Содержание материала

От авторов сайта. Несмотря на то, что книга переполнена славословиями Ленину и компартии, в ней есть очень много цифр, документов, фактов. То, что мы посчитали неважным, мы поставили уменьшенным шрифтом.

Зверев Б. И.

В. И. Ленин и флот (1918 — 1920).

 

Ленинское руководство Рабоче-Крестьянским Красным Флотом в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны — составная часть многогранной деятельности Коммунистической партии по организации вооруженной защиты Советского государства. За этот период при непосредственном участии и под руководством В. И. Ленина было принято более 600 постановлений и распоряжений по организации и обеспечению флота.

Основываясь на ленинских документах, решениях партии и правительства, директивах Главного командовании Красной Армии, воспоминаниях участников борьбы с силами внешней и внутренней контрреволюции, автор прослеживает историю создания и развития Военно-Морского Флота нашей страны.

Книга рассчитана на офицеров армии и флота, всех интересующихся историей Военно-Морскою Флота СССР.

 

ВВЕДЕНИЕ

 «Великая Октябрьская социалистическая, революции, совершенная рабочими и крестьянами России под руководством Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным, — записано в Конституции Союза Советских Социалистических Республик, — свергла власть капиталистов и помещиков, разбила оковы угнетения, установила диктатуру пролетариата и создала Советское государство — государство нового типа, основное орудие защиты революционных завоеваний, строительства социализма и коммунизма»*.

Исторический опыт борьбы советского народа за построение коммунизма подтвердил жизненность ленинского учения о защите социалистического Отечества, прозорливость политики Коммунистической партии по укреплению обороноспособности Советского государства. Неоднократно после победы Октября трудящимся нашей страны пришлось с оружием в руках отстаивать свои революционные завоевания. И каждый раз империалистическая агрессия разбивалась о несокрушимую мощь страны социализма.

Рождение Рабоче-крестьянской Красной Армии и Флота, их исторические победы над объединенными силами внешней и внутренней контрреволюции при отражении первого нашествия империалистов на Страну Советов положили начало героическому боевому пути Советских Вооруженных Сил. И на всех этапах этого пути важнейшим источником несокрушимости армии и флота, основой основ советского военного строительства являлось руководство Коммунистической партии.

Ленинское руководство Рабоче-Крестьянским Красным Флотом в период иностранной военной интервенции и гражданской войны — составная часть многогранной деятельности Коммунистической партии по организации вооруженной защиты Советского государства.

Партия коммунистов выступала руководителем и организатором революционных сил флота на всех этапах борьбы за победу диктатуры пролетариата. В огне классовых битв неуклонно возрастал авторитет и влияние большевиков как подлинных выразителей интересов трудящихся, непримиримых борцов за их освобождение от эксплуатации и угнетения. Политическая работа большевистской партии сыграла решающую роль в революционизировании матросских масс и их переходе на сторону восставшего народа в дни решительного штурма старого мира. С победой пролетарской революции ленинская партия призвала революционных моряков на борьбу за власть Советов, возглавила боевую деятельность флота на всех фронтах гражданской войны. Под руководством партии новый, рабоче-крестьянский флот стал боевым помощником Красной Армии в борьбе против империалистической агрессии.

В создании, становлении и боевой деятельности каждого вида Вооруженных Сил получил яркое воплощение важнейший принцип советского военного строительства — единство политического и военного руководства. В. И. Ленин всесторонне обосновал необходимость такого единства, вытекающую из руководящей роли Коммунистической партии в построения социалистического общества, из органической взаимосвязи войны и политики, из самой природы и характера войн в защиту социалистического Отечества. Единство политического и военного руководства обеспечивалось тем, что все основные направления военной политики, все важнейшие вопросы укрепления обороны страны определялись решениями Коммунистической партии и претворялись в жизнь партийными, государственными, военными организациями. В решениях партии, ее Центрального Комитета выражались основные требования к организации вооруженной защиты Советской республики.

Партийный, классовый подход к руководству армией и флотом обеспечивал максимальную мобилизацию усилий для укрепления обороны страны, позволял находить правильные пути военного строительства, сосредоточивать внимание на главных направлениях, подчинять решение частных задач достижению главных целей в борьбе против империалистических агрессоров. Вопросы боевого использования флота решались Центральным Комитетом РКП (б) и Советским правительством во главе с В. И. Лениным как составная часть общих проблем военной защиты страны, исходя их основных задач на каждом из этапов борьбы, на основе глубокою анализа общей обстановки и всестороннего учета политических, экономических, военно-стратегических факторов.

Ленинское, партийное руководство флотом, как и всеми областями военной деятельности, носило всеобъемлющий характер: оно было повседневным, систематическим, конкретным и целеустремленным, пронизывало все стороны его организации, подготовки и боевого применения. Ленинские документы, решении партийных съездов и пленумов ЦК, переписка Секретариата ЦК с местными партийными организациями, декреты и постановления Советской власти, протоколы заседаний Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны, директивы Главного командования Красной Армии, воспоминания участников гражданской войны свидетельствуют, что ни один из принципиальных вопросов развития флота не выпадал из поля зрения партии и правительства. В годы гражданской войны и иностранной интервенции при непосредственном участии В. И. Ленина было принято более 500 постановлений и распоряжений по организации, обеспечению, боевому использованию флота. Они определяли главное содержание и направление работы флотских коммунистов, политорганов, партийных организации, всего личного состава РККФ по укреплению его боеспособности;

В годы гражданской войны партией был выработан твердый курс на строительство кадровых, регулярных Вооруженных Сил с четким централизованным управлением и железной воинской дисциплиной, определены основные требования к организационному строению армии и флота, подготовке, обучению и воспитанию кадров, системе комплектования, структуре центральных и флотских органов управления, решены важнейшие проблемы формирования объединений и соединений, создании резервов, материально-технического обеспечения, распределения военно-экономических ресурсов, организации взаимодействия сухопутных и морских сил. В теоретической и практической разработке каждой на этих проблем с особой силой выявилось революционное новаторство политики партии, впервые прокладывавшей пути создания военной организации нового типа.

Подчеркивая значение огромного опыта, приобретенного Коммунистической партией на первых этапах партийного и государственного строительства, В. И. Ленин говорил, что «каждый месяц такой работы и такого опыта стоит десять, если не двадцать лет нашей истории»**.

Ленинские принципы советского военного строительства стали незыблемой основой дальнейшего укрепления обороноспособности Советского государства. Боевое могущество Советской Армии и Военно-Морского Флота — результат титанической деятельности Коммунистической партии и всего советского народа, воплощение в жизнь и развитие на практике ленинских идей о защите социализма.

 

* Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. М., 1977, г. 3.

** Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 499.

 


 

Глaвa I

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ - ОРГАНИЗАТОР РЕВОЛЮЦИОННЫХ СИЛ АРМИИ И ФЛОТА В БОРЬБЕ ЗА ДИКТАТУРУ ПРОЛЕТАРИАТА

 

1. В. И. Ленин о роли революционного движения на флоте в освободительной борьбе российского пролетариата

Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России явилась итогом длительной борьбы трудящихся за свое социальное освобождение. Активное участие в этой борьбе принимали рабочие и крестьяне в солдатских и матросских шинелях. Переход революционных солдат и матросов на сторону народа имел огромное значение для победы революции и упрочения Советской власти. Во-первых, революционизирование войск и их классовая солидарность с пролетариатом означали, что буржуазия теряла свою основную вооруженную опору. Это облегчало борьбу с контрреволюцией, способствовало подавлению ее сопротивления. Во-вторых, благодаря завоеванию большевиками доверия солдатских и матросских масс в ходе революции были подготовлены условия для слома буржуазной военной машины и замены ее военной организацией победившего пролетариата. Закаленные в классовых боях, обогащенные опытом трех революций, плечом к плечу с рабочим классом и трудящимся крестьянством революционные солдаты и матросы влились в ряды новых, Советских Вооруженных Сил и с оружием в руках встали на защиту завоевании Октября от нашествия объединенных сил международного империализма.

Переход солдатских и матросских масс на сторону революции был результатом глубоких объективных процессов в социальном развитии армии и флота, итогом огромной теоретической и практической работы большевистской партии по сплочению всех революционных сил на борьбу против самодержавия и капитала.

В начале XX столетия Россия являлась узловым пунктом противоречий мирового империализма. Система политического, духовного, национального гнета царского самодержавия обусловливала особую остроту этих противоречий. На борьбу против буржуазно-помещичьего строя, против отжившей системы общественных отношении выступали рабочие, крестьяне, угнетенные народы царской России. С обострением классовых противоречий, с усилением эксплуатации трудящихся освободительное движение в стране с каждым годом приобретало все больший размах.

Революционный подъем находил свое отражение в армии и на флоте, где классовые антагонизмы, отношения господства и угнетения, социальное неравенство были наиболее очевидны. В. И. Ленин подчеркивал, что нигде так не давили и не угнетали личности, нигде не процветали в такой степени истязания, побои, надругательства над человеком, как в военной казарме. Не желая мириться с произволом и насилием, с гнетом офицеров-крепостников и политическим бесправием, солдаты и матросы поднимались на борьбу за свое освобождение. Все сильнее звучал голос солдата-гражданина, который наряду с требованиями об улучшении условий воинской службы выдвигал важнейшие социальные и политические требования. Рост революционных выступлений солдат и матросов показывал, отмечал В. И. Ленин, что армия рабская превращается в армию революционную1.

Выразителем интересов солдатских и матросских масс, подлинным организатором их борьбы против ненавистного режима выступала Коммунистическая партия. Создание партии большевиков в России ознаменовало наступление нового этапа не только в российском, но и международном рабочем движении. Впервые в программе партии рабочего класса было записано требование об установлении диктатуры пролетариата, необходимость которой для построения нового общества была теоретически обоснована основоположниками марксизма. Впервые пролетариат получил политическую организацию, способную руководить его борьбой за социальное освобождение. Укрепление пролетарской партии В. И. Ленин считал решающим условием победы социалистической революции. В партии он видел тот могучий рычаг, который способен «перевернуть Россию»2.

Возглавляя освободительное движение российского пролетариата, большевики уделяли огромное внимание работе в армии и на флоте, ставя своей задачей превратить их из орудия защиты самодержавия, буржуазного строя в орудие борьбы против них. Они вносили в стихийные выступления солдат и матросов сознательность и организованность, разъясняли цели и задачи освободительной борьбы, помогали им осознать свои классовые интересы. Как передовой отряд рабочего класса, вооруженный научной теорией, организованный и сплоченный, владеющий всеми методами борьбы, непримиримый к буржуазии и оппортунистам всех мастей, большевистская партия воспитывала у солдатских и матросских масс ненависть к эксплуататорам, готовила их к решительному штурму старого мира, укрепляла их уверенность, решимость, готовность к борьбе против классовых врагов. Внедрение революционных идей в солдатские и матросские массы определяло рост их политической сознательности, расшатывало одну из опор буржуазного строя — армию, усиливало позиции революционных сил.

Творчески развивая учение марксизма, В. И. Ленин определил основные движущие силы революции на каждом этапе освободительного движения, обосновал необходимость вооружения пролетариата и крестьянства и разоружения буржуазия, необходимость объединения в борьбе против самодержавия и буржуазно-помещичьего строя всех эксплуатируемых. Нельзя говорить о серьезной борьбе, подчеркивал В. И. Ленин, если революция не станет массовой и не захватит самого войска3. Обращая внимание на оживление демократического духа в военной среде накануне первой русской революции, он ставил перед партией задачу обратить самое серьезное внимание на пропаганду и агитацию среди солдат и офицеров, на создание «военных организаций», входящих в партию.

И такая работа велась: и частях и на кораблях возникали организации большевиков, объединяя лучших, наиболее сознательных и активных представителей армия и флота.

В. И. Ленин подчеркивал, что необходимая для победы революции военная сила состоит: «1) в вооруженном пролетариате и крестьянстве, 2) в организованных передовых отрядах из представителей этих классов, 3) и готовых перейти на сторону народа частях войска. Взятое все вместе, это и составляет революционную армию»4. Цели освободительного движения солдат и матросов, осуществление их требований могут быть достигнуты лишь тогда, когда они войдут как составная часть в революционную армию, которая необходима «для военной борьбы и для военного руководства массами народа против остатков военной силы самодержавия»5.

Раскрыв органическую связь революционного движения в армии и на флоте с освободительной борьбой российского пролетариата, В. И. Ленин показал место солдат и матросов в этой борьбе, общность и единство их классовых интересов с интересами всех угнетенных. Победа революции обеспечивается тогда, подчеркивал вождь революции, когда слиты воедино «три разрозненные потока восстаний — рабочие, крестьянские и военные — в одно победоносное восстание»6.

Передовым отрядом, стержнем революционной армии являлся пролетариат — единственный до конца революционный класс, сила и воздействие которого на все стороны экономической и общественно-политической жизни, как учил В. И. Ленин, несравненно больше, чем его удельный вес в составе населения. Рабочий класс могуществен своей сознательностью, организованностью и сплоченностью, непримиримостью к классовым врагам, готовностью бороться не за отдельные уступки в рамках существовавшего эксплуататорского строя, а за полную и окончательную победу над старым миром, за свержение угнетателей и эксплуататоров. Сила пролетариата — в его способности объединить, возглавить и направить к единой цели всех трудящихся. Его миссия — не только в освобождении самого себя, по и всех эксплуатируемых и угнетенных. Революционные выступления рабочих оказывали огромное влияние на пробуждение политической сознательности и активности матросских и солдатских масс, помогали им осознать общность интересов всех эксплуатируемых в борьбе против угнетателей.

Опыт революционной борьбы показывал, что организованность, размах и сплоченность революционных выступлений находится в прямой зависимости от степени проявления в них руководящей роли рабочего класса, от классового состава участников освободительной борьбы. Рост революционных настроений среди солдатских и матросских масс был непосредственно связан с увеличением пролетарской прослойки в рядах армии и флота, что обусловливалось как общим увеличением численности рабочего класса в стране, так и существенными изменениями технической базы вооруженных сил. Процесс механизации и внедрения машинной техники проходил во всех родах войск, в военно-морском флоте в особенности.

Ф. Энгельс еще в 70-х годах прошлого столетия подчеркивал, что флот — это «политическая сила на море»7, опирающаяся на современные боевые корабли. Его состояние и развитие определяется тем, что с ростом производительных сил военный корабль стал не только продуктом крупной промышленности, но и образцом ее, плавучей фабрикой8. Уже в то время насыщенность флота машинной техникой была столь значительна, что корабль превратился, по словам Энгельса, в «одну огромную машину». В течение последующих десятилетий, в период перехода развитых промышленных стран мира от домонополистического капитализма к империализму, зависимость боевой мощи флотов от уровня промышленного производства еще более возросла. Успехи науки и техники, прежде всего в области металлургия, турбостроения, радиотехники, определяли дальнейшее усложнение боевых и технических средств флота, увеличение огневой мощи оружия и средств зашиты. Флот занимал ведущее место в использовании энергетических установок, электротехники, автоматических систем, радиосвязи, точных приборов, штурманского оборудования и др. Подобно тому, как Россия сохи и водяной мельницы стала быстро превращаться, по словам В. И. Ленина, в Россию плуга и молотилки, военно-морской флот стал наиболее технически оснащенным видом вооруженных сил.

С ростом технической оснащенности кораблей возрастала зависимость их боеспособности от уровня подготовки людей, обслуживающих военно-морскую технику. Не только постройка боевого корабля, писал Энгельс, но и «управление им само сделалось отраслью современной крупной промышленности»9. С дальнейшим внедрением машинной техники еще более увеличивалась потребность в кадрах технической квалификации. Основными флотскими специальностями стали: машинист, кочегар, моторист, гальванер, комендор, дальномерщик, минер, рулевой.

Наиболее подготовленными для обслуживания боевых средств флота являлись рабочие, знакомые с машинной техникой. Если прежде главным требованием при зачислении на военную службу во флот служила физическая выносливость новобранцев, то теперь прежде всего требовались технические знания, опыт, навыки обслуживания машин и приборов. Усложнение материальной базы флота влекло за собой изменение его социального состава. Если царская армия в эпоху империализма все еще оставалась преимущественно крестьянской, то удельный вес пролетариата на флоте возрастал с каждым годом. Так, в период русско-японской войны свыше 29% матросов «императорского российского флота» являлись представителями рабочего класса. Основное ядро пролетарского слоя (16,2%) составляли фабрично-заводские и транспортные рабочие. К 1917 г. личный состав флота был уже наполовину пролетарским10.

Обусловленный закономерностями социально-экономического развития, классовый состав флота являлся объективной основой революционизирования матросских масс и превращения их в один из отрядов революционной армии. «Характерно, — подчеркивал В. И. Ленин, — что вождей движения давали те элементы военного флота и армия, которые рекрутировались главным образом из среды промышленных рабочих и для которых требовалась наибольшая техническая подготовка...»11

Глубокое качественные изменения в социальном составе укрепляли классовую базу освободительного движения на флоте, создавали объективные условия дальнейшего развертывания революционной борьбы. Рабочие привносили в матросскую среду революционный заряд огромной взрывной силы, выступали активными организаторами масс.

Усилению революционной работы среди матросских масс способствовало непосредственное участие в нем большевистских организаций баз и портов, расширение связей военных моряков с рабочими судостроительных заводов. В 1916 г. стачки охватили Путиловский, Сормовский, Николаевский судостроительные заводы. В Николаеве из 14 тыс. рабочих бастовали 12 тыс. человек12. Рабочие устанавливали тесные контакты с военными моряками, вели среди них широкую пропагандистскую работу, разъясняли лозунги и программные требования большевистской партии, распространяли марксистскую литературу.

В партийной работе среди матросов активно участвовали большевики Петрограда, Гельсингфорса, Ревеля, Севастополя, Одессы, Николаева, Новороссийска. Работа большевистских организаций обеспечивала неразрывную связь революционного движения на флоте с борьбой пролетариата, привлекала новые тысячи военных моряков на сторону народа.

На всех этапах освободительной борьбы В. И. Ленин внимательно следил за развитием революционного движения на флоте, всесторонне изучал характерные черты и важнейшие особенности антиправительственных выступлений на кораблях и военно-морских базах. Ни одно из крупных событий в истории революционного движения на флоте не проходило мимо его внимания. Вождь большевистской партии вскрывал причины, истоки и уроки революционных выступлений моряков, их значение и влияние да последующий ход революционной борьбы.

В ленинских статьях «Революционная армия и революционное правительство», «Международному социалистическому бюро», «Революция учит», «Теория самопроизвольного зарождения» и других нашло отражение такое крупнейшее событие в ходе первой русской революции, как восстание на броненосце «Потемкин». В нем В. И. Ленина увидел качественно новую ступень революционного движении в войсках. Громадное значение этих событий, писал он, состоит в том, что здесь «впервые крупная часть военной силы царизма, — целый броненосец, — перешла открыто на сторону революции»13. Важная особенность этого восстания моряков, по оценке В. И. Ленина, заключалась еще в том, что направленные против революционного корабля другие военные суда «отказались бороться против товарищей». Сплоченность, братская солидарность моряков стали причиной того, что царское правительство фактически «оказалось без флота».

Значение восстания на броненосце «Потемкин», подчеркивал В. И. Ленин, не смогут уничтожить никакие репрессии царизма, никакие частичные победы над революцией, «перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии»14.

В. И. Ленин глубоко анализировал уроки этого восстания, его сильные и слабые стороны. «...Военное и политическое руководство, вот чего не хватило. Геройства, энтузиазма бездна»15, — писал он в 1905 г. У солдат и матросов «не было уменья взять руководство в свои руки, стать во главе революционной армии и перейти в наступление против правительственной власти»16, — писал он, анализируя события 1905 г. в одной из более поздних работ.

Новые явления в революционном движении были вскрыты В. И. Лениным в результате анализа Севастопольского восстания (ноябрь 1905 г.), когда красный флаг революции был поднят на крейсере «Очаков» и других кораблях черноморской эскадры. В статье «Войско и революция» В. И. Ленин отмечал, что севастопольские события не случайны, что они «знаменуют полный крах старого, рабского порядка в войсках, того порядка, который превращал солдат в вооруженные машины, делал их орудиями подавления малейших стремлений к свободе»17. Если прежде царизму удавалось широко использовать армию в своих контрреволюционных целях как внутри страны, так и за ее пределами, то теперь армия отпадала от самодержавия; «Она еще не вся стала революционной, — писал В. И. Ленин. — Политическая сознательность солдат и матросов еще очень низка. Но важно то, что сознание уже проснулось, что среди солдат началось свое движение, что дух свободы проник в казармы везде и повсюду»18. Важнейшими уроками восстания в Севастополе и на кораблях Черноморского флота В. И. Ленин считал солидарность армии «с восставшими за свободу севастопольцами», поддержку их другими частями войск, поддержку их революционных требований далеко за пределами Черноморского флота.

Активное участие моряков в борьбе с царизмом, роль матросских и солдатских восстаний в Кронштадте, Свеаборге, Севастополе в годы первой русской революции нашли отражение во многих работах В. И. Ленина. Такие статьи, как «Начало революции в России», «Первая победа революции», «Приближение развязки», «Между двух битв», «Рабочая партия и ее задачи при современном положении», «О посылке делегации в Свеаборг», «Политический кризис и провал оппортунистической тактики», позволяют судить, насколько глубоко вождь революции изучал развитие революционного движения на флоте, как высоко оценивал его революционные возможности.

Ленинский анализ революционных событий на флоте, огромная работа большевистской партии по идейно-политическому воспитанию моряков играли решающую роль в вовлечении матросских масс в борьбу против царизма. Многие работы Ленина — «Что делать?», «К деревенской бедноте», «Задачи русских социал-демократов» — распространялись на кораблях еще в период создания первых подпольных организаций. Среди нелегальной большевистской литературы важное место занимали ленинская «Искра», а в последующем газеты «Вперед» и «Пролетарии». Они помогали пробуждению классового самосознания моряков, сплочению их вокруг большевиков, вооружали правильным пониманием политической обстановки, давали верный курс в борьбе против царизма, способствовали росту организованности и сознательности матросских масс.

В условиях жестоких репрессий и разгула полицейской реакции большевики усиливали революционную работу на флоте: теснее становились связи авангарда пролетариата с матросской средой, увеличивалось число партийных ячеек, групп, кружков, все шире распространялась на флотах большевистская литература. Царская охранка с тревогой доносила, что матросские революционные организации непосредственно связаны с В. И. Лениным19. «Имя Ленина, —  писал моряк балтиец Н. Н. Кудзелько, — всем или почти всем было уже хорошо знакомо и очень дорого. О Владимире Ильиче нам не раз рассказывали наши товарищи-коммунисты, а кое-кто из матросов, как реликвии, хранил написанные им брошюры, читанные и перечитанные буквально до дыр»20.

В. И. Ленин направлял военную и боевую работу большевистской партии, поддерживал связи с представителями армии и флота, постоянно интересовался состоянием партийной работы на кораблях и в частях. Даже будучи в эмиграции, он находил возможность для встречи с моряками (в Женеве, Лондоне, Париже). Ленинское партийное руководство революционной деятельностью на флоте являлось решающим условием превращения матросских масс в один из ударных отрядов революционной армии пролетариата. К 1917 г. большевистская партия пришла обогащенная опытом военно-боевой работы в армии и на флоте, владея всеми формами революционной борьбы.

Примечания:

1 См. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 112.

2 К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Тезисы Центрального Комитета КПСС М. 1960, р, 9.

3 См.: Ленин В.И. Полн. coбp. соч., т. 13, с. 372.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 365.

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с 338

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 180.

7 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 178

8 См.: там же, с. 177.

9 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 177.

10 См.: Гаркавенко Д. Л. Социальный состав матросов русского флота. - «История СССР», 1968, № 5, с. 40 — 56.

11 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 30, с. 318.

12 См.: Маевский И.. Экономика русской промышленности в условиях первой мировой войны. М., 1957, с. 372, 378

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 330.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 336, 337.

15 Там же, с. 403.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 319.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 111.

18 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 12, с. 111 — 112.

19 См.: Столяренко М. В. И. Ленин и революционные моряки. Работа партии большевиков и военно-морском флоте. 1903 — 1917 гг. М., 1970, с. 55 — 67; Военные организации российского пролетариата и опыт его вооруженной борьбы. 1903 — 1917. М., 1974, с. 210.

20 «Морской флот». 1957, № 11, с. 4 — 5.

 

2. На пути к Октябрю

Натиском народных масс в феврале 1917 г. была опрокинута «телега залитой кровью и грязью романовской монархии...»1. Отмечая революционное единение рабочих и крестьян с восставшими войсками, вождь большевистской партии высоко оценивал активную роль революционных моряков в свержении царизма2. С победой Февральской революции в стране сложилась новая политическая ситуация, открылись новые возможности для развития революционной инициативы масс, их сплочения вокруг пролетариата и его авангарда — партии большевиков.

Выход большевистских организаций из подполья, установление тесных контактов с центральными партийными органами и местными комитетами способствовали широкому развертыванию большевистской работы среди моряков. В первые же дни Февральской революции в Петрограде и Кронштадте были созданы первые легальные большевистские организации; в марте — апреле 1917 г. они возникли в Гельсингфорсе, Ревеле, Севастополе, Одессе, Николаеве, Новороссийске, Архангельске, Владивостоке, Хабаровске, Баку и других портах и базах, где дислоцировались основные соединения и части флота. Они объединили в своих рядах матросов, солдат и рабочих. Крупные партийные организации были на линейных кораблях Балтийского флота «Республика», «Петропавловск», «Гангут», «Полтава», «Слава», крейсерах «Диана», «Россия» и др.

Для помощи и укрепления большевистских организаций Кронштадта и Гельсингфорса Центральный и Петербургский комитеты РСДРП (б) направляли туда опытных партийных работников (Б. А. Жемчужина, В. А. Антонова-Овсеенко, А. Ильина-Женевского, В. Н. Залежского, С. Г. Рошаля, И. Д. Сладкова, Т. И. Ульянцева и др.). По указанию ЦК партии было налажено систематическое снабжение кораблей и баз большевистскими газетами, листовками и другой партийной литературой. В апреле 1917 г. только Гельсингфорсский комитет РСДРП (б) помимо газеты «Правда» получил из центра около 150 наименований партийной литературы, и в их числе произведения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Большевики Гельсингфорса — главной базы Балтийского флота — сообщали в ЦК, что «литература у нас идет превосходно»3. Центральный Комитет партии обязал редакцию «Правды» и партийное издательство «Прибой» регулярно высылать большевистские издания в Архангельск, Мурманск, Владивосток и другие портовые города и военно-морские базы4.

На кораблях и в частях стали создаваться революционные организации — солдатские и матросские комитеты, которые развернули борьбу за демократизацию флота. Они требовали предоставления матросам гражданских нрав, участия всего личного состава в общественной жизни, в политических партиях и организациях, пересмотра царских законов и уставов морской службы, увольнения не пользующихся доверием командиров.

В крупных промышленных и приморских городах появились боевые рабочие дружины, отряды рабочей милиции и Красной гвардии — вооруженный оплот революции. В этих условиях укрепление боевого союза пролетарских вооруженных организаций с революционными силами армии и флота являлось важнейшей задачей партии. В марте 1917 г. В. И. Ленин писал, что «единственная гарантия свободы и разрушения царизма до конца есть вооружение пролетариата, укрепление, расширение, развитие роли, значения, силы Совета рабочих депутатов»5.

Организаторская и идейно-политическая работа большевистской партии среди матросских масс особенно широкий размах приобрела с возвращенном В. И. Ленина из эмиграции. 3 апреля 1917 г. (даты до 31 января 1918 г. даются по старому стилю; с 14 февраля 1918 г. — по новому) тысячи рабочих, матросов и солдат встречали Владимира Ильича у Финляндского вокзала. «С этого первого момента вступления Владимира Ильича на родную петроградскую землю, — писал В. Д. Бонч-Бруевич, —общение нашего вождя с матросами Балтийского флота не только не прерывалось, но все больше и больше разрасталось»6.

Приезд В. И. Ленина имел огромное значение для партии, трудящихся, для всего революционного движения. Вождь пролетариата непосредственно возглавил руководство Центральным Комитетом РСДРП (б), определил главные пути дальнейшего развития революции, вооружил большевистскую партию стратегией и тактикой борьбы за социалистическое переустройство общества.

В первое время после свержения царизма многие неискушенные в политике солдаты и матросы не могли сразу разобраться в политической обстановке и под влиянием соглашательской эсеро-меньшевистской тактики доверчиво относились к обещаниям и посулам Временного правительства. Призванное служить интересам стабилизации капитализма, Временное правительство стремилось во что бы то ни стало сохранить армию и флот на службе буржуазии, продолжать использовать их в целях реакционной политики господствующих классов. В демократизации вооруженных сил буржуазные правители видели их «разложение» и предпринимали все меры к тому, чтобы «сохранить порядок» в рядах армии и флота.

Политика Временного правительства находила поддержку у меньшевиков и эсеров, занявших господствующее положение в Советах. Эти партии являлись выразителями интересов мелкой буржуазии: они лишь на словах ратовали за социализм, на деле же были против дальнейшего развития революции, против взятия всей власти Советами.

Партия большевиков боролась за влияние в массах, раскрывая глубинные противоречия между политическим курсом Временного правительства и интересами большинства народа, помогая трудящимся избавиться от мелкобуржуазных иллюзий и доверия к соглашателям. В. И. Ленин учил, что важнейшей задачей партии в период мирного развития революции является терпеливое, систематическое разъяснение трудящимся классовой сущности двоевластия, сложившегося в стране после Февральской революции, разоблачение империалистической политики Временного правительства и соглашательства мелкобуржуазных партий, изолирование их от масс, завоевание большинства в Советах, сосредоточение в их руках всей полноты власти.

4 апреля 1917 г. В. И. Ленин выступил перед членами Центрального Комитета, Петербургского комитета партии и большевистскими делегатами Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов с докладом «О задачах пролетариата в данной революции». Это были гениальные Апрельские тезисы, вооружившие партию научно обоснованным планом борьбы за переход от буржуазно-демократической революции к социалистической, вызвавшие огромный политический подъем в рядах партии и рабочего класса, ставите той идейной основой, вокруг которой сплачивались силы большевистской партии по всей стране. Ленинские тезисы стали программой деятельности большевистских организаций в армии и на флоте. Апрельские тезисы В. И. Ленина, — писал член Гельсингфорсского комитета РСДРП (б) И. А. Ховрин, — определили направление нашей работы. До того, как они дошли к нам, было очень много неясного, особенно в вопросе об отношении к Временному правительству. А тут будто свежим воздухом повеяло. Стало ясно, что нужно делать»7.

Апрельские тезисы широко обсуждались на кораблях и базах флота, получая единодушную поддержку и одобрение передовой части военных моряков. Большевистские лозунги «Вся власть Советам!», «Никакого доверия Временному правительству!» становились самыми популярными на флоте.

Вместе с делегатами Петрограда, Кронштадта, Ревеля, Риги, Баку и других партийных организаций представители флотских большевиков участвовали в работе VII (Апрельской) конференции РСДРП (б). Как вспоминал матрос Ф. М. Дмитриев, встречаясь с моряками во время конференции, В. И. Ленин выражал «искреннее удовлетворение тем, что на... конференции... присутствуют и представители флота. Подробно расспрашивал он нас о состоянии флота, о партийной работе и тут же давал советы и наставления»8.

С докладом об итогах Апрельской конференции В. И. Ленин выступал на общегородском собрании Петроградской большевистской организации, состоявшемся 8 мая 1917 г. в помещении Морского корпуса. Ленинский доклад вызвал огромный интерес многотысячной аудитории, среди которой было много матросов из Петрограда, Гельсингфорса, Кронштадта. Решения конференции быстро стали достоянием всех партийных организаций Балтики. Видя в них четкую и ясную программу своей деятельности, флотские коммунисты разъясняли матросским массам значение этих решений в борьбе за дальнейшее развертывание революции, ликвидацию двоевластия и передачу всей полноты власти Советам, завоевание партией коммунистов большинства в Советах, разоблачение политики мелкобуржуазных партий, развращавших массы идеей классового сотрудничества с буржуазией.

Доведение до сознания масс партийных решений, широкое распространение ленинских работ, большевистской литературы на кораблях и в частях флота способствовало росту политической активности моряков, пониманию ими стратегии и тактики большевистской партии, задач революционной армии пролетариата в борьбе против классовых врагов. «Авторитет и влияние большевистской партии, популярность В. И. Ленина, — писал матрос балтиец Л. В. Белов, — росли на флоте изо дня в день»9.

Большое значение для большевизации матросских масс имели выступления В. И. Ленина на массовых политических митингах, его встречи с представителями различных кораблей и частей флота в Центральном Комитете РСДРП(б), редакции «Правды», на заводах и в воинских частях. Весной и летом 1917 г. тысячи моряков слушали Ленина. 10 апреля балтийцы участвовали в митинге в Измайловском полку, где В. И. Ленин выступил с речью о революционном государственном устройстве, о необходимости продолжения революции и передачи власти Советам. После выступления Владимир Ильич беседовал с представителями моряков, интересовался их настроениями. 14 апреля в агитационном отделе ЦК РСДРП (б) В. И. Ленин беседовал с моряками-агитаторами. 15 апреля во время выступления Ленина в Михайловском манеже его охранял отряд моряков во главе с членом Кронштадтского Совета матросом большевиком В. М. Зайцевым. 16 апреля матросы, солдаты, рабочие слушали выступление Ленина с балкона дворца Кшесинской. Во время первомайской демонстрации Владимир Ильич выступал перед рабочими, солдатами и матросами на Марсовом поле и Дворцовой площади, а также перед матросами Морского полигона на Охте.

С речами о текущем моменте и задачах пролетариата В. И. Ленин неоднократно выступал на многотысячных митингах рабочих Обуховского, Франко-Русского, Невского и Адмиралтейского судостроительных заводов, Путиловской судостроительной верфи и других предприятий Петрограда, где вместе с рабочими присутствовали и военные моряки. Так, 12 мая 1917 г. в митинге на Франко-Русском заводе участвовали матросы с крейсера «Аврора». «Выступление Ленина, — писал авроровец Д. Ващук, — оставило в наших сердцах и сознании неизгладимый след, заставило понять нашу роль в третьей русской революции»10.

В ленинских речах содержался глубокий марксистский анализ политической обстановки, сложившейся в стране после свержения царизма, определялись главные особенности нового исторического момента, вскрывалась классовая сущность буржуазного Временного правительства и его империалистической политики. В. И. Ленин подчеркивал историческое значение Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, разоблачал соглашательскую тактику мелкобуржуазных партий, обосновывал возможность мирного перехода власти в руки пролетариата.

В агитационно-массовой работе среди солдатских и матросских масс активно участвовали Я. М. Свердлов, М. И. Калинин, Ф. Э. Дзержинский, И. В. Сталин, А. В. Луначарский, В. В. Володарский, А, М. Коллонтай и другие видные деятели большевистской партии.

Деятельность большевистских организаций в армии и на флоте направлялась и объединялась Военной организацией при Петербургском комитете РСДРП (б), которая работала под руководством Центрального Комитета партии. В конце апреля Военка была преобразована в Военную организацию при ЦК партии, став всероссийским центром по руководству партийными организациями в армии. Важнейшая задача Военной организации заключалась в том, чтобы создать из революционно-демократических элементов армии «материальный вооруженный оплот для революции и поставленных ею в порядок дня требований»11. Деятельность Военной организации была направлена на расширение и углубление влияния партии в вооруженных силах, завоевание их на сторону революции, на теснейшее слияние солдатских и матросских масс с рабочим классом. Военка установила широкие связи с Кронштадтской, Гельсингфорсской, Выборгской и другими военными организациями партии, развернула агитационную работу в казармах, вовлекая в нее десятки и сотни тысяч передовых солдат и матросов. В особняк Кшесинской, где размещалась боевая организация большевиков, ежедневно приезжали посланцы с фронтов, с кораблей и частей флота.

С идейным и организационным укреплением большевистских организаций на кораблях и в частях усиливалось влияние большевиков в судовых и береговых комитетах. К лету 1917 г. на Балтике функционировало свыше 600 флотских комитетов, которые решительно выступали за демократизацию, введение выборности командиров, отстранение с командных постов реакционных офицеров, не пользовавшихся доверием матросов. Деятельность судовых комитетов возглавлял Центральный комитет Балтийского флота (Центробалт) — высший революционно-демократический орган, осуществлявший контроль за деятельностью командующего Балтийским флотом. Завоевав авторитет среди широких масс моряков-балтийцев, Центробалт сыграл важную роль в борьбе за демократизацию флота, в мобилизации матросских масс против Временного правительства и поддерживавших его меньшевиков и эсеров. Руководящую роль в Центробалте играли матросы большевики П. Е. Дыбенко, Н. А. Ховрин, Н. Г. Маркин, А. В. Баранов, Э. А. Берг, проводившие большевистскую линию во всех вопросах деятельности этой организации. Работа Центробалта непрерывно направлялась ЦК РСДРП (б).

Большевистская партия придавала большое значение идейно-политической и организаторской работе среди моряков Кронштадта — важнейшей военно-морской крепости на Балтике, прикрывавшей морские доступы к Петрограду. Еще находясь в Швейцарии, В. И. Ленин внимательно следил за революционными выступлениями в Кронштадте. На следующий же день после приезда в Петроград В. И. Ленин выступил перед кронштадтцами, прибывшими встречать вождя. «С приездом Ленина, — писал матрос С. В. Сидоров, — большевистское настроение кронштадтцев еще больше окрепло. Между крепостью и дворцом Кшесинской налажена была непрерывная связь12.

Большевизации гарнизона крепости способствовала тесная связь матросов и солдат с рабочими кронштадтских заводов и мастерских. В напряженной борьбе с эсерами, меньшевиками, анархистами росло влияние большевиков среди моряков. «Революционный накал, — писал кронштадтский: рабочий большевик П. И. Черноусов, принимавший активное участие в агитационно-пропагандистской работе среди моряков, — чувствовался в Кронштадте постоянно. Почти ежедневно происходили митинги... поочередно выступали ораторы разных политических направлении — большевики, эсеры, меньшевики, анархисты. Это был своеобразный политический университет для тех, кто участвовал в этих митингах. Здесь люди учились мыслить, анализировать события. Здесь партия боролась за массы, за флот, за армию... В итоге эта борьба кончилась бесповоротной победой большевиков»13.

Особенно авторитет Кронштадта как активной революционной силы в общественно-политической жизни страны возрос с середины мая, когда Кронштадтский Совет рабочих и солдатских депутатов принял решение о смещении комиссара Временного правительства и объявил себя единственной властью в крепости. Буржуазная и эсеро-меньшевистская печать использовала эту акцию для усиления травли кронштадтцев и большевиков, объявив об «отложении» Кронштадта от России, анархии кронштадтцев и т. д.

В. И. Ленин внимательно следил за развитием событии в Кронштадте. 28 мая в «Правде» была опубликована ленинская статья «Один принципиальный вопрос», в которой Владимир Ильич отмечал, что кронштадтский инцидент имеет принципиальное значение, так как «он обнаружил давно уже подмеченный нами, признанный официально в резолюции нашей партии (о Советах) факт, что на местах революция зашла дальше, чем в Питере»14.

Во время встречи с представителем кронштадтских большевиков И. Л. Флеровским, который доложил о революционных настроениях кронштадтцев и их готовности к решительной борьбе против контрреволюции, В. И. Ленин отметил, что нетерпение масс и их стремление перейти к решительным действиям естественно. Однако, подчеркивал Владимир Ильич, важно помнить, что «Кронштадт и Петроград не вся Россия. Россию еще надо завоевать»15. Эта ленинская оценка всецело отражала политическую линию большевистской партии в период мирного развития революции и имела исключительно важное значение для практической деятельности флотских партийных организации.

Наряду с повседневным руководством революционными силами Балтийского флота Центральный Комитет большевистской партии уделял большое внимание работе на Черноморском флоте и в портовых городах юга. Борьба большевиков за матросские массы была здесь более сложной и длительной, чем на Балтике. Оторванность Черноморского флота от крупных промышленных и пролетарских центров, засилье буржуазных элементов, черносотенцев, анархистов, недоступность Севастополя как базы флота для гражданского населения, что мешало проникновению во флот большевистских агитаторов, — все это осложняло работу флотских большевиков.

Центральный Комитет РСДРП (б) обращал внимание местных партийных организаций на необходимость усиления партийной работы во флотской среде. По его указаниям большевистские организации Донбасса, Харькова, Екатеринослава (Днепропетровска) пересылали на Черноморский флот большевистскую литературу. Руководствуясь решениями Апрельской конференции, партийные организации Севастополя, Одессы, Новороссийска, Николаева настойчиво разъясняли матросам политику ленинской партии, призывали к борьбе за власть Советов, раскрывали смысл политических событий и замыслов классового врага. Многочисленные митинга и собрания на кораблях и базах флота нередко превращались в настоящие идейно-политические сражения большевиков и им сочувствующих против реакционного офицерства и соглашателей.

Представители большевистских организаций Черноморского флота во время поездок в Петроград информировали ЦК партии о состоянии политической работы на местах в получали указания о дальнейших задачах. В мае 1917 г. с группой черноморских моряков, прибывших из Севастополя в Петроград, встретился В. И, Ленин. В беседе с посланцами Черноморского флота он призвал их активнее бороться за изоляцию соглашательских партий, за завоевание большинства в Советах16.

Высокая политическая активность моряков находила свое выражение в их участии в общественно-политической жизни страны, в решительной поддержке лозунгов большевистской партии. Во время крупнейших политических демонстраций в Петрограде весной и летом 1917 г. моряки выступали совместно с рабочими и революционными солдатами гарнизона.

Кронштадтские моряки приняли участие в мирной демонстрации в Петрограде 4 июля 1917 г. Приветствуя их от имени питерских рабочих, В. И. Ленин выразил уверенность, что лозунг «Вся власть Советам!», должен победить, несмотря на все зигзаги исторического пути, призвал к выдержке, стойкости и бдительности. Но контрреволюция подготовила расправу с трудящимися. Мирная демонстрация рабочих, солдат и матросов была встречена огнем юнкерских и казачьих отрядов.

Давая всесторонний анализ июльских событий, Владимир Ильич называл революционных моряков одной из главных групп во время демонстрации и подчеркивал их организованность. К насилию прибегли черносотенцы, открывшие огонь по демонстрантам. Если бы 10 тысяч вооруженных матросов, рабочие и солдаты, писал В. И. Ленин, преследовали цели вооруженного восстания, то тогда число убитых на стороне правительственных войск было бы раз в десять больше17.

Июльские дни стали поворотным моментом в развитии революции. Разгром июльской демонстрации положил начало открытому наступлению реакции против революционных сил, прежде всего против партии большевиков. Партии меньшевиков и эсеров окончательно предали дело революции. Двоевластие кончилось: власть полностью перешла в руки Временного правительства, Советы стали его бессильным придатком. «Всякие надежды на мирное развитие русской революции, — писал В. И. Ленин, — исчезли окончательно»18. Перед большевистской партией встала задача подготовки вооруженного восстания.

В мирный период развития революции большевистская партия во главе с В. И. Лениным показала образцы применения разнообразных форм и методов классовой борьбы. Ясность программных установок и последовательность их проведения позволили большевикам высвободить из-под влияния соглашательских партий и привлечь на свою сторону широкие массы трудящихся. Об этом ярко свидетельствовал рост партийных рядов на флоте. Только в основных военно-морских базах — Кронштадте, Гельсингфорсе, Ревеле, Севастополе, Одессе, Николаеве, Архангельске, Баку — численность большевистских организаций с апреля по июнь 1917 г. возросла почти в два раза (с 9 тыс. до 17,5 тыс. человек)19. Большевистские лозунги и призывы поддерживали многотысячные массы революционных моряков на всех флотах.

На флотах сложились крепкие большевистские организации, опиравшиеся на широкий актив революционно настроенных матросов, на революционное творчество масс, ярко проявившееся в создании Советов, судовых и береговых комитетов, вооруженных отрядов Красной гвардии. Политическая активность и сознательность матросских масс наиболее быстро росли на Балтийском флоте, непосредственно связанном с пролетариатом Петрограда и Прибалтики. Более сложный и острый характер приобрела борьба большевиков за завоевание матросских масс на других флотах, где соглашательским партиям удавалось долгое время поддерживать влияние и численное преобладание в Советах, матросских комитетах и других демократических организациях. Используя политическую неопытность трудящихся, затушевывая сущность своих политических программ социальной демагогией, меньшевики и эсеры пытались сохранить свои позиции в руководящих демократических органах, не гнушаясь прямым предательством интересов рабочего класса и крестьянства.

Однако опыт политической борьбы раскрывал массам великую жизненную силу и правоту ленинских идей, сплачивал их вокруг большевистской партии, умножал революционную энергию и решимость бороться за победу социалистической революции.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 13.

2 См.: Подвойский Н. И. Год 1917. М., 1958, с. 21.

3 Хесин С. С. Октябрьская революция и флот. М., 1971, с. 120.

4 См.: Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) в 1917 году.  Хроника событий. М., 1969, с. 51, 74, 82, 107, 137, 146.

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 20.

6 Бонч-Бруевич В. Д. Владимир Ильич Ленин и Военно-Морской Флот (Рукописный фонд Института истории АН СССР, д. 21, с. 9).

7 Военные моряки в борьбе за победу Октябрьской революции. М., 1958, с. 245.

8 Там же, с. 346.

9 Ленин — вождь Октября. Воспоминания петроградских рабочих. Л., 1950, с. 97.

10 «Военный связист», 1960, № 4, с. 14.

11 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8-е, т. 1. М., 1970, с. 478.

12 В дни Октября. Сборник воспоминаний участников Октябрьской революции. М., 1957, с. 47.

13 «Вопроси истории». 1967, №  5, с. 97.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 218.

15 Флоренский И. П. Большевистский Кронштадт в 1917 г. Л.. 1957, с. 17.

16 См.: Борьба большевиков за власть Советов в Крыму. Симферополь, 1957, с. 62 — 63; Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) в 1917 году. Хроника событий, с. 161 — 165; Хесин С. С. Октябрьская революция и флот, с. 122.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 27.

18 Там же, с. 2.

19 См.: Шестом съезд РСДРП (большевиков). Август 1917 года. Протоколы. М, 1958, с 74, 204 — 206, 319, 365, 372, 388; Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (март — октябрь 1917 г.), т. 1. М., 1957, с. 481 — 506.

 

3. Объединить главные силы революции

Коренное изменение политической обстановки после июльских событий потребовало глубокого анализа соотношения классовых сил в стране, выработки новой тактики большевистской партии. В ленинских работах «Политическое положение», «К лозунгам», «О конституционных иллюзиях», «Уроки революции» была вскрыта сущность левого этапа революции, показана необходимость сочетания нелегальных и легальных форм борьбы, усиления работы по сплочению вокруг пролетариата его классовых союзников с целью накапливания сил для решающего удара по буржуазии.

VI съезд РСДРП (б), руководствуясь ленинскими оценками политического положения, нацелил большевистскую партию на дальнейшее развитие революции, выдвинув лозунг борьбы за ликвидацию контрреволюционной диктатуры буржуазии и завоевание власти пролетариатом в союзе с беднейшим крестьянством путем вооруженного восстания.

В работе съезда вместе с посланцами рабочего класса принимали участие большевики армии и флота: делегаты Военной организации при ЦК, представители Кронштадтской, Гельсингфорсской, Рижской, Выборгской, Ревельской и других партийных организаций. На съезде была проанализирована обстановка в стране, раскрыта огромная работа, проводимая партийными организациями, отмечен неуклонный рост влияния большевиков среди широких масс трудящихся. Большое внимание было уделено на съезде работе партийных организаций флота1.

После июльских событий многие флотские организации подверглись жестоким преследованиям. Однако репрессии не только не поколебали позиций большевиков среди передовой части матросских масс, но и усилили их авторитет и влияние. Аресты партийных руководителей, расправы, погромы, обыски многому научили матросов, закалили их для дальнейшей борьбы, помогли яснее увидеть истинных врагов демократии и революции, изжить доверчивость к меньшевикам и эсерам. Благодаря опыту классовой борьбы и деятельности большевистской партии революционные силы Балтийского флота в условиях наступившей реакции смогли отразить натиск контрреволюции.

Коммунисты флота, как и вся партия, с единодушием одобрили решения VI съезда РСДРП (б). Ленинский курс на подготовку к вооруженному восстанию, к победе социалистической революции стал программой их действий.

Разъясняя решения VI съезда РСДРП (б), флотские большевики усилили широкую организаторскую и идейно-воспитательную работу в массах, призывали готовиться к новым битвам, копить силы для свержения власти буржуазии, укреплять связь военных партийных коллективов с пролетарскими организациями. На кораблях и частях флота усиливался протест против антинародной политики Керенского. На митинге матросов и солдат в Ганго-Лапвике 7 августа была принята резолюция с выражением недоверия Временному правительству. В поддержку этой резолюции высказались матросы дивизиона подводных лодок, линейных кораблей «Республика», «Петропавловск», «Слава», «Полтава» и многих других кораблей.

Находясь в подполье в Гельсингфорсе, В. И. Ленин внимательно следил за развитием революционных событии на Балтийском флоте, поддерживал тесные связи с большевиками-балтийцами. Одни из руководителей балтийских большевиков В. А. Жемчужин не раз бывал у Владимира Ильича на конспиративной квартире, докладывал о положении дел на флоте. В. И. Ленин расспрашивал его о настроениях матросов, о расстановке сил в Гельсингфорсском Совете и Центробалте, о возможностях, которыми располагают балтийцы в предстоящих боях за революцию. Владимир Ильич «очень интересовался положением на флоте, пользовался полной информацией о делах и настроениях балтийцев»2.

Одновременно с Балтикой усиливалась революционная работа большевиков на других флотах. По указанию Центрального Комитета РСДРП (б) группа видных партийных работников (Н. А. Пожаров, И. Н. Островская, Ю. П. Гавел) была направлена на Черноморский флот. Напутствуя Н. А. Пожарова, Я. М. Свердлов говорил: «Наша задача — превратить Севастополь в революционный базис Черноморского побережья. Севастополь должен стать Кронштадтом юга»3.

Влияние большевистской партии на Черноморском флоте изо дня в день возрастало. Агитация на судах, выступления в Совете. — сообщала в сентябре 1917 г. в ЦК РСДРП (б) Н. Н. Островская, — дали блестящие результаты в смысле настроения в нашу пользу, популярности нашей партии, огромного спроса на наших лекторов...»4

Расстановка революционных сил, практическая проверка их готовности к решительным действиям ярко выявились во время подавления корниловского мятежа, направленного на удушение революции. Рабочий класс сыграл решающую роль в крахе корниловщины. По призыву большевистской партии рабочие Петрограда, матросы и солдаты столичного гарнизона поднялось на борьбу против мятежа. По инициативе и под руководством большевиков стали создаваться революционные органы по борьбе с корниловщиной, которые брали под контроль военные штабы, железнодорожные пути, задерживая продвижение корниловских войск.

На помощь питерскому пролетариату пришли революционные моряки Кронштадта. Гельсингфорса, Выборга. Для обеспечения контроля над военными органами управления Исполком Кронштадтского Совета назначил комиссаров в штабы гарнизона, на телеграф, в Морской арсенал, на форты. В Гельсингфорсе, Ревеле и других базах флота для борьбы с контрреволюцией были созданы революционные комитеты с неограниченными полномочиями. Власть фактически перешла в их руки, во все штабы были назначены комиссары.

Разгром корниловского мятежа сыграл большую роль в политическом воспитании матросских масс, определил коренной перелом во взглядах моряков в тех базах, которые прежде были оплотом эсеро-меньшевистского блока. В Ревеле подавляющая часть матросов перешла на сторону большевиков, поддерживала их политическую программу. О готовности вести борьбу против генеральско-кадетской авантюры заявили экипажи многих кораблей Черноморского флота. Перемена в политических настроениях матросов происходила на Каспийской, Северной, Сибирской и Амурской флотилиях, где раньше были сильны оборонческие настроения и доверие Временному правительству.

Крах корниловщины вскрыл всю глубину предательства эсеро-меньшевистских соглашателей, привел к ослаблению мелкобуржуазных партий и укреплению революционных сил. В стране и армии резко возросло влияние и авторитет большевистской партии, показавшей себя единственной партией, способной отстоять завоевания народа.

Разгром корниловщины, положив начало крутому повороту в развитии революции, свидетельствовал об углублении общенационального кризиса в стране. Полоса большевизации Советов, изменение их состава и политики создали предпосылки к тому, что партия большевиков вновь выдвинула лозунг «Вся власть Советам!», временно снятый после июльских дней. Но теперь это был лозунг вооруженного восстания5.

В письмах Центральному Комитету РСДРП (б)  «Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание» В. И. Ленин на основе глубокого анализа соотношения классовых сил в стране показал, что в России созрели объективные условия для проведения вооруженного восстания, для свержения буржуазного Временного правительства. Имея на своей стороне большинство рабочего класса — авангарда революции и большинство народа, подчеркивал В. И. Ленин, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки. Первоочередной задачей партии становилась военно-техническая подготовка восстания.

Еще в начало сентября В. И. Ленин указывал, что события в русской революции развиваются с «невероятной быстротой вихря или урагана...»6. Политическая жизнь на флоте полностью подтверждала ленинский прогноз, наглядно свидетельствовала о мощном революционном подъеме и углублении общенационального политического кризиса. 19 сентября 1917 г. в Гельсингфорсе состоялось пленарное заседание Центробалта с участием матросской фракции Гельсингфорсского Совета и представителей кораблей. Революционные моряки приняли решение об открытом разрыве с правительством Керенского. Пленарное заседание заявляет, указывалось в единогласно принятом постановлении, что «больше распоряжений Временного правительства не исполняет и власти его не признает...»7 Решение Центробалта было единодушно поддержано Областным комитетом армии, флота и рабочих Финляндии. С поддержкой решительной позиции Центробалта и Финляндского комитета выступили рабочие, солдаты и матросы Прибалтики. Фактически весь Балтийский флот открыто заявил на всю страну, что он вышел из подчинения правительству буржуазия и перешел на сторону трудового народа.

В. И. Ленин оценил эти события на Балтике и в Финляндии как исключительно важные для подготовки к вооруженному восстанию. В письме председателю Областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии 27 сентября 1917 г. он сформулировал задачи партии по подготовке вооруженного восстания и впервые определил роль Балтийского флота как важнейшей наступательной силы революции. «Кажется, единственное, что мы можем вполне иметь в своих руках и что играет серьезную военную роль, — писал Владимир Ильич, — это финляндские войска и Балтийский флот»8.

В работе «Кризис назрел», написанной 29 сентября, В. И. Ленин определил события на Балтике как одни из важнейших факторов революционной ситуации в стране. «Мы видели, — писал он, — полный откол от правительства финляндских войск и Балтийского флота»9. В письме в ЦК, МК, ПК и большевикам — членам Советов Питера и Москвы В. И. Ленин вновь подчеркивал, что «финляндские войска и флот против правительства» и наверняка поддержат восстание пролетариата10.

События на Балтике и в Финляндии В. И. Ленин рассматривал как составную часть общенационального политического кризиса, который достиг невиданной силы. Признаки кануна революции В. И. Ленин видел прежде всего в росте рабочего движения, в крестьянских восстаниях в России. «История сделала коренным политическим вопросом сейчас вопрос военный... — заключал В. И. Ленин . — Надо агитировать среди партии за серьезное отношение к вооруженному восстанию...»11 В. И. Ленин беспощадно разоблачал капитулянтскую позицию тех, кто выступал против немедленного взятия власти, за ожидание съезда Советов. Он требовал принять решительный курс на немедленное взятие власти, ибо «недели и даже дни решают теперь все». Победа восстания обеспечена, если «ударить внезапно и из трех пунктов, из Питера, из Москвы, из Балтийского флота...»12.

Намечая конкретные меры по подготовке к восстанию, В. И. Ленин настоятельно советовал Областному комитету армии, флота и рабочих Финляндии «все внимание отдать военной подготовке финских войск и флота», собрать точнейшие сведения о составе и расположении войск под Питером и в Питере, о движении флота, организовать посылку к казакам агитаторских отрядов из лучших сил матросов и солдат13.

Ленинские указания легли в основу деятельности флотских большевиков. Яркой демонстрацией готовности революционных моряков к решительной борьбе с буржуазией явился 2-й съезд представителей Балтийского флота, проходивший в конце сентября — начале октября 1917 г. Сообщая Центральному Комитету РСДРП (б) о настроении балтийских моряков, В. А. Антонов-Овсеенко подчеркивал, что балтийцы настроены по-боевому14.

Высоким доверием большевистской партии к революционным морякам Балтики было принятое на заседании ЦК РСДРП (б) 29 сентября 1917 г. решение выдвинуть кандидатуру В. И. Ленина на выборах в Учредительное собрание по Балтийскому флоту и армии15. Предложение ЦК горячо поддержали партийные комитеты, все революционные моряки Балтики. Кандидатуры В. И. Ленина и председателя Центробалта П. Е. Дыбенко были внесены в список, предложенный большевистской партией по Балтийскому избирательному округу. Итоги выборов, состоявшихся и ноябре, явились убедительным свидетельством того, что партия Ленина пользовалась широкой поддержкой рабочих, матросов и солдат. По Балтийскому избирательному округу кандидаты большевиков получили свыше 130 тыс. голосов. В таких базах, как Кронштадт, за них голосовало абсолютное большинство избирателей (более 83%). Когда от избранных депутатов потребовалось подать письменное заявление с указанием округа, по которому они принимают избрание, В. И. Ленин телеграфировал в комиссию по выборам: «Остаюсь депутатом Балтийского флота...» 16

Взяв курс на подготовку вооруженного восстания, большевистская партия всесторонне учитывала как внутреннюю, так и внешнеполитическую обстановку. В. И. Ленин прозорливо предвидел, что для удушения революции реакция будет продолжать попытки нанести удар по Петрограду не только путем генеральских (типа корниловского) заговоров, но и любыми способами, включая сговор с империалистами других стран. Это могло принести большой вред делу революции. Еще в середине сентября Владимир Ильич предупреждал, что сдача Петрограда «сделает наши шансы во сто раз худшими»17. К концу сентября над Петроградом нависла реальная опасность. Пользуясь бездействием английского флота, германское командование сосредоточило в восточной части Балтийского моря крупные силы своего флота для проведения операции «Альбион», цель которой заключалась в захвате Моонзундских островов с последующим нанесением удара по революционному Петрограду. Эта операция была первым этапом широкой военно-политической акции, подготовленной международным империализмом для подавления пролетарской революции в России.

Империалистические замыслы контрреволюции были сорваны революционными моряками-балтийцами. Отпор германскому наступлению возглавили большевистские организации Балтийского флота, Центробалт, судовые комитеты. В Моонзундском сражении 29 сентября — 6 октября 1917 г. балтийцы нанесли кайзеровскому флоту большие потери, не допустили его к Петрограду — колыбели революции. Самоотверженная оборона Моонзунда показала решимость балтийских моряков защищать подступы к Петрограду.

В. И. Ленин высоко оценивал героизм балтийских моряков в Моонзундском сражении. Против германского флота, писал он, воюют «геройские матросы». Вместе с тем, анализируя действия Временного правительства и морского командования, он делал вывод, что правительство и военщина не оставят своих попыток сговориться с английскими империалистами, чтобы сдать Петроград немцам и таким путем задушить революцию18. Поэтому с удвоенной, утроенной энергией он требовал усиленной подготовки вооруженного восстания.

В письмо «Марксизм и восстание» вождь пролетариата впервые поставил пород Центральным Комитетом вопрос о плане восстания, основными пунктами которого были: организовать штаб и распределить силы, двинуть на самые важные пункты верные полки, мобилизовать вооруженных рабочих и призвать их к решительному бою. овладеть важными стратегическими объектами, в первую очередь телеграфом и телефоном, арестовать правительство. В статье «Советы постороннего» Владимир Ильич в развитие своих предыдущих работ всесторонне обосновал стратегию и тактику пролетариата, Ленинский план восстания исходил из соотношения классовых сил, всесторонней оценки политической обстановки, глубоко учитывал опыт революционного движения, определял главные, ударные силы, организацию и направленно главного удара, конкретные способы действий, наступательный характер борьбы, подчеркивал необходимость перевеса сил в решающий момент и в решающем месте.

Раскрывая тезис классиков марксизма о том, что восстание, как и война, есть искусство, В. И. Ленин указывал: «В применении к России и к октябрю 1917 года это значит: одновременное, возможно более внезапное и быстрое наступление на Питер, непременно и извне, и извнутри, и из рабочих кварталов, и из Финляндии, и из Ревеля, из Кронштадта, наступление всего флота, скопление гигантского перевеса сил...

Комбинировать наши три главные силы: флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и ценой каких угодно потерь были удержаны; а) телефон, б) телеграф, в) железнодорожные станции, г) мосты и первую голову.

Выделять самые решительные элементы (наших «ударников» и рабочую молодежь, а равно лучших матросов) в небольшие отряды для занятия ими всех важнейших пунктов и для участия их везде, во всех важных операциях, например:

Окружить и отрезать Питер, взять его комбинированной атакой флота, рабочих и войска, — такова задача, требующая искусства и тройной смелости»19.

В письме большевикам, участвовавшим в работе съезда Советов Северной области, В. И. Ленин решительно требовал конкретных действии по непосредственной подготовке вооруженного восстания и вновь подчеркивал, что на стороне революции «весь Балтийский флот и все русские войска в Финляндии». Пo оценке В. И. Ленина, спасти революцию было способно только «немедленное движение Балтийского флота, финляндских войск, Ревеля и Кронштадта против корниловских войск под Питером». Он подверг сокрушительной критике взгляды тех, кто пытался доказывать невозможность участия флота в вооруженном восстании в Петрограде «из-за того соображения, что Балтийский флот, уходя в Питер, откроет будто бы этим фронт немцам. Клеветники-корниловцы скажут это, как скажут всякую ложь вообще, но давать запугать себя ложью и клеветой недостойно революционеров»20.

«Дело в восстании, — писал В. И. Ленин, — которое может и должен решить Питер, Москва, Гельсингфорс, Кронштадт, Выборг и Ревель. Под Питером, и в Питере — вот где может и должно быть решено и осуществлено это восстание, как можно серьезнее, как можно подготовленнее, как можно быстрее, как можно энергичнее.

Флот, Кронштадт, Выборг, Ревель могут и должны пойти на Питер...»21

Ленинская оценка боевых возможностей каждого отряда революционной армии пролетариата в вооруженном восстании вытекала из всестороннего анализа расстановки политических сил в стране накануне решительного штурма. В результате огромной идейно-политической работы большевиков у буржуазии были отвоеваны «вооруженные массы рабочих и крестьян для борьбы против эксплуататоров»; армия, которая во время войны «вобрала в себя весь цвет народных сил», была уже к октябрю — ноябрю 1917 г. «наполовину большевистской»22.

Будучи небольшой по численности частью вооруженных сил, флот в социально-политическом отношении выделялся революционной энергией, решительностью и активностью личного состава, что во многом обусловливалось его классовой структурой, сильными революционными традициями, опытом революционной борьбы, тесной спайкой с пролетариатом и прежде всего руководством большевистских организаций, влиянием ленинской партии в матросской среде. Расширение большевистского влияния среди моряков самым непосредственным образом определялось тем, что в основных районах базирования Балтийского флота — в Петрограде, Кронштадте, Гельсингфорсе. Выборге, Прибалтике — к августу 1917 г. насчитывалось более 62,7 тыс. членов РСДРП (б), что составляло свыше трети всего состава партии. К октябрю 1917 г. только в Петроградской партийной организации было уже около 50 тыс. коммунистов23. Это была могучая сила, которая вела за собой широкие массы рабочих, солдат и матросов.

Политические события февраля — октября 1917 г. явились для революционных моряков практической школой революционной борьбы, проверкой их готовности идти по пути, указанному большевистской партией. Политическая деятельность революционных сил флота, их поддержка решений большевистской партии являлись убедительным свидетельством неразрывной связи флота с авангардом пролетариата. Революционная работа большевиков среди матросских масс привела к важному политическому результату: накануне восстания Балтийский флот, выйдя из подчинения буржуазному правительству, стал надежной опорой большевистской партии, стоявшей во главе борьбы трудящихся за победу социалистической революции. Временные правители России оказались бессильными использовать его в своих классовых целях, повернуть против восставшего народа.

Большое значение, которое придавала большевистская партия участию Балтийского флота в вооруженном восстании, обусловливалось и его важным стратегическим положением среди общего фронта революционной борьбы российского пролетариата. «Петербург, — говорил В. И. Ленин на заседании Петербургского комитета РСДРП (б), — географический, политический, революционный центр всей России. За жизнью Петербурга следит вся Россия. Всякий шаг Петербурга является руководящим примером для всей России»24. В лице балтийских моряков питерский пролетариат имел надежного союзника, обладающего хорошей военной подготовкой, необходимыми знаниями и опытом вооруженной борьбы. Располагавший сотнями боевых кораблей и огромными запасами различного вооружения, флот являлся и важным арсеналом революционных сил.

В период непосредственной подготовки к вооруженному восстанию еще больше окрепли связи флотских партийных организаций с, Центральным Комитетом РСДРП (б). Постоянная информация о положении дел на местах и готовности революционных сил флота к выполнению задач, поставленных партией, поступала в ЦК не только из Кронштадта, Ревеля, Гельсингфорса, но из многих других военно-морских баз Балтики, Черного моря, Севера, Дальнего Востока. Указания большевистского штаба по реализации ленинского плана вооруженного восстания являлись боевой программой для всех партийных организаций флота.

В соответствии с решениями VI съезда партии вступила в решающую фазу военно-техническая подготовка всех отрядов вооруженных сил революции. Их боевым оплотом являлась Красная гвардия, вооруженные отряды рабочих, руководимые большевистскими комитетами заводов и фабрик. Подлинными бастионами революции были такие крупнейшие заводы Петрограда, как Путиловский, Балтийский, Обуховский, Адмиралтейский, «Новый Парвиайнен», «Айваз», «Новый Лесснер». К октябрю 1917 г. в красногвардейских отрядах столицы насчитывалось около 20 тыс. питерских рабочих, большая часть из них была вооружена. Отряды Красной гвардии были в Кронштадте, Одессе, Николаеве, Астрахани и многих других городах.

В военной подготовке, вооружении и боевом обучении Красной гвардии активное участие принимали все военные организации партии.

На исторических заседаниях Центрального Комитета РСДРП (б) 10 и 10 октября 1917 г. было принято решение о начале вооруженного восстания в ближайшие дни, всесторонне обсуждены задачи партии по непосредственной подготовке восстания. Для руководства восстанием ЦК избрал Военно-революционный центр, ставший руководящим ядром Военно-революционного комитета (ВРК) при Петроградском Совете.

Будучи легальным штабом восстания, ВРК провел многостороннюю работу по организации и объединению боевых сил пролетариата для победы революции, обеспечил связь ЦК РСДРП (б) с районными Советами, воинскими частями Петроградского гарнизона и Балтийского флота. Комиссары ВРК были направлены во многие воинские части, на корабли, заводы и фабрики. Получив поддержку солдат и матросов, постановивших выполнять распоряжения только ВРК и его комиссаров, комитет стал фактическим хозяином большей части столичного гарнизона. Павловский, Московский, Кексгольмский, Финляндский, Гренадерский, Литовский, Волынский, Преображенский, Измайловский, Егерский, Семеновский полки вышли из-под власти Петроградского военного округа и перешли в распоряжение ВРК.

Руководя подготовкой вооруженного восстании. В. И. Ленин систематически встречался с руководящими работниками партии, получал от них подробную информацию о крупнейших событиях, обсуждал важнейшие задачи момента, направлял их деятельность. В ночь на 18 октября состоялась одна из его встреч с руководящими членами ВРК и бюро Военной организации при ЦК РСДРП (б) Н. И. Подвойским, В. А. Антоновым-Овсеенко и В. И. Невским. На совещании были подвергнуты детальному обсуждению важнейшие вопросы подготовки восстания. Подчеркивая, что авангардом социалистической революции является рабочий класс, Владимир Ильич еще раз указал на необходимость превратить Красную гвардию, все пролетарские отряды в ведущую военную силу, в оплот борьбы против буржуазии.

Большое внимание в беседе с руководителями Военном организации В. И. Ленин уделил флоту. Заслушав их доклады о готовности частей флота выступить на стороне пролетариата, В. И. Ленин предложил более конкретно сообщить о количестве сил, которые может выделить Балтийский флот для участия в восстании, поинтересовался, нельзя ли направить весь флот к Питеру25. В. И. Ленин дал руководителям Военной организации большевиков конкретные указания о мобилизации и приведении в боевую готовность всех революционных сил. «В эту же ночь, — писал Н. И. Подвойский, — был поставлен на ноги весь актив Военной организации. Все, как один, немедленно приступили к проведению в жизнь указаний товарища Ленина. Мы начали с боевой готовности флота. В Кронштадт и Гельсингфорс были направлены комиссары Военно-революционного комитета... Балтийцы торжественно поклялись в том, что придут на помощь восставшему Петрограду в любой момент...» 26.

Решению главной задачи — оказанию прямой вооруженной поддержки петроградскому пролетариату была подчинена деятельность всех флотских коммунистов, возглавивших многотысячные массы моряков. Командование и штабы, средства связи, склады оружия находились под контролем комиссаров ВРК и Центробалта. Когда Временное правительство, готовясь к подавлению революции, отдало приказ вывести из Петрограда крейсер «Аврора», Центробалт решительно вмешался в действия командования, приказав судовому комитету не выполнять распоряжений контрреволюции и оставаться на боевом посту в столице.

Днем 24 октября радиостанция «Авроры» передала обращение Военно-революционного комитета к рабочим и солдатам с призывом выступить на защиту революции. По всем частям гарнизона, на. корабли и в базы флота было направлено предписание ВРК, в котором приказывалось привести силы в боевую готовность. Попытки контрреволюции перейти в наступление были отбиты. Рабочие брали под охрану заводы и фабрики; отряды красногвардейцев отразили попытки юнкеров овладеть мостами. Вечером 24 октября В. И. Ленин отправил «Письмо членам ЦК», в котором решительно настаивал на немедленном взятии власти и свержении правительства Керенского. Поздним вечером Владимир Ильич прибыл в Смольный и непосредственно возглавил вооруженную борьбу против Временного правительства.

В ходе вооруженного восстания в Петрограде был полностью воплощен Ленинский замысел комбинированной атаки силами флота, рабочих и войск. Из кораблей Балтийского флота в восстании участвовали крейсер «Аврора», линкор (учебный корабль) «Заря свободы», эскадренные миноносцы «Забияка» и «Самсон», сторожевое судно «Ястреб», заградители «Амур», «Хопер» и др. Всего в распоряжении ВРК было 11 кораблей, имевших более 100 орудий, и свыше 10 тыс. моряков. Во главе матросских отрядов стояли большевики, активные участники революционного движения на флоте А. В. Баранов. Э. А. Берг, В. Т. Громов, В. М. Зайцев, В. П. Евдокимов, П. Д. Мальков, В. М. Марусев, А. В. Мокроусов, В. С. Мясников, С. Г. Пелихов. И. Д. Сладков. И. Н. Колбин, Н. А. Ховрин, И. П. Флеровский и др.27

Вместе с красногвардейцами и солдатами балтийцы участвовали в овладении Главным телеграфом, Петроградским телеграфным агентством, почтамтом, мостами, вокзалами, Государственным банком, Мариинским дворцом, Главным адмиралтейством, военным портом и другими опорными пунктами контрреволюции. В соответствии с. ленинским планом наступление против последнего оплота Временного правительства велось и изнутри, и извне Петрограда. Революционные силы Кронштадта и Гельсингфорса совместно с рабочими и солдатами обезопасили стратегически важные районы под Петроградом, перерезали железнодорожные пути и линии связи, воспретив продвижение контрреволюционных войск для поддержки буржуазии.

Днем 25 октября, когда все основные пункты Петрограда (за исключением Зимнего дворца и штаба Петроградского военного округа) были в руках восставшего народа, радиостанция «Авроры» передала в эфир написанное В. И. Лениным воззвание «К гражданам России!», в котором говорилось, что Временное правительство низложено и государственная власть перешла в руки Военно-революционного комитета. К вечеру 25 октября Зимний дворец был окружен плотным кольцом красногвардейцев, солдат и балтийских моряков. Выстрел «Авроры» стал сигналом к штурму Зимнего. Взятием Зимнего дворца завершилось победоносное восстание питерского пролетариата.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции открыла новую главу в жизни трудящихся масс России, в истории всего человечества, «указала всему миру пути к социализму...»28

Классовое сплочение революционных сил флота с угнетенными массами России, их борьба за завоевание диктатуры пролетариата были главными, решающими процессами в общественно-политической жизни флота. Революционное движение на флоте слилось и единый поток освободительной борьбы рабочего класса за социальное переустройство общества, борьбы крестьянства за землю, национально-освободительного движения угнетенных народов России. От стихийных, разрозненных выступлений отдельных экипажей революционное движение на флоте поднялось до массового вступления моряков в борьбу против эксплуататоров.

Участие в освободительной борьбе российского пролетариата, в подготовке и проведении Октябрьской социалистической революции были великой школой классовой борьбы. «Только борьба, — подчеркивал В. И. Ленин, — воспитывает эксплуатируемый класс, только борьба открывает ему меру его сил, расширяет его кругозор, поднимает его способности, проясняет его ум, выковывает его волю»29. Ни жестокие репрессии царского самодержавия, ни преследования буржуазно-помещичьего правительства и его военно-полицейского аппарата не могли сломить свободолюбивого духа угнетенных масс, их революционного энтузиазма и готовности идти на решительный штурм старого мира.

Созданная в ходе подготовки Великой Октябрьской социалистической революции Красная гвардия по своему классовому составу, социально-политическому характеру и предназначению стала формированием нового типа, «зачатком новой армии»30, осуществлявшей вооруженное подавление сопротивления эксплуататорских классов во имя интересов трудящихся и их освобождения от капиталистического гнета. Вместе с пролетарскими отрядами Красной гвардии в классовых боях выросли и закалились другие отряды революционной армии восставшего народа, в ряды которых вошли наиболее передовые, революционные силы старой армии и флота, повернувшие оружие против общего классового врага.

Весь опыт революционной борьбы наглядно свидетельствовал, что сила и действенность матросских масс, их способность отстаивать свои классовые интересы находятся в прямой зависимости от политического руководства этими массами. Неуклонный рост революционной активности моряков, превращение их в одни из отрядов революционной армии пролетариата, в одну из ударных сил вооруженного восстания явились результатом того, что их организатором и вдохновителем выступала Коммунистическая партия, возглавлявшая борьбу трудящихся за победу диктатуры пролетариата.

Ленинское, партийное руководство было решающим условием революционизирования матросских масс, их перехода на сторону восставшего народа, мобилизации всех революционных сил флота против буржуазно-помещичьей власти. Действуя в сложной политической обстановке. большевистская партия шла правильным курсом потому, что она была вооружена ленинским учением, творчески применяла различные формы и методы классовой борьбы, показывала образцы умелого их сочетания и смены, выбора в каждый момент наиболее эффективных из них. Партия повела массы на штурм капитализма тогда, когда для этого сложились объективные условия, когда к решительной борьбе были подготовлены многомиллионные массы трудового народа. Партия блестяще осуществила на практике марксистское требование относиться к восстанию, как к искусству.

Подлинным штабом революционных сил народа являлся Центральный Комитет РСДРП (б) во главе с В. И. Лениным. Тысячами нитей связанный с широкими массами трудящихся, с фабриками и заводами, с военными организациями большевиков в армии и на флоте. В. И. Ленин осуществлял политическое и военное руководство борьбой за победу революции. Проводя в жизнь политику и решения партии, Центральный Комитет направлял деятельность большевистских организаций на основе всестороннего изучении и анализа соотношения политических сил, особенностей каждого этапа развития революции, характера основных процессов общественно-политической жизни страны.

Нерушимым правилом организации боевых сил революции стала повседневная информация Центрального Комитета партии о состоянии отрядов революционной армии, уровне их политической и военно-технической подготовки, настроении масс, их обучении и обеспечении оружием, ведении партийной работы. В. И. Ленин, Центральный Комитет РСДРП (б) постоянно находились в курсе важнейших событий в армии и на флоте.

Военные организации большевистской партии, возглавлявшие в армии и на флоте непосредственную работу по формированию вооруженных сил Октября, приобрели огромный политический и военно-организаторский опыт, стали признанными вожаками солдатских и матросских масс.

Благодаря неразрывной идейно-политической и организационной связи флотских организаций большевиков с Центральным Комитетом партии, крепнущему сплочению матросских масс вокруг авангарда пролетариата революционные силы флота были готовы к решению новых задач, вставших после победы Великой Октябрьской социалистической революции.

Примечания:

1 См.: Шестой съезд РСДРП (большевиков). Протоколы, с. 74.

2 Ховрин Н. Л. Балтийцы идут на штурм. М., 1966, с 162.

3 История Гражданской войны в СССР. т. 1. М.. 1938. с. 229.

4 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями, т. I, с. 290.

5 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34 с. 388.

6 Там же, с 117.

7 Балтийские моряки в подготовке и проведении Великой Октябрьской социалистической революции. М. — Л., 1957, с. 217.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34. с. 265.

9 Там же, с. 278.

10 Там же, с. 340

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 261 265.

12 Там же, с. 281.

13 Там же, с. 265, 266.

14 См.: Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями, т. 1, с. 294.

15 См.: Протоколы Центрального Комитета РСДРП(б) (август 1917 - февраль 1918). М., 1958, с 73. 263.

16 Ленин В.. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 16.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 240.

18 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 347.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 383 — 384.

20 Там же, с. 389.

21 Там же, с. 300.

22 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 8, 9.

23 См.: Шестой съезд РСДРП (большевиков). Протоколы, с. 204, 206; Ленин и Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Л., 1964, с. 140.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 225.

25 См.: Ленин в Октябре. М., 1957, с. 284 — 280.

26 Подвойский Н. И, Год 1917, с. 105.

27 См.: Петраш В. Моряки Балтийского флота в борьбе за победу Октября. М. — Л., 1906, с. 250 — 259.

28 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 30.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 314.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 295


 

Глaва II

СОЗДАНИЕ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОГО КРАСНОГО ФЛОТА И НАЧАЛО ЕГО БОЕВОГО ПУТИ

 

1. В. И. Ленин о задачах революционных сил флота в защите завоеваний Октября

Победа Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде и свержение буржуазного правительства положили начало триумфальному шествию Советской власти по всей стране. Ленинские декреты о мире, о земле, о создании рабоче-крестьянского правительства, принятые II Всероссийским съездом Советов, выражали сокровенные чаяния трудящихся и нашли полную поддержку всего трудового народа России. По примеру питерского пролетариата рабочие и крестьяне всей Страны поднялись на борьбу за установление на местах своей, народной власти. «Победа революции рабочих и крестьян, — писал В. И. Ленин в начало ноября, — обеспечена, ибо за нее встало уже большинство народа»1.

Во многих областях страны буржуазия под напором революционных масс сдавала свои позиции без боя. Однако, лишенная политического господства, она отнюдь не смирялась с революцией, не рассталась с мечтой о реставрации старых порядков. Опираясь на поддержку международного капитала, свергнутые эксплуататорские классы развернули борьбу против власти Советов. Опыт первых же месяцев созидательной работы трудящихся по закреплению победы социалистической революции подтвердил, что свергнутые классы «с удесятеренной энергией, с бешеной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого «рая»...»2.

Вооруженная борьба контрреволюции против власти Советов началась на второй же день после победы пролетариата в Петрограде. Рассчитывая на неготовность молодой Советской республики к защите революционных завоевании, на отсутствие у рабоче-крестьянской власти подготовленных военных сил, бывший премьер Временного правительства Керенский, бежавший из столицы в штаб Северного фронта, вместе с генералом Красновым возглавили наступление контрреволюционных войск на Петроград3. Генерал Каледин захватил власть на Дону. Напряженная обстановка сложилась на Украине, в Оренбургском крае, Закавказье, где с первых дней революции также возникли очаги контрреволюционных мятежей. Опиравшиеся на поддержку внешних империалистических сил, все отряды внутренней контрреволюции были объединены единой классовой целью — задушить пролетарскую революцию в России в самом ее начале».

Вооруженные выступления антисоветских сил выдвинули в жизни рабоче-крестьянского государства военные вопросы на первый план, заставили с железной необходимостью приступить к защите социалистических завоеваний, к обороне страны. «Мы — оборонцы теперь, с 25 октября 1917 г., — писал В. И. Ленин, — мы — за защиту отечества с этого дня»4.

Переход власти в руки трудящихся, коренное изменение политической структуры общества создали новые условия для формирования военной организации победившего пролетариата. Коммунистическая партии была первой марксистской партией, ставшей у власти; из нелегальной и преследуемой буржуазией она становилась ведущей и направляющей силой многомиллионной страны; из организатора угнетенных масс на свержение власти капиталистов она превратилась в партию созидания нового общества; ее политика стала основой политики рабоче-крестьянского государства, ее программа — программой деятельности Советского правительства. Руководство Коммунистической партии многократно умножало силы трудящихся, раскрывало неисчерпаемую творческую мощь народа, создавало новые источники мобилизация материальных и духовных сил на защиту завоеваний социализма.

Политической формой пролетарской диктатуры, воплощением классового союза пролетариата с беднейшим крестьянством стали Советы, облеченные всей полнотой законодательной и исполнительной власти. В. И. Ленин призывал трудящихся всемерно развивать и укреплять Советы как политическую основу рабоче-крестьянского государства, как «органы государственной власти, полномочные, решающие органы»5. В руках победившего пролетариата они явились готовым аппаратом власти, с помощью которого были возможны закрепление и защита завоеваний революции, окончательное подавление побежденной, но не переставшей оказывать сопротивление буржуазии.

Задача руководства вооруженной защитой Советской республики встала перед партией с первых дней Октября. Центральный Комитет партии возглавил политическую и Военно-организаторскую работу по мобилизации революционных сил на подавление контрреволюционных заговоров и мятежей.

Осуществляя партийное и государственное руководство всеми сторонами жизни рабоче-крестьянского государства, В. И. Ленин стал во главе его обороны. В состав Совета Народных Комиссаров, образованного II съездом Советов, вошел Комитет по военным и морским делам, работавший под непосредственным руководством В. И. Ленина. По решению Центрального Комитета партии на посты наркомов — членов Комитета по военным и морским делам — были назначены опытные партийные работники большевики В. А. Антонов-Овсеенко, И. В. Крыленко и П. Е. Дыбенко. Под ленинским руководством были объединены высшие революционные и военные органы, созданные в ходе подготовки вооруженного восстания: Петроградский Военно-революционный комитет, Главный штаб Красной гвардии, Центробалт и др. Большинство руководителей этих органов являлись одновременно членами Военной организации при ЦК РСДРП (б). В числе видных партийных работников, направленных ЦК на военно-организационную работу, были А. С. Бубнов, С. И. Гусев, К. С. Еремеев, М. С. Кедров, С. М. Киров, В. В. Куйбышев, К. Л. Мехоношин, В. И. Невский, Н. И. Подвойский, Э. М. Склянский, И. В. Сталин, М. В. Фрунзе, Е. М. Ярославский и др.

Для отпора контрреволюционным войскам, выступившим против рабоче-крестьянской власти, Советская республика располагала на первых порах лишь теми силами, которые обеспечили победу вооруженного восстания. Для мобилизации усилий по отпору контрреволюции Центральный Комитет партии поставил перед Военной организацией при ЦК РСДРП (б), местными партийными организациями и военно-революционными комитетами задачу всемерного укрепления Красной гвардии — главного оплота вооруженной защиты Советской республики. Сыграв решающую роль в вооруженной борьбе за диктатуру пролетариата. Красная гвардия после Октября стала ядром зарождавшихся вооруженных сил рабоче-крестьянского государства. Наиболее организованными и боеспособными были красногвардейские отряды Петрограда, которые в середине ноября 1917 г. насчитывали 30 тыс. человек. К началу 1918 г. в состав Красной гвардии по всей стране входило свыше 200 тыс. человек6. Будучи классовой организацией, Красная гвардия формировалась из наиболее передовых рабочих, беднейших крестьян и солдат старой армии.

Мобилизуя усилия трудящихся на разгром контрреволюционных войск и подавление антисоветских мятежей, Центральный Комитет партии отводил важную роль революционным силам флота, зарекомендовавшим себя стойкими защитниками дела рабочего класса в ходе революции. Как и в период классовых битв против царского самодержавия и буржуазии, вся деятельность революционных сил флота в борьбе за защиту социалистических завоеваний проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина, ЦК большевистской партии.

26 октября 1917 г. по указанию В. И. Ленина моряки — делегаты II съезда Советов создали Военно-морской революционный комитет — первый советский общефлотский орган, возглавивший руководство матросскими массами в борьбе за установление и упрочение рабоче-крестьянской власти. Председателем комитета был избран балтийский моряк большевик И. И. Вахрамеев. Деятельность Военно-морского революционного комитета повседневно направлялась В. И. Лениным. «Мне почти ежедневно, — писал И. И. Вахрамеев, — приходилось бывать на докладе у товарища Ленина, получать от него самые разнообразные указания и задания... В те дни Владимир Ильич считал нас, моряков, самой надежной военной организацией и неоднократно говорил: «Вы, моряки, нужны революции на самых опасных местах»7.

Задачи революционных сил флота после победы Октября определялись характером политической обстановки и были всецело подчинены интересам защиты Советской республики от внешних и внутренних врагов рабоче-крестьянской власти. В условиях продолжавшейся войны с кайзеровской Германией основная часть корабельного состава Балтийского флота продолжала держать оборону на западных рубежах, базируясь на Гельсингфорс и другие базы Финского залива. Учитывая уроки Моонзунда, эта задача сохраняла свое значение для срыва возможных попыток империалистов повторить наступление на Петроград с моря. Однако главную роль приобретало использование революционных сил флота для поддержки пролетарских отрядов Красной гвардии в борьбе против внутренней контрреволюции. Необходимость максимального участия моряков ощущалась особенно остро потому, что военная организация Советской республики только начала складываться, подготовленных военных сил было мало, каждая боеспособная часть была на счету.

Наибольшую угрозу для Советского государства в первые дни Октября представлял антисоветский мятеж Керенского — Краснова. Над колыбелью пролетарской революции нависла серьезная опасность. Для руководства обороной Петрограда от наступавших контрреволюционных войск Центральный Комитет РСДРП (б), Совет Народных Комиссаров и Военно-революционный комитет образовали комиссию во главе с В. И. Лениным, которая мобилизовала и объединила все силы Красной гвардии, революционных солдат и матросов на защиту Петрограда.

Одной из первоочередных задач в организации отпора контрреволюции В. И. Ленин считал усиление революционных сил Петрограда отрядами моряков Балтийского флота и направление их на передовые позиции. Первым распоряжением В. И. Ленина по укреплению обороны столицы (26 октября 1917 г.) было его задание Военно-революционному комитету: предложить Исполкому Кронштадтского Совета немедленно сформировать под командованием надежного большевика дополнительный матросской отряд и направить его для разоружения юнкеров в Петергофе и захвата стратегически важных позиций в районе Царскосельского шоссе8. На следующий день В. И. Ленин принял члена исполкома Кронштадтского Совета матроса большевика Л. Г. Пронина, прибывшего в Петроград во главе отряда кронштадтских моряков, и поставил перед ним боевые задачи9.

От имени Совета Народных Комиссаров В. И. Ленин дал указание наркому по морским делам, председателю Центробалта П. Е. Дыбенко возглавить отряд моряков и солдат Гельсингфорса и выехать с ним на помощь петроградским рабочим. Руководствуясь ленинскими указаниями, Центробалт радиограммой по флоту обязал все корабли и части принять самые энергичные меры к задержанию бежавшего Керенского. Для защиты Петрограда от наступления контрреволюционных войск были мобилизованы все боеспособные корабли и части. По прибытии П. Е. Дыбенко в Петроград В. И. Ленин заслушал его доклад о готовности революционных сил, о положении на пулковском участке фронта и одобрил предложение Дыбенко немедленно направить туда отряды балтийских моряков, прибывающих из Гельсингфорса.

В ночь на 28 октября в штабе Петроградского военного округа В. И. Ленин заслушал Н. И. Подвойского, В. А. Антонова-Овсеенко и К. А. Мехоношина, доложивших об обстановке под Петроградом после захвата Гатчины войсками Краснова. Детально изучив положение, В. И. Ленин вскрыл отдельные промахи военных руководителей, не обеспечивших, в частности, своевременной поддержки столицы морскими и армейскими силами из Кронштадта, Выборга, Гельсингфорса. В. И. Ленин вызвал в штаб округа члена ВРК мичмана Ф. Ф. Раскольникова, приказал ему связаться с Кронштадтом и распорядиться о формировании еще одного сильного отряда с артиллерией и пулеметами для защиты Петрограда.

Ставя задачи перед руководителями обороны города, В. И. Ленин обращал их внимание на важность использования боевых кораблей против наступавших войск Керенского — Краснова. Он потребовал подробного сообщения: какие корабли Балтийского флота вооружены артиллерией крупного калибра, в какой степени они могут быть использованы для поддержки сухопутных войск Петроградского гарнизона.

Из штаба Петроградского военного округа В. И. Ленин вызвал по прямому проводу главную базу Балтийского флота — Гельсингфорс. Сообщив гельсингфорцам об обстановке под Петроградом, он указал на настоятельную необходимость срочной высылки в столицу сильных подкреплений. В разговоре с заместителем председателя Центробалта Н. Ф. Измайловым Владимир Ильич подробно интересовался, сколько миноносцев и других боевых кораблей может направить Центробалт в Петроград, имеются ли у моряков запасы винтовок, через какое время можно ожидать отправки кораблей. Заслушав ответы Центробалта, В. И. Ленин приказал послать корабли немедленно и поставил им конкретные боевые задачи10.

На совещании, состоявшемся вечером 28 октября, В. И. Ленин изучает планы Петрограда и окрестностей, заслушивает доклад председателя Военно-морского революционного комитета И. И. Вахрамеева о боевых возможностях кораблей Балтфлота в обороне Петрограда. В. И. Ленин внимательно ознакомился с предложенным моряками планом использования боевых кораблей, уточнил расположение кораблей по позициям и внес существенные предложения по изменению их дислокации. «Поправки Владимира Ильича, — писал М. К. Тер-Арутюнянц, — были внесены в план морской обороны Петрограда»11. И. И. Вахрамееву было поручено организовать помощь кораблей Балтийского флота революционным войскам Петроградского гарнизона.

Ленинский приказ о посылке боевых кораблей в столицу был принят балтийскими моряками к немедленному исполнению. «...Весь Балтийский флот, — сообщал П. Ф. Измаилов на Гельсингфорса, — рвется неудержимо в бой; день и ночь приходят в Центробалт со всех кораблей матросы и убедительно просят, чтобы их послали в Петроград»12. 20 октябри морские силы Петрограда пополнились эскадренными миноносцами «Деятельный» и «Меткий». После ленинского приказа Центробалту в столицу вышли крейсер «Олег» и эскадренный миноносец «Победитель», которые 20 октября бросили якорь у Николаевскою моста. В тот же день в Петроград пришли миноносец «Прозорливый» и учебное судно «Африка» с десантом моряков.

В ночь на 30 октября В. И. Ленин заслушал доклад И. И. Вахрамеева о прибытии кораблей Балтфлота для участия в обороне города. Днем 1 ноября Владимир Ильич наблюдал за прохождением миноносцев на позиции к с. Рыбацкое, а в ночь на 2 ноября вновь заслушал И. И. Вахрамеева и приказал оставить корабли на занятых ими позициях до полного выяснения обстановки.

Руководя вооруженной защитой Петрограда, В. И. Ленин, члены Центрального Комитета партии и Советского правительства в дни напряженной борьбы против контрреволюционного мятежа Керенского — Краснова мобилизовывали трудящихся на защиту революционных завоеваний, встречались с рабочими петроградских заводов, представителями партийных организаций, районных Советов, фабзавкомов, воинских частей, кораблей, красногвардейских отрядов, на состоявшемся 29 октября под руководством В. И. Ленина совещании представителей Петроградского гарнизона от Балтфлота присутствовали моряки с крейсера «Аврора», Морского полигона, 2-го Балтийского и Гвардейского экипажей и других частей. B своем выступлении Владимир Ильич призвал нас, — писал комиссар 2-го Балтийского экипажа матрос большевик В. И. Захаров, — сосредоточить все силы, все внимание на немедленном разгроме мятежа и поставил перед нами конкретные задачи»13. Вместе с красногвардейцами и революционными солдатами балтийцы подавили мятеж юнкеров в Петрограде, активно участвовали в боях под Пулковом, Гатчиной и на других участках фронта. Совместными усилиями красногвардейских отрядов, рабочих, матросов и солдат контрреволюционное выступление Керенского — Краснова было разгромлено.

Защита Петрограда от наступления контрреволюционных сил 26 октября — 2 ноября 1917 г. — первая страница в истории борьбы трудящихся Советской страны за социалистические завоевания Октября. Революционный героизм моряков в первых боях за социалистическое Отечество получил высокую оценку В. И. Ленина, Коммунистической партии и Советского правительства. «Балтийский флот, верный делу революции, — говорилось в написанной В. И. Лениным правительственной радиограмме Совета Народных Комиссаров, — пришел на поддержку восставшего народа»14.

Боевая деятельность балтийских моряков по подавлению контрреволюционных сил под Петроградом проходила вблизи района базирования флота. Вместе с тем политическая обстановка в стране требовала решительных революционных действий во всех районах, где разгорались очаги контрреволюционных восстаний. Под непосредственный руководством В. И. Ленина, Центрального Комитета партии революционные силы флота были привлечены к борьбе за упрочение Советской власти в Москве, на Украине, на Дону, в Поволжье, Оренбурге, Закавказье.

29 октября В. И. Ленин заслушал сообщение представителя Московского Военно-революционного комитета о ходе вооруженного восстания в Москве и необходимости помощи московским рабочим и солдатам. По указанию Ленина в ночь на 30 октября из Петрограда в Москву выехал первый отряд кронштадтских моряков15. Через день на совещании под председательством В. И. Ленина было решено организовать отправку в Москву сводного отряда петроградских красногвардейцев, солдат и матросов. Однако руководство Всероссийского исполнительного комитета железнодорожных служащих (Викжель), находившегося в руках эсеро-меньшевистских соглашателей, отказалось пропустить революционные отряды на помощь Москве. На площади Московского (Николаевского) вокзала в Петрограде, писал Джон Рид, было «несколько тысяч матросов, над которыми вздымалась щетина ружейных штыков... Площадь кипела и гремела негодованием»16.

В. И. Ленин провел специальное заседание с участием представителей Петроградского комитета партии в связи с отказом Викжеля пропустить в Москву сводный отряд революционных войск17. После заседания он вызвал в Смольный комиссара линкора «Заря свободы» матроса большевика И. П. Колбина и сообщил о назначении его ответственным за формирование и отправку эшелонов с революционными войсками в Москву. На заседании Совета Народных Комиссаров 3 ноября В. И. Ленин вновь указал, что необходимо подкрепление Москвы революционными моряками из Петрограда18.

Большое внимание уделялось В. И. Лениным, Центральным Комитетом партии и Советским правительством организации разгрома контрреволюционного выступления Каледина на Дону, которое было тесно связано с агентурой империалистических государств и буржуазной Центральной Радой на Украине. 10 ноября 1917 г. Центробалт постановил сформировать первый матросский отряд для отправки на Дон. Вслед за ним на борьбу с Калединым были направлены новые отряды моряков Балтфлота. 18 декабря 1917 г. В. И. Ленин подписал постановление СНК об ассигновании средств на экстренные расходы по обеспечению морских отрядов, посылаемых на борьбу с контрреволюцией19.

В. И. Ленин неизменно поддерживал ходатайства военного командования, обращавшегося в СНК, ВРК, Военно-морской революционный комитет, Центробалт, об усилении войск морскими формированиями20. Когда начальник революционного полевого штаба по борьбе с контрреволюцией М. К. Тер-Арутюнянц доложил В. И. Ленину о необходимости подкрепить действовавшие на Украине войска отрядами Красной гвардии и моряков, Владимир Ильич направил предписание Морскому революционному комитету: «Прошу принять экстренные меры, чтобы дать немедленно в распоряжение тов. Тер-Арутюнянца 2000 матросов для военных действий против буржуазной Рады»21.

11 января 1918 г. Кронштадтский Совет заслушал сообщение о боевых действиях балтийских моряков на калединском фронте и о необходимости посылки туда дополнительных подкреплений. По решению Совета был сформирован новый матросский отряд под командованием большевика балтийца К. М. Каллиса. О подготовке отряда было доложено В. И. Ленину. 19 января Владимир Ильич подписал документ, удостоверявший, что члены Кронштадтского Совета К. М. Каллис, X. 3. Ярчук и А. Юрков во главе сводного кронштадтского отряда делегируются для помощи войскам, действующим против Каледина. В тот же день отряд К. М. Каллиса убыл на фронт.

В боевых действиях против калединских войск активное участие приняли и революционные силы Черноморского флота. Эсеро-меньшевистские лидеры, имевшие еще значительное влияние в Советах черноморских баз и Центральном Комитете флота, пытались противодействовать борьбе против Каледина, Большевики Севастополя разоблачали антисоветскую сущность эсеро-меньшевистской пропаганды и призывали моряков на борьбу с контрреволюцией. Избранный главным комиссаром Черноморского флота матрос большевик В. В. Роменец для ориентации в политических событиях постоянно обращался к В. И. Ленину, просил указаний, как действовать и что предпринимать Черноморскому флоту22.

Когда В. И. Ленину стало известно о телеграммах Главного комиссара Черноморского флота В. В. Роменца, в ответ было направлено распоряжение Совета Народных Комиссаров: «Действуйте со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху. Каледины, Корниловы, Дутовы — вне закона. Переговоры с вождями контрреволюционного восстании безусловно воспрещаем. На ультиматум отвечайте смелым революционным действием. Да здравствует революционный Черноморский флот!»23

Вместе с отрядами балтийских моряков черноморцы геройски, сражались против контрреволюционных войск под Белгородом; при их участии была установлена Советская власть в Киеве, Одессе, Николаеве, Херсоне, Мариуполе24.

По заданию В. И. Ленина сводный отряд красногвардейцев и моряков под командованием большевика мичмана С. Д. Павлова был направлен под Оренбург, где успешно выполнил поставленную задачу по разгрому контрреволюционного мятежа атамана Дутова. Активно участвовали моряки и в овладении контрреволюционной Ставкой в Могилеве. После ликвидации этого центра контрреволюции группа моряков была принята В. И. Лениным25.

Участие революционных моряков в вооруженной борьбе против контрреволюции явилось выполнением одной из главных задач, поставленных большевистской партией перед флотскими партийными организациями в период триумфального шествия Советской власти. Другая, не менее важная политическая задача заключалась в подавлении «невоенных форм» сопротивления буржуазии.

Рассчитывая на слабость экономической базы пролетарского государства, на неопытность трудящихся в управлении экономикой, свергнутые эксплуататорские классы избрали одним из средств антисоветской борьбы дезорганизацию политической и хозяйственной жизни страны путем саботажа старого чиновничества, значительной части административно-технического персонала промышленных предприятий — всех «бывших людей», не смирившихся с революцией и не отказавшихся от мечты о реставрации старых порядков. Особенно тяжелыми последствия саботажа были в продовольственном деле. В условиях разрухи народного хозяйства, эпидемий и общей усталости масс буржуазия поставила задачу задушить рабоче-крестьянское государство голодом, довести до полного развала продовольственное снабжение и тем самым парализовать нормальную жизнь, вызвать недовольство масс.

Центральный Комитет партии на заседании 8 ноября 1917 г. обсудил вопрос о принятии срочных мер по пресечению саботажа чиновников, мешавших новой рабоче-крестьянской власти практически осуществлять руководство государством. Рассмотрев положение с продовольствием, ЦК признал необходимым вынести этот вопрос на рассмотрение ВЦИК. Направляя работу всех партийных и общественных организаций на борьбу с саботажем, Центральный Комитет партии наряду с решительными мерами административно-карательного характера считал важным и необходимым широкую разъяснительную работу среди рядовых служащих26.

На борьбу с саботажем и в первую очередь для налаживания продовольственного дела партия направила лучшие силы из среды рабочих и матросов. «Разрешив вопрос о власти, — писал Джон Рид, — большевики обратились к задачам практического управления. Прежде всего надо было накормить город, страну и армию. Отряды матросов и красногвардейцев обыскивали торговые склады, железнодорожные вокзалы и даже баржи, стоявшие в каналах, открывая и отбирая тысячи пудов продовольствия, припрятанного частными спекулянтами... На юг и в Сибирь отправлялись хорошо вооруженные пятитысячные матросские отряды с поручением захватывать города, все еще находящиеся в руках белогвардейцев, устанавливать порядок и, главное, добывать продовольствие»27.

В начале ноября В. И. Ленин принял члена Военно-морского революционного комитета М. Петрова. «Из разговора с председателем Совета Народных Комиссаров, — записано в протоколе ВМРК, — тов. Петров выяснил, что старое Министерство продовольствия необходимо отстранить от ведения продовольствием, так как это учреждение на пользу народа работать не хочет...»28 18 ноября на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад наркома П.Е.Дыбенко о реквизиции запасов продовольствия на складах морского ведомства. Правительство поручило Дыбенко в случае необходимости обращаться за содействием к В. И. Ленину29.

Направленные по заданиям ЦК РСДРП (б), Петроградского ВРК, Центробалта отряды революционных моряков путем разъяснительной и организаторской работы, а где возникала необходимость — силой принуждения, помогали местным органам Советской власти сломить сопротивление саботажников.

Государству диктатуры пролетариата предстояло полностью взять в свои руки руководство политической и экономической жизнью страны. Опираясь на высокую политическую сознательность революционных моряков, их неразрывную связь с трудящимися массами города и деревни, Коммунистическая партия широко привлекала их к ликвидации старого государственного аппарата, слому буржуазной машины классового угнетения, к созданию нового аппарата управления рабоче-крестьянского государства. Активное участие моряков в решении этих задач являлось богатейшей школой революционной борьбы, подготавливало их к кардинальной ломке старой системы военной организации в военно-морском флоте.

При непосредственном участии передовых рабочих, солдат и матросов комплектовались первые советские наркоматы, налаживалась работа центральных и местных государственных учреждений. Балтийские матросы в ноябре — декабре 1917 г. привлекались партией для организации работы в Народных комиссариатах почт и телеграфа, внутренних дел, иностранных дел, путей сообщения, юстиции, финансов, в Госбанке, на транспорте и т.д.

В условиях острой классовой борьбы, когда свергнутые эксплуататорские классы стремились всеми способами сорвать триумфальное шествие Советской власти, важнейшей задачей являлось наведение твердого революционного порядка. В целях защиты завоеваний революции красногвардейцы, матросы и солдаты вели решительную борьбу по ликвидации контрреволюционных гнезд, подпольных офицерских организаций и других антисоветских центров. В Петрограде, Ревеле, Севастополе и других городах моряки участвовали в ликвидации подпольно-диверсионных, шпионских и террористических центров, складов оружия, в разоблачении и поимке вражеской агентуры, тесно связанной с иностранными посольствами и миссиями. По распоряжению Военно-морского революционного комитета матросы несли охрану Смольного, Зимнего дворца, Петропавловской крепости и других важных объектов столицы. Балтийцы были непосредственными исполнителями постановления СНК о роспуске Петроградской городской думы — одного из очагов антисоветской деятельности в столице.

Участвуя в раскрытии контрреволюционных заговоров и подавлении мятежей, революционные силы флота выступали как составное звено революционной армии восставшего народа — вооруженной опоры рабоче-крестьянского государства. Высоко оценивая революционную активность матросов, В. И. Ленин называл их «творческими, организующими революционными силами...»30  Их участие в борьбе за упрочение Советской власти носило массовый характер. По неполным данным, в ноябре 1917 г. — феврале 1918 г. из 130 тыс. человек личного состава военно-морского флота в борьбе с контрреволюцией участвовало 40 тыс. Наряду с моряками Балтийского флота в установлении и упрочении власти Советов на местах активное участие принимали революционные моряки Черноморского флота, Северной, Каспийской, Амурской, Сибирской флотилий. Они оказали братскую помощь трудящимся Ревеля, Архангельска, Астрахани, Новороссийска, Владивостока, Хабаровска, Казани, Пензы, Алатыря, Белгорода и многих других городов. В целом организационно-политическая и боевая деятельность моряков охватила около 150 районов и населенных пунктов страны31.

Высокий революционный порыв, глубокая убежденность в правоте коммунистических идей, непримиримость к классовым врагам пролетариата и беднейшего крестьянства, беззаветная смелость в боях с контрреволюцией, готовность отдать жизнь за власть Советов снискали революционным морякам авторитет и широкое признание трудящихся масс. «Кронштадт идет!» ...Эти слова значили то же самое, что значили в Париже 1792 г. слова «Марсельцы идут!». Ибо в Кронштадте было двадцать пять тысяч матросов, и все они были убежденные большевики, готовые идти на смерть»32.

Мобилизация революционных сил Балтийского флота на защиту завоеваний Октября была осуществлена благодаря Ленинскому курсу большевистской партии, ее повседневному политическому и военному руководству флотом, авангардной роли флотских коммунистов среди матросских масс. Революционные действия моряков на деле разоблачали капитулянтскую, антиленинскую позицию Зиновьева и Каменева, заявлявших накануне вооруженного восстания о том, что-де на поддержку флота «рассчитывать не приходится»33.

Высокий революционный потенциал флота определялся усилением ведущей роли рабочего класса и его авангарда в ходе революции, укреплением боевого союза моряков с пролетариатом. Вся деятельность матросских отрядов протекала совместно с Красной гвардией. На основе такого содружества неуклонно росла политическая активность и сознательность матросских масс, их непреклонная решимость бороться за идеалы коммунизма. Повседневное общение с рабочими, непосредственное взаимодействие с пролетарскими отрядами во многом определяли формы боевой организации революционных сил флота. Так же как в Красной гвардии, формирование матросских отрядов проводилось на добровольных началах: в состав их входили наиболее сознательные и преданные революции моряки. В комплектовании и подготовке отрядов ведущую роль играли демократические организации флота под руководством большевиков. Выдвижением командиров и комиссаров ведали судовые комитеты и партийные ячейки.

Укреплению пролетарской солидарности моряков с трудящимися массами оказывали ожесточенное сопротивленце партии эсеров и меньшевиков, сохранявшие известное влияние в некоторых судовых комитетах и Советах Военно-морских баз. Эсеро-меньшевистская пропаганда была направлена на то, чтобы «обуздать» революционный подъем на флоте. Эсеро-меньшевистские лидеры пытались сеять демобилизационные настроения среди матросов, уговаривали их заняться своими «внутренними и личными заботами», «не вмешиваться в политическую борьбу». Однако большевистские организации флота обеспечили выполнение заданий ЦК РСДРП (б) по активному вовлечению революционных моряков на борьбу с контрреволюционными мятежами. Проводя широкую разъяснительную работу на кораблях и в частях, большевики раскрывали смысл и значение новых задач, поставленных революцией, недопустимость самоуспокоенности и благодушия после победы Октябрьского вооруженного восстания, необходимость высокой революционной бдительности, дисциплины и организованности.

Благодаря авангардной роли коммунистов неуклонно преодолевались трудности в организации вооруженной борьбы с контрреволюцией, связанные со сложностью военно-политической обстановки, необходимостью срочного выполнения боевых задач без достаточного времени на их подготовку, недостатком опыта ведения боевых действий в непривычных «сухопутных» условиях, нехваткой опытных командиров, децентрализованным управлением отрядами в отдаленных районах страны. В боях за защиту социалистических завоеваний под руководством В. И. Ленина, Центрального Комитета партии выковывались преданные делу революции кадры нового, рабоче-крестьянского флота, закладывались его идейно-политические и организационные основы.

Примечания:

1 Ленин В.И.. Полн. собр. соч., т. 35, с. 65.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 264.

3 Перед бегством из Петрограда Керенский заверял американского посла в том, что он «в пять дней все уладит» и восстановит свернутую власть буржуазии (см.: Сейерс М., Кан А. Тайная война против Советской России. М., 1947, с. 14)

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 395

5 Ленин В. И. Полн. coбр. соч., т. 35, с 66.

6 См.: Военные организации российского пролетариата и опыт его вооруженной борьбы. 1903 — 1917, с. 328 — 329.

7 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1. М., 195C, с. 550, 552.

8 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5. М., 1974, с. 5.

9 См.: Ленин — вождь Октября, с. 232 — 233.

10 См.: Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 35, с 34 — 35.

11 О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. М„ 1963, с. 317.

12 Балтийские моряки в подготовке и проведении Великой Октябрьской социалистической революции, с. 314.

13 Военные моряки в борьбе за победу Октябрьской революции, с. 441.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35. с. 450.

15 См.: Аникеев В.В.. Деятельность ЦК РСДРП (б) — РКП (б) и 1917 — 1918 гг. М., 1974, с. 23, 30; Подготовка и Победа Октябрьской революции и Москве; Документы и материалы. М., 1957, с. 441.

16 Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир. М., 1937, с. 181-182.

17 См.: Владимир Ильич Ленин, Биографическая хроника, т. 5, с. 21.

18 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 50.

19 См.: Декреты Советской власти, т. I. М., 1957, с. 502.

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 22.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 31.

22 ЦГАОР, ф. 130, oп. 1, д. 74, л. 40-42.

23 Декреты Советской власти, т. I, с. 160.

24 См.: Хесин С. С. Матросы революция. М., 1958, с. 254 — 261.

25 См.: Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (С) — РКП (б) в 1917-1918 гг., с. 105.

26 См.: Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б) (август 1917 — февраль 1918), с. 146 — 147.

27 Рид Д, 10 дней, которые потрясли мир, с. 225.

28 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918). Л., 1968, с. 35.

29 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 70

30 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, с. 50.

31 См.: Хесин С С. Октябрьская революция и флот. с. 467; Измайлов Н. Ф. и Пухов А. С Центробалт. М., 1965, с. 168 — 169.

32 Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир, с. 75.

33 Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б) (август 1917 — февраль 1918), с. 98.

 

2. Разбить старую армию, распустить ее, заменить ее новою

Когда революционные силы флота активно включились в борьбу за упрочение Советской власти, среди командной верхушки морского министерства, в Адмиралтействе и штабах флотов царил дух открытой и скрытой вражды к новой власти, росла злобная ненависть к матросам, сбросившим узы повиновения и вступившим на широкую дорогу общественно-политической деятельности.

Офицерский корпус на флоте после Февральской революции фактически оставался таким же, каким был при царизме. Временное правительство не проводило никаких кардинальных изменений ни в органах руководства флотом, ни в офицерском составе. В течение 1917 г. было уволено всего 265 адмиралов и офицеров, скомпрометировавших себя как наиболее отъявленные монархисты. К концу 1917 г. в списках флота числилось 8370 адмиралов и офицеров1, лишь немногие из них, пользовавшиеся уважением матросов, готовы были с первых дней пролетарской революции честно служить народу. Для большинства же старого офицерского состава был характерен лишь показной демократизм в отношениях с матросами, демагогические призывы к «единению» матросов с офицерами и т. д. За этой тактикой заигрывания с бывшими «нижними чинами» скрывалась и боязнь революционного возмездия, и расчет на непрочность Советской власти. Отсюда проистекала и позиции открытого или скрытого саботажа рабоче-крестьянской власти.

Часть офицерства самоустранилась от повседневной жизни флота, со дня на день ожидая падения Советской власти и реставрации старых порядков. Наиболее реакционные круги проводили политику активного сопротивления революционным мероприятиям, стремясь сорвать выполнение боевых задач, дезорганизовать управление флотом, спровоцировать антисоветские выступления, оказывая этим прямую поддержку контрреволюционным заговорам и мятежам.

Благодаря революционному творчеству масс в ходе революции сфера деятельности реакционного офицерства, степень его участия в руководстве флотами были сильно ограничены. В процессе демократизации на многих кораблях и соединениях была введена выборность командного состава; наиболее реакционные офицеры, не пользовавшиеся доверием матросов, были отстранены от должностей; судовые и береговые комитеты взяли в свои руки контроль за деятельностью многих командных инстанции. С расширением функций комитетов и усилением в них влияния большевистской партии укреплялась демократическая система руководства внутренней жизнью флотов. Комитеты решительно вмешивались в распоряжения командного состава, вынуждая его проводить в жизнь требования матросов.

Однако до победы пролетарской революции процесс демократизации не мог быть завершен полностью. Только Советская власть, как постоянная государственная организация, подчеркивал В. И. Ленин, в состоянии разрушить подчинение войска буржуазному командованию и действительно осуществить вооружение  пролетариата и разоружение буржуазии, без чего невозможна победа социализма2.

Контрреволюционный саботаж старого военного аппарата после победы пролетарской революции всецело отражал классовые цели и интересы свергнутой буржуазии. Будучи частью старой государственной машины, военное и морское министерства явились опорой реакционных сил, стремившихся к реставрации буржуазной политической и военной организации. В ведении старых командных кадров оставались важные военно-оперативные функции. Наиболее крепкие позиции у старого офицерства сохранялись в центральном аппарате, где процесс демократизации проходил значительно медленнее — многие ключевые посты здесь находились в руках командной верхушки. Опыт Моонзундского сражения наглядно свидетельствовал, что командный состав флота реакционен, что «адмиралы способны предавать не хуже Корнилова»3.

В условиях продолжавшейся войны с кайзеровской Германией и вооруженных антисоветских выступлений внутренней реакции контрреволюционная деятельность старого военного аппарата представляла особую опасность для Советской республики: она подрывала обороноспособность страны и боеготовность революционных сил, создавала угрозу планомерному функционированию органов материально-технического обеспечения, боевого и специального обслуживания кораблей и частей. Находившиеся на военной службе адмиралы, офицеры, чиновники, сохранявшие по своему служебному положению доступ к различной военной документации, были источником разглашения важнейшей военной информации. К ним тянулись нити иностранных разведывательных органов; вокруг них объединялось контрреволюционное подполье. Коренная ломка старого военного аппарата и всей военной организации, унаследованной от буржуазно-помещичьего строя, становилась одной из насущных и необходимейших задач Советской республики.

В. И. Ленин всесторонне обосновал и развил марксистские положения о необходимости слома буржуазной угнетательской машины, сделанные основоположниками марксизма и подтверждение опытом всей революционной борьбы трудящихся масс. Первой заповедью всякой победоносной революции, подчеркивал он, основоположники марксизма считали необходимым разбить старую армию, распустить ее, заменить ее новой, постепенно вырабатывая новую армию, новую дисциплину, новую военную организацию нового класса4. Применительно к конкретным условиям борьбы за упрочение Советской власти после победы Октября В. И. Ленин показал, в чем заключается слом старой государственной и военной машины, какими мерами его осуществлять. Ленинские идеи лежали в основе практической деятельности большевистской партии, возглавлявшей огромную работу по коренному революционному преобразованию старой военной системы и созданию новой военной организации социалистического государства.

27 октября 1917 г. В. И. Ленин вызвал моряков — делегатов II Всероссийского съезда Советов и сообщил им о контрреволюционной деятельности Центрофлота5, вступившего в дни Октябрьского вооруженного восстания в контакт с контрреволюционным движением и ставшего его прямым пособником. «Мы заверили товарища Ленина, — писал делегат съезда матрос большевик И. И. Вахрамеев, — что приложим все силы, чтобы незамедлительно смыть это грязное пятно с революционной чести военных моряков»6. 27 октября по постановлению Военно-морского революционного комитета Центрофлот был распущен7. Этим было положено начало коренной ломке старого аппарата управления флотом.

Участие революционных моряков в сломе старого военного аппарата и создании основ нового военного управления было одним из ярких примеров революционного творчества масс. Огромную работу по овладению центральным аппаратом Морского министерства и обеспечению его функционирования в интересах поддержания боеспособности флота провел созданный по инициативе В. И. Ленина Военно-морской революционный комитет. Новый революционный орган установил непосредственную связь с Центральным Комитетом РСДРП (б), Советом Народных Комиссаров, ВРК при Петроградском Совете. Проводя в жизнь партийную линию, комитет взял под контроль все управления и отделы Морского министерства, возглавил борьбу против саботажа реакционного офицерства и чиновничества, принял решительные меры по установлению в министерстве революционного порядка — все приказы и распоряжения руководства, идущие вразрез с задачами революционной власти, аннулировались.

Важнейшее значение в жизни флота имело выступление В. И. Ленина на I Всероссийском съезде моряков 22 ноября 1917 г., на котором присутствовало 190 делегатов от всех флотов и флотилий. От имени партии и Советского правительства В. И. Ленин приветствовал «армию матросов, которая показала себя, как передовой борец за раскрепощение трудящихся классов»8.

В речи В. И. Ленина содержался глубокий анализ политической обстановке после победы Октября, были раскрыты наиболее актуальные вопросы войны и мира, национальных отношений, укрепления союза рабочего класса с трудящимся крестьянством.

Особое внимание В. И. Ленин уделил созданию советского государственного аппарата и развитию творческой инициативы масс в социалистическом строительстве. «Буржуазия и интеллигентские буржуазные круги населения, — говорил он, — всемерно саботируют народную власть. Трудящимся массам надеяться, кроме как на самих себя, ни на кого не приходится... На первых шагах могут встретиться трудности, может сказаться недостаточная подготовленность. Но нужно практически учиться управлять страной, учиться тому, что составляло раньше монополию буржуазии»9. Высоко оценив работу моряков по организации государственного и военного аппарата рабоче-крестьянской власти, В. И. Ленин сказал: «этом отношении во флоте все видим блестящий образец творческих возможностей трудящихся масс, в этом отношении флот показал себя, как передовой отряд»10.

Следуя ленинским указаниям, I Всероссийский съезд моряков уделил главное внимание вопросам коренной реорганизации управлении флотом. Основные направлении этой работы были разработаны при непосредственном участии В. И. Ленина. При подготовке съезда флотские большевики обсуждали с ним важнейшие вопросы организационной перестройки, обеспечивавшие решительный слом старого аппарата. Все основные вопросы, поставленные на съезде, были согласованы с Владимиром Ильичом, поэтому мы вправе считать, отмечал С. П. Варанов, что «первая структура управления флотом была разработана при непосредственном участии и по указаниям В. И. Ленина»11.

С докладом о деятельности центральных органов флота и создании новой структуры управления на съезде выступил нарком П. К. Дыбенко, который подвел итоги проделанной работы и наметил пути реализации ленинских указаний.

В соответствии с общими принципами строительств советского государственного аппарата по решению Совета Народных Комиссаров для управлении Морским министерством создавалась Верховная морская коллегии, с образованием которой деятельность Военно-Морского революционного комитета прекратилась. Из его состава выдвигались комиссары в управления и учреждении Морского министерства — в Морской генеральный штаб, главное управление личного состава, главное управление кораблестроения, хозяйственное, гидрографическое и другие управления. Избранные комиссарами матросы большевики Д. Н. Марулин, В. П. Евдокимов, В. П. Понкайтис, Л. С. Штарев, Ф. С. Аверичкин, В. М. Марусев, В. Ф. Полухин установили полный контроль за оперативной и хозяйственной деятельностью всего аппарата министерства; без их подписи ни одно распоряжение не было действительным. Во всех центральных учреждениях была проведена чистка личного состава, устранена старая командная верхушка, сломлен саботаж чиновников. Реакционные офицеры, не признавшие Советской власти, были смещены со своих постов и уволены, явные враги арестованы.

Большое внимание уделил съезд вопросам коренной реорганизации высших законодательных и исполнительных органов старого флота, прежде всего Адмиралтействсовета, который подготавливал проекты всех основных законов и постановлении по флоту, рассматривал главные вопросы военно-морского строительства — судостроительные программы, финансовые сметы, планы комплектования и подготовки личного состава, заказы и контракты на поставку оружии и т. д. В деятельности этого высшего морского законодательного учреждения, существовавшего с 1827 г., как и во всех звеньях государственного аппарата, наиболее ярко проявился процесс сращивании военного аппарата с монополистическим капиталом. В его состав входили высшие сановники и адмиралы, тесно связанные с правительственной верхушкой и крупнейшими монополиями, финансовыми и промышленными магнатами России.

Съезд принял решение об упразднении Адмиралтействсовета и замене его новым демократическим органом — Законодательным советом Морского ведомства. В его состав были избраны 20 человек, образовавшие Морскую секцию ВЦИК.

Решения I Всероссийского съезда военных моряков были законодательно оформлены декретами Совета Народных Комиссаров. 23 ноября 1917 г. на заседании СНК под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад об упразднении Адмиралтейств-совета. В тот же день В. И. Ленин подписал декрет, согласно которому все «права Адмиралтейств-совета, как верховного органа по делам флота и Морского ведомства, переходят к Морской секции Центрального Исполнительного Комитета...»12

Проект Положения о Морском законодательном совете рассматривался также на заседаниях СНК под председательством В. И. Ленина. После детального рассмотрения и доработки проекта специально назначенной комиссией это Положение 10 января 1918 г. было отредактировано и утверждено В. И. Лениным13. В нем указывалось, что Законодательный совет является высшим законодательным учреждением Морского ведомства, которое работает совместно с Верховной морской коллегией. После рассмотрения в Законодательном совете вопросы государственной важности передаются на утверждение в СНК или ВЦИК.

Приказом по флоту все постановления Адмиралтейств-совета объявлялись недействительными. Наряду с упразднением Адмиралтейств-совета был ликвидирован походный штаб морского министра и учрежден штаб Верховной морской коллегии (переименованный затем в Управление делами коллегии)14.

Важнейшим мероприятием в процессе слома старого государственного аппарата являлась ликвидация таких органов насилия, как суды и трибуналы. Во исполнение «Декрета о суде», принятого Советом Народных Комиссаров 22 ноября 1917 г., приказом по флоту от 2 декабря упразднялись все военно-морские суды, прекращались текущие судебные дела, судебные чиновники освобождались от своих обязанностей. В составе центрального аппарата Морского ведомства ликвидировалось главное судебное управление. Высшим революционным следственным органом на флоте стала Верховная морская следственная комиссия, избранная на I Всероссийском съезде военного флота. Содержание ее работы, права и функции определялись утвержденным В. И. Лениным Положением о Верховно-морской следственной комиссии15.

Наряду с карательными органами одним из важных орудий классового угнетения трудящихся выступала церковь и духовенство. «Все и всякие угнетающие классы, — писал В. И. Ленин, — нуждаются для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа»16. Поэтому разрушение старых устоев духовного закабаления народных масс составляло первоочередную задачу пролетарской революции.

31 января 1918 г. приказом по флоту был объявлен ленинский декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», которым устанавливалось, что церковь отделяется от государства, школа — от церкви17. В соответствии с этим на флоте ликвидировался институт военных и гражданских священнослужителей, представители духовенства списывались с кораблей, отменялись обязательные богослужения, церковные обряды и т. д. Этот социальный акт пролетарской революции сыграл огромную роль в духовном раскрепощении матросов, в освобождении их от религиозного гнета.

Важнейшее значение в осуществлении полной демократизации армии и флота имели такие законодательные акты Советского правительства, как ленинские декреты «Об уравнении всех военнослужащих в правах» и «О выборном начале и об организации власти в армии»18.

Декретом «Об уравнении всех военнослужащих в правах» упразднялись титулы, чины и звания, отменялись все привилегии, которыми прежде пользовались выходцы из господствующих классов. Армия, говорилось в декрете, «отныне состоит из свободных и равных друг другу граждан, носящих почетное звание солдат революционной армии» Декретом «О выборном начале и об организации власти в армии» законодательно закреплялось подчинение армии Совету Народных Комиссаров. Вся полнота власти в пределах каждой войсковой части принадлежала солдатским комитетам; вводилась выборность командного состава и всех должностных лиц, благодаря чему обеспечивалось привлечение на командные должности преданных делу революции и авторитетных в солдатской массе военнослужащих19.

В соответствии с новыми принципами демократизации армии были проведены коренные преобразования в организации и управлении в войсках и на флотах.

По постановлению II Всероссийского съезда Советов в частях и соединениях были смещены все комиссары бывшего Временного правительства; функции контроля за деятельностью флотских органов управления и командиров повсеместно стали выполнять судовые и береговые революционные комитеты, на которые Советская власть возложила ответственность за сохранение революционного порядка и боеспособности.

Приказом по флоту от 6 декабря 1917 г. закреплялись результаты демократических преобразований на флотах и вводилась новая система управления ими. Должности командующих флотами и их штабы упразднялись; управление флотами переходило в ведение Центральных комитетов морей (флотов)20.

Дальнейшим развитием демократических основ организации флота явилась разработка Положения о демократизации флота, которое охватывало широкий круг вопросов. Проект Положения широко обсуждался на флотах, встречая полную поддержку моряков. 30 декабря 1917 г. Положение было утверждено Законодательным советом флота. В нем нашли отражение принципиальные положения о равенстве всех военнослужащих флота, упразднении чинов и званий, выборности командиров, предоставления каждому моряку права вступать в политические, профсоюзные организации, общества, союзы и т. д.

В Положении подтверждалось, что общее руководство жизнью и деятельностью каждого флота сосредоточивалось в Центральном комитете моря, во главе которого был поставлен военный отдел. В нем предусматривалось, что выборы командиров кораблей и их помощников должны производиться всем экипажем корабля; начальники дивизионов избирались дивизионным комитетом совместно с командирами кораблей. Руководство боевой и повседневной деятельностью кораблей и соединений со стороны командного состава осуществлялось совместно с судовыми комитетами.

Центральный Комитет РСДРП (б), В. И. Ленин внимательно следили за соответствием новых организационных основ флота линии партии, требовали четкости и точности при определении всех основных вопросов военного строительства. С самых первых шагов советской военной организации партия уделяла особое внимание централизации управления, безусловному подчинению нижестоящих военных органов центральной общегосударственной власти. Этот важный вопрос не нашел должного отражения в Положении о демократизации флота. В примечании к статье 51 Положения указывалось, что «все распоряжения центральных органов, как морского ведомства, так и общегосударственных, а также и постановления каких бы то ни было комитетов, объявляемые во всеобщее сведение, подлежат исполнению во флоте или флотилии только в случае подтверждения их Центральным комитетом моря»21. Из этой формулировки вытекало, что даже распоряжения Совета Народных Комиссаров подлежали выполнению в зависимости от усмотрения руководства флотского органа. Принципиальная неправильность подобной трактовки не прошла мимо внимания В. И. Ленина. 15 января 1918 г. этот вопрос был вынесен на рассмотрение Совнаркома. Правительство приняло подготовленное В. И. Лениным постановление, в котором отмечалась неправильность 51-й статьи Положения. Законодательному совету флота было поручено пересмотреть редакцию этой статьи22.

Последовательная программа большевистской партии по слому буржуазной военной машины, полная демократизация флота, ликвидация старой системы управления, создание новых революционных органов встречали неприкрытое недовольство всех тех, кто прежде стоял у руля флотского руководства. «Незаменимые» организаторы, каковыми они себя считали, главную беду видели в том, что матросы, став во главе флота, будут решать дела, «руководствуясь, главным образом, политическими соображениями и во имя народовластия, хотя бы дела эти были чисто военно-технического характера...»23. История показала, что именно классовый, политический подход в интересах подлинного народовластия являлся залогом успешного решения всех военных задач, стоявших перед Советским государством.

Однако новая система управления флотом встречала сочувствие среди тех офицеров, которые стремились честно служить народу и были готовы сотрудничать с Советской властью. Пользовавшийся доверием матросов капитан 1 ранга А. А. Ружек в открытом письме офицерам Балтийского флота предлагал честно признать, что недоверие матросов к офицерам не случайно — оно является «результатом бывших условий нашей общественной и государственной жизни». Матросы отнюдь не за развал флота, они понимают необходимость твердой организации, но доверием масс, отмечал Ружек, «облекаются в настоящий момент только учреждения коллегиальные при непременном условии участия в них матросов»24.

С первых дней Октября большевистская партия начала привлекать к делу военного строительства лучших специалистов старого флота, пользовавшихся доверием и авторитетом матросских масс. В их числе был начальник бригады крейсеров Балтфлота капитан 1 ранга М. В. Иванов. 29 октября В. И. Ленин направил ему телеграмму с просьбой прибыть из Гельсингфорса в Петроград, а 1 ноября принял его в Смольном. Через несколько дней В. И. Лениным было подписано постановление о назначения М. В. Иванова товарищем морского министра25. К работе нового аппарата была привлечены капитан 1 ранга Е. А. Беренс и контр-адмирал В. М. Альтфатер. Капитан 1 ранга А. А. Ружек был назначен начальником военного отдела Центробалта, а затем с мандатом В. И. Ленина выехал в Гельсингфорс в качестве генерального консула26.

Одной из ответственных задач новых органов военного управления являлось проведение демобилизации солдат и матросов. Важнейшей особенностью демобилизации на флоте являлся ее организованный характер.

Частичная демобилизация на флоте началась после заключения перемирия с кайзеровской Германией в начале декабря 1917 г. Увольнению подлежали моряки старших возрастов, причем желающим предоставлялось право оставаться в рядах флота до конца общей демобилизации. В конце января 1918 г. был опубликован приказ о порядке проведения демобилизации на Балтийском флоте, в котором подчеркивалось, что «произвести немедленную полную демобилизацию всего Балтийского флота не представляется возможным без значительного ущерба для огромного народного имущества, находящегося в ведении флота, — имущества, представляющего ценность не только для военного времени, но и для мирных потребностей трудового народа27. Поэтому увольнение воинских чинов флота предлагалось провести в четыре этапа в течение февраля — марта 1918 года.

Благодаря большой организаторской и идейно-политической работе большевиков, их высокой политической активности при проведении демобилизации случаи самовольного ухода матросов с кораблей и оставления боевой техники и оружия были сравнительно редкими. Этим обеспечивалась боеспособность флота и выполнение им задач по борьбе с контрреволюцией.

Как наиболее стойкие и преданные революции пролетарские элементы, матросы наряду с красногвардейцами цементировали ряды нарождавшейся новой армии из рабочих и крестьян.

«В связи с образованием отрядов социалистической армии и предстоящей скорой отправкой их на фронт, — писал нарком по военным долам Н. И. Подвойский в Верховную морскую коллегию, — необходимо в каждый формируемый эшелон добровольцев... в целях спайки их нарядить по взводу товарищей моряков. Народный комиссариат по военным делам надеется, что товарищи матросы выделят из своей среды наиболее соответствующих революционных моряков»28. Влившись в состав добровольческих отрядов, тысячи моряков стали вскоре бойцами новой, социалистической Красной Армии.

Подводя итоги огромной работы большевистской партии но коренному революционному преобразованию старой военной машины. В. И. Ленин на III Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г. заключал, что «старая армия, армия казарменной муштровки, пытки над солдатами, отошла в прошлое. Она отдана на слом, и от нее не осталось камня на камне29.

Слом старой армии и флота означал революционное изменение классового назначения военного аппарата управления, переход этого важного механизма буржуазной государственной машины в руки революционных сил, кардинальное изменение той социальной среды и служебных отношений, которые прежде господствовали в армии и на флоте. Бывшие «нижние чины», лишенные всех гражданских прав, подвергавшиеся прежде расправам и истязаниям, оскорблениям и репрессиям, становились полноправными гражданами; на смену казарменной муштре, превращавшей матроса в бессловесный автомат, создавалась принципиально иная социальная атмосфера, основанная на равенстве всех граждан рабоче-крестьянского государства.

Революционное обновление бывшего оплота буржуазной власти явилось важнейшим политическим актом пролетарской революции и упрочения Советской власти. Вырвав вооруженные силы из-под власти эксплуататорских классов в лице командной верхушки и реакционного офицерства, овладев управлением армией и флотом в центре и на местах, пролетариат лишил свергнутые классы их основного орудия в борьбе за реставрацию старых порядков. Полная демократизация армии и флота, их революционное переустройство стали важным этапом советского военного строительства, подготовив условия для создания новой военной организации социалистического государства.

Примечания:

1 Центральный государственный архив Военно-Морского Флота (ЦГА ВМФ), ф. р-5, oп. 1, д. 82, л. 22

2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 500 — 501.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34 с,. 404

4 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 295.

5 Центрофлот — выборная организация, созданная по инициативе меньшевиков и эсеров на 1 Всероссийском съезде Советов. Еще накануне Октябрьского вооруженного восстания революционные моряки выступали против соглашательского большинства Центрофлота, которое стояло на позициях поддержки Временного правительства и содействовало его антинародной политике.

6 Вахрамеев И. И. Во имя революции. М., 1957, с. 21.

7 См.: Балтийские моряки в подготовке в проведении Великой Октябрьской социалистической революции, с. 294.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 112.

9 Там же, с. 113, 114.

10 Там же, с. 114.

11 Баранов С. Н. Ветер с Балтики, М., 1967 г. с. 182

12 Декреты Советской власти, т. I. с. 130 — 131.

13 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 211.

14 См.: Систематический сборник постановлений, изданных по Народному комиссариату по морским делам с 25 октября 1917 г. по 31 декабря 1918 г. [далее — Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.)]. М., 1919, с. 9.

15 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 573 — 576.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 237.

17 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 373 — 374.

18 Декреты Советской власти, т. I, с. 2-13.

19 См. там же. с. 244.

20 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 259.

21 Собрание узаконений и распоряжении рабочего и крестьянского правительства РСФСР, 1918, № 217, с. 228 — 234.

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 386.

23 Балтийское моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 53.

24 Там же, с. 56.

25 См.: Декреты Советском власти, т. I, с. 581.

26 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 351. 352, 368, 377. 381.

27 Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 231

28 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 72 — 73.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 269

 

3. Ленинские декреты об организации РККА и РККФ

Готовя пролетариат и его классовых союзников к завоеванию политической власти, Коммунистическая партия предвидела, что рабоче-крестьянскому государству будет противостоять не только российская, по и международная буржуазия. Еще в дооктябрьский период В. И. Ленин указывал, что победа социализма в одной, отдельно взятой стране вызовет «прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социалистического государства»1. Первые месяцы существования Советской республики подтвердили, насколько велика опасность со стороны агрессивных сил международного империализма. Державы Антанты не только не отвечали на неоднократные предложения Советского правительства о прекращении войны и заключении справедливого, демократического мира, но и поставили своей главной задачей свержение «большевистского режима» любыми средствами. На западных границах Советской России в полной боевой готовности стояла миллионная армия кайзеровской Германии. Общность политических целей — подавление пролетарской революции в России, реставрация в ней эксплуататорского строя, устранение власти Советов как факела освободительного движения для трудящихся всех стран и континентов — объединяла силы внешней и внутренней контрреволюции в единый антисоветский, антикоммунистический блок.

Возрастание угрозы империалистической агрессии, враждебность капиталистического окружения, обладавшего мощным военно-экономическим потенциалом, многомиллионными армиями и крупными военными флотами, выдвигали перед Коммунистической партией и Советским государством все более сложные задачи вооруженной защиты социалистического государства. Если для борьбы против очагов внутренней контрреволюции можно было опираться на Красную гвардию, отряды революционных моряков и солдат старой армии, то для отпора регулярным вооруженным силам империалистических держав требовалось создать такую военную организацию, которая была бы способна надежно отстоять завоевания Октября.

В первые месяцы после победы Октября наряду со сломом старой военной машины и организацией военной защиты страны от сил внутренней контрреволюции шла напряженная теоретическая разработка кардинальных проблем советского военного строительства, определение основных путей его развития. Не отказываясь в принципе от идеи отмены постоянной армии, Коммунистическая партия на основе глубокого анализа конкретной обстановки, в которой проходило становление Советского государства, творчески развивала взгляды основоположников марксизма. Вопрос о конкретных путях создания новой военной организации с особой остротой встал во второй половине декабря 1917 г., когда резко усилился процесс разложения старой армии, которая не могла обеспечить удержания фронта в случае наступления немецких войск на западных границах страны. При активном участии рабочих, солдат и матросов Центральным Комитетом партии, Советом Народных Комиссаров, Военной организацией при ЦК были определены основные организационные формы строительства вооруженных сил социалистического государства2.

В Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой ВЦИК 3 января 1918 г., законодательно оформлялась организация новых вооруженных сил, новый классовый принцип их формирования — только из представителей трудящихся. «...В интересах обеспечения всей полноты власти за трудящимися массами и устранении всякой возможности восстановления власти эксплуататоров, — говорилось в Декларации, — декретируется вооружение трудящихся, образование социалистической Красной Армии рабочих и крестьян и полное разоружение имущих классов»3.

15 января 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина был принят декрет об образовании Рабоче-крестьянской Красной Армии. Этим было положено начало планомерному строительству новых вооруженных сил, социально-политическая сущность которых всецело определялась природой социалистического строя. Если в дореволюционной России, как и в других капиталистических государствах, вооруженные силы были «орудием угнетения в руках класса эксплуататоров», то с рождением Советских Вооруженных Сил впервые возникла военная организация, единственной целью и предназначением которой являлась защита справедливых интересов трудового народа. Армия и флот Советской страны с самого начала их боевого пути стали орудием борьбы за интересы трудящихся. Военная организация нового типа строилась на принципиально иной основе, чем армия буржуазных государств: новая армия являлась воплощением неразрывной связи с народом, нерушимого союза рабочих и трудящихся крестьян, дружбы народов, равноправия национальностей, братской интернациональной солидарности с трудящимися всех стран. Вооруженные силы социалистического государства создавались по классовому принципу: в их ряды могли вступать только рабочие и трудящиеся крестьяне, готовые отдать жизнь во имя защиты Советской власти и завоеваний Великого Октября.

В основе практической деятельности Коммунистической партии и Советского правительства по созданию военной организации пролетарского государства лежало ленинское учение о защите социалистического Отечества. Опираясь на идейно-теоретическое наследие Маркса и Энгельса, на научное обобщение опыта революционного движения и воли эпохи империализма, В. И. Ленин обосновал историческую необходимость военной защиты социалистической революции, определил назначение Советских Вооруженных Сил, их идейно-политические, военно-теоретические и организационные основы, научные принципы строительства армии и флота, воспитания и обучения личного состава.

На основе марксистского диалектического метода и его применения к анализу общественных явлений В. И. Ленин раскрыл источники военного могущества социалистического государства, показал зависимость хода и исхода войн как от материальных, так и от духовных факторов. Опыт войн свидетельствовал, что без «инициативного, сознательного солдата и матроса невозможен успех в современной войне»4. Высокий моральный дух народа и армии, обусловленный справедливыми, освободительными целями войны, удесятерял силы борющихся масс, обеспечивая их неизмеримое превосходство над армиями, ведущими агрессивную, захватническую воину.

Основой основ советского военного строительства являлся ленинский принцип руководящей и направляющей роли Коммунистической партии в армии и на флоте. Являясь знаменосцем революционной теории и практики, ленинская партия олицетворяла авангардную роль рабочего класса в революционном преобразовании общества, наиболее полно и последовательно выражала коренные интересы всех трудящихся. На партию, как наиболее организованный и сознательный авангард пролетариата, указывал В. И. Ленин, возлагается «руководство его борьбой за победу рабоче-крестьянской Советской власти»5.

С самого начала создания Советских Вооруженных Сил Коммунистическая партия являлась их организатором в вдохновителем; вся деятельность Красной Армии и Флота осуществлялась «на точном основании общих директив, даваемых партией в лице ее Центрального Комитета и под его непосредственным контролем»6.  Возрастание масштабов и сложности задач по защите социалистического Отечества требовало все более высокого уровня политического и военного руководства, повышения руководящей роли партии, расширения ее влияния на все стороны жизни армии и флота.

Без политического подхода, без определения политического содержания, учил В. И. Ленин, нельзя по-научному управлять ни одной областью общественной деятельности людей. Коммунистическая партия как вождь трудящихся масс охватывала политическим руководством все сферы жизни советского общества, вырабатывала единую политическую линию его развития, обеспечивала претворение ее в практику социалистического строительства. Политика партии пронизывала и объединяла усилия всех государственных органов и общественных организации, направляла деятельность народа на решение социально-политических, экономических и оборонных задач.

Сосредоточение политической власти и командных экономических высот в руках пролетариата являлось основой мобилизации всех сил трудового народа на разгром внутренней и внешней контрреволюции. Руководство Коммунистической партии обеспечивало органическое единство общегосударственного и военного строительства, неразрывную связь армии и народа, фронта и тыла.

Агрессия империалистических сил в годы гражданской войны заставила Коммунистическую партию и Советское государство перевести «максимум своей работы, своих усилии и забот на непосредственные задачи войны...»7  Укрепление обороноспособности страны, организация ее вооруженной защиты заняли первостепенное место в деятельности партии, которая стала подлинно воюющим, сражающимся авангардом пролетариата, всего трудового народа. Центральный Комитет партии во главе с В. И. Лениным стал главным военно-политическим штатом рабоче-крестьянского государства, тем органом военно-политического руководства, где решались важнейшие вопросы обороны страны, мобилизации людских и материальных ресурсов, ведения вооруженной борьбы, подготовки стратегических резервов, укрепления боеспособности всех видов Вооруженных Сил. «Вопросы, связанные с обороной, — говорилось в одном из отчетов ЦК, — обсуждались в первую очередь и принятые решения немедленно проводились в жизнь»8. Подчеркивая руководящее место Центрального Комитета в осуществлении политики партии, В. И. Ленин говорил: «Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии»9.

Работая как коллективный орган партийного руководства, Центральный Комитет партии обеспечивал проведение твердой классовой линии в борьбе за защиту завоеваний социалистической революции, координировал и направлял деятельность всех звеньев государственного аппарата. «...Авторитет партии, — говорил В. И. Ленин, — объединял все ведомства и учреждения...»10 Принятые партией и ее ЦК решения проводились в жизнь Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом, Советом Народных Комиссаров, Советом Рабоче-Крестьянской Обороны, наркоматами, центральными военными органами.

На основе генеральной линии партии Совет Народных Комиссаров — первое в мире рабоче-крестьянское правительство, неразрывно связанное с массовыми организациями рабочих, работниц, матросов, солдат, крестьян и служащих, — осуществлял государственное управление всеми сторонами жизни страны, являлся верховным руководящим органом армии и флота. В декретах, постановлениях и решениях Совета Народных Комиссаров находила выражение политика партии как руководящей силы советского общества. Характеризуя сущность декретов Советской власти и их значение в деле социалистического строительства, Центральный Комитет партии подчеркивал, что они «проводят в жизнь программные вопросы нашей партии»11.

В своей Военно-организаторской деятельности Центральный Комитет партии и Советское правительство руководствовались ленинскими указаниями о том, что во время войны необходимо «всю работу всех учреждений приспособить к войне и перестроить по-военному...»12. Решению этой задачи отвечало перераспределение партийных сил, которые направлялись на самые ответственные участки борьбы с империалистической агрессией, повышение авангардной роли коммунистов в бою и труде. В годы гражданской войны около половины всего состава партии находилось в рядах армии и флота. Готовность каждого коммуниста защищать завоевания Октября вытекала из самого существа Коммунистической партии как боевого союза единомышленников, объединившихся для революционного преобразования общества.

Важнейшим средством проведения военной политики партии, повышения боеспособности Вооруженных сил и коммунистического воспитания личного состава стала партийно-политическая работа в армии и на флоте. В. И. Ленин подчеркивал, что там, где наиболее заботливо проводится партполитработа, «там нет расхлябанности в армии, там лучше ее строй и ее дух, там больше побед»13. Идеологическая и организационно-партийная деятельность партии в Вооруженных Силах с самого начала их боевого пути велась с классовых позиции, в духе коммунистической идейности, в теснейшей связи с жизнью, с практикой военного строительства и задачами, стоящими перед армией и флотом на каждом из этапов их развития. Залогом высокой эффективности и действенности партийно-политической работы являлось обеспечение ведущей роли коммунистов, опора на широкие массы воинов, сплочение их вокруг авангарда пролетариата, целеустремленность, конкретность, непрерывность и оперативность идеологической и организационной деятельности политорганов и партийных организаций.

Партийные организации учили всех коммунистов при решении конкретных задач армейской и флотской службы видеть их политическую, классовую сторону, правильно оценивать явления, крепить порядок, организованность и дисциплину, повышать боеспособность кораблей и частей, использовать каждую возможность для усиления идейного влияния на личный состав. Партийно-политическая работа формировала новый тип воина — идейно убежденного защитника социалистического Отечества, пламенного патриота и интернационалиста. Идейная закалка воинов, рост политической сознательности определяли качественные перемены в их практической деятельности, умножали силы в борьбе за идеалы коммунизма.

Партийное руководство Вооруженными Силами охватывало все направления и области военного строительства. Создавая и укрепляя военную организацию социалистического государства, партия исходила из того, что как в политической, так и в вооруженной борьбе победа достигается правильным сочетанием и умелым применением различных средств и способов борьбы. Для надежного обеспечения военных успехов необходимы совместные усилия всех родов войск. «Владея всеми средствами борьбы, — подчеркивал В. И. Ленин, — мы побеждаем наверняка...»14

Одновременно с принятием декрета о создании РККА началась разработка декрета о военно-морском флоте, к которой были привлечены представители Морской секции ВЦИК, Верховной морской коллегии и Центробалта. В основу нового декрета были положены все принципиальные положения, выработанные в процессе законодательного оформления РККА. В середине января 1918 г. В. И. Ленин принял представителя Морского законодательного совета и беседовал с ним о состоянии флота. 21 января на заседании совета был заслушан доклад В. Ф. Полухина о беседе с В. И. Лениным15.

29 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал доклад П. Е. Дыбенко «О переводе морского военного флота на добровольческие начала» и обсудил проект декрета о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота16. После обсуждения доклада было принято решение: «Перевести флот на рекомендательную добровольческую систему. Признать проект положения, оглашенный Дыбенко, за основу. Поручить комиссии из представителей комиссариатов финансов, труда и морского обсудить проект с финансовой точки зрения и представить свое заключение в СНК в часовой срок. Редактирование декрета поручить Военно-морскому законодательному совету, т. Луначарскому и Прошьяну»17.

Принципиальные изменения в проекте декрета, по свидетельству участника заседания А. И. Кабанова, были внесены по предложению В. И. Ленина. Они касались наиболее важных социально-политических основ строительства нового флота. Во-первых, в проекте Дыбенко говорилось о создании «добровольческого Красного флота»; вместо этой формулировки в окончательный текст декрета было внесено, что организуется «Социалистический Рабоче-Крестьянский Красный Флот». Этим ясно определялся классовый характер нового флота. Во-вторых, в предложенном Дыбенко проекте говорилось лишь о переводе флота на «добровольческие начала». В постановлении же СНК указывалось о переводе флота на «рекомендательную добровольческую систему», а в окончательном тексте декрета конкретизировалось, что флот организуется «на началах рекомендации кандидатов партийными, профессиональными и другими массовыми демократическими организациями». Это принципиальное добавление было исключительно важно для порядка комплектования РККФ, для того чтобы оградить социалистический флот от проникновения классово чуждых элементов.

После внесения поправок и дополнений декрет об организации Рабоче-Крестьянского Красного Флота (на том же заседании 29 января) был утвержден Советом Народных Комиссаров, а 31 января подписан В. И. Лениным18.

С созданием социалистического флота декретировался окончательный роспуск старого флота. «Флот, существующий на основании всеобщей воинской повинности царских законов, — гласил декрет, — объявляется распущенным...» 19

Важные организационные положения содержались в утвержденных вместе с декретом Положении о службе военных моряков в Социалистическом Рабоче-Крестьянском Красном Флоте, «Договоре при поступлении в Социалистический Рабоче-Крестьянский Военный Флот Российской Советской Республики» и других документах, принятых на заседании СНК 29 января. В них были регламентированы особенности военной службы по добровольческому принципу20.

С принятием декрета о создании РККФ законодательно закреплялась организационная структура флота. Старое морское министерство окончательно ликвидировалось; военно-морское управление возглавлял Народный комиссариат по морским делам. Верховная морская коллегия преобразовывалась в коллегию Морского комиссариата. Упразднялась должность управляющего министерством и его аппарат; вместо него учреждался секретариат коллегии. В состав центральных органов управления входили Морской генеральный штаб, Главное гидрографическое управление и др. В целях централизации руководства с образованием коллегии Морского комиссариата Морской законодательный совет был упразднен; по постановлению СНК от 20 апреля 1918 г. его права были переданы коллегии21.

Коллегия наркомата была утверждена правительством в составе П. Е. Дыбенко, И. И. Вахрамеева, Ф. Ф. Раскольникова, С. Е. Сакса; в апреле в состав коллегии был введен В. М. Альтфатер.

Вся деятельность РККФ и органов его управления проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина, Центрального Комитета партии и Советского правительства, в неразрывной связи с решением проблем укрепления Вооруженных сил, на основе единых принципов советского военного строительства. Только в 1918 г. Совет Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным рассмотрел около 70 вопросов по строительству и боевому использованию военно-морских сил, в том числе: стратегическую обстановку на морских театрах и приморских направлениях, мероприятия по организационному укреплению и техническому обеспечению флота, сметные ассигнования по всему перечню государственных расходов на флот; важное место занимали вопросы назначения руководящих командных и политических кадров РККФ, распределения материальных ресурсов, организации центрального и местного аппарата, улучшения деятельности морских заводов и многие другие.

В обсуждении и решении вопросов строительства и боевого использования флота принимали активное участие Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский, И. В. Сталин, А.В. Луначарский, Н. И. Подвойский, В. А. Антонов-Овсеенко, Л. Б. Красин, Г. В. Чичерин, В. К. Невский, В. Н. Подбельский, Э. М. Склянский, В. В. Воровский, В. П. Ногин, Н. В. Крыленко, И. А. Семашко, А. Д. Цюрупа и другое видные деятели партии и правительства.

Военно-морские силы Советской республики к январю 1918 г. состояли из Балтийского и Черноморского флотов, флотилий: Северного Ледовитого океана, Каспийской, Амурской и Сибирской. Первые организационные мероприятия, относившиеся к порядку подчинения флотов, были проведены на основе декрета СНК, подписанного В. И. Лениным 15 января 1918 г. В соответствии с ним Балтийский и Черноморский флоты передавались из подчинения Северному и Румынскому фронтам в непосредственное подчинение Морской коллегии. Руководство оперативной деятельностью флотов было возложено на Морской генеральный штаб, действовавший на основе указаний верховного главнокомандующего22.  На Балтике в подчинение флота передавалась Кронштадтская крепость, приморский фронт Свеаборгской крепости, тыловая морская позиция Финского залива; на Черноморском флоте — Севастопольская крепость и приморские батареи Черноморского побережья, находившиеся ранее в подчинении военного ведомства. Согласно этому же декрету расформировывались военно-морские управления штабов Северного и Румынского фронтов с передачей их личного состава в распоряжение морского командования. Для организации взаимодействия сухопутных и морских сил учреждались специальные должности для связи армии с флотом23.

В состав флотов и флотилий входило более 500 кораблей основных классов: на Балтике — 8 линкоров, 10 крейсеров, 63 эскадренных миноносца и миноносца, 28 подводных лодок; на Черном море — 9 линкоров, 3 крейсера, 26 миноносцев, 13 подводных лодок и др. Помимо боевых кораблей в РККФ состояло большое количество вспомогательных судов (транспорты, ледоколы, плавбазы, гидрографические, лоцманские, госпитальные, аварийно-спасательные суда и др.). С первых дней Октября силы внутренней контрреволюции и империалистические круги обеих воюющих группировок — Антанты и Тройственного союза во главе с Германией — стремились любыми путями воспрепятствовать переходу кораблей бывшего российского флота под советский флаг, ослабить материальную основу морской обороны Советской республики. Некоторые корабли (в том числе крейсер «Варяг») были незаконно захвачены бывшими союзниками России в иностранных портах. Одним из «легальных» путей приобретения кораблей советского флота служили торговые сделки, заключенные еще в дооктябрьский период между представителями иностранных фирм и руководством бывшего морского министерства и некоторыми русскими компаниями.

Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина в ноябре 1917 г. заслушал доклад П. Е. Дыбенко о передаче бывшим морским ведомством русских торговых судов английскому адмиралтейству и принял решение о назначении следственной комиссии для расследования этого дела. Заслушав результаты расследования, правительство приняло решение ни под каким видом не допускать передачи советских судов «в руки иностранных подданных или учреждений». В проект декрета В. И, Ленин внес ряд исправлений и подписал его. «Все сделки по передаче русских судов за границу... — говорилось в декрете, — признаются недействительными»24.

На заседании СНК под председательством В. И. Ленина 24 января 1918 г. был поставлен вопрос о достройке ранее заложенных боевых кораблей и производстве оружия для флота. В тот же день В. И. Ленин подписал удостоверение члену Кронштадтского комитета РСДРП (б) Д. Н. Кондакову и Романчуку о том, что они «направляются для организации снабжения Балтийского флота оружием и для доставки оружия в Петроград»25.

Важнейшей задачей, вставшей с первых дней организации социалистического флота, являлось его комплектование личным составом путем зачисления на военно-морскую службу добровольцев из числа рабочих и крестьян. Одновременно с набором моряков-добровольцев продолжалась демобилизация военнослужащих, призванных по законам царского правительства и не изъявивших желания продолжать службу на флоте. В целях поддержания боеготовности кораблей и частей Совет Народных Комиссаров требовал от морского командования планомерного, поэтапного проведения увольнения. Когда группа моряков-балтийцев обратилась с ходатайством о переводе их на Черноморский флот, Совнарком указал, что этот вопрос может быть решен лишь в такие сроки и в той последовательности, чтобы не ослабить боевой мощи Балтийского флота26.

В соответствии с декретом об организации РККФ комплектование экипажей кораблей и частей проводилось комиссиями, в которые входили командир корабля (части), председатель судового комитета, врач и старший специалист по той специальности, по которой принимался доброволец. При поступлении на службу требовалась рекомендация партийных и общественных организаций, после чего заполнялся договор с указанием срока службы.

Руководство работой по комплектованию флота осуществлял военный отдел Морского комиссариата во главе с И. И. Вахрамеевым, на который возлагалась организация набора добровольцев, распределение их по кораблям,  формирование новых частей и т. д. Большевистские организации на флотах развернули огромную идейно-воспитательную и организаторскую работу среди матросских масс, разъясняя сущность новых принципов организации вооруженных сил Советской республики, необходимость защиты завоевании пролетарской революции. Флотские коммунисты подавали пример высокой политической сознательности, первыми записывались добровольцами, сплачивали вокруг партии наиболее сознательных представителей трудящихся, готовых с оружием в руках отстаивать власть Советов от покушений империалистических агрессоров.

Призыв партии вступать в ряды нового социалистического флота нашел широкий отклик среди революционных моряков. По свидетельству партийных организаторов, комиссии по приему добровольцев осаждали желающие подписать контракт; с флота демобилизовывались преимущественно матросы старших возрастов, а на смену им шли сотни молодых добровольцев27.

Одним из первых мероприятий партии и Советского правительство по идейно-политическому укреплению флота явилось назначение комиссаров в центральные управлении и учреждении флота. На следующий же день после принятия декрета о создании РККФ было введено в действие «Временное положение о комиссарах Морского комиссариата». В нем указывалось, что комиссары назначаются для «наблюдении и направления работ в управлениях, учреждениях и заведениях Морского комиссариата в полном согласии с принципами идеи народовластия и постановлениями Совета Народных Комиссаров»28. Комиссары осуществляли свою работу совместно с начальниками управлений. «Во все свои начинания, — говорилось в Положении, — начальник посвящает комиссара, и решения вступают в силу лишь после того, когда достигнуто соглашение с комиссаром». Подписью комиссара утверждались все официальные приказы, циркуляры и документы. На них же возлагалась ответственность предотвращать «всякие контрреволюционные попытки, откуда бы они ни исходили». Комиссарам предоставлялось право назначать любые проверки в управлениях, осуществлять контроль за приемом и увольнением сотрудников и т. д.

Назначение комиссаров вызвало яростное сопротивление со стороны меньшевиков, эсеров, анархистов, продолжавших борьбу против усилении влияния большевистской партии и стремившихся любыми средствами добиться большой «автономности» отдельных звеньев управления в центре и на флотах, Антисоветские вылазки мелкобуржуазных элементов особенно усилились после назначения комиссаром на Балтийский флот активного участника Октябрьской революции П. Ф. Измайлова. Пользуясь тем, что Центробалт был ослаблен уходом на фронт многих моряков-коммунистов, эсеро-меньшевистско-анархистские элементы пытались дезорганизовать управление Балтийским флотом, спровоцировать выступления против назначенного Правительством комиссара флота.

18 феврали Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина вынес решение, в котором подтверждалось назначение Н. Ф. Измайлова комиссаром Балтийского флота, а помощниками его, по предложению П. Е. Дыбенко, назначались Е. С. Блохин, А. С. Штарев, П. И. Шишко29. 19 февраля комиссарам Балтфлота были вручены мандаты за подписью В. И. Ленина30. Для разоблачении подрывной деятельности эсеро-меньшевистско-анархистских провокаторов Центральный Комитет партии и СНК направили в Гельсингфорс опытных партийных работников А. М. Коллонтай и А. А. Шейман. Антисоветская вылазка получила должный отпор со стороны большевистской части Центробалта, который принял постановление о признании комиссаров. 25 февраля коллегия Морского комиссариата вынесла решение о назначении комиссаров и во все отделы Центробалта, с тем чтобы еще более укрепить руководство флотом и условиях напряженной обстановки на западных границах страны.

В приказе по Балтийскому флоту комиссар Н. Ф. Измаилов и начальник военного отдела Центробалта А. А. Ружек призвали моряков к самоотверженной работе по укреплению боеспособности флота. «Именем Совета Народных Комиссаров Российской Республики, — говорилось в приказе, — объявляем по флоту Балтийского моря, что с 20-го сего февраля вступили в исполнение возложенных на нас правительством обязанностей, т. е. к управлению всеми морскими силами Балтийского моря и к созданию нового социалистического Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Призываем всех товарищей принять горячее участие в совместной работе по созданию мощного Красного Флота » 31.

На многочисленных митингах и собраниях экипажи кораблей выражали готовность отдать все силы для продолжения революционной борьбы за защиту завоевании Октября. Повседневной работой в массах флотские коммунисты на всех флотах и флотилиях призывали революционных моряков к повышению бдительности, готовили их к новым боям с внутренними и внешними врагами Советской власти.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 133.

2 См.: В. И. Ленин и Советские Вооруженные Силы. М. 1967, с. 70 — 75; КПСС и строительство Советских Вооруженных Сил. М. 1967, с. 22 — 27; Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и создание Красной Армии. М., 1970, с. 163 — 196; Кляцкин С. М. На защити Октября. М., 1965, с. 80 — 110.

3 Декреты Советской власти, т. I, с. 322.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 150.

5 Ленин В.И.. Полн. собр. соч., т. 39, с. 305.

6 КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Сб. док. М., 1958, с. 47.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. .39, с. 45.

8 Из истории гражданской войны и интервенции. 1917 — 1922 гг. М., 1974, с. 25.

9 Ленин В. П. Полн. собр. соч., т. 41, с. 30 — 31.

10 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40. с. 240.

11 Переписка Секретариата ЦК РСДРП(б) с местными партийными организациями. Ноябрь 1917 г. — февраль 1918 г., т. II. М. 1957, с. 82.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 45.

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 50.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 81

15 См.: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с 74.

16 Проект декрета намечалось обсудить на заседании СНК 28 января, но повестка дня была изменена. На следующий день В. Ф. Полухин и С. Е. Сакс от имени Морского законодательного совета вошли в Совнарком с ходатайством о том, чтобы вносимый на рассмотрение декрет о флоте обсудить в «сегодняшнем же заседании». По указанию В. И. Ленина проект декрета был поставлен на обсуждение 29 января в первую очередь (см.: «Вопросы истории», 1970, № 2, с. 17).

17 Цит. по журн.: «Вопросы истории», 1970, № 2, с. 17.

18 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 247.

19 Декреты Советской власти, т. I, с. 435.

20 См.: Декреты Советской власти, т. I. с. 435 — 459.

21 См.: Декреты Советской власти, т. II. М., 1959, с. 144

22 Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Советской республики постановлением СНК от 9 ноября 1917 г. был назначен Н. В. Крыленко.

23 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 302 — 303.

24 Декреты Советской власти, т. I, с. 141.

25 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5. с. 231.

26 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 290.

27 ЦГА ВМФ, ф. р-1, оп. 3, д, 1098, л. 37.

28 Систематический сборник постановления (1917 — 1918 гг.), с. 21.

29 См.: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 81, 82, 319.

30 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроники, т. 5, с. 264.

31 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 84 — 85

 

4. Социалистическое Отечество в опасности!

Начавшиеся по инициативе Советского правительства мирные переговоры с Германией (ноябрь 1917 г.) отвечали сокровенным чаяниям трудящихся прекратить войну и заключить справедливый, демократический мир. Однако германская военщина выступила в роли «застрельщика всемирного империализма», начав открытую военную интервенцию против Советской республики. 14 февраля 1918 г. австро-германские войска начали наступление по всему фронту от Балтийского моря до Черного. В течение двух недель были оккупированы Украина, Белоруссия, Прибалтика. Из-за неслыханной разрухи народного хозяйства и крайней усталости солдат после четырех лет кровавой империалистической войны наша армия, говорил В. И. Ленин, была не и состоянии отразить германское наступление. Каждый день неравной борьбы приносил новые потери трудящимся Советской страны. Для закрепления завоеваний социалистической революции заключение мира, при всей его тягостности, являлось суровой необходимостью. Такой мир был заключен 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске.

В дни смертельной опасности для молодой Советской республики В. И. .Ленин, Центральный Комитет РСДРП (б) возглавили непосредственное руководство обороной страны, мобилизовали трудящихся на защиту социалистического Отечества. В. И. Ленин учил партию в тяжелые моменты развитии революции действовать сплоченно и хладнокровно, с величайшей ответственностью за судьбы завоеваний Октября. Для отражения империалистической агрессии, говорил он, нужны не «революционные фразы», а практические дела, мобилизации всех сил на отпор врагу. От военного командования В. И. Ленин, ЦК партии требовали принятия всех необходимых мер, обеспечивающих максимальную готовность к отражению вражеского нашествия.

Решая исключительно сложные вопросы войны и мира, Центральный Комитет РСДРП (б) всесторонне оценивал стратегическое положение на фронтах, и том число на приморском направлении, имевшем большое значение для защиты Петрограда. На совещании членов Центрального Комитет с партийными работниками 8 января 1918 г., на заседании ЦК 11 января, в выступлениях В. И. Ленина подчеркивалась вся серьезность положения на Балтийском побережье от Риги до Ревеля, что создавало особую опасность наступления противника на Петроград1.

В середине февраля, за несколько дней до начала открытой агрессин кайзеровской Германии, В. И. Ленин потребовал принять решительные меры в ответ на немецко-шведскую провокацию в районе Або-Оландской укрепленной позиции Балтийского флота. 14 февраля 1918 г. отряд шведских кораблей в составе крейсера «Стюр», миноносца и ледокола подошел к о. Оланд и высадил десант. О нападении шведских кораблей было немедленно доложено В. И. Ленину. Сразу же по получении этих известий В. И. Ленин поручил Г. В. Чичерину направить протест шведскому послу и одновременно телеграфировал председателю Народного правительства Финляндии, прося его осведомиться у Центробалта насчет прихода шведских крейсеров к Оланду и сообщить об отношении правительства Финляндии к вмешательству шведской военной силы.

В ночь на 15 февраля В. И. Ленин запросил Центробалт: «Неужели соответствует истине известно о том, что к острову Оланд подошли шведские военные суда и, высадив отряд, заставили отступить наших? Какие военные меры защиты и репрессии принял Центробалт? Какие военные суда, когда именно послал он к Оланду?

Отвечайте немедленно. Мы крайне обеспокоены. Не допускаем мысли, чтобы Центробалт и наш революционный флот бездействовали» 2.

В. И. Ленин потребовал от командования РККФ обстоятельного анализа обстановки на Балтийском театре и принятия решительных мер по повышению боеготовности флота. Наркому П. Е. Дыбенко было поручено доложить правительству о стратегическом положении на море. 15 февраля 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал доклад П. Е. Дыбенко и постановил образовать комиссию, поручив ей собрать сведении о стратегическом положении на Балтийском театре и выработать моры, необходимые на случай изменения обстановки.

Руководя подготовкой отпора германским агрессорам, В. И. Ленин, ЦК партии и Советское правительство осуществляли постоянный контроль за деятельностью морского командования, повседневно информировали их об изменениях политической обстановки, диктовавшей принятие необходимых организационных и оперативных мероприятий. Когда стало известно о готовящейся агрессии Кайзеровской Германии, были немедленно даны указания о приведении сил в боевую готовность. 17 февраля коллегия Морского комиссариата направила в Гельсингфорс директиву об обороне подступов к Петрограду с моря и подготовке к перебазированию кораблей из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт.

18 февраля, в день начала германской интервенции, Центральный Комитет РСДРП (б) заседал непрерывно. 19 февраля под председательством В. И. Ленина состоялось заседание Совета Народных Комиссаров, на котором были обсуждены вопросы обороны страны и создана специальная комиссия из представителен Военного и Морского комиссариатов. На следующий день Совнарком заслушал членов комиссии: Верховного главнокомандующего И. В. Крыленко и помощника начальника Морского генерального штаба В. М. Альтфатера, доложивших о положении на фронте3.

Коммунистическая партия мобилизовала все силы народа на отпор империалистическим захватчикам. Ленинское воззвание «Социалистическое отечество в опасности!» стало программой борьбы советского народа против империалистического нашествия. В ответ на призыв большевистской партии трудящиеся поднялись на защиту Родины. Угроза, нависшая над страной, вызвала мощный патриотический подъем среди рабочих и крестьян. В прифронтовых районах создавались революционные комитеты, возглавившие освободительную борьбу против агрессоров. 23 февраля в связи с объявленной Советским правительством всеобщей мобилизацией во всех районах Петрограда прошли митинги под лозунгом защиты социалистического Отечества. Примеру Питера последовали другие города страны. Рабочие вышли на строительство оборонительных сооружений, тысячи трудящихся записывались в ряды армии и направлялись на фронт. Под Псковом, Нарвой и на других участках фронта части Красной Армии героически сражались с наступавшим врагом, срывая его план молниеносным ударом захватить Петроград. Этот исторический день стал днем рождения Советских Вооруженных Сил.

Ленинский призыв к защите социалистического Отечества всколыхнул моряков Балтики. «Во исполнение... постановления Совета Народных Комиссаров, — говорилось в приказе по Балтийскому флоту, — объявляется революционная мобилизация для беспощадной борьбы с германскими империалистическими полчищами. Всех, кто способен держать оружие, Родина зовет на последний революционный бой, в котором, или победим, или с честью умрем»4. 23 февраля на заседании судовых комитетов главной базы флота было принято постановление о прекращении демобилизации. «...Всем морякам Балтийского флота, — говорилось в постановления, — остаться на своих кораблях и... частях для защиты Советской Социалистической Республики, действуя на судах, в партизанских отрядах или частях, указанных Советской властью»5.

В Гельсингфорсе, Ревеле, Кронштадте, Петрограде из состава экипажей кораблей и береговых частей формировались матросские отряды, которые тут же отправлялись на фронт; многие моряки вместе с рабочими вливались в красногвардейские отряды. Плечом к плечу с рабочими Петрограда и бойцами молодой Красной Армии балтийцы дали решительный отпор германским захватчикам, показали свою решимость до последней капли крови защищать колыбель пролетарской революции. Говоря на VII съезде партии о боях под Петроградом во время наступления немецких войск. В.. И. Ленин отмечал «великий энтузиазм» лучших матросов и путиловцев, вставших на защиту революции6.

Германская военщина рассчитывала захватить корабли советского Балтийского флота, базировавшиеся в Ревеле (Таллине). Крупные силы германских войск были переброшены на Моонзундские острова, откуда 19 февраля повели наступление на ревельском направлении.

Наступление кайзеровских войск на приморском направлении осложнило обстановку под Ревелем. Сразу же с получением сообщений о начале германской агрессии В. И. Ленин запросил из Ревеля последние данные военной разведки и потребовал усилить отпор врагу7. 20 февраля 1918 г. в Совнарком было доложено об образовании коллегии по управлению Ревельским укрепленным районом. От имени Советского правительства В. И. Ленин но прямому проводу дал распоряжение в Ревель: «Двинуть части против врага и опрокинуть его. Если это трудно сделать — испортить все дороги, произвести ряд партизанских набегов с тем, чтобы не дать врагу укрепиться на материке»8.

Расчеты немецких агрессоров захватить советские корабли в Ревеле были сорваны. Когда под натиском превосходящих сил противника советские войска были вынуждены оставить Ревель, все военные корабли были выведены из базы и передислоцированы в Гельсингфорс.

Учитывая сложность Военно-политической обстановки в Финляндии, где при поддержке германской военщины финская реакция перешла в наступление против революционных выступлений трудящихся. Центральный Комитет РСДРП (б) и Советское правительство поставили перед балтийскими моряками задачу обеспечить перевод флота в Кронштадт. Малейшая задержка могла привести к потере Балтийского флота, так как по условиям Брестского договора корабли нужно было или увести в русские порты, или разоружить.

Центральный Комитет партии и Советское правительство пристально следили за ходом операции по перебазированию флота. В период подготовки операции В. И. Ленин «ежедневно справлялся по телефону о состоянии готовности к отходу...»9.

Подготовка и осуществление «Ледового похода» Балтийского флота встретили ожесточенное сопротивление со стороны всех антисоветских сил. Германская военщина и дипломатия, финские белогвардейцы, русское офицерство, эсеро-меньшевистские и анархистские элементы пытались сорвать выход советских кораблей из Гельсингфорса, что означало бы передачу их в руки германских интервентов. На флоте активизировала подрывную деятельность вражеская агентура. Контрреволюционное офицерство саботировало распоряжения командования, организовывало диверсии, пыталось разложить матросов, умышленно портило механизмы. Чтобы пресечь деятельность антисоветских сил, было принято постановление правительства, подписанное В. И. Лениным, о выделении Центробалту специальных средств для усиления борьбы против шпионов и диверсантов10.

Боевая обстановка потребовала неотложного проведения военно-организационных мер, и прежде всего дальнейшего изменения системы военного руководства Балтийским флотом. Широкая коллегиальная форма управления в лице Центробалта, засоренного соглашательскими, дезорганизаторскими элементами, не обеспечивала твердого руководства и решения сложных задач, стоявших перед флотом. В начале марта Совет Народных Комиссаров принял предложение о роспуске Центробалта, введении должности главного комиссара Балтийского флота и создании Совета комиссаров Балтфлота. По предложению Совета комиссаров и пленума командного состава флота было признано необходимым ввести должность начальника морских сил Балтийского моря. Однако на этот пост был выдвинут бывший адмирал Развозов, который использовал оказанное ему доверие для поощрения офицеров-саботажников и срыва перебазирования флота из Гельсингфорса. Потребовалось решительное вмешательство правительства, чтобы навести твердый порядок в управлении флотом. 20 марта Развозов был снят с должности «за нежелание считать для себя обязательными декреты Совета Народных Комиссаров...» 11. 29 марта правительство заслушало доклад В. М. Альтфатера об управлении Балтийским флотом и одобрило внесенный им проект12.

Подлинными организаторами операции по перебазированию флота из Гельсингфорса в Кронштадт были большевистские организации Балтики. Опираясь на многотысячный революционный коллектив балтийских моряков, составлявших экипажи кораблей Гельсингфорсской базы, флотские коммунисты возглавили огромную работу по мобилизации всех сил на выполнение боевого задания партии. Участник «Ледового похода» матрос Д. П. Иванов вспоминал: «Все делалось именем Ленина! Достаточно было разнестись по кубрикам, что это приказал Владимир Ильич, как матросы, все как один, бросались исполнять требуемое»13.

Выполнение операции находилось под неослабным контролем со стороны В. И. Ленина, Центрального Комитета партии и Советского правительства. В течение апреля — мая 1918 г., когда совершался переход четырех отрядов кораблей в Кронштадт, Совет Народных Комиссаров неоднократно рассматривал вопросы о ходе перебазирования Балтийского флота и принимал необходимые решения.

Германская военщина пыталась провоцировать всяческие осложнения: в частности, не признавала красного флага на советских кораблях в качестве официального Государственного флага Советской республики. Когда морское командование доложило об этом в Москву, вопрос о флаге был незамедлительно поставлен на решение Советского правительства. 8 апреля Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал сообщение об утверждении Государственного флага Советской республики «в связи с телеграммой начальника Морских сил Балтийского флота»14. В тот же день был принят декрет ВЦИК, которым официально устанавливался рисунок и описание флага Советской республики15.

Выполняя задание партии и правительства по перебазированию флота, моряки-балтийцы проявили высокую самоотверженность и героизм. Операция протекала в сложной военно-политической обстановке, в тяжелых погодных условиях — предстояло успешно провести корабли через ледяные поля Финского залива. Трудности увеличивались из-за неисправности материальной части на многих кораблях, нехватки ледокольных средств и топлива, некомплекта команд, саботажа офицеров. Но все препятствии были преодолены, боевая задача решена успешно. Постановленном правительства, подписанным В. И. Лениным, была особо отмечена самоотверженная работа экипажей ледоколов «Ермак», «Силач» и «Город Ревель»16.

В результате «Ледового похода» в Кронштадт было перебазировано основное боевое ядро Балтийского флота и значительная часть транспортных и вспомогательных судов — всего более 230 вымпелов. На кораблях и судах были доставлены в Кронштадт большие запасы боевой техники, оружия, предметов снабжения, механизмов, оборудования, боеприпасов и т. д. Успешное перебазирование основных сил флота и спасение больших запасов материально-технических средств от захвата противником имели огромное значение в ходе последующей боевой деятельности Балтийского флота и развертывания новых формирований для борьбы против интервенции Антанты.

В докладе на VII съезде Коммунистической партии, во многих выступлениях и статьях В. И. Ленин всесторонне обосновал правильность внешнеполитического курса партии на мирную передышку, открывавшую стране возможность приступить к хозяйственному строительству, укрепить союз пролетариата с трудящимися массами крестьянства. Призывая партию использовать каждый день передышки, с максимальной энергией вести социалистическое строительство, В. И. Ленин подчеркивал необходимость всесторонней подготовки к защите социалистической Родины от новых покушений империалистических агрессоров.

 «...Первейшей и основной задачей и нашей партии, и всего авангарда сознательного пролетариата, и Советской власти, — говорилось в написанном В. И. Лениным проекте резолюции VII съезда о войне и мире, — съезд признает принятие самых энергичных, беспощадно решительных и драконовских мер для повышения самодисциплины и дисциплины рабочих и крестьян России, для разъяснения неизбежности исторического приближения России к освободительной, отечественной, социалистической войне...»17 Вскрывая захватническую сущность внешней политики империалистических держав, В. И. Ленин указывал, что необходимо постоянно помнить о возможности агрессии стран Антанты, которые могут напасть на Страну Советов18.

Самоотверженная борьба трудящихся масс нашей страны за защиту социалистических завоеваний в первые месяцы после победы Октября сорвала попытки внутренней и внешней контрреволюции задушить молодую Советскую республику и восстановить власть эксплуататорских классов.

«Ожесточенному вооруженному, политическому и идеологическому сопротивлению реакции, дезорганизации экономики и контрреволюционному саботажу, кровавому буржуазному террору рабочий класс противопоставил высочайшую организованность и сознательную дисциплину, сплоченность вокруг Коммунистической партии, революционную бдительность. Весь ход борьбы с внутренней контрреволюцией и иностранными интервентами показал, что революция может закрепить свою победу только в том случае, если она умеет защищаться»19.

Огромная политическая и организаторская деятельность Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным по организации вооруженной защиты социалистического Отечества с первых дней Октября стала неотъемлемой частью борьбы за революционное преобразование общества, за победу коммунизма.

Боевые подвиги Красной гвардии, революционных отрядов матросов и солдат открыли первые страницы героической летописи борьбы советского народа за свободу и независимость социалистической Родины.

Создание Красной Армии и Флота положило начало планомерному строительству Советских Вооруженных Сил. В боях с германским империализмом части Красной Армии и Флота с честью выдержали суровое боевое крещение, проявили мужество и героизм при защите социалистического Отечества. Вместо с тем первый опыт вооруженной борьбы с регулярной армией капиталистического мира дал серьезные уроки для дальнейшего укрепления обороноспособности Советской страны. В. И. Ленин, партии учили, что этот опыт борьбы о сильнейшим империалистическим хищником должен явиться для всех трудящихся серьезной наукой. Усилия партии и народа, говорил В. И. Ленин, должны быть сосредоточены на «важнейшей и труднейшей стороне социалистической революции, именно — на задаче организационной»20. Организационная задача выдвигалась на первый план и в области военного строительства.

Решения VII съезда РКП (б), ленинские требования определили направление дальнейшего военного строительства, создания прочного фундамента социалистической Красной Армии и Флота.

Примечания:

1 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 243, 253 — 258.

2 Ленин В.. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 42.

3 См.; История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. I. М., 1967, с, 531 — 532.

4 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 101

5 Там же, с. 105.

6 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 21.

7 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 261.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35. с. 580.

9 Кровяков Н. С «Ледовый поход» Балтийского флота в 1918 году, М., 1955, с. 98.

10 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 284.

11 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 86.

12 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 31.

13 Кровяков Н. С. «Ледовый поход» Балтийского флота в 1918 году, с. 98.

14 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 1, л. 231

15 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 62.

16 См.: Декреты Советской власти, т. III. М., 1964, с. 540.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т, 36, с. 35 — 36.

18 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 38.

19 О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС от 31 января 1977 года. М., 1977, с. 5.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 167.

 


 

Глaва III

БОРЬБА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ЗА ОРГАНИЗАЦИОННОЕ УКРЕПЛЕНИЕ РККФ

 

1. Ленинский курс на строительство кадровых, регулярных Вооруженных Сил Советской республики

Империалистическая буржуазия Антанты сделала все, чтобы сорвать мирную передышку, завоеванную Советской республикой в результате Брестского мира. Вслед за кайзеровской Германией в вооруженную борьбу против Советской России вступили армии и флоты США, Англии, Франции, Японии. Против Советского государства сложился объединенный фронт империалистов Антанты и внутренней контрреволюции.

Международный империализм навязал советскому народу длительную, тяжелую гражданскую войну, развязал против него интервенцию, прервав мирное строительство молодой Советской республики. Почти три года страна находилась в огненном кольце фронтов.

С Севера и Балтики, Черного моря и Тихого океана, с Каспия и Волги к жизненным центрам Советской России двигались войска иностранных интервентов, армии Колчака, Деникина, Юденича, Миллера, Врангеля, бело-панской Польши, вооруженные английским, американским, французским оружием.

С началом интервенции Антанты в жизни Советской страны военный вопрос вновь выдвинулся как главный, коренной вопрос революции. на фронтах гражданской войны решались судьбы первого социалистического государства, судьбы мирового революционного движения. Необходимость отражения империалистической агрессин выдвинула перед Коммунистической партией неотложные задачи по дальнейшему укреплению обороноспособности страны и мобилизации всех сил народа на отпор врагу. Ленинское положение — «раз дело дошло до войны, то все должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне, ни малейшее колебание на этот счет недопустимо» — стало основополагающим принципом политики партии1. «Все для фронта!», «Победа или смерть!» — эти призывы партии нашли широчайший отклик среди трудящихся, сплотили их на защиту социалистических завоеваний. Страна стала единым военным лагерем.

Руководя борьбой советского народа, Коммунистическая партия охватывала своей политической и военно-организационной работой все звенья фронта и тыла, обеспечивала их единство и сплоченность, вдохновляла трудящихся на ратные и трудовые подвиги.

Важнейшую роль в сосредоточении усилий страны на достижение победы сыграло создание в ноябре 1918 г. Совета Рабоче-Крестьянской Обороны во главе с В. И. Лениным. Совету Обороны предоставлялась вся полпота власти в деле мобилизации сил на нужды освободительной войны. «С высоким удовлетворением констатируя успехи Красной Армии и Красного Флота, — говорилось в постановлении ВЦИК о создании Совета Обороны. — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет подтверждает необходимость удесятерить усилия рабочих и крестьян, солдат и матросов в деле Обороны... Не только в армии и во флоте, но и в продовольственном и транспортном деле, а также в области военной промышленности должен быть установлен военный режим...»2

Благодаря социально-экономической политике партии, централизации руководства жизнью страны, объединению деятельности всех учреждений и ведомств, перестройке их на военный лад, концентрации усилий на важнейших задачах, укреплению революционной дисциплины, увеличению выпуска военной продукции стало возможным повысить боевую мощь армии и флота, создать условия для победоносной вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны.

В числе коренных проблем советского военного строительства, вставших перед партией в преддверии угрозы нападения объединенных сил империализма и в холе развернувшейся интервенции Антанты, находились принципиальные вопросы военной организации, определения путей и средств создания таких Вооруженных Сил, которые по боеспособности соответствовали бы требованиям военно-политической обстановки, уровню развития военного дела. «...Господствующий класс, пролетариат, — подчеркивал В. И. Ленин, — если только он хочет и будет господствовать, должен доказать это и своей военной организацией»3.

Главными задачами в области организационного строительства Вооруженных Сил являлся переход от добровольчества к обязательной воинской повинности, от отрядной системы к формированию кадровых соединений, созданию регулярной армии и флота с твердым централизованным управлением, с железной воинской дисциплиной и обученными кадрами. Добровольческий принцип комплектования (как и выборность командного состава) соответствовал определенным социально-политическим и военным условиям становления советской военной организации. Он позволил создать из передовых представителей трудящихся ядро Вооруженных Сил, на которое партия опиралась в ходе дальнейшего военного строительства. В добровольческий период были заложены основы военной организации социалистического государства, привлечены в ряды армии и флота лучшие борцы за дело Октября, ставшие примером высокого морального духа, стойкости, отваги, мужества, непримиримости в борьбе с врагами.

Возросшая угроза со стороны империалистических агрессоров обусловила необходимость создания массовых регулярных вооруженных сил, способных противостоять армиям капиталистических держав. Добровольческий принцип комплектования уже не обеспечивал необходимой численности Советских Вооруженных Сил, препятствовал планомерному формированию новых частей и соединений, качественному усилению армии и флота, укреплению организованности и железной воинской дисциплины. Интересы защиты революции требовали строить военную организацию социалистического государства на основе плановых пополнений и призывов, строгой централизации управления, твердого воинского порядка и дисциплины, ликвидации партизанщины в военном строительстве, устранения митингования и обсуждения приказов командиров, повышения военной подготовки личного состава, роста его боевого мастерства.

Летом 1918 г., когда развернулась интервенция Антанты на севере, юге и востоке страны, началось осуществление разработанной Коммунистической партией программы перехода от добровольчества к всеобщей воинской обязанности трудящихся, к созданию прочного фундамента массовых регулярных Вооруженных сил Советского государства. Последовательная политика партии по упрочению союза рабочего класса и трудового крестьянства обеспечила прочную социальную базу единства народа и армии, успешное решение политических, экономических и военных задач по укреплению обороноспособности страны. В числе важнейших мероприятий, положивших начало новому этапу советского военного строительства, находились:

— совершенствование и перестройка структуры нейтральных органов военного управления:

— ликвидация отрядных формирований, устранение разнородности в организации воинских частей, создание военных округов, регулярных дивизий и полков, разработка типовых штатов соединений;

— изменение системы замещения командных должностей, отмена выборности командного состава, введение назначения командиров приказами вышестоящих военных органов;

— укрепление воинского порядка и дисциплины в войсках, введение четкой системы подчиненности, прав и обязанностей военнослужащих, прекращение деятельности выборных комитетов;

— введение нового принципа комплектования армии и флота — всеобщей воинской обязанности трудящихся; объявление первых призывов и мобилизаций рабочих и трудящихся крестьян;

— создание сети местных военных комиссариатов с функциями учета и призыва военнообязанных для постоянного формирования и подготовки регулярных пополнений армии и флота;

— развертывание сети военных школ и курсов для планомерной подготовки нового командного состава из рабочих я крестьян;

— введение системы обязательного военного обучения для всех трудящихся;

— привлечение на военно-административную, штабную, командную работу в войсках старых военных специалистов;

— всемерное укрепление партийного влияния в армии и на флоте, введение института военных комиссаров, организация и широкое развертывание партийно-политической работы в войсках.

