Содержание материала

 

Глава VI

ЛЕНИНСКАЯ ЗАБОТА О ТЕХНИЧЕСКОМ ОСНАЩЕНИИ РККФ

 

1. В. И. Ленин о мобилизации боевых и технических средств флота на нужды обороны

Создание экономической базы обороны являлось одной из важных и сложных задач, стоявших перед Советской республикой в годы гражданской войны. Решать эту задачу пришлось в исключительно тяжелых условиях, вызванных как общей политико-экономической отсталостью дореволюционной России, так и хозяйственной разрухой, резко усилившейся в годы мировой империалистической воины. «Романов и Керенский, — писал В. И. Ленин в 1918 г., — оставили рабочему классу в наследство страну... ограбленную русскими и иностранными империалистами дочиста»1.

Социально-экономическая отсталость буржуазно-помещичьего государства полностью определяла и состояние дореволюционного флота. Стремясь не отстать от западных держав в гонке вооружения, царское правительство тратило огромные суммы на разработку и реализацию «больших» и «малых» судостроительных программ. Однако масштабы военно-морского строительства находились в глубокой диспропорции с экономическими возможностями, с уровнем развития тяжелой индустрии, машиностроения, энергетики, радиотехники. Несмотря на то, что в России была сравнительно развитая судостроительная промышленность, в стране не существовало соответствующей индустриальной основы. Из-за общей отсталости экономики судостроительные заводы не были обеспечены отечественным сырьем, топливом, важнейшими видами технических средств. Многие виды морского вооружения или вообще не производились, или выпускались и ограниченном количестве. Большая часть заводов, выполнявших заказы для флота, была под финансовым и техническим контролем иностранцев, зависела от внешних поставок. Срыв или задержка в поступлении импортной техники приводили к прекращению или свертыванию кораблестроительных работ, резко влияли на состояние боеспособности флота.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции империалистические державы установили экономическую блокаду Советской России. Поставки промышленного оборудования, сырья, топлива, продовольствия были прекращены. Военная интервенции и гражданская война еще более осложнили экономическое положение Советской республики. Находясь в огненном кольце фронтов, страна была отрезана от важнейших продовольственных, топливных, металлургических баз и источников сырья, захваченных белогвардейцами и интервентами.

Нужны были героические усилия рабочего класса и его авангарда, чтобы в исключительно тяжелых условиях экономической разрухи, при недостатке всех видов сырья, топлива, продовольствия, справиться с военно-экономическими трудностями, обеспечить снабжение трудящихся, накормить и одеть армию, наладить производство оружия, без которого невозможно было добиться победы, отстоять завоевания революции.

Для создания прочного фундамента обороноспособности страны первостепенное значение имели важнейшие социально-экономические преобразования, совершенные под руководством Коммунистической партии после победы Октября. Еще в брошюре «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», написанной накануне революции, В. И. Ленин показал, что даже при тех скудных материальных ресурсах, которыми располагала в то время Россия, свержение власти капитала и коренные экономические преобразования способны многократно усилить обороноспособность страны, так как «обороноспособность страны, свергшей иго капитала, давшей землю крестьянам, поставившей банки и фабрики под рабочий контроль... во много раз выше обороноспособности капиталистической страны»2.

Сопротивление капиталистов введению рабочего контроля, саботаж, развал производства вынудили Советское государство ускорить национализацию частных предприятий. В числе первых национализированных заводов находились те, которые занимались выполнением военных и военно-морских заказов. В январе 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет о переходе Невского судостроительного завода в собственность Советского государства. Тогда же был национализирован Путиловский завод3. В марте ленинским декретом был передан в ведение РККФ находившийся и частных руках петроградский автосклад и автомастерские ввиду их «важного государственного значения для Морского комиссариата...»4.

Летом 1918 г. от национализации отдельных предприятий Советская власть перешла к национализации целых отраслей промышленности, в июне 1918 г. был принят декрет о переходе в собственность государства крупнейших предприятий и заводов металлургической, военной, судостроительной, радиотехнической и других отраслей промышленности; по этому декрету было национализировано более тысячи предприятий5.

