Содержание материала

 

Глава третья

В СИБИРСКОЙ ССЫЛКЕ

Без революционной теории не может быть и революционного движения.

В.И. Ленин

Более 14 месяцев Ленин пробыл в тюремном заключении. 13 февраля 1897 года ему был объявлен приговор о высылке в Восточную Сибирь под гласный надзор полиции сроком на три года. На другой день он был выпущен из тюрьмы.

Владимиру Ильичу, как и всем освобожденным его товарищам, было разрешено пробыть до отправки в ссылку три дня в Петербурге, в семье. Ленин использовал это время для революционной работы, для проведения собраний социал-демократов. На этих собраниях во время обсуждения организационных и тактических вопросов «обнаружилось резкое разногласие и разгорелась горячая полемика» между «старыми» членами «Союза» (Ленин, Кржижановский, Старков, Ванеев и другие) и некоторыми «молодыми» его членами.

Разногласия возникли по основному вопросу — о задачах социал-демократии в России. «Старики» отстаивали революционный характер социал-демократии, как политической руководящей организации рабочего класса, «молодые» же выражали тред-юнионистские взгляды, отрицали политические задачи социал-демократии. Борьбу за политическую свободу и социализм «молодые» по сути дела стремились подменить экономической борьбой, а политическую деятельность предоставить либеральной буржуазии. Таким образом, они крайне суживали задачи пролетариата России, толкали его на путь тред-юнионизма. Взгляды «молодых» явились зародышем оппортунистического направления в русском рабочем движении, которое несколько позднее, под именем «экономизма», получило довольно широкое распространение и мешало воспитанию рабочих в революционном духе.

В противовес тред-юнионистским тенденциям революционные социал-демократы во главе с Лениным настаивали на том, что необходимо прежде всего упрочить «Союз борьбы», умножить его связи с передовыми рабочими, наладить руководство деятельностью рабочих кружков, рабочих касс, кружков для пропаганды среди учащейся молодежи и т. и. Разногласия между «стариками» и «молодыми» показали, что в русской социал-демократии возникли два направления — революционное и оппортунистическое, между которыми впоследствии на протяжении многих лет шла острая принципиальная борьба.

 

Отъезд в ссылку. В селе Шушенском

17 февраля 1897 года Ленин из Петербурга выехал в сибирскую ссылку. Марии Александровне удалось выхлопотать для сына разрешение ехать в Сибирь на свой счет, а не по этапу. Это было большим облегчением, избавлявшим Владимира Ильича от кочевок по пересыльным тюрьмам. По дороге в ссылку он заехал на несколько дней к матери в Москву. Даже эти дни он использовал для работы в читальном зале Румянцевского музея, где собирал материалы о развитии капитализма в России.

22 февраля В. И. Ленин выехал из Москвы. Путь в Сибирь был тогда долог. 2 марта Владимир Ильич послал со станции Обь письмо матери, в котором писал: «Окрестности Западно-Сибирской дороги, которую я только что проехал всю (1300 верст от Челябинска до Кривощекова, трое суток), поразительно однообразны: голая и глухая степь. Ни жилья, ни городов, очень редки деревни, изредка лес, а то все степь. Снег и небо — и так в течение всех трех дней»1.

Лишь 4 марта Ленин прибыл в Красноярск. Там, в ожидании назначения места ссылки, а затем открытия навигации, чтобы на пароходе добраться до пункта поселения, он жил в доме К. Г. Поповой, известном в городе как пристанище политических ссыльных. Его хозяйка была человеком большой души, настоящим другом ссыльных, к которым она относилась очень заботливо. В ее доме всегда было людно; здесь Ленин встречался и беседовал с местными и ссыльными социал-демократами. с польскими революционерами, с народовольцами, познакомился с ссыльными В. А. Букшнисом, П. А. Красиковым и другими.

По рекомендации местного врача В. М. Крутовского Ленин познакомился также с красноярским купцом Г. В. Юдиным, владельцем большой, редкой по тем временам библиотеки, насчитывавшей свыше ста тысяч книг. Каждый день с утра Владимир Ильич ходил в юдинскую библиотеку, расположенную в двух верстах от города, и работал в ней до вечера. Посещал Ленин и городскую библиотеку. Так и в ссылке он продолжал работать, пользуясь каждой предоставившейся возможностью.

24 апреля Ленин получил уведомление об отправке его в село Шушенское Минусинского округа Енисейской губернии. В этом селе в 30 — 50-х годах XIX века жили ссыльные декабристы, а в 60-х отбывал ссылку видный деятель русского освободительного движения М. В. Буташевич-Петрашевский.

30 апреля Ленин вместе с Г. М. Кржижановским и В. В. Старковым, которые, как и он, были осуждены на три года сибирской ссылки и направлялись в село Тесинское, на пароходе отбыл из Красноярска. В течение недели они добирались до Минусинска, откуда потом на лошадях Ленин был отправлен в назначенное ему село. Минусинский окружной исправник незамедлительно рапортовал енисейскому губернатору о том, что надзор за Ульяновым «учрежден и он сегодня отправлен для водворения в с. Шушенское».

Вечером 8 мая Владимир Ильич прибыл на место назначения. Его поселили в избе крестьянина Зырянова. В небольшой комнате, занимаемой Лениным, поставили деревянную кровать, стол и четыре стула. Владимиру Ильичу, как ссыльному, было установлено пособие в размере 8 рублей в месяц, на которые он главным образом и жил в ссылке. Скромный и невзыскательный в жизни, он умел довольствоваться малым, в какие бы условия ни ставили его обстоятельства.

В то время Шушенское было глухим местом.2 От железной дороги оно находилось на расстоянии более 600 верст. Почта из Центральной России приходила на 13 — 14 день. Галет в село никто не выписывал, и Владимир Ильич более месяца не видел их; лишь в середине июня он стал получать «Русские Ведомости». «Читаю их с жадностью, понятной лишь как реакция против долгого неимения галет», — писал он родным. В одном из писем Ленин так описывал Шушенское: «Село большое, в несколько улиц, довольно грязных, пыльных — все как быть следует. Стоит в степи — садов и вообще растительности нет».

Нелегко было Ленину переносить ссылку, особенно тяжело — ощущать свою оторванность от непосредственной работы в пролетарских массах. Первое время Ленин даже не брал в руки карт Европейской России и Европы. «Такая, бывало, горечь возьмет, когда развернешь эти карты и начнешь рассматривать на них разные черные точки. Ну, а теперь ничего, обтерпелся и разглядываю карты более спокойно»3 — писал он сестре.

Но, как ни тяжела была ссылка, как ни горько приходилось порой, Ленин был полон неиссякаемого оптимизма. Его характеру вообще не было свойственно уныние, а тем более — отчаяние. Ссылка не повлияла и на его исключительную работоспособность. Он завел обширную переписку с ссыльными социал-демократами, разбросанными по разным углам Севера и Сибири. Переписывался с находившимися в Верхоленске Н. Е. Федосеевым, в Туруханске — Ю. О. Мартовым, в Вятской губернии — А. Н. Потресовым, в Архангельской губернии — А. Л. Малченко, М. Г. Григорьевым, в Астрахани — Л. М. Книпович и со многими ссыльными Минусинского округа. Глубоко изучая в это время историю философии, Владимир Ильич вел большую переписку по философским вопросам с Ф. В. Ленгником, также находившимся в ссылке. К сожалению, эта переписка не найдена. По свидетельству Ленгника, в ней Ленин резко выступал против идеализма, противопоставляя ему материалистическую философию Маркса и Энгельса. О своих философских знаниях Владимир Ильич говорил тогда с присущей ему скромностью: «...очень хорошо сознаю свою философскую необразованность и не намерен писать на эти темы, пока не подучусь. Теперь именно этим и занимаюсь, начавшие Гольбаха и Гельвеция и собираясь перейти к Канту. Главнейшие сочинения главнейших классиков философии я достал»4. Изучал он в то время и философские работы Гегеля. По его инициативе между ссыльными был организован обмен литературой.

В. И. Ленин установил связи с центрами рабочего движения в России — Петербургом и Москвой, с единомышленниками в Нижнем Новгороде, Воронеже и других городах, через А. И. Ульянову-Елизарову наладил сношения с группой «Освобождение труда».

Главной заботой Ленина, которая проходит красной нитью через всю его переписку и с заграницей и с социал-демократами в России, была забота о том, как объединить все разрозненные организации, как создать марксистскую партию, как сделать ее подлинным руководителем рабочих масс.

Регулярной и частой была переписка Ленина с родными, особенно с матерью. Его письма к ней были проникнуты нежной любовью и вниманием. Он всеми силами старался успокоить ее и подбодрить. «Дорогая мамочка», — так неизменно обращался к ней Владимир Ильич. Он тревожился о ее здоровье и просил не беспокоиться о нем, подробно писал ей о своей жизни, делился мыслями и планами. Мать Ленина была близким идейным другом своих детей, она понимала их революционные стремления, старалась облегчить их положение, когда они находились в тюрьмах и ссылках. Она не сетовала на то, что ей приходилось жить в постоянной тревоге за их судьбу. Эта необыкновенная женщина стойко переносила все испытания. Добиваясь свиданий с детьми, она терпеливо ожидала своей очереди в приемных полицейских начальников, подолгу ходила около тюрьмы в надежде увидеть в каком-нибудь из окон дорогое лицо. В одно из ее многочисленных посещений департамента полиции директор его цинично бросил ей в лицо:

 — Можете гордиться своими детками — одного повесили и о другом также плачет веревка.

Полная достоинства мать Ленина ответила:

 — Да, я горжусь своими детьми!

Вся семья Ульяновых помогала Владимиру Ильичу в работе. С помощью родных и находившихся на воле товарищей он получал необходимую литературу. Они посылали ему статистические сборники, каталоги, книги по политической экономии и философии. В ссылке Ленин продолжал изучать произведения Маркса и Энгельса. Так, в одном из писем старшей сестре он просит прислать изданные на французском языке книги: «Нищета философии» и «К критике гегелевской философии права» К. Маркса, отдельно изданные главы из «Анти-Дюринга» Ф. Энгельса. Владимир Ильич внимательно следил за всей выходившей в свет марксистской иностранной литературой, за русской и иностранной прессой. Он с интересом читает в немецкой газете отчет о Штутгартском съезде германской социал-демократии, просит родных прислать ему стенографические отчеты о прениях в парламентах, литературу по экономике сельского хозяйства в странах Западной Европы и по истории форм промышленности.

В. И. Ленин выписывал много журналов и газет, в том числе: «Русское Богатство», «Вестник Финансов», «Новое Слово», «Научное Обозрение», «Нива» и другие, а также немецкие журналы — «Архив Социального Законодательства и Статистики», «Социальная Практика», «Новое Время». Все это давало Ленину возможность быть в курсе событий, следить за рабочим движением, за экономическим развитием России и Западной Европы.

В ссылке Ленин продолжал исследование аграрных отношений в России, которым он занимался еще в Поволжье. Теперь он глубоко и всесторонне изучал сибирскую деревню. «Он жаднющими глазами вглядывался в жизнь, страстно любил он жизнь — с крестьянами толковал, дела их вел, наблюдал, деревню изучал», — отмечала Надежда Константиновна. В этом ему помогало и близкое общение с крестьянами села Шушенского, которые относились к Владимиру Ильичу с большим уважением, обращались к нему за помощью. Как политический ссыльный, Ленин не имел права заниматься юридической практикой, но неофициально он давал крестьянам советы, помогал им защищаться от произвола местных властей и богатеев.

Однажды к нему за советом обратился рабочий с золотых приисков, которого хозяин прогнал, не заплатив за работу. Ленин помог рабочему выиграть судебное дело против золотопромышленника. После этого популярность Владимира Ильича среди местных жителей еще более возросла. К нему стали обращаться за помощью не только жители Шушенского, но и крестьяне прилегающей округи. Часто достаточно было угрозы обижаемого, что он пожалуется Ульянову, как обидчик уступал.

Через двадцать пять лет Владимир Ильич вспоминал:

«...когда я был в Сибири в ссылке, мне приходилось быть адвокатом. Был адвокатом подпольным, потому что я был административно-ссыльным и это запрещалось, но так как других не было, то ко мне народ шел и рассказывал о некоторых делах».5

Б Шушенском, кроме Ленина, были еще двое ссыльных — И. Л. Проминский, рабочий-поляк, участник польского социал-демократического движения и путиловский рабочий-финн О. А. Энгберг, сосланный за участие в забастовке. Проминский жил вместе со своей многочисленной семьей: у него было тогда пятеро детей. Ленин близко подружился с товарищами по ссылке. При каждой возможности старался чем-нибудь порадовать ребятишек Проминского и домой писал, чтобы прислали все сохранившиеся детские книжки с картинками. Энгбергу Владимир Ильич помогал изучать основы марксизма. В память о совместном пребывании в ссылке Ленин подарил каждому из товарищей свою фотографию с надписью.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 23.

2 Ныне Шушенское — крупный районный центр Красноярского края, в 78 километрах от железной дороги, с которым имеется регулярное автобусное и воздушное сообщение. В 1938 году там открыт Дом-музей В. И. Ленина. По постановлению Советского правительства разработан генеральный план реконструкции Шушенского. По этому плану дома, в которых жил Владимир Ильич, и близлежащая к ним часть села превращены в заповедник. Эта часть Шушенского, ставшая мемориальной зоной, ныне восстановлена в том виде, в каком она была в конце прошлого века.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 107.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 31.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 102.

 

Приезд Н. К. Крупской в Шушенское

По делу «Союза борьбы» была приговорена к трем годам ссылки и  Крупская. Ее назначили в Уфимскую губернию. Но Надежда Константиновна стала хлопотать, чтобы ее, как невесту В. И. Ульянова, направили в село Шушенское. Владимир Ильич также обратился к директору департамента полиции с просьбой разрешить его невесте переезд в Шушенское. Разрешение было получено. С нетерпением ожидал Владимир Ильич приезда Надежды Константиновны. Еще в Петербурге, когда она была в тюрьме, он в одном из «химических» писем признался ей в любви. А потом, уже из Шушенского, написал, что просит приехать к нему и стать его женой. Глубоко и нежно любила Надежда Константиновна Владимира Ильича, а на письмо его полушутливо ответила: «Ну что ж, женой, так женой». Не раз потом вспоминал этот ответ Владимир Ильич.

Надежда Константиновна приехала в Шушенское в начале мая 1898 года вместе с матерью — Елизаветой Васильевной. Вечерело. В избу Зырянова набралось много народа, всем хотелось посмотреть на приехавших. Шушенские девушки дивились на тоненькую, стройную невесту Владимира Ильича, на ее пушистую длинную косу — такой в селе ни у кого не было.

Полицейскими властями Надежде Константиновне было поставлено трагикомическое, по выражению Ленина, условие: если она немедленно не вступит в брак, то ее отправят в Уфу. Свадьба Ленина с Крупской состоялась только 10 июля. От Зырянова перешли жить в дом крестьянки И. А. Петровой. Со временем обзавелись хозяйством — маленьким огородом, во дворе посадили цветы, хмель. Хозяйство вела мать Н. К. Крупской. Дружно и счастливо зажили молодые супруги. Через тридцать лет вспоминала Надежда Константиновна о той поре: «Так живо встает перед глазами то время первобытной цельности и радостности существования. Все какое-то первобытное — природа, щавель, грибы, охота, коньки, тесны», близки» круг товарищей — ездили на праздники... в Минусинск, тесный, тесный круг товарищей — друзей, совместные прогулки, пение, совместное какое-то наивное веселье, дома — мама, домашнее первобытное хозяйство, полунатуральное, наша жизнь — совместная работа, одни и те же переживания, реакции: получили Бернштейна, возмущаемся, негодуем и т. д.»1

От Н. К. Крупской Ленин узнал о состоявшемся в марте 1898 года в Минске 1 съезде РСДРП. Известие о съезде, провозгласившем основание Российской социал-демократической рабочей партии, обрадовало Владимира Ильича, который солидаризировался с основными положениями изданного съездом «Манифеста», придавая ему весьма важное значение, как открытому «публичному заявлению тех целей, к которым должна стремиться наша партия».2 Он, вспоминал И. Н. Лепешинский, «с величайшей гордостью заявил нам, своим ближайшим товарищам по ссылке и единомышленникам, что отныне он член Российской социал-демократической рабочей партии».3

Как уже отмечалось, мысль о созыве общероссийского съезда с целью образования рабочей партии была впервые высказана Лениным. Он направлял все усилия на образование крепкой партии, борющейся под единым знаменем революционной социал-демократии. Еще в письмах из петербургской тюрьмы Владимир Ильич торопил с организацией партии, настаивал всячески на подготовке партийного съезда, там же он работал над программными документами.

Исходя из указаний Ленина, петербургский «Союз борьбы» предпринял практические шаги к созыву съезда. С этой целью летом 1896 года в Полтаву была послана Н. К. Крупская. Там, на совещании с киевскими марксистами, она договорилась о подготовке съезда и издании общей нелегальной газеты. Однако созыву съезда помешали тогда аресты и ссылка в Сибирь Ленина и других руководящих деятелей «Союза борьбы».

Лишь через полтора года представители крупнейших социал-демократических организаций России смогли собраться на съезд.

I съезд РСДРП имел большое историческое значение. Он официально провозгласил образование партии, завершил «период детства и отрочества» русской социал-демократии. Основание Российской социал-демократической рабочей партии знаменовало крупнейший шаг «русского рабочего движения в его слиянии с русским революционным движением».4

Вскоре после I съезда созданный им ЦК партии был арестован: от репрессий царского правительства пострадали также многие местные партийные организации. Марксистские организации снова оказались разъединенными; появились идейные шатания. Таким образом, партия, как единая централизованная организация, фактически еще не была создана.

Жизнь Ленина и Крупской в ссылке была заполнена упорным трудом. Они вместе переводили на русский язык иностранные книги, вместе переписывали работы Владимира Ильича. Надежда Константиновна здесь написала свою первую брошюру «Женщина-работница». Свободное от работы время они проводили в лесу, на реке, в поле. Владимир Ильич любил могучую сибирскую природу, полноводный широкий Енисей. Г. М. Кржижановский отмечал, что «Владимир Ильич был большим поклонником морозного чистого воздуха, быстрой ходьбы, бега на коньках, шахмат и охоты». Ленин много занимался спортом. Физической тренировке организма он придавал большое значение, считая, что революционер, жизнь которого посвящена борьбе и наполнена лишениями и невзгодами, должен быть физически крепким, выносливым, закаленным.

Часто вечерами Надежда Константинова и Владимир Ильич с наслаждением перечитывали произведения Пушкина, Лермонтова и Некрасова. В альбоме Владимира Ильича, взятом им в ссылку, наряду с фотографиями Маркса и Энгельса были фотографии Чернышевского, Писарева, Герцена, а также Э. Золя, которого Ленин ценил не только как писателя, но и как прогрессивного общественного деятеля.

Примечание:

1 Славные большевички. М., 19.58, стр. 35.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 325.

3 П. Лепешинский. Первый съезд партии. М., 1928, стр. 20.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 243.

 

Встречи с товарищами по ссылке

В заполненной постоянным трудом жизни радостным событием были редкие приезды товарищей или поездки к ним. Так, в сентябре 1897 года Ленин на два дня ездил в Минусинск, где познакомился с проживавшими там ссыльными, среди которых были известный народоволец А. В. Тырков, варшавский рабочий М. В. Блажеевский, участник восстания в Польше в 1863 году, видный деятель революционного рабочего движения Ф. Я. Кон и другие. Из Минусинска Ленин заехал в село Тесинское, где жили Г. М. Кржижановский и В. В. Старков: ему было разрешено провести там пять дней. А через месяц Ленин, на этот раз самовольно, без разрешения, опять побывал в Минусинске. В один из приездов он познакомился с Н. М. Мартьяновым, организатором Краеведческого музея, ныне носящего его имя. В жизни ссыльных музей Мартьянова играл большую роль — это было место, куда непременно заглядывал каждый из них. Сам Мартьянов — человек разносторонне образованный, приверженец передовых взглядов, был истинным другом ссыльных революционеров. Ф. Я. Кон писал, что он не знает ни одного ссыльного, который не вспоминал бы о Мартьянове с огромным уважением.

Иногда Владимира Ильича навещали его петербургские товарищи. Бывали у него Г. М. Кржижановский, В. В. Старков, А. А. Ванеев, В. К. Курнатовский, И. Н. Лепешинский, М. А. Сильвин и другие жившие неподалеку ссыльные социал-демократы. Почти через полтора года после приезда в ссылку Ленину удалось выбраться на несколько дней в Красноярск. Он встречался там с политическими ссыльными, участвовал в их собраниях. С удовольствием вспоминал Ленин об этой поездке. «Как ни мало в Красноярске публики, а все-таки после Шуши приятно людей повидать и поразговаривать не об охоте и не о шушенских «новостях»».1

Однажды для выезда из Шушенского воспользовались выдумкой Г. М. Кржижановского, который сообщил, что в Тесинском есть гора, интересная в геологическом отношении, и предложил Ленину написать исправнику о том, что мол хочет исследовать эту гору. Ленин в шутку написал такое заявление и просил отпустить в Тесинское также жену, которая якобы нужна ему для помощи в работе. К веселому удивлению Ленина, исправник не только дал нужное разрешение, но прислал его нарочным, после чего они отправились в Тесинское. Как-то удалось поехать за двадцать верст к В. К. Курнатовскому, служившему на сахарном заводе. С живым интересом осматривал Ленин завод. Условия труда рабочих на заводе были такими скверными, что даже управляющий завода в разговоре с Лениным был вынужден признать это.

Немало было революционеров, которые очень тяжело переносили изгнание. У многих ссылка подорвала здоровье, иные из них погибли. Летом 1898 года в Верхоленске покончил жизнь самоубийством Н. Е. Федосеев. Измученный постоянными преследованиями полиции, а также клеветническими нападками одного из ссыльных, терпя ужасную нужду, которая совершенно лишала его работоспособности, Федосеев не выдержал. Ленин глубоко переживал известие о его гибели. Живя в ссылке, он переписывался с Федосеевым по коренным вопросам марксистского мировоззрения. Все свои рукописи Федосеев завещал Г. М. Кржижановскому, с которым был очень дружен, а Ленину просил передать, что умирает «с полной беззаветной верой в жизнь, а не от разочарования». Смерть Федосеева была большой утратой для русской социал-демократии.

Прошло около года. Ссыльные социал-демократы собирали деньги на памятник Н. Е. Федосееву. Однажды жандармам удалось перехватить квитанцию заказного письма ссыльного Ляховского к Ленину. В письме шла речь о сборе средств на памятник. Воспользовавшись поводом, жандармы нагрянули к Ленину с обыском. Это было 2 мая 1899 года. К счастью для Ленина и Крупской, все обошлось благополучно. В книжном шкафу, в котором хранилась нелегальная переписка, ничего не обнаружили. Ленин предусмотрительно подставил жандармам стул, и они начали обыск с верхних полок шкафа. Утомленные осмотром малопонятных им статистических сборников, жандармы не стали смотреть нижние полки, где лежала переписка, интересовавшая царскую охранку. Если бы жандармы обнаружили эту переписку, — Ленину и Крупской не миновать бы увеличения срока ссылки еще на несколько лет. Только находчивость Ленина спасла их от этой беды.

В сентябре 1899 года русская социал-демократия понесла новую утрату — в селе Ермаковском от туберкулеза умер замечательный революционер А. А. Ванеев; царская тюрьма и ссылка довели его до гибели. Ленин присутствовал на похоронах погибшего товарища и произнес речь над его могилой.

Большое мужество, большую душевную стойкость и физическую силу надо было иметь, чтобы вынести все невзгоды ссылки, вернуться на свое место в революционной битве.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 101.

 

«Задачи русских социал-демократов»

В сибирской глуши в трудных условиях ссылки Ленин развивает огромную теоретическую деятельность.

Рабочий день Владимира Ильича нередко оканчивался поздно ночью. Долго светилось окно его комнаты, приметное среди мрака погруженного в сон села.

Среди работ Владимира Ильича, написанных в ссылке, особое место занимает брошюра «Задачи русских социал-демократов» (1897), один из основных программных документов партии. В предисловиях ко второму и третьему изданиям этой брошюры Ленин подчеркнул, что в ней он подвел «итоги только еще «первому опыту» своей партийной деятельности», что брошюра «дает лишь общий очерк задач социал-демократии», которые последовательно развивались в дальнейшем. Ленин высказал важное положение о том, что между социалистическими и демократическими задачами марксистской партии существует неразрывная связь; их нельзя противопоставлять друг другу. Правильное понимание их связи и соотношения особенно важно в условиях России, где необходимо бороться и против царизма и против капитализма.

Отсюда задача социал-демократов — организовать классовую борьбу пролетариата и руководить ею в обоих этих проявлениях: демократическом (борьба против царского самодержавия и помещиков, установление демократической республики) и социалистическом (борьба против капиталистов за установление диктатуры пролетариата и организация социалистического общества).

В брошюре «Задачи русских социал-демократов» обстоятельно обосновывается передовая роль пролетариата в революционном движении, идея гегемонии, руководящей роли рабочего класса в предстоящей революции в России. Свою роль гегемона рабочий класс осуществляет под руководством марксистской, пролетарской партии, отмечал Ленин. Он подчеркивал, что рабочий класс является до конца последовательно-революционной силой, сплачивающей вокруг себя крестьянские массы, враждебные царизму, что свержение царизма — первый шаг на пути борьбы за социализм. «Только один пролетариат может быть передовым борцом за политическую свободу и за демократические учреждения, ибо, во-1-х, на пролетариате политический гнет отражается всего сильнее... А во-2-х, только пролетариат способен до конца довести демократизацию политического и общественного строя, ибо такая демократизация отдала бы этот строй в руки рабочих».1 Особое внимание Ленин обращал на партийную принципиальность социал-демократов, самостоятельность их позиции. Социал-демократы, говорил он, поддерживают все политически оппозиционные элементы, но эта поддержка не предполагает никаких принципиальных уступок чуждым марксизму программам и теориям.

В этой работе Ленин отмечал огромное значение революционной теории в освободительной борьбе пролетариата. В ней выдвинуто известное положение, ставшее руководящим началом для всех марксистов: «...без революционной теории не может быть и революционного движения».2 В последующих работах Ленин развивает это положение, указывая на исключительную важность революционной теории для пролетарской партии. В революционной теории, учил Ленин, марксисты должны черпать все свои убеждения и применять ее в практической деятельности.

В. И. Ленин призвал разбросанные по всем концам России рабочие кружки и социал-демократические группы создать «единую социал-демократическую рабочую партию».

Брошюра «Задачи русских социал-демократов» впервые была издана в 1898 году в Женеве группой «Освобождение труда». Она была широко распространена не только среди социал-демократов, но также и среди передовых рабочих России. Ее находили при обысках и арестах в Петербурге, Москве, Смоленске, Казани, Орле, Киеве, Вильне, Феодосии, Иркутске, Архангельске, Сормове, Ковно и других городах. Ленинская брошюра сыграла огромную роль в развертывании политической и экономической борьбы рабочего класса, в распространении идей марксизма, в создании пролетарской партии в России.

Непоколебимо отстаивая чистоту революционной теории, Ленин вместе с тем указывал на необходимость ее творческого развития.

«Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса, — писал Ленин, — как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни. Мы думаем, что для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России»3.

Уже в ранних работах Ленина была осуществлена подлинно творческая разработка теории Маркса. Его произведения стали руководством в борьбе за создание единой социал-демократической партии в России, партии нового типа, партии революционеров.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 2, стр. 454 —455

2 Там же, стр. 102.

3  В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 184

 

«Развитие капитализма в России»

В ссылке Ленин закончил свой классический труд «Развитие капитализма в России», явившийся не только завершением идейного разгрома народничества, но и разгромом «легального марксизма». Вчерне книга (ее первоначальное название — «Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности») была закончена уже в начале августа 1898 года, после чего Ленин начал ее «отделывать окончательно». В октябре 1898 года Н. К. Крупская писала М. А. Ульяновой, что последнее время Владимир Ильич «но уши ушел в свои рынки и пишет с утра до вечера». В ноябре две первые главы книги были закончены, переписаны Надеждой Константиновной в отдельные тетрадки и посланы родным для передачи в издательство. «Посылаю сегодня на мамино имя две тетрадки «рынков», — писал Ленин старшей сестре. — Это — две первые главы, приблизительно около 1/4 или 1/5 всей работы. Всего глав — восемь, я теперь кончаю подготовлять 3-ью главу, так что в январе, по всей вероятности, все будет закончено, так как Надя переписывает довольно быстро, по мере того, как я пишу»1.

В конце января 1899 года Ленин закончил работу над последними двумя главами книги и над приложениями к ней. Он хотел, чтобы его книга о развитии капитализма в России была понятна не только ученым-специалистам, но прежде всего широким кругам революционной интеллигенции, передовым рабочим. Он знакомил близких ссыльных товарищей с главами своей работы. Мнению единомышленников Ленин придавал большое значение. Всю книгу еще в рукописи прочла Н. К. Крупская. «Я изображаю из себя «беспонятного читателя», — писала она, — и должна судить о ясности изложения «рынков», стараюсь быть как можно «беспонятнее», но особенно придраться ни к чему не могу».2

Издать книгу, находясь в ссылке, было нелегким делом. Помогали родные и товарищи. Ленин пересылал рукопись в Подольск жившей там сестре А. И. Ульяновой-Елизаровой, которая вела авторскую корректуру книги. Корректуру статистических таблиц вел статистик В. А. Ионов, знакомый Владимира Ильича еще по Самаре. Книга издавалась в Петербурге; Анна Ильинична специально ездила туда.

Не сразу был решен вопрос о названии книги. Исключительно скромный и требовательный к себе, Владимир Ильич долго не хотел согласиться назвать свой труд «Развитие капитализма в России», считая, что заглавие надо дать поскромнее, что «это слишком смело, широко и многообещающе. Лучше, по-моему: «К вопросу о развитии капитализма в России»».3 Высказанное ему соображение, что с заголовком «Развитие капитализма в России» книга быстрее разойдется, Ленину тоже не понравилось. «...Отсюда крайне трудно, даже невозможно давать ответы на все мелкие и частные вопросы: их решение необходимо там, на месте. Поэтому я и не придираюсь насчет перемены заглавия, хотя оно мне и не нравится, соображение насчет того, что с широким заглавием лучше «пойдет», тоже не нравится. Заглавие нарочно было выбрано поскромнее. Впрочем, раз в подзаголовке оно сохранено, — это не так важно»4  — писал он матери.

Книга «Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности» вышла в свет в марте 1899 года под псевдонимом: Владимир Ильин. Тираж ее — 2400 экземпляров — был распространен очень быстро.

Издательница книги М. И. Водовозова тогда же отметила необычайный успех книги Владимира Ильича. Она писала: «Я издала ее весной и, несмотря на наступление лета и отлив молодежи из столиц перед пасхой, эта книжка расходится с невероятной быстротой... Успех Ильина объясняется, помимо блестящих литературных и научных данных, еще, главным образом, тем, что он трактует об образовании внутреннего рынка в связи с аграрным вопросом в России и разложением крестьянства... Нельзя читать эту книгу без самого захватывающего интереса». Таково было мнение не только издательницы. В одном перехваченном жандармами в августе 1899 года письме из Москвы говорилось: «От книги Ильина я в полном восторге. Прочел, не отрываясь, и жаль, не успел в другой раз прочесть, — торопился вернуть».

Над книгой «Развитие капитализма в России» Ленин работал свыше трех лет. Это выдающееся произведение явилось непосредственным продолжением «Капитала» Маркса. В нем Ленин, опираясь на глубокое знание жизни, используя сотни книг и многочисленные статистические данные, прослеживает общие закономерности капиталистического способа производства, ярко проявлявшиеся в ходе развития капитализма в России. Ленинская разработка проблемы образования внутреннего рынка значительно обогатила экономическое учение Маркса. Разобрав теоретические ошибки народников по вопросу о внутреннем рынке и развитии капитализма в России, Ленин показал, что проблема внутреннего рынка неразрывно связана с развитием капитализма, что основой образования внутреннего рынка при капиталистическом способе производства является процесс распадения мелких земледельцев на сельскохозяйственных предпринимателей и наемных пролетариев. ««Внутренний рынок» для капитализма создается самим развивающимся капитализмом, который углубляет общественное разделение труда и разлагает непосредственных производителей на капиталистов и рабочих».5

На основании всесторонне изученных, тщательно проверенных и им самим обработанных статистических данных Ленин показал действительную картину экономического развития России, дал марксистский научный анализ процесса расслоения крестьянства. Крестьянин, доказывал он, все более становится подчиненным рынку, зависит от него и в личном потреблении и в своем хозяйстве.

В общественно-экономических отношениях русской деревни Ленин вскрыл наличие всех тех противоречий, которые свойственны всякому товарному хозяйству и всякому капитализму, а именно конкуренция, тенденция к сосредоточению производства в руках меньшинства, переход массы мелких производителей, крестьян, в ряды пролетариата и полупролетариата, эксплуатация их капиталистами и кулачеством. Непрерывное и быстрое расслоение крестьянства («раскрестьянивание») создавало два новых, полярно противоположных типа сельского населения — буржуазию, или кулачество, с одной стороны, и сельский пролетариат, класс наемных рабочих с наделом, с другой. Расслоение крестьянства и создавало внутренний рынок для капитализма.

Рассмотрев внутренний экономический строй крестьянского и помещичьего хозяйства, Ленин показывает изменения, которые происходят в земледельческом производстве, раскрывает процесс постепенного перехода помещиков от барщинного хозяйства к капиталистическому, основанному на широком применении машин и наемного труда.

В книге «Развитие капитализма в России» Ленин дал яркую картину того, каким образом и в каком направлении развивались различные стороны экономики России, в том числе промышленное производство, в чем состояла их связь и взаимозависимость. Пореформенная эпоха, писал он, резко отличается от предыдущих эпох русской истории. Россия сохи и цепа, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала превращаться в Россию плуга и молотилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка. В то же время Ленин писал: «Интересно отметить, до какой степени тождественны основные черты этого общего процесса в Западной Европе и в России, несмотря на громадные особенности последней как в экономическом, так и во внеэкономическом отношении».

В. И. Ленин пришел к выводу о возможности двух путей капиталистического аграрного развития России. Первый путь — это медленное превращение старого помещичьего хозяйства, тысячами нитей связанного с крепостным правом, в капиталистическое хозяйство. Второй путь — это революционное разрушение всех остатков крепостничества и прежде всего крупного помещичьего землевладения. Второй путь открывает возможность наиболее быстрого и свободного развития производительных сил на капиталистической основе, создает благоприятные условия для осуществления в дальнейшем рабочим классом его основной задачи — задачи свержения капитализма и социалистического переустройства экономики страны.

Правильное понимание вопроса о судьбах капитализма имело важное значение для теории и практики революционной борьбы. Речь шла о том, какой класс призван и может осуществить коренное переустройство общества, на какую социальную силу должны ориентироваться революционеры, каковы перспективы и условия победы предстоящей революции.

Поставив эти вопросы в центре исследования, Ленин убедительно показал, что в России назревает великая народная революция, во главе которой стоит пролетариат.

В книге «Развитие капитализма в России» дано всестороннее и глубокое экономическое обоснование идеи союза рабочего класса и крестьянства, идеи гегемонии пролетариата в предстоящей революции. Ленин показал, что ряды пролетариата быстро и неуклонно растут как в городе, так и в деревне, — рабочий класс России превращается в громадную политическую силу. В предисловии ко второму изданию книги Ленин, уже на основе опыта первой русской революции, особо подчеркивал руководящую роль рабочего класса, указывая, что «его сила в историческом движении неизмеримо более, чем его доля в общей массе населения».6 Дело не только в возрастающей численности пролетариата, но и в его концентрации на крупных предприятиях и в важных промышленных центрах, а также в его союзе с крестьянством, вместе с которым они составляют большинство населения. Правильность этого важнейшего положения ленинизма была подтверждена всей последующей революционной борьбой пролетариата России, одержавшего всемирно-исторические победы, несмотря на то что его доля в общей массе населения страны была относительно невелика. На основе научного анализа общественно-хозяйственного строя и классового строения России, данного Лениным, была выработана впоследствии стратегия и тактика большевиков в первой русской революции.

Анализ экономического развития России дал возможность Ленину, во-первых, окончательно идейно разгромить народничество, а также и «легальных марксистов», доказать полную несостоятельность взглядов тех и других; во-вторых, экономически обосновать историческую роль рабочего класса как руководящей политической силы общества; в-третьих, обосновать роль крестьянства как союзника пролетариата. Книга Ленина «Развитие капитализма в России» — выдающийся научный труд, каждый вывод которого подтверждается богатым фактическим материалом; она является образцом использования теории для обоснования революционной практики. Огромно общетеоретическое и международное значение книги Ленина. Рассматриваемые в ней принципиальные положения о путях развития капитализма и классовой борьбе являются отправными для народов всех капиталистических и колониальных стран, борющихся за свою свободу и независимость. Ленин углубил марксистский анализ становления и сущности капитализма, осветив, в частности, проблемы развития капитализма в странах при наличии крепостнических пережитков, развития аграрных отношений в условиях капитализма, социальной структуры капиталистического общества.

Политико-экономическое обоснование руководящей роли пролетариата в революции, данное Лениным, наносило удар по международным оппортунистам, утверждавшим, что пролетариат будто бы не может и не должен бороться за власть и социализм, пока он не составляет большинства населения в стране. Ленин не оставил камня на камне от лживых «теорий» оппортунистов.

За три года ссылки Ленин написал свыше тридцати произведений; в них он намечает пути революционной борьбы рабочего класса, разрабатывает программу и тактику партии, развертывает борьбу против «экономистов». Умело обходя царскую цензуру, он использует легальные журналы того времени для пропаганды революционного марксизма.

С начала 1898 года Ленина занимал план издания своих статей отдельной книгой. Это удалось сделать; в октябре 1898 года в Петербурге вышел первый сборник его статей под названием «Экономические этюды и статьи» за подписью Владимир Ильин.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 105.

2 Там же, стр. 401.

3 Там же, стр. 139.

4 Там же, стр. 127.

5  В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 60.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 13.

 

Против ревизионистских критиков марксизма

С беспокойством за исторические судьбы марксизма Ленин следил за ростом оппортунизма в социал-демократических партиях Западной Европы, попытками оппортунистов выхолостить революционное существо марксизма. Извращенно, вульгарно понимая марксизм, оппортунисты принижали роль партии в рабочем движении, восхваляя тред-юнионизм, сводили на нет значение политической борьбы, принижали также и роль теории. В 1896 — 1898 годах немецкий социал-демократ Э. Бернштейн опубликовал серию статей под общим заголовком «Проблемы социализма», собранных затем в 1899 году в книге «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии», где открыто выступил с ревизией основных положений марксизма, стремясь подменить марксизм либерально-реформистским учением. Бернштейн провозгласил оппортунистический лозунг «движение — все, конечная цель — ничто». Тем самым он проповедовал отказ от революционной борьбы рабочего класса, от диктатуры пролетариата. Тогда же французский «социалист» Мильеран показал на деле, к чему приводят ревизионистское и реформистские отступления от марксизма. Он опозорил себя тем, что вошел в реакционное буржуазное правительство вместе с кровавым палачом Парижской коммуны генералом Галифе. Бернштейн приветствовал поведение Мильерана. Прикрываясь псевдосоциалистической фразеологией, ревизионисты вели борьбу против марксизма, против учения о пролетарской революции, диктатуре пролетариата и победе социализма.

В. И. Ленин был глубоко возмущен появлением книги Бернштейна и выступлениями в печати его единомышленников. Уже тогда ему было ясно, что с ревизионистами «необходима будет серьезная война». С большим удовлетворением читал он «Очерки по истории материализма» Г. В. Плеханова и его статьи против ревизионизма Бернштейна, напечатанные в журнале германской социал-демократии «Die Neue Zeit». Ленин был решительным противником неокантианства, возрождавшего наиболее реакционные, идеалистические положения философии Канта. Бернштейн же выступал с защитой неокантианских взглядов, призывал вслед за буржуазными профессорами: «назад к Канту».

Получив книгу Каутского против Бернштейна «Бернштейн и социал-демократическая программа. Антикритика», Ленин и Крупская в течение двух недель перевели ее на русский язык. Этот рукописный перевод потом ходил по рукам, его читали ссыльные социал-демократы не только в Минусинском округе, но и в других местах.

В конце августа 1899 года М. И. Ульянова послала брату в ссылку книгу Бернштейна. Буквально тотчас же Ленин принялся за чтение книги и на другой день писал матери, что они с Надеждой Константиновной прочли уже больше половины книги «и содержание ее все больше нас поражает. Теоретически — невероятно слабо; повторение чужих мыслей. Фразы о критике, и нет даже попытки серьезной и самостоятельной критики. Практически — оппортунизм (фабианизм, вернее: оригинал массы утверждений и идей Бернштейна находится у Webb’oB в их последних книгах), безграничный оппортунизм и поссибилизм, и притом все же трусливый оппортунизм, ибо программы Бернштейн прямо трогать не хочет. Вряд ли можно сомневаться в его фиаско. Указания Бернштейна на солидарность с ним многих русских... совсем возмутили нас»1.

В. И. Ленин резко критиковал и русских извратителей марксизма, выступавших так же, как и Бернштейн, против революционного содержания теории научного коммунизма. Он показал, «какую безграничную путаницу мысли, какое отсутствие всякого намека на самостоятельные воззрения, какой решительный шаг назад против взглядов русской социал-демократии представляет из себя «наша» бернштейниада»2. Ленин считал, что революционные социал-демократы должны вести непримиримую борьбу против ревизии марксизма, непоколебимо защищать чистоту революционной теории.

Решительно выступил Ленин и против попыток ревизии учения Маркса со стороны «легальных марксистов», превозносивших Бернштейна за его борьбу против марксизма, оценивая ее как «огромную заслугу». Владимир Ильич вскрыл полнейшую несостоятельность «критицизма», которым занимались русские последователи Бернштейна. Весной 1899 года он писал: «...вся эта «новая критическая струя» в марксизме, которой увлекаются Струве и Булгаков.., мне кажется крайне подозрительной: громкие фразы о «критике» против «догмы» и проч. — и ровно никаких положительных результатов критики».3 О том, как возмущен был Владимир Ильич выступлениями хулителей марксизма, можно судить по его гневным замечаниям: «Булгаков... меня просто взбесил», «Насчет «сногсшибательных открытий» русских учеников и их неокантианства я прихожу все в большее и большее возмущение. Прочел статью Туган-Барановского... Черт знает что за глупый и претенциозный вздор!»4

В. И. Ленина тревожил важнейший в то время политический вопрос — по какому пути пойдет молодое русское рабочее движение. Либо, вдохновляемое социалистической идеологией, оно пойдет но пути смелой, последовательной революционной борьбы против царизма и капитализма, за диктатуру пролетариата, либо скатится на путь реформизма, подчинения буржуазной идеологии, приспособления к царизму и капитализму. Все свои силы Ленин сосредоточил на том, чтобы внести в рабочее движение социалистическое сознание, направить его развитие по единственно верному, революционному, пути.

Уже в первых проявлениях «экономизма» Ленин угадал стремление российских бернштейнианцев повернуть рабочий класс на путь соглашательства с буржуазией. Только ленинская прозорливость могла так безошибочно определить буржуазно-реформистскую сущность «экономизма» в то время, когда он еще только начал складываться.

Как глубоко был прав Ленин в своем предвидении, показала жизнь, вся история борьбы за социализм. Идейные враги марксизма, русского революционного движения в 90-х годах прошлого века, все больше погрязая в болоте оппортунизма, оказались потом в стане ярых врагов Советской власти. Так, один из лидеров «экономистов, Кускова стала злобным врагом рабочего класса и СССР, а бывший «легальный марксист» Булгаков, о котором Ленин еще в 1899 г. писал: «Посмотрим, как он кончит», в 1918 году стал белоэмигрантским священником.

Находясь в ссылке в Шушенском, Ленин получил из Петербурга от А. И. Ульяновой-Елизаровой документ «экономистов» — так называемое «Кредо» (символ веры), — написанный Кусковой. Владимир Ильич немедленно выступил с развернутой критикой этой программы российского бернштейнианства, этой «квинтэссенции социал-демократического оппортунизма». Ленин пишет резкий обличительный «Протест российских социал-демократов», направленный против «Кредо», и призывает русских социал-демократов объявить решительную войну всему кругу оппортунистических идей «экономистов», выступивших с ревизией коренных положений марксизма и отвергавших необходимость создания в России марксистской революционной пролетарской партии. Ленин показал, что бернштейнианство «означает попытку сузить теорию марксизма, попытку превратить революционную рабочую партию в реформаторскую»5 и призвал решительно выступить против перенесения этих оппортунистических идей в Россию.

Для обсуждения «Протеста» Ленин летом 1899 года организует совещание ссыльных социал-демократов, которое состоялось в селе Ермаковском. Собрались ссыльные со всего Минусинского округа: проживавшие в Ермаковском — А. А. Ванеев, Д. В. Ванеева, М. А. Сильвин. В. К. Курнатовский, П. Н. Лепешинский и О. Б. Лепешинская, Н. Н. Панин; из Шушенского приехали В. И. Ленин, Н. К. Крупская и О. А. Энгберг; из Минусинска — В. В. Старков, А. М. Старкова, Г. М. Кржижановский, 3. П. Кржижановская; из села Тесинского — А. С. Шаповалов, Ф. В. Ленгник и Е. В. Барамзин.

Владимир Ильич был избран председателем совещания. После горячих прений все единодушно поддержали ленинский «Протест российских социал-демократов» и подписали его. После обсуждения и принятия «Протеста» Ленин считал его коллективным документом, протестом 17 ссыльных социал-демократов. В нем отмечалось, что программа «экономистов» сводится к тому, чтобы рабочий класс России ограничился экономической борьбой, а «либерально-оппозиционные элементы») боролись при «участии» марксистов за «правовые формы». Ленин гневно писал, что «осуществление подобной программы было бы равносильно политическому самоубийству русской социал-демократии».

«Протест» категорически выступал против воззрений «экономистов». Он предостерегал всех марксистов от грозившего совращения русской социал-демократии с намеченного уже ею пути — образования самостоятельной политической рабочей партии. неотделимой от классовой борьбы пролетариата и ставящей своей ближайшей задачей завоевание политической свободы.

Указывая, что знаменем рабочих может быть лишь теории революционного марксизма, «Протест» определял задачи российских социал-демократов. В нем подчеркивалось великое значение пролетарской партии в борьбе за освобождение трудящихся. «Только самостоятельная рабочая партия может быть твердым оплотом в борьбе с самодержавием, и только в союзе с такой партией, в поддержке ее могут активно проявить себя все остальные борцы за политическую свободу».6

Таким образом, Ленин дал решительный бой проявлению бернштейнианства на русской почве и нанес удар западноевропейскому оппортунизму, который начал разъедать социал-демократические партии в Германии. Франции и других странах.

Совещание решило разослать «Протест» по колониям политических ссыльных, чтобы собрать под ним возможно больше подписей, а для опубликования направить его Г. В. Плеханову за границу. Организацию этого дела Ленин взял на себя. Вскоре колонии ссыльных в Туруханске и Орлове Вятской губ. (В. В. Воровский. Н. Э. Бауман и др.) присоединились к «Протесту». Пересланный Лениным группе «Освобождение труда» «Протест» был напечатан в направленном против «экономизма» сборнике Г. В. Плеханова ««Vademecum»7 для редакции «Рабочего Дела»». «Протест российских социал-демократов» имел огромное значение в развертывании борьбы против «экономистов». Он способствовал развитию марксистской мысли и подготовке революционной рабочей партии в России.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 176.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 265.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 24.

4  Там же, стр. 29.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 170.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 175 — 170.

7 «Vademecum» — «Путеводитель».

 

План создания марксистской партии

Центральное место в трудах Ленина того времени занимала идея создания единой марксистской партии в России. Он возобновил работу над проектом программы партии, начатую еще в петербургской тюрьме. В ленинском проекте программы партии дан анализ развития капитализма в России, выдвинуты основные цели и задачи классовой борьбы пролетариата. Ленин формулирует конечную цель пролетариата — завоевание политической власти, уничтожение частной собственности на средства производства и создание социалистического общества. «Проект программы» содержит также и практические требования социал-демократии: общегосударственные, требования рабочего класса и требования крестьянства. В нем определены принципы аграрной программы русских марксистов и ближайшая задача пролетарской классовой борьбы — свержение царского самодержавия.

В 1897 году Ленин написал статью «От какого наследства мы отказываемся?», в которой высказал отношение пролетарской партии к революционным традициям своей страны. Убедительно и страстно Ленин опроверг распространявшиеся либерально-народнической прессой измышления о том, что марксисты будто бы «отрекаются от «наследства», порывают с лучшими традициями лучшей части русского общества и т. п.». Сопоставляя взгляды русских просветителей 60-х годов, народников и социал-демократов, Ленин доказал, что именно марксисты «гораздо более последовательные, гораздо более верные хранители наследства, чем народники». В отличие от народников, идеология которых естественно вела к историческому пессимизму, к бесперспективности, для революционных демократов-просветителей были характерны исторический оптимизм, вера в светлое будущее нашей страны. Революционным демократам-просветителям были свойственны безусловная враждебность ко всем проявлениям крепостничества в общественной жизни России, горячая защита прогрессивного развития страны, беззаветная борьба за интересы трудового народа. Все это полностью восприняли русские марксисты.

В марксистской партии Ленин видел законного наследника всех прогрессивных завоеваний и революционно-демократических традиций народов России. Но, разумеется, отмечал Ленин, русские марксисты хранят наследство не так, как архивариусы хранят старые бумаги. Хранить наследство вовсе не значит ограничиваться полученным наследством; необходимо идти дальше, на базе марксизма самостоятельно определять пути и средства революционной борьбы трудящихся классов за свое освобождение.

В ссылке у Ленина зародился организационный план создания марксистской партии, который он осветил в статьях «Наша программа», «Наша ближайшая задача», «Насущный вопрос», предназначенных для «Рабочей Газеты». Осенью 1899 года Ленин принял предложение о редактировании «Рабочей Газеты», а затем о сотрудничестве в ней. I съездом РСДРП газета была признана официальным органом партии, но вскоре полиция разгромила газету. В 1899 году была предпринята попытка возобновить ее издание. Но она окончилась неудачей, и поэтому статьи Ленина остались ненапечатанными; впервые они были опубликованы лишь в 1925 году.

Разоблачая Бернштейна и его последователей, проповедовавших теорию уступчивости к злейшим врагам пролетариата, к правительствам и партиям буржуазии, Ленин в статье «Наша программа» заявлял: «Мы стоим всецело на почве теории Маркса: она впервые превратила социализм из утопии в науку, установила твердые основания этой науки и наметила путь, но которому должно идти, развивая дальше эту науку».1 Только теория Маркса, подчеркивал Ленин, намечает верный путь и задачу революционной социалистической партии — организацию классовой борьбы пролетариата и руководство этой борьбой, конечной целью которой является завоевание политической власти пролетариатом и построение социалистического общества.

В. И. Ленин выступил как организатор революционной марксистской партии, в создании которой пришлось идти новыми, самостоятельными путями. Он первым из марксистов поставил вопрос о партии рабочего класса как партии нового типа.

Вся предшествующая борьба Ленина против народничества, «легального марксизма», против бернштейнианства и «экономизма», как его разновидности, была необходимым условием решения поставленной им исторической задачи — создания в России революционной марксистской партии. Ленин мыслил эту партию только как партию нового типа, в корне отличную от западноевропейских партий, терпящих в своих рядах оппортунистов и реформистов. Партия, за создание которой неустанно боролся Ленин, должна была быть непримиримой к любым проявлениям оппортунизма, ревизионизма и соглашательства. Партии старого типа — западноевропейские социалистические партии — складывались и развивались в условиях легальности и парламентской борьбы. Они постепенно теряли революционный характер, не готовили рабочий класс к революционным боям за свержение господства буржуазии и установление диктатуры пролетариата, скатывались на позиции оппортунизма, на путь соглашательства с буржуазией. Не отвечал ленинским принципам строительства пролетарской партии и тип организации русских революционных народников 70-х годов. Они были оторваны от масс, опирались на ошибочную теорию и применяли заговорщически-террористические методы борьбы. Это наносило большой вред революционному движению. Оба эти типа организации не могли служить образцом для создаваемой в России революционной партии рабочею класса.

В статье «Наша ближайшая задача» Ленин писал: «История социализма и демократии в Западной Европе, история русского революционного движения, опыт нашего рабочего движения, — таков тот материал, которым мы должны овладеть, чтобы выработать целесообразную организацию и тактику нашей партии. «Обработка» этого материала должна быть однако самостоятельная, ибо готовых образцов нам искать негде...»2 Луже в произведениях Ленина 90-х годов XIX века были сформулированы важнейшие принципы пролетарской партии нового типа.

Насущным вопросом, «больным пунктом» российского социал-демократического движения Ленин считал его недостаточную организованность. В статье «Насущный вопрос» он подчеркивал настоятельную необходимость улучшения революционной организации и дисциплины, усовершенствования конспиративной техники: «За демократию и социализм, — указывал Ленин, — стоят все здоровые и развивающиеся слои всего народа, по. чтобы вести систематическую борьбу против правительства, мы должны довести революционную организацию, дисциплину и конспиративную технику до высшей степени совершенства».3 Надо было связать воедино многочисленные, рассеянные по всей стране марксистские кружки и организации, ликвидировать кустарничество, создать марксистскую партию, являющуюся политическим вождем и руководителем рабочего класса.

Но для осуществления этого, писал Ленин, «мы должны поставить своей ближайшей целью — организацию правильно выходящего и тесно связанного со всеми местными группами органа партии».4 Без такого печатного органа невозможна широкая организация рабочего движения, ибо только общий орган партии, последовательно проводящий принципы политической борьбы и высоко держащий знамя демократизма, привлечет на свою сторону все боевые демократические элементы и использует все прогрессивные силы России в борьбе за политическую свободу. По мнению Ленина, именно общерусская нелегальная политическая газета могла в тех условиях явиться важнейшим средством идейного и организационного сплочения социал-демократов. Такую газету выпускать в России было невозможно из-за полицейских преследований, и Ленин решил издавать ее за границей.

В конце ссылки все помыслы Ленина были сосредоточены на том. как осуществить план создания революционной пролетарской партии. «Бессонными ночами. — вспоминала Н. К. Крупская, — обдумывал он свой план во всех деталях, обсуждал его с Кржижановским, со мной, списывался о нем с Мартовым и Потресовым, сговаривался с ними о поездке за границу».5 «Очень памятна мне, — писал Г. М. Кржижановский. — одна из последних моих прогулок с Владимиром Ильичем по берегу широкого Енисея. Была морозная лунная ночь, и перед нами искрился бесконечный саван сибирских снегов. Владимир Ильич вдохновенно рассказывал мне о своих планах и предположениях по возвращении в Россию».6

Владимир Ильич с нетерпением ожидал окончания ссылки, беспокоился, как бы царские власти не продлили срок, что нередко тогда случалось. И в письмах эта тревога: «Только бы не прибавили срока — величайшее несчастье, постигающее нередко ссыльных в Восточной Сибири. Мечтаю о Пскове». Владимир Ильич нервничал, стал плохо спать, сильно похудел. Его охватывала тоска по активной работе.

К счастью, опасения Ленина не подтвердились, срок ссылки не увеличили. В начале января 1900 года департамент полиции послал Ленину извещение, что министр внутренних дел воспретил ему после окончания ссылки проживать в столичных и университетских городах и крупных рабочих центрах. Чтобы быть ближе к Петербургу, Ленин решил поселиться в Пскове.

Наступил долгожданный день. Утром 29 января 1900 года Владимир Ильич с семьей оставляет село Шушенское. Около снаряженных в дальний путь саней собрались друзья — крестьяне и ссыльные. У многих на глазах были слезы. О. А. Энгберг, прощаясь, подарил Надежде Константиновне — своей учительнице — самодельную брошку, в виде книги, с надписью «Карл Маркс». Среди взрослых взволнованно суетился сынишка латыша-поселенца, любимец Владимира Ильича, маленький Минька. Он деловито перетаскивал к себе оставляемые ему «сокровища» — книжки, цветные карандаши, бумагу, картинки.

Теплым и трогательным было расставание с Шушенским. За годы жизни Ленина в селе крестьяне искренне полюбили его. Добрыми наставлениями и пожеланиями, словами благодарности напутствовали они отъезжавших.

Поздно вечером Ленин и его семья приехали в Минусинск. Недолгая остановка. И снова двинулись в дорогу. В Минусинске к Ульяновым присоединились В. В. Старков и О. А. Сильвина. Сотни верст по Енисею, а потом трактом ехали на лошадях. И, несмотря на сильный мороз, продолжали путь днем и ночью. Так ехали до станции Ачинск, где сели в поезд.

Сибирская ссылка В. И. Ленина окончилась. Начался новый этап его жизни и деятельности.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 182.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 189 — 190.

3 Там же, стр. 194.

4 Там же, стр. 191.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 245.

6 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 24.