V Всероссийский съезд Советов (июль 1918 г.) закрепил важнейшие организационные основы построения кадровых, регулярных Вооруженных сил Советского государства. «...Период случайных формирований, произвольных отрядов, кустарного строительства, — говорилось в решениях съезда, — должен быть оставлен позади»4. В первой Конституции Советской республики, принятой съездом, декретировался переход к формированию Вооруженных Сил на основе всеобщей воинской обязанности трудящихся.

Претворение в жизнь разработанных партией мер по строительству кадровых, регулярных Вооруженных Сил являлось не кратковременным актом, а охватило целый этап в их развитии, потребовало огромной организаторской работы Центрального Комитета, армейских и флотских коммунистов, всех военных органов. «Усиленная военная подготовка для серьезной войны. — подчеркивал В. И. Ленин на заседании ЦК РКП(б) в мае 1913 г.. — требует не порыва, не клича, не боевого лозунга, а длительной, напряженной, упорнейшей и дисциплинированной работы в массовом масштабе»5. Спустя полгода, когда были уже явственно видны достигнутые результаты во всех областях военного строительства. В. И. Ленин настойчиво требовал: «Пусть каждая организация Советской России не перестает ставить на первом месте вопрос об армии»6.

Повышение боеспособности РККФ на новом этапе советского военного строительства являлось составной частью укрепления всех Вооруженных Сил и проводилось в неразрывном единстве с переходом армии на кадровую, регулярную основу с четким централизованным управлением.

Проблема организации центральных органов военного управления, обеспечивающих координацию деятельности армии и флота, полное согласование и взаимодействие сухопутных и морских сил, постоянно находилась в поло зрения Центрального Комитета партии и Советского правительства. Важность к необходимость ее решения были подтверждены опытом борьбы с кайзеровской Германией, когда случаи несогласованных, разобщенных действий и неотработанного порядка подчиненности резко снижали боевую эффективность действующих сил.

В течение марта 1918 г. на трех заседаниях Совнаркома под председательством В. И. Ленина был детально обсужден вопрос о создании Высшего военного совета для руководства военными операциями армии и флота с подчинением ему всех военных учреждений и лиц7. Помощник начальника Морского генерального штаба В. М. Альтфатер и заместитель Наркома по морским делам И. И. Вахрамеев от имени коллегии Морского комиссариата представили в СНК проект, определявший основные функции Высшего совета. 19 марта правительство заслушало этот проект и постановило принять его за основу; на этом же заседании был утвержден и подписан В. И. Лениным отредактированный текст постановления СНК, согласно которому на Высший военный совет возлагались следующие задачи: поручение Военному и Морскому ведомствам основных заданий по обороне государства и организации армии и флота; объединение деятельности армии и флота и разрешение всех общих вопросов; наблюдение за выполнением возложенных на них задач8.

Для централизации оперативно-стратегического руководства и координации деятельности армии и флота в интересах единых задач по обороне государства важное значение имело более четкое определение функций центрального военного аппарата каждого из видов Вооруженных Сил. 30 апреля 1918 г. под председательством В. И. Ленина состоялось заседание правительства, на котором был заслушан доклад «О работах по организации и воссозданию флота»9. На заседании был обсужден проект Временного положения о коллегии Народного комиссариата по морским делам, охватывающий основные вопросы управления РККФ. Руководствуясь указаниями СНК и Высшего военного совета, указывалось в проекте Положения, коллегия Народного комиссариата по морским делам ведает всем кругом вопросов, относящихся к военному флоту и морской обороне государства. На обязанности коллегии лежит «забота о содержании флотов в надлежащем составе и в постоянной боевой готовности»10. В состав коллегии входили народный комиссар, два политических работника и два члена-специалиста; принятие решений производилось большинством голосов, но в решении общеполитических вопросов члены-специалисты не участвовали.

После обсуждения и внесения поправок Положение было утверждено правительством и 3 мая подписано В. И. Лениным.

Напряженная военная обстановка на фронтах гражданской войны, возрастание масштабов и размаха вооруженной борьбы, значительное увеличение численного и боевого состава Вооруженных Сил потребовали дальнейшей реорганизации центральных органов управления армией и флотом. В сентябре 1918 г. руководство фронтами и всеми военными и Военно-морскими учреждениями Вооруженных сил в соответствии с директивами Центрального Комитета партии и Советского правительства было возложено на Революционный военный совет Республики (РВСР).

В состав Реввоенсовета от РККФ вошел В. М. Альтфатер. 15 октября 1918 г. ему был выдан мандат за подписью В. И. Ленина, в котором удостоверялось его новое назначение.

Одновременно с созданием Реввоенсовета учреждались должности главнокомандующего всеми вооруженными силами и командующего морскими силами Республики. В утвержденном В. И. Лениным Положении о главнокомандующем определялось, что он является боевым начальником всех сухопутных и морских сил Республики, входящих и состав действующем армии; в оперативном отношении ему подчинялся командующий морскими силами11.

На вновь учрежденные высшие военные посты ЦК партии выдвинул опытных военных специалистов. Главнокомандующим всеми Вооруженными Силами с сентября 1918 г. по июль 1919 г. был И. И. Вацетис, с июля 1919 г. — С. С. Каменев; командующим морскими силами с октября 1918 г. по апрель 1919 г. являлся В. М. Альтфатер; после его смерти на этот пост был назначен Е. А. Беренс, а в феврале 1920 г. — А. В. Немитц.

В утвержденном ВЦИК Положении о Революционном военном совете указывалось, что этот высший военный орган «поглощает все права коллегии Народного комиссариата по военным делам, все члены коей входят в состав Совета»12. Реорганизация коллегии Наркомата по военным делам потребовала соответствующих изменений в структуре органов управления РККФ. Подготовленный командующим морскими силами проект реорганизации центральных учреждений флота 19 декабря 1918 г. был рассмотрел и одобрен Советом Народных Комиссаров; в этот же день он был утвержден В. И. Лениным13. По новой организации функции коллегии по морским делам переходили к Морскому отделу Реввоенсовета, который наделялся широкими полномочиями в управлении флотами и флотилиями. Во главе Морского отдела находился командующий морскими силами. В соответствии с требованиями Центрального Комитета партии о сокращении центрального аппарата всех Наркоматов и ведомств, ликвидации излишних управленческих звеньев, устранении параллелизма в работе новая организация предусматривала значительное упрощение структуры Морского комиссариата. Ряд самостоятельных управлений были реорганизованы в отделы и включены в состав Главного управления кораблестроения. Морского генерального штаба и др.

Управление морскими силами на Балтийском море в апреле — декабре 1918 г. осуществлялось на основе Временного положения об управлении Балтийским флотом, принятого СНК и подписанного В. И. Лениным 29 марта 1918 г. Учитывая опыт борьбы против германской интервенции, Положение определяло, что управление флотом осуществляется начальником морских сил (наморси) и главным комиссаром флота. Исполнительным органом при наморси стал штаб флота. В отношении оперативной деятельности и боевой подготовки наморси пользовался правами командующего флотом; в отношении прочих отраслей службы являлся старшим военно-морским руководителем, согласуя свою деятельность с главным комиссаром и неся ответственность наравне с ним. Главный комиссар являлся старшим представителем Советской власти на флоте. По вопросам политической и общественной деятельности на флоте он являлся полноправным ответственным руководителем, при решении других задач службы — старшим политическим руководителем, согласуя свою деятельность с наморси. Совещательными органами при наморси и главном комиссаре состояли Совет флагманов и Совет комиссаров (Совкомбалт)14.

Принятая организация управления Балтийским флотом существенно отличалась от системы управления, введенной ранее Положением о демократизации флота (декабрь 1917 г.), тем, что руководство боевой и повседневной деятельностью флота возглавлялось теперь начальником морских сил и главным комиссаром. Важное значение имело также создание штаба флота.

Этот принцип был вскоре распространен на другие флоты (флотилии). Вместе с тем последующая практика показала, что созданный как совещательный орган Совкомбалт далеко выходил за пределы своих функций и фактически восстанавливал широкую коллегиальность.

Широкая, расплывчатая коллегиальность при достигнутом уровне общегосударственного и военного строительства являлась препятствием для совершенствования системы управления флотом. В. И. Ленин неоднократно напоминал о том, что «переход от коллегиального исполнения к личной ответственности составляет задачу дня»15. Эта задача может быть выполнена только при достижении правильного сочетания коллегиальности в обсуждении вопросов с установлением «самой точной ответственности каждого из состоящих на любой советской должности лиц за выполнение определенных, ясно и недвусмысленно очерченных заданий и практических работ»16. Это требование, подчеркивал В. И. Ленин, является безусловно обязательным для всех.

Новым условиям строительства Вооруженных Сил отвечало создание реввоенсоветов фронтов, флотов и армий. 2 декабря 1918 г. был создан Реввоенсовет Балтийского флота в составе начальника морских сил и двух членов — политических работников. Одновременно с этим был упразднен Совкомбалт.

В ходе войны главной задачей флотов и флотилии являлось содействие сухопутным войскам. Исходя из этого, Советское правительство и высшее военное командование определяли порядок подчиненности морских сил. По утвержденному В. И. Лениным Положение о командующем армией фронта (декабрь 1918 г.) командарм являлся начальником армии и крепостей, входящих в состав фронта, а также флота, предназначенного для совместных действий с армиями данного фронта. Ему предоставлялось право изменять состав подчиненных ему сухопутных и морских сил, не нарушая при этом существующей организации17. Флоты и флотилии в оперативном отношении были подчинены фронтовому (армейскому) командованию. Такой порядок в наилучшей степени соответствовал обстановке и способствовал наиболее эффективному использованию сил и средств флотов и флотилий в интересах решения главных задач вооруженной борьбы.

Общие принципы советского военного строительства, переход Красной Армии от добровольчества к мобилизации трудящихся определили коренные изменения в системе комплектования флота на новом этапе его развития.

До военной интервенции империалистов Антанты флот не испытывал острого недостатка в кадрах. Более того, учитывая потребности народного хозяйства в рабочей силе, в начале 1918 г. были составлены предварительные расчеты сокращения численности личного состава флота18. Предполагалось оставить на Балтике, Севере и Каспии значительно меньшее число моряков, чем находилось в старом флоте мирного времени. Однако военное нашествие империалистов на Советскую республику нарушило планы перехода флота на мирное положение. Многие тысячи моряков были направлены на сухопутные фронты, где шла основная борьба против сил внутренней и внешней контрреволюции. К лету 1918 г. на большинстве кораблей образовался значительный некомплект команд, что препятствовало как поддержанию боеспособности флота, так и дальнейшему формированию отрядов для действий на суше.

Переход от добровольчества к комплектованию флота на основе мобилизации военнообязанных в соответствии с новыми принципами строительства Вооруженных Сил осуществлялся в два этапа. В конце мая 1918 г. в типовой договор моряка-добровольца, вступающего в ряды РККФ (принятый СНК при создании социалистического флота в январе 1918 г.), было внесено дополнение: поступающий на военно-морскую службу принимал обязательство оставаться в рядах действующего флота до окончания войны, даже если срок заключенного договора истекал в ходе военных действий19. Это дополнение позволяло в некоторой степени стабилизировать численность личного состава, но оно не решало проблему пополнения флота новыми кадрами. В начале августа 1918 г. главный комиссар Балтийского флота докладывал руководству РККФ: «Во флоте огромная нужда в специалистах... Приток их слаб до чрезвычайности... Считаю настоятельно необходимым просить вашего приказа о мобилизации, хотя бы частично, и о принудительном оставлении на флоте на определенный срок»20.

В августе 1918 г. на военно-морской флот были распространены новые принципы комплектования, что имело большое значение для дальнейшего повышения его боеспособности. Вопрос о мобилизация моряков 15 августа был рассмотрен Советом Народных Комиссаров. В тот же день по РККФ был издан приказ, в котором объявлялось, что все моряки рождения 1893 — 1897 гг., находящиеся на кораблях, в частях и учреждениях РККФ, оставляются на занимаемых должностях и перезачисляются на действительную службу.

27 августа на заседании СНК под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад о мобилизации матросов и обсужден согласованный проект декрета о призыве их на действительную службу. В тот же день В. И, Ленин подписал декрет «О призыве на военную службу рабочих и крестьян рождения 1893 — 1897 годов, служивших ранее во флоте». Декретом определялось, что призыв моряков проводится окружными военкоматами; распределение призванных должно производиться народными комиссариатами по военным и морским делам; им же надлежало установить правила прохождения службы21. В соответствии с декретом СНК были разработаны новые правила и положения о службе призванных на действительную службу моряков.

В течение сентября — октября в Кронштадт прибыло свыше 14 тыс. человек пополнения, которые после первоначального обучения получали назначения на корабли и в части флота. Планомерные призывы в РККФ значительно расширили возможность использования морских контингентов для усиления действующей армии. Начальник оперативного отдела Наркомвоена С. И. Аралов, давая осенью 1918 г. предписание штабу Петроградского округа о подкреплениях для Восточного фронта, указывал: «Матросов и рабочих спаивайте с красноармейскими частями для усиления последних»22. В 1918 — 1919 гг. только на Балтийском флоте было сформировано более 40 морских отрядов, которые плечом к плечу с частями Красной Армии сражались на многих фронтах гражданской войны. Формирование морских отрядов, комплектование их наиболее подготовленными и стойкими моряками, их подготовка, снабжение и вооружение составляли важнейшую задачу РККФ, которая была успешно выполнена. На бронепоездах и в стрелковых частях, в десантах и отрядах ЧОН, в артиллерийских дивизионах и частях связи — всюду воевали в едином строю с красноармейцами моряки советского флота.

Для выполнения задач, поставленных перед РККФ в годы гражданской войны, решающим условием являлось укрепление дисциплины, наведение строгого воинского порядка на кораблях и в частях. Требования партии об укреплении железной дисциплины и доведении ее до высших пределов являлись не кратковременной кампанией, а выражали самую суть военной организации социалистического государства. Без дисциплины, порядка и организованности, без беспрекословного подчинения и выполнения приказов командиров не могла быть обеспечена боеспособность армии и флота и, следовательно, защита рабоче-крестьянского государства от натиска империалистических агрессоров.

Вся деятельность В. И. Ленина, Центрального Комитета партии и Советского правительства по руководству РККФ была пронизана борьбой за укрепление дисциплины на флоте, за создание слаженного, четкого военного организма, функционирование которого основывалось бы на новой, сознательной дисциплине защитников Советской власти. Нарушение дисциплины рассматривалось как преступление перед обществом. Высокие требования по укреплению дисциплины предъявлялись В. И. Лениным, партией ко всем звеньям военного аппарата, ко всем партийным, советским и военным работникам независимо от их положения. Когда заместитель председателя Архангельского губисполкома, один из организаторов Северо-Двинской флотилии П. Ф. Виноградов в одной из своих телеграмм назвал «нелепым» распоряжение центральной Советской власти, В. И. Ленин написал ему: «Я объявляю Вам официально выговор за это и заявляю, что если Вы не возьмете обратно столь недопустимого выражения, то я подниму вопрос о предании Вас суду, ибо если мы добросовестно учим дисциплине рабочих и крестьян, то мы обязаны начать с самих себя»23.

Большое значение для организационного укрепления армии и флота имело введение «Социалистической клятвы» — первой военной присяги, которую принимал весь личный состав Вооруженных Сил. На военных моряков было распространено ношение единой воинской эмблемы — Красной звезды с молотом и плугом; ношение ее бывшими матросами, не входящими в состав РККФ, строжайше запрещалось. Приказами по РККФ были введены в действие Временное положение о дисциплинарных судах на кораблях и в частях флота и Временное положение о правах и обязанностях военных моряков и внутреннем распорядке на кораблях и в военно-морских частях24.

Введение первых официальных установлений, регламентирующих правила внутреннего распорядка и организацию воинской службы на кораблях и в частях, сыграло положительную роль в укреплении дисциплины.

В добровольческий период наряду с выборностью комсостава существовала система обсуждения боевых приказов; их выполнение часто зависело от решений общих собраний команд или судовых комитетов, которым принадлежало и право дисциплинарных взысканий.

Широкое обсуждение вопросов общественной и служебной деятельности, принятие по ним коллективных решений являлись ярким выражением широкого демократизма и пробуждения социальной активности масс. «Бесконечные дискуссии и бесконечные митингования... — указывал В. И. Ленин, — являются необходимым переходом совершенно еще неподготовленных к общественному строительству масс, — переходом от исторической спячки к новому историческому творчеству»25. При этом на первых порах часто преобладала «сторона митинговая над стороной деловой». В интересах укрепления новых общественных отношении было необходимо от первоначальных форм демократизма переходить к их более высокому типу — демократическому централизму, соединяющему вместе бурный «митинговый демократизм трудящихся масс с железной дисциплиной во время труда, с беспрекословным повиновением — воле одного лица, советского руководителя, во время труда»26.

Особое значение имело беспрекословное выполнение приказов в армии и на флоте. Характер самой военной организации и выполняемые ею задачи требовали максимальной четкости в управлении, строжайшего повиновения и подчинения распоряжениям начальников, облеченных властью. Железная воинская дисциплина и строгий воинский порядок были несовместимы с практикой обсуждения приказов командования на общих собраниях и в судовых комитетах.

Вслед за мероприятиями по укреплению организационных основ Красной Армии, где солдатские комитеты в войсках были распущены весной 1918 г., в РККФ в мае — июне были упразднены дивизионные и бригадные комитеты, ограничены права судовых комитетов на кораблях. На 5-м съезде моряков Балтийского флота в июле 1918 г. было принято специальное постановление о председателях судовых комитетов. Каждый из них для утверждения Советом комиссаров флота должен был иметь положительный отзыв от коллектива коммунистов или от комиссара бригады27.

Важнейшим направлением деятельности Коммунистической партии по созданию и укреплению кадровых, регулярных Вооруженных Сил являлась подготовка новых командных кадров армии и флота, комплектуемых из рабочих и крестьян. Строя новую армию, говорил В. И. Ленин, мы должны брать командиров только из народа. Создание корпуса красных офицеров, высокоидейных и беззаветно преданных рабоче-крестьянской власти, сделает Советскую республику и ее Вооруженные Силы непобедимыми 28.

Одновременно с созданием первых курсов и школ для подготовки командиров РККА началась подготовка к коренной реорганизации сети военно-морских учебных заведении 29.

Инициаторами создания курсов командного состава флота — первого военно-морского учебного заведения РККФ — выступили большевистские организации Петроградского гарнизона. Конференция армейских и флотских коммунистов Петрограда, состоявшаяся в августе 1918, г., приняла специальное решение об улучшении подготовки новых командных кадров для Красной Армии и Флота. «Конференция, — говорилось в решении, — считает недопустимым пробелом отсутствие курсов морского командного состава и предлагает Комиссариату по морским делам ускорить принятие практических мер для организации таких курсов»30.

15 сентября 1918 г. приказом по РККФ объявлялось об открытии Курсов комсостава, ставших впоследствии основной кузницей офицерских кадров советского Военно-Морского Флота31. При активном участии партийных организации Балтфлота был проведен первый набор курсантов. В октябре 1918 г. около 400 матросов и старшин начали курс обучении. Приступив к занятиям, будущие командиры направили приветствие В. И. Ленину.

С самого начала создания РККФ Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли повседневную заботу и внимание к вопросам материального обеспечения личного состава, улучшения условий его службы и быта. В 1918 — 1920 гг. было принято свыше 30 постановлений правительства, подписанных В. И. Лениным, которые определили порядок и размеры денежного содержании моряков, повышении окладов и надбавок для различных категорий военнослужащих, их медицинского обслуживания, пенсионного обеспечении и др. В тяжелейших условиях войны и хозяйственной разрухи Коммунистическая партия делала все, чтобы добиться удовлетворения нужд армии и флота; при обсуждении этих вопросов В. И. Ленин самым внимательнейшим образом относился к тому, чтобы решать их в интересах защитников Родины. Так, в июле 1918 г., редактируя внесенный на утверждение СНК проект Положения о Народном комиссариате здравоохранения, В. И. Ленин сделал добавление о том, чтобы в функции Военно-санитарного отдела входила и задача медико-санитарного обеспечения флота32.

Важнейшим требованием партии в ходе строительства РККФ являлось налаживание системы снабжения и материально-технического обеспечении флотов и флотилий, борьба с бесхозяйственностью, за бережное и экономное расходование материальных и денежных средств. В точение 1918 г. как в центральных, так и во флотских звеньях управления были осуществлены первые мероприятия по штатному регулированию, нормированию, налаживанию системы отчетности, что являлось важным шагом в организационном укреплении флота.

Борьба за организационное укрепление РККФ протекала в условиях, когда военное положение Советской республики было очень тяжелым. На Севере, Дальнем Востоке, Черном море и Каспии интервенты и белогвардейцы захватили важнейшие советские порты и базы; их войска стремились сомкнуть кольцо фронтов и нанести удар по жизненным центрам Советского государство.

Трудности военного времени классовые враги использовали для борьбы с Советской властью во всех областях государственного и военного строительства. Отражением острой классовой борьбы на флоте являлась деятельность меньшевиков, эсеров, анархистов, выступавших против курса большевистской партии за создание регулярных Вооруженных Сил. Спекулируя на широких демократических порядках на флоте, они стремились проникнуть в судовые комитеты, чтобы вести яростную антисоветскую пропаганду, призывать матросов к невыполнению приказов командования. Мелкобуржуазные элементы выступали против назначения комиссаров, укрепления воинской дисциплины, централизации управлении, ратовали за «вольнонаемный» флот, возврат к добровольчеству, митингованию и т. д.

Несмотря на проведение важных организационных мероприятий по укреплению флота, перестройка его на регулярной, кадровой основе шла медленнее, чем в Красной Армии. Сильное влияние пережитков добровольческого периода сказывалось на сохранении прежних порядков в комплектовании экипажей кораблей, функционировании судовых комитетов и др. Летом и осенью 1918 г., когда основные направления военного строительства были закреплены законодательными актами ВЦИК и СНК, на флоте продолжали действовать такие ведомственные положении, как Правила приема на службу военного флота вольнонаемных моряков, «Контракт для вольнонаемной команды военного флота», Положение о временном бюро по найму вольнонаемных моряков, Положение о комитетах для судов и береговых частей и др.

Главный комиссар Балтфлота в июне 1918 г. докладывал, что набор на корабли производился судовыми комитетами самочинно. Фактически многие функции комитетов выходили за пределы их прав, что не соответствовало основным принципам строительства регулярных Вооруженных Сил. Центральные и флотские органы управлении, командный состав не вели настойчивой, повседневной организаторской работы по решительной борьбе с пережитками добровольчества, мешавшими укреплению боеспособности флота.

Важное значение для устранения недостатков в организационных мероприятиях на флоте имела проверка Балтийского флота комиссией Реввоенсовета Республики в конце 1918 г. Комиссия вскрыла серьезные просчеты в комплектовании и учете личного состава, организации службы и боевой подготовки, на кораблях и в частях не было четкого разграничения функций между командным составом и различными выборными организациями; командиры не обладали дисциплинарными правами; судовые комитеты и общие собрания экипажей подменяли командование, вмешивались в его функции, самостоятельно комплектовали команды без санкции вышестоящих инстанций и т. д. В своих выводах комиссия констатировала, что уровень организации Балтфлота отстал от уровня, достигнутого в строительстве Красной Армии, находится еще в стадии «разрушения» старых форм, а не созидания новых.

Обсудив итоги проверки Балтийского флота, Реввоенсовет Республики предложил Революционному Совету Балтфлота обеспечить соответствие организации флота принципам, на основе которых строились кадровые, регулярные Вооруженные Силы Советского государства. Вся власть на кораблях, в частях и соединениях должна принадлежать командиру и комиссару; никто не вправе затруднять их работу и «вносить  многовластие в управление». Реввоенсовету флота предлагалось в недельный срок назначить комиссаров на все корабли и части (до этого комиссары были лишь на действующих кораблях), отменить практику выборов комиссарского состава; упразднить судовые комитеты, ликвидировать бюро найма и учета моряков с передачей его функций штабу флота, произвести точный учет всего личного состава.

Решающим условием организационного укрепления Балтийского флота и РККФ в целом являлось последовательное проведение в жизнь важнейшего Ленинского принципа советского военного строительства — усиления партийного влияния во всех областях жизни флота, укрепления партийных рядов, сплочения вокруг большевистской партии широких матросских масс. Большую роль в этом сыграла партийно-политическая работа на флоте, в основу которой были положены постановление и обращение ЦК РКП (б) об укреплении партийных организации и повышении партийной дисциплины среди коммунистов, принятые в мае 1918 г.33. В них содержался глубокий анализ состояния дел в партии и были намечены конкретные меры по активизации партийной работы. «В нашу партию, — отмечал ЦК РКП (б), — влилось много элементов, чуждых ей по своему классовому положению, своей психологии, элементов, не подготовленных для восприятия пролетарского мировоззрения, пролетарской дисциплинированности и способности стройной организации. Многим малосознательным членам партии, как и примыкавшим к партии слоям, переход от капитализма к социализму казался делом легким и быстрым. Трудности же переходного периода заставляют эти шаткие слои колебаться, порождают в некоторых из них недоверие к силам партии...»34 Важнейшей задачей в этих условиях, говорилось в постановлении, является укрепление внутрипартийной дисциплины, так как диктатура пролетариата требует от рабочего класса и его авангарда в первую очередь стройной организации. Партия должна стать как никогда монолитной, очиститься от наносных элементов, в ее рядах не должно быть места бездельникам, колеблющимся и шатающимся. «Чем тяжелее борьба, — подчеркивал ЦК, — тем больше энергии должны мы проявить» 35. От всех партийных организаций Центральный Комитет РКП (б) требовал по-боевому взяться за партийное строительство, укрепить свои ряды, развернуть энергичную организаторскую и идейно-политическую работу среди трудящихся, раскрыть всю важность мобилизации всех сил народа на отпор империалистической агрессии.

Пост военного комиссара был самым ответственным в армии и на флоте. Будучи непосредственными представителями партии и Советской власти, комиссары вносили в ряды армии и флота пролетарскую организованность и дисциплину, сплачивали воинов, вдохновляли их на борьбу за власть Советов. На них возлагались важнейшие задачи по руководству партийно-политической работой, идейно-политическому воспитанию личного состава, политический контроль за деятельностью военных специалистов; они вникали во все стороны жизни и службы моряков, заботились об их нуждах, об укреплении боеготовности кораблей и частей. на политическую работу в Вооруженные Силы Коммунистическая партия посылала наиболее стойких и преданных коммунистов, прошедших суровую школу революционной борьбы. V Всероссийский съезд Советов указывал, что комиссарами «должны ставиться лишь безупречные революционеры, стойкие борцы за дело пролетариата и деревенской бедноты»36.

На боеспособности большевистских организаций флота сильно сказался уход лучших партийных сил на фронты гражданской войны, на работу в центральные и местные органы Советской власти. Численность партийных организаций РККФ к лету 1918 г. значительно уменьшилась, на многих кораблях и в частях партийных ячеек не было, отдельные коммунисты состояли на учете в местных, территориальных партийных комитетах. Задача укрепления партийных рядов на флоте приобретала исключительно важное значение.

В обращении к коммунистам-матросам Петрограда городской комитет партии призвал организовать коммунистические ячейки на кораблях, улучшить работу по созданию боеспособного регулярного флота. «Наша партия — авангард трудящихся масс, — говорилось в обращении, — должна быть в первых рядах строителей новой армии. Она должна взвалить на свои плечи всю тяжесть ее создания... спаять ее ряды цементом революционной дисциплины... С этой целью все члены Коммунистической партии, рассеянные по отрядам и частям Красной Армии и Флота, должны сплотиться в партийные коллективы и соединенными усилиями развернуть во всю ширь нашу работу в их рядах... на каждом судне, в каждой команде объединяйтесь в партийные ячейки, связывайтесь с районным и Петербургским комитетами партии, беритесь за партийную работу»37.

Совещание моряков-коммунистов Балтийского флота в июле 1918 г. обсудило вопросы об организации партийных групп и ячеек на кораблях и в частях. «Совещание находит обязательным и необходимым, — говорилось в решении, — раскинуть но всему Балтийскому флоту и принадлежащим к нему береговым частям коллективы коммунистов, спаянные партийной дисциплиной со всеми местными и областными органами»38.

В результате огромной организаторской работы партии на флоте был взят твердый курс на окончательную ликвидацию пережитков добровольчества и «партизанщины», всемерное укрепление порядка и организованности. С осени 1918 г. численность большевистских организации на Балтике стала неуклонно увеличиваться, возрастала авангардная роль коммунистов в повышении боеспособности кораблей и частей. При подготовке кораблей к наиболее ответственным и сложным операциям комплектование экипажей проводилось «безусловно коммунистами или же определенно сочувствующими». На многих кораблях были созданы новые партийные ячейки, на других — ряды коммунистов значительно росли и крепли. На линкоре «Гангут», например, коммунистов и сочувствующих было 20% экипажа, на линкоре «Полтава» — свыше 30%, на подводных лодках «Минога» и «Макрель» — более 90%.

Большевистские организации настойчиво боролись за устранение недостатков в комплектовании и учете личного состава, всемерно способствовали последовательному осуществлению принципа назначения комиссаров и командного состава, являлись опорой в укреплении дисциплины, организованности и строгого воинского порядка.

Для дальнейшего подъема партийно-политической работы в Вооруженных Силах большое значение имело совершенствование организационных форм руководства военными партийными организациями. В первый период военного строительства, как уже указывалось, их работой руководили местные (территориальные) органы РКП (б). Теснейшая связь с местными партийными органами всегда являлась непременным условием активности армейских и флотских коммунистов. Вместе с тем специфика задач, стоявших перед партийными организациями армии и флота, их численный рост, постоянное перемещение воинских частей в условиях военных действий, большая протяженность фронтов нередко приводили к тому, что парторганизации частей и соединений отрывались от местных политорганов. С другой стороны, комиссары не в состоянии были охватить все вопросы партийно-политической работы. Жизнь выдвигала новые формы политического руководства в войсках, требовала создания постоянных политических органов в соединениях армии и флота, непрерывного руководства работой военных парторганизаций.

В октябре 1918 г. вопрос о партийных организациях в Вооруженных Силах был рассмотрен на заседании Центрального Комитета РКП (б). В январе 1919 г. ЦК партии утвердил Инструкцию армейским парторганизациям. Эти решения способствовали усилению политической работы в армии и на флоте, идейному и организационному укреплению политорганов и партийных организаций. Было признано, что партийно-политической работой в Вооруженных Силах должны руководить политотделы. Партийные организации освобождались от несвойственных им административных и хозяйственных функции, их деятельность направлялась на обеспеченно авангардной роли коммунистов, политическое воспитание воинов, укрепление дисциплины, повышение боевой готовности частей и соединений, проведение в жизнь партийных решений.

Первые флотские политорганы были созданы на Волжской флотилии летом 1918 г. Однако на других флотах и флотилиях, в том числе на Балтике, в это время еще не было центрального политического органа, который бы руководил партийно-политической работой в масштабе всего флота. Для организационного и идейно-политического укрепления Балтийского флота важнейшее значение приобретало создание политического центра для руководства работой комиссаров и усиления воспитательной работы.

Приказом по РККФ от 5 феврали 1919 г. был образован Политотдел Балтийского флота. «В целях руководства всей политической жизнью Балтийского флота, постоянного над ней контроля, усиления и укрепления революционной дисциплины и боевых качеств личного состава флота, а также для централизации, объединения и повышения уровня агитационно-просветительской работы на флоте, — говорилось в приказе, — при Революционном совете Балтийского флота учреждается Политический отдел Балтийского флота...»39 В Положении о политотделе указывалось, что он направляет всю политическую жизнь флота, содействует укреплению рядов партии и организации во всех частях ячеек РКП (б), поддерживает постоянные связи с местными и вышестоящими партийными органами, возглавляет агитационно-пропагандистскую и культурно-просветительную работу.

22 февраля 1919 г. было создано политическое отделение Кронштадтской военно-морской базы, возглавившее руководство партийно-политической работой и крепости и на базировавшихся в Кронштадте кораблях.

Деятельность флотских политорганов была направлена на повышение боеспособности кораблей и частей, укрепление дисциплины, идейно-политическое воспитание моряков, сплоченно их вокруг Коммунистической партии. С созданием политорганов значительно усилилась работа по укреплению партийных организаций. Если в октябре 1918 г. на Балтийском флоте было 1300 членов партии и сочувствующих, то к VIII съезду РКП (б) численность партийных организаций возросла до 3500 человек. В целом по РККФ с лета 1918 г. по март 1919 г. число коммунистов увеличилось в 4 раза и превысило 6 тыс. человек, объединенных в 195 партячейках40. Рост партийных рядов являлся важнейшим залогом дальнейшего укрепления боевой мощи флота.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 117.

2 Декреты Советской власти, т. IV. М., 1963, с. 93.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 139.

4 Декреты Советской власти, т. II, с. 542.

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36. с. 325.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с 125.

7 См.: Декреты Советской власти, т. I. с. 522 — 523.

8 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 569 — 570.

9 См.: Владимир Ильич Ленин, Биографическая хроника, т. 5, с. 417.

10 Декреты Советской власти, т. II, с. 196

11 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 150 — 152.

12 Декреты Советской власти, т. III, с. 372.

13 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 6. М.. 1975, с. 329; ЦГА ВМФ, ф. 5, оп. 1, д. 323, л. 92-101.

14 См.: Декреты Советской власти, т. II, с 31 — 33.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 397.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 365.

17 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 154 — 156.

18 ЦГА ВМФ, ф. 5, on. 1, д. 321, л. 4-5.

19 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с 421 — 428.

20 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 210.

21 См.: Декреты Советской власти, т. III, с. 252 — 253.

22 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 215.

23 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 50, с, 62 — 63.

24 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 286 — 297.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 154.

26 Там же, с. 203.

27 См.: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 206 — 207.

28 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 200.

29 См.: Систематический сборник постановлении (1917 — 1918 гг.), с. 315, 343 — 344.

30 Партийно-политическая работа в Красной Армии (апрель 1918 — февраль 1919). Документы. М., 1961, с. 150.

31 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.); с 343.

32 См.: Декреты Советской власти, т. 111, с. 53

33 См.: Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями (март — июль I918 г.). Сб. док., т. III. М., 1967, с. 72 — 74, 80 — 83.

34 Там же, с. 81 — 82.

35 Там же, с. 83.

36 Декреты Советской власти, т. II, с. 543.

37 Партийно-политическая работа в Красной Армии (апрель 1918 — февраль 1919), с. 143.

38 Балтийские моряки и борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с 201.

39 Систематический сборник постановлений Революционного военного Совета Республика по флоту и Морскому ведомству и управляющего делами Народного комиссариата по морском делам с 1 января по 31 декабря 1919 года (далее — Сборник постановлений 1919 г.). М., 1923, с. 251.

40 См.: Ефимов С. Партийное строительство в ВМФ в годы гражданской войны. — «Военно-исторический журнал», 1971, .№ 4, с. 16.

 

2. Решения VIII съезда РКП(б) — программа дальнейшего повышения боеспособности флота

К VIII съезду РКП(б), состоявшемуся в марте 1919 г., партия приобрела огромный опыт во всех областях военного строительства, в мобилизация масс на защиту социалистического Отечества. Широкое предсъездовское обсуждение программных документов партии показало, что большинство коммунистов армии и флота целиком и полностью одобряют военную политику ЦК, его твердую линию на создание кадровых, регулярных Вооруженных Сил с железной воинской дисциплиной и централизованным управлением.

В своем приветствии съезду коммунисты Балтийского флота писали: «Моряки-коммунисты Красной Балтики, объединенные в Морской секции коммунистов, шлют свой братский привет VIII съезду Российской Коммунистической партии, возглавляющей международную коммунистическую революцию и являющейся передовым отрядом всемирного пролетарского движения. Моряки приветствуют съезд партии в твердой уверенности, что задачи, лежащие на нем в области подведения итогов истекшей великой борьбы рабочего класса с угнетателями, утверждения обновленной программы, продиктованной творчеством самой жизни и общего коммунистического строительства, будут ныне выполнены и будет сделан еще один этап к окончательной победе и торжеству коммунизма»1.

Решив важнейшие социально-политические проблемы жизни партии и всего советского народа, съезд уделил большое внимание военному вопросу. В отчете Центрального Комитета съезду, в речи по военному вопросу, В. И. Ленин показал всю важность правильного решения этого вопроса для Советской республики, вскрыл трудности, с которыми партия столкнулась при создании Вооруженных Сил, определил дальнейшие задачи в строительстве армии и флота. Съезд показал, что решающим условием повышения их боеспособности являлась борьба с пережитками партизанщины, за укрепление организационных основ армии и флота.

Созданные под руководством Коммунистической партии Советские Вооруженные Силы, будучи регулярными, кадровыми, постоянными по методам формирования и обучения, как орудие пролетарской диктатуры, подчеркивалось в принятой съездом Программе партии, должны иметь открыто классовый характер, т. е. формироваться исключительно из пролетариата и полупролетарских слоев крестьянства. Историческое предназначение Советских Вооруженных Сил состоит в том, что они являются орудием социалистической самообороны, надежной защитой пролетариата и деревенской бедноты. Для решения своих задач социалистическая армия не может быть импровизированной, наспех созданной и слабо обученной, «со случайным подбором оружия и полуподготовленным командным составом», она должна быть «обученной, вооруженной и организованной по последнему слову военной науки»2.

В деле обучения и воспитания личного состава армии и флота в духе коммунистического мировоззрения, указывалось далее, исключительно важна роль политических комиссаров, партийно-политической работы, укрепления партийных организаций в каждой воинской части. Отмечая огромную роль комиссаров в строительстве Советских Вооруженных Сил, съезд указал, что они являются вне только прямыми и непосредственными представителями Советской власти, но и прежде всего носителями духа нашей партии, ее дисциплины, ее твердости и мужества в борьбе...»3.

В качестве ближайших практических мер в области военного строительства VIII съезд РКП (б) постановил неуклонно проводить в жизнь принцип классовой мобилизации трудящихся, усилив военную и политическую подготовку командных кадров, добиться дальнейшего укрепления дисциплины, переработать уставы. Съезд поручил ЦК «организовать планомерное распределение но частям коммунистов армии и флота», местным партийным организациям — вести систематическую работу по коммунистическому воспитанию воинов; перенести центр тяжести коммунистической работы в войсках из политотделов фронтов в политотделы армий и дивизий; для руководства политической работой в Вооруженных Силах создать Политический отдел при Ренвонсовете Республики4.

Съезд раскрыл исключительную сложность задач, стоявших перед Советской республикой в деле обеспечения ее обороноспособности, предостерег от какой-либо недооценки трудностей при создании военной организации социалистического государства, решительно выступил против упрощенческих, вульгаризаторских взглядов по основным вопросам военного строительства.

Глубоко обобщив первый опыт создания в боевого применения Советских Вооруженных Сил, съезд показал, что необходимый уровень их боеготовности и боеспособности основывается отнюдь не только на «революционном энтузиазме»; рабоче-крестьянская армия и флот могут надежно защитить социалистические завоевания только в том случае, если их организация будет соответствовать объективным требованиям военного дела, иметь твердое централизованное управление, отработанную систему комплектования, подготовки, обучения и воспитания военных кадров. Решения съезда закрепили проверенные жизнью принципы советского военного строительства, сыграли первостепенную роль в преодолении ошибочных, вредных взглядов в вопросах дальнейшего развития армии и флота, вооружили военные кадры ясным пониманием задач, стоящих перед Советским государством в укреплении его обороноспособности. Они стали боевой программой на пути дальнейшего развития Советских Вооруженных Сил, организации отпора империалистическим агрессорам.

Обсуждение принятых на съезде документов в войсках, на кораблях и частях флота продемонстрировало тесное сплочение коммунистов вокруг линии партии, показало их готовность напряженным трудом провести предначертании партии в жизнь; Коммунисты Северо-Двинской флотилии, обсудив материалы и итоги работы высшего партийного форума, постановили «твердо познакомиться с Программой», чтобы в любую «решительную и опасную минуту, при всякой спешной работе служить образцом бодрости, порыва, воодушевления и бесстрашия, находясь всегда впереди»5.

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии возглавили работу по практической реализации решений съезда, мобилизовали внимание партийных организаций армии и флота на борьбу за дальнейшее повышение боеготовности. В соответствии с этими решениями был создан Политический отдел Реввоенсовета Республики, преобразованный в мае 1919 г. в Политическое управление (ПУР). В ведении ПУРа, работавшего на правах военного отдела ЦК РКП (б), находилась вся партийная, политическая и культурно-просветительная работа в армии и на флоте. Для непосредственного руководства работой флотских политорганов и парторганизаций в ряде отделов ПУРа были созданы морские подотделы (части). С апреля 1919 г. по март 1920 г. ПУР направил на политработу в действующую армию около 12 тыс. человек6.

Центральный Комитет партии уделял большое внимание органам политического руководства на флотах и флотилиях. В мае 1919 г. В. И. Лениным было подписало постановление о выделении средств для обеспечения политико-просветительной деятельности Политотдела Балтийского флота7. В соответствии с решениями VIII съезда в РККФ создается широкая сеть политорганов, охватывающая все флоты и флотилии. К концу 1920 г. в системе политорганов РККФ находилось 2 политуправления (Балтийского и Черноморского флотов), 17 политотделов (на флотилиях и в военно-морских базах), 2 политотделения и 6 политсекретариатов (в базах и укрепленных районах).

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии постоянно указывали на недопустимость малейшей самоуспокоенности в деле укрепления армии и флота. Даже тогда, когда многие проблемы военного строительства были успешно решены, партия реально оценивала сложность и ответственность задач, поставленных VIII съездом, решительно выступала против преуменьшения военной опасности, против механического перенесения прежнего опыта при решении новых проблем, выдвигаемых жизнью. Летом 1919 г. в специальном письме ко всем членам партии по вопросам дальнейшего укрепления Вооруженных сил ЦК РКП (б) подчеркивал: «Дело построения армии для нас самое новое и поэтому самое трудное дело. Партия наша должна возможно чаще анализировать прошлый опыт строительства Красной Армии, оглядываться назад, измерять пройденные этапы и взвешивать новые пути»8.

Большое значение для повышения обороноспособности страны приобретал вопрос об укреплении военно-политического союза советских республик, об объединении их вооруженных сил под единым командованием.

До 1919 г. созданные на Украине, в Прибалтике, Белоруссии национальные воинские формирования не имели единого централизованного руководства войсками, общей системы комплектования, снабжения, подготовки обученных кадров, что являлось серьезным препятствием для согласованных действии в борьбе против интервентов и белогвардейцев. Некоторые военные руководители допускали серьезные ошибки в организации боевого взаимодействия войск.

12 апреля 1919 г. в ЦК РКП (б) поступила телеграмма о местнических тенденциях со стороны Наркомвоена Латвии К. Л. Петерсона, который считал, что «средства морской обороны и моряки, посланные на Рижское побережье, подчинены ему и назначенному им Зедину»9 (командующий флотилией Советской Латвии. — Б. 3.). На следующий же день этот вопрос был рассмотрен на Пленуме ЦК РКП (б), который постановил сообщить Центральному Комитету компартии Латвии следующее: «ЦК РКП считает необходимым разъяснить, что морские силы и средства посланы Западному фронту в непосредственных боевых целях. Все назначения и предписания должны исходить через Западный фронт. Двойственное подчинение командования признается крайне вредным... Считаем необходимым настоящее разъяснение ввиду ошибочного решения Наркомвоен Латвии тов. Петерсона»10.

Для проведения единой политики в военной области В. И. Ленин 24 апреля дал указание Э. М. Склянскому подготовить от имени ЦК текст директивы «о единстве (слиянии) военном»11. Проект директивы был обсужден на Пленуме ЦК РКП (б) 4 мая 1919 г., на котором рассматривался также вопрос об организации морского командования. В решении ЦК подчеркивалась необходимость установить «в области военного управления и командования строжайшее начало единства организации и строгого централизма»12. Предложения ЦК РКП (б) были единодушно поддержаны всеми советскими республиками.

1 июня 1919 г. ВЦИК при участии представителей Украины, Белоруссии, Прибалтийских республик принял декрет «Об объединении военных сил советских республик: России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии»13. Наряду с единством военной организации и военного командования предусматривалось объединение советов народного хозяйства, комиссариатов труда, финансов, управления железными дорогами. Создание и укрепление военно-политического союза советских республик, сплочение их военных сил в единую организацию на основе принципов пролетарского интернационализма, полного равноправия наций и народностей имело огромное значение для укрепления завоеваний Октября, в развитии многонационального Советского государства.

С увеличением размаха вооруженной борьбы возрастала потребность в усилении боевого и численного состава РККФ. В течение 1919 — 1920 гг. флот непрерывно пополнялся новыми контингентами моряков. По постановлению Совета Обороны, подписанному В. И. Лениным 29 апреля 1919 г., на военную службу призывались сигнальщики, флотские механики и машинисты, артиллеристы, инженеры, техники и другие специалисты, ранее освобожденные от мобилизаций14. Для комплектовании новых частей и соединений и восполнения убыли личного состава выявилась необходимость возвращения на флот специалистов командного и рядового состава, находившихся в рядах армии. В первую очередь на корабли возвращались штурманы, артиллеристы, механики, электрики, машинисты. С освобождением советских территории, временно оккупированных белогвардейцами и интервентами, там проводились призывы военнообязанных на действительную службу в армию и на флот.

За два года численный состав РККФ вырос более чем в три раза. Если к июлю 1919 г. на флотах и флотилиях насчитывалось 30 тыс. моряков, то к концу 1920 г. — около 100 тыс.15.

В соответствии с решениями VIII съезда партии были приняты меры по улучшению работы центральных военных органов. В марте — июле 1919 г. по решению ЦК РКП(б) была проведена реорганизация во Всероссийском главном штабе, Ставке Главного командования, Полевом штабе РВСР и др.16. В целях дальнейшей централизации управления и с учетом практического опыта военно-организационной деятельности центрального аппарата в июне 1919 г. было признано необходимым функция Морского отдела РВСР передать двум инстанциям — командующему морскими силами Республики (коморси) и управляющему Морским комиссариатом (упморком). Коморси являлся помощником главнокомандующего всеми вооруженными силами по морской части. Ему подчинялись все морские, озерные и речные силы, морские крепости и Высшая военно-морская инспекция; он являлся ответственным за подготовку и организацию морских и речных сил, отвечал за разработку и ведение боевых операций по заданиям Полевого штаба РВСР. В ведении упморкома находились морские части, учреждения и заведения, не входившие в состав действующей армии. Подчиняясь Реввоенсовету Республики, он являлся ответственным руководителем за деятельность Морского генерального штаба и всех технических и хозяйственных органов РККФ. Важным мероприятием в деле укрепления и совершенствования структуры центрального аппарата являлось учреждение должности комиссара морских сил Республики и создание штаба командующего морскими силами.

В ходе военных действий роль штаба коморси, наиболее тесно связанного с оперативными органами управления Красной Армии, непрерывно повышалась. В 1920 г. он был преобразован в Морской штаб Республики (Морштаресп). Круг ведения Морского генерального штаба сначала был ограничен вопросами учета, подготовки и комплектования кадров, подготовки уставных и организационных документов, а в 1921 г. этот штаб был упразднен и все его функции переданы Морскому штабу Республики.

Коммунистическая партия придавала большое значение подбору и расстановке руководящих кадров флота, воспитанию и выдвижению командиров и политработников по их политическим и деловым качествам. Выдвижение большевиков на руководящие посты В. И. Ленин считал важнейшей обязанностью партии, возглавлявшей руководство обществом; вопросы наиболее целесообразного использования и расстановки кадров являлись не только организационной, но и политической функцией ЦК, так как политика ведется через людей и без права расстановки их, говорил В. И. Ленин, нельзя направлять политику. Весь высший командный и политический состав РККФ — члены коллегии, начальники морских сил, главные комиссары, командующие флотилиями, члены реввоенсоветов — назначались на должности постановлениями СНК после всестороннего рассмотрения их кандидатур партийными органами.

В годы гражданской войны на командную и политическую работу были выдвинуты сотни военных моряков. Среди них коммунисты с дореволюционным стажем — Ф. С. Аверичкин, А. В. Баранов, Г. П. Киреев, Н. Г. Маркин, Д. Н. Марулин, Р. А. Муклевич, Н. А. Пожаров, В. Ф. Полухин, И. Д. Сладков. И. А. Смирнов. И. П. Флеровский, Н. А. Ховрин, более молодое поколение командиров и политработников — Н. Е. Басистый, К. И. Душенов, 3. А. Закупнев, И. К. Кожанов, Г. И. Левченко, Ф. С. Октябрьский, И. С. Юмашев и др.

Выдвигая на руководящую работу лучших представителей трудящихся, рядовых матросов и солдат, Коммунистическая партия требовала вместе с тем использовать в интересах Советской власти опыт и знания старых специалистов. «Наша задача, — говорил В. И. Ленин, — путем опыта привлекать в широких размерах специалистов, заменять их, подготовляя новый командный состав, новый круг специалистов, которые должны научиться чрезвычайно трудному, новому и сложному делу управления»17.

Против Ленинского курса на привлечение специалистов старой армии и флота к делу строительства Советских Вооруженных сил выступали «левые коммунисты», все те, кто не хотел понимать сложности решения военных проблем и видел в использовании старых специалистов лишь «пособничество буржуазии». На VIII съезде РКП (б) резко отрицательную позицию по отношению к старым специалистам занимали представители «военной оппозиции», не желавшие считаться с объективными условиями и потребностями развития Красной Армии и Флота.

В выступлениях на съезде В. И. Ленин убедительно доказал необходимость строить Советские Вооруженные Силы на основе научных достижений, раскрыл ошибочность и вред огульного недоверия к командному составу старой армии. Вместо с тем В. И. Ленин, Центральный Комитет партии неоднократно указывали на необходимость неослабного контроля за деятельностью старых специалистов. В принятой съездом Программе партии было записано: «…необходимо самое широкое использование и применение оперативного и технического опыта последней мировой войны. В связи с этим необходимо широкое привлечение к делу организации армии и ее оперативного руководства военных специалистов, прошедших школу старой армии. В свою очередь, необходимым условием такого привлечения является сосредоточение политического руководства армией и всестороннего контроля над командным составом в руках рабочего класса»18. В резолюции съезда по военному вопросу указывалось, что необходимо продолжать привлечение военных специалистов, установив над ними неослабный партийно-политический контроль.

В соответствии с решениями VIII съезда 7 апреля 1919 г. было принято постановление Совета Обороны, подписанное В. И. Лениным, о предоставлении командованию РККФ права призывать на флот бывших морских офицеров, на какой бы службе они ни находились, не считаясь с нормами, установленными ранее изданными декретами и постановлениями; действие всех ранее предоставленных им отсрочек и освобождений от призыва прекращалось19.

На командную, штабную, научно-преподавательскую работу в РККФ были привлечены многие бывшие офицеры старого флота: В. Н. Варваци, А. К. Векман, М. В. Викторов, Л. М. Галлер, И. С. Исаков, А. С. Максимов, Н.Н. Несвицкий, Э. С. Панцержанский, Ю. Ф. Ралль, С. П. Ставицкий, Г. А. Степанов, Б. В. Хорошхин и др. Их знания, опыт способствовали становлению флота. С другой стороны, совместная работа с рабоче-крестьянскими кадрами РККФ давала возможность старым специалистам глубже попять сущность гражданской войны, ее связь с политикой, осознать новые явления в военном деле.

Привлекая военных специалистов к работе по созданию и укреплению советского флота, большевистская партия призывала использовать их умение и навыки в военно-технических и специальных вопросах «при полном соблюдении верховенства, руководства и контроля Советской власти...»20.  В одном из писем Центрального Комитета РКП(б) летом 1919 г. прямо подчеркивалось: «Центральный Комитет напоминает политическим комиссарам, что хозяином Красной Армии является рабочий класс, а стало быть и его политические представители в армии — военные комиссары»21. Четко отделяя тех, кто честно и добросовестно служил Советскому государству, от изменников и предателей, партия сурово карала последних, стоя на страже интересов трудящихся.

Расчеты на ослабление оборонной мощи Советской страны за линией фронта путем шпионажа, диверсий, организации заговоров и других форм контрреволюционной деятельности всегда занимали важное место в планах империалистических агрессоров. Контрреволюционный мятеж на фортах Красная Горка и Серая Лошадь в июне 1919 г. наглядно свидетельствовал, какую опасность таит антисоветское подполье, тесно связанное с иностранными империалистическими кругами.

Опыт борьбы против контрреволюции на фронте и в тылу еще раз подтверждал необходимость неослабного политического контроля за деятельностью военных специалистов на каждом корабле, в каждом военном учреждении. В соответствии с указаниями ЦК РКП (б) Реввоенсовет Балтийского флота обратился к ряду местных партийных комитетов с просьбой вернуть моряков-коммунистов, перешедших на советскую работу, для усиления политсостава флота. «Реввоенсовбалт на основании соответствующего постановления Центрального Комитета партии, — говорилось в письме Кронштадтскому комитету РКП (б), — просит вас принять срочно меры к немедленному откомандированию в распоряжение Политотдела Балтфлота всех моряков-коммунистов, занимающих должности в советских учреждениях» 22.

Большое значение для руководства организационно-партийной и политической работой в армии и на флоте имело циркулярное письмо ЦК (август 1919 г.), в котором обращалось внимание всех местных партийных комитетов на правильную расстановку военно-политических кадров в воинских частях и учреждениях. В письме отмечалось, что продолжается практика, когда местные партийные организации отзывают, смещают и переводят на другие должности военных комиссаров. ЦК напоминал и связи с этим, что перемещения военкомов и политкомов должны производиться лишь с санкции высших руководящих органов. Поэтому всем местным партийным организациям предлагалось никаких перегруппировок или перемещений ответственных военно-политических работников самостоятельно не производить, чтобы не вносить тем самым расстройства в деятельность военных учреждений»23.

К концу гражданской войны в РККФ находилось около 850 комиссаров. Значительно укрепились и выросли флотские партийные организации — признанные вожаки матросских масс. За полтора года после VIII съезда партии численность коммунистов в РККФ возросла в 3,2 раза и к августу 1920 г. составила свыше 19 тыс. человек. Наибольший рост партийных рядов на флоте происходил во время «партийных недель», которые начали проводиться с осени 1919 г. Во время первой «партийной недели» на Балтийском флоте в августе 1919 г. в партию вступили более 4 тыс. человек. За три месяца, с октября 1919 г. по 1 января 1920 г., численность партийных организаций Кронштадта увеличилась с 1774 до 4745 членов партии. На Днепровской флотилии за время партийной недели, проведенной в октябре 1919 г., состав партячеек возрос с 186 до 534 человек24.

Организационное и идейное укрепление рядов партии, авангардная роль коммунистов в жизни и деятельности флота явились важнейшим залогом укрепления его боеспособности.

Примечания:

1 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г. Л., 1974, с. 48.

2 КПСС в резолюциях,.., т. 2. М., 1970, с. 65.

3 Там же.

4 См. там же, с. 69 — 70.

5 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 2. М, 1968, с. 284.

6 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 2, с. 319.

7 См.: Декреты Советской власти. т. V. М., 1971, с. 6-10.

8 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 110.

9  ЦПА НМЛ. ф. 17, оп. 2, д. 16, л. 2.

10 Липицкий С. В. Военная деятельность ЦК РКП(б). М., 1973. с. 173.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 50, с. 287.

12 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3. кн. 2, с. 323.

13 См.: Декреты Советской власти, т. V, с 250 — 261.

14 См. там же, с. 120 — 127.

15 ЦГА ВМФ, ф. 1, oп. I, д. 138, л. 44, 194, 238; оп. 3. д. 1098, л. 1-30.

16 См.: КПСС и строительство Советских Вооруженных Сил, с. 68.

17 Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, с. 431.

18 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 46-47.

19 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 39.

20 Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, с. 137.

21 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 114.

22 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 170.

23  ЦПА НМЛ. ф. 17, оп.  65, ед. хр. 16, л. 49.

24 См: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 193 — КМ, 208, 285, 320 — 321; Моряки в борьбе за власть Советов на Украине. Документы, с. 321 — 322: «Военно-исторический журнал», 1971, №. 4, С. 17.

 

3. Создание военных флотилий

Содержание и направленность военно-организаторской работы партии по строительству РККФ обусловливалась требованиями военно-стратегической обстановки на каждом из этапов гражданской войны. Высадка десантов Антанты на Дальнем Востоке, Севере, в Закавказье, наступление вражеских войск на приморских направлениях и вдоль важнейших речных магистралей с особой остротой поставили вопрос об усилении морских и речных флотилий. Вся работа по созданию, организации и укреплению флотилий проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина.

До интервенции Антанты в руководстве РККФ преобладало мнение о необходимости расформирования военных флотилий на Амуре и Каспии. Однако агрессия США, Англии, Франции, Японии заставила коренным образом изменить первоначальные планы.

Учитывая нараставшую угрозу интервенции, Дальневосточный краевой Совет в январе 1918 г. обратился к В. И. Ленину с просьбой отменить решение о расформировании Амурской военной флотилии. Сразу же после высадки японского десанта во Владивостоке председатель Центрального Исполнительного Комитета Советов Сибири Н. И. Яковлев сообщил В. И. Ленину о положении на Дальнем Востоке и мероприятиях по отпору интервентам. Он особо подчеркивал большое значение Амурской военной флотилии для ведения боевых действий и просил ассигнований на ее содержание.

В ответной телеграмме (6 апреля) В. И. Ленин писал: «Одобряю планы подготовки и мобилизации. Ежели будут продвигаться, сопротивляйтесь». Относительно выделения средств для Амурской флотилии В. И. Ленин в этой же телеграмме сообщал, что ходатайство Центросибири передано в военный комиссариат. «Постараемся помочь высылкой денег, хотя затруднения у нас необычайно велики, — писал Владимир Ильич. — Прошу осведомлять чаще»1.

Содействие В. И. Ленина в деле обеспечения боевой деятельности Амурской флотилии дало тактические результаты: вопрос о расформировании флотилии был пересмотрен, на ее содержание Совнарком выделил целевым назначением 3,5 млн. рублей. По указанию Высшего военного совета 10 апреля коллегия Наркомата по морским делам отдала распоряжение: «Ликвидация Амурской флотилии отменяется... Теперь же принять меры к изготовлению к плаванию и боевой готовности всех судов флотилии»2.

Несмотря на ограниченность боевого и численного состава флотилии, моряки-амурцы приняли активное участие в действиях против японских захватчиков и белогвардейцев.

Напряженная обстановка в Закавказье также потребовала отмены первоначального решения Морского комиссариата о расформировании Каспийской флотилии. В марте 1918 г. председатель Бакинского Совдепа А. Джапаридзе направил об этом радиограмму в CНK. «Принимая во внимание особые условия Кавказа, особенно города Баку, — говорилось в радиограмме, — Бакинский Совет рабочих, солдатских и матросских депутатов признал расформирование Каспийского военного флота нецелесообразным». От имени Совета Джапаридзе просил Совнарком «санкционировать реорганизацию флота согласно постановлению Бакинского Исполнительного Комитета»3. В апреле 1918 г. Бакинский Совет направил в Москву секретаря Центрального Комитета Каспийской флотилии В. И. Бойцова4.

29 апреля 1918 г. В. И. Ленин принял Бойцова, который вручил Владимиру Ильичу письмо С. Г. Шаумяна и рассказал о нуждах Бакинской коммуны. В. И. Ленин направил послание каспийцев в Морской комиссариат, написав записку с требованием срочно рассмотреть просьбу Шаумяна и принять меры для защиты Баку5.

В июле 1918 г. к В. И. Ленину поступило ходатайство Северо-Кавказского военного округа с просьбой направить в распоряжение Бакинского Совнаркома вооруженные катера с орудиями и пулеметами для боевых действий на Каспии и реке Куре, Владимир Ильич вновь дал распоряжение в Наркомат по морским делам: «Очень прошу принять все меры для ускорения доставки в Каспийское море военных морских судов всех подходящих типов»6.

В ходе военных действий 1918 — 1919 гг. кольцо фронтов вокруг Советской республики сжималось. Центр вооруженной борьбы переместился в районы, где серьезное военное и народнохозяйственное значение имели водные пути: Волга, Кама, Днепр, Дон, Северная Двина. На повестку дня выдвинулась важнейшая задача: формирование военно-речных флотилий, способных оказать действенную поддержку сухопутным войскам Красной Армии.

На совещании руководящих военных работников в Кремле в марте 1918 г. В. И. Ленин рекомендовал подумать о необходимости создания новых военных флотилий. В решении этого вопроса Центральный Комитет партии и Советское правительство всесторонне учитывали предложения, поступавшие от местных партийных и советских организации.

Весной 1918 г. в ряде волжских портов началась подготовка к созданию вооруженных формирований на базе торгового речного флота. 17 апреля в адрес Совета Народных Комиссаров была направлена телеграмма из Вольска. «14 апреля моряки военного флота, собравшись [в] городе Вольске, — говорилось в телеграмме, — организовали красную речную флотилию для интенсивной защиты Советской власти, поддержки революционного порядка на Волге... При Вашей поддержке означенная красная флотилия в недалеком будущем может превратиться в могучую флотилию Волжского бассейна, могущую предотвратить всякие контрреволюционные выступления. Необходимо срочное распоряжение о переводе [на] Волгу мелких военных судов из Балтийского моря»7. Отряды вооруженных судов в мае — июне 1918 г. были созданы также в Симбирске, Астрахани и других волжских портах.

В июне 1918 г. по приказу Советского правительства в Нижний Новгород выехал матрос коммунист Н. Г.Маркин, которому было поручено в сжатые сроки обеспечить формирование Волжской военной флотилии. Для выполнения правительственного задания он наделялся широкими полномочиями. Специальной телеграммой в адрес Нижегородского губкома партии секретарь ЦК РКП (б), председатель ВЦИК Я. M. Свердлов потребовал от всех местных организаций оказывать Маркину полное содействие в порученной ему работе. Вслед за ним на Волгу были направлены многие балтийские коммунисты. Центром формирования флотилии стал Нижним Новгород, где находились крупные судоремонтные заводы и предприятия.

С развертыванием регулярных сил Красной Армии инициатива в создании военно-речных флотилий нередко исходила от командовании фронтов и армий. Так, в феврале 1919 г. Реввоенсовет Южного фронта направил телеграмму Главнокомандующему вооруженными силами с просьбой назначить в штаб фронта начальника морского отделения и прислать бронекатера для предстоящих операций на Дону. Однако фактически дело не двигалось. Поэтому 6 май Реввоенсовет фронта обратился непосредственно к В. И. Ленину с телеграммой, в которой обрисовал ненормальное положение с организацией Донской флотилии.

«Необходимость создать флотилию в районе Константиновской, — говорилось в телеграмме, — заставила штарм-10 вооружить и укомплектовать флотилию людьми из своих средств, что ею уже выполнено и приступлено к организации такой же флотилии в районе 9-й армии». Однако эти флотилии формировались кустарным способом, на случайных людей; особенно остро чувствовался недостаток в опытных морских специалистах. «Нынешнее состояние фронта, — сообщал РВС, — настоятельно требует скорейшей организации и действия Донской флотилии в верхнем течении Дона, а потому Реввоенсовет Юж-фронта еще раз ходатайствует о срочном командировании военного моряка с необходимым личным составом на должность начальника моротделения, а также о немедленном направлении неоднократно просимого вооружения для судов и личного состава для обслуживании судовой артиллерии»8.

На следующий же день (7 май 1919 г.) Совет Обороны под председательством В. И. Ленина обсудил вопрос о сформировании Донской флотилии. Для пополнении ее было решено использовать местные транспортные суда и плавсредства. Чтобы обеспечить незамедлительное выполнение постановления Совета Обороны, В. И. Ленин направил специальную телеграмму в Воронеж местному управлению водного транспорта9.

В период гражданской войны в речных и озерных бассейнах страны было создано более 30 военных флотилий:

в 1918 г. — Азовская, Вольская10, Чудская, Волхово-Ильменская, Солигоро-Волжская, Волжская, Военно-Волжская, Онежская, Байкальская, Северо-Двинская, Астрахано-Каспийская11;

в 1919 г. — Днепровская, флотилия Советской Латвии, Донская, Волжско-Каспийская12, Припятская13, Уральская, Западно-Двинская14, Сибирская;

в 1920 г. — Енисейская, Аму-Дарьинская, Доно-Азовская15, Беломорская, Аральская, Амурская, Куринская, Усть-Днепровская, Темрюкская, Каспийская, Сыр-Дарьинская и др.

До гражданской войны 1918 — 1920 гг. в истории не было примеров развертывания военно-речных сил в столь крупных масштабах. Создание флотилий потребовало решения обширного комплекса военно-организационных, материально-технических и транспортно-эксплуатационных проблем: формирование частей и соединений с органами управлении, снабжения и обеспечения; создание системы базирования, портового и ремонтного обслуживания; комплектование и подготовка личного состава; навигационное изучение и оборудование районов боевых действий; организации службы наблюдения и связи, береговых служб, разведки и т. д. При формировании каждой флотилии основными факторами, которые принимались во внимание, были: задача тесного взаимодействия флотилии с войсками Красной Армии, всесторонний учет конкретной обстановки сил и расположения противника.

Важнейшим источником для комплектования, вооружения и боевого снабжения речных флотилии в течение всей гражданской войны В. И. Ленин, Центральный Комитет партии считали Балтийский флот. Из состава Балтийского флота систематически направлялись командные и политические кадры для боевого и политического руководства флотилиями, кораблями и частями, действовавшими на внутренних фронтах, кадры специалистов флота (артиллеристы, минеры, связисты, радисты и др.); боевые корабли и суда (миноносцы, сторожевые корабли, тральщики, подводные лодки, боевые катера): морская артиллерия, гидроавиация, боеприпасы, минное оружие, радиотехнические средства, навигационное оборудование, технические материалы и многое другое.

Впервые в истории для боевых действий на речных театрах была осуществлена переброска эскадронных миноносцев (типа «Финн» — водоизмещение 570 т, 4 — 8 орудий калибра 47, 75, 100 мм) и миноносцев (типа «Прочный» — водоизмещение 220 — 390 т, 2 — 4 орудий калибра 47 и 75 мм). Всего в течение войны с одного театра на другой было переведено свыше 50 кораблей. В еще больших масштабах для вооружения и оснащения речных флотилий использовались различные боевые и технические средства Балтийского флота, прежде всего корабельная артиллерии. Только летом 1918 г. на Волгу, Каспий, Северную Двину из Кронштадта и Петрограда было отправлено свыше 200 корабельных орудий, около 70 тыс. снарядов, сотни мин, большое количество тралов, прожекторных установок, корабельных радиостанций и др.

Огромное значение для организации военных флотилии во внутренних районах страны имело использование материально-технической базы и личного состава речного (транспортного) флота: его общая грузоподъемность к началу 1918 г. превышала 10 млн. т, в главных речных бассейнах насчитывалось более 4 тыс. паровых судов; численность их экипажей превышала 130 тыс. человек.

Широкие возможности для мобилизации сил и средств речного флота для народнохозяйственных и оборонных задач Советской республики открылись с национализацией частновладельческой собственности на речном транспорте. В первые же месяцы после Октябрьской революции в Центральный Комитет партии и Совет Народных Комиссаров поступали сообщения из многих портов о сопротивлении частных судовладельцев введению рабочего контроля, об их саботаже и вредительстве. В некоторых портах торговые моряки революционным путем приступали к национализации флота. «Ввиду отказа выплачивать командам жалованье и полного саботажа судовладельцев, — телеграфировал в СНК Херсонский комитет Союза моряков, — постановили: торговый флот Нижнего Днепра и Южного Буга в целях сохранения и впредь до издания соответствующего декрета центральной властью — национализировать и считать достоянием Российской республики»16. О саботаже судовладельцев и революционной национализации торговых судов и предприятии телеграфировали в СНК из Архангельска, Астрахани, Саратова, Киева и других портов.

В январе 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина детально обсудил вопрос о состоянии торгового флота. По предложению В. И. Ленина для разработки основ декрета о национализации торгового флота была образована специальная комиссии из представителей ВСНХ, Наркомата по морским делам и союзов речников17. 23 января 1918 г. декрет о национализации торгового флота был принят Советом Народных Комиссаров18. Для передачи в собственность государства бывших частновладельческих судоходных компании и оказании помощи местным органам в национализации флоте на Волгу, Северную Двину и другие речные бассейны были направлены опытные партийные и советские работники, а также военные моряки, которые провели большую работу по сохранению торговых судов и плавсредств. К лету 1918 г. на всех бассейнах было национализировано большинство торговых судов.

В ходе гражданской войны торговый флот стал главным резервом для пополнения судового состава военных флотилий. «Весь судоводительский и судомеханический состав, — писал Н. Ф. Измаилов, — подбирался из работников речного флота, а на должности командиров, комиссаров и специалистов — артиллеристов, минеров, электриков, гальванеров и других назначались военные моряки»19.

В работах по вооружению и оснащению кораблей, созданию необходимой для каждой флотилии судоремонтной и военно-технической базы приняли участие многотысячные коллективы рабочих Нижнего Новгорода, Саратова, Самары, Астрахани, Казани, Царицына, Мариуполя, Херсона, Киева, Гомеля, Котласа и многих других речных портов.

Сотни речных судов были переоборудованы в канонерские лодки, сторожевые корабли, плавучие батареи, тральщики, заградители, военные транспорты, посыльные и госпитальные суда, артиллерийские и минные катера и др. Вооруженные сильной морской артиллерией, многие речные корабли обладали большой огневой мощью. Так, вооруженный пароход «Дело» (Астрахано-Каспийская флотилия) имел три 130-мм, два 75-мм и два 47-ми орудия; пароходы «Коноша» и «Байбек» — по четыре 100-мм орудия. Артиллерийская поддержка таких кораблей имела весьма важное значение для сухопутных войск.

Для обеспечения боевых и Военно-транспортных задач  на речных бассейнах большое значение имела проведенная по указаниям Центрального Комитета партии военизация речного транспорта. 12 июля 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина рассмотрел вопрос об установлении строжайшего контроля над водными путями. Правительство приняло решение  организовать бдительный контроль над всем речным транспортом, отнять у контрреволюционных отрядов возможность беспрепятственно передвигаться по рекам в целях заговоров и мятежей»20.

С осени 1918 г. на период каждой навигации вводилась мобилизация всего речного флота. Так, декретом СНК «О мобилизации речного флота Республики» (25 сентября 1918 г.) весь речной флот объявлялся мобилизованным до конца навигации, а его личный состав считался принятым на действительную военную службу21. 15 марта 1919 г. В. И. Ленин подписал постановление Совета Обороны «О зачислении всего состава рабочих и служащих речного и морского флота и рабочих и служащих, занятых по ремонту судов и вывозке топлива для флота, в разряд военнослужащих». Согласно этому декрету все указанные категории рабочих и служащих считались призванными на действительную военную службу до окончания навигации 1919 г.22. В мае 1920 г. В. И. Ленин подписал постановление СТО «О введении военного положения на водных путях Советской Республики». Согласно этому постановлению для обеспечения военных и народнохозяйственных перевозок на всех водных путях (реках, озерах, морях) вводилось военное положение; все работники Главода (Главного управления водного транспорта) считались призванными на действительную службу23.

В. И. Ленин, Совет Обороны держали под неослабным контролем деятельность Главода, на который возлагалась ответственность за организацию использования речного флота в интересах обороны. В подписанном В. И. Лениным обращении Совета Народных Комиссаров «Ко всем работникам водного транспорта» подчеркивалось, что работа торгового флота должна выполняться с максимальным напряжением сил, так как от этого зависят в «немалой степени наши военные успехи и победоносный исход войны»24.

Выделение необходимых судовых средств, кадров, ремонтно-технической базы для обеспечения боевой деятельности военных флотилий являлось важнейшей задачей Главода. Вместе с тем Совет Обороны требовал строго централизованного распределения сил и средств речного флота, четкого взаимодействия между системой Главода и РККФ, решительно пресекал случаи самовольного распоряжении транспортными средствами со стороны местных военных органов. За исключением самых экстренных случаев (когда для выполнения срочных боевых задач допускалось привлечение транспортных средств без санкции центра) были установлены общие правила, обязательные для всех органов Главода и РККФ: 1) представления о передаче судов и плавсредств речного флота в состав военных флотилий направлялись централизованно в Главод и утверждались Реввоенсоветом Республики; 2) передаваемые в РККФ суда и плавсредства во всех отношениях подчинялись командующему флотилией и содержались за счет военного флота; 3) при передаче судов вместе с экипажами личный состав зачислялся на военную службу «со всеми правами и обязанностями военных моряков»25.

Наряду с привлечением плавсредств речного флота для военных нужд широко использовались портовые и ремонтно-технические средства Главода. Необходимые для обеспечения боевой деятельности военных флотилий материалы и запасы, указывалось в соглашении между РККФ и Главодом, «признаются военными и пользуются преимуществами, предоставляемыми таковым на основании положения о снабжении Красного военного флота».

Поскольку вопросы, связанные с использованием транспортного флота, затрагивали интересы ряда Наркоматов и ведомств (ВСНХ, НКПС, РВСР и др.), они нередко выносились на окончательное рассмотрение в Совет Обороны или СНК; обязательные для каждого ведомства постановления утверждались и подписывались, как правило, В. И. Лениным. «Поручить т. Ленину, — говорилось в постановлении СНК от 3 декабря 1918 г., — подписывать все приказы, выходящие за пределы полномочий Альтфатера и Главода»26.

В августе 1919 г. В. И. Ленин подписал специальное постановление Совета Обороны, которое требовало наведения строгого порядка в распределении и использовании судов речного флота27. В сентябре 1919 г. было принято постановление о взаимоотношениях Главода с органами Военного и Морского комиссариатов. «Предложить Морведу, — указывалось в постановлении, — не позднее двух недель, по соглашению с Главодом, установить общие нормы количества и типа вспомогательных судов, потребных Морведу для тех или иных операций» 28.

В течение всей гражданской войны Совет Народных Комиссаров и Совет Обороны систематически рассматривали вопросы, связанные с организацией и обеспечением боевой деятельности военных флотилий. В. И. Лениным были подписаны многие постановления СНК о выделении средств для Волжской, Северо-Двинской, Днепровской и других флотилий29.

Организационная структура каждой флотилии имела свои особенности, которые определялись поставленными задачами, составом сил, изменением обстановки на фронте, районом базирования и т. д. Наиболее крупные флотилии имели в своем составе более 100 кораблей и судов, другие — по 30 — 40 вымпелов. С перемещением районов военных действий силы и средства одной флотилии использовались, как правило, на формирование других флотилий. Для большинства флотилий, действовавших в северной и средней полосе страны, были характерны и сезонные особенности: после окончания навигации корабли становились на зимовку, во время которой ремонтировалась материальная часть и корабль перевооружался, значительная часть личного состава переходила на этот период в состав береговых отрядов.

Несмотря на то что особенности каждой флотилии затрудняли введение твердой штатной структуры, в 1918 — 1919 гг. была проведена большая работа по организационному укреплению флотилии как составной части РККФ. Летом 1918 г. были введены штаты Ильменской, Селигерской и Онежской флотилий, позднее — Волжской, Северо-Двинской и др.

По боевому расписанию, утвержденному Реввоенсоветом Республики в соответствии с постановлением СНК от 22 августа 1919 г., в состав Северо-Двинской флотилии входили: дивизион канонерских лодок, дивизион дозорных катеров, отряд плавбатарей, отряд сторожевых судов и транспортов, минный отряд, морской десантный отряд, морской воздушный дивизион (три авиационных отряда), суда и плавсредства порта. Органы управления флотилии состояли из штаба командующего, политотдела, штабов дивизионов и отрядов, службы связи и управления военного порта.

В 1919 г. были утверждены штаты военных портов (Нижегородского, Астраханского, Днепровского, Котласского и др.), а также типовые штаты морских береговых отрядов, минных партии, судоремонтных мастерских, морских радиостанций.

К В. И. Ленину, в Центральный Комитет партии, в Совет Обороны постоянно поступали донесения от Реввоенсовета Республики и морского командования о состоянии военных флотилии, уровне их боеспособности, о необходимости их пополнении и т. д. При рассмотрении текущих вопросов организационного строительства и обеспечения флотилии правительство требовало от командования РККФ решать каждый вопрос оперативно, без задержек. Когда в апреле 1919 г. руководство РККФ с запозданием возбудило ходатайство о выделении средств для Нижегородского военного порта, правительство удовлетворило это ходатайство, но одновременно в своем решении указало: «Поручить Наркомату госконтроля выяснить причины столь позднего обращения Морведа за ассигнованием кредитов на содержание Нижегородского порта»30.

Подводя итоги военно-организационной деятельности за годы гражданской войны, командование РККФ в одном из отчетов сообщало:

«Со времени создания в 1918 г. первой нашей речной флотилии на Волге и Каме все важнейшие водные магистрали — Днепр, Дон, Онежское и Ладожское озера, Северная Двина, Западная Двина, Аму-Дарья, Аральское море и другие бассейны, разновременно делаясь районами боевых действий, покрывались военно-морскими боевыми организациями Красного Флота как для самостоятельной борьбы с флотилиями противника, так и для совместных действий с Красной Армией. Насколько интенсивна была эта борьба, показывает то количество боевых средств, которое за указанное время было привлечено для участия в ней. Общее число вымпелов, несших боевую и вспомогательную службу на речных театрах, превысило 2 тысячи с общим числом личного состава свыше 45 тыс. человек»31.

Проведенная под руководством Коммунистической партии огромная работа по созданию и строительству Красной Армии и Флота в годы гражданской войны обеспечила несокрушимость Советского государства в борьбе с объединенными силами внешней и внутренней контрреволюции. Созданием новой военной организации социалистического государства партия впервые в истории решала задачу, за которую, как говорил Ленин на VIII Съезде РКП (б), никто в мире в такой широте еще не брался. «Мы шли от опыта к опыту... нащупывая, пробуя, каким путем при данной обстановке может быть решена задача»32. Правильность избранного курса на строительство кадровых, регулярных Вооруженных сил с четким централизованным управлением, твердым воинским порядком и дисциплиной была проверена и доказана всем опытом гражданской войны. Претворение в жизнь ленинских принципов военной политики партии обеспечивалось коренными преимуществами нового общественного строя, сосредоточением политической власти в руках пролетариата, укреплением союза рабочего класса и трудящегося крестьянства, Военно-политическим единством советских республик.

За три года гражданской войны в строительстве РККФ был пройден путь от коренной ломки старой военной машины до создания новой военной организации — неотторжимой составной части кадровых, регулярных Вооруженных Сил Советского государства. Формированием новых органов управления и партийно-политического аппарата, обеспечивавших проведение в жизнь политики партии, введением новых классовых принципов комплектования, подготовкой новых командных кадров, установлением и укреплением новой, сознательной дисциплины, повседневной партийно-политической работой по коммунистическому воспитанию моряков и повышению боеспособности кораблей и частей был заложен фундамент успешной боевой деятельности флота на фронтах гражданской войны.

Постоянное совершенствование организационных форм, приведение их в соответствие с требованиями вооруженной борьбы, развитие всей системы военной организации на основе практического опыта советского военного строительства являлось важнейшим условием успешной боевой деятельности флота. С организационным укреплением РККФ крепла его боевая мощь, повышалась боевая эффективность и способность к решению поставленных задач в борьбе против империалистических агрессоров.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 56 — 57

2 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 579, л. 23.

3 Там же, л. 20-21.

4 Воспоминания азербайджанских коммунистов о В. И. Ленине. Баку, 1958, с. 53.

5 См.: В. И. Ленин в Октябре и в первые годы Советской власти. Л., с. 249.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 121. 

7 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 579, л. 27.

8 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 550, л. 19 — 20.

9 См.: Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), М, 1958. с 132.

10 В октябре 1918 г. Вольская и Военно-Волжская пошли в состав Волжской флотилии.

11 В июле 1919 г. объединена с Волжской флотилией.

12 Создана в июле 1919 г. на базе Волжской и Астрахано-Каспийской флотилии.

13 В сентябре 1919 р. вошла в состав Днепровской флотилии.

14 Создана в ноябре 1919 г. на базе флотилии Советской Латвии.

15 В мае 1920 г. морские и речные силы Юго-западного фронта и Доно-Азовская Флотилии были объединены в морские силы Черного и Азовского морей (Черноморский флот).

16 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 680, л. 8.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35 с. 316, 484

18 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 391 — 397.

19 Этих дней не смолкнет слава. Воспоминания речников — участников Великой Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны на Волге и Каме. М,, 1958, с. 89.

20 Декреты Советской власти, т. III, с. 14

21 См. там же с . 366

22 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 487 — 489. (По постановлению Совета Обороны от 20 ноября 1919 г. действие этого декрета было продлено на время после завершения навигации — см.: Декреты Советской власти, т. VI. М., 1973, с. 303.)

23 См.: Собрание узаконении рабочего и крестьянского правительства РСФСР, 1920, № 120, с. 510.

24 Декреты Советской власти, т. VII, с. 27.

25 Сборник постановлений 1919 г., с. 233

26 Декреты Советской власти, т. IV, с. 569.

27 См.: Декреты Советской власти, т. VI. с. 387

28 Там же, с. 416.

29 См.: Декреты Советской власти, т. III. с. 608; т. IV, с. 680, 682; т. V, с. 635, 636, 641 — 642; т. VI, с. 540, 542, 614, 624, 626, 631.

30 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 62, л. 180.

31 Отчеты об операциях Красной Армии и Флота за период с 1 декабря 1918 г. по 25 ноября 1920 г. М„ 1920, с. 69 — 70.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 138.


 

Глава IV

ЛЕНИНСКОЕ РУКОВОДСТВО БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ФЛОТА

 

1. Во главе обороны страны

Возглавляя борьбу советского народа против империалистических агрессоров, Коммунистическая партия твердо и последовательно проводила в жизнь ленинский принцип единства политического и военного руководства. В течение всей гражданской войны важнейшей частью общего политического руководства жизнью Советской республики, одним из главных направлений деятельности В. И. Ленина, Центрального Комитета партии являлось руководство вооруженной борьбой.

Единство политического и военного руководства позволяло решать вопросы стратегии в органической взаимосвязи с политикой, экономикой и состоянием Вооруженных сил на каждом из этапов войны, обеспечивать неразрывное единство фронта и тыла, согласование и координацию усилий всех наркоматов и ведомств на нужды обороны. Благодаря централизации военно-политического руководства разработка стратегических планов велась на основе всестороннего анализа внешнеполитических условий и расстановки классовых сил, максимального использования всех резервов и ресурсов страны для достижения победы на полях сражений.

Ленинское руководство боевой деятельностью армии и флота являлось воплощением революционной теории и практики, творческим применением и развитием взглядов основоположников марксизма по вопросам вооруженной борьбы и военного искусства. Ленинское военно-стратегическое руководство основывалось на глубоком знании объективных законов вооруженной борьбы и принципов военного искусства, на всестороннем учете политических, экономических и моральных факторов и их влияния на формы и способы ведения военных действий. В решении важнейших проблем стратегического планирования, подготовки и ведения операций В. И. Ленин исходил из необходимости глубокого изучения обстановки, оценки соотношения сил, правильного выбора направления главного удара. «...Искусство управления и политики, — подчеркивал он, — состоит в том, чтобы своевременно учесть и знать, где сосредоточить свои главные силы и внимание»1.

На каждом из этапов гражданской войны с особой силой проявлялось искусство стратега революции выбрать момент и направление решающих ударов, распределить и сосредоточить в нужном месте максимум имеющихся сил и средств, определить последовательность решения боевых задач, сроки, темпы и масштабы операций. Важнейшими чертами ленинского стратегического руководства являлись глубокое предвидение, умение реально учитывать и выявлять ведущие тенденции в изменении военно-политической обстановки, раскрывать новые черты и особенности вооруженной борьбы, настойчиво добиваться активности, решительности, наступательности, захвата инициативы, развития успеха, полного уничтожения и разгрома противника. Важнейшим условием боевых успехов В. И. Ленин считал отказ от каких-либо шаблонов и необходимость применения различных форм и способов борьбы. «Методы борьбы против врага, — указывал он, — надо уметь изменять, когда изменяются обстоятельства»2.

Советская военная стратегия исходила из того, что в морально-политическом отношении защитники Советской республики обладают неизмеримым преимуществом над противником, ведущим несправедливую, захватническую войну. Вместо с тем в военно-техническом отношении, подчеркивал В. И. Ленин, сила Антанты «во много раз безмерно и безусловно превышала наши военные силы»3. Наряду с сухопутными войсками, оснащенными всеми видами современной военной техники, правящие круги империалистических держав широко использовали в интервенции против Советской России крупные силы флота.

Для эффективного решения оперативно стратегических задач в ходе гражданской войны важное значение имели объединение боевых усилий видов вооруженных сил, организация их тесного взаимодействия на основе единого замысла, выработанного военно-политическим руководством страны.

Задачу «сочетания морских и сухопутных сил» В. И. Ленин считал одной из трудных и сложных в вооруженной борьбе. История дореволюционной армии и флота давала немало примеров, свидетельствовавших о неспособности командных верхов обеспечить согласованное применение сухопутных и морских сил, преодолеть узковедомственный подход в решении боевых задач, требовавших тесного взаимодействия сил на суше и на море. Среди командной верхушки старого морского ведомства было немало сторонников «классических» схем боевого предназначения флота только для «генеральных» сражении на море; все, что не относилось к самостоятельным действиям флотов на морских театрах, считалось чем-то второстепенным, вспомогательным или вообще несвойственным для флота.

Приверженность к обособленным действиям флота продолжала оказывать значительное влияние на оперативно-тактическое мышление некоторых военных специалистов Морского генерального штаба, которые не могли осознать не только классовый характер войны, но и принципиальные особенности вооруженной борьбы на ее внутренних фронтах, требовавших нового подхода ко всем проблемам военного искусства, и прежде всего к вопросу взаимодействия армии и флота. Освобождение от старых привычных взглядов наступало под воздействием объективных факторов реальной действительности, в совместной работе с новыми командными и политическими кадрами флота4.

В боях гражданской войны были заложены основы новой теории и практики боевого использования советского флота. Впервые флот выступал как непосредственный помощник Красной Армии, вся его деятельность была целеустремленна на те направления, которые представляли наибольшую опасность для Советской республики.

Задачи и характер боевой деятельности РККФ всецело определялись общими стратегическими целями, конкретной обстановкой и соотношением сил как на морских, так и на сухопутных театрах военных действий, в условиях гражданской войны главной задачей флота являлось содействие сухопутным войскам в наступательных и оборонительных операциях в приморских районах и речных (озерных) бассейнах.

Совместное ведение боевых действий соединениями и объединениями видов вооруженных сил требовало наибольшей централизации военного руководства и боевого управления; без единого направляющего воздействия, разработки единой стратегической линии, централизованного распределения сил, выработки наиболее оптимальных форм и способов достижения цели была бы невозможна организация действенного и эффективного взаимодействия армии и флота.

Ленинское стратегическое руководство играло решающую роль в ведении вооруженной борьбы на всех фронтах гражданской войны, в оперативно-стратегическом использовании всех видов вооруженных сил. Под непосредственным контролем В. И. Ленина, Центрального Комитета партии работали Революционный военный совет Республики и весь Центральный военный аппарат, осуществлявший непосредственное управление армией и флотом. — Главнокомандующий Вооруженными Силами, Всероссийский главный штаб, Полевой штаб РВСР, командующий морскими силами и др. Центральный Комитет партии принимал решения по важнейшим стратегическим вопросам, определял главную стратегическую задачу на каждом этапе войны, вырабатывал конкретные меры, обеспечивающие решение поставленных задач.

Постановление ЦК РКП (б) о мобилизации сил для укрепления Восточного фронта (20 июля 1918 г.), Тезисы ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта (апрель 1919 г.), письмо ЦК «Все на борьбу с Деникиным!» (июль 1919 г.), тезисы ЦК «Польский фронт и наши задачи» (май 1920 г.), письмо ЦК «На барона Врангеля!» (июль 1920 г.) и другие важнейшие политические решения ЦК являлись основными директивами для всех партийных, государственных и военных органов, определяющими главные направления их деятельности.

Большая протяженность морских границ, постоянная угроза со стороны военных флотов империалистических держав, важность защиты морских побережий, широкий размах военных действий на приморских направлениях, речных и озерных бассейнах выдвигали сложные задачи по руководству морскими и речными силами, подчинению их боевой деятельности единым стратегическим целям вооруженной борьбы. Возглавляя оборону страны, В. И. Ленин, ЦК РКП (б) уделяли большое внимание действиям на морских и речных театрах, оперативному использованию флотов и флотилии, обеспечению их боевой деятельности.

Оценка В. И. Лениным роли приморских направлении в общем ходе вооруженной борьбы основывалась на всестороннем анализе военно-политической обстановки. Так, боевая деятельность Балтийского флота приобретала особо важное значение для защиты северо-западных рубежей, и прежде всего важнейшего политического и экономического центра — Петрограда. Борьба за Черноморское побережье обеспечивала защиту Крыма, Украины, Кавказа. Военные действия на Севере против высадившихся в Мурманске и Архангельске войск Антанты преследовали цель сорвать планы интервентов на дальнейшее продвижение к Москве и соединение с внутренней контрреволюцией на востоке. Боевые действия на Волге были непосредственно связаны с той угрозой, которую представляли для Советской республики армии Колчака. Борьба за Астрахань и Каспий имела большое значение потому, что обеспечивала жизненно важные для экономики и обороны страны перевозки нефти и способствовала освобождению от интервентов Закавказья и Средней Азии. Директивы партии по оперативному использованию сил флота находили воплощение в ленинских распоряжениях и телеграммах, в постановлениях СНК и Совета Обороны.

В Петроград, Мурманск, Архангельск, Петрозаводск, Казань, Нижний Новгород, Царицын, Севастополь, Баку, Астрахань и другие портовые города и базы, находившиеся в зоне военных действий, в ходе гражданской войны было направлено свыше 100 ленинских писем и телеграмм, в которых ставились конкретные задачи по организации отпора врагу.

При организации взаимодействия сухопутных и морских сил всесторонне учитывались боевые возможности частей и соединений РККФ. Будучи сравнительно небольшими по численности, они вместе с тем обладали тогда наибольшей огненной мощью. Если в полевых армиях на 1000 штыков в течение всей гражданской войны приходилось от 3 до 5 орудий (преимущественно 75-мм)5, то на флотах и флотилиях — от 35 до 40 орудий крупного калибра. Так, в 1919 г. на действующих кораблях балтийского флота было 220 орудий, на фортах и батареях Кронштадтской крепости — 164, на Волжско-Каспийской флотилии — 150, Онежской — 56, Днепровской — 50. По своей разрушительной силе, дальности и точности огня корабельная и береговая артиллерия являлась наиболее совершенной для того времени. 305-мм орудия крупных кораблей и береговых батарей (вес снаряда 470 кг) поражали вражеские войска на расстоянии до 25 км; 152, 130, 120, 102-мм пушки крейсеров, канонерских лодок, эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей, плавбатареи имели дальность стрельбы 13 — 16 км; 75-мм артиллерия миноносцев, бронекатеров — 6 — 7 км6.

Важное значение в условиях слаборазвитой железнодорожной сети и низкой маневренности войск имела высокая подвижность и мобильность морских и речных сил: за сутки корабли могли совершить переход в 250 — 300 км. При высадке десантов и форсировании водных рубежей одно транспортное судно принимало на борт до 300 человек с оружием и снаряжением; отряд судов в течение суток мог обеспечить переправу через Волгу, Каму, Днепр до 3 — 4 полков пехоты.

В частях морской авиации в 1918 — 1920 гг. насчитывалось от 60 до 100 самолетов, которые использовались в боевых действиях на Балтике (воздушная бригада), на Севере, Волге, Каспийском, Азовском и Черном морях (воздушные дивизионы и отряды).

Эффективным средством в борьбе с морскими силами интервентов являлось минное оружие. В 1918 — 1920 гг. кораблями РККФ было выставлено свыше 7,5 тыс. мин, на которых подорвалось более 20 вражеских кораблей и вспомогательных судов7.

Исходя из боевых возможностей морских и речных сил, перед ними ставились такие задачи, как артиллерийская поддержка сухопутных войск, уничтожение живой силы и опорных пунктов противника, обеспечение приморских флангов войск, борьба с речными силами врага и нарушение его перевозок, обеспечение своих перевозок, высадка десантом, противодесантная оборона, содействие войскам в захвате и обороне баз, портом, плацдармов; форсирование водных преград, разрушение вражеских переправ, ведение разведки и дозорной службы, траление фарватеров и т. д.

С ликвидацией внутренних фронтов и выходом Советских войск на побережья Белого, Баренцевого, Черного и Азовского морей перед РККФ встала задача закрепиться на морских рубежах. «С весны 1920 г., — отмечалось в отчете об операциях Красной Армии и Флота, — наметился новый период активной работы флота. От периода речной войны при помощи создания флотилий... периода освобождения внутренних областей, Республика Советов встала перед периодом новой, еще более серьезной борьбы за утверждение своего выхода к морям и обеспечения морских границ при посредстве регулярно организованной морской и прибрежной обороны»8. На Белом море, в Кольском заливе, на Азовском, Черном и Каспийском морях заново создавались военные порты и военно-морские базы, развертывалась система береговой обороны, формировались укрепленные районы.

Многих современников поражала глубочайшая осведомленность В. И. Ленина и различных областях военного дела, его огромный кругозор как политика и стратега, умение всесторонне и реалистически оценивать обстановку, находить решения в самых сложных ситуациях. Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики С. С. Каменев подчеркивал, что «в тысячах случаев осведомленность Владимира Ильича о действительном положении вещей была больше, чем у штаба РВСР»9. Решение политических и военных проблем требовало повседневного изучения и анализа огромного потока оперативной информации, поступавшей в ЦК РКП (б), СНК, Совет Обороны со всех фронтов. «...Мне приходилось встречаться с Ильичей чуть не каждый день... — писал комендант Смольного, и потом Кремля матрос П. Д. Мальков. — Работал Владимир Ильич страшно много — просто не знаю, когда он спал. Нередко я встречал его спускающимся из кабинета к себе в комнату... часа в 4 — 5 утра. А в 10 он уже снова на работе. Бывало и так, что Ильич сутками не покидал кабинета, работая беспрестанно, без отдыха»10.

В. И. Ленин, Центральный Комитет РКП (б) в течение всей войны поддерживали постоянную связь со всеми фронтами и флотами, регулярно получали от них информацию о боевой обстановке, подготовки и ходе операций, политико-моральном состоянии войск. В. И. Ленин требовал, чтобы связь с ЦК по прерывалась ни на один день. «Вы мало сообщаете фактического, — писал он руководителю обороны на Севере М. С. Кедрову. — Присылайте с каждой оказией отчеты»11.

В. И. Ленин неоднократно указывал: поставить задачу и отдать необходимые распоряжения и приказы — еще недостаточно для эффективного и действенного руководства, «для успешного управления необходимо уменье практически организовать»12. Центральный Комитет партии осуществлял повседневный контроль за выполнением принятых решений, требовал от всех военных и политических органов армии и флота неукоснительной проверки исполнения, налаживания четкой и слаженной системы управлении войсками в ходе боевых действий. На наиболее ответственные участки фронта партии направляла представителей ЦК и СТО, которые непосредственно руководили боевой и политической работой на местах, помогали устранять недостатки, поднимать боеспособность войск, вводить и действие резервы, налаживать взаимодействие частей и т. д. Непосредственное участие в руководство морскими силами в 1918 — 1920 гг. принимали Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Киров, М В. Фрунзе.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 85. 

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, е. 178.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч.,  т. 43, с. l34

4 См.: Вопросы стратегия и оперативного искусства в советских военных трудах (1917 — 1940 гг.). М., 1965, с. 690 — 697

5 См.: Кляцкин С. М. На защите Октября, с, 312, 402.

6 ЦГА ВМФ, ф. р-1, оп. 3, д. 19. л. 4 — 22.

7 См.: История военно-морского искусства, ч. 2. М., 1963, с. 128.

8 Отчеты об операциях Красной Армии и Флота на период с 1 декабря 1918 г. по 25 ноября 1920 г. (К VIII съезду Советов) М., 1920, с. 70.

9 Воспоминания о Ленине, т. 2. М., 1957, г. с. 258.

10 В дни Октября. Сборник воспоминаний участником Октябрьской революции, с 56.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 172.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 173

 

2. Балтийский флот на защите Петрограда

Балтийский флот с первых дней Октября являлся ядром Советских военно-морских сил. В течение гражданской войны он защищал подступы к Петрограду со стороны моря, содействовал войскам Красной Армии в наступательных: и оборонительных операциях на приморском направлении, обеспечивал развертывание, формирование и пополнение вновь создаваемых речных флотилий, направлял морские отряды на сухопутные фронты.

При определении задач Балтийскому флоту и характера его деятельности Центральный Комитет партии и Советское правительство исходили прежде всего из общей внешнеполитической обстановки. После заключения Брестского мира главным для Советской страны было сохранение мирной передышки. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, насколько важно не допустить, чтобы немецкая военщина ловила нас на нарушении мира, и призывал использовать «все, что может наша дипломатия дать, чтобы отдалить момент войны, дабы продлить перерыв...»1. Как составная часть Вооруженных сил Советской республики, Балтийский флот был обязан соблюдать условия Брестского договора и не вести боевых действий на море. Вместе с тем ЦК партии и Советское правительство требовали, чтобы флот находился в постоянной готовности к отражению возможной агрессии противника.

Обстановка на Балтике и в районе Петрограда после заключения Брестского мира требовала высокой бдительности. При активной поддержке кайзеровской Германии финская реакционная буржуазия во главе с генералом Маннергеймом потопила в крови рабочую революцию в Финляндии и начала вооруженные провокации на Карельском перешейке. Германское и белофинское командование потребовало от Советского правительства передать Финляндии форт Ино, который прикрывал морские подступы к Петрограду. В конце апреля 1918 г. форт был блокирован с суши белофинскими войсками.

 «Левые коммунисты» в Петрограде подстрекали к использованию боевых средств флота для защиты форта, зная, что это может привести к срыву Брестского мира. Потребовалось непосредственное вмешательство В. И. Ленина. ЦК партии, чтобы не допустить действий, идущих вразрез с основной внешнеполитической линией партии и Советского государства.

Вопрос о форте Ино в связи с германским ультиматумом обсуждался на экстренном заседании ЦК РКП (б), состоявшемся 6 мая 1918 г. Учитывая тяжелое положение страны и избегая разрыва с Германией, который дал бы повод к возобновлению открытой войны, ЦК партии принял предложенное В. И. Лениным решение: немецкому ультиматуму уступить. Чтобы противник не смог использовать форт Ино для обстрела Кронштадта, морскому командованию были даны указания о заблаговременном минировании крепостных сооружений и подготовке их к взрыву. 14 мая по указанию Высшего военного совета форт был взорван.

К середине мая 1918 г. немецко-финские войска, заняв Белоостров, находились всего в 25 — 30 км от Петрограда. В Финском заливе появилась германская эскадра.

В целях укрепления руководства Балтийским флотом 14 мая В. И. Ленин подписал решение о назначении главным комиссаром флота И. П. Флеровского — одного из активных руководителей матросских масс в дни подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания. 19 мая ЦК РКП (б) обсудил положение под Петроградом и в Финляндии. Партийные организации петроградских заводов и предприятий готовили коммунистов к обороне города; перед рабочими, матросами и красноармейцами неоднократно выступали М. И. Калинин. Е. Д. Стасова, Л. В. Луначарский, Б. П. Позерн, М. К. Урицкий, В. Володарский, В. Р. Менжинский, П. И. Стучка и др.

Обстановка на сухопутных и морских границах особенно обострилась в начале августа 1918 г. По решению Политбюро ЦК партии в Петроград отбыл секретарь ЦК, председатель ВЦИК Я. М. Свердлов. В ночь на 9 августа командованию Балтийского флота была направлена телеграмма коллегии по морским делам: «Положение признается угрожающим. Председателю ВЦИК Свердлову даны правительством полномочия распоряжаться всеми вооруженными силами Петрограда в пределах утвержденных планов обороны. Вам надлежит за всеми указаниями по выполнению плана обороны обращаться к нему и исполнять его указания...»2

Одной из первоочередных мер, которые должен был выполнить Балтийский флот по утвержденному правительством плану обороны Петрограда, являлась постановка минных заграждений в Финском заливе западнее Кронштадта. 9 августа в штабе Балтийского флота было получено предписание командования РККФ: «...председатель Совнаркома считает, что положение в отношении возможности активных действий германцев должно быть признано тревожным. Ввиду этого, по мнению председателя Совнаркома, постановка минного заграждения является необходимой...»3

Вечером 9 августа В. И. Ленин направил командующему Балтийским флотом экстренную телеграмму: «Минное заграждение поставить немедленно, без всяких промедлений»4.

Через полчаса после получения Ленинского распоряжения, начальнику Кронштадтской военно-морской базы и начальнику отряда минных заградителей был отдан боевой приказ: «Согласно приказанию председателя Совнаркома Ленина, немедленно поставить минное заграждение, оставив проход для коммерческих судов согласно плану...»5. В ночь на 10-августа из Кронштадта вышел отряд заградителей в сопровождении трех эскадренных миноносцев. К утру было поставлено более 900 мин, в течение последующих суток — еще около 500. О ходе выполнения операции ежедневно докладывалось В. И. Ленину.

Постановка минных заграждений в Финском заливе была произведена вполне своевременно. Как свидетельствовал впоследствии германский генерал фон дер Гольц, «по приказу верховного главнокомандования в августе планировалась операция против Петербурга по обе стороны Финского залива и при содействии флота — операция против Кронштадта». Все силы для наступления были полностью подготовлены, и операция могла начаться по первому слову команды6.

Успешно выполнив Ленинский приказ, балтийские моряки укрепили оборону морских подступов к Петрограду и обеспечили высокую готовность сил флота на случай наступления противника.

Осенью 1918 г. после поражения Германии и выхода ее из войны стратегическая обстановка на Балтийском театре резко изменилась, на смену германскому флоту в воды Балтики вошел английский. В ноябре английская эскадра взяла курс к берегам Финского залива.

Действия английского флота на Балтике начались с нападении на советские торговые суда, которые следовали в скандинавские порты с мирными грузами. В декабре англичане захватили 4 советских парохода в Ревеле. Вскоре британское адмиралтейство вопреки всем нормам международного права отдало приказ о потоплении судов под красным флагом без всяких предупреждений. Когда В. И. Ленин ознакомился с телеграммой, в которой налагалось содержание этого приказа, он в тот же день запросил Г. В. Чичерина, использован ли этот документ для печати7. В ноте правительству Англии Советское правительство заявило решительный протест против незаконных действий британского морского командования.

Изменение стратегической обстановки на северо-западных рубежах, начало агрессивных действий морских сил Антанты на Балтике потребовали принятия мер по повышению боеспособности Балтийского флота. Докладывая В. И. Ленину о стратегическом положении Советской республики, Главком И. И. Вацетис отмечал, что, «пользуясь господством в заливе, противник может оказать громадное содействие сухопутным операциям»8. Ближайшей целью агрессоров, подчеркивалось в одной из директив Главного командовании Красной Армии, будет овладение Петроградом и Кронштадтом, а также всей нашей вооруженной морской силой 9.

Для повышения боевой готовности Балтийского флота в ноябре 1918 г. было отдано распоряжение подготовить линкор «Андрей Первозванный» и крейсер «Олег», пополнить гарнизон Кронштадта и фортов мобилизованными моряками, охрану Невы возложить на дивизионы миноносцев и тральщиков, возобновить дозорную службу на Ладожском озере, подготовить к переходу из Петрограда в Кронштадт 5 подводных лодок. Вскоре наиболее боеспособные корабли были объединены в Действующий отряд (ДОТ), который стал основным боевым соединением Балтийского флота.

17 ноября 1918 г. Реввоенсовет Республики по указанию правительства поставил перед командованием Балтфлота задачу выставить дополнительное минное заграждение в Финском заливе. Как и в августе, о выполнении минных постановок, обеспечивающих защиту Петрограда с моря, докладывалось В. И. Ленину.

В ноябре 1918 г., сразу же после аннулирования грабительского Брестского договора, войска 7-й армии во взаимодействии с Балтийским флотом развернули наступление в Прибалтике, чтобы освободить от оккупантов территорию Эстонии и Латвии. Перед Балтийским флотом были поставлены задачи по содействию сухопутным войскам, защите приморского фланга армии с моря, высадке десантов, ведение разведки и т. д.

Командование Балтийского флота регулярно докладывало В. И. Ленину и Реввоенсовету об обстановке в Финском заливе и боевой деятельности кораблей и частей (о передвижениях английского флота на Балтике, действиях кораблей Балтийского флота по высадке десанта в устье р. Наровы, результате разведки в районе Ревеля, мерах по ускорению подготовки гарнизона Кронштадта, набеговой операции на Ревель и т. д.).

В целях усиления защиты морских подступов к Петрограду и организации взаимодействия сухопутных и морских сил Совет Народных Комиссаров на нескольких заседаниях в декабре 1918 г. обсудил и принял решения о выделении необходимых средств для строительных и ремонтных работ в Петроградском порту. В начале 1919 г. Советское правительство утверждает ряд дополнительных мероприятий по усилению боеспособности Кронштадта. 21 января В. И. Ленин подписал постановление об отпуске специальных ассигнований для организации срочных оборонительных работ в Кронштадтской крепости10. 8 февраля на заседании СНК под председательством В. И. Ленина были приняты еще два постановления о выделении средств на укрепление Кронштадта11. Одновременно с этим Главное командование Красной Армии отдало распоряжение командованию 7-й армии, в оперативном подчинении которой находился Балтийский флот, усилить противодесантную оборону побережья, организовать содействие обороне Кронштадта огнем дальнобойной артиллерии с фортов Красная Горка и Серая Лошадь, обеспечить крепость необходимым количеством боезапаса.

Кампания 1919 г. явилась периодом наиболее напряженной боевой деятельности Балтийского флота. Вместе с 7-й армией флот оборонял Петроград от белогвардейских войск Родзянко и Юденича, развернувших наступление в то время, когда с востока и юга против Советской республики наступали армии Колчака и Деникина.

Придавая большое значение защите Петрограда с суши и моря, Центральный Комитет партии и Советское правительство повседневно следили за обстановкой на северо-западных рубежах. На заседании Совета Обороны 21 апреля В. И. Ленин выступил с докладом «Об усилении работы в области военной обороны»; на этом же заседании были обсуждены вопросы обеспечения боевой готовности Петрограда. 3 мая В. И. Ленин подписал постановление о введении в Петрограде и близлежащих районах осадного положения; спустя два дня меры по укреплению обороны Петрограда были обсуждены на Пленуме ЦК РКП (б).

Стратегическая обстановка на Северо-Западе стала особенно напряженной в середине мая, когда Северный корпус Родзянко при поддержке флота Антанты начал наступление на нарвском направлении и прорвал фронт 7-й армии. Капитулянт Зиновьев, возглавлявший Комитет обороны Петрограда, не веря в возможность защиты города, дал указание подготовить боевые корабли флота к затоплению и эвакуировать важнейшие заводы. Чтобы пресечь паническое настроение и мобилизовать все силы на оборону города, Совет Рабоче-Крестьянской Обороны во главе с В. И. Лениным взял под непосредственный контроль все мероприятия по организации отпора врагу под Петроградом. 13 мая Совет Обороны принял решение отменить эвакуацию; В. И. Ленин потребовал от Зиновьева ответить, «кем и почему дано было распоряжение о потоплении судов»12; 15 мая Петроградскому комитету обороны было направлено ленинское указание об отмене эвакуации города. Для укрепления руководства обороны Петрограда туда по решению ЦК партии был направлен И. В. Сталин; 20 мая В. И. Ленин указал Сталину на необходимость поголовной мобилизации питерцев для организации отпора врагу.

21 мая 1919 г. Центральный Комитет РКП (б) обратился ко всем трудящимся с воззванием: «Красный Петроград находится под серьезной угрозой. Питерский фронт становится одним из самых важных фронтов Республики.

Советская Россия не может отдать Петроград даже на самое короткое время.

Петроград должен быть защищен во что бы то ни стало»13. Обращение ЦК всколыхнуло рабочих Петрограда, воинов 7-й армии, моряков Балтики, придало им новые силы в борьбе за Петроград. Для организации взаимодействия сухопутных и морских сил около 150 боевых и вспомогательных кораблей Балтфлота, находившихся на Неве, были включены в состав внутренней обороны города; корабли и батареи Кронштадта прикрывали Петроград со стороны моря и содействовали войскам 7-й армии на приморском фланге. Сотни моряков добровольно записывались в отряды, уходившие на передовые позиции. На собрании партийных организаторов при Петроградском Комитете РКП (б) представитель Балтики доложил, что на флоте мобилизация дала 4 тыс. человек14.

Некоторые руководящие работники Реввоенсовета не разобрались в создавшейся обстановке и не до конца поняли роль Балтийского флота в обороне Петрограда. «Роль нашего флота на Финском заливе, — писал Главком И. И. Вацетис командующему морскими силами, — будет исключительно пассивная...» 15 Подобные оценки противоречили указаниям В. И. Ленина, требовавшего решительных и активных действий Балтфлота. Во время одного из заседаний Совета Обороны Ленину стало известно, что наши корабли и батареи не обстреляли вражеский корабль, подошедший к нашим позициям. В. И. Ленин написал записку заместителю председателя РВС Э. М. Склянскому: «Почему же мы не стреляли по миноносцу?» Склянский ответил: «Вне сферы нашей досягаемости». Тогда Владимир Ильич дал указание: «Надо по телефону передать Вацетису... и велеть подтянуть сугубо»16.

25 мая 1919 г. в Кронштадте состоялось совещание руководящих военных работников 7-й армии и Балтийского флота с участием уполномоченного Совета Обороны И. В. Сталина. На совещании было подвергнуто критике предложение И. И. Вацетиса сократить боевое ядро флота и превратить наиболее мощные корабли в плавучие батареи, двигающиеся «при помощи буксиров». Мнение совещания было доложено В. И. Ленину; указания Вацетиса были отменены. На совещании были заслушаны доклады морского командования о ходе выполнения постановления Совета Обороны о срочном ремонте кораблей Балтфлота. Совещание предложило увеличить число кораблей, поставленных на ремонт (прежде всего эсминцев и тральщиков), и принять все меры к дальнейшему усилению темпов судоремонта. Решение совещания было одобрено В. И. Лениным и сыграло важную роль в повышении боеспособности флота.

Постоянно находясь в курсе важнейших событий на Балтике, В. И. Ленин в своих выступлениях неизменно отмечал успехи защитников Петрограда. 19 мая, например, выступая на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию, Владимир Ильич отметил, что «вчера был бой нашего миноносца с четырьмя миноносцами противника»17. Этот бой произошел 18 мая в Копорском заливе между эсминцем «Гавриил» и четырьмя английскими эскадренными миноносцами. Экипаж советского корабля во главе с командиром В. Севастьяновым проявил в бою высокое воинское мастерство и героизм. Противник, обладавший четырехкратным превосходством, встретил стойкое сопротивление и вынужден был отойти, получив значительные повреждения от огня «Гавриила».

В связи с наступлением противника на Гатчину и Красное Село положение под Петроградом в первой половине июня ухудшилось. В написанном В. И. Лениным 10 июня проекте постановления ЦК РКП (б) указывалось: «...призвать Питерский фронт первым по важности»18.

Центральный Комитет партии принял ленинское предложение и разработал конкретные меры по укреплению обороны Петрограда.

Большие надежды возлагали империалисты Антанты и Юденич на спровоцированный ими контрреволюционный мятеж на форту Красная Горка. По указанию ЦК для ликвидации контрреволюционного выступления были направлены сухопутные и морские части. Орудии линкоров «Петропавловск», «Андрей Первозванный», крейсера «Олег» обрушили на мятежников мощный огонь, продолжавшийся в течение полутора суток. 16 июня мятеж был подавлен. В тот же день В. И. Ленин телеграфировал Сталину в Петроград: «По сведениям бравших Красную Горку матросов, сегодня, шестнадцатого, ожидается прибытие к Кронштадту английской эскадры из Либавы в составе двадцати трех судов. Надеюсь, Вы приняли все меры. Пошлите мне карту фронта»19. К концу июня советские войска в результате решительных контрударов отбросили противника от ближних подступов к Петрограду.

Наряду с наступлением на нарвском направлении вражеские войска пытались создать угрозу Петрограду с северо-востока, где действовала белофинская Олонецкая добровольческая армия. Активное участие в разгроме этой вражеской группировки приняла Онежская флотилии. 27 июня корабли флотилии высадили десант на восточном побережье Ладожского озера у Видлицы. Белофинским войскам было нанесено серьезное поражение. В донесении В. И. Ленину командование флотилии сообщило о результатах операции и захваченных трофеях.

Отбив первые наступления Юденича, защитники Петрограда продолжали укреплять оборону города. Постановлением Совета Обороны Петроград и его окрестности были превращены в укрепленный район; Балтийский флот с Кронштадтской крепостью составили одни из его секторов. При непосредственном участии В. И. Ленина планы усиления защиты Петрограда с моря, заграждения фарватеров и входов в Кронштадт, мероприятия по строительству и оборудованию крепостных сооружений Кронштадта, вопросы снабжения рабочих, занятых особо важными работами по обороне, неоднократно рассматривались на заседаниях СНК и Совета Обороны.

Осеннее наступление войск Юденича и флота Антанты потребовало от защитников Петрограда новых героических усилий, врагу удалось захватить Лугу и Гатчину, прервать железнодорожное сообщение между Петроградом и Псковом, «Дни между 11 и 16 октября 1919 г. были самыми тревожными... — писал Главнокомандующий С. С. Каменев. — Под Петроградом дела значительно ухудшились... Более сложной обстановки я за весь период гражданской войны не помню. Непоколебимое спокойствие Владимира Ильича в это время являлось самой мощной поддержкой главнокомандования»20.

Политбюро ЦК РКП (б), рассмотрев обстановку на фронтах Советское республики, 15 октября приняло специальное постановление, в котором содержалась программа мероприятий по дальнейшему превращению страны в военный лагерь. Комиссии под председательством В. И. Ленина поручалось разработать и осуществить мобилизацию максимального числа коммунистом на фронт. В постановлении Политбюро указывалось: Петрограда не сдавать. В соответствии с указаниями партии к городу на Неве были направлены новые подкреплении.

В ночь на 17 октября неотложные вопросы обороны Петрограда были рассмотрены на Совете Обороны. В подписанном В. И. Лениным постановлении указывалось на необходимость принять все меры к тому, чтобы «Балтийский флот принял энергичнейшее участие в защите Петрограда и прикрытии операции сухопутных войск вплоть до поддержании боев на улицах Петрограда»21.

Повседневно следя за военной обстановкой под Петроградом, В. И. Ленин неоднократно напоминал руководителям Обороны города о необходимости учитывать тот факт, что белогвардейские войска опираются на поддержку флота Антанты: у Юденича силы небольшие, но Англия дала ему большой флот22. Это требовало от Балтфлота быть наготове отразить удары противника как с суши, так и с моря.

В результате решительного контрнаступления советские войска во взаимодействии с Балтийским флотом нанесли противнику поражение и отбросили его от Петрограда. Мощная артиллерия кораблей и береговых батарей Балтфлота наносила сокрушительные удары по вражеским позициям. В конце октября 1919 г. была взята Луга, в начале ноября — Гдов и Ямбург. Остатки Северо-Западной армии Юденича были окончательно отброшены за пределы Советской республики. Потеряв в ходе боевых действий в Финском заливе около 20 боевых кораблей и вспомогательных судов, английский флот бесславно «отошел на исходные позиции».

В наиболее тяжелые дни обороны Петрограда В. И. Ленин обратился к защитникам города с пламенными словами: «Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека, победа будет за нами!»23

Рабочие, красноармейцы, матросы с честью выполнили наказ В. И. Ленина, Коммунистической партии: как и в дни Октября, в годы гражданской войны красный Петроград оставался символом самоотверженной защиты завоеваний социалистической революции, неприступной твердыней Советской республики на ее северо-западных рубежах.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 36, с. 342 — 343.

2 Балтийские моряка и борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с 212.

3 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 212.

4 Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 59.

5 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 214.

6 См.: Норден А. Между Берлином и Москвой. М., 1956, с. 160.

7 См.: Ленинский сборник XXXVII, с. 119.

8 «Исторический архив», 1958, № 1, с. 47.

9 См.: Директивы Главного командования Красной Армии (1917 — 1920). Сб. док. М., 1969, с. 180.

10 Декреты Советской власти, т. IV, с. 680.

11 См. там же, с. 682.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 384.

13 КПСС в резолюциях… т. 2, с. 93.

14 См.: Из истории гражданской войны. Документы, т. II. М., 1961, с. 318.

15 Директивы Главного командования Красной Армии (1917 — 1920), с. 372.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 332.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36. с 335.

18 Там же, с 402.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 351.

20 Каменев С. С Записки и гражданской войны и военного строительства. М., 1963, с. 43.

21 Декреты Советской власти, т. VI, с. 473

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 249.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 231.

 

3. Боевые действия на Черном море

После оккупации Украины войсками кайзеровской Германии весной 1918 г. Коммунистическая партия предвидела возможность дальнейших агрессивных шагов германской военщины на юге страны и призывала партийные и советские органы всемерно усилить подготовку к отпору агрессорам, разработать и осуществить необходимые меры по обороне Донбасса и Крыма. В письме к Г. К. Орджоникидзе в марте 1918 г. В. И. Ленин просил «обратить серьезное внимание на Крым и Донецкий бассейн в смысле создания единого боевого фронта против нашествия с Запада». В апреле 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет о Чрезвычайном комиссариате Южного района, в который включался Крым, Черноморский флот, Северный Кавказ. Г. К. Орджоникидзе поручалось возглавить комиссариат с целью неуклонного проведения директив центральной Советской власти на суше и на море1.

Центральный Комитет партии и Советское правительство всесторонне анализировали обстановку на Черноморском театре после агрессии Германии на юге. 5 апреля на заседании СНК под председательством В. И. Ленина было обсуждено предложение коллегии по морским делам о необходимости переговоров с германским правительством об освобождении захваченных в Николаеве советских кораблей2. 17 апреля Советское правительство предложило создать комиссию для детального выяснения всех вопросов, касающихся Черноморского флота. Вместе с тем в связи с усилением враждебных действий германских и турецких морских сил против советского судоходства на Черном море Советское правительство потребовало от Германии соблюдения условий мирного договора3.

Учитывая, что продвижение немецкой армии, нацеленной на захват Крыма, создаст непосредственную угрозу Черноморскому флоту, Высший военный совет по указанию правительства в конце марта направил командованию Черноморского флота директиву о подготовке к переходу кораблей из Севастополя в Новороссийск4.

«Левые» эсеры, меньшевики, буржуазные националисты в трудной и тяжелой для страны обстановке выступали против политики Коммунистической партии и Советского правительства. Особенно бурную контрреволюционную деятельность развернул «левый» эсер В. Спиро, открыто призывавший моряков к срыву Брестского договора, неподчинению Совету Народных Комиссаров и к переходу Черноморского флота под флаг «самостийной Украины». Когда В. И. Ленину были доложены подробные материалы о контрреволюционной деятельности Спиро. Владимир Ильич отдал приказ о его немедленном аресте5.

Германское командование, информированное о деятельности националистических элементов, меньшевиков и эсеров среди черноморских моряков, рассчитывало на быстрый захват советского флота в Севастополе. В середине апреля германские войска вторглись в Крым; 22 апреля был захвачен Симферополь.

Революционные моряки и рабочие поднялись на защиту Севастополя. Городской Совет принял решение всеми имеющимися силами оборонять город. «Команды многих кораблей, — писал рабочий севастополец А. Д. Дмитриев, — целиком ушли на сушу, поклявшись, что обратно не вернутся до победы. Начались бои с немцами. Матросы и рабочие дрались как герои, но неравенство сил было столь велико, что революционным частям пришлось с боями отступать»6.

Вторжение немецких войск в Крым создало непосредственную опасность для флота. Обманутые враждебной пропагандой буржуазных националистов, эсеров, меньшевиков некоторые экипажи кораблей решили остаться под властью немцев и их приспешников. Таким образом, авантюристическая и сепаратистская линия эсеров и меньшевиков привела к открытому предательству: часть боевых сил Черноморского флота была отдана в руки немецких оккупантов. И все же, верные делу революции, черноморские моряки, несмотря на агитацию контрреволюционеров, сумели в исключительно короткие сроки выполнить приказ Советского правительства. 29 — 30 апреля 1918 г. линкоры «Свободная Россия», «Воля» и около 20 других боевых кораблей вышли из Севастополя и направились в Новороссийск.

Перебазирование части кораблей Черноморского флота в Новороссийск нарушило планы кайзеровской Германии, рассчитывавшей овладеть всеми морскими силами Советской республики на Черном море. Германское правительство предъявило ультиматум, в котором под угрозой возобновления войны требовало немедленного возвращения советских кораблей в Севастополь, оккупированный немецкими войсками. Перед советской дипломатией и военным командованием встала задача твердо и последовательно отстоять основную внешнеполитическую линию, продлить мирную передышку и вместе с тем принять меры, чтобы не усилить боевую мощь германских морских сил за счет советской эскадры в Новороссийске.

В ответ на немецкий ультиматум В. И. Ленин 11 мая 1918 г. написал проект протеста правительству Германии против оккупации Крыма, в котором разоблачались лживые попытки германской дипломатии оправдать агрессивные действия ссылками на участие советского флота в боевых действиях против кайзеровских войск7. Ленинские тезисы легли в основу ноты Советского правительства, направленной правительству Германии 13 мая8.

Однако с каждым днем притязания германской военщины становились все более агрессивными. Воинственные круги Германии готовились к открытой войне. «Вопрос о флоте, — говорил Г. Б. Чичерин, — в центре всей акции германской дипломатии. Все последующие, все дальнейшие переговоры, все возможные соглашения поставлены в зависимость от этого пункта» 9.

Исходя из сложившейся Военно-политической обстановки, вопрос о судьбе флота в Новороссийске был обсужден на Высшем военном совете. 24 мая В. И. Ленину был представлен доклад за подписью начальника Морского генерального штаба Е. А. Беренса, в котором указывалось: «Германия желает во что бы то ни стало завладеть нашим флотом. Дальнейшие с нашей стороны попытки разрешить вопрос переговорами при вышеизложенных условиях дают только Германии возможность выиграть время и явно ни к чему не приведут. Наши суда в Новороссийске попадут в руки даже не Украине, а Германии и Турции и создадут этим в будущем господство их на Черном море... Все эти условия показывают, что уничтожение судов в Новороссийске надо произвести теперь же, иначе они несомненно и наверное полностью или в части попадут в руки Германии и Турции»10.

Доклад Морского генерального штаба с заключением Высшего военного совета был всесторонне рассмотрен В. И. Лениным. Поскольку все попытки спасти флот путем дипломатических переговоров с Германией не дали результатов, единственным выходом было уничтожить корабли в Новороссийске. На докладе Морского генерального штаба В. И. Ленин написал: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно»11. На имя командующего и главного комиссара Черноморского флота 28 мая была направлена секретная директива за подписью В. И. Ленина с приказанием «уничтожать все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске»12.

Левоэсеровские, анархистские и националистические элементы вновь развернули агитацию среди экипажей кораблей за невыполнение приказов Советского правительства. По приказу В. И. Ленина в Новороссийск были направлены члены коллегии по морским делам — И.И. Вахрамеев, а затем Ф. Ф. Раскольников. Перед отъездом с ними беседовал В. И. Ленин. Они провели большую работу по разоблачению контрреволюционной пропаганды левоэсеровских и буржуазно-националистических авантюристов, пытавшихся спровоцировать войну с Германией. Большевики разъясняли матросам сущность политики партии, исходившей из интересов всей страны, нуждавшейся в сохранении мирной передышки с Германией.

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии, Советское правительство пристально следили за развитием событии на Черноморском театре военных действий. В первой половине июня за подписью Ленина, Свердлова и Чичерина было направлено несколько телеграмм в Новороссийск, Екатеринодар, Ейск с категорическими требованиями неуклонно выполнять приказы Советского правительства и не поддерживать действий, которые грозят чрезвычайно серьезной опасностью не только Черноморскому флоту, но и всей Советской республике13.

В результате настойчивой и решительной политики Коммунистической партии и Советского правительства, благодаря широкой разъяснительной работе большевиков среди матросских масс влияние контрреволюционных элементов, саботировавших приказы центральной власти, с каждым днем уменьшалось. Врагам революции удалось перетянуть на свою сторону лишь экипажи линкора «Воля» и нескольких миноносцев, которые вышли в Севастополь. Предателей, шедших сдаваться немецким оккупантам и их буржуазно-националистическим пособникам, провожали сигналом: «Судам, идущим в Севастополь. Позор изменникам России».

Основное ядро черноморской эскадры выполнило ленинский приказ, выдержало тяжелейший экзамен на верность партии и народу. 18 июня корабли были затоплены у Новороссийска.

В своем выступлении перед рабочими Москвы на городской конференции профсоюзов 28 июня 1918 г. В. И. Ленин высоко оценил революционный подвиг черноморских моряков и их большевистских руководителей. «„.Мы лучше пошли на уничтожение флота, чем на то, чтобы на нем двинулись немецкие войска против Новороссийска... Вы увидите, что наша политика была единственная, которая так же, как и политика Брестского мира, принесла нам массу тяжелых бедствии, но которая дала возможность Советской власти и рабоче-социалистической революции в России продолжать держать свое знамя перед рабочими всех стран»14.

Центральный Комитет партия и Советское правительство учитывали, что с захватом немцами Украины и потерей Черноморского флота защита южных рубежей страны значительно усложняется и этим могут воспользоваться империалисты Антанты. Прозорливо вскрывая захватнические планы США, Англии, Франции и предвидя изменение стратегического положения на фронтах в связи с развалом германского блока, В. И. Ленин указывал на угрозу интервенции Антанты на Черноморском побережье. «Все дело в том, — писал он 18 октября, — успеет ли Антанта высадиться в Черном море большой силой. Об этой опасности я давно всем и везде говорю...»15 А 22 октября на объединенном заседании ВЦИК В. И. Ленин заявляет, что империалисты Антанты «направляют усилия на то, чтобы напасть на Россию с юга, либо с Дарданелл, либо с Черного моря, либо сухим путем через Болгарию и Румынию» 16.

С поражением кайзеровской Германии и окончанием войны между двумя группировками империалистических хищников, из которой державы Антанты, по словам В. И Ленина, вышли с миллионной армией, с могущественным флотом, правящие круги США, Англии, Франции усилили интервенцию против Советской России. Важное место в расчетах империалистов Антанты заняли планы вторжения на советскую территорию через Черное море. Предвидение В. И. Ленина о возможном нападении империалистических агрессоров с юга подтвердилось. Заключив 30 октября 1918 г. Мудросское перемирие с Турцией, державы Антанты сразу же ввели свои эскадры в Черноморские проливы. Военные корабли под флагами США, Англии, Франции, Греции и других держав появились на рейдах Одессы, Севастополя, Новороссийска. Англо-французские войска заняли место германских оккупантов.

Однако героическая борьба советского народа с вражеской оккупацией ширилась с каждым днем. Под ударами советских войск белогвардейцы и буржуазные националисты откатывались с Украины к Черному морю. В январе 1919 г. был освобожден Харьков, в феврале — Киев, в марте — Николаев и Херсон. В стане оккупантов с каждым днем усиливались революционные выступления солдат и матросов, не желавших воевать с братьями по классу. В апреле 1919 г. на кораблях французской эскадры в Черном море вспыхнуло восстание. Французские моряки, демонстрируя великую силу интернациональной солидарности, братались с трудящимися Одессы и Севастополя. Командование Антанты было вынуждено отдать приказ об отводе своих кораблей из портов Советской России.

В. И. Ленин дал высокую оценку революционным выступлениям французских моряков весной 1919 г. Он подчеркивал, что герои-моряки оказались не только у нас, в Кронштадте, но нашлись и у них; они подняли восстание в Черном море, не желая быть палачами русских рабочих и крестьян17.

В конце апреля 1919 г. был освобожден Севастополь. Выступая 1 мая с речью на Красной площади в Москве, В. И. Ленин говорил: «Оставление Одессы и Крыма показывает, что англо-французские солдаты не желают сражаться против Советской России, и в этом — залог нашей победы... Сегодня в освобожденном Севастополе развевается красное знамя пролетариата, празднующего свой день освобождения от империалистских банд»18.

Перед бегством из черноморских портов интервенты и белогвардейцы сделали все, чтобы нанести максимальный ущерб советскому военному и торговому флоту. У Севастополя они затопили подводные лодки, взорвали котлы на старых линкорах, уничтожили береговые батареи. Как сообщалось в одном из донесений в ЦК РКП (б) из Севастополя, интервенты с остервенением рвали «машины как на боевых судах, так и на судах водного транспорта, даже и на катерах. Словом, истребляли все, что им нравилось и чего не могли вывезти...»19. Из Одессы союзники также увели (или уничтожили) все торговые суда. «Союзническая авантюра на юге, — говорил В. И. Ленин, — закончилась позорнейшим актом грабежа при бегстве из Одессы. «Просвещенные» союзники... увели из Одессы без всякого права и основания весь наш торговый флот, обрекая этим на голод мирное население» 20.

 После отступления интервентов из Крыма «Добровольческая» армия Деникина сохранила позиции на Черноморском побережье от Керчи до Новороссийска, что давало возможность империалистам Антанты продолжать снабжение контрреволюционных сил для борьбы против Советской власти. Главной базой снабжения деникинских войск являлся Новороссийск, куда регулярно продолжали прибывать американские, английские, французские транспорты с оружием, боевой техникой, подкреплениями. Только за полгода (с марта по сентябрь 1919 г.) на кораблях и транспортных судах Антанты для Деникина было доставлено 558 артиллерийских орудий, более 1,5 млн. снарядов, 160 млн. патронов, 12 танков, 250 тыс. комплектов обмундирования21. Только помощь со стороны империалистов Антанты, подчеркивал В. И. Ленин, поддерживает белогвардейщину, без этой помощи внутренние враги Советской власти не продержались бы и нескольких месяцев.

Центральный Комитет партии постоянно обращал внимание местных партийных организаций, действовавших в тылу врага, на необходимость нарушения вражеских коммуникации, по которым шло снабжение деникинских войск. «Порты Черноморья... — говорилось в одной из директив ЦК РКП (б) екатеринодарским подпольщикам, — это основные нервы, питающие вражескую армию. Сюда идет помощь Деникину со всех стран капитала. Именно здесь... надо организовать здоровые силы подполья для нанесения удара по живой силе и коммуникациям врага»22.

Перед началом «генерального наступления» на Москву летом 1919 г. деникинское командование предприняло широкие наступательные действия на Черноморском побережье. Белогвардейским войскам оказывали содействие корабли Антанты, что дало возможность Деникину развить наступление на Севастополь, который в июне был оставлен советскими войсками. С августа 1919 г. по январь 1920 г. все Черноморское побережье страны вновь оказалось в руках интервентов.

Центральный Комитет большевистской партии принял необходимые меры по отпору новому нашествию империалистов. Пленум ЦК, состоявшийся 3 — 4 июля 1919 г., обсудил важнейшие вопросы обороны страны. Написанное В. И. Лениным письмо ЦК «Все на борьбу с Деникиным!» стало важнейшим программным документом, в котором определялись задачи партии и всего народа в организации отпора контрреволюции. В результате мер, принятых партией по мобилизации всех сил народа на разгром нового похода Антанты, в октябре — декабре 1919 г. советские войска освободили Харьков, Киев, Екатеринослав, а в начале 1920 г. вновь вышли к Черному морю.

Для содействия войскам Красной Армии на приморском направлении важную роль сыграло воссоздание Советского флота на Черном и Азовском морях, начавшееся в феврале — марте 1920 г. — сразу после выхода наших войск к Черноморскому в Азовскому побережьям. В Ростове и Мариуполе были сформирована флотилии, в Николаеве и Одессе — морские и речные силы Юго-Западного фронта. В мае 1920 г. они были объединены в морские силы Черного и Азовского морей. В их состав входили действующий отряд судов северо-западного района (со штабом в Николаеве) и Азовская флотилия (со штабом в Мариуполе).

Вся работа по воссозданию и укреплению морских сил Черного и Азовского морей проводилась при неослабном внимании и контроле со стороны В. И. Ленина, Центрального Комитета партии. «Кипучую деятельность проявлял Владимир Ильич в отношении снабжения южного флота всем необходимым», — свидетельствовал управляющий делами СНК В. Д. Бонч-Бруевич. В. И. Ленин получал десятки телеграмм со сведениями об обеспечении флота, записывал все, что передавалось ему по прямому проводу, тщательно проверял отправку по нарядам, решительно требуя быстрого выполнения всех запросов. «Приходилось ездить по складам, заводам, вокзалам, все разыскивать, добиваться погрузки, отправки и... отправлять эшелоны с дальнобойными орудиями, аэропланы, гидропланы, минные заграждения, канаты, различные снасти, пушки, одежду, сапоги и всевозможные другие предметы снабжения... Предметом особого беспокойства Владимира Ильича была забота о доставлении гидроавиации и быстроходных катеров, которые должны были быть переправлены с Каспийского моря в Азовское. И он был очень удовлетворен, когда удостоверился, что настойчивые хлопоты его увенчались успехом...» 23

5 апреля 1920 г. В. И. Ленин подписал специальное постановление Совета Народных Комиссаров о выделении крупных ассигнований для развития и укрепления морских сил Черного и Азовского морей, благодаря чему обеспечивалось бесперебойное снабжение флота всеми видами боевого и материального обеспечении, осуществлялись поставки вооружения, строительство баз, береговых батарей и т. д. По решению Центрального Комитета партии на Черноморский флот были направлены опытные командиры и политработники с Балтики и Волги.

Начало большой и сложной работы по восстановлению морских сил на Черном и Азовском морях явилось очень своевременным для ведения дальнейшей борьбы против империалистических агрессоров. Весной 1920 г. правящие круги США, Англии, Франции стали организаторами нового военного нашествии на Советскую республику. В конце апреля вооруженная и оснащенная империалистами Антанты армия буржуазно-помещичьей Польши совместно с петлюровцами вторглась в пределы Советской Украины. В июне 1920 г. по указке и при поддержке Антанты развернули наступление из Крыма белогвардейские войска Врангеля, укрывшиеся там после поражения деникинской армии.

В. И. Ленин придавал большое значение факту непосредственного участия флота Антанты в боевых действиях на стороне Врангеля, что противоречило официальным заявлениям западных правительств. «Врангелевские войска, — указывал он, — снабжены пушками, танками, аэропланами лучше, чем все остальные армии, боровшиеся в России»24. По указанию В. И. Ленина были собраны конкретные данные о помощи Антанты Врангелю. Когда Владимиру Ильичу было доложено заявление английского правительства о его якобы «непричастности» к снабжению белогвардейцев в Крыму, он дал распоряжение Наркомату иностранных дел разоблачить лицемерие правящих кругов Англии, уклоняющихся от ответственности за свое участие в поддержке сил контрреволюции. «...Явное лганье и надувание дураков, — писал В. И. Ленин. — Дали оружие, дают уголь и флот...» 25. Позднее Владимир Ильич вновь указывал: «Кто помогал тогда Врангелю, кто давал ему топливо, военный флот, чтобы держать его в Донецком бассейне? Английский и американский флоты»26. В ноте Советского правительства, направленной по указанию В. И. Ленина правительству Великобритании, подчеркивалось, что боевые действия врангелевской армии «совершались под защитой британских и других союзных кораблей...»27.

Советская республика в то время, естественно, не могла противопоставить крупнейшим морским державам сколько-нибудь значительные силы флота, способные решать основные боевые задачи на море. Вместе с тем Центральный Комитет партии и Советское правительство придавали большое значение укреплению морских сил, способных имеете с сухопутными войсками надежно защищать побережье и базы, действовать в прибрежных районах, препятствовать высадке вражеских десантов, затруднять действия вражеского флота путем минных постановок и т. д.

В июле 1920 г. командующему морскими силами Республики А. В. Немитцу была дана директива о переброске малых кораблей Волжско-Каспийской флотилии на Черное море. Из Баку в распоряжение командующего Азовской флотилией прибыли катера-истребители, а также воздушный дивизион. Позднее командованию Западного фронта было приказало отправить на юг боевые катера Двинской флотилии28. Пополнение Черноморского флота за счет кораблей речных флотилий позволило значительно усилить боевые возможности морских сил юга. К сентябрю 1920 г. в их составе находилось более 70 кан-лодок, сторожевых кораблей, боевых катеров, транспортов и др.

В. И. Ленин придавал большое значение широкому использованию минного оружия на Азово-Черноморском театре военных действий. Еще в марте 1920 г. он потребовал от Реввоенсовета Республики обеспечить подготовку минных средств для борьбы против белогвардейских сил, засевших в Крыму. Совет Обороны принял ряд решений об увеличении производства морских мин, благодаря чему Черноморский флот в кампанию 1920 г. был в достаточном количестве обеспечен минным боезапасом. Только в Азовском море в июне — октябре 1920 г. было выставлено свыше 2200 мин заграждения, на которых погибли и были повреждены свыше 10 кораблей и судов противника. Вражеские потери от минного оружия составили более 80% всех его потерь на море29.

Большое значение приобретало усиление подводных сил Черноморского флота. По инициативе В. И. Ленина был поставлен вопрос о переброске подводных лодок с Балтики на Черное море30. Однако в Кронштадте и Петрограде к этому времени не было малых лодок, пригодных для транспортировки по железной дороге; большие же лодки из-за их габаритов доставить на Черное море не представлялось возможным, и связи с этим было принято решение форсировать строительство подводных лодок и других кораблей на судостроительных заводах Юга.

Несмотря на превосходство сил противника, советские моряки в кампании 1920 г. стойко защищали Черноморское побережье, порты и базы, вели успешные бои с кораблями противника в прибрежных районах. В мае морские артиллеристы Очаковской крепости метким огнем повредили французскую канонерскую лодку «Ла-Скарп» и заставила ее спустить флаг. Корабли Азовской военной флотилии провели ряд успешных боев с белогвардейскими кораблями на Азовском море, тем самым сорвав попытки врага содействовать своим войскам в высадке десантом и обеспечении морских перевозок.

Важную роль и содействии советским войскам в районе Днепро-Бугского лимана сыграла Усть-Днепровская флотилии. В ходе упорных боев летом и осенью 1920 г. корабли флотилии отразили попытки врангелевской армии переправиться на правый берег Днепра и захватить Херсон, Очаков, Николаев. Корабли флотилии помогли советским войскам удержаться на каховском плацдарме, сыгравшем огромную роль в разгроме Врангеля.

В течение лета 1920 г. с Балтийского флота было отправлено несколько эшелонов в Одессу, Херсон, Николаев, Мариуполь, Ростов, Новороссийск с. морской артиллерией, боеприпасами, техническими средствами для создания на Черноморском побережье береговых батарей, наблюдательных станций и постов. В тесном взаимодействии с частями Красной Армии командование Черноморского флота осуществило ряд мероприятий по созданию противодесантной обороны побережья.

Особую опасность для обороны побережья представляли район Кубани и Северного Кавказа. Обстановка в этом районе особенно осложнилась в августе 1920 г., когда у Тамани, Приморско-Ахтарской и Анапы был высажен из Крыма десятитысячный десант под командованием генерала Улагая. Высадка десанта проследовала крупные военно-политические цели: образовать новый фронт борьбы против Советской республики, опираясь ни помощь Антанты и кубанское кулачество. В состав десантного корпуса Врангель отобрал лучшие части. «...Каждая рота и полк, — говорил В. И. Ленин об этом десанте, — могли развернуться в целую дивизию, потому что они состоят сплошь из офицеров»31.

5 августа 1920 г. Пленум ЦК РКП(б) обсудил положение на врангелевском фронте и Кубани. Когда были получены сведения о высадке врангелевских десантов у Приморско-Ахтарской, Политбюро ЦК вынесло специальное решение отозвать члена РВС Кавказского фронта Г. К. Орджоникидзе из Баку и направить его в Ростов. 20 августа В. И. Ленин послал Орджоникидзе телеграмму, в которой потребовал быстрейшей ликвидация десантов на Кубани и Черноморье: «Ускорьте и налягте на это изо всех сил, извещайте меня чаще»32.

В разгроме врангелевских десантов активное участие приняла Азовская военная флотилия и морская экспедиционная дивизия, сформированная из моряков Черноморского флота, Волжско-Каспийской, Днепровской, Северодвинской и других флотилий. Корабли Азовской флотилии выставили минные заграждении на морских путях, связывавших вражескую десантную группировку с базами снабжения в Крыму. Из Мариуполя в район Ахтар на кораблях были переброшены полки морской экспедиционной дивизии, которая совместно с частями 9-й Кубанской армии развернула боевые действия против десантных войск Улагая. К концу августа обескровленные в боях десантные части противника стали пробиваться к портам, чтобы бежать в Крым.

9 сентября 1920 г. Ленин телеграфировал Орджоникидзе: «Быстрейшая и полная ликвидация всех банд и остатков белогвардейщины на Кавказе и Кубани — дело абсолютной общегосударственной важности»33. Вскоре Г. К. Орджоникидзе доложил В. И. Ленину. Центральному Комитету о полном разгроме противника.

Центральный Комитет РКП (б) разработал план окончательного разгрома Врангеля в Крыму. В решении этой задачи большая роль отводилась организации противодействия попыткам врага предпринять активные действия со стороны моря. Командованию морскими силами Республики была дана директива: и случае открытых военных нападении флота Антанты «действовать со всею решительностью, не запрашивая разрешения центра начать боевые действия...»34 13 октября В. И. Ленин утвердил предложение Главкома направить часть сил, следующих на пополнение Южного фронта, для усиления обороны Черноморского побережья. По приказу М. В. Фрунзе гидроавиация Черноморского флота систематически наносила удары по кораблям, портам и скоплениям вражеских войск в Крыму.

Во вражеский тыл на катерах «Гаджибей» и «Витязь» была направлена группа во главе с черноморским моряком Л. В. Мокроусовым, который по решению Крымского обкома партии возглавил командование партизанскими отрядами Крыма. Успешная деятельность штаба Мокроусова активизировала борьбу в оккупированных районах Крыма, дезорганизовала вражеский тыл, вынудила врангелевское командование снять с фронта многие воинские части. В Севастополе, Ялте и других портах были совершены подрывы кораблей, боевой техники и складов.

28 октября 1920 г. войска Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе перешли в наступление. В ходе Перекопско-Чонгарской операции они форсировали Сиваш, взяли неприступные Перекопские и Чонгарские укрепления, а 15 ноября, нанеся противнику огромные потери, освободили Севастополь.

На следующий день Фрунзе докладывал В. И. Ленину, Центральному Комитету партии: «Южный фронт ликвидирован». Решительную победу над Врангелем В. И. Ленин назвал одной из самых блестящих страниц в истории Красной Армии.

Примечания:

1 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 72.

2 При оккупации Николаева в марте 1918 г. немецкими войсками было захвачено около 20 строящихся и ремонтирующихся кораблей Черноморского флота.

3 См.: Документы внешней политики СССР, т. 1. М.. 1957. с. 246 — 247.

4 См.: Моряки в борьбе за власть Советов на Украине, с. 114 — 121.

5 См.: Ленинский сборник XXXVII, с. 75.

6 Военные моряки и борьбе за победу Октябрьской революции, с. 519-520.

7 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 320 — 301.

8 См.: Документы внешней политики СССР, т. I, с. 295 — 206.

9 «Исторический архив», 1960, № 2, с. 40.

10 Там же, с. 38 — 39.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 81.

12 Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 30.

13 См.: Декреты Советской власти, т. II. с. 612 — 615, 617 — 618; «Исторический архив», 1960, № 2, с. 39 — 40.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. т. 36, с. 463.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. т. 50. с. 195.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 118.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 4.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с 324.

19 Переписки Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т, VIII. М., 1974, с. 729.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 316.

21 См.: Супруненко И. И. Очерки истории гражданской войны и иностранно военной интервенции на Украине (1918 — 1920 гг.). М., 1966, с. 246.

22 «Военно-исторический журнал», 1966, № 12, с. 64.

23 «Военно-исторический журнал», 1964, № 4, с. 18-19.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 358.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 214.

26 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 358.

27 Документы внешней политики СССР, т. II. М., 1958, с. 567.

28 См.: Директивы Главного командования Красной Армии, с. 872, 877.

29 См.: Советское военно-морское искусство. Сб. статей. М., 1951, с. 279-280.

30 См.: Ленинский сборник XXXVII, С 183.

31 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 330.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 265.

33 Там же, с. 277.

34 Директивы Главного командования Красной Армии, с. 765.

 

4. В боях на Волге и Каспии

Летом 1918 г. главным фронтом Советской республики стал Восточный фронт. 29 июля ЦК РКП (б) принял постановление об укреплении Восточного фронта и объявил массовую мобилизацию коммунистов. «Сейчас вся судьба революции, — писал В. И. Ленин, — стоит на одной карте: быстрая победа над чехословаками на фронте Казань — Урал — Самара»1. Решения партии явились боевой программой по сосредоточению всех сил на борьбу с главной опасностью, нависшей с востока.

Созданная в июне 1918 г. Волжская военная флотилия оказалась в центре военных действий. С развертыванием вооруженной борьбы в бассейне Волги и Камы содействие флотилии сухопутным войскам приобретало большое значение. Волга являлась важнейшей военно-транспортной магистралью и естественным географическим и оперативным рубежом, от обладания которым в значительной степени зависел ход военных действии в обширных районах Поволжья. Поэтому в числе неотложных мер, принятых Центральным Комитетом партии по укреплению Восточного фронта, важное место занимали вопросы усиления Волжской флотилии.

2 августа 1918 г. на заседают СНК под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад об ассигновании средств Морскому комиссариату на формирование Волжской флотилии. По постановлению правительства, подписанному В. И. Лениным, для этой цели выделялось 25 мли. рублей2.

Из Кронштадта и Петрограда в Нижний Новгород усилилась отправка морского вооружения а технических средств для Волжской флотилии. К сентябрю 1918 г. флотилия получила с Балтики около 120 орудий и свыше 65 тыс. снарядов.

В. И. Ленин повседневно следил за развертыванием боевых действий на Восточном фронте, направлял усилия военного командования на организацию отпора белогвардейским войскам, требовал от партийных и советских органов Нижнего Новгорода, Рыбинска и других городов беспощадной борьбы с контрреволюционным подпольем. 19 августа в телеграмме члену РВС Восточного фронта, командующему флотилией Ф. Ф. Раскольникову В. И. Ленин требовал с утроенным вниманием следить за снабжением фронта, за ускоренной посылкой резервов и окончательным подавлением контрреволюционного подполья3.

В начале августа 1918 г. по его распоряжению на Волгу был направлен с Балтики отряд миноносцев («Прыткой», «Прочный», «Ретивый», «Поражающий»). «...Владимир Ильич, — писал начальник оперативного отдела Наркомвоена С. И. Аралов, — непрерывно запрашивал штаб Военно-Морских Сил, давал решительные и строгие указания по отправке судов, требовал ежедневных точных сведений о пунктах их прохождения»4.

Во время наиболее напряженной обстановки на Восточном Фронте в июле — августе 1918 г. В. И. Ленину было направлено более 20 донесений о состоянии и боеготовности Волжской флотилии, вооружении кораблей, подготовке личного состава, обеспечении флотилии материально-техническими средствами в ходе боевых действий. Каждое донесение В. И. Ленин требовал без промедлений докладывать ему и оперативному руководству Наркомвоена. Так, получив 27 августа зашифрованную телеграмму от командующего флотилией на Свияжска, Владимир Ильич отдал распоряжение секретарю: «Тотчас послать Аралову (если у него нет уже) и затребовать у него для меня (секретно, в запечатанном конверте) расшифровку»5.

Когда отряд миноносцев Балтийского флота прибыл в Рыбинск, обстановка на фронте продолжала оставаться очень напряженной. Захватив Казань, белогвардейские войска стремились развить наступление на Нижний Новгород, чтобы оттуда соединиться с войсками интервентов на Севере и совместно нанести удар на Москву. «Острота положения была такова, — указывалось впоследствии в отчете Реввоенсовета, — что не пренебрегали эшелонами в 30 человек»6. В этих условиях поддержка флотилии приобрела для войск Восточного фронта особенно большое значение. Совершив более чем 1200-километровый переход по Неве, Ладожскому озеру, Мариинской системе Верхней Волге, экипажи боевых кораблей были в полной готовности вступить в бой.

Сразу после прибытия миноносцев в Рыбинск В. И. Ленин направил телеграмму комиссару и старшему командиру отряда: «Приказываю самым срочным порядком закончить погрузку орудий, снарядов и угля и незамедлительно следовать в Нижний. Работа эта должна быть выполнена и самый кратчайший срок»7.

26 августа миноносцы вышли для выполнения боевого задания в район Казани, о чем в тот же день было доложено В. И. Ленину, Они подвергли мощному артиллерийскому обстрелу береговые батареи и транспортные средства противника, оказав значительную поддержку нашим сухопутным войскам. «21 августа 1918 г., — свидетельствует С. И. Аралов, — части белочешских войск и группа Каппеля подошла к Свияжску, в котором находился штаб 5-й армии. Катастрофа казалась неизбежной. Резервов не было. Все вокруг перемешалось... Но вот подошла флотилия, на помощь которой рассчитывал В. И. Ленин. Флотилия открыла огонь по противнику и высадила десант у Свияжского моста. Появление моряков-балтийцев подняло дух защитников штаба 5-й армии... Об этом бое доложили Ленину. Он был очень доволен» 8.

При наступлении на Казань перед флотилией была поставлена задача содействовать войскам огнем корабельной артиллерии, сбить береговые батареи и наблюдательные пункты противника, разгромить стоянку вражеских судов и плавсредств у казанских пристаней, высадить десант в тылу белогвардейских частей. В ходе операции десант моряков, высаженный с миноносцев, закрепился на казанской пристани. Стремительным ударом частей Красной Армии при содействии кораблей и десантных отрядов Волжской флотилии 10 сентября Казань была освобождена от белогвардейских войск. В письме участникам взятия Казани В. И. Ленин подчеркивал большое значение этой победы, которая ознаменовала «перелом в настроении нашей армии, переход ее к твердым, решительным победоносным действиям»9.

Боевая деятельность Волжской военной флотилии продолжалась до конца навигации 1918 г. На самарском направлении флотилия содействовала войскам Восточного фронта в боях за овладение Вольском, Сызранью. Самарой. Основная часть флотилии развернула активные действия в бассейне Камы, участвовала в боях по освобождению Чистополя, Сарапула, Воткинска, заблокировала вражеские корабли в р. Белой. Эффективное использование сил флотилии позволяло успешно решать такие задачи, как выполнение широкого маневра силами, форсирование водных преград, высадка десантов, захват плацдармов для последующего наступления войск, огневая поддержка сухопутных войск огнем корабельной артиллерии и т. д. Из Казани, Елабуги, Сарапула командование Волжской флотилии систематически докладывало В. И. Ленину о выполнении поставленных задач, ходе боевых действии, потерях противника и достигнутых результатах.

Весной 1919 г. основные надежды в борьбе против Советской республики империалисты Антанты возлагали на армии адмирала Колчака, провозглашенного «верховным правителем и главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами России». Через дальневосточные порты на кораблях Антанты для Колчака было переброшено около 800 орудий, 1 млн. винтовок, 4 тыс. пулеметов, 1 млрд. патронов, 500 тыс. снарядов, 350 тыс. комплектов обмундирования10. Восточный фронт, как и летом 1918 г., оставался главным фронтом Советской республики. В написанных В. И. Лениным «Тезисах ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта» (11 апреля 1919 г.) подчеркивалось: «Победы Колчака на Восточном фронте создают чрезвычайно грозную опасность для Советской республики. Необходимо самое крайнее напряжение сил, чтобы разбить Колчака... Волга, Урал, Сибирь могут и должны быть защищены и отвоеваны» 11.

Совет Обороны придавал большое значение усилению Волжской флотилии. В письме «Петроградским организациям» в апреле 1919 г. В. И. Ленин одной из неотложных мер по мобилизации усилий считал: «Готовить всеми мерами и силами еще и еще флотилию на Волгу. Ремонт особенно»12.

В ходе контрнаступления войск Красной Армии весной и летом 1919 г. особенно эффективным было содействие Волжской флотилии войскам Северной группы Восточного фронта, действовавшим в бассейне рек Камы, Вятки и Белой. В конце апреля противник занял г. Чистополь и стал готовиться к переправе через Каму. 26 апреля 1919 г. Ленин направил телеграмму в РВС Восточного фронта С. И. Гусеву: «Надо принять экстренные меры помощи Чистополю. Достаточно ли внимательно отнеслись Вы к этому? Все ли возможности исчерпали? Телеграфируйте»13. В боях за Чистополь ответственные задачи были возложены на Волжскую флотилию, которой надлежало закрыть выход колчаковской флотилии из Камы на Волгу и содействовать советским войскам и овладении важными опорными пунктами противника на чистопольском направлении.

Опередив противника, советские корабли развернули боевые действия на Каме. Огнем корабельной артиллерии были нанесены значительные потери врагу в Чистополе, с кораблей высажен десант, который с боями ворвался в город. 5 мая 1919 г. совместным ударом сухопутных сил и флотилии Чистополь был полностью освобожден от колчаковских войск.

Напряженная боевая деятельность Волжской флотилии по содействию войскам Восточного фронта продолжалась непрерывно в течение двух месяцев. Моряки участвовали во многих боях с вражескими речными и сухопутными силами, высаживали десанты, наносили артиллерийские удары по неприятельским кораблям, переправам, портам и скоплению войск. Продвигаясь вверх по Каме, флотилия обеспечивала фланги 2-й и 5-й армий, систематически осуществляла переправу войск, высаживала десанты, вела разведку и траление. При содействии десантного отряда моряков части Красной Армии овладели Сарапулом, захватив 25 вражеских судов. При форсировании рек Белой и Уфы Волжская флотилия в короткие сроки перевезла 20 пехотных полков. 12 артиллерийских батарей, большое количество грузов и боевых средств. Артиллерийским огнем кораблей были уничтожены десятки опорных пунктов врага. В ходе боев мужеством и отвагой выделялись разведчики и десантники из берегового отряда И. К. Кожанова. «Боевая слава о кожановцах. — писал ветеран Волжского речного флота Ф. В. Фролов, — гремела в годы гражданской войны по всему Поволжью»14.

Содействуя наступлению войск 3-й армии на Пермь, корабли и части Волжской флотилии обеспечивали переправу войск через водные рубежи, внезапными артиллерийскими ударами взламывали оборону противника, парализовывали действия его речных сил.

Чтобы затруднить боевые действия советской Волжской флотилии и перевозки по рекам, колчаковское командование широко применяло минное оружие. На Каме, Вятке, Белой были выставлены десятки минных заграждений. 26 июня 1919 г. вопрос о необходимости борьбы с минной опасностью был рассмотрен на заседании Совета Обороны. В этот же день Ленин направил предписание штабу Волжской флотилии обеспечить траление речных фарватеров15. В составе Волжской флотилии были созданы специальные противоминные отряды и партии, которые уничтожили сотни мин, обеспечив безопасность плавания по рекам.

Боевая деятельность Волжской флотилии в ходе наступательных операций против Колчака получила высокую оценку командования Красной Армии. Командование Восточного фронта докладывало РВСР, что флотилия оказала «значительную поддержку сухопутным войскам во время операций в районах Волги и Камы»16. Главком С. С. Каменев особо подчеркивал роль Волжской флотилии в наступлении 2-й армии против североуральской группировки Колчака. «В этом ударе, — писал он, — речная флотилия должна была сыграть решающую роль в деле боевого содействия переброске и в самой переброске наших частей на неприятельский берег. Эту задачу флотилия выполнила блестяще, а высаженный т. Кожановым десант моряков сыграл решающую роль в переходе 2-й армии в наступление»17.

После взятия Перми поставленные перед Волжской флотилией задачи по содействию войскам Восточного фронта были выполнены, и она была нацелена на решение новой боевой задачи — участие в боях на Нижней Волге, где развернулось наступление войск Деникина.

Нижняя Волга, Каспий, Закавказье еще с лета 1918 г. стали ареной напряженной борьбы, где империалисты Антанты рассчитывали добиться крупных военно-политических успехов. К осени 1918 г. обстановка на юго-востоке страны резко ухудшилась. На Каспии началась интервенция Антанты. Совершив контрреволюционный переворот в Баку, буржуазные националисты, меньшевики и эсеры открыли дорогу империалистическим державам к нефтяным богатствам Советской республики. На Северном Кавказе развернулись ожесточенные бои с «Добровольческой» армией Деникина. Усилилась опасность на Нижней Волге, где сформированная при поддержке германского империализма Донская армия атамана Краснова рвалась к Царицыну.

В кампании 1918 г. важные задачи были возложены на Военно-Волжскую флотилию, сформированную в Царицыне под руководством матроса большевика К. Я. Зедина. В состав флотилии входили вооруженные пароходы с низовьев Волги, а также катера-истребители, доставленные в Царицын из Новороссийска после потопления Черноморской эскадры.

Особенно напряженной была боевая деятельность Военно-Волжской флотилии в дни августовского наступления белоказачьих войск Краснова, когда противнику удалось выйти и прервать сообщение по Волге с севера. Корабли флотилии оказывали непосредственную поддержку частям Красной Армии в обороне Царицына, прикрывая своим огнем фланговую группировку сухопутных войск, совершали огневые налеты на вражеские опорные пункты, высаживали десанты, обеспечивали маневр силами, перевозку войск и боевой техники.

19 сентября 1918 г. в адрес командования фронтом и начальника Военно-Волжской флотилии была направлена приветственная телеграмма В. И. Ленина, в которой говорилось, что Советская Россия с восхищением отмечает геройские подвиги коммунистических и революционных полков, кавалерийских частей, бронепоездов и Военно-Волжской флотилии18.

В октябре 1918 г. противник вновь усилил наступление на Царицын. 15 октября В. И. Ленин и Я. М. Свердлов направили телеграмму в Реввоенсовет Республики: «Предлагаем принять самые срочные меры подачи помощи Царицыну»19. В тот же день Главное командование отдало приказание командующим армиями фронта: «Все имеющиеся в нашем распоряжении вооруженные суда Волжской боевой флотилии немедленно направьте на Царицын для защиты Царицына от наступающих казаков...»20 16 октября В. И. Ленину было доложено об усилении обороны Царицына, в том числе об отправке туда всех военных кораблей из Симбирска, Самары, Сызрани, Саратова и других портов.

Белогвардейское командование придавало большое значение овладению Астраханью — важным стратегическим пунктом, связывавшим Советскую республику с Заволжьем, Кавказом, Закаспием. К городу стягивались белоказачьи войска, 15 августа 1918 г. рабочие, красноармейцы и матросы Астрахани подавили вспыхнувший в городе контрреволюционный мятеж.

В. И. Ленин рассматривал попытки контрреволюции овладеть Астраханью как одно из звеньев общего стратегического плана антисоветских сил в связи с английской интервенцией в Закаспии и Туркестане. Обеспокоенный положением в Астрахани, он направил Астраханскому губисполкому телеграмму, в которой решительно требовал «немедленно выделить надежнейших и твердых людей для организации защиты Астрахани и для проведения самой твердой политики борьбы до конца в случае наступления англичан»21. Для укрепления астраханского участка фронта начальник оперативного отдела Наркомвоена С. И. Аралов направил коллегии по морским делам (в копии — В. И. Ленину) предписание: «Обстановка настоятельно требует вооружения судов в Астрахани... Для этого необходима высылка 500 матросов с соответствующим командным составом и необходимым комплектом орудий» 22.

28 августа В. И. Ленину было доложено письмо Реввоенсовета Северо-Кавказского округа, ходатайствовавшего о направлении на Каспий подводных лодок для борьбы с морскими силами противника. Владимир Ильич запросил члена коллегии по морским делам В. М. Альтфатера, потребовав от него дать исчерпывающие ответы относительно отправки подводных лодок. Однако доклад Альтфатеpa не удовлетворил В. И. Ленина, на следующий день он вторично запросил его, строго указав на недопустимость волокиты в решении этого вопроса и требуя срочно добиться выполнения задания, "ибо дело с посылкой подводок не терпит отлагательства ни на минуту)»23.

Выполнение ленинского требования о срочной отправке подводных лодок на Каспий стало первоочередной задачей морского командования. В. М. Альтфатер немедленно выехал в Петроград, где развернулись работы по подготовке лодок. Корабли было намечено доставить по железной дороге до Саратова, а там спустить их на воду. В сентябре — октябре 1918 г. из Петрограда были отправлены подводные лодки «Минога» и «Макрель», несколько позднее — «Касатка» и «Окунь». 9 ноября первые две лодки были спущены на воду в Саратове и через несколько дней прибыли в Астрахань. Две другие лодки к началу навигации 1919 г. также прибыли и Астрахань. О ходе перебазирования кораблей регулярно докладывалось В. И. Ленину.

Наряду с подводными лодками для усиления морских сил на Каспии и Нижней Волге было принято решение отправить с Балтики несколько надводных кораблей. 6 сентября В. И. Ленину было доложено письмо члена РВС Северо-Кавказского фронта И. В. Сталина, в котором укапывалось на необходимость пополнения сил для успешной борьбы с интервентами. РВС фронта просил направить на юг как подводные лодки, так и миноносцы. В тот же день в Петроград была направлена телеграмма за подписью В. И. Ленина с заданием выполнить эту просьбу 24.

Сразу же с получением ленинской телеграммы командующему Балтийским флотом было дано предписание приступить к подготовке миноносцев «Дельный», «Деятельный» и «Расторопный» к переводу на Каспий. Необходимые работы были выполнены в течение двух недель. 23 сентября миноносцы вышли из Петрограда. Позднее на Каспий были направлены еще несколько эскадренных миноносцев. Всего к концу 1918 г. в Астрахань прибыло более 10 боевых кораблей с Балтики, и общая численность корабельного состава достигла 70 вымпелов.

По своему стратегическому положению Астрахань являлась важнейшей базой, откуда было возможно развернуть активные действия по освобождению всего Каспия и оказать помощь трудящимся Кавказа в их борьбе против английских оккупантов. Увеличение морских сил на Нижней Волге позволило сформировать в Астрахани новую флотилию — Астрахано-Каспийскую. Командующим ее был назначен С. П. Сакс, который 18 октябри доложил В. И. Ленину и Реввоенсовету Республики о составе, состоянии и вооружении флотилии.

В. И. Ленин постоянно интересовался положением на Каспии, был в курсе важнейших военно-политических и организационных мероприятий на Астрахано-Каспийской флотилии, требовал регулярных докладов о ее боевой деятельности и необходимых средствах ее укрепления.

11 ноября 1918 г. Реввоенсовет Каспийско-Кавказского отдела Южного фронта доложил В. И. Ленину о положении на Каспии и Северном Кавказе. В докладе, в частности, указывалось, что прибывшие в Астрахань миноносцы не могут развить свои операции из-за отсутствии десантных частей. В связи с этим РВС просил направить для флотилии необходимые пополнения. На следующий же день В. И. Ленин телеграфно ответил в Астрахань: «Все возможное делается... Вместо с Саксом налегайте на военное дело и завоевание Каспия, равно помогая Северо-Кавказской армии»25.

21 ноября В. И. Ленин потребовал от РВС Каспийско-Кавказского фронта сообщить о состоянии «наших морских операций на Каспий», а 12 декабря направил телеграмму в Реввоенсовет Республики, в которой предложил принять срочные меры для усиления флотилии ввиду «опаснейшей угрозы английского продвижения». В тот же день он вновь запрашивает Астрахань: «Что удалось на море? С нашим флотом?»26

По каждому донесению о состоянии Астрахано-Каспийской флотилии и усилении морских сил на Нижней Волге В. И. Ленин требовал точных и исчерпывающих докладов. Так, при получении телеграммы из Астрахани о присылке морских орудий 30 сентября 1918 г. он запросил Я. М. Свердлова: «Что сделало?» На следующий же день Свердлов подробно доложил Владимиру Ильичу о принятых мерах. В начале декабря В. И. Ленин поручил Свердлову дать заключение по донесению Чрезвычайного комиссара Морского комиссариата, доложившего в Москву о том, что местные власти в волжских портах не оказывают содействия в продвижении военных кораблей на Каспий. 13 и 14 декабря 1918 г. В. И. Ленин дважды принимал командующего морскими силами В. М, Альтфатера и заслушивал его доклады об усилении Астрахано-Каспийской флотилии. О ходе подготовки и состоянии морских сил В. И. Ленина постоянно информировали партийные, советские и военные органы Астрахани, Реввоенсоветы 10-й и 11-й армий27.

В кампанию 1919 г., когда колчаковские войска угрожали Советской республике с востока, на юго-востоке страны развернули активные действия другие группировки контрреволюционных сил. На Астрахань наступали части «Добровольческой» армии Деникина, отряды колчаковских войск и уральских белоказаков, английские и белогвардейские морские силы с Каспия. Колчаковский представитель в Баку доносил в Омск, что британское морское командование «принимает на себя руководство операциями против красных морских сил на Каспийском море»28. В самой Астрахани обстановка осложнялась из-за отсутствии твердого руководства со стороны Реввоенсовета. В начале января 1919 г. В. И. Ленин указывал Троцкому, что «инициатива серьезных действий выпадает у нас из рук и под Астраханью, и на Каспийском море, и под Царицыном, и на востоке»29.

Внимательно анализируя оперативные сводки, поступавшие с фронта, Владимир Ильич вскрывал недостатки в руководстве боевыми действиями на море. «Из оперативной сводки начальника штаба Кавказского фронта № 4873 видно... — говорилось в одной из ленинских телеграмм, — что английский флот силой четырех судов обстрелял Старотеречную южнее Астрахани, зажег две наши баржи и ушел невредимым в море, захватив наше госпитальное судно «Алескер» с медицинским персоналом. Где наш флот и что он делает?»30

Центральный Комитет партии возложил руководство обороной Астрахани на С. М. Кирова, который сыграл большую роль в организации разгрома контрреволюции на Нижней Волге. Прибыв в Астрахань в январе 1919 г., Киров развернул кипучую деятельность по наведению революционного порядка. В городе был подавлен контрреволюционный мятеж и ликвидировано антисоветское подполье. «Красная армия, Красный флот и революционные рабочие Астрахани, -- говорилось в приказе Реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта от 13 марта 1919 г., — дружным ударом разбили в прах контрреволюционные банды...»31 На запрос В. И. Ленина о состоянии флотилии и ее готовности к весенне-летней кампании 1919 г. Киров доносил, что ее корабли и плавбатареи будут отремонтированы к началу навигации.

В апреле 1919 г. В. И. Ленин телеграфировал в Астрахань члену Реввоенсовета 11-й армии К. А. Мехоношину, предложив обсудить план взятии Петровска (Махачкала) и Гурьева для обеспечения вывоза нефти: освобождение этих портов давало бы возможность создании баз для Астрахано-Каспийской флотилии. В то же время Владимир Ильич вновь указывал на плохую организацию противодействия вражеским кораблям в северной части Каспия. «Из сводки 23/4 видно, — говорилось в телеграмме В. И. Ленина, — что «Ардаган» и «Каре» [вражеские канлодки. — Б. 3.] из Баку прошли в Гурьев безнаказанно... это возмутительно... Требуем от Вас строжайшего контроля, личной проверки, внимательнейшего надзора, безусловной бдительности»32. 4 мая Мехоношин доложил В. И. Ленину: «Ваша телеграмма 130/А принята к точному и строгому исполнению»33.

Выполняя ленинские указания, командование флотилии направило отряд вооруженных пароходов к полуострову Мангышлак, чтобы внезапным ударом овладеть фортом Александровский, создать там базу и развернуть активные действия на вражеской коммуникации Петровск-Гурьев, имея целью в дальнейшем занять эти порты. В начале мая эскадренный миноносец «Карл Либкнехт» захватил вражеское посыльное судно «Лейла», на котором находилась деникинская военная делегации во главе с генералом Гришиным-Алмазовым, следовавшая с важными оперативными документами к Колчаку.

Однако в середине май 1919 г. обстановка резко изменилась. Деникинские войска развернули наступление на Царицын, имея целью соединиться с частями Колчака. Вражеский флот был направлен в северную часть Каспия, чтобы создать угрозу Астрахани с моря. Серьезное ухудшение обстановки на Нижней Волге потребовало сосредоточить силы на защите Астрахани и Царицына. От Реввоенсовета 10-й армии и командующего Астрахано-Каспийской флотилией В. И. Ленин требовал: «Удержать Царицын необходимо... Напрягайте все силы, извещайте подробнее, чаще... Мобилизуйте поголовно. Не ослабляйте политработы»34.

Реввоенсовет Южного фронта и командование морскими силами Республики систематически докладывали Совету Обороны о состоянии и вооружении судов, направленных для обороны Царицына, 18 июня 1919 г. на заседании Совета Обороны под председательством В. И. Ленина был обсужден вопрос о передаче теплоходов в состав Астрахано-Каспийской флотилии. На следующий день командующему флотилией была направлена телеграмма В. И. Ленина, и которой сообщалось, что Совет Обороны согласен на передачу теплоходов флотилии и предлагает использовать их для защиты Царицына35.

Бойцы Красной Армии, моряки Астрахано-Каспийской флотилии, экипажи речных судов, участвовавшие в героической обороне Царицына в 1919 г., проявили изумительное мужество и отвагу и борьбе с врагом.

Царицынский губревком и губисполком в письме в ЦК РКП (б) в июне 1919 г. отмечали мощную поддержку «флотилии и обороне нашей революционной твердыни...»36. В постановлении Совета Обороны, подписанном В. И. Лениным 1 августа 1919 г., выражалась благодарность всем судовым комитетам и экипажам пароходов, которые выполняли боевые задания «под обстрелом... не считаясь ни с какими опасностями для своей жизни, во имя общего блага, для защиты Советской республики и дела пролетариата»37.

С неослабевающим вниманием В. И. Ленин следил за обороной Астрахани, на которую наступали крупные силы белогвардейских войск. В августе 1919 г. он дал указание С. М. Кирову: «Астрахань защищать до конца»38. Выражая непреклонную решимость воинов армии и флота, всех трудящихся Астрахани отстоять важнейший опорный пункт в низовьях Волги, Киров в своем докладе на общегородской партийной конференции заявил: «...Пока в Астраханском крае есть хоть один коммунист, устье реки Волги было, есть и будет советским»39.

Активную поддержку войскам Красной Армии под Астраханью продолжала оказывать Астрахано-Каспийская флотилия. Часть ее кораблей содействовала армейским частям, оборонявшимся севернее Царицына, другая часть участвовала в обороне дельты Волги. С конца июля 1919 г. все боевые корабли на Волге и Каспии были объединены в Волжско-Каспийскую флотилию.

По указаниям В. И. Ленина с Балтийского флота на Нижнюю Волгу направлялись новые партии оружия и боеприпасов. В записке Э. М. Склянскому Владимир Ильич писал:

«Питерцы говорят, что в Питере тьма

(1) снарядов,

(2) пушек на старых судах (для Волги бы!)...

Надо спешно принять меры сугубо строгие и сделать доклад в Совете Обороны о максимальном ускорении вывоза главным образом по воде...»40

С Балтики на Каспий в 1919 г. было направлено 10 эскадренных миноносцев и сторожевых судов. Благодаря широкой мобилизации сил и средств было достигнуто значительное пополнение боевого состава флотилии, что имело большое значение в борьбе за Нижнюю Волгу и Каспий.

Решающий перелом на фронте и районе Астрахани произошел осенью 1919 г. Сухопутные войска во взаимодействии с кораблями и десантными отрядами Волжско-Каспийской флотилии перешли в контрнаступление и нанесли противнику ряд мощных ударов. 1 декабря Киров докладывал В. И. Ленину: «Части XI армии спешат поделиться с вами революционной радостью по случаю полной ликвидации белого астраханского казачества... После основательной подготовки 18 ноября части нашей армии повели решительное наступление... Чрезвычайно тяжелая географическая обстановка не могла явиться препятствием для самоотверженных красноармейцев и военных моряков. После непрерывных боев противник в районе Генюшкино был крепко прижат к Каспию, а сегодня ему был нанесен окончательный удар...» 41

С очищением берегов Северного Каспия перед Волжско-Каспийской флотилией были поставлены новые задачи, которые были успешно выполнены в кампанию 1920 г. От оборонительных действий в дельте Волги флотилия перешла к наступательным операциям по освобождению всего Каспия, одновременно участвуя в обеспечении важнейших перевозок нефти по заданиям СНК и СТО.

Выполняя ленинские указания, флотилия развернула наступательные операции с целью обеспечения морских коммуникации. В начале апреля 1920 г. эскадренный миноносец «Карл Либкнехт» подавил сопротивление вражеского гарнизона форта Александровский. Высаженный десант моряков занял форт и захватил большие трофеи. Спустя неделю был освобожден о. Чечень. У врага были отбиты последние опорные пункты, препятствовавшие нашим морским перевозкам в северной части Каспийского моря.

Перед Волжско-Каспийской флотилией была поставлена задача дальнейшего продвижения на юг, чтобы окончательно ликвидировать вражеский флот на Каспии и содействовать сухопутным войскам в освобождении Баку. 17 марта 1920 г. В. И. Ленин писал Реввоенсовету Кавказского фронта: «Взять Баку нам крайне, крайне необходимо. Все усилия направьте на это...»42 В конце апреля советские войска пришли на поддержку восставшим рабочим и матросам Баку. В столице Азербайджана восторжествовала Советская власть. 2 мая командующий Волжско-Каспийской флотилией доложил В. И. Ленину о приходе в Баку миноносцев.

Спустя две недели отряд советских кораблей вышел из Баку и взял курс к иранскому порту Энзели, куда белогвардейцы и интервенты увели значительную часть военного и торгового флота. 18 мая 1920 г. советские корабли прибыли к Энзели. Англичане и белогвардейцы, бросив захваченные корабли, оставили город. Докладывая о результатах Энзелийской операции, командующий советской флотилией телеграфировал В. И. Ленину: «Энзели было очищено англичанами, а наши красные моряки вступили в город, приветствуемые как освободителя персидскими рабочими и крестьянами. Даже персидский губернатор, подошедший на катере, от имени правительства приветствовал Красный флот. Город разукрасили красными флагами» 43.

Отобрав у интервентов корабли, советские моряки прибыли в Баку.

С окончанием военных действии на Каспийском море Совет Труда и Обороны поставил перед флотилией задачу вывоза нефти из Баку в Астрахань. «Передайте руководимым вами славным красным морякам, — писал В. И. Ленин командующему флотилией, — что Республика ждет от них такой же героической хозяйственной работы, как и их работа военная»44. Усилиями военных и торговых моряков Каспия важнейшая водная магистраль страны начала функционировать бесперебойно.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 133.

2 См.: Декреты Советской власти, т. III, с. 608.

3 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 155.

4 Аралов С И. Ленин вел нас к победе. М., 1962, с. 179.

5 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 6, с. 100.

6 «Исторический архив», 1956, № 1, с. 142.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 167.

8 Аралов С И. Ленин вел нас к победе. с. 65.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 96.

10 См.: Эйхе Г. X. Опрокинутый тыл. М., 1966. с. 126.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 271, 274

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 296

13 Ленинский сборник XXXIV. с. 124.

14 Этих дней не смолкнет слава, с. 26.

15 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 552.

16 Директивы Главного командования Красной Армии, с. 327.

17 Каменев С. С. Записки о гражданской войне и военном строительстве, с. 241.

18 См.: Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 73.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 375.

20 Директивы Главного командования Красной Армия, с. 111.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 162 — 163.

22 Балтийские моряки и борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 223.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 172.

24 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, г. 6, с. 120.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 205

26  Там же, с. 210,

27 См.: Ленинский сборник XXVIII, с. 215; Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 285, 306, 308 в др.

28 «Международная жизнь», 1967, № 3, с. 81.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 236.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 378 — 379.

31 Киров С. М. Статьи, речи, документы, т. I, М., 1936, с. 133.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 293.

33 ЦГАОФ, ф. 130, оп. 3, д. 550, л. 15.

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 348.

35 См.: Ленинский сборник XXXIV, с. 177.

36 Переписки Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. VIII, с. 342

37 Декреты Советской власти, т. VI, с. 11.

38 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 42.

39 Киров С. М. Статьи, речи, документы, т. I, с. 87.

40 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 6.

41 Киров С. М. Статьи, речи, документы, т. I. с. 150 — 151.

42 Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 229.

43 ЦГА ВМФ, ф. р-1, оп. 3, д. 594, л. 53.

44 «Вопросы истории КПСС», 1963, № 12, с. 93.

 

5. Освобождение советского Севера

Северные районы Советской республики занимали важное место в планах Антанты. Используя морские пути для переброски своих войск на советскую территорию, организаторы интервенции рассчитывали создать на Севере исходный плацдарм для наступления в глубь страны и соединения с силами внутренней контрреволюции. Северный фронт, говорил В. И. Ленин, «был особенно опасным, потому что неприятель находился там в наиболее выгодных условиях, имея морскую дорогу...»1.

Вслед за первым десантом с английского крейсера «Глори» в начале марта 1918 г. в Мурманске появились новые отряды интервентов. Сразу после высадки вражеских десантов на мурманском побережье В. И. Ленин потребовал немедленно связаться по прямому проводу с Мурманским Советом и выяснить сложившуюся обстановку. 13 апреля 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина был обсужден доклад об обороне Мурманска2. Придавая важное значение защите Мурманской железной дороги (открывающей путь интервентам на Петрозаводск — Петроград), Совнарком принял решение перебросить туда воинские подкрепления; в начале мая был образовал Беломорский военный округ.

Выступая в мае 1918 г. на объединенном заседании ВЦИК и Московского Совета с докладом о внешней политике, В. И. Ленин указывал, что вопрос о Мурманске стал одним из острых внешнеполитических вопросов. Говоря об агрессивных шагах Англии и Франции, Владимир Ильич подчеркивал: «Англичане высадили на Мурмане свои военные силы, и мы не имели возможности воспрепятствовать этому военной же силой. В результате нам предъявляют требования, носящие характер, близкий к ультиматуму: если вы не можете охранять своей нейтральности, то мы будем воевать на вашей территории»3.

Вопрос о положении на Севере был обсужден 6 мая 1918 г. на экстренном заседании Центрального Комитета РКП (б), который принял предложенное В. И. Лениным постановление: «Английский ультиматум отклонить». От руководителей Мурманского Совета В. И. Ленин требовал неуклонного выполнения директив ЦК РКП (б) и Советского правительства в отношении враждебных действий стран Антанты. «...Военные суда англичан и их союзников, — говорилось в телеграмме В. И. Ленина и Г. В. Чичерина от 6 июня, — не должны появляться у наших северных берегов»4. В телеграмме от 25 июня В. И. Ленин вновь указывал, что «английский десант не может рассматриваться иначе как акт, враждебный против Республики... Всякое содействие, прямое или косвенное, вторгшимся насильникам должно рассматриваться как государственная измена и караться но законам военного времени»5.

Однако с самого начала иностранной интервенции эсеро-меньшевистское руководство Мурманского Совета во главе с троцкистом Юрьевым проводило предательскую политику сговора с Антантой, способствуя тем самым оккупации советского Севера. Еще в марте они заключили соглашение с английским командованием. В руках соглашателей оказался и Центральный комитет Мурманского отряда кораблей (Центромур), руководивший деятельностью основной части флотилии Северного Ледовитого океана. В результате предательской деятельности троцкистов около 50 советских кораблей, базировавшихся на Мурманск, были захвачены интервентами.

Отдаленность Севера от центральных районов страны, незначительность там регулярных формирований Красной Армии, предательская деятельность эсеров, меньшевиков, троцкистов, вступивших в сговор с империалистами Антанты, создавали исключительно тяжелую обстановку для организации защиты советской территории от агрессоров. В Мурманск прибывали все новые части оккупационной армии интервентов. Пользуясь значительным превосходством в силах, войска Антанты двинулись в глубь советской территории, захватили северную часть Мурманской железной дороги до Кеми. Одновременно их корабли появились у Беломорского побережья, высадили десант на Соловецких островах.

Несмотря на захват Мурманска и других районов Кольского полуострова, войскам Антанты не удалось достичь главной цели — развить поступление на петрозаводском направлении. Под руководством партийных организаций трудящиеся Карелии поднялись на борьбу с захватчиками. Продвижение войск Антанты вдоль Мурманской железной дороги было приостановлено.

Для организации защиты Архангельска туда был направлен опытный партийный работник М. С. Кедров, облеченный широкими полномочиями. Город был объявлен на военном положении. 3 июля был организован Совет обороны Архангельска ко главе с прибывшим из Москвы И. И. Вахрамеевым. 18 июля на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад В. М. Альтфатера о положении на Севере6. В целях усиления морской обороны Беломорского побережья правительство приняло решение выделить необходимые средства для приведения в боевую готовность района Архангельска и флотилии Северного Ледовитого океана. Однако руководители обороны города не смогли полностью подготовиться к отражению вражеского наступления, не завершили разгром контрреволюционного подполья, готовившего переворот в Архангельске. «Контрреволюционные элементы... — докладывал В. И. Ленину председатель Архангельского губисполкома, — стекались сюда, как бабочки на огонь...»7

К концу июля на подходах к Архангельску Антанта сосредоточила эскадру с крупным десантом. Имея подавляющее превосходство в силах и опираясь на изменников, интервенты 1 августа подошли к Архангельску; в городе вспыхнул антисоветский мятеж. Немногочисленные войска Красной Армии оставили город.

Рассматривая действия Антанты на Севере не изолированно, а в тесной связи с общей военно-политической обстановкой, В. И. Ленин подчеркивал, что их главная цель — соединение с белочехами для совместного удара по жизненно важным центрам Советской республики. Когда мы берем события в целом, говорил он, становится ясной общая связь событий: интервенция на Севере — это одно из звеньев кольца, создаваемого англо-французскими империалистами вокруг Советской России8. С захватом Архангельска были связаны антисоветские заговоры в Ярославле, Рыбинске, Костроме, Муроме (июль 1919 г.). В. И. Ленин указывал, что инициаторы этих антисоветских мятежей рассчитывали на то, что «при самом трудном положении Ярославля его ожидает соединение с Архангельском, соединение с союзниками и, следовательно, ближайшее падение Москвы»9.

Центральный Комитет РКП(б), В. И. Ленин приняли все меры, чтобы создать на Севере оборонительный рубеж, непреодолимый для врага. «...Если удалось на первых же шагах парализовать наступление превосходящего и по численности и по технике противника и расстроить его планы, — писал М. С. Кедров, — то в этом прежде всего заслуга ЦК нашей партии и прежде всего товарища Ленина»10.

Когда сообщение о нападении противника на Архангельск поступило в Москву, В. И. Ленин срочно сообщил по телефону высшему командованию: «К Архангельску подошла английская эскадра. Северу угрожает интервенция. Нельзя ли послать самолеты, если флот и береговые батареи не могут ничего сделать»11. В штаб Петроградского военного округа В. И. Ленин направил телеграмму: «...Англичане взяли Онегу, а сегодня их крейсера начали нападение на окрестности Архангельска. По-моему, необходимо спешно перевести войска из Петрозаводска в Вологду... Ответьте ваше мнение»12. Владимир Ильич требовал подробных донесений об организации обороны, особенно интересуясь, закрыто ли устье Северной Двины, выведены ли пароходы, возможно ли наступление по реке.

9 августа 1918 г. В. И. Ленин отдал распоряжение Высшему военному совету немедленно направить на Север новые войсковые подкрепления, артиллерию, авиацию, инженерные части, укрепить фронт командным и политическим составом. В Москву стали регулярно поступать донесения и доклады о ходе военных перевозок «по особому наряду председателя Совнаркома Ленина»13.

В соответствии с ленинскими указаниями на защиту Севера были направлены отряды военных моряков. Еще в июле из Москвы на Северный фронт выехала большая часть 1-го морского берегового отряда. В начале августа из Петрограда на Север был направлен 2-й экспедиционный отряд балтийских моряков, который сразу по прибытии вступил в бой с войсками интервентов у ст. Обозерская. Особенно широко развернулась отправка моряков на Север после распоряжения В. И. Ленина Высшему военному Совету от 9 августа 1918 г. В тот же день оперативный отдел Наркомвоена приказал штабу Петроградского военного округа отправить отряды моряков, кронштадтских рабочих и красноармейцев в Вологду. Комиссар Петроградского округа Б. П. Позерн телеграфировал В. И. Ленину об исполнении приказания.

Морской отряд (получивший наименование 4-го экспедиционного отряда балтийских моряков) 18 августа прибыл в Котлас и уже спустя два дня вступил в бой с наступавшими войсками интервентов. Моряки не только остановили продвижение противника, но сами перешли в контрнаступление и, несмотря на численный перевес врага, заняли ряд важных населенных пунктов на Северной Двине.

Наряду с береговыми отрядами командованию Балтийского флота было приказано направить на Север гидроавиацию. 10 августа морское командование сообщило из Петрограда для доклада В. И. Ленину о подготовке гидросамолетов Балтийского флота к отправке на Северный фронт.

От местных партийных и военных работников В. И. Ленин требовал повседневной информации о ходе боевых действий на Севере. «Поддерживайте регулярнейшую связь с нами и извещайте меня подробнее»14. — телеграфировал он в Вологду; из Петрозаводска он требовал выслать «подробные сведения о числе, расположении и настроении войск»15. В результате принятых мер по созданию крепкой обороны обстановка на северном направлении коренным образом изменялась. Из прибывших сюда частей регулярной Красной Армии и местных воинских формирований была сформирована 6-я армия, вошедшая в состав Северного фронта. В длительной и напряженной борьбе с интервентами и белогвардейцами советские войска сорвали планы противника и обеспечили защиту северных рубежей Советской республики.

В. И, Ленин придавал большое значение поддержке сухопутных войск силами речной флотилии. Принимая руководителей Архангельского губисполкома, он подробно интересовался у них, сколько имеется судов на Северной Двине и других северных реках, расспрашивал, какие предпринимаются меры для вооружения судов. Он отметил особую необходимость создания сильной флотилии на Севере, где из-за отсутствия развитой сети дорог реки являются наиболее подходящими для нанесения удара по интервентам и для срыва их продвижения в глубь страны.

В состав Северодвинской флотилии, созданной в августе 1918 г.. вошли суда, эвакуированные из Архангельска. Для вооружения их потребовалась морская артиллерия, которой первоначально не было в распоряжении моряков. Когда В. И. Ленину было сообщено об этом, он отдал указание направить на Север три артиллерийские батареи, высланные Высшим военным советом на Урал. Эшелоны с артиллерией повернули на Котлас для установки на судах Северодвинской речной флотилии.

Флотилия оказывала содействие войскам Красной Армии в оборонительных и наступательных операциях в течение всего периода военных действий на Севере. В августе 1918 г. отряд судов под командованием П. Ф. Виноградова, встретившись с превосходящими силами противника в устье реки Ваги, нанес противнику поражение и взял в плен неприятельское судно «Заря». Получив об этом донесение, В. И. Ленин на телеграмме написал: "Крупная победа над англичанами и белогвардейской сволочью»16.

В приказе с объявлением благодарности Северодвинской флотилии командующий 6-й армией отмечал, что без ее «скромного, но самоотверженного содействия не обходился ни один шаг наших красноармейцев и моряков»17.

В 1919 г., когда главной задачей в борьбе против интервентов явился разгром Колчака, а затем Деникина, боевые действия на Севере оставались важным звеном в вооруженной защите страны. В. И. Ленин указывал, что враги Советской власти пытаются объединить усилия всех фронтов: Восточного и Южного, Петроградского и Архангельского. В январе 1919 г. в соответствии с ленинскими указаниями на Север были срочно направлены значительные подкрепления18. Удар по врагу у Шенкурска и последовавшее затем общее наступление советских войск на Восточном фронте сорвали замысел интервентов соединиться через Вологду и Котлас с силами контрреволюции Сибири. На очередь встала задача нанести решающие удары по врагу на Севере и полностью освободить его от иностранной оккупации.

Испытав силу борющегося народа и оказавшись перед фактом разложения своих войск, военное командование Антанты было вынуждено в сентябре 1919 г. покинуть Архангельск, а в начале октября — Мурманск. Преследуя отступающего врага, войска 6-й армии во взаимодействии с Северодвинской флотилией развернули наступление, нанесли оккупантам серьезные удары, захватили большие запасы оружия и боевой техники. Без войск интервентов белогвардейское «правительство» генерала Миллера в Архангельске (созданное в самом начале оккупации) не могло долго продержаться. 21 февраля 1920 г. советские войска освободили Архангельск, 13 марта вступили в Мурманск. Освобождение советского Севера завершилось.

Наряду с Северодвинской, Волжской, Астрахано-Каспийской флотилиями в борьбе с интервентами и белогвардейцами активное участие принимали военные флотилии на Днепре, Западной Двине, Енисее, Амударье и других речных бассейнах.

В боях гражданской войны Красный флот показал себя верным помощником Красной Армии. Героизм защитников социалистической Отчизны получил высокое признание партии и народа. Балтийский флот первым из флотов нашей Родины был награжден орденом Красного Знамени. Высоких боевых наград — Почетных революционных Красных знамен — были удостоены многие корабли и части РККФ, среди них: крейсер «Аврора», эскадренный миноносец «Карл Либкнехт», форт «Передовой», канонерские лодки «Борец за свободу», «Геройский», «Грозящий», «Могучий», тральщик «Трал» и др.

На всех фронтах гражданской войны борьба с врагом шла в исключительно тяжелых условиях. Зажатая в кольцо блокады, Страна Советов была тогда неизмеримо слабее капиталистического мира в военно-техническом отношении. На всех морских театрах империалистические державы имели многократное превосходство над молодым флотом Советской страны. «Нечеловеческой тяжести задача, — писал о советских моряках участник гражданской войны писатель Борис Лавренев, — ложилась на их плечи. Нужно было одновременно приводить в порядок растерзанные корабли и тут же драться на этих кораблях с упрямо наседающим врагом. И они дрались и строили... Они не могли не победить потому, что в их снарядах рвался не тротил, а динамит революционного кипения, потому что тонкие железные и дощатые стенки их импровизированных судов защищала лучше двенадцатидюймовой брони боевая тактика и стратегия величайшего вождя вооруженных масс — Коммунистической партии, революционная мудрость Ленина»19.

Примечание:

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 240.

2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 36, с. 501, 692.

3 Там же, с. 344.

4 Декреты Советской власти, т. II, с. 611.

5 Декреты Советской власти, т. II, с. 622.

6 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 649.

7 Северный фронт (1918 — 1920). Док. М., 1961, с. 133.

8 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 7 — 8.

9 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 31.

10 Воспоминания о Ленине, т. 2, с. 87.

11 «Историк-марксист», 1939, № 1, с. 60.

12 «Красная звезда», 1967. 19 авг.

13 «Вопросы истории КПСС», 1968, № 4, с. 87.

14 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 136.

15 Там же, С.147

16 Северный фронт (1918 — 1920), с. 108.

17 Там же, с 147.

18 См. там же, с. 160.

19 «Морской сборник», 1930, № 1. С 50.

 


 

Глава V

ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ И ПОДГОТОВКА КАДРОВ РККФ

 

1. Могучее идейное оружие защитников социалистического Отечества

Осуществляя руководство всеми сторонами жизни и деятельности Красной Армии и Флота, Коммунистическая партия с первых дней создании Советских Вооруженных Сил уделяла первостепенное внимание подготовке военных кадров, их политическому и воинскому воспитанию. Рост идейной зрелости, совершенствование воинского мастерства личного состава являлись важнейшим источником повышения боевой мощи армии и флота, непременным условием надежной защиты социалистических завоеваний.

С победой пролетарской революции объективной основой формирования коммунистического сознания масс стали глубочайшие социально-политические преобразования в стране, становление и развитие новых общественных отношения, духовное раскрепощение трудящихся. Вместе с тем В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что освобождение сознания людей от пережитков прошлого, формирование подлинно научного мировоззрения — длительный и сложный процесс. В первые годы революции идейно-воспитательная работа партии в армии и на флоте, как и в целом в стране, проходила в обстановке, когда процесс созидания новой жизни, новых общественных отношений только начинался, когда еще не были ликвидированы остатки эксплуататорских классов. Возглавляя работу по политическому просвещению и воспитанию масс, В. И. Ленин, партия выступали как против субъективистских теорий, игнорировавших роль объективных условий в формировании сознания людей, так и против тех, кто абсолютизировал эти условия, делая ставку на стихийность, на автоматическое перевоспитание масс с изменением и преобразованием общественного бытия.

В политико-воспитательной работе партии главенствующую роль занимало формирование у трудящихся, воинов армии и флота коммунистического мировоззрения, воспитание их на идеях марксизма-ленинизма. Цель такой работы — «воспитать истых коммунистов, способных победить ложь, предрассудки и помочь трудящимся массам победить старый порядок и вести дело строительства государства без капиталистов, без эксплуататоров, без помещиков»1.

Марксистско-ленинская идеология, произведения основоположников научного коммунизма, идейно-теоретическое наследие В. И. Ленина являлись могучим идейным оружием в борьбе за построение социализма и защиту его завоеваний. Овладение марксистско-ленинским учением вооружало знанием законов общественного развития, открывало возможность сознательного и активного участия в борьбе за упрочение диктатуры пролетариата, за полное освобождение трудящихся от гнета капитала, за защиту завоеваний Октября. В ленинских произведениях, в решениях партии всесторонне раскрывались историческое значение революционных преобразований, начатых в Октябре 1917 года, подлинно народный характер Советской власти, коренные отличия нового общественного строя от строя капиталистического, необходимость вооруженной защиты рабоче-крестьянского государства от посягательств внутренней и внешней контрреволюции.

В. И. Ленин, Коммунистическая партия разоблачали империалистическую сущность политики буржуазных государств — организаторов антисоветской интервенции, истинные цели и стремления внутренней контрреволюции, воспитывали жгучую ненависть к врагам рабоче-крестьянской власти, раскрывали источники ее непобедимости, вселяли уверенность в победе, готовность до последней капли крови отстаивать интересы трудового народа. «Никогда не победят того народа, — говорил В. И. Ленин, — в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда»)2.

Ленинское учение о защите социалистического Отечества являлось идейно-теоретическим фундаментом политического и воинского воспитания личного состава Красной Армии и Флота. В ленинских трудах, в партийных решениях воины черпали знания о классовом характере и предназначении вооруженных сил рабоче-крестьянского государства, о стратегии и тактике революционной борьбы пролетариата, взаимосвязи войны и политики, о решающих факторах, обусловливающих победу над силами контрреволюции. Ленинские работы были богатейшей сокровищницей знаний, давали ответы на самые жгучие вопросы современности, помогали армейским и флотским коммунистам разъяснять массам сущность момента, за что мы должны бороться, кто нам друг и кто нам враг3.

Связь воспитательной работы с жизнью, с задачами коммунистического строительства, большевистская партийность, непримиримость к буржуазной идеологии, глубокая научность и конкретность, систематичность и организованность, единство обучения и воспитания, дифференцированный подход к людям — эти ленинские принципы коммунистического воспитания лежали в основе практической деятельности большевистских организаций РККФ в годы гражданской войны.

Идеологическая работа на флоте была пронизана идеей классовой, пролетарской солидарности и велась на основе тех же программных требований, что и среды всех трудящихся масс Советской страны. Вместе с тем Коммунистическая партия всесторонне учитывала конкретные задачи флота как составной части Вооруженных Сил, его классовый состав, а также особенности военно-политической обстановки на каждом из этапов гражданской войны. Важным фактором, способствовавшим организации идеологическом работы в РККФ, являлся сравнительно высокий уровень грамотности матросов. Если среди всего населения страны в дооктябрьский период две трети было неграмотно, а в армии процент неграмотных составлял около половины, то флот комплектовался преимущественно грамотными призывниками. К октябрю 1917 г. среди матросов было до 85% грамотных4. Это открывало большие возможности для ведения партийной пропаганды.

Вся работа по политическому и воинскому воспитанию моряков была направлена на обеспечение высокой боеготовности флота и выполнение поставленных перед ними задач в борьбе против внутренней и внешней контрреволюции. Основной задачей идейно-воспитательной работы, определявшей ее содержание и идейную направленность, являлось воспитание стойких и преданных защитников социалистической Родины. Все содержание идеологической работы было пронизано ленинскими идеями советского патриотизма и пролетарского интернационализма, укрепления единства армии и народа, союза рабочих и крестьян, дружбы народов, необходимости постоянной боевой готовности, укрепления железной воинской дисциплины, овладения военным делом, непримиримой борьбы против буржуазной идеологии, против антисоветских вылазок оппортунистов, анархистов, пытавшихся ослабить боевую мощь РККФ.

Доклады В. И. Ленина на съездах Коммунистической партии и конгрессах Коминтерна, его статьи, обращения, призывы к трудящимся Советской республики, решения съездов и пленумов ЦК РКП (б) являлись программой идейно-воспитательной работы партии в армии и на флоте. Важное значение в политической жизни РККФ имело выступление В. И. Ленина на I Всероссийском съезде военных моряков (ноябрь 1917 г.), в котором вождь революции всесторонне обосновал и сформулировал основные задачи по политическому воспитанию личного состава флота, ставшие основой всей идейно-воспитательной работы в РККФ.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции, подчеркивал В. И. Ленин, положила начало коренному революционному переустройству общества, означала переход власти в руки трудящихся, которым предстоит самим строить новое государство — государство рабочих и крестьян.

Воспитывая борцов за победу социализма, Коммунистическая партия придавала огромное значение укреплению союза рабочих и крестьян. «Пусть флот... — говорил В. И. Ленин на съезде военных моряков, — посвятит все свои силы тому, чтобы этот союз остался основой государственной жизни; если этот союз будет крепок, ничто не сломит дело перехода к социализму»5.

Укрепление союза рабочих и крестьян являлось важнейшим условием повышения боевой мощи армии и флота, классовой основой единства армии и народа, кровной связи Вооруженных Сил с рабоче-крестьянскими массами. В этом единстве заключался одни из важнейших источников могущества Красной Армии и Флота.

Для воспитания матросских масс в коммунистическом духе огромное значение имело глубокое разъяснение завоевании Советской власти в области национальной политики. «Декларацией прав народов России» Советское государство отменило все национальные привилегии и ограничения, провозгласило равенство и суверенность народов, свободное развитие национальных меньшинств. Ликвидация национального гнета стала величайшим завоеванием Октября. Защищая завоевания революции, трудящиеся нашей страны отстаивали единое, общее для всех наций и народностей социалистическое Отечество.

Для всех народов многонациональной Советской страны, говорил В. И. Ленин на том же съезде, важно сохранять и укреплять «союз между трудящимися всех наций для борьбы с буржуазией каких угодно наций». Только социалистический союз трудящихся «устранит всякую почву для национальной травли и грызни»6. Разъясняя роль и значение нерасторжимой дружбы народов. В. И. Ленин, партия неустанно подчеркивали важность их военно-политического союза для борьбы с врагами Советской республики, значение братской, классовой солидарности трудящихся, вред националистической пропаганды, стремившейся подорвать содружество народов, посеять национальную рознь между ними.

Важнейшее место в идеологической работе Коммунистической партии занимало воспитание трудящихся, воинов армии и флота на принципах пролетарского интернационализма. Ленинская партия на протяжении всей освободительной борьбы российского пролетариата никогда не замыкалась в узконациональных рамках; революционные силы России она рассматривала как одни из отрядов всего коммунистического и рабочего движения. Вся работа партии проходила под знаменем пролетарского интернационализма, борьбы за братство между трудящимися всех стран. В. И. Ленин говорил, что каждый из советских воинов «несет с собой на фронт сознание того, что он борется за судьбу не только русской, но и всей международной революции...»7.

Выступая перед моряками, В. И. Ленин подчеркивал, что «мы верим в международную солидарность трудящихся масс, которые одолеют все препятствия и все препоны на пути борьбы за социализм»8.

Воспитанные партией в духе пролетарского интернационализма, советские моряки с огромным энтузиазмом встречали каждую весть об успехах революционной борьбы в других странах. Так, в ответ на сообщение о революции в Германии в ноябре 1918 г. моряки Волжской флотилии направили в Берлин телеграмму с выражением братской солидарности с немецким пролетариатом. Экипажи кораблей Балтийского флота в радиограмме революционным немецким морякам призвали их к высокой бдительности и сплочению рядов революционных сил. Гарнизон Кронштадтской крепости в марте 1919 г. направил приветствие рабочим и крестьянам Венгерской советской республики. Личный состав Астрахано-Каспийской флотилии горячо приветствовал открытие I конгресса Коммунистического Интернационала9.

Символом пролетарской солидарности трудящихся всех стран стали новые наименования многих кораблей и судов РККФ: «Карл Маркс», «Фридрих Энгельс», «Ленин», «Карл Либкнехт», «Бела Кун», «Гарибальди» и др.

В. И. Ленин, партия призывали бороться с агрессором не только оружием, но и «путем пропаганды и разложения его изнутри»10. Центральный Комитет РКП(б) придавал огромное значение развертыванию идейно-политической работы среди матросов и солдат Антанты. Всюду, где находились иностранные оккупационные войска, посланцы большевистской партии вели широкую пропаганду антиимпериалистических идеи, разоблачали захватнический характер империалистического похода против Советской России, несли в массы английских, французских, американских моряков и солдат правду о первом в мире государстве рабочих и крестьян, звали на совместную борьбу против международного капитала. Идеи интернациональной солидарности трудящихся проникали и «в массы английских солдат, которые пришли в Архангельск, и в массы матросов, которые заставили французский флот уйти из Одессы»11. Проникновение большевистских идей в войска интервентов, рост революционной солидарности иностранных солдат и моряков с русскими рабочими и крестьянами В. И. Ленин считал самой главной победой, которую мы одержали. «Путем агитации и пропаганды. — говорил он, — мы отняли у Антанты се собственные войска»12.

Активное участие в пропаганде идеи пролетарского интернационализма являлось подлинной школой коммунистического воспитания советских моряков. Результаты большевистской агитации среди иностранных войск наглядно показывали великую жизненную силу идей марксизма-ленинизма.

Идейно-политическое воспитание трудящихся, воинов армии и флота в течение всей гражданской войны было ареной острой, непримиримой борьбы, отражавшей классовые антагонизмы двух миров. Идеология нового общественного строя прокладывала путь в решительной борьбе против идеологии старого строя, против врагов общественного прогресса, стремившихся идейно разложить силы революции, помешать формированию нового духовного облика советского человека. Терпя поражение за поражением в военно-политической области, буржуазия делала ставку на борьбу в сфере идеологии, пытаясь удержать трудящихся в плену буржуазных идей, вызвать недоверие к идеям коммунизма, к политике большевистской партии. Как в политике, так и в идеологии буржуазия, писал В. И. Ленин, «из страха перед растущим и крепнущим пролетариатом... поддерживает все отсталое, отмирающее, средневековое»13. Важнейшей задачей Коммунистической партии являлось разоблачение всех разновидностей буржуазией идеологии. «Наша задача, — говорил В. И. Ленин. — побороть все сопротивление капиталистов, не только военное и политическое, но и идейное, самое глубокое и самое мощное»14.

Борьба против идеологических диверсий буржуазии имела огромное значение в общественно-политической жизни флота. Антисоветская деятельность меньшевиков, эсеров, анархистов, буржуазных националистов по подрыву боеспособности флота велась под прикрытием широкой социальной демагогии, с использованием всего арсенала средств антикоммунистической пропаганды. Боясь прямо говорить об истинных целях своей антинародной политики, скрывая свое прямое сотрудничество с самыми темными силами империалистической реакции, представители мелкобуржуазных партий маскировали свои истинные намерения фальшивыми лозунгами борьбы за «общенациональные» интересы, за «демократию для всех», за «свободу и равенство народа» и т. д. В противовес марксистской идеологии они пытались насаждать в матросской среде антипролетарскую, мелкобуржуазную идеологию. Объектом особенно яростных нападок со стороны классового врага были важнейшие положения марксизма-ленинизма о диктатуре пролетариата, руководящей роли рабочего класса и его авангарда. Вслед за идеологами буржуазии оппортунисты пытались атаковать научные основы марксистско-ленинского учения, твердили о несовместимости демократии с диктатурой пролетариата, протаскивали идеи о возможности «чистой», внеклассовой демократии, рисовали идиллическую картину общественных отношений в буржуазно-демократических государствах.

Коммунистическая партия, ведя непримиримую борьбу с буржуазной идеологией, противопоставляла ей подлинно научное мировоззрение, разоблачала идейные основы буржуазных взглядов, несла в массы марксистское понимание общественных процессов.

Основоположники марксизма-ленинизма всесторонне раскрыли классовую сущность общественных явлений, необходимость занимать при их оценке классовые, партийные позиции, прямо и открыто становиться на точку зрения определенного класса. Кто говорит о внеклассовой политике, писал В. И. Ленин, «того стоит просто посадить в клетку и показывать рядом с каким-нибудь австралийским кенгуру»15. Проповедь «внеклассовых» идеалов, фарисейские рассуждения об «абсолютной свободе» — это маскировка классовых целей буржуазии, пытающейся удержать массы под своим идейным влиянием, это один из методов идейной защиты старого мира, стремление растворить социалистическую идеологию в буржуазной. Отрицая классовость, партийность идеологии, буржуазные адепты стремились подвести трудящихся к выводу, будто основные социальные проблемы можно решить без классовой борьбы, без руководящей роли рабочего класса, без единства и сплоченности всех революционных сил. Эти утонченные методы буржуазной пропаганды были направлены на то, чтобы ослабить волю трудящихся к революционной борьбе, породить благодушие, притупить их бдительность.

В. И. Ленин учил, что социалистический демократизм — демократизм нового, высшего типа, так как в его основе — освобождение рабочего класса и всех трудящихся от эксплуатации и всех форм гнета. Социалистический демократизм переносит центр тяжести с формального провозглашения прав и свобод на их реальное осуществление. Вся система социалистического демократизма в отличие от буржуазной демократии рассчитана на самое широкое вовлечение трудящихся в управление всеми делами общества и государства, на привлечение масс к участию в управлении.

В. И. Ленин учил, что основной смысл пролетарской революции — преобразование общества, строительство новой жизни, творческая работа масс по созиданию новых общественных отношений. Вместе с тем революционное насилие является необходимым элементом пролетарской диктатуры. Масштабы его применения определяются прежде всего силой сопротивления свергнутых классов. Уроки революции показали, насколько важно уметь защищать революционные завоевания, какую роль играет готовность ответить революционным насилием на контрреволюционные выступления буржуазии.

Ленинский анализ сущности диктатуры пролетариата имел особое значение в борьбе против анархизма и других мелкобуржуазных течении, получивших в годы гражданской войны известное распространение среди определенной части моряков. Анархисты пытались истолковать положения марксизма о необходимости слома старой государственной машины как требование полной «отмены» всякого государства, как немедленный отказ от всякой государственности, политической власти и военной организации. Практически эта псевдонаучная «платформа» находила выражение в попытках анархистов развалить дисциплину, сорвать строительство регулярной армии и флота, восстановить матросов против назначения командиров, спровоцировать их на невыполнение приказов, неподчинение командованию и комиссарам и т. д. Подрывная деятельность анархистов отрицательно сказывалась на идейно-политическом и организационном укреплении рядов РККФ16  и требовала упорной, настойчивой работы большевистских организаций флота по решительному искоренению и преодолению мелкобуржуазных влияний среди отсталой, неустойчивой части моряков, не имевших политической закалки.

Опираясь на идеи марксизма-ленинизма, флотские коммунисты вели широкую разъяснительную работу, разоблачая провокационную деятельность деморализованных пророков «свободы личности» — «черной гвардии» анархистов. Подчеркивая принципиальные различил марксистской оценки роли государства от псевдонаучных «теорий» анархистов, В. И. Ленин, обращаясь к морякам, заявлял: «Мы говорим: мы не анархисты, мы — сторонники государства»17. Для строительства нового, рабоче-крестьянского государства необходима твердая власть, нужны меры принуждения, которые будут ответом на каждую попытку сопротивления власти трудящихся.

Важное место в работе партии по политическому воспитанию воинов армии и флота занимало всестороннее разъяснение внешней политики Советского государства, его неустанной борьбы за мир, против империалистической войны. Говоря о том, что Советское государство начало решительную борьбу против империалистической войны с первых же дней Октября, В. И. Ленин подчеркивал, что миролюбивые шаги Советской власти встречают отчаянное сопротивление международной буржуазии. «Теперь борьба за мир начата, — говорил Владимир Ильич на съезде моряков. — Борьба эта трудна. Кто думал, что мира достигнуть легко, что стоит только лишь заикнуться о мире, и буржуазия поднесет его нам на тарелочке, тот совсем наивный человек»18. История показала, что свое право на мир молодой Советской республике пришлось завоевывать в жестокой схватке, борьбе с вооруженной агрессией международного империализма.

На каждом из этапов гражданской войны задачи идейно-политической работы в армии и на флоте были неразрывно связаны с главными политическими задачами, стоявшими перед Советской страной. В дни нашествия кайзеровской Германии Коммунистическая партия мобилизовала все усилия трудящихся, воинов армии и флота на борьбу с германской агрессией. Когда против Советской республики выступили империалисты Антанты, развернулось наступление Колчака, затем Деникина, Юденича, Врангеля, идейно-политическая работа в Вооруженных Силах была нацелена на разгром белогвардейских войск и иностранных интервентов на главных фронтах гражданской войны. Лозунги партии, Ленинские призывы сосредоточить все силы на борьбу с внутренней и внешней контрреволюцией поднимали массы на защиту власти Советов, вселяли уверенность в победе, звали на самоотверженные подвиги во имя торжества коммунизма.

В годы гражданской войны Коммунистическая партия всеми средствами пропаганды и агитации разоблачала захватнические цели интервентов, антинародную сущность белогвардейских режимов и их политики на оккупированной территории, воспитывала жгучую ненависть к врагам трудового народа. Вместе с тем партия раскрывала всю трудность военного положения Советской республики, разъясняла необходимость мобилизации всех сил страны на военный разгром врага, необходимость создания и укрепления кадровых, регулярных вооруженных сил рабоче-крестьянского государства, способных надежно защитить завоевания Октября в борьбе с сильными, мощными армиями капиталистических государств.

Важное значение в идейно-политическом воспитании воинов Красной Армии и Флота имело разъяснение принципиальных отличий армии нового типа от армий буржуазных государств. В. И. Ленин, партия учили, что вооруженные силы рабоче-крестьянского государства по своему социальному характеру, целям и предназначению в корне отличны от армий буржуазных государств. «...В то время, как буржуазная демократия, — указывалось в Программе РКП (б), принятой на VIII съезде, — вопреки ее декларациям, превращала войско в орудие имущих классов, отделяя его от трудящихся масс и противопоставляя его им, уничтожая или затрудняя для солдат возможность осуществлять политические права, Советское государство сливает в своих органах, в Советах рабочих и солдат на почве полного равенства их прав и единства их интересов. Задачей партии является отстаивать и развивать это единство рабочих и солдат в Советах, укрепляя неразрывную связь вооруженной силы с организациями пролетариата и полупролетариата»19. Партия подчеркивала в своей Программе, что в противовес строю старой армии источником силы Красной Армии и Флота является неразрывная «связь военных формирований с фабриками, заводами, профессиональными союзами, организациями деревенской бедноты».

Центральное место в политическом воспитании личного состава РККФ занимало всестороннее раскрытие руководящей роли Коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата, в строительстве нового общества и защите его завоеваний. В ленинских работах «Очередные задачи Советской власти», «Пролетарская революция и ренегат Каутский», «Выборы в Учредительное собрание и диктатура пролетариата», в решениях партийных съездов были всесторонне раскрыты и обоснованы важнейшие положения о руководящей роли партии как авангарда пролетариата, разработаны теоретические основы ее стратегии и тактики, Ленинские принципы партийного руководства, убедительно доказали, что только партия, руководствующаяся марксистско-ленинской теорией, пользующаяся безраздельным довернем трудящихся, дисциплинированная и сплоченная, может возглавить рабочий класс и его союзников, внести единство и целеустремленность в деятельность всех государственных и общественных организаций, направить эту деятельность к единой цели. Указывая, что диктатура пролетариата есть упорная борьба против сил и традиции старого общества, В. И. Ленин подчеркивал, что «без партии... пользующейся доверием всего честного в данном классе, без партии, умеющей следить за настроением массы и влиять на него, вести успешно такую борьбу невозможно»20.

Раскрывая роль Коммунистической партии в строительстве нового общества, В. И. Ленин неустанно подчеркивал решающее значение тесного сплочения ее рядов, разоблачал классовую природу оппортунизма, который всегда представлял серьезную опасность для рабочего движения. Борьба с антимарксистскими взглядами, против проникновения в массы разлагающего влияния мелкобуржуазной идеологии находилась в центре внимания всех большевистских организации, руководивших политическим воспитанием воинов армии и флота.

«Установление и упрочение Советской власти как одной из форм диктатуры пролетариата на деле обеспечило невиданную, невозможную ни в одной капиталистической стране свободу и демократию для гигантского трудящегося большинства.

На опыте нашей страны была убедительно продемонстрирована истинность фундаментального ленинского положения о том, что только рабочий класс, ведомый Коммунистической партией, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, и ходе самого свержения, и борьбе за удержание и укрепление победы, в деле создания нового общественного строя»21.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 404.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 315.

3 См.: Балтийские моряки и борьбе за власть Советов (1917 — декабрь 1918), с. 273.

4 См.: «История СССР». 1968, № 5. С. 56, 101; Петраш В. Моряки Балтийского флота за победу Октября. С. 22

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 115.

6 Там же, с. 115, 116.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 76.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 118.

9 См.: Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. VI. М., 1971, с. 510; Балтийские моряки и борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 280, 295 и др.

10 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 212.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44. с. 163.

12 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 40, с 125.

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 166.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 406.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 4.

16 В 1918 — 1919 гг. анархистам удалось спровоцировать в частях флота ряд антисоветских выступлений, «пьяных бунтов», самосудов, убийств и т. д. Вместе с ними на флот пытались проникнуть различные деклассированные элементы. «...Тогда в Питере, — писала секретарь ЦК РКП (б) Е. Д. Стасова, — немало бандитов надевало матросскую форму и бесчинствовало под видом моряков» (Великая Октябрьская социалистическая революция. Cб. воен. М„ 1957, с. 67).

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 113.

18 Там же, с. 116.

19 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 44

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 27.

21 О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС от 31 января 1977 года, с. 5.

 

2. Партийное руководство идейно-воспитательной работой в РККФ

Руководство политическим воспитанием личного состава армии и флота являлось одним из важнейших участков работы Центрального Комитета РКП (б), Политического управления Республики; вопросы идеологической работы были в центре внимания политорганов армии и флота, а также местных партийных комитетов, Решения партийных съездов, пленумов ЦК, речи, выступления, статьи В. И. Ленина по важнейшим вопросам текущей политики и партийного строительства определяли содержание идейно-политической деятельности флотских политорганов и парторганизаций, давали конкретные направления агитационно-пропагандистской работе.

Партийное руководство идеологической работой обеспечивало ее массовость, действенность и целеустремленность, постоянное повышение идейно-теоретического уровня, неразрывную связь с организаторской работой по мобилизации личного состава флота на решение поставленных задач. Рассматривая пропаганду и агитацию как важнейшее средство мобилизации масс, В. И. Ленин уделял повседневное внимание организации политической работы, участвовал в подборе и подготовке лекторов и агитаторов, давал конкретные советы по содержанию, формам и методам партийно-политической работы. Непосредственное участие В. И. Ленина, членов Центрального Комитета партии в политическом воспитании моряков, в организации и развертывании агитационно-массовой работы имело огромное значение для идейной закалки матросских масс и усиления влияния большевистской партии на все стороны жизни флота.

В начале ноября 1917 г. В. И. Ленин встретился с группой моряков-агитаторов, которые отправлялись на юг для пропагандистской и организаторской работы. После беседы с ними Владимир Ильич на листке записал: «Матросы организуют группу в 100 агитаторов в южные хлебные губернии. Только что я столковался с ними»1. В феврале 1918 г. В. И. Ленин принял делегатов Кронштадтского Совета, приехавших в Петроград для организации агитационных групп и направления их в приморские районы страны. В записке Свердлову Владимир Ильич просил удовлетворить просьбы кронштадтцев. В заключение беседы он дал высокую оценку деятельности Кронштадтского Совета 2.

Встречаясь с посланцами флота, В. И. Ленин беседовал с ними по наиболее актуальным политическим вопросам, разъяснял политику Коммунистической партии и Советского правительства, интересовался основными событиями в общественно-политической жизни флота, настроениями и нуждами моряков. Так, в ноябре во время встречи с агитаторами Балтийского флота он особенно интересовался их отношением к вопросу об «однородном социалистическом правительстве»3. Большевики Балтики твердо поддерживали ленинский курс партии в отношении оппортунистов, не веривших в революционные силы народа. Позиция флотских коммунистов по этому вопросу была выражена 8 ноября в резолюции общего собрания Кронштадтской организации РСДРП (б). В ней подчеркивалось, что всякие шатания колеблющихся «революционеров», испугавшихся широкого размаха революции, могут пойти лишь на пользу классовым врагам пролетариата. «Уход некоторых большевиков с ответственных революционных постов против воли партии, — писали кронштадтцы, — мы осуждаем как попытку дезорганизации, но твердо верим, что он не может поколебать рядов восставших пролетариев»4.

Центральный Комитет партии предъявлял высокие требования к содержанию, формам и методам идейно-политической работы на флоте.

Примером большевистской агитации и пропаганды высочайшего уровня были выступления В. И. Ленина перед рабочими, красноармейцами, матросами, проникнутые высокой партийностью, глубокой связью с задачами революционной борьбы, единством теории и практики, непримиримостью к буржуазной идеологии. Только за первые два месяца Советской власти Владимир Ильич более пятидесяти раз выступал перед трудящимися и воинами Петрограда. На многих из этих собраний присутствовали балтийские моряки. «Только после инструктивного совещания у В. И. Ленина, — писал комиссар 2-го Балтийского экипажа матрос большевик В. И. Захаров, присутствовавший на совещании представителей воинских частей Петрограда в ноябре 1917 г., — я стал более уверено управлять всей жизнью матросов экипажа»5.

Каждое выступление В. И. Ленина было большим политическим событием в жизни флота. Так, 13 марта 1919 г. перед выступлением Владимира Ильича на митинге в Народном доме в Петрограде Политический отдел Балтийского флота телефонограммой оповестил все корабли и части: «Всем морским и береговым частям в полном составе со знаменами и оркестрами музыки явиться сегодня, т. е. 13 марта, к 5 часам в помещение оперного зала Народного дома, где выступит т. Ленин»6. В своем выступлении Ленин осветил международное и внутреннее положение Советской республики, подчеркнул, что обороноспособность страны с каждым днем возрастает. Наши победы на фронтах, указал Владимир Ильич, «стали возможны исключительно благодаря усилению партийной и культурно-просветительной деятельности в рядах Красной Армии»7.

В декабре 1919 г. представители флота участвовали в работе VII съезда Советов. В перерыве между заседаниями В. И. Ленин беседовал с группой матросов: просил их рассказать о боевых делах, политическом настроении личного состава. Прощаясь с ними, он пожелал им успехов и активной работы среди населения по разъяснению задач Советской власти и укреплению союза рабочего класса с трудовым крестьянством.

В 1918 — 1920 гг. в Петрограде, Астрахани, Нижнем Новгороде, Севастополе, Кронштадте и других портах и базах неоднократно выступали Я. М. Свердлов, М. И. Калинин, И. В. Сталин, А. В. Луначарский, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Киров и другие видные работники партии.

Секретарь ЦК РКП (б), председатель ВЦИК Я. М. Свердлов, выступая в Петроградском клубе моряков в ноябре 1918 г., выразил уверенность, что «моряки Балтийского флота по примеру своей постоянной революционной деятельности будут с той же энергией продолжать новое строительство нового социалистического строя»8. М. И. Калинин, прибывший в декабре 1919 г. в Петроград для вручения городу ордена Красного Знамени, посетил Кронштадт, где выступил на многотысячном митинге гарнизона крепости. «...Кронштадт, — говорил Калинин. — особенно ненавистен мировой контрреволюции. Кронштадт — ключ Петрограда... И поэтому вполне естественно, что каждый рабочий, каждый красноармеец, каждый матрос должен постоянно чувствовать и думать, что они здесь находятся на самом почетном и вместе с тем на самом ответственном посту российской революции»9.

Центральный Комитет партии уделял постоянное внимание широкому распространению политической литературы, произведений классиков марксизма-ленинизма в армии и на флоте. В первый же год после революции были изданы такие важнейшие ленинские работы, как «Государство и революция», «Карл Маркс», «Империализм, как высшая стадия капитализма», сборники «За 12 лет», «Против течения», брошюра «Социализм и война»; все важнейшие ленинские статьи, выступления, доклады на партийных съездах публиковались на страницах партийной и военной печати. Всего в 1918 — 1919 гг. было выпущено около 5 млн. экземпляров произведений Маркса, Энгельса, Ленина, сыгравших огромную роль в идейной закалке трудящихся, воинов армии и флота. Произведении основоположников марксизма-ленинизма были настольными книгами в большевистских организациях. Говоря об огромном интересе к ленинской работе «Государство и революции», секретарь ЦК РКП (б) Е. Д. Стасова писала, что «агитаторы, военные хотят получить ее сотнями экземпляров»10.

В Центральный Комитет РКП (б) обращались за партийной литературой из Кронштадта, Севастополя, Новороссийска, Одессы, Мурманска, Архангельска, Астрахани и других портов и баз11. Многие ленинские статьи, партийные решения рассылались непосредственно Центральным Комитетом во все партийные организации.

По данным издательства ВЦИК, представленным в Секретариат ЦК РКП (б) в марте 1919 г., в библиотеки армии и флота систематически направлялись многие произведения основоположников марксизма-ленинизма, в том числе труды: К. Маркса и Ф. Энгельса «Манифест Коммунистической партии», К. Маркса «Наемный труд и капитал», Ф. Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке», В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», «Государство и революция», «Пролетарская революция и ренегат Каутский», «Очередные задачи Советской власти», «Политические партии в России» и др.12.

В составе Политического управления Республики в октябре 1919 г. был создан литературно-издательский отдел, который в период гражданской войны подготовил и выпустил для армии и флота до 30 млн. экземпляров различных изданий, в том числе 4,5 млн. книг и брошюр, 3,3 млн. газет и журналов, свыше 14 млн. листовок и воззваний, 7,6 млн. плакатов.

Важной формой большевистской агитации и пропаганды являлось разъяснение декретов Советской власти. «Если в прежнее время мы пропагандировали общими истинами, то теперь мы пропагандируем работой.., — говорил В. И. Ленин. — Наш декрет есть... призыв к массам, призыв их к практическому делу. Декреты, это — инструкции, зовущие к массовому практическому делу»13.

Огромная роль в идейно-политическом воспитании трудящихся принадлежала большевистской печати, прежде всего газете «Правда» — центральному органу ЦК РКП (б). Через «Правду» Центральный Комитет обращался к рабочим и крестьянам, красноармейцам и матросам, призывал их на борьбу за власть Советов. «Правда» выступала коллективным пропагандистом, агитатором и организатором в борьбе за претворение в жизнь политики большевистской партии, воспитывала трудящихся в духе революционного марксизма, способствовала росту и укреплению партийных рядов, расширению их связей с массами.

Ленинская «Правда», широко распространяемая среди моряков, играла исключительно важную роль в политическом воспитании матросских масс и их сплочении вокруг большевистской партии. На страницах газеты регулярно освещались важнейшие события общественно-политической жизни флота, рассказывалось о борьбе моряков против контрреволюции, об их единении с рабочим классом.

Наряду с «Правдой» на флотах и флотилиях широко были известны такие газеты, как «Известия ВЦИК». «Петроградская правда», «Красная газета», «Беднота». Политотдел Балтийского флота ежемесячно распространял среди моряков 120 — 180 тыс. газет. С марта 1919 г. начала выходить газета «Красный Балтийский флот» — орган политотдела Балтфлота, первое регулярное периодическое издание советского ВМФ. Задачами газеты являлось проведение в матросскую среду идеи коммунистического строительства, информация по всем основным общеполитическим вопросам, освещение различных сторон жизни флота, борьба за укрепление боеспособности флота. Вскоре газеты стали выходить на Волжской. Днепровской и других военных флотилиях. Большевистская печать несла в массы правдивое большевистское слово, активно пропагандировала идеи марксизма-ленинизма, раскрывала авангардную роль коммунистов.

Важное место в агитации и пропаганде занимали политические доклады. С докладами о текущих политических событиях и задачах личного состава на кораблях и в базах регулярно выступали видные политические и военные работники, члены реввоенсоветов, представители партийных комитетов и др. По указаниям ЦК РКП(б) в 1919 г. в агитационной работе среди моряков Петрограда и Кронштадта участвовали Максим Горький и Демьян Бедный.

Одной из основных форм агитационно-пропагандистской работы на флоте являлись лекции на политические темы. «Основная цель политических лекций, — отмечал начальник Политотдела Балтфлота В. М. Орлов, — дать научное понимание вопросов текущего момента и коммунистического строительства...»14 Политорганы добивались высокого идейно-научного уровня лекционной пропаганды, разнообразия тематики, привлечения квалифицированных лекторов. Наряду с лекциями по текущей политике, занимавшими ведущее место в политической пропаганде, читались лекции на исторические, экономические, военно-политические темы. К чтению лекций привлекались работники Наркомпроса и высших учебных заведений.

На Балтийском флоте ежемесячно проводилось от 40 до 90 лекции по различной тематике: «Программа Российской Коммунистической партии (большевиков)», «О коммунизме», «III Интернационал», «История революционного движения», «Маркс, Энгельс, Ленин », «Политическая и экономическая жизнь Советской России», «Царство труда», «Аграрный вопрос в Советской России», «Революция и культура», «Церковь и государство», «Самосознание при защите Советской России», «Капитализм и империализм», «Современный капитализм»15.

Одной из широко распространенных форм пропаганды являлись массовые митинги и собрания моряков, проводившиеся в связи с важными политическими и военными событиями. В митингах принимали участие тысячи моряков. Только в августе — октябре 1919 г. в базах Балтийского флота было проведено 160 митингов и массовых собраний. На митингах заслушивались доклады, воззвания, обращения, обсуждались такие вопросы, как «Задачи красных моряков в борьбе за власть Советов», «Международное положение и Советская Россия», «Пролетарская революция в Венгрии», «Поднятие боеспособности и революционной дисциплины на флоте», «Предательство левых эсеров» и др.

На многих митингах принимались приветствия съездам и конференциям РКП (б), В. И. Ленину, Красной Армии, международному пролетариату. Участники митингов заверяли партию в своей непоколебимой решимости до конца отстаивать дело революции. Митинги выливались в яркую демонстрацию сплочения моряков вокруг партии.

Свидетельством высокой политической активности моряков являлась их готовность к выполнению боевых задач, выдвинутых в призывах и обращениях Центрального Комитета Коммунистической партии. В ответ на призывы партии подняться на борьбу с Колчаком, Деникиным. Юденичем, Врангелем моряки клялись до последней капли крови защищать завоевания Октября, выражали готовность идти на самые трудные участки борьбы с контрреволюцией.

В общественно-политической жизни флота находила отражение острая классовая борьба против антисоветской деятельности мелкобуржуазных партии. В своей контрреволюционной деятельности эсеры, меньшевики пытались использовать для разжигания недовольства в среде матросских масс трудности, переживаемые страной, отдельные проявления бюрократизма, недостатки в работе отдельных звеньев аппарата и др.

Огромная организаторская и идейно-воспитательная работа Коммунистической партии способствовала росту политической закалки и классового самосознания моряков, которые давали правильную оценку важнейшим политическим событиям, решительно поддерживали политику большевистской партии, клеймили предательство меньшевиков и эсеров, давали отпор провокаторам. Свидетельством высокой политической сознательности революционных моряков было отношение их к контрреволюционным выступлениям, спровоцированным эсеро-меньшевистскими лидерами в Минной дивизии Балтийского флота в мае 1918 г., во 2-м Балтийском экипаже в октябре 1918 г. и др. На многочисленных митингах и собраниях моряки с гневом и презрением клеймили антисоветские вылазки контрреволюции.

Особенно важное значение в идейно-политическом воспитании моряков имела повседневная работа агитаторов непосредственно на кораблях и в частях. Подчеркивая важность кропотливой работы с людьми, В. И. Ленин говорил: «Мало собраний и митингов, нужна личная агитация, надо обходить мобилизуемых, надо внушить каждому, в отдельности, что от его храбрости, решительности и преданности зависит окончание войны»16.

В повседневную агитационно-пропагандистскую работу среди матросских масс политорганы и партийные организации вовлекали наиболее опытных и подготовленных коммунистов и беспартийных. Агитаторы разъясняли смысл партийных решений, отвечали на самые злободневные вопросы, воспитывали личным примером.

Политорганы РККФ заботились о широком охвате масс пропагандой и агитацией. Для обеспечения оперативности политической информации использовалась передача новостей по радио, телеграфу, телефону; переданные сообщения помещались в «Плакатных вестниках». Широкое распространение получили групповые беседы и политинформации, коллективные читки газет, воззваний и листовок; в работе агитаторов широко использовалась переписка с родными, встречи с ветеранами революционного движения, делегациями рабочих, участниками боевых действий против белогвардейцев и интервентов.

В подготовке пропагандистов и агитаторов на флотах и флотилиях активное участие принимали местные партийные организации военно-морских баз, портов, судостроительных заводов. Особенно тесные контакты были между флотскими партийными коллективами и партийными комитетами Петрограда, Нижнего Новгорода, Астрахани. Так, политотдел Волжской флотилии использовал курсы и школы Нижнего Новгорода (где базировались корабли флотилии) для политической учебы агитаторов и партийных активистов, привлекал для агитационно-массовой работы на кораблях опытных партийных работников из местных партийных организаций. Партийные организации Нижегородского губкома в ноябре — декабре 1918 г. выпустили более 420 тыс. воззваний, распространили 75 тыс. брошюр; в январе — марте 1919 г. выпустили 100 тыс. листовок. С осени 1918 г. в Нижнем Новгороде были организованы школа агитаторов и три партийные школы, в программу которых входило изучение основных вопросов марксизма-ленинизма, истории революционного движения, классовой борьбы пролетариата, международной политики, национальных отношений и др.17.

Участие местных парторганизаций в агитационно-пропагандистской работе среди моряков значительно усилилось после VIII съезда партии. Реализуя решения съезда, Центральный Комитет РКП (б) в июле 1919 г. обратился с циркулярным письмом ко всем губернским комитетам, в котором вновь обращал внимание местных партийных организаций на необходимость усиления партийной работы в Красной Армии. ЦК указывал, что VIII съезд вменил в обязанность местным организациям ведение систематической работы по коммунистическому воспитанию красноармейцев в тыловых частях. Для того чтобы Красная Армия была действительно социалистической, подчеркивалось в письме, необходимо, чтобы она была не только классовой по своему составу, но и чтобы воины ясно и правильно сознавали свои классовые интересы. А для этого нужна партийная работа; ей необходимо уделять максимум внимания и энергии18.

В центре внимании флотских политорганов и партийных организаций находилась конкретная, целеустремленная работа по повышению боеготовности и боеспособности кораблей, по мобилизации моряков на решение практических задач. Вне связи с жизнью, с практикой коммунистического строительства, указывал В. И. Ленин, идеологическая работа превращается в политическую трескотню. Воспитывая в моряках глубокую коммунистическую убежденность, политорганы и партийные организации видели свою главную задачу в том, чтобы их политическая сознательность выражалась в практических делах, в решении поставленных задач.

Практика показывала, что там, где слабо проводилась партполитработа, там были неизбежны неудачи и поражения. Один из участников боев за Архангельск в августе 1918 г. в своем письме в ЦК партии правильно указывал, что одной из причин сдачи города была слабая постановка политико-воспитательной работы среди моряков, их доверчивость к «кающимся» офицерам, эсерам и т. д. «На протяжении одного месяца было два митинга и были приняты разноречивые резолюции: одна за английскую ориентацию, другая в защиту Советской власти»19.

Там, где была хорошо поставлена партийно-политическая работа, там обеспечивались и достигались боевые успехи. Военный комиссар Днепровской военной флотилии, докладывая в Политическое управление Республики о состоянии политико-воспитательной работы среди личного состава, отмечал, что моряки флотилии с большим интересом воспринимают идеи коммунизма, активно участвуют в партийной работе. «Этим можно объяснить то, — заключал он, — что все боевые приказы исполнились ими с большой храбростью и мужеством»20.

Воплощением преданности Родине, мерилом политической сознательности каждого моряка являлась его самоотверженность в борьбе с врагами Советской власти. Именно так выражали свою убежденность в правоте дела социализма многие тысячи революционных моряков ни фронтах гражданской войны.

Во время суровых испытаний со всей полнотой раскрылась авангардная роль коммунистов, беззаветных борцов за освобождение народа, людей несгибаемой воли и мужества, стойкости и упорства. В «Памятке моряка-коммуниста», вручавшейся членам РКП (б) на Астрахано-Каспийской флотилии, подчеркивалось: «...Моряк-коммунист — опора красных войск. Он обязан быть примером беззаветной храбрости и стойкости в бою, терпения и выносливости при всех трудностях и лишениях в боевой обстановке; честного и энергичного исполнения всех своих служебных обязанностей... Моряк-коммунист должен добровольно или беспрекословно брать и выполнять самые опасные, тяжелые и трудные поручения и работы. Первым — в наступление, последним — из боя»21.

На фронтах гражданской войны лицом к лицу сталкивались носители противоположных идеологий. Защитники рабоче-крестьянского государства на собственном опыте убеждались в правоте большевистского мировоззрения, в правильности большевистской пропаганды, видели подлинный облик классовых врагов, их ненависть к трудящимся. Из горнила революционной борьбы выходили тысячи новых убежденных борцов за правое дело.

Прошедшие горнило классовых боев воины армии и флота проникались ненавистью к врагам, учились оценивать идейные «платформы» различных политических партий не по их словам, а по делам, по тому, что они приносят трудовому народу. Жизнь помогала глубокому проникновению в суть политических явлений и процессов, не механическому заучиванию азов и формул книжных знаний, а их глубокому осмысливанию.

Опыт боевых действий против кадровой армии интервентов и белогвардейцев учил, что для военной победы над ними важен не только героизм и самопожертвование, но и образцовая организация, дисциплина, военные знания.

Требования Коммунистической партии об укреплении железной воинской дисциплины обеспечивались прежде всего методами убеждения. Задача воспитания сознательной дисциплины являлась одной из центральных задач идейно-воспитательной работы на флоте. Необходимо, подчеркивал И. И. Ленин, «не за страх, а за совесть исполнять все законы о Красной Армии, все приказы, поддерживать дисциплину в ней всячески...»22.

Проводя повседневную работу по укреплению дисциплины, политорганы, партийные организации, коммунисты разъясняли матросам коренную разницу между дисциплиной в буржуазных армиях и дисциплиной в армии социалистического общества. С победой нового общественного строя, учил В. И. Ленин, «дисциплина должна создаваться на совершенно новых началах, дисциплина доверия к организованности рабочих и беднейших крестьян, дисциплина товарищеская, дисциплина всяческого уважения, дисциплина самостоятельности и инициативы в борьбе»23. Особенно важна высокая дисциплинированность там, где деятельность людей связана с обслуживанием техники. В. И. Ленин указывал, что «техника предписывает безусловно строжайшую дисциплину, величайшую аккуратность при соблюдении каждым указанной ему доли работы, под угрозой остановки всего дела или порчи механизма...»24.

Формирование коммунистического мировоззрения, идейная закалка моряков были неотделимы от воспитания нового отношения к общественной собственности и общественному труду, ответственности за сохранение и сбережение материальных ценностей, ставших общенародным достоянием. Борьба за сознательное отношение к общественной собственности являлась составной частью формирования духовного облика нового человека, ликвидации старых нравов и привычек мелкособственнической психологии, преодоления пережитков прошлого в сознании людей. Сбережение и сохранение боевой техники и всех материальных средств, находившихся на флоте, беспощадная борьба с расхитителями народного имущества являлись непременным долгом каждого моряка. «Каждый корабль, каждая казенная вещь и всякий материал, — говорилось в Положении о правах и обязанностях военных моряков (август 1918 г.), — есть достояние трудового народа России... Никто не имеет права употреблять народное достояние в свою или чью-либо пользу» 25.

Идейно-воспитательной работе по повышению политической сознательности моряков, особенно молодежи, способствовало развертывание деятельности культурно-просветительных учреждений флота. В первые же месяцы Советской власти в Петрограде, Кронштадте, Ревеле, Гельсингфорсе, Севастополе и других базах были созданы матросские университеты, школы, курсы, ставшие центрами культурно-просветительной работы на флоте. Только в матросском университете Гельсингфорса занималось свыше 6 тыс. моряков; к чтению лекций было привлечено около 50 преподавателей. Ведущее место в организации культурно-просветительной работы занимал Петроградский матросский клуб. Руководству клуба неоднократно помогали Н. К. Крупская и А. В. Луначарский; его деятельностью интересовался В. И. Ленин26.

20 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров пол председательством В. И. Ленина обсудил вопрос об оплате лекторов в матросских университетах, что способствовало дальнейшему развертыванию культурно-просветительной работы на флоте27.

Для широкой пропаганды коммунистических идей в РККФ постоянно расширялась сеть культурно-просветительных учреждений, школ но ликвидации неграмотности и др. В них регулярно проводились лекции и доклады, устраивались читки газет, организовывались кружки художественной самодеятельности и др. В 1919 г. на кораблях и в частях Кронштадта было 27 школ, в Петрограде — 5 клубов с матросскими университетами, на Волжской флотилии в 1919 г. было организовано 58 культурно-просветительных комиссий28.

Широко была развернута культурно-массовая работа на Онежской флотилии. «Как только основалась Онежская морская база, — сообщала газета «Красный Балтийский флот», — моряки-коммунисты сейчас же вошли во все местные советские и партийные организации и сразу же заметно оживили их деятельность. 8 февраля 1919 г. состоялось открытие культурно-просветительного клуба моряков им. Ленина».

Для повышения уровня идейно-массовой работы большое значение имело воспитание моряков на революционных и боевых традициях, широкое использование богатейших материалов по истории революционного движения на флоте. С этой целью в марте 1919 г. командование РККФ обратилось в Совет Народных Комиссаров с докладом о возобновлении деятельности Центрального Военно-морского музея в Петрограде. Правительство удовлетворило это ходатайство. 9 апреля В. И. Ленин подписал постановление о выделении для этой цели необходимых ассигнований29.

Важными очагами культурно-просветительной работы на флоте были библиотеки и избы-читальни. По данным ВЦПК, представленным в Секретариат ЦК РКП (б), к весне 1919 г. и ведении политорганов РККФ находилось свыше 250 библиотек и изб-читален30.

В. И. Ленин проявлял непосредственную заботу о политическом просвещении моряков. В мае 1919 г. во время беседы с представителем профсоюза водников Северного бассейна М. С. Пестовским о помощи речников фронту, Владимир Ильич просил Н. К. Крупскую оказать им содействие в приобретении литературы для судовых библиотек Северо-Двинской военной флотилии31.

С первых дней Октября моряки активно участвовали в агитационно-пропагандистской работе среди трудящихся. Во многих городах и сельской местности они выступали пламенными пропагандистами ленинских идей, разъясняли политику партии, значение декретов Советской власти. От многих партийных и советских организаций поступали просьбы прислать моряков для агитационной и организаторской работы.

Борьба на фронтах гражданской войны была неразрывно связана с идейно-организаторской работой среди трудящихся прифронтовых областей. «Нам... — писал комиссар отряда моряков с Северного фронта, — приходится не только драться, но также быть агитаторами и организаторами среди местного крестьянства...»32.

Широкий размах приобрела идейно-организаторская работа флотских коммунистов в Поволжье. Политотдел Волжской флотилии развернул пропаганду коммунистических идеи в освобожденных от белогвардейцев деревнях, селах и городах на побережье Волги и Камы33. Активно участвовали в агитационно-массовой работе моряки Днепровской флотилии. В ходе военных действии против бело-панской Польши военный комиссар Днепровской военной флотилии докладывал Политуправлению Республики: «Не удовлетворяясь работой только среди военморов, вели работу также и среди крестьян, где матросы имеют большое влияние на массы; посылали своих представителей в местные ревкомы и агитаторов по деревням»34.

Усиление партийно-политической работы среди моряком, рост их идейной закалки, неразрывная связь с трудящимися была важнейшим условием успешного решения задач, поставленных перед РККФ. Флотские коммунисты и в боях, и в труде шли в авангарде матросских масс, были той цементирующей силой, которая сплачивала моряков, вооружала их идеями марксизма-ленинизма, воспитывала в духе преданности рабоче-крестьянской власти и непримиримой ненависти к классовым врагам.

Примечания:

1 Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) — РКП (б) в 1917 — 1918 гг., с. 60.

2 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 257.

3 Проект создания так называемого «однородного социалистического правительства» (с участием различных политических партий) был выдвинут в конце октября 1917 г. эсеро-меньшевистским руководством Викжеля (Всероссийский исполнительный комитет союза железнодорожников), рассчитывавшим занять  в этом правительство ведущее положение и использовать его для подрыва Советской власти и борьбы против диктатуры пролетариата. На заседании ЦК РСДРП (б) было принято решение разоблачить эти попытки. Однако Каменев, Зиновьев, Рыков, Милютин, Ногин заняли правооппортунистическую позицию. Пытаясь противодействовать линии партии, они вышли из ЦК и СНК. 7 ноября в «Правде» было опубликовано обращение ЦК, в котором оппозиционеры были заклеймены как дезертиры революции (см.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 47 — 49, 70— 76, 451 — 452).

4 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 27.

5 Военные моряки в борьбе за победу Октябрьской революции, с. 443.

6 «Морской сборник», 1966, № 4, с. 15.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 35-36.

8 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 -декабрь 1918), с. 281.

9 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 319

10 В. Ленин в Октябре и в первые годы Советской власти., с. 120.

11 См.: Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) — РКП (б) в 1917 — 1918 гг.,  с. 76, 167, 172, 177, 179, 225, 302 и др.

12 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 65, ед. хр. 117, л. 18-38

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 198, 199.

14 Балтийские моряки и борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 51.

15 См. там же, с. 51-53. 257 — 258.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 317

17 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 4, ед. хр. 51, л. 16 — 17, 25 — 26.

18 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 65, д. 16, л. 404.

19 Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. IV. М., 1969, с. 138.

20 Партийно-политическая работа в Красной Армии (март 1919 — 1920 гг.). Документы, М., 1964, с. 390.

21 «Военно-исторический журнал», 1964, № 9, с. 125.

22 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 152.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 500.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 109.

25 Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 288.

26 См.: Хесин С. С. Матросы революции, с. 369.

27 См.: Владимир Ильич Ленин, Биографическая хроника, т. 5, с. 74.

28 См.: Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. VIII, с. 673 — 675; ЦГА ВМФ, ф. р-5, on. I, д. 304.

29 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 632.

30 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 65, ед. хр. 117, с. 36.

31 См.: За советский Север. Сборник документов и воспоминаний. Вологда, 1960, с. 147 — 150.

32 «Военно-исторический журнал», 1961, № 4, с. 107.

33 См.; Переписка Секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями, т. VIII, с. 673 — 676.

34 Партийно-политическая работа в Красной Армии (март 1919-1920 гг.), с. 300.

 

3. «Учиться военному делу настоящим образом»

Создавая Вооруженные силы нового типа, Коммунистическая партия руководствовалась ленинскими положениями о необходимости овладения военными знаниями для успешного решения задач революционной борьбы. Развивая взгляды основоположников марксизма. В. И. Ленин всесторонне раскрыл важность военных знаний, военной техники и организации как необходимого орудия в руках трудящихся. Тесная взаимосвязь революционной борьбы с состоянием военного дела, умение вести боевые действия против контрреволюционных сил являлись важнейшими уроками революции.

Необходимость овладения военным делом возрастала по мере внедрения в армию и флот машинной техники. Чем больше степень механизации войск, тем более широкий круг знаний требуется для обслуживания оружия и технических средств. Еще по опыту русско-японской войны В. И. Ленин сделал принципиальный вывод о том, что любые затраты на постройку военных кораблей бесполезны «при неумении обращаться с современными судами, при отсутствии людей, способных со знанием дела пользоваться новейшими усовершенствованиями военной техники»1.

Особое значение приобрело овладение военным делом, когда перед трудящимися Советском страны во весь рост встала задача вооруженной защиты социалистического Отечества от империалистической агрессии. Подготовка и обучение кадров, способных владеть оружием, стали важнейшим звеном советского военного строительства. Решению этой задачи Коммунистическая партия уделяла первостепенное внимание с самого начала создания Красной Армии и Флота.

Выдвинутое В. И. Лениным на VII съезде РКП (б) требование «учиться военному долу настоящим образом» определило главную задачу партии и дело подготовки трудящихся к защите социалистического Отечества.

Подготовка командных кадров РККФ из среды рабочих и крестьян являлась в годы гражданской войны более сложной задачей по сравнению с подготовкой общевойсковых командиров Красной Армии. «Служба во флоте, — говорил М. В. Фрунзе, — является самой сложной и технически самой трудной из всех специальных служб. Современный боевой корабль представляет сочетание элементов целого ряда областей промышленной техники. Это организм, составленный из самых сложных и тончайших механизмов, требующих особого искусства...»2  Потребовались огромные усилия Коммунистической партии, чтобы на первых же этапах советского военного строительства приступить к решению этой сложной задачи.

Для организации военно-морского образования, обучения и воспитания моряков Советское государство выделяло значительные средства на содержание военно-морских учебных заведений, обучение команд и расходы «по учебной и ученой части» в течение 1918 — 1920 гг. Совет Народных Комиссаров ассигновал Наркомату по морским делам более 175 млн. рублей. Система подготовки кадров флота непрерывно развивалась и совершенствовалась. По сравнению с 1918 г. расходы на эти цели в 1919 г. увеличились в 4,5 раза, в 1920 г. — в 12 раз.

Созданные в октябре 1918 г. Курсы командного состава РККФ являлись основным центром подготовки новых командиров флота, на которых готовились специалисты по штурманской, артиллерийской, минной, радиотелеграфной и механической частям. Первоначально они были рассчитаны на 4-месячный срок обучения — меньше, чем нормальный курс подготовки в учебных отрядах некомандного профиля. Но уже первые месяцы учебы заставили внести существенные коррективы.

Несмотря на то что по условиям приема слушателя должны были иметь общее начальное образование и двухгодичным опыт службы на кораблях, при разработке учебных планов и в ходе самого учебного процесса пришлось встретиться с большими трудностями, боевая обстановка требовала сокращенных сроков обучения, сложность же военно-морского дела, необходимость овладения основами многих военных и технических знании не давали возможности подготовить морских командиров за короткий срок. Поэтому в июне 1919 г. Курсы были реорганизованы в Училище командного состава флота. Постоянный состав преподавателей и всего учебного персонала был увеличен до 320 человек. Вскоре срок обучения в училище был продлен до 3,5 лет. С сентября 1920 г. Училище командного состава флота стало высшим военно-морским учебным заведением.

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии придавали огромное значение идейно-воспитательной работе в военно-учебных заведениях армии и флота. В феврале 1919 г. Центральный Комитет партии обратился с письмом ко всем комитетам и партийным организациям РКП(б) о политическом воспитании в Красной Армии. В письме указывалось, что политическое воспитание личного состава Вооруженных сил — дело первостепенной важности. Однако на курсах, где готовятся будущие красные офицеры, политическая работа ведется еще слабо. Центральный Комитет предложил всем местным партийным организациям обратить самое серьезное внимание на партийную работу на курсах, привлечь к ней лучшие силы, обеспечить курсы квалифицированными лекторами и пропагандистами, укрепить партийные ячейки, наладить тесную связь с местными партийными организациями3.

Указания и требования ЦК сыграли важную роль в организации партийно-политической работы в Училище командного состава РККФ. Партийная организация училища стала одной на самых крупных среди большевистских коллективов кораблей и частей флота, находившихся в Петрограде. Будущие командиры РККФ за время учебы не раз оставляли свои классы, брались за винтовку, активно участвовали в обороне Петрограда. Из курсантов первых наборов многие стали видными руководителями и командирами советского Военно-Морского Флота. Среди них — Г. И. Левченко, И. Д. Снитко, К. О. Осипов, Г. Г. Мидин. А. Д. Козлов и др.

Большое внимание уделил В. И. Ленин старейшему военно-научному и учебному заведению флота — Морской академии. Здесь были сосредоточены крупные силы ученых по всем отраслям военно-морской науки. Они были привлечены к чтению лекций по военно-морским дисциплинам для политических комиссаров Балтийского флота.

Вопрос о повышении военной квалификации политсостава РККФ был поставлен весной 1919 г. по инициативе Реввоенсовета Балтфлота. 3 апреля 1919 г. командующий морскими силами В. М. Альтфатер обратился в Совет Народных Комиссаров с докладом, в котором поддерживалось ходатайство РВС Балтийского флота об открытии двухмесячных курсов морских комиссаров. Перед курсами ставилась задача поднять уровень военно-морских познаний комиссаров, чтобы они могли и в «оперативной области говорить с командным составом на одном языке и тем самым согласовать работу командиров и комиссаров в вопросах оперативного и технического характера»4.

Это предложение было одобрено правительством, 5 апреля 1919 г. В. И. Ленин подписал постановление СНК об отпуске необходимых средств на содержание двухмесячных курсов морских комиссаров5.

Курсы комиссаров Балтийского флота были открыты при Морской академии, в стенах которой впервые стали учиться выходцы из народа. Как докладывало В. И. Ленину морское командование, создание курсов дало хорошие результаты, но довести задуманное дело до конца не удалось вследствие спешного изготовления флота к плаванию, особенно ввиду предстоявшей ему непосредственной боевой деятельности»6.

Несмотря на тяжелую обстановку под Петроградом в 1919 г., Советское правительство вынесло ряд решений, направленных на обеспечение учебного процесса в Морской академии. 30 апреля постановлениями СНК, подписанными В. И. Лениным, выделялись ассигнования на содержание дополнительного штата академии по учебной части, а также на ремонт помещений7.

Опыт Советского военного строительства свидетельствовал, насколько важное значение имело повышение военной подготовки политсостава. Этот вопрос со всей остротой был поставлен в циркулярном письме ЦК РКП (б) ко всем коммунистам армии и флота от 14 июля 1919 г. В нем указывалось: «Главное, что нам необходимо — это отдать свои лучшие партийные силы для занятия военных должностей... Центральный Комитет нашей партии говорит военным комиссарам: учитесь военному делу, вникайте во все его детали...» Особое внимание Центральный Комитет обращал на технические рода войск и флот. "Все важнейшие технические средства обороны, — подчеркивалось в письме ЦК, — должны быть в руках наиболее сознательных пролетариев. Броневые поезда, броневые машины, пушки, пулеметы, крейсера, миноносцы — все это должно находиться в самых надежных пролетарских руках»8.

В октябре 1919 г. руководство Наркомата по морским делам обратилось в Совнарком с ходатайством о возобновлении работы курсов политкомиссаров флота после окончания кампании на Балтике9. Курс обучения был рассчитан на 6 месяцев и включал лекции как по политическим предметам, так и по военно-морским наукам — стратегия, тактике, военно-морской истории, кораблевождению, артиллерии, минному делу, теории корабля, подводному плаванию, воздухоплаванию. «Для широкого распространения военно-морских знаний среди командиров Красного флота, — говорилось в докладе, — является безусловно желательным издать хотя бы часть прочитанных лекций, которые будут специально обработаны для наилучшего усвоения людьми без особого математического образования»10.

Постановлением СНК, подписанным В. И. Лениным 13 октября 1919 г., предусматривалось ассигнование специальных средств «на расходы по устройству при Морской академии вечерних курсов для политических комиссаров флота и на издание записок по техническим предметам»11.

Курсы политкомиссаров вновь открылись в декабре 1919 г. На них было зачислено 185 человек, в том числе такие опытные политработники РККФ, как Ф. С. Аверичкин, П. П. Волин, П. И. Курков, Р. К. Кронберг, Н. М. Разин и др. Обучение моряков, обладавших большим практическим опытом, но не имевших достаточной общеобразовательной подготовки, представляло большие трудности. Успех дела во многом был обеспечен привлечением к преподаванию морских дисциплин лучших научных сил РККФ во главе с начальником Морской академии академиком А. И. Крыловым. О его лекциях на курсах политкомиссаров член-корреспондент АН СССР П. Ф. Папкович рассказывал:

«В напряженной атмосфере приступил к чтению лекций неподготовленным матросам творец новой научной теории корабля, всемирно известный академик, премированный автор глубоких математических исследований и практически важных технических изобретении...

Простыми словами начал академик Крылов свою первую лекцию. Так же просто и понятно он продолжал ее. Ни мудреных названий, вызывающих бессмысленное благоговение у одних и зевоту скуки у других. Ни вульгарного упрощенчества в рассказе о глубоко научных вещах...

Внимание слушателей возрастало с каждой фразой лектора...

На курсах развернулось широкое соревнование по овладению специальными знаниями. В аудиториях... академии закипела жизнь. Люди усердно занимались, быстро одолели азбуку мореходной науки и перешли к серьезному, углубленному изучению математики во всех ее приложениях к кораблестроению и кораблевождению»12.

Наряду с курсами Комиссаров в Морской академии с 1919 г. начал функционировать командный (военно-морской) отдел, а с 1920 г. — кораблестроительный и механический отделы и отдел оружия. При академии была создана специальная комиссия по изучению и обобщению опыта войны на море, которую возглавил академик Л. И. Крылов. "Создание комиссии по исследованию и использованию опыта войны на море, — писал он, — продиктовало государственными соображениями, связанными с основными вопросами государственного строительства на основе научного использования прошлого опыта»13.

Для подготовки специалистов командного состава флота осенью 1918 г. были созданы соединенные классы РККФ. 12 мая 1919 г. В. И. Ленин подписал постановление СНК о выделении дополнительных средств, чтобы "покрыть расходы, вызываемые включением военно-морских наук в курс соединенных классов для подготовки специалистов командного состава флота...»14.

К преподавательской работе в соединенных классах были привлечены крупные специалисты по кораблевождению, морской артиллерии, минному делу, гидрографии: профессора Ю. М. Шокальский, Н. А. Сакеллари, Н. Н. Матусевич, Л. Г. Гончаров, В. Г. Унковский и др. В апреле 1920 г. состоялся первый выпуск слушателей — 119 штурманов, артиллеристов, минеров, электромехаников, подводников. Многие из них стали впоследствии опытными командирами флота — Н. Ю. Рыбалтовский, Л. А. Демин, И. А. Георгиади, И. Г. Карпов, Н. Н. Лундышев и др. Тогда же окончил классы и известный советский писатель Л. С. Соболев15.

Одновременно с подготовкой командиров корабельной службы развернулась работа по возобновлению занятии в школах морской авиации в Петрограде и Нижнем Новгороде. В ноябре 1918 г. было объявлено о начале записи в Петроградской школе, готовившей морских летчиков, летчиков-наблюдателей и авиамехаников. 13 июня 1919 г. постановлением СНК, подписанным В. И. Лениным. Наркомату по морским делам выделялись специальные средства на обучение механиков при школе морской авиации16. Эту школу окончили П. И. Лемешко, В. Н. Калмыков, А. А. Кузнецов, П. А. Семенов и другие летчики, ставите впоследствии командирами крупных авиационных соединений ВМФ.

Наряду с подготовкой офицерских кадров большое значение имело обучение специалистов рядового и старшинского состава РККФ. Осенью 1918 г. была проведена проверка состояния учебных отрядов и школ Балтийского флота и разработаны мероприятия по реорганизации учебного дела на флоте. Учебные отряды и школы готовили комендоров (артиллеристов), минеров, гальванеров, механиков, машинистов, мотористов, электриков, радиотелеграфистов, рулевых, сигнальщиков, водолазов и др. Курс ускоренного обучения в отрядах и школах был рассчитан на 4 — 6 месяцев.

«Всем морякам военного флота, выразившим желание поступить в учебные отряды и школы, — говорилось в приказе по РККФ в связи с началом занятий в учебных отрядах (январь 1919 г.), — должно быть оказано для сего всяческое содействие. Задержание таких моряков на судах допустимо только в случаях крайней необходимости и с особого каждый раз разрешения командования флотом»17.

Необходимость в технически грамотном обслуживании и эксплуатации боевой техники флота требовала повышения специальной подготовки личного состава. В октябре 1919 г. при штабах флотов и флотилии были созданы комиссии для проверочных испытаний военных моряков некомандного состава по военно-морскому делу18. Испытаниям подлежали моряки, не имевшие свидетельств об окончании учебных отрядов и школ (или занимавшие должности не по специальности). Моряки, не прошедшие испытаний и не обнаружившие знаний военно-морского дела, не допускались к исполнению обязанностей по занимаемым должностям и списывались в береговые части; обнаружившие недостаточные знания — направлялись в учебные отряды и школы.

К концу гражданской войны в учебных отрядах и школах Балтийского и Черноморского флотов (Кронштадт. Петроград. Севастополь) обучалось 1240 моряков19.

Расширение масштабов боевых действий на речных бассейнах в 1919 г. потребовало организации в РККФ специального отдела по заведованию военно-речным обучением. На него возлагалось общее руководство обучением моряков для занятия на флотилиях должностей специалистов как командного, так и некомандного состава; организация военно-речных курсов для переподготовки и поднятия уровня знаний военморов и т. д.20.

Начало планомерной подготовки новых командных кадров и обучения младших специалистов флота имело огромное значение для решения боевых задач в ходе гражданской войны и дальнейшего повышения боеспособности РККФ. В боях с интервентами и белогвардейцами многие матросы и старшины — выходцы из рабочих и крестьян успешно руководили боевыми кораблями речных флотилии, береговыми частями и подразделениями. Созданные в годы гражданской войны первые учебные заведения РККФ явились основой для дальнейшего развития системы подготовки командных, политических и технических кадров флота.

Ленинская, партийная забота о подготовке кадров Красной Армии и Флота — важнейшее звено военной политики Коммунистической партии, одни из основных факторов укрепления боевой мощи Советских Вооруженных Сил. В годы гражданской войны были заложены основы стройной системы обучения и воспитания воинов Красной Армии и Флота, разработаны и внедрены в жизнь партийные принципы учебно-воспитательной работы в войсках. Благодаря партийному руководству, идейному воспитанию воинов, неразрывному единству обучения и воспитания, тесной связи с потребностями боевой практики и требованиями военного дела неуклонно возрастала боеспособность Красной Армии и Флота, росло воинское мастерство личного состава. Результаты идейно-воспитательной работы находили свое воплощение в формировании высоких морально-боевых качеств защитников социалистической Родины, в их самоотверженности и героизме на полях сражений.

Защита советским народом завоеваний Октября продемонстрировала всему миру, что рабоче-крестьянское государство, его Вооруженные Силы обладают таким оружием, которого не было и не могло быть в армиях капиталистических государств. Это оружие — глубокая идейная убежденность советских людей в правоте своего дела, преданность социалистическому Отечеству, готовность не щадя жизни отстаивать завоеванную в классовых боях свободу. Непреодолимое морально-политическое превосходство Советских Вооруженных сил над войсками интервентов и белогвардейцев обусловливалось социалистической природой Советского государства, единством армии и народа, справедливыми целями войны, которые рождали массовый героизм советских воинов, их беззаветную стойкость в борьбе с врагом.

В речи на VIII съезде партии В. И. Ленин говорил: «Мы все знаем, как тяжела эта война, как она нас истощает. Но мы знаем также, что если война эта ведется с повышенной энергией, с повышенным героизмом, то только потому, что в первый раз в мире создана армия, вооруженная сила, знающая, за что она воюет, и в первый раз в мире рабочие и крестьяне, приносящие невероятно тяжкие жертвы, ясно сознают, что они защищают Советскую социалистическую республику, власть трудящихся над капиталистами, защищают дело всемирной пролетарской социалистической революции»21.

Защитники социалистической Родины видели в ленинской партии своего вождя, организатора и руководителя.

Рост партийных рядов на кораблях и в частях, возрастание их влияния на все стороны жизни флота являлись выражением политической зрелости воинских коллективов, их решимости отстаивать завоевания Октября от любых покушений контрреволюции.

Высокая политическая сознательность моряков, их вера в правоту своего дела, в справедливый характер борьбы в защиту социалистического Отечества, безграничное доверие к политике большевистской партии являлись решающими условиями победы в борьбе против империалистической агрессии.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 9, с. 156.

2 Фрунзе М. В. О молодежи. М., 1937, с. 64.

3 См.: Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. VI, с. 53.

4 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 76. л. 39.

5 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 631.

6 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 81, л. 200.

7 См.: Декреты Советской власти, т. V, с, 635.

8 Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. VIII. с. 148, 150.

9 ЦГАОР. ф. 130. оп. 3, д. 81, л. 196.

10 Там же, л, 201.

11 Декреты Советской власти, т. VI, с. 538 — 539.

12 Крылов Л. И. Воспоминания и очерки. М., 1949, с. 52 — 53.

13 ЦГА ВМФ, ф. р-5, oп. 1, д. 307, л. 252.

14 «Морской сборник», 1962, № 7, с. 16.

15 См.: «Морской сборник», 1968, № 11. с. 57.

16 См.: Декреты Советской власти, т. V, с, 645.

17 Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 328.

18 См.: Сборник постановлений 1919 г., с. 308-309.

19 ЦГА ВМФ, ф. 1, oп. 3, д. 1098, л. 32-34.

20 См.: Сборник постановлений 1919 г., с. 47.

21 Ленин В. И.Полн. собр. соч., т. 38, с. 211 — 212.

 


 

Глава VI

ЛЕНИНСКАЯ ЗАБОТА О ТЕХНИЧЕСКОМ ОСНАЩЕНИИ РККФ

 

1. В. И. Ленин о мобилизации боевых и технических средств флота на нужды обороны

Создание экономической базы обороны являлось одной из важных и сложных задач, стоявших перед Советской республикой в годы гражданской войны. Решать эту задачу пришлось в исключительно тяжелых условиях, вызванных как общей политико-экономической отсталостью дореволюционной России, так и хозяйственной разрухой, резко усилившейся в годы мировой империалистической воины. «Романов и Керенский, — писал В. И. Ленин в 1918 г., — оставили рабочему классу в наследство страну... ограбленную русскими и иностранными империалистами дочиста»1.

Социально-экономическая отсталость буржуазно-помещичьего государства полностью определяла и состояние дореволюционного флота. Стремясь не отстать от западных держав в гонке вооружения, царское правительство тратило огромные суммы на разработку и реализацию «больших» и «малых» судостроительных программ. Однако масштабы военно-морского строительства находились в глубокой диспропорции с экономическими возможностями, с уровнем развития тяжелой индустрии, машиностроения, энергетики, радиотехники. Несмотря на то, что в России была сравнительно развитая судостроительная промышленность, в стране не существовало соответствующей индустриальной основы. Из-за общей отсталости экономики судостроительные заводы не были обеспечены отечественным сырьем, топливом, важнейшими видами технических средств. Многие виды морского вооружения или вообще не производились, или выпускались и ограниченном количестве. Большая часть заводов, выполнявших заказы для флота, была под финансовым и техническим контролем иностранцев, зависела от внешних поставок. Срыв или задержка в поступлении импортной техники приводили к прекращению или свертыванию кораблестроительных работ, резко влияли на состояние боеспособности флота.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции империалистические державы установили экономическую блокаду Советской России. Поставки промышленного оборудования, сырья, топлива, продовольствия были прекращены. Военная интервенции и гражданская война еще более осложнили экономическое положение Советской республики. Находясь в огненном кольце фронтов, страна была отрезана от важнейших продовольственных, топливных, металлургических баз и источников сырья, захваченных белогвардейцами и интервентами.

Нужны были героические усилия рабочего класса и его авангарда, чтобы в исключительно тяжелых условиях экономической разрухи, при недостатке всех видов сырья, топлива, продовольствия, справиться с военно-экономическими трудностями, обеспечить снабжение трудящихся, накормить и одеть армию, наладить производство оружия, без которого невозможно было добиться победы, отстоять завоевания революции.

Для создания прочного фундамента обороноспособности страны первостепенное значение имели важнейшие социально-экономические преобразования, совершенные под руководством Коммунистической партии после победы Октября. Еще в брошюре «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», написанной накануне революции, В. И. Ленин показал, что даже при тех скудных материальных ресурсах, которыми располагала в то время Россия, свержение власти капитала и коренные экономические преобразования способны многократно усилить обороноспособность страны, так как «обороноспособность страны, свергшей иго капитала, давшей землю крестьянам, поставившей банки и фабрики под рабочий контроль... во много раз выше обороноспособности капиталистической страны»2.

Сопротивление капиталистов введению рабочего контроля, саботаж, развал производства вынудили Советское государство ускорить национализацию частных предприятий. В числе первых национализированных заводов находились те, которые занимались выполнением военных и военно-морских заказов. В январе 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет о переходе Невского судостроительного завода в собственность Советского государства. Тогда же был национализирован Путиловский завод3. В марте ленинским декретом был передан в ведение РККФ находившийся и частных руках петроградский автосклад и автомастерские ввиду их «важного государственного значения для Морского комиссариата...»4.

Летом 1918 г. от национализации отдельных предприятий Советская власть перешла к национализации целых отраслей промышленности, в июне 1918 г. был принят декрет о переходе в собственность государства крупнейших предприятий и заводов металлургической, военной, судостроительной, радиотехнической и других отраслей промышленности; по этому декрету было национализировано более тысячи предприятий5.

Сосредоточив и своих руках все основные материальные ресурсы, Советское государство получило возможность планомерного и централизованного использования их для защиты интересов трудящихся.

Основные направления военно-технической политики в строительстве Вооруженных Сил определялись Центральным Комитетом партии и Советским правительством на основе всестороннего анализа политических, экономических и военно-стратегических факторов. Вопросы технического обеспечения флота были подчинены решению основных задач обороны Советской республики. В условиях тяжелого экономического положения страны особо важное значение приобретало прежде всего максимальное использование имевшихся материально-технических сил и средств флота. С возрастанием масштабов вооруженной борьбы, когда материальные ресурсы флота в значительной степени были исчерпаны, потребовалось увеличить размах судоремонтных работ, расширить производство морской артиллерии, минного и трального оружия, боеприпасов и т. д.

В течение гражданской войны В. И. Ленин подписал около 100 постановлений и решений по вопросам материально-технического обеспечения РККФ. Совет Народных Комиссаров рассматривал и утверждал все сметы Наркомата по морским делам. Удельный вес расходов на вооружение, боевую технику, ремонт кораблей, портовое хозяйство непрерывно возрастал: если в 1918 г. они составляли примерно одну треть общей суммы ассигнований на флот, то в 1919 — 1920 гг. — свыше половины.

В. И. Ленин требовал глубокой обоснованности планов и программ по строительству флота, строгого согласования их с наличными ресурсами страны, правильной оценки важности, очередности и последовательности работ. Первая смета РККФ обсуждалась на пяти заседаниях СНК под председательством В. И. Ленина (май — июнь 1918 г.); многие вопросы по обеспечению флота решались на Малом Совнаркоме с участием представителей Реввоенсовета, ВСНХ, Наркомфина, Госконтроля и др.6.

Сохранению и учету всех видов военной техники и оружия уделялось большое внимание с первых этапов создания и строительства Красной Армии и Флота. В. И. Ленин, ЦК РКП (б), Совет Народных Комиссаров требовали от военного командования организовать сбор и накопление военного имущества, наладить выявление военных запасов на складах, обеспечить их строгий учет, организовать рациональное распределение боевой техники с учетом действительной потребности частей и соединении. Под руководством комиссаров и партийных организаций на флотах была проведена значительная работа по сохранению и учету оружия и технических средств, выявлены большие запасы военно-хозяйственного имущества. Немалое значение для налаживания материально-технического обеспечения РККФ имела ликвидация запущенности в учете корабельного состава флота, что позволило иметь более точные данные о его численности.

Большое количество импортного л отечественного военного снаряжения, топлива и других грузов находилось в Архангельске, Мурманске и Владивостоке. Империалистические государства — бывшие союзники России предпринимали попытки захватить их.

10 февраля 1918 г. на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад о положении дел и состоянии грузов в Архангельском порту. 25 февраля СНК утвердил состав комиссии по разгрузке Архангельского порта. В. И. Ленин постоянно интересовался ходом этой работы. В результате принятых мер из Архангельска и других морских портов были вывезены сотни тысяч тонн военных и народнохозяйственных грузов.

Накануне интервенции кайзеровской Германии, в феврале 1918 г., строившиеся в Ревеле военные корабли были перебазированы в Петроград и размешены на Балтийском, Адмиралтейском, Путиловском и Металлическом заводах. 18 февраля 1918 г. В. И. Ленин направил распоряжение Ревельскому Совету о срочной эвакуации судостроительного завода Северо-Западного акционерного общества из Ревеля7.

Для укрепления военно-промышленной базы в нейтральных районах страны большое значение имели мероприятия Советского правительства по переводу туда части оборудования судостроительных заводов из районов, расположенных в непосредственной близости от демаркационной линии с кайзеровской Германией. 25 мая 1918 г. по решению СНК, утвержденному В. И. Лениным, выделялись необходимые ассигнования для перебазирования части станочного парка и материалов с петроградских заводов в приволжские портовые города.

От местных органов Советской власти партия и правительство требовали строгой централизации в вопросах хозяйственной политики, решительно пресекали попытки местничества и самовольного распоряжения Военно-техническим имуществом. 22 мая 1918 г. ВЦИК и СНК направили местным Советам специальное распоряжение, в котором указывалось, что военное имущество является собственностью всей Российской Советской Республики и право распределения его принадлежит только Центральному Исполнительному Комитету и Совнаркому8.

В некоторых портах отмечались случаи передачи кораблей, плавсредств, базовых и портовых сооружений РККФ в ведение местных организаций. «...Распоряжение имуществом Морского ведомства, являющимся общественным достоянием, — говорилось в постановлении, подписанном 25 июня В. И. Лениным, — предоставлено исключительно Морскому ведомству и никакие самовольные захваты такового безусловно недопустимы, независимо от того, с чьей бы стороны ни исходили притязания на эти имущества»9. Передача военно-морской техники, боевых и материально-технических средств флота другим ведомствам и учреждениям допускалась только с разрешения Совета Народных Комиссаров.

Для максимального использования технических средств, которыми располагал РККФ, большое значение имела деятельность Петроградского и Кронштадтского военных портов, где были сосредоточены десятки производственных, ремонтно-технических и хозяйственно-эксплуатационных предприятий, арсеналы, доки, артиллерийские, минные, торпедные, электромеханические мастерские, склады и т. д. В течение всей гражданской войны Совет Народных Комиссаров и Совет Обороны во главе с В. И. Лениным неоднократно рассматривали вопросы, связанные с деятельностью этих портов, держали под неослабным контролем выполнение ими ответственных задач по техническому обеспечению армии и флота всеми видами материального и боевого снабжения. Многотысячным коллективом рабочих и моряков Петрограда и Кронштадта за годы войны был выполнен огромный объем работ по переоборудованию и вооружению кораблей, ремонту оружия, техническому комплектованию судов для флотилий, отправке эшелонов с артиллерией, боеприпасами, материально-техническими средствами на многие фронты.

Расширение агрессии империалистических держав, возрастание масштабов вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны поставили перед Коммунистической партией и советским народом новые задачи по укреплению тыла и удовлетворению возросших потребностей Красной Армии и Флота в вооружении и боевой технике. До начала интервенции Антанты Советское государство рассчитывало перевести значительную часть военной промышленности на производство мирной продукции. С декабря 1917 г. была начата подготовка к выпуску сельскохозяйственной техники на ряде военно-морских заводов. Однако с лета 1918 г. Советская страна была поставлена перед необходимостью не только возобновить производство оружии на военных заводах, но и привлечь к оборонному производству значительную часть невоенных промышленных объектов.

Интересы защиты Советской республики требовали резкого увеличения военного производства, расширения числа заводов, работающих на оборону, обеспечения их сырьем, топливом, рабочей силой, строгой централизации распределения материальных ресурсов с целью их максимальной концентрации для увеличения выпуска военной продукции. Мобилизация промышленности на оборону, возобновление и расширение военного производства на оборонных заводах, перевод многих невоенных предприятий на выполнение заказов фронта — все это было важнейшей частью программы Коммунистической партии по превращению страны в единый военный лагерь.

16 августа 1918 г. по решению ЦК РКП(б) и Советского правительства была образована Чрезвычайная комиссия по производству предметов военного снаряжения под председательством Л. Б. Красина. В ноябре 1918 г. она была переименована в Чрезвычайную комиссию по снабжению армии (Чрезкомснаб): в ее состав вошли представители ВЦИК, ВCНX, Военного и Морского комиссариатов. На комиссию был возложен контроль над артиллерийскими и морскими заводами, мобилизация заводов невоенной промышленности, оказание содействия в выполнении ими военных заказов, координирование военного производства, контроль над расходованием военного и морского имущества.

Вопросы руководства военной экономикой и организацией бесперебойного снабжения Вооруженных Сил постоянно находились в центре внимания Центрального Комитета партии. В соответствии с решением Пленума ЦК РКП (б), состоявшегося 3 июля 1919 г., для усиления централизации в области военного производства и снабжения, согласования и координации производственной деятельности всех предприятии и отраслей, работающих на оборону, учреждалась должность Чрезвычайного уполномоченного по снабжению Красной Армии и Флота (Чусоснабарм) при Совете Рабоче-Крестьянской Обороны. Ему подчинялись Главное морское хозяйственное управление, Центральное управление морских кооперативов и другие довольствующие органы РККФ. Для объединения руководства военными, морскими и авиационными заводами в сентябре 1919 г. был создан Совет военной промышленности (Промвоенсовет).

Вся деятельность Совета Обороны (с апреля 1920 г. — Совета Труда и Обороны) была направлена на то, чтобы обеспечение Красной Армии и Флота осуществлялось на основе строжайшей централизации в распоряжении всеми силами и ресурсами. Как чрезвычайный орган Советского государства, Совет Обороны под руководством В. И. Ленина держал под неослабным контролем деятельность Реввоенсовета и других военных органов, решал важнейшие вопросы стратегического тыла, являлся главным Военно-экономическим и планирующим центром страны, который объединял и координировал работу всех наркоматов в интересах Обороны. На заседаниях Совета Обороны рассматривались и решались многие вопросы укрепления РККФ. Командующий морскими силами Республики А. В. Немитц, часто присутствовавший на заседаниях Совета, писал: «Не забуду атмосферы откровенности и доброжелательности, созданной на заседаниях Совета Труда и Обороны. Обсуждение дел было коллегиальным и свободным. Скромность Ленина поражала всех. Он не терпел бюрократизма, волокиты - и любил точность»10. Для решения экстренных вопросов на местах Совет Обороны направлял своих уполномоченных. Совершенствование организации во всех звеньях военного хозяйства способствовало мобилизации усилий на нужды Обороны, укреплению единства фронта и тыла, дальнейшему повышению боеспособности армии и флота.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 359.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 331.

3 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 293, 346.

4 Там же, 514.

5 См.: Декреты Советской власти, т. II,  с. 498-503.

6 Малый Совнарком был создан в декабре 1917 г. и работал на правах комиссии СНК. Все вопросы, единогласно решенные в Малом СНК, подписывалась В. И. Лениным и приобретали силу постановлений Совета Народных Комиссаров; в случае разногласий вопросы выносились на рассмотрение и решение СНК.

7 См.: Ленинский сборник XXXIV, с. 18.

8 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 301.

9 Там же, 484.

10 Мы видели и слышали Ленина. Воспоминания. Симферополь, 1967, с. 130 — 131.

 

2. Производство морского оружия и организация судоремонтных работ

К производству морского оружия и ремонту кораблей в годы гражданской войны было привлечено около 70 заводов и предприятии. Основными из них являлись такие крупнейшие петроградские заводы, как Балтийский, Адмиралтейский, Ижорский, Обуховский, Радиотелеграфный, Охтенский пороховой и др. Они специализировались на выполнении заказов флота, имели квалифицированные кадры, соответствующий станочный парк и оборудование, отработанный технологический цикл.

До сентября 1919 г. эти заводы находились в ведении управления заводами и производственными предприятиями Морского комиссариата; с созданием Совета военной промышленности в его составе было организовано Центральное правление морских заводов (ЦЕПМОРЗ), которое объединяло их производственную деятельность.

В течение первого полугодия 1918 г. из-за острого недостатка топлива, сырья, рабочей силы на морских заводах проводился в ограниченных масштабах текущий ремонт кораблей, производство же нового вооружения пришлось приостановить. Возрастание военной опасности, необходимость всемерного расширения военного производства выдвинули перед петроградской промышленностью новые задачи. Призыв Коммунистической партии мобилизовать все силы на оборону, перестроить всю жизнь на военный лад нашел широкий отклик среди питерского пролетариата. Претворяя в жизнь выдвинутую партией программу борьбы за увеличение военного производства, коммунисты Петрограда выступили инициаторами максимального использования всех резервов на нужды оборонной промышленности. 5 октября 1918 г. в Смольном состоялось совещание представителей партийных, советских, профсоюзных и военных организаций, на котором был обсужден вопрос о возобновлении производства боевого имущества. Для восстановления военной промышленности была организована комиссия, в которую вошли представители Совнархоза, Военного и Морского комиссариатов1. К концу 1918 г. 90% действующих предприятий Петрограда перешло по выполнение оборонных заказов. Перестройка работы по-революционному позволила добиться значительного увеличения производства.

11 ноября 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал доклад командующего морскими силами Республики В. М. Альтфатера о состоянии боевого обеспечения РККФ и принял решение ассигновать Морскому комиссариату 30 млн. руб. для организации работ на Ижорском и Обуховском заводах2. Партийные организации Петрограда мобилизовали коммунистов на обеспечение заводов рабочей силой. Петроградская газета «Вооруженный народ» обратилась с призывом к рабочим: Балтийский, Ижорский и Обуховский заводы приступают к изготовлению боевого снабжения. Ощущается большой недостаток как в квалифицированных, так и в неквалифицированных рабочих. Товарищи, кому дороги завоевания Октябрьской революции, тот должен немедленно вернуться к своим станкам.

Благодаря трудовому энтузиазму рабочих уже осенью 1918 г. было возобновлено производство морской артиллерии, снарядов, пороха, взрывателей, мин, боновых заграждении и т. д. Обуховскому оружейному заводу было дано задание на выпуск 75-мм и 120-мм орудий, Ижорскому заводу — на выпуск боеприпасов; на Адмиралтейском, Балтийском, Путиловском заводах увеличился объем работ по ремонту подводных лодок, миноносцев, сторожевых кораблей, тральщиков. Здесь же шли интенсивные работы по оборудованию бронепоездов. Для бронирования их использовалась корабельная обшивка с недостроенных или старых кораблей, для вооружения — корабельная артиллерия. Укомплектованные морскими командами, бронепоезда прямо с заводов отправлялись на фронт, где выполняли роль главной ударной силы во многих операциях Красной Армии.

29 декабря 1918 г. В. И. Ленин ознакомился с одним из документов о боевых операциях кораблей Балтфлота, в котором говорилось о трудностях использования подводных лодок для несения дозорной службы. Морское командование ставило вопрос о срочном ремонте лодок. Рассмотрев документ, Владимир Ильич особо выделил просьбу В. М. Альтфатера о том, чтобы Совет Обороны разрешил сдельные работы на заводах. В тот же день вопрос о сдельных работах на морских заводах был решен Советом Обороны. 2 января 1919 г. за подписью В. И. Ленина была направлена телеграмма и Петроград: «Совет Обороны поручил уполномоченному Морского ведомства Вахрамееву по соглашению с Комиссариатом труда Петроградской коммуны ввести сдельную плату на заводах Морведа в тех случаях, когда это является необходимым. Предлагаю оказать всяческое содействие Морведу при введении этих сдельных работ»3.

В условиях гражданской войны Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли неослабное внимание обеспечению и снабжению рабочих, выполнявших заказы фронта. В ноябре 1918 г. В. И. Ленин подписал постановление о пенсионном обеспечении рабочих морских заводов: в январе 1919 г. на заседании СНК под председательством В. И. Ленина был обсужден вопрос об улучшении продовольственного снабжения на морских заводах. В марте и апреле 1919 г. в СНК были рассмотрены вопросы о порядке финансирования морских заводов и предложено командованию РККФ без промедлений испросить средства для их производственной деятельности. 12 апреля Совнарком обсудил доклад Гламорхоза об обеспечении морских заводов сырьем, материалами, топливом и рабочей силой. В. И. Ленин подписал постановление об ассигновании на эти цели 50 млн. рублей сверхсметным кредитом4.

Напряженная обстановка под Петроградом во время первого наступления Юденича в мае 1919 г. потребовала новых неотложных мер по усилению боеспособности Балтийского флота. 19 мая Совет Обороны под председательством В. И, Ленина обсудил вопрос об усилении работ по ремонту кораблей Балтфлота. В ходе заседания Владимир Ильич подписал постановление по этому вопросу, а на следующий день в Морской генеральный штаб, начальнику морских сил Балтийского моря, командирам Петроградского и Кронштадтского портов было направлено ленинское распоряжение: «Ввиду создавшейся в последние дни военной обстановки в Финском заливе и необходимости немедленно оказать неприятелю надлежащий отпор Совет Рабоче-Крестьянской Обороны постановил: приказать Петроградскому и Кронштадтскому портам производить работы но ремонтированию боевых судов самым спешным, энергичным порядком, без всякого ограничения времени, отнюдь не прекращая сверхурочных работ, ввести немедленно ночные работы. Об исполнении безотлагательно донести»5.

Выполнение ленинских указаний стало первоочередной задачей коммунистов, всего личного состава кораблей, частей и производственных предприятий флота. 22 мая было проведено общее собрание комиссаров и секретарей партийных ячеек дивизиона подводных лодок; в эти же дни прошли собрания и митинги на других кораблях и соединениях. Кронштадтское политотделение сообщало политотделу Балтфлота: «Ввиду того что корабли спешно готовятся к кампании, все моряки сознают необходимость усиления работы... Все технические работы выполняются спешно и аккуратно, все моряки, привлекаемые к работам, выполняют их беспрекословно, не считаясь ни с каким временем»6.

Несмотря на мобилизацию на фронт значительной части рабочих петроградских заводов, производственные задания по ремонту и вооружению кораблей перевыполнялись. Работа не затихала ни днем, ни ночью. Самоотверженно трудились коллективы производственных предприятий Кронштадта: Пароходного завода, артиллерийских и минных мастерских, плавмастерских «Ангара» и "Кама». К июню силами рабочих и матросов Петрограда и Кронштадта было отремонтировано 2 линкора, крейсер, 14 эскадренных миноносцев, 4 подводные лодки, 5 тральщиков, 6 сторожевых кораблей и другие суда. Это дало возможность пополнить состав действующего отряда Балтийского флота и довести его до 50 кораблей7. В течение 1919 г. заводы изготовили 174 морских орудия.

В связи с возрастанием масштабов судоремонтных работ увеличивались потребности Адмиралтейского, Ижорского, Обуховского и других заводов в сырье, судоремонтных материалах, рабочей силе. В июле 1919 г. правительство санкционировало дополнительно 31 млн. рублей для морских заводов; и октябре В. И. Ленин подписал постановление о выделении дополнительных средств для Главного управления кораблестроения, обеспечивавшего реализацию программы вооружения флота8. 15 декабря 1919 г. В. И. Ленин утвердил решение правительства об отпуске Наркомату по морским делам 30 млн. рублей сверхсметным кредитом для пяти морских заводов, а 22 декабря правительство дополнительно ассигновало еще 40 млн. рублей на судоремонтные работы9.

Наряду с производством морской артиллерии и боеприпасов, перевооружением и ремонтом кораблей были проведены мероприятия по обеспечению РККФ другими видами боевой техники.

Для сохранения материальной части морской авиации приказом по флоту от 6 марта 1918 г. было предписано обеспечить сбережение всего авиационного имущества. Некоторым взводам были выданы заказы на поставку РККФ гидросамолетов10. Однако выполнение этих заказов шло очень медленно; численность самолетного парка морской авиации поддерживалась главным образом за счет ремонта старой материальной части.

В июне 1919 г. в связи с тяжелым положением под Петроградом органы ВСНХ отдали распоряжение закрыть и эвакуировать из западных районов заводы, выполнившие заказы по сборке самолетов. Это решение вызвало решительное возражение со стороны рабочих авиазаводов и управления морской авиации РККФ, которые были поддержаны уполномоченным ЦК и СТО И. В. Сталиным. 18 июня из Москвы последовало решение об отмене эвакуации заводов. 25 сентября 1919 г. Совет военной промышленности принял решение, в котором подчеркивалось, что боевая обстановка требует «поддержании службы морской авиации во что бы то ни стало»11.

Вопрос о расширении производства самолетов для РККФ был вынесен на рассмотрение Совета Рабоче-Крестьянской Обороны. 28 ноября Совет Обороны обязал отдел металла BCНX и Совет военной промышленности представить точные сведения о том, какие заводы и в какой срок могут начать производить гидроаэропланы12.

На заводах, которые пытались эвакуировать, в течении 1919 г. было собрано и отремонтировано 110 гидросамолетов, 155 самолетов обычного типа и 13 тяжелых самолетов (типа «Илья Муромец»). В конце года сборка гидросамолетов была начата на авиазаводе Москвы.

Обеспечением кораблей и частей флота радиотехническими средствами занимался Радиотелеграфный завод в Петрограде. В ноябре 1919 г. командование РККФ обратилось с ходатайством в Совет Народных Комиссаров о выделении дополнительных средств для организации на том заводе специальной мастерской, чтобы решить «вопрос о снабжении радиостанции моркома динамодвигателями, коих сейчас в России никто не изготовляет». 29 декабря В. И. Ленин подписал постановление о выделении Морскому комиссариату 15,3 млн. рублен на «приспособление радиозавода для изготовлении динамо-двигателей и трансформаторов»13.

Для обеспечении РККФ боевой техникой на 1920 г. Советом военной промышленности была предпринята проверка состояния морских заводов, их обеспеченности сырьем, топливом и рабочей силон, организации производства, размещения заказов и т. д. 16 февраля 1920 г. В. И. Ленин подписал решение правительства о выделении авансовых средств заводам и мастерским, исполнившим заказы РККФ, а 20 февраля — постановление СНК об ассигновании Морскому комиссариату 120 млн. рублей на рабочую силу и материалы для ремонта судов»14.

В целях расширения объема судоремонтных работ увеличивалась численность рабочих на морских заводах, входивших в Совет военной промышленности.

Для контроля за деятельностью заводов, выполнявших программу морских вооружении, была создана комиссия при СТО. в которую входили представители Чусоснабарма. Совета военной промышленности, РККФ. 10 января 1920 г. приказом Чусоснабарма в связи с необходимостью в кратчайший срок поднять интенсивность ремонта кораблей Балтфлота Кронштадтский пароходный завод, судоремонтные мастерские, доки и плавсредства Кронштадта причислились к разряду прифронтовых; такой же порядок был распространен на заводы и мастерские Петрограда, занятые ремонтом боевых кораблей. Это создавало лучшие условия для организации производства, обеспечении лимитными материалами, оплаты труда рабочих и их усиленного снабжении. В этих же целях Совет Обороны 11 июня 1920 г. принял постановление, которым обязал Народный комиссариат продовольствия, Морское ведомство и Совет военной промышленности и трехдневный срок установить определенную сумму пайков для премирования рабочих заводов, специально выполняющих морские заказы15.

Наряду с организацией судоремонтных работ Совет Труда и Обороны уделял большое внимание расширению производства минного оружия. Весной 1920 г. штаб Морских сил представил правительству ряд докладов о работе минноартиллерийских заводов, израсходовании минных запасов и мерах их пополнения.  25 мая Совет Труда и Обороны принял постановление об ускорении производства мин, которым предписывалось удовлетворять в первую очередь и без задержки все требовании на материалы и топливо для заводов, работающих по минному снабжению. 28 мая В. И. Ленин подписал новое постановление СТО, которым предусматривался ряд мер по обеспечению производства минного оружия. Реввоенсовету Республики предлагалось откомандировать из войск на заводы по производству мин квалифицированных рабочих, а Петроградскому совету народного хозяйства и Наркомтруду — перевести на эти заводы рабочих с других заводов, не работающих на оборону16. 11 июня на заседании Совета Обороны под председательством В. И. Ленина были вновь обсуждены вопросы о переводе рабочих, не занятых оборонными работами, на заводы, изготовляющие мины. Благодаря принятым мерам производство морских мин было налажено на Северо-Механическом, Петроградском механическом, Франко-Русском, Обуховском, Русском моторном, Шихинском, Евдокимовском и других заводах. Всего в 1920 г. на заводах по производству минного оружия было выпущено около 3700 морских и речных мин, 2300 минных механизмов, осуществлена переборка 114 торпед17.

Развертывание военных действии на Восточном фронте с самого начала гражданской войны потребовало создании и укреплении военно-промышленной и судоремонтной базы в приволжских районах. Перебазирование части оборудования, станочного парка и материалов с петроградских заводов на восток весной 1918 г. способствовало расширению производственных мощностей заводов в Нижнем Новгороде, Саратове, Ярославле, Царицыне, Перми. Центральный Комитет партии мобилизовал местные партийные и советские организации на максимальное расширение выпуска оборонной продукции, перестройку работы для обеспечения нужд армии и флота.

В Паратском затоне на Волге находились небольшие механические мастерские. 22 июля 1918 г. командование РККФ представило в Совет Народных Комиссаров доклад о необходимости развертывания ремонтно-механической базы в приволжских районах на базе имевшихся там предприятии с максимальным использованием перевезенного из Петрограда оборудования. В докладе указывалось, что одним из подходящих для этой цели мест являются Паратские мастерские. В связи с этим напрашивалось согласие правительства на передачу этих мастерских Морскому комиссариату для организации там судомеханической базы для ремонта кораблей Волжской флотилии18.

Это предложение встретило поддержку В. И. Ленина.

29 июля вопрос о Паратских мастерских был поставлен на рассмотрение Совнаркома, который поручил президиуму ВСНХ проработать его со специалистами-инженерами и представить проект решения на следующий же день.

30 июля правительство обсудило предложение ВСНХ и Морского комиссариата о создании в Паратском затоне базы по ремонту и вооружению кораблей Волжской флотилии. В представленный проект постановления В. И. Ленин внес дополнение: «Паратские мастерские переходят немедленно в ведение Морского к[омисса]риата»19. Направляя по этому вопросу письмо Я. М. Свердлову, Владимир Ильич особо подчеркивал, что, "ввиду связанных с проведением в жизнь этого постановления некоторых военных операции, оно должно сохраняться в строжайшей тайне; порядок же проведения его в жизнь предоставляется Народному комиссариату по морским делам»20.

15 августа В. И. Ленин подписал постановление об отпуске 2 млн. рублей на сооружение временных помещений и производство изыскательских работ для составления плана постройки нового городка при Паратском затоне21. В октябре на оборудование и производственную деятельность судоремонтных и механических мастерских в Паратском затоне правительство ассигновало 9 млн. рублей. Давая оценку организации дела в Паратском затоне, В. И. Ленин в октябре 1918 г. отмечал, что там трудятся крупнейшие специалисты кораблестроения, машиностроения22. Несмотря на сложные условия гражданской войны, постоянную близость фронта, недостаток материалов и рабочей силы, в Паратском затоне в 1918 — 1920 гг. были отремонтированы и оснащены десятки боевых кораблей и судов.

Важное место среди машиностроительных заводов, работавших на оборону, занимал Сормовский завод, где было налажено производство брони, снарядов, строительство бронепоездов и др. Вместе с судостроительными предприятиями Нижнего Новгорода он служил и основной базой вооружения и технического оснащения Волжской военной флотилии. Командование флотилии систематически докладывало В. И. Ленину, Совету Обороны о ходе перевооружения и оборудования боевых кораблей на этих заводах. Выполняя указание ЦК РКП (б), местные партийные комитеты, партийные ячейки на заводах и предприятиях повседневно занимались вопросами организации производства и повышения производительности труда. В течение 1918 г. выработка продукции и выполнение производственных планов на Сормовском заводе увеличились на 130-175% 23.

Совет Обороны неоднократно рассматривал вопросы, связанные с работой Сормовского завода. 11 декабря 1918 г. в целях улучшения организации производства и дальнейшего повышении производительности труда Совет Обороны просил Центральный Комитет РКП (б) направить на завод опытного партийного работника для постоянного руководства24. В мае 1919 г. было принято постановление Совета Обороны о расширении объема работ на Сормовском заводе и увеличении состава рабочих и служащих. В целях использования громадных ресурсов Сормовского завода, указывалось в постановлении, необходимо увеличить изготовление там новых паровозов и расширить ремонтные отделы, как паровозный, так и судостроительный 25.

В июне — августе 1919 г. Совет Обороны вновь заслушал доклады о работе Сормовского завода и предложил обратить особое внимание на снабжение рабочих. Наркомату продовольствия было предложено в первую очередь удовлетворять рабочих Сормовского завода и представлять два раза в месяц доклад о фактическом исполнении. В Нижний Новгород был направлен постоянный представитель Совета военной промышленности, который держал под контролем выполнение заказов для армии и флота.

Отвечая на призывы партии увеличить выпуск военной продукции, объединенное заседание Нижегородского губкома РКП (б), исполкома Совета, профсоюзов и представителей рабочих, состоявшееся в апреле 1919 г., постановило: «Признать абсолютно необходимым оказание всяческого содействия нуждам обороны, военным организациям и волжской флотилии в деле мобилизации и формирования вооруженных сил, особенно снабжения их»26.

В Царицыне строился завод по производству морских орудий. Весной 1918 г. было намечено дооборудовать его станками Обуховского завода и организовать производство крупнокалиберных систем морской артиллерии. В Царицын было доставлено соответствующее оборудование и материалы, однако военная обстановка на Нижней Волге заставила изменить первоначальные планы. 15 июня 1918 г. к Царицын за подписью В. И. Ленина была отправлена телеграмма: «По предложению Морского комиссариата по стратегическим соображениям Царицынский орудийный завод закрыть.27. На базе этого завода были созданы производственно-ремонтные мастерские, которые работали и течение всей обороны города в 1918 — 1919 гг. Только с апреля по декабрь 1918 г. в них было отремонтировано 547 орудий, 73 бронепоезда, 30 кораблей и судов.

Кроме Нижнего Новгорода, Сормова, Царицына корабли речных флотилий ремонтировались: на Волге – в Твери, Рыбинске, Ярославле, Казани, Самаре, Астрахани; на Северной Двине — в Котласе, Архангельске; на Днепре — в Киеве, Гомеле, Херсоне и др. В 1920 г. на всех морских и речных бассейнах было отремонтировано более 700 боевых кораблей и вспомогательных судов.

Еще до окончательного завершения вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны Советская республика приступила к восстановлению разрушенного народного хозяйства. Иностранная интервенция и внутренняя контрреволюция причинили огромный урон рабоче-крестьянскому государству. В тяжелом состоянии к концу войны находился и флот, все средства которого были полностью использованы для решения боевых задач. В исключительно тяжелых условиях военного времени ни было возможности поддерживать техническое состояние многих боевых кораблей. Десятки кораблей, порты и базы нуждались в обширных восстановительных работах, которые в полном объеме можно было развернуть только на основе общего восстановления народного хозяйства страны. Но при всех трудностях того времени Коммунистическая партия проявляла неослабную заботу о восстановлении боеспособности флота.

Начало восстановительных работ в портах и базах Балтийского моря было положено распоряжением В. И. Ленина. В телеграмме командованию Балтфлота 20 апреля 1920 г. он потребовал «самым срочным порядком, минуя все препятствия и канцелярские волокиты», приступить к приведению в порядок петроградского порта.

«О произведенных работах, — писал Владимир Ильич, — телеграфно сообщайте каждую субботу мне»28.

8 октября 1920 г. Совет Труда и Обороны рассмотрел вопрос о восстановлении Балтийского флота. Командующему флотом совместно с представителями Совета военной промышленности, Петроградского исполкома, Петроградского СНК поручалось доложить предложении по организации восстановлении флота. 22 октября Совет Труда и Обороны заслушал доклад о мероприятиях по восстановлению Балтийского флота и принял постановление, написанное В. И. Лениным. В нем говорилось: «Поручить Петроградскому Совдепу... обратить особое внимание на ускорение работ по восстановлению Балтфлота и согласование всех учреждении, способных помочь делу, с устранением всякой волокиты и с установлением реального надзора за быстротой и успешностью работы»29.

Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли неослабное внимание вопросам восстановления Черноморского флота и судостроительных предприятий Юга, сильно разрушенных в период иностранной оккупации. В мае 1920 г. было принято решение о достройке на судостроительных заводах Юга двух эскадронных миноносцев, трех подводных лодок, трех десантных судов, а в дальнейшем — крейсера «Адмирал Нахимов», 16 май был спущен на воду «Эльпидифор» № 415 — первый боевой корабль Черноморского флота. 30 мая в присутствии уполномоченного ЦК партии Л. В. Луначарского состоялся спуск на воду подводной лодки «АГ-23». Докладывая правительству о ходе строительства боевых кораблей, А. В. Луначарский особо отмечал высокий трудовой героизм судостроителей, завершивших работы по спуску первой подводной лодки раньше намеченного срока30.

6 ноября 1920 г. Совет Труда и Обороны постановил признать достройку четырех подводных лодок для Черноморского флота задачей «боевой важности»31. 17 ноября на заседании СТО был вновь заслушан доклад о работах по восстановлению Черноморского флота. Наряду с достройкой боевых кораблей были приняты меры по организации судоподъемных работ. Постановлением Совета Труда и Обороны от 8 декабря 1920 г. было решено вести работы по судоподъему затопленных судов на Черном и Азовском морях в порядке «боевой срочности». В январе 1921 г. СНК принял постановление об организации судоподъемных работ на Черном и Азовском морях.

Залогом выполнения всех задании для нужд фронта являлась самоотверженная трудовая деятельность рабочего класса. «Главный источник нашей силы: сознательность и героизм рабочих, которым не могли и не могут не сочувствовать, не оказывать поддержки трудящиеся крестьяне, — подчеркивал В. И. Ленин. — Причина наших побед: прямое обращение нашей партии и Советской власти к трудящимся массам с указанием на всякую очередную трудность и очередную задачу; уменье объяснить массам, почему надо налечь изо всех сил то на одну, то на другую сторону советской работы в тот или иной момент; уменье поднять энергию, героизм, энтузиазм масс, сосредоточивая революционно напряженные усилия на важнейшей очередной задаче»32.

Примечания:

1 См.: Коваленко Д. А. Оборонная промышленность Советской России в 1918 — 1920 гг. М., 1971, с. 211 — 213.

2 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 673.

3 «Морской флот», 1959, 19 апреля.

4 Декреты Советской власти, т. V, с. 632.

5 См.: Декреты Советской власти, т. V. с.493-494.

6 Записки Центрального военно-морского музея, т. III, с. 165.

7 См. там же, с. 166.

8 См.: Декреты Советской власти, т. VI, с. 537.

9 См.: Декреты Советской власти, т. VII, с. 612, 614.

10 ЦГА ВМФ, ф. 5, оп. 1, д. 321, л. 26 — 27.

11 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 320, л. 4.

12 ЦГАОР, ф. 130. оп. 3. д. 107а, л. 217.

13 Декреты Советской власти, т. VII, с. 615.

14 Декреты Советской власти, т. VII, с. 624, 626.

15 ЦГАОР, ф. 130, оп. 4 д. 216, л. 314.

16 См.: Ленинский сборник XXXIV, с. 313.

17 См.: Отчет о деятельности Совета военной промышленности за 1919 и 1920 годы. Таблицы, с. 11 — 13.

18 ЦГА ВМФ. ф. 5, оп. 1, д. 259, л. 41.

19 Декреты Советской власти, т. III, с. 557.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 372.

21 См.: Декреты Советской власти, т. III, с 610.

22 См.: Ленинский сборник XXI, с. 139.

23 См.: Лященко Н. История народного хозяйства СССР, т. III. М., 1950, с. 84.

24 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 582.

25 ЦГАОР, ф, 130, oп. 3, д. 105, л. 33.

26 Коваленко Д. А. Оборонная промышленность Советской России в 1918 — 1920 гг., с 260.

27 Декреты Советской власти, т. II, с. 617.

28 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 337.

29 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 392.

30 См.: Моряки в борьбе за власть Советов на Украине (1917 — 1920), с. 428, 431.

31 Черноморский судостроительный, Л., 1973, с. 171.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 305.

 

3. Обеспечение флота топливом

В течение всей гражданской войны вопросы обеспечении топливом промышленности, транспорта, флота находились в центре внимании Центрального Комитета партии и Советского правительства, неоднократно рассматривались на Политбюро, пленумах ЦК, партийных конференциях. Повседневно занимался вопросами топливоснабжения Совет Обороны. На первом же заседании (1 декабря 1918 г.) была создана специальная комиссия по топливу, которую возглавил В. И. Ленин. «...У нас не бывает заседания Совета Народных Комиссаров или Совета Обороны, — подчеркивал Владимир Ильич. — где бы мы не делили последние миллионы пудов угля или нефти...» 1.

Без топлива останавливались заводы, электростанции, железные дороги, корабли. Тяжелое положение с топливом, вызванное хозяйственной разрухой и гражданской войной, особенно обострялось, когда в руках интервентов и белогвардейцев оказывались важнейшие районы добычи угля и нефти, прежде всего Донецкий бассейн и Баку. Осенью 1919 г. по решению Политбюро ЦК партии В. И. Ленин написал письмо «На борьбу с топливным кризисом», которое было направлено всем губкомам и опубликовано в «Правде». «Топливный вопрос, — писал В. И. Ленин, — встал в центре всех остальных вопросов. Топливный кризис надо преодолеть во что бы то ни стало, иначе нельзя решить ни продовольственной задачи, ни военной, ни общехозяйственной»2.

Потребности флота в топливе до революции не обеспечивались отечественной энергетической базой. Во время первой мировой войны Балтийский флот почти полностью снабжался английским углем, поступавшим через Архангельск. В базы Балтийского флота требовалось ежедневно подавать до 100 вагонов угля; ежегодная потребность флотов исчислялась десятками миллионов пудов угля, мазута, бензина.

Тяжелое положение с топливом в годы гражданской войны и иностранной интервенции требовало строго ограничивать потребление угля и нефти, жестко лимитировать их расход, выделять ограниченные топливные ресурсы только для обеспечения важнейших народнохозяйственных и оборонных задач. В первую очередь необходимо было удовлетворить потребности главных отраслей промышленности и транспорта, от которых зависело функционирование всего народного хозяйства страны.

Революционные моряки Балтийского флота с первых дней Октября решительно выступили за использование топливных запасов Морского ведомства для общегосударственных нужд. В ноябре 1917 г. В. И. Ленин от имени СНК уполномочил народного комиссара труда договориться с руководством флота о передаче части угля, находившегося на складах Морского ведомства, для нужд петроградской промышленности.

«...Когда петроградские заводы оказались перед непосредственной угрозой остановки работы из-за отсутствия топлива, — писал Джон Рид, — матросы Балтийского флота передали рабочим двести тысяч пудов каменного угля из запасов боевых кораблей...» 3

14 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял решение образовать комиссию из рабочих и матросов для выяснения количества всего запаса угля на складах Морского ведомства. 18 января комиссия доложила СНК результаты обследования. Было установлено, что на складах находилось около 3,6 млн. пудов угля, не заприходованного по учету. В. И. Ленин дал морскому командованию указание быть более осведомленным в деле топлива. Совнарком постановил «предложить Морскому ведомству принять меры к тому, чтобы весь уголь, имеющийся на складах, был зарегистрирован по книгам учета»; из незаприходованного угля 2,5 млн. пудов были переданы для петроградских заводов. В связи с острым топливным кризисом на железных дорогах 8 мая 1918 г. СНК обязал Морской комиссариат передать Наркомату путей сообщения угольные запасы «за вычетом безусловно необходимого количества для поддержания жизни флота»4. 18 мая правительство заслушало доклад В. М. Альтфатера о распределении угля и поручило ему возглавить комиссию по этому вопросу, «исходя из общих потребностей всего народного хозяйства в целом».

По указанию Советского правительства был заключен контракт на закупку угля за границей. В октябре — ноябре 1918 г. в Петроградском порту было разгружено 9 транспортов, доставивших 35,4 тыс. тонн угля. К организации получения угля привлекались силы и средства Балтийского флота, которые обеспечивали проводку транс