Сосредоточив и своих руках все основные материальные ресурсы, Советское государство получило возможность планомерного и централизованного использования их для защиты интересов трудящихся.

Основные направления военно-технической политики в строительстве Вооруженных Сил определялись Центральным Комитетом партии и Советским правительством на основе всестороннего анализа политических, экономических и военно-стратегических факторов. Вопросы технического обеспечения флота были подчинены решению основных задач обороны Советской республики. В условиях тяжелого экономического положения страны особо важное значение приобретало прежде всего максимальное использование имевшихся материально-технических сил и средств флота. С возрастанием масштабов вооруженной борьбы, когда материальные ресурсы флота в значительной степени были исчерпаны, потребовалось увеличить размах судоремонтных работ, расширить производство морской артиллерии, минного и трального оружия, боеприпасов и т. д.

В течение гражданской войны В. И. Ленин подписал около 100 постановлений и решений по вопросам материально-технического обеспечения РККФ. Совет Народных Комиссаров рассматривал и утверждал все сметы Наркомата по морским делам. Удельный вес расходов на вооружение, боевую технику, ремонт кораблей, портовое хозяйство непрерывно возрастал: если в 1918 г. они составляли примерно одну треть общей суммы ассигнований на флот, то в 1919 — 1920 гг. — свыше половины.

В. И. Ленин требовал глубокой обоснованности планов и программ по строительству флота, строгого согласования их с наличными ресурсами страны, правильной оценки важности, очередности и последовательности работ. Первая смета РККФ обсуждалась на пяти заседаниях СНК под председательством В. И. Ленина (май — июнь 1918 г.); многие вопросы по обеспечению флота решались на Малом Совнаркоме с участием представителей Реввоенсовета, ВСНХ, Наркомфина, Госконтроля и др.6.

Сохранению и учету всех видов военной техники и оружия уделялось большое внимание с первых этапов создания и строительства Красной Армии и Флота. В. И. Ленин, ЦК РКП (б), Совет Народных Комиссаров требовали от военного командования организовать сбор и накопление военного имущества, наладить выявление военных запасов на складах, обеспечить их строгий учет, организовать рациональное распределение боевой техники с учетом действительной потребности частей и соединении. Под руководством комиссаров и партийных организаций на флотах была проведена значительная работа по сохранению и учету оружия и технических средств, выявлены большие запасы военно-хозяйственного имущества. Немалое значение для налаживания материально-технического обеспечения РККФ имела ликвидация запущенности в учете корабельного состава флота, что позволило иметь более точные данные о его численности.

Большое количество импортного л отечественного военного снаряжения, топлива и других грузов находилось в Архангельске, Мурманске и Владивостоке. Империалистические государства — бывшие союзники России предпринимали попытки захватить их.

10 февраля 1918 г. на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад о положении дел и состоянии грузов в Архангельском порту. 25 февраля СНК утвердил состав комиссии по разгрузке Архангельского порта. В. И. Ленин постоянно интересовался ходом этой работы. В результате принятых мер из Архангельска и других морских портов были вывезены сотни тысяч тонн военных и народнохозяйственных грузов.

Накануне интервенции кайзеровской Германии, в феврале 1918 г., строившиеся в Ревеле военные корабли были перебазированы в Петроград и размешены на Балтийском, Адмиралтейском, Путиловском и Металлическом заводах. 18 февраля 1918 г. В. И. Ленин направил распоряжение Ревельскому Совету о срочной эвакуации судостроительного завода Северо-Западного акционерного общества из Ревеля7.

Для укрепления военно-промышленной базы в нейтральных районах страны большое значение имели мероприятия Советского правительства по переводу туда части оборудования судостроительных заводов из районов, расположенных в непосредственной близости от демаркационной линии с кайзеровской Германией. 25 мая 1918 г. по решению СНК, утвержденному В. И. Лениным, выделялись необходимые ассигнования для перебазирования части станочного парка и материалов с петроградских заводов в приволжские портовые города.

От местных органов Советской власти партия и правительство требовали строгой централизации в вопросах хозяйственной политики, решительно пресекали попытки местничества и самовольного распоряжения Военно-техническим имуществом. 22 мая 1918 г. ВЦИК и СНК направили местным Советам специальное распоряжение, в котором указывалось, что военное имущество является собственностью всей Российской Советской Республики и право распределения его принадлежит только Центральному Исполнительному Комитету и Совнаркому8.

В некоторых портах отмечались случаи передачи кораблей, плавсредств, базовых и портовых сооружений РККФ в ведение местных организаций. «...Распоряжение имуществом Морского ведомства, являющимся общественным достоянием, — говорилось в постановлении, подписанном 25 июня В. И. Лениным, — предоставлено исключительно Морскому ведомству и никакие самовольные захваты такового безусловно недопустимы, независимо от того, с чьей бы стороны ни исходили притязания на эти имущества»9. Передача военно-морской техники, боевых и материально-технических средств флота другим ведомствам и учреждениям допускалась только с разрешения Совета Народных Комиссаров.

Для максимального использования технических средств, которыми располагал РККФ, большое значение имела деятельность Петроградского и Кронштадтского военных портов, где были сосредоточены десятки производственных, ремонтно-технических и хозяйственно-эксплуатационных предприятий, арсеналы, доки, артиллерийские, минные, торпедные, электромеханические мастерские, склады и т. д. В течение всей гражданской войны Совет Народных Комиссаров и Совет Обороны во главе с В. И. Лениным неоднократно рассматривали вопросы, связанные с деятельностью этих портов, держали под неослабным контролем выполнение ими ответственных задач по техническому обеспечению армии и флота всеми видами материального и боевого снабжения. Многотысячным коллективом рабочих и моряков Петрограда и Кронштадта за годы войны был выполнен огромный объем работ по переоборудованию и вооружению кораблей, ремонту оружия, техническому комплектованию судов для флотилий, отправке эшелонов с артиллерией, боеприпасами, материально-техническими средствами на многие фронты.

Расширение агрессии империалистических держав, возрастание масштабов вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны поставили перед Коммунистической партией и советским народом новые задачи по укреплению тыла и удовлетворению возросших потребностей Красной Армии и Флота в вооружении и боевой технике. До начала интервенции Антанты Советское государство рассчитывало перевести значительную часть военной промышленности на производство мирной продукции. С декабря 1917 г. была начата подготовка к выпуску сельскохозяйственной техники на ряде военно-морских заводов. Однако с лета 1918 г. Советская страна была поставлена перед необходимостью не только возобновить производство оружии на военных заводах, но и привлечь к оборонному производству значительную часть невоенных промышленных объектов.

Интересы защиты Советской республики требовали резкого увеличения военного производства, расширения числа заводов, работающих на оборону, обеспечения их сырьем, топливом, рабочей силой, строгой централизации распределения материальных ресурсов с целью их максимальной концентрации для увеличения выпуска военной продукции. Мобилизация промышленности на оборону, возобновление и расширение военного производства на оборонных заводах, перевод многих невоенных предприятий на выполнение заказов фронта — все это было важнейшей частью программы Коммунистической партии по превращению страны в единый военный лагерь.

16 августа 1918 г. по решению ЦК РКП(б) и Советского правительства была образована Чрезвычайная комиссия по производству предметов военного снаряжения под председательством Л. Б. Красина. В ноябре 1918 г. она была переименована в Чрезвычайную комиссию по снабжению армии (Чрезкомснаб): в ее состав вошли представители ВЦИК, ВCНX, Военного и Морского комиссариатов. На комиссию был возложен контроль над артиллерийскими и морскими заводами, мобилизация заводов невоенной промышленности, оказание содействия в выполнении ими военных заказов, координирование военного производства, контроль над расходованием военного и морского имущества.

Вопросы руководства военной экономикой и организацией бесперебойного снабжения Вооруженных Сил постоянно находились в центре внимания Центрального Комитета партии. В соответствии с решением Пленума ЦК РКП (б), состоявшегося 3 июля 1919 г., для усиления централизации в области военного производства и снабжения, согласования и координации производственной деятельности всех предприятии и отраслей, работающих на оборону, учреждалась должность Чрезвычайного уполномоченного по снабжению Красной Армии и Флота (Чусоснабарм) при Совете Рабоче-Крестьянской Обороны. Ему подчинялись Главное морское хозяйственное управление, Центральное управление морских кооперативов и другие довольствующие органы РККФ. Для объединения руководства военными, морскими и авиационными заводами в сентябре 1919 г. был создан Совет военной промышленности (Промвоенсовет).

Вся деятельность Совета Обороны (с апреля 1920 г. — Совета Труда и Обороны) была направлена на то, чтобы обеспечение Красной Армии и Флота осуществлялось на основе строжайшей централизации в распоряжении всеми силами и ресурсами. Как чрезвычайный орган Советского государства, Совет Обороны под руководством В. И. Ленина держал под неослабным контролем деятельность Реввоенсовета и других военных органов, решал важнейшие вопросы стратегического тыла, являлся главным Военно-экономическим и планирующим центром страны, который объединял и координировал работу всех наркоматов в интересах Обороны. На заседаниях Совета Обороны рассматривались и решались многие вопросы укрепления РККФ. Командующий морскими силами Республики А. В. Немитц, часто присутствовавший на заседаниях Совета, писал: «Не забуду атмосферы откровенности и доброжелательности, созданной на заседаниях Совета Труда и Обороны. Обсуждение дел было коллегиальным и свободным. Скромность Ленина поражала всех. Он не терпел бюрократизма, волокиты - и любил точность»10. Для решения экстренных вопросов на местах Совет Обороны направлял своих уполномоченных. Совершенствование организации во всех звеньях военного хозяйства способствовало мобилизации усилий на нужды Обороны, укреплению единства фронта и тыла, дальнейшему повышению боеспособности армии и флота.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 359.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 331.

3 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 293, 346.

4 Там же, 514.

5 См.: Декреты Советской власти, т. II,  с. 498-503.

6 Малый Совнарком был создан в декабре 1917 г. и работал на правах комиссии СНК. Все вопросы, единогласно решенные в Малом СНК, подписывалась В. И. Лениным и приобретали силу постановлений Совета Народных Комиссаров; в случае разногласий вопросы выносились на рассмотрение и решение СНК.

7 См.: Ленинский сборник XXXIV, с. 18.

8 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 301.

9 Там же, 484.

10 Мы видели и слышали Ленина. Воспоминания. Симферополь, 1967, с. 130 — 131.

 

2. Производство морского оружия и организация судоремонтных работ

К производству морского оружия и ремонту кораблей в годы гражданской войны было привлечено около 70 заводов и предприятии. Основными из них являлись такие крупнейшие петроградские заводы, как Балтийский, Адмиралтейский, Ижорский, Обуховский, Радиотелеграфный, Охтенский пороховой и др. Они специализировались на выполнении заказов флота, имели квалифицированные кадры, соответствующий станочный парк и оборудование, отработанный технологический цикл.

До сентября 1919 г. эти заводы находились в ведении управления заводами и производственными предприятиями Морского комиссариата; с созданием Совета военной промышленности в его составе было организовано Центральное правление морских заводов (ЦЕПМОРЗ), которое объединяло их производственную деятельность.

В течение первого полугодия 1918 г. из-за острого недостатка топлива, сырья, рабочей силы на морских заводах проводился в ограниченных масштабах текущий ремонт кораблей, производство же нового вооружения пришлось приостановить. Возрастание военной опасности, необходимость всемерного расширения военного производства выдвинули перед петроградской промышленностью новые задачи. Призыв Коммунистической партии мобилизовать все силы на оборону, перестроить всю жизнь на военный лад нашел широкий отклик среди питерского пролетариата. Претворяя в жизнь выдвинутую партией программу борьбы за увеличение военного производства, коммунисты Петрограда выступили инициаторами максимального использования всех резервов на нужды оборонной промышленности. 5 октября 1918 г. в Смольном состоялось совещание представителей партийных, советских, профсоюзных и военных организаций, на котором был обсужден вопрос о возобновлении производства боевого имущества. Для восстановления военной промышленности была организована комиссия, в которую вошли представители Совнархоза, Военного и Морского комиссариатов1. К концу 1918 г. 90% действующих предприятий Петрограда перешло по выполнение оборонных заказов. Перестройