, отмены установленной в России государственной собственности. Советская делегация, следуя указаниям Ленина, дала решительный отпор посягательствам империалистов на суверенитет Советского государства, отвергла их наглые требования, направленные к экономическому и политическому закабалению Советской республики, ликвидации Советской власти, к превращению России в полуколониальный придаток мирового капитализма.

Более того, твердая и в то же время гибкая политика позволила советской делегации использовать глубокие противоречия в лагере империализма и не допустить образования направленного против Республики Советов единого фронта капиталистических государств. В ходе конференции в местечке Рапалло (Италия) был заключен советско-германский договор, предусматривавший восстановление нормальных дипломатических отношений между РСФСР и Германией и развитие взаимовыгодных экономических отношений.

В постановлении ВЦИК по отчету советской делегации, проект которого подготовил Ленин, была одобрена деятельность делегации на Генуэзской конференции. Отметив, что Рапалльский договор исходил из принципа мирного сосуществования государств с различным общественным строем, Ленин сделал важный вывод о том, что именно такие отношения — мирные, деловые, равноправные отношения между государствами с различным общественным строем — являются единственно правильным выходом из международных затруднений, хаоса и опасности войн11.

Ярким доказательством миролюбивой политики Советского правительства явилось предложение Ленина включить в повестку дня III сессии ВЦИК IX созыва вопрос о сокращении Красной Армии, «объявив сокращение на одну четверть и мотивируя это тем, что хотя и небольшой и не особенно надежный, но все же некоторый реальный шаг к перемирию достигнут в Генуе».12

Характеризуя генеральную линию внешней политики Советского государства, Владимир Ильич говорил в беседе с И. В. Сталиным в августе 1922 года:

 — Наш путь верен: мы за мир и соглашение, но мы против кабалы и кабальных условий соглашения. Нужно крепко держать руль и идти своим путем, не поддаваясь ни лести, ни запугиванию.

Социалистическое государство, учил Ленин, в своей внешней политике может и должно идти, если это необходимо, на компромиссы с буржуазными государствами. Все дело в том, чтобы компромисс, заключенный социалистическим государством, шел на пользу социализму, отвечал коренным, общим интересам международного освободительного движения, интересам прогрессивного развития человечества, интересам сохранения мира.

Компромисс предполагает взаимные уступки. Признавая допустимость политических уступок с нашей стороны, Ленин указывал, что условием этих уступок является получение «более или менее равноценных уступок со стороны международной буржуазии по отношению к Советской России или по отношению к другим отрядам международного, борющегося с капитализмом, пролетариата»13.

В целях мирного сосуществования социалистическое государство готово идти на определенные уступки в отношениях с капиталистическими странами, но, разумеется, эти уступки не должны касаться принципов коммунизма, основ пролетарской власти, не должны подрывать суверенитета социалистического государства. Так, Ленин резко выступил против предложения Чичерина пойти ради заключения договора с Америкой на изменение Конституции РСФСР. В письме членам Политбюро ЦК от 23 января 1922 года Ленин писал: «Я сейчас получил 2 письма от Чичерина (от 20 и 22). Он ставит вопрос о том, не следует ли за приличную компенсацию согласиться на маленькие изменения нашей Конституции, именно представительство паразитических элементов в Советах. Сделать это в угоду американцам.

Это предложение Чичерина показывает, по-моему, что его надо... немедленно отправить в санаторий, всякое попустительство в этом отношении, допущение отсрочки и т. п. будет, по моему мнению, величайшей угрозой для всех переговоров»14.

В связи с голодом в России Ленин считал необходимым использовать малейшую возможность получения продовольствия из-за границы. Но Советское правительство дало решительный отпор попыткам капиталистов США, Англии, Франции под предлогом «помощи голодающим» подорвать суверенитет и вмешаться во внутренние дела Советской республики. Ленин с негодованием писал о «подлых американских торгашах» из «Американской администрации помощи» (АРА) и указывал, что нельзя допустить «ни малейшей тени вмешательства» последней — «не только политического, но и административного». Категорически отвергло Советское правительство и требование «Международной комиссии по оказанию помощи России», созданной Верховным советом союзников, установить свой контроль над распределением продовольствия и послать в Советскую Россию «комиссию экспертов», т. е., как писал Ленин, «комиссию шпиков под названием комиссии экспертов». Владимир Ильич был возмущен до крайности этим требованием. «Тут невозможно уступить», — писал он в Политбюро, внося предложение послать ответную ноту «в самых резких выражениях».15 Такая нота была послана.

В. И. Ленин исходил из того, что признание коммунистами возможности и необходимости мирного сосуществования государств с различным общественным строем не исключает, а предполагает борьбу социализма против капитализма, разоблачение империализма и непримиримую борьбу с буржуазной идеологией, поддержку социалистическим государством национально-освободительных движений и классовой борьбы трудящихся капиталистических стран.

По мнению Ленина, мирное сосуществование зависит не только от позиции Советского государства, но и от позиции капиталистических стран. Он неоднократно говорил о стремлении империалистических держав к военному разгрому страны социализма. Вместе с тем Владимир Ильич указывал и на факторы, противодействующие этому, — на силу советского общественного и государственного строя, международную солидарность трудящихся, а также на острые противоречия между империалистами, затрудняющие их сговор против социалистической Республики, на тенденцию реалистически настроенных кругов буржуазии к налаживанию нормальных отношений с Советской Россией. Мирное сосуществование государств с различным общественным строем может быть прочным только в том случае, если политика мира будет обоюдной, взаимной, если она будет проводиться не только Советским государством, но и самими капиталистическими странами. Ленин предупреждает правительства империалистических держав, что Советская республика никогда не поддастся диктату и нажиму, что ока не боится угроз. «Мы, — говорил он, — видели угрозы пушками со стороны союзных держав, в руках которых находится почти весь мир. Угроз этих мы не испугались. Об этом, господа европейские дипломаты, пожалуйста, не забывайте».16

В. И. Ленин призывал партию, всех советских людей всемерно укреплять оборонную мощь Республики Советов, ибо в капиталистических странах есть влиятельные партии, политические деятели и финансовые воротилы, которые желают войны и вынашивают планы нового нападения на Республику Советов. «Вот почему мы говорим себе: взявшись за наше мирное строительство, мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспрерывно. В то же время, товарищи, будьте начеку, берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока, и помните, что ослабления, в отношении наших рабочих и крестьян и их завоеваний, мы не вправе допускать ни на секунду».17

Центральный Комитет партии и правительство приняли тогда целый ряд мер по укреплению Красной Армии, обеспечению неприкосновенности границ Советского государства.

Владимир Ильич решительно осуждал несправедливые, империалистические войны. Мировую войну он называл величайшим преступлением, полным разрывом с приобретениями новейшей цивилизации и культуры. Он предупреждал, что применение могучих завоеваний техники к массовому истреблению миллионов человеческих жизней и обращение всех производительных средств на служение делу войны неминуемо ведет «к подрыву самих условий существования человеческого общества».18

Ленинские слова особенно актуальны в наше время, когда научно-техническая революция в военной области, вызванная созданием термоядерного оружия, угрожает невиданными разрушениями целым странам, истреблением целых народов в случае развязывания империалистами новой мировой войны.

В. И. Ленин всегда говорил о необходимости самой энергичной борьбы против империалистических войн, о том, что нужно «как можно больше самых простых, самых ясных решений и мер, которые бы действительно вели к миру, если уже не говорить о полном устранении опасностей войны».19 Решающую роль в предотвращении войны Ленин отводил народным массам.

Он подчеркивал, что надо расширять и углублять борьбу против угрозы новой империалистической бойни. «Борьбе против такой войны, — писал Владимир Ильич, — стоит посвятить свою жизнь, в этой борьбе надо быть беспощадным, все софизмы в ее защиту надо преследовать до самых последних уголков».20 Характеризуя задачи советской делегации на Гаагском международном конгрессе мира, созванном в декабре 1922 года в целях борьбы с опасностью новой мировой войны, Ленин указывал, что нужно разбивать все те доводы, которыми идеологи империалистической буржуазии оправдывают войну, разоблачать подготовку ее империалистами и разъяснять действенные меры борьбы против новой войны.

Владимир Ильич высказывал мысль, что победа социалистической революции в ряде стран откроет возможность положить конец мировым войнам.21 Отметим в связи с этим, что Ленин предлагал «безусловно исключить» из проекта заявления советской делегации на Генуэзской конференции слова, что «наша историческая концепция... предполагает неизбежность новых мировых войн».22

Жизнь блестяще подтвердила ленинское предвидение. С победой социалистических революций в ряде стран Европы и Азии, созданием и укреплением мировой системы социализма, ростом движения сторонников мира во всех странах мировые войны перестали быть неизбежными. Мировую войну ныне можно предотвратить. Исходя из указаний Ленина, Коммунистическая партия Советского Союза и Советское правительство считают, что радикальным путем обеспечения прочного мира является всеобщее и полное разоружение при строгом международном контроле. Верная ленинским заветам, наша партия высоко несет знамя мира и дружбы народов.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 313.

2 «The New York Times», 1919, April 6, p. 2.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 75, 77.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 120.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 43, стр. 341.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 72.

7 См. В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 152.

8 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, 1969, стр. 484.

9 Документы внешней политики СССР, т. V. М., 1961, стр. 193.

10 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 385 — 386.

11 См. В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 192 — 193.

12 Там же,, стр. 202.

13 Там же, стр. 142.

14 В. И. Ленин. Соч., т. 54, стр. 136.

15 В. И. Ленин. Соч., т. 53, стр. 115; т. 44, стр. 116.

16 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 6.

17 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 300.

18 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 396.

19 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 241.

20 Там же, стр. 299.

21 См. В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 41; т. 44, стр. 224, 275 — 276.

22 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 63.

 

На Третьем конгрессе Коминтерна

В конце июня — первой половине июля 1921 года состоялся III конгресс Коммунистического Интернационала. Ленин был избран почетным председателем конгресса. В тезисах и докладе о тактике РКП (б) Ленин разъяснил делегатам сущность новой экономической политики и обстоятельства, вызвавшие необходимость перехода к ней. Новая экономическая политика встретила на конгрессе оппозицию со стороны неустойчивых, чуждых марксизму-ленинизму анархо-синдикалистских элементов, которые заявили, что нэп якобы ведет к восстановлению капитализма в Советской России и ставит препятствия дальнейшему развитию мировой революции. Конгресс отверг эти взгляды, принял ленинские тезисы и резолюцию, полностью одобрявшую политику РКП (б).

Важнейшим вопросом, который стоял на III конгрессе Коминтерна, был вопрос о путях дальнейшего развития коммунистического движения, о стратегии и тактике Коминтерна.

В. И. Ленин дал глубокий анализ соотношения классовых сил в международном масштабе. Во-первых, международный империализм оказался не в состоянии задушить Советскую Россию и вынужден был признать или полупризнать ее, вступить в торговые отношения с ней. Республика Советов — оплот мировой революции — оказывает могучее воздействие на развертывание международного освободительного движения трудящихся. Во-вторых, рабочий класс капиталистических стран везде уже создал коммунистические партии, «которые растут, идя неуклонно к завоеванию большинства пролетариата в каждой стране». В-третьих, трудящиеся массы колониальных и полуколониальных стран, составляющие огромное большинство населения земли, «сейчас выступают как самостоятельные революционные факторы». В этих странах накопилось много горючего материала и вполне возможно, поэтому, что в них «рано или поздно, и совершенно неожиданно, вспыхнут восстания, великие бои и революции»1.

В. И. Ленин исходил из того, что рабочий класс — ведущая сила в борьбе народных масс против империализма, только рабочий класс в состоянии привести все антиимпериалистические силы к победе. Вместе с тем, характеризуя стратегическую линию коммунистических партий, Ленин обращает внимание на необходимость достижения тесного союза рабочего класса с крестьянством, со всеми непролетарскими слоями трудящихся. Он неоднократно говорил о том, что нужно вести большую работу среди крестьян и мелких хозяйчиков, служащих, интеллигенции, среди молодежи.

Особенное значение Ленин придавал достижению союза рабочего класса с крестьянством и в капиталистических странах, и в колониях и полуколониях, и во всемирном масштабе, в плане союза всего международного рабочего класса с крестьянством колонии, полуколоний, молодых национальных государств, освободившихся от империалистического ига.

В наши дни, когда развернулась могучая научно-техническая революция, следствием которой в развитых капиталистических странах является быстрое уменьшение численности сельского населения и вместе с тем возрастание удельного веса и роли интеллигенции, средних слоев, ревизионисты утверждают, что для большинства этих стран положение Ленина о союзе рабочего класса с крестьянством потеряло свое значение. Это неверно. Трудовое крестьянство остается главным союзником рабочего класса. При этом надо заметить, что Ленин, говоря о крестьянстве, имел в виду также вообще мелкобуржуазные слои. Так, обращая внимание на то, что необходимость обеспечения прочного союза рабочего класса с крестьянством принадлежит к числу труднейших задач пролетарской революции и социалистического строительства, которые встанут перед всеми капиталистическими странами, может быть за исключением одной только Англии, Владимир Ильич разъяснял:

«Однако и по отношению к Англии нельзя забывать, что если в ней особенно малочислен класс мелких земледельцев-арендаторов, то в ней зато исключительно высок процент живущих по-мелкобуржуазному среди рабочих и служащих вследствие фактического рабства сотен миллионов людей в колониях, «принадлежащих» Англии.

Поэтому с точки зрения развития всемирной пролетарской революции, как единого процесса, значение переживаемой Россиею эпохи состоит в том, чтобы практически испытать и проверить политику пролетариата, держащего государственную власть в своих руках, по отношению к мелкобуржуазной массе»2.

Что же касается интеллигенции, то Ленин не раз обращал внимание на необходимость вовлечения ее в освободительную борьбу пролетариата. В письме к Чарлзу П. Штейнмецу, видному американскому ученому-энергетику, Владимир Ильич отмечал, что «во всех странах мира растет — медленнее, чем того следует желать, но неудержимо и неуклонно растет — число представителей науки, техники, искусства, которые убеждаются в необходимости замены капитализма иным общественно-экономическим строем...».3

Как отметил Ленин в своих выступлениях на III конгрессе Коминтерна, происшедшие в мире со времени предыдущего конгресса изменения — наступление капитала на рабочий класс, поражение революционных выступлений пролетариата в ряде стран в 1920 — 1921 годах, явно обозначившееся замедление темпа развития мировой революции — требовали решительного поворота в тактике коммунистических партий. Ко времени III конгресса число компартий значительно возросло: делегаты конгресса представляли 48 компартий. Но эта армия коммунистов, как писал Ленин, была еще плохо организована, слабо владела искусством революционного руководства. Надо было перестроить работу коммунистических партий под знаком борьбы за массы, за их сплочение вокруг авангарда рабочего класса. Главная проблема, говорил Ленин, «завоевание большинства пролетариата. Чем организованнее пролетариат в капиталистически развитой стране, тем больше основательности требует от нас история в деле подготовки революции и с тем большей основательностью мы должны завоевывать большинство рабочего класса».4

Однако «левые» недооценивали необходимости систематической, упорной, повседневной работы в массах и проповедовали так называемую «теорию наступления», суть которой заключалась в том, что партия должна всегда придерживаться наступательной тактики, не считаясь с тем, имеются ли для революционного выступления необходимые объективные предпосылки, поддерживают ли коммунистическую партию широкие массы трудящихся.

В основу обсуждения на конгрессе вопроса о тактике Коминтерна были положены тезисы, подготовленные делегацией РКП (б) с учетом мнений других делегаций. Владимир Ильич написал развернутые замечания на первоначальные проекты тезисов; он подверг резкой критике Радека за «бескостность» его проекта и уступки «левым», а также колебания в этом вопросе Бухарина и Зиновьева.5

Речь Ленина на заседании конгресса в защиту тезисов о тактике Коммунистического Интернационала — образец искусства убеждать. Ленин везде вел идеологическую борьбу дифференцированно. Одно дело, когда она своим острием обращалась против классового врага, против идейных оруженосцев капитализма. Другое дело, когда речь шла о борьбе идей внутри коммунистического движения; в данном случае Владимир Ильич видел свою задачу не только в борьбе против ошибочных и вредных воззрений, но и прежде всего в привлечении на правильные позиции товарищей по движению, временно заблуждающихся; здесь главным методом он считал товарищескую полемику. Конгрессы Коминтерна характеризовались свободным, демократическим обсуждением проблем, коллективной разработкой документов, подлинно товарищеским равноправным сотрудничеством представителей компартий. Этими ленинскими принципами руководствуется КПСС и ее Центральный Комитет в своих взаимоотношениях с братскими партиями, в своей деятельности на международных совещаниях коммунистов и в наши дни.

В. И. Ленин не оставил камня на камне от всех доводов «левых», показал, что под предлогом борьбы с правым оппортунизмом и центризмом они проповедуют догматизм, сектантство, авантюристскую тактику.

Тактика коммунистических партий, говорил Ленин, должна исходить из того, что первая волна революций пошла на спад, а вторая еще не поднялась. Коммунистам нужно считаться с тем, что темп развития революций замедлился, необходимо учесть опыт поражений и готовиться к новому революционному подъему. Главной задачей коммунистических партий в капиталистических странах является завоевание на сторону коммунизма большинства рабочего класса, большинства трудящихся, и кто не понимает этого, тот наносит большой ущерб коммунистическому движению. В 1920 году Ленин называл левацкие ошибки «детской болезнью» в коммунизме, а на III конгрессе Коминтерна он исходил уже из того, что «левое доктринерство», сектантство с его авантюристской тактикой становились главной опасностью для коммунистического движения. «Если конгресс, — говорил он, — не будет вести решительного наступления против таких ошибок, против таких «левых» глупостей, то все движение осуждено на гибель. Таково мое глубокое убеждение».6

Подвергая уничтожающей критике пресловутую «теорию наступления», Ленин убедительно доказал, что эта «теория» представляет собой не что иное, как мелкобуржуазный взгляд на революцию, который несет коммунистическим партиям и рабочему классу тягчайшие поражения и в то же время дает опасное оружие в руки реформистских, правооппортунистических элементов. Речь идет не о том, необходимы ли вообще революционные выступления. Этот вопрос не может быть даже предметом споров в революционной партии. Речь идет об условиях революционного выступления, о целесообразности его в данной конкретной обстановке. Для победы революции и затем для удержания власти, учил Ленин, надо, чтобы партия имела за собой большинство трудящихся — не только рабочего класса, но и большинство всех эксплуатируемых и угнетенных. А для того чтобы завоевать большинство трудящихся, нужно выработать правильную тактику в борьбе за массы, научиться правильно руководить революционным движением.

Речь Ленина окончательно убедила колеблющихся делегатов в необходимости поворота коммунистических партий к массам. Тезисы о тактике Коминтерна были приняты единогласно.

В повестку дня III конгресса Коминтерна был включен вопрос об организационном строительстве, методах и содержании работы коммунистических партий. Подготовка проекта тезисов была поручена О. В. Куусинену. «Это поручение, — вспоминал позднее О. В. Куусинен, — было выполнено отчасти на основании личных советов т. Ленина, а отчасти на основании указаний, имеющихся в изобилии в написанных им ранее статьях».7 Ознакомившись с проектом, Владимир Ильич сделал ряд замечаний; он предложил, в частности, подробнее сказать о необходимости повседневной революционной работы каждого члена партии и о задачах работы компартий «среди массы неорганизованного и организованного в желтых союзах (в том числе во II и II 1/2 Интернационалах) пролетариата и непролетарских слоев трудящихся».8 После доработки проекта, в которой принял участие немецкий коммунист В. Кенен, тезисы были внесены на обсуждение конгресса и приняты им.

Многие делегаты впервые видели, слышали Ленина и беседовали с ним. И все они единодушно говорили, что никогда не встречали такого человека. Французский коммунист Поль Вайян-Кутюрье писал:

«Владимир Ильич был и остался олицетворением беспрерывного действия и в то же время марксистом с головы до ног. Соприкосновение с ним производило на сознание впечатление вихря, ворвавшегося в душную комнату; оно освежало загруженный предрассудками и формальными доктринами мозг...

Ленин-интеллигент умел мыслить, как рабочий. Ленин-оратор говорил без пустых фраз и трескотни. Человек, потрясший весь мир, в чьем сознании беспрерывно переваривалось все, чем жил и дышал этот мир, этот человек сохранил в себе до конца сознательной жизни удивительную способность чувствовать и мыслить, как китайский кули, как носильщик-негр.

Угнетенный анпамит, индус были ему так же поняты, были такой же открытой книгой, как ленинградский металлист, как парижский текстильщик, как шахтер Новой Виргинии. Ленин — это законченный тип нового человека, он являлся для нас прообразом будущего»9.

В. И. Ленину принадлежит разработка идеи единого рабочего фронта, взятая на вооружение коммунистическими партиями. «Цель и смысл тактики единого фронта состоит в том, — писал он, — чтобы втянуть в борьбу против капитала более и более широкую массу рабочих, не останавливаясь перед повторными обращениями с предложением вести совместно такую борьбу даже к вождям II и II 1/2 Интернационалов»10. По предложению Ленина и на основе его указаний Исполком Коминтерна разработал тезисы «О едином рабочем фронте и об отношении к рабочим, входящим во 2 и 2 1/2 и Амстердамский Интернационалы, а также к рабочим, поддерживающим анархосиндикалистские организации».

Вопрос о едином фронте встал особенно остро в начале 1922 года в связи с подготовкой конференции трех Интернационалов — Второго и так называемого «Двухсполовинного» Интернационалов и Коминтерна. Ленин считал, что эта конференция даст коммунистам возможность расширить рамки борьбы за единство рабочего класса, а также разоблачить неправильную политическую позицию правых социалистов. Им была намечена линия поведения представителей Коминтерна на конференции трех Интернационалов. Он указывал, что в интересах достижения соглашения нужно выдвинуть на обсуждение наименее спорные вопросы — «только вопросы, касающиеся непосредственно практического совместного действия рабочих масс». Представители Коминтерна должны быть на конференции «архисдержанны», не рисковать срывом политического дела громадной важности и в то же время не жертвовать своими основными принципами.

Сравнивая социал-демократические партии с закрытым помещением, Ленин писал, что коммунисты не могут отказываться от платы, от определенных уступок, чтобы проникнуть в это «запертое помещение», где находятся идущие за реформистами массы, и выступить там перед ними со своим словом. При этом он указывал, что критике линии II и II 1/2 Интернационалов нужно придать «характер более разъяснительный», терпеливо и обстоятельно, не отпугивая рабочих-социалистов резкими словами, разъяснять им ошибочность реформистской идеологии и политики. Только таким образом коммунисты смогут приобрести большинство среди рабочих, среди трудящихся масс.

Ради того, чтобы помочь трудящимся массам бороться против капитала, писал Ленин, «мы тактику единого фронта приняли и проведем ее до конца»11.

В статьях «Новые времена, старые ошибки в новом виде» и «Заметки публициста», в письмах деятелям рабочего движения и коммунистическим партиям различных стран — Томасу Беллу, немецким коммунистам, польским коммунистам, а также в других документах Владимир Ильич освещает значение решений III конгресса Коминтерна, вопросы строительства действительно коммунистических, действительно революционных партий — партий нового типа, их стратегии и тактики. Ленин вновь подчеркивает необходимость борьбы на два фронта — как против мелкобуржуазного реформизма, прикрытого демократическими и социалистическими фразами, так и против мелкобуржуазного революционаризма — грозного, надутого, чванного на словах, пустышки раздробленности, распыленности, безголовости на деле, — учитывая видоизменение форм правого и «левого» оппортунизма в данной конкретной обстановке.12

В январе 1922 года в Москве состоялся I съезд революционных организаций Дальнего Востока, в котором приняли участие делегаты Китая, Японии, Индонезии и Монголии. Не имея возможности по состоянию здоровья присутствовать на съезде, Ленин пригласил представителей съезда к себе. Как вспоминал позднее основатель Коммунистической партии Японии Сэн Катаяма, Ленин разговаривал с делегациями поочередно, причем все слышали их вопросы и его ответы на них. С каждой делегацией он обсуждал вопросы ее страны, а также проблемы, касающиеся всего Дальнего Востока. Больше всего он подчеркивал необходимость объединения революционных сил всех стран в борьбе против империализма.

В. И. Ленин, пишет Сэн Катаяма, «был очень внимателен к каждому, кто с ним говорил, а также очень, очень хорошо умел слушать. Он умел каждого удовлетворить и ободрить. Мы все чувствовали себя хорошо и совершенно как дома. Он — настоящий мастер беседы и заинтересовал всех нас тем, о чем он говорил. Тов. Ленин дал много полезных указаний и советов каждой делегации в этой краткой, но очень важной беседе с участниками съезда». 13

Крепкие, неразрывные узы связывали советский народ и трудящихся всего мира. Ленинская партия действительно делала максимум осуществимого в своей стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах. В свою очередь, народные массы капиталистических, колониальных и зависимых стран беззаветно поддерживали первую в мире социалистическую республику.

Борьба советского народа за преодоление разрухи, за построение нового общества вызывала величайшее восхищение, сочувствие и поддержку со стороны трудящихся всего мира.

В своем письме Ленину американский рабочий С. Кейн писал: «Мы не верим тому, что пишет против России и Вас продажная капиталистическая пресса. Мы верим, что в России нет больше рая для паразитов, эксплуататоров и прочих мерзавцев и мошенников, не в пример тому, что здесь у нас, хотя и у нас наступает заря.

Должно пройти некоторое время, пока массы поймут, в чем их интересы. Невежество масс — великое проклятие, благодаря которому капиталистические мошенники и их наемники могут еще существовать.

Продолжайте и впредь трудиться ради свободного мира для рабочих. Мы, рабочие, с Вами и делаем все, что в наших силах, для достижения этой великой цели»14.

Среди рабочих капиталистических стран развернулось тогда движение по оказанию помощи Советской республике в ее борьбе с голодом и разрухой. В Россию приехало несколько групп иностранных рабочих, которые приняли участие в восстановлении народного хозяйства. Ленин высоко оценил это практическое проявление пролетарского интернационализма и подчеркивал большое значение братской поддержки, которую рабочие и трудящиеся всего мира оказывали Стране Советов в строительстве социалистического хозяйства.

Примечание:

1 См. В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 3 — 5, 35 — 36.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 6.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 147.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 37 — 38.

5 См. В. И. Ленин. Соч., т. 52, стр. 265 — 269.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 23.

7 Ленин и международное рабочее движение. Воспоминания. Сборник первый. М., 1934, стр. 56.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 15.

9 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1960, стр. 424.

10 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 131.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 144.

12 См. В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 101.

13 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 449.

14 Письма В. И. Ленину из-за рубежа, 1969, стр. 234.

 

Экономическое отступление окончено. XI съезд РКП(б)

В. И. Ленин работал с исключительным напряжением сил, почти без отдыха Проявляя постоянную заботу о «капитальном ремонте» здоровья своих соратников, Владимир Ильич на все просьбы и убеждения самому хорошенько отдохнуть и полечиться шутливо отвечал, что он пока может довольствоваться «текущим ремонтом». Однако к концу 1921 года здоровье Владимира Ильича пошатнулось. Сказалось все — трудные годы подполья и эмиграции, крайнее переутомление и особенно последствия тяжелого ранения в 1918 году. 6 декабря 1921 года ему был предоставлен отпуск, и он переехал в Горки. «Устал дьявольски. Бессонница. Еду лечиться», — писал Владимир Ильич А. М. Горькому.

Несколько раз Ленин выезжал для отдыха в подмосковную деревню Костино (ныне г. Калининград Московской области), где жил в небольшом домике. Вставал он рано и отправлялся на прогулку. Особенно любил ходить к столетним дубам, которые росли недалеко от домика. Нередко Владимир Ильич брал в руки лопату и расчищал от снега дорожки вокруг дома. Ходил на охоту. Но и во время охоты он не переставал думать о делах, старался встретиться и побеседовать с крестьянами. Из Москвы Ленину ежедневно доставляли большую пачку газет, корреспонденций и разных бумаг. Он много работал: даже поздно ночью в окнах домика можно было видеть свет.

В конце декабря состоялись XI Всероссийская партийная конференция и IX съезд Советов. Ленин не смог присутствовать на конференции, но в работе съезда принял активное участие. Он выступил на съезде с большим докладом о деятельности правительства, принял участие в совещании беспартийных делегатов, написал «Наказ по вопросам хозяйственной работы», который был принят съездом. «Наказ» имел важное значение: он определил основные задачи центральных и местных советских учреждений в осуществлении новой экономической политики. Положения «Наказа» легли в основу нескольких резолюций съезда.

31 декабря Политбюро ЦК вынесло решение о предоставлении Ленину шестинедельного отпуска, который затем был продлен до XI съезда партии. Однако и в эти месяцы Владимир Ильич вникал во все области работы, решал важнейшие дела. Он писал статьи, директивные письма, проекты постановлений, участвовал в заседаниях Политбюро и пленума ЦК, встречался с руководящими деятелями партии и государства, давал указания по телефону.

В. И. Ленин усиленно готовился к XI съезду партии. Он участвовал в подготовке проектов решений съезда по основным вопросам и разработал план политического доклада Центрального Комитета. Представляя этот план на рассмотрение пленума ЦК, Владимир Ильич просил освободить его ввиду болезни от участия в заседании пленума, указав, что если потребуется его присутствие для объяснении по поводу плана доклада, то он, безусловно, явится «часа через 2 — 3 после вызова». Это пример глубоко уважительного отношения Ленина к Центральному Комитету как коллективному органу руководства.

XI съезд РКП (б) начал свою работу 27 марта 1922 года. Ленин открыл съезд и выступил с политическим отчетом ЦК партии. В своем докладе он говорил, что итоги первого года новой экономической политики явились убедительным свидетельством верности курса партии. Были достигнуты первые успехи в восстановлении народного хозяйства, укрепился союз рабочего класса и крестьянства, постепенно налаживалась смычка промышленности с крестьянской экономикой. Учитывая это, Ленин сделал важные выводы для политики партии. Он выдвинул новую задачу — приостановить экономическое отступление и перейти к подготовке решительного наступления на капиталистические элементы. «Мы год отступали. Мы должны теперь сказать от имени партии: достаточно! Та цель, которая отступлением преследовалась, достигнута. Этот период кончается или кончился»1. Теперь цель выдвигается другая — «перегруппировка сил» и «подготовка наступления на частнохозяйственный капитал». В этом — лозунг дня, подчеркивал Ленин.

Отметив, что между социализмом и капитализмом идет жестокая борьба, в которой решается вопрос «кто — кого», Ленин высказал твердую уверенность, что в ходе этой борьбы сила социалистических элементов будет все более возрастать и они неминуемо одержат победу над капиталистическими элементами. Экономически и политически осуществление нэпа вполне обеспечивает возможность постройки фундамента социалистической экономики. Главное теперь — научиться как следует вести хозяйство, чтобы победить частный капитал. От этого зависит судьба Советской власти, судьба социализма. Ленин разоблачил паникерские выступления капитулянтских элементов, которые добивались пересмотра уже решенного партией вопроса о новой экономической политике.

В политическом отчете ЦК и заключительном слове Ленин вскрыл и подверг резкой критике недостатки в проведении новой экономической политики, в партийном руководстве хозяйством, в работе государственного аппарата. В связи с этим Ленин говорил, что партия непобедима, если она не боится критики и самокритики, не скрывает своих недостатков и исправляет их. «Пролетариат не боится признать, что в революции у него то-то вышло великолепно, а то-то не вышло. Все революционные партии, которые до сих пор гибли, — гибли от того, что зазнавались И не умели видеть, в чем их сила, и боялись говорить о своих слабостях. А мы не погибнем, потому что не боимся говорить о своих слабостях и научимся преодолевать слабости».2

В резолюции по докладу Центрального Комитета съезд всецело одобрил политическую и организационную линию ЦК. Съезд принял постановление «Роль и задачи профсоюзов в условиях новой экономической политики», разработанное на основе тезисов Ленина по этому вопросу, написанных им в конце декабря 1921 года — начале января 1922 года. Решения съезда о финансовой политике, о работе в деревне, об укреплении и задачах партой и другие также исходили из указаний Ленина, содержащихся в его докладе на съезде, в выступлениях по вопросам новой экономической политики, в его замечаниях по проектам резолюций съезда.

2 апреля 1922 года Ленин выступил с краткой речью при закрытии съезда. В ней он отметил, что XI съезд, по сравнению с предыдущим, отличался большей сплоченностью, единодушием, организационным единством и явился живым доказательством неправоты врагов, твердивших о перерождении партии. Партия показала гибкость своей тактики, соединяя умение смело, быстро и решительно наступать на врага с умением отступать в революционном порядке. Поскольку съезд постановил признать экономическое отступление законченным, Ленин выразил глубокую уверенность, что партия сумеет построить работу по-новому и добиться своей цели.

На другой день после закрытия съезда Ленин участвовал в заседании пленума Центрального Комитета нового состава. Пленум избрал Политбюро, Оргбюро и Секретариат ЦК. Генеральным секретарем Центрального Комитета партии был избран И. В. Сталин. Пленум принял предложение Ленина об организации работы Секретариата ЦК3.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 87.

2 Там же, стр. 118.

3 См. В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 139.

 

Первый приступ болезни. Выздоровление и возвращение к работе

Состояние здоровья не позволило Владимиру Ильичу прервать свой отпуск. Врачи высказали предположение, что головные боли у Владимира Ильича вызываются пулями, оставшимися после ранения в 1918 году. Одну из этих пуль было решено удалить (трогать другую врачи сочли опасным). 23 апреля в Солдатенковой больнице (ныне больница им. С. П. Боткина) Ленину была сделана операция по извлечению пули.

В начале мая Владимиру Ильичу пришло трогательное письмо от крестьян села Правые Ламки Лево-Ламской волости Моршанского уезда Тамбовской губернии. Крестьяне поздравляли «высокого вождя русского рабочего крестьянства Владимира Ильича Ульянова-Ленина» с 52 годовщиной со дня его рождения. «Мы, — писали они, — громко за Ваше здоровье пропели «Интернационал»...» Желая Ленину «быть здравым навсегда», крестьяне заверяли, что они «готовы в любую секунду грянуть на помощь стеной», «если кто позволит [себе] против нашего вождя и рабочего класса [выступить]». В заключение говорилось: «Писали письмо все беспартийные, все малограмотные, если не так написано, то простите нас, мы хотя беспартийные, но сердца наши и дух наш коммунистический, мы поняли, что в данный момент, действительно власть трудящихся».

«Помню, — писала позднее М. И. Ульянова, — как просветлело лицо Владимира Ильича, когда он читал письмо. Он наказал мне непременно напомнить ему ответить и, действительно, ответил»1.

20 мая Владимир Ильич по настоянию врачей, считавших, что он должен как следует отдохнуть и полечиться, переехал в Горки. Уезжая, он просил руководителей центральных учреждений осведомлять его о наиболее важных делах, о выполнении важнейших решений, планов кампаний и т. д. Но вскоре состояние здоровья Ленина резко ухудшилось. На почве склероза сосудов мозга у него произошел первый острый приступ болезни — ослабление движений правой руки и правой ноги и некоторое расстройство речи. К лечению Владимира Ильича были привлечены лучшие врачебные силы: Ф. А. Гетье, А. М. Кожевников, В. В. Крамер, И. И. Елистратов, О. Ферстер, В. Н. Розанов, М. И. Авербах и другие.

В середине июня состояние здоровья Ленина стало улучшаться. В июле ему было разрешено принимать близких товарищей, читать книги, а позднее — газеты. Он просит присылать в Горки литературу, возобновляет деловую переписку, все основательнее и глубже входит в текущие дела.

2 октября 1922 года Ленин вернулся из Горок в Москву и приступил к работе. На другой день он уже председательствует на заседании Совета Народных Комиссаров, а 5 октября принимает участие в заседании пленума Центрального Комитета. Его возвращение к работе было большой радостью для партии, для всех трудящихся. В приветственных письмах Владимиру Ильичу рабочие и крестьяне просили его беречь свое здоровье, соблюдать режим, предписанный врачами.

После болезни рабочий день Владимира Ильича был, по требованию врачей, ограничен: ему разрешалось работать с 11 до 14 и с 18 до 20 часов, при условии дополнительного (кроме воскресенья) отдыха в один из дней середины недели.

Но Владимиру Ильичу трудно было выдержать эти ограничения. Он, вспоминает секретарь Ленина Л. А. Фотиева, приходил в свой кабинет в 9 часов 30 минут утра и, если секретари заглядывали к нему в дверь, с улыбкой говорил: «Я не работаю, я только читаю»2. За 15 минут до 11 часов он вызывал секретаря и, выслушав доклад о полученных бумагах, давал те или иные поручения. А когда с 11 часов начинался «законный» рабочий день Владимира Ильича, он проводил его с присущей ему интенсивностью. Уходя домой во время перерыва, а иногда и после “вечерней работы, Ленин уносил с собой папку с бумагами, возвращая их затем со своими пометками и поручениями. Да и так называемые «дни отдыха» мало чем отличались от рабочих дней.

«Напряженно все время работала его мысль, — писала Н. К. Крупская. — Помню, когда стала надвигаться последняя, погубившая его болезнь, врачи настаивали на строгом режиме, велели лежать два часа после обеда. Ильич режиму подчинялся, но относился к требованию врачей скептически: «Не могут они сделать так, чтобы я не думал», — сказал он как-то. И действительно, лежа в постели, на прогулках, во время разговоров на простые житейские темы он неустанно думал о том деле, которому отдал всю свою жизнь, все свои силы, каждую минуту своей жизни».3

Два с половиной месяца после своего возвращения к работе, до нового заболевания в декабре 1922 года, Ленин работал, но существу, с таким же напряжением, как и прежде. Сохранилась следующая краткая секретарская запись о работе Владимира Ильича со 2 октября по 16 декабря: «...написал 224 деловых письма и записки, принял 171 человека (125 приемов), председательствовал на 32 заседаниях и совещаниях СНК, СТО, Политбюро и комиссий».

В это время Ленин продолжает разрабатывать проблемы новой экономической политики, руководит хозяйственным и культурным строительством, решает самые разнообразные вопросы, связанные с промышленностью, сельским хозяйством, финансами и торговлей, народным образованием, работой аппарата и внешней политикой Советского государства.

Примечание:

1 Товарищу Ленину. Письма трудящихся В. И. Ленину, 1917 — 1924 Изд. 2, доп. М., 1969, стр. 346 — 317.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 4, 1969, стр. 430.

3 Н. К. Крупская. О Ленине, 1965, стр. 68 — 69.

 

Отстоять монополию внешней торговли

Если в 1921 году Ленин на первый план ставил задачу налаживания товарооборота и подъема сельского хозяйства, то теперь, опираясь на достигнутые успехи в этой области, он главное внимание сосредоточивает на задаче развития промышленности и прежде всего тяжелой индустрии, как базы построения социализма и основы обороноспособности страны.

«...Без спасения тяжелой промышленности, без ее восстановления, — говорил Ленин, — мы не сможем построить никакой промышленности, а без нее мы вообще погибнем как самостоятельная страна. Это мы хорошо знаем.

Спасением для России является не только хороший урожай в крестьянском хозяйстве — этого еще мало — и не только хорошее состояние легкой промышленности, поставляющей крестьянству предметы потребления, — этого тоже еще мало, — нам необходима также тяжелая индустрия»1.

Труднейшей проблемой социалистической индустриализации Ленин считал изыскание средств для ее финансирования. В капиталистических странах, разъяснял он, тяжелая промышленность строилась обычно за счет займов. Но Советской стране империалисты не хотели предоставить займы или кредиты. Не пошли иностранные капиталисты и на концессии. Бойкот Республики Советов всей буржуазией и всеми правительствами продолжал сказываться. Мы, говорил Ленин, «должны добиться успеха в одиночку». «И вот в этом особая трудность». Советский народ должен был рассчитывать только на свои собственные силы и средства. Источниками этих средств для индустриализации, по мнению Ленина, должны были стать доходы от внешней и внутренней торговли, прибыль от предприятий легкой промышленности, налоги и прежде всего обложение нэпманов, удешевление государственного аппарата, строжайший режим экономии.

С большим удовлетворением Владимир Ильич, которого всегда глубоко радовал даже небольшой успех в том или другом деле, отмечал тот факт, что Советскому государству в результате проведения новой экономической политики удалось уже накопить первые 20 миллионов золотых рублей, которые должны целиком пойти на восстановление и развитие тяжелой индустрии. Ленин выражал твердую уверенность, что советский народ преодолеет все трудности и превратит отсталую в прошлом Россию в могучую индустриальную державу.

Огромное значение для успешного решения задач социалистического строительства Ленин придавал монополии внешней торговли. Он рассматривал ее как одну из главных командных высот социалистического государства в экономической области и указывал, что только на основе монополии внешней торговли, планового регулирования государством ввоза и вывоза товаров можно оградить слабую в то время советскую экономику от вторжения иностранного капитала, обеспечить восстановление и дальнейшее развитие отечественной промышленности, получить прибыль и приток золотого фонда, необходимые для индустриализации страны. Владимир Ильич особенно подчеркивал важность монополии внешней торговли в связи с переходом к новой экономической политике, ожесточенными нападками иностранных империалистов и капиталистических элементов внутри страны на советскую монополию внешней торговли.

Вопрос этот приобрел тем большую остроту, что с предложениями о смягчении или даже отмене монополии внешней торговли выступи ли некоторые руководящие партийные и советские работники. Против сохранения монополии были Сокольников, Бухарин, Пятаков. За ослабление монополии высказывались члены Политбюро Зиновьев, Каменев, Сталин, многие члены ЦК.

На заседании пленума ЦК 6 октября 1922 года, на котором Ленин не присутствовал, было принято ошибочное постановление, предусматривавшее временное разрешение по сути дела свободного «ввоза и вывоза по отдельным категориям товаров или в применении к отдельным границам». Владимир Ильич в письме Сталину, как секретарю ЦК, выразил несогласие с постановлением пленума, указав, что «на деле это есть срыв монополии внешней торговли». Он отметил, что «вопрос был внесен в пленум наспех», «серьезной дискуссии не было», и предложил отсрочить решение вопроса на два месяца, до следующего пленума ЦК, чтобы собрать необходимые документальные данные об опыте советской торговой политики и глубоко изучить этот вопрос2.

Был произведен опрос всех находящихся в Москве членов Центрального Комитета. Члены ЦК поддержали предложение Ленина. Четырнадцатью голосами против одного (Зиновьева) ЦК принял постановление «отложить решение вопроса до следующего пленума».

Пленум Центрального Комитета, на котором вновь обсуждался вопрос о монополии внешней торговли, состоялся 18 декабря. К пленуму Ленин провел большую работу: организовал сбор материалов и создал комиссию для их изучения, поручил обследовать деятельность торговых представительств РСФСР за границей, беседовал с членами ЦК, ответственными партийными, советскими и хозяйственными работниками, написал целый ряд писем и записок, убеждая колеблющихся товарищей в необходимости сохранения монополии внешней торговли, договаривался со сторонниками его точки зрения об их выступлении на пленуме. 13 декабря Владимир Ильич написал для пленума письмо, в котором подробно рассмотрел и опроверг доводы Бухарина против монополии внешней торговли; он подчеркнул, в частности, что никакая таможенная политика при отмене монополии внешней торговли не может помешать богатым империалистическим государствам сломить таможенные барьеры экономически слабой страны. «На практике, — писал он, — Бухарин становится на защиту спекулянта, мелкого буржуа и верхушек крестьянства против промышленного пролетариата, который абсолютно не в состоянии воссоздать своей промышленности, сделать Россию промышленной страной без охраны ее никоим образом не таможенной политикой, а только исключительно монополией внешней торговли»3.

Письма Ленина, беседы с ним и глубокое изучение материалов по этому вопросу убедили членов ЦК в необходимости сохранения монополии внешней торговли.

Декабрьский пленум Центрального Комитета единогласно принял решение, которым отменил постановление предыдущего пленума ЦК и подтвердил «безусловную необходимость сохранения и организационного укрепления монополии внешней торговли». Позднее XII съезд партии также подтвердил незыблемость монополии внешней торговли.

Позиция В. И. Ленина по вопросу о монополии внешней торговли ярко характеризует его принципиальность, показывает, как настойчиво и последовательно отстаивал он решения, в правильности и политической важности которых был глубоко убежден, какое огромное значение он придавал коллективности руководства, обсуждению вопросов политики партии на пленумах Центрального Комитета и съездах партии.

Примечание:

1 В. И. Ленин Соч., т. 45, стр. 287-288.

2 В. И. Ленин Соч., т. 45, стр. 220-223.

3 В. И. Ленин Соч., т. 45, стр. 336.

 

Образование Союза Советских Социалистических Республик

В деятельности Ленина вопросы национальной политики партии занимали особое место. В связи с переходом к мирному социалистическому строительству возникли новые проблемы. В определении национальной политики партии в новых условиях огромную роль сыграло решение X съезда РКП (б) по национальному вопросу, разработанное комиссией под руководством В. И. Ленина и принятое по докладу И. В. Сталина. В решении съезда была поставлена задача — полностью устранить фактическое неравенство ранее угнетенных народов, приобщить их к делу построения социализма, помочь трудовым массам нерусских народов развить и укрепить у себя советскую государственность, обеспечить подъем экономики и расцвет культуры.

В середине апреля 1921 года Ленин написал свое известное письмо «Товарищам-коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана, Горской республики». Значение этого письма далеко выходило за рамки республик Кавказа. По существу, это были директивы коммунистам всех национальных республик и областей. В своем письме Ленин обращал внимание коммунистов Кавказа на то, что их важнейшей задачей является удержание и укрепление Советской власти для перехода к социализму. Непременное условие успешного решения этой задачи он видел в том, чтобы коммунисты Кавказа попели своеобразие положения их республик, в отличие от условий РСФСР, не копировали тактику партийных организаций центральной России, а обдуманно видоизменяли ее применительно к конкретным условиям.

Республики Кавказа, писал Ленин, представляют собой области еще более крестьянские, чем Россия. Поэтому в них необходим еще более осторожный подход к социализму, а именно — нужно проявлять больше мягкости, уступчивости по отношению к мелкой буржуазии, интеллигенции и, особенно к крестьянству.

В. И. Ленин руководил практическим осуществлением национальной политики Коммунистической партии, направлял деятельность партийных и государственных органов в союзных и автономных республиках, проявлял заботу о всех народах Страны Советов. Вопросы государственного, экономического и культурного строительства на Украине и в Белоруссии, в Грузии, Азербайджане и Армении, в Туркестане, Дагестане, Башкирии, Татарии, Карелии, Якутии и других национальных республиках и областях всегда находились в поле его зрения. Большое внимание он уделил созданию федерации закавказских советских республик, необходимой в тех условиях для сплочения закавказских народов, для обеспечения, по выражению Ленина, «национального мира» в Закавказье. По его предложению и на основе его указаний было разработано циркулярное письмо ЦК РКП (б) к Компартии Туркестана о задачах национальной политики в условиях нэпа.

Указывая на необходимость завоевания полного доверия со стороны ранее угнетенных народов, Ленин подчеркивал огромное международное значение правильного решения национального вопроса в Советской стране. «Это, — писал он, — мировой вопрос, без преувеличения мировой... Это скажется на Индии, на Востоке, тут шутить нельзя, тут надо быть 1000 раз осторожным».1

Задачи социалистического строительства, вставшие после войны, требовали дальнейшего укрепления и развития союза советских народов.

Еще в конце 1919 года, когда были разгромлены основные силы интервентов и белогвардейцев, Ленин в «Письме к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным» в связи с тем, что трудящимся Украины предстояло на своем съезде Советов решить вопрос о государственных отношениях Советской Украины и Советской России, развил важные мысли о взаимоотношениях советских республик.

Интересы социализма, разъяснял он, требуют самого полного доверия, самого тесного союза между трудящимися разных стран, разных наций. Капитал есть сила международная. Чтобы ее победить, нужен международный союз рабочих, международное братство их. Коммунисты — противники национальной вражды, национальной розни, национальной обособленности. Они — интернационалисты и стремятся к тесному объединению рабочих и крестьян всех наций.

В. И. Ленин учил, что, неуклонно стремясь к единству наций, коммунисты должны быть очень осторожны, терпеливы, уступчивы к пережиткам национального недоверия. «Мы, — подчеркивал Ленин, — хотим добровольного союза наций, — такого союза, который не допускал бы никакого насилия одной нации над другой, — такого союза, который был бы основан на полнейшем доверии, на ясном сознании братского единства, на вполне добровольном согласии. Такой союз нельзя осуществить сразу; до него надо доработаться с величайшей терпеливостью и осторожностью, чтобы не испортить дело, чтобы не вызвать недоверия, чтобы дать изжить недоверие, оставленное веками гнета помещиков и капиталистов, частной собственности и вражды из-за ее разделов и переделов».2

В. И. Ленин указывал, что «великорусским и украинским рабочим обязательно нужен тесный военный и хозяйственный союз», что без такого союза империалистические державы «задавят и задушат нас поодиночке». «Кто нарушает единство и теснейший союз великорусских и украинских рабочих и крестьян, тот помогает Колчакам, Деникиным, капиталистам-хищникам всех стран».3 Ленин выражал твердую уверенность, что под руководством Коммунистической партии трудящиеся массы Украины и России покажут всему миру пример действительно прочного союза рабочих и крестьян разных наций в борьбе за Советскую власть, за уничтожение гнета помещиков и капиталистов, за социализм.

Ленинский наказ выполнен. Провозгласив независимую и суверенную Украинскую Советскую Социалистическую Республику, украинский народ установил тесный политический и хозяйственный союз с РСФСР и другими советскими республиками.

В 1920 — 1921 годах федеративные связи советских республик расширились и окрепли. Между РСФСР, Украиной, Белоруссией, советскими республиками Закавказья были заключены двусторонние договоры, в которые к пунктам об объединении военных сил были добавлены пункты о хозяйственном сотрудничестве республик. Однако в новой обстановке, в условиях развернутого социалистического строительства, прежние формы связи между республиками были уже недостаточны.

Еще до Октябрьской революции Ленин высказал мысль о возможности — после перехода власти к рабочему классу в многонациональной стране — создания союзного федеративного государства. После победы Октябрьской революции он всесторонне развил эту идею. Ленин глубоко обосновал необходимость объединения независимых советских республик в единый государственный союз. В обобщенном виде он сформулировал основные положения по данной проблеме летом 1920 года в «Первоначальном наброске тезисов по национальному и колониальному вопросам». Во-первых, писал Ленин, «без теснейшего союза советских республик» невозможно отстоять их существование в условиях капиталистического окружения. Во-вторых, без «тесного экономического союза советских республик... неосуществимо восстановление разрушенных империализмом производительных сил и обеспечение благосостояния трудящихся». В-третьих, такой союз дает возможность создать единое, развивающееся по общему плану, социалистическое хозяйство. В. И. Ленин считал, что формой государственного объединения советских республик должна быть федерация. «Федерация, — писал он, — уже на практике обнаружила свою целесообразность как в отношениях РСФСР к другим советским республикам... так и внутри РСФСР... Признавая федерацию переходной формой к полному единству, необходимо стремиться к более и более тесному федеративному союзу».4 Непременным условием такой федерации является доверие и добровольное согласие входящих в нее республик.

Из ленинских предначертаний исходила резолюция X съезда РКП (б) «Об очередных задачах партии в национальном вопросе», в которой говорилось: «Федерация Советских республик, основанная на общности военного и хозяйственного дела, является той общей формой государственного союза, которая дает возможность: а) обеспечить целость и хозяйственное развитие как отдельных республик, так и федерации в целом; б) охватить все разнообразие быта, культуры и экономического состояния наций и народностей, стоящих на разных ступенях развития, и сообразно с этим применять тот или иной вид федерации; в) наладить мирное сожительство и братское сотрудничество наций и народностей, связавших так или иначе свою судьбу с судьбою федерации». Опыт Страны Советов «целиком подтвердил всю целесообразность и гибкость федерации, как общей формы государственного союза Советских республик».5

Образование многонационального социалистического государства диктовалось объективным ходом исторического развития. Задачи строительства социализма и укрепления обороноспособности, общие интересы трудящихся различных национальностей, их стремление к объединению усилий и братскому сотрудничеству, — «все эти обстоятельства повелительно требовали объединения Советских республик в одно союзное государство, способное обеспечить и внешнюю безопасность, и внутреннее хозяйственное преуспеяние, и свободу национального развития народов»6. Широкие народные массы высказывались за дальнейшее укрепление союза Советских республик. Главным выразителем тенденции к объединению, ведущей силой данного процесса выступал рабочий класс. Это подлинно всенародное объединительное движение направляла Коммунистическая партия.

Выражая чаяния народных масс, центральные партийные органы Украины, Белоруссии, Закавказской федерации весной и летом 1922 года поставили вопрос о необходимости урегулирования взаимоотношений между этими республиками и РСФСР с тем, чтобы развить и укрепить их федеративные связи.

К пленуму ЦК РКП (б) по этому вопросу И. В. Сталин подготовил проект резолюции «О взаимоотношении РСФСР с независимыми республиками», который был одобрен комиссией Оргбюро ЦК. Проект предусматривал «автономизацию» независимых национальных республик — включение их в состав Российской Федерации на правах автономных республик. В соответствии с этим предлагалось распространить компетенцию ВЦИК, СНК и СТО РСФСР «на соответствующие центральные советские учреждения перечисленных в пункте первом республик». 25 сентября материалы комиссии были направлены Ленину в Горки. Ленин внимательно ознакомился с ними, имел беседы с членами комиссии, другими деятелями партии и государства, работниками из республик.

Владимир Ильич решительно выступил против «автономизации» независимых советских республик, считая, что она не отвечала задачам дальнейшего укрепления дружбы народов, могла дать повод националистам для демагогических измышлений о «неравноправии».

20 сентября 1922 года Ленин направил письмо членам Политбюро, в котором подверг критике резолюцию комиссии об «автономизации» и изложил свой проект объединения советских республик. «По-моему, — писал он, — вопрос архиважный. Сталин немного имеет устремление торопиться». Ленин предлагал сформулировать первый пункт резолюции в том смысле, что независимые советские национальные республики не вступают в Российскую Федерацию, а объединяются вместе с РСФСР в новое государственное образование. «...Мы, — указывал Ленин, — признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, «Союз Советских Республик Европы и Азии»». «Важно, чтобы мы не давали пищи «независимцам», не уничтожали их независимости, а создавали еще новый этаж, федерацию равноправных республик»7.

Исходя из принципа объединения советских республик как равноправных и суверенных республик, Ленин предложил также по-новому сформулировать и другие пункты резолюции, предусмотрев создание общесоюзного Центрального Исполнительного Комитета, образование ряда общесоюзных наркоматов и т. п.

Таким образом, Ленин указал принципиально иной путь объединения советских республик. На основе разработанных им ранее принципов советского федерализма и обобщая опыт национального строительства в нашей стране, Ленин определил конкретную форму союзного государства, выдвинув гениальную идею создания Союза Советских Социалистических Республик на базе добровольного объединения равноправных независимых советских республик. Тем самым Ленин обогатил теорию марксизма и практику строительства социализма. Он открыл новый в истории тип многонационального государства и вместе с тем новый тип федеративного пролетарского государства — единого многонационального социалистического государства как добровольного союза равноправных и суверенных наций, построенного на принципах пролетарского интернационализма.

В соответствии с ленинским планом объединения советских республик И. В. Сталин переработал резолюцию комиссии Оргбюро ЦК. Новый проект был разослан членам и кандидатам в члены ЦК РКП(б).

Октябрьский (1922 г.) пленум ЦК РКП (б) поддержал позицию Ленина, принял резолюцию, составленную на основе его предложений, и поручил комиссии под председательством Сталина выработать проект Закона об образовании СССР для внесения его на съезд Советов.

Ленинская идея образования Союза Советских Социалистических Республик была горячо поддержана рабочим классом, трудовым крестьянством, передовой интеллигенцией. Вопрос об объединении Советских республик широко обсуждался на губернских, уездных и волостных съездах Советов, на многолюдных митингах и собраниях. Массы трудящихся всех национальностей выразили непреклонную волю и решимость сплотить свои силы и ресурсы для достижения общей цели — построения социализма и коммунизма. Решения об объединении были приняты съездами всех Советских республик.

30 декабря 1922 г. состоялся I Всесоюзный съезд Советов. Владимир Ильич был болен и не присутствовал на нем. Но вся работа съезда, который избрал Ленина своим почетным председателем, явилась воплощением ленинских идей. Съезд принял Декларацию и Союзный договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. Добровольное объединение Советских республик в СССР явилось ярким выражением их социалистического суверенитета и стало его надежной гарантией. Так под руководством Ленина было создано многонациональное социалистическое государство — Союз Советских Социалистических Республик.

«Образование СССР по своей политической значимости и социально-экономическим последствиям занимает выдающееся место в истории Советского государства. Это историческое событие — убедительная победа идей пролетарского интернационализма, плодотворный результат осуществления ленинской национальной политики Коммунистической партии. Образование Советского Союза явилось одним из решающих факторов, обеспечивших благоприятные условия для переустройства общества на социалистических началах, подъема экономики и культуры всех Советских республик, укрепления оборонного могущества и международных позиций многонационального государства трудящихся»8.

Примечание:

1 В. И. Ленин Соч., т. 53, стр. 190.

2 В. И. Ленин Соч., т. 40, стр. 43.

3 Там же, стр. 46.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 104.

5 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 2, 1970, стр. 250 — 251.

6 О подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик. Постановление ЦК КПСС от 21 февраля 1972 г. М., 1972, стр. 9.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 211, 212.

8 О подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик. Постановление ЦК КПСС от 21 февраля 1972 г., стр. 4.

 

Пятилетие Октября. Четвертый конгресс Коминтерна

В конце октября 1922 года состоялась IV сессия ВЦИК IХ созыва. 31 октября на сессии выступил Ленин. Первые свои слова он посвятил замечательной победе Красной Армии, которая освободила Владивосток от японских интервентов и тем самым полностью очистила Советскую страну от иностранных оккупантов. «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский... И здесь и там — РСФСР», — говорил Владимир Ильич.

В. И. Ленин кратко охарактеризовал значение утвержденных сессией законоположений, подчеркнув, что они отражают и закрепляют великие завоевания Советской власти.

Отметив, что в России уровень культуры и развития производительных сил ниже, чем в передовых капиталистических странах, Ленин выразил твердую уверенность, что Советская страна нагонит «другие государства с такой быстротой, о которой они и не мечтали». «В фантастическую быстроту каких бы то ни было перемен у нас никто не поверит, — говорил он, — но зато в быстроту действительную, в быстроту, по сравнению с любым периодом исторического развития, взятым, как он был, — в такую быстроту, если движение руководится действительно революционной партией, в такую быстроту мы верим и такой быстроты мы во что бы то ни стало добьемся»1.

Жизнь полностью подтвердила мудрое ленинское предвидение.

Приближалась пятая годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Рабочие и крестьяне присылали Ленину телеграммы и письма с поздравлениями и горячими пожеланиями доброго здоровья и дальнейшей плодотворной работы на благо трудящихся. Рабочие московского завода «Богатырь» (ныне «Красный богатырь») писали Владимиру Ильичу: «Мы знаем, что твоя мысль и ум думают и болеют нашими нуждами и болезнями. И за всю твою многолетнюю работу мы вспоминаем тебя первым в дни наших пролетарских праздников.

Мы шлем тебе наш пролетарский привет и заявляем, что ниши мозолистые руки не выпустят знамя Советской власти».

Безграничная любовь народа к Ленину находила свое выражение и в тех подарках, которые посылали советские люди своему дорогому вождю и учителю. В начале ноября 1922 года представители рабочих Стодольской суконной фабрики в Клинцах привезли Владимиру Ильичу приветственный адрес и подарок — отрез сукна своего производства. Ленин ответил рабочим следующим письмом:

«Дорогие товарищи!

Сердечно благодарю вас за приветствие и подарок. По секрету скажу, что подарков посылать мне не следует. Прошу очень об этой секретной просьбе пошире рассказать всем рабочим.

Самые лучшие благодарности и приветы и пожелания.

Ваш В. Ульянов (Ленин)»

В те же ноябрьские дни 1922 года текстильщики Петрограда послали Ленину в подарок плед. В их письме говорилось:

«Дорогой и глубокоуважаемый Владимир Ильич!

Петроградский текстильный трест, в свою годовщину, вместе со своим горячим приветом, шлет Вам плед, сработанный на одной из его фабрик.

Петротекстиль хочет, чтобы Вы, нага дорогой, ощутили от нашего скромного подарка, вместе с физическим теплом, и то рабочее сердечное тепло, которым Вас хочется окутать, а также и обратили внимание на то, что в условиях крайней изношенности, разрухи, недохваток и кризисов мы работаем нисколько не хуже довоенного, а следовательно, можем достигать, чего хотим.

Носи, наш дорогой, на доброе здоровье».

Накануне пятой годовщины Октябрьской революции, 5 ноября 1922 года, начал свою работу IV конгресс Коммунистического Интернационала. Открытие конгресса состоялось в Петрограде, а затем он проходил в Москве. Владимир Ильич провел большую работу по подготовке конгресса. Возглавляя бюро делегации РКП (б), он руководил всей ее деятельностью, принял активное участие в выработке важнейших решений конгресса. Он тщательно готовился к своему выступлению на конгрессе, составил два плана доклада — на русском и немецком языках. 13 ноября Ленин выступил на конгрессе с докладом «Пять лет российской революции и перспективы мировой революции».

С волнением ждали делегаты конгресса появления и выступления Ленина. Большой зал Кремлевского дворца был переполнен. В работе конгресса участвовало 408 делегатов, представлявших 58 коммунистических партии, а также некоторые другие партии и международные организации. Ленин был встречен бурной овацией. Все присутствовавшие на заседании встали и на разных языках, стройно и мощно запели «Интернационал». И вот Владимир Ильич на трибуне. С напряженным вниманием слушают делегаты речь Ильича.

«Мысль Ленина, — вспоминал участник конгресса, известный датский писатель Мартин Андерсен-Нексе, — текла, ясная и прозрачная, и тогда, когда он касался величайших проблем человечества и показывал наглядно для каждого, что будущее неизбежно и прочно развивается из настоящего. Казалось, он жил всеми человеческими жизнями...

 — Вот это настоящий человек, — шепнул мне рабочий-норвежец. — И как он похож на любого из нас, только в тысячу раз зорче!»2

В своем докладе Ленин подвел итоги пятилетнего развития социалистической революции в России, осветил сущность новой экономической политики и ее достижения, охарактеризовал задачи, которые предстояло решить коммунистам Советской страны. Благодаря новой экономической политике Коммунистической партии и героическому, самоотверженному труду народных масс, Советская республика, говорил Ленин, добилась общего хозяйственного подъема. Постепенно укреплялись советский рубль, финансовая система, что имело огромное значение для всего народного хозяйства. Наладилась торговля. Быстро восстанавливалось крестьянское хозяйство: крестьяне за один год не только справились с голодом, но и сдали продналог в таком объеме, что государство получило сотни миллионов пудов хлеба; «крестьянство, — подчеркнул Ленин, — довольно своим настоящим положением». Был сделан значительный шаг вперед в деле восстановления легкой индустрии и наметился известный поворот в состоянии тяжелой промышленности. Улучшилось положение рабочих. Отметил Ленин и достижения в культурном строительстве.

Успехи Советской власти, сказал Ленин, свидетельствуют о правильности политики большевистской партии и доказывают, что Советское государство в состоянии развивать торговлю, сохранять за собой прочные позиции в сельском хозяйстве и промышленности и неуклонно идти вперед.

Говоря о перспективах революционного освободительного движения и задачах коммунистических партий, Ленин обратил внимание делегатов на необходимость творческого, а не догматического, восприятия опыта большевистской партии, уроков русской революции. Коммунисты всех стран должны учиться, чтобы «действительно постигнуть организацию, построение, метод и содержание революционной работы. Если это совершится, тогда, я убежден, перспективы мировой революции будут не только хорошими, но и превосходными».3 Этими словами Владимир Ильич закончил свою речь.

Доклад Ленина произвел на делегатов и гостей конгресса огромное впечатление. Когда Владимир Ильич кончил доклад, они в единодушном порыве поднялись со своих мест и долго приветствовали вождя и учителя трудящихся всего мира. Со всех сторон на разных языках неслись возгласы: «Да здравствует наш товарищ Ленин!»

В повестке дня конгресса стоял вопрос о программе Коминтерна. При обсуждении проектов программы оживленные прения вызвал вопрос о переходных и частичных требованиях, как пути, подводящего массы к социалистической революции. Ленин считал, что конгресс должен одинаково решительно осудить «как попытки представить оппортунизмом включение частичных требований в программу, так и какие-нибудь попытки затушевать и подменить частичными требованиями основную революционную задачу... В общей программе должны быть ясно указаны основные исторические типы переходных требований национальных партий в зависимости от коренной разницы экономических структур, как например, Англия и Индия, и тому подобное»4. Эти ленинские идеи легли в основу резолюции конгресса по вопросу о программе Коммунистического Интернационала.

Во время конгресса Ленин встречался с рядом делегаций коммунистических партий. Беседа с немецкой делегацией была посвящена вопросу о создании и характере рабочего правительства в Германии. «От этой беседы, — вспоминает В. Ульбрихт, — у меня осталось в памяти, как Ленин сразу же схватывал суть дела. Его нельзя было отвлечь второстепенными вопросами. Ничего существенного он не оставлял незамеченным. Ленин разговаривал с нами с присущим ему темпераментом, но в то же время терпеливо и убедительно.

Его сердечность и непринужденность при общении со всеми товарищами особенно поразила нас. Эта беседа с Лениным влила в нас новые силы и уверенность, показала, как после тщательной оценки обстановки нужно делать выводы для практической деятельности».5

Беседуя с делегатами Итальянской компартии, Ленин подробно расспрашивал их о партийной работе, узнавал, из каких городов и областей они приехали, интересовался жизнью рабочих. Говоря о путях борьбы против фашизма, захватившего власть в Италии, он обратил внимание на необходимость умелого проведения тактики единого фронта и подчеркнул, что итальянским коммунистам для завоевания масс нужно работать и внутри профсоюзов, организованных и руководимых фашистами.

Несколько позднее, в связи со II конгрессом Профинтерна, Ленин имел беседу с руководителями Всеобщей конфедерации труда Франции Г. Монмуссо и И. Семаром. Речь шла о том, чтобы добиться вступления широких рабочих масс в революционные профсоюзы, укрепить связи коммунистической партии с профсоюзами и превратить Компартию Франции в массовую партию.

Беседы Владимира Ильича с представителями братских партий, как и его доклад на IV конгрессе Коминтерна, были проникнуты твердой верой, что международное коммунистическое движение будет расти и крепнуть, что ему принадлежит будущее.

20 ноября 1922 года Ленин произнес речь на пленуме Московского Совета, заседавшего совместно с пленумами всех районных Советов столицы. Это была последняя речь Владимира Ильича перед народом.

Бросая взгляд на путь, пройденный Советской страной, Ленин отметил успехи внешней политики Советского государства — налаживание экономических и дипломатических отношений с другими странами. Что же касается внутреннего положения, то здесь главной задачей Ленин считал правильное и умелое проведение новой экономической политики. Необходимо, говорил он, перестроиться, переорганизоваться, чтобы после отступления начать упорнейшее наступление.

Речь Ленина была проникнута глубокой, несокрушимой верой в силы Коммунистической партии, в силы народных масс. Он вновь со всей убежденностью подчеркнул, что партия может успешно решить и решит стоящие перед ней труднейшие и ответственнейшие задачи построения социализма, что коммунисты должны оправдать и оправдают доверие народа. «Нам надо взять правильное направление, нам надо, чтобы все было проверено, чтобы все массы и все население проверяли наш путь и сказали бы: «Да, это лучше, чем старый строй». Вот задача, которую мы себе поставили. Наша партия, маленькая группа людей по сравнению со всем населением страны, за это взялась. Это зернышко поставило себе задачей переделать все, и оно переделает. Что это не утопия, а что это дело, которым живут люди, мы это доказали».6

Социализм мы протащили в повседневную жизнь, говорил Ленин, вопросы социалистического строительства стали насущными, будничными практическими вопросами, и в этом — наше громадное завоевание. Задача наших дней, нашей эпохи состоит в том, чтобы на практике, деловым образом строить социалистическое общество.

«...Как эта задача ни трудна, — сказал Владимир Ильич, заканчивая свою речь, — как она ни нова по сравнению с прежней нашей задачей и как много трудностей она нам ни причиняет, —  все мы вместе, не завтра, а в несколько лет, все мы вместе решим эту задачу во что бы то ни стало, так что из России нэповской будет Россия социалистическая».7

Эти замечательные пророческие слова великого Ленина были встречены бурными продолжительными аплодисментами депутатов, выразивших глубокие чувства любви и доверия всех советских людей к Ленину, к Коммунистической партии и ее политике.

Примечание:

1 В. И. Ленин Соч., т. 45, стр. 247.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 486.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 294.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 54, стр. 348.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 455.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 308.

7 Там же, стр. 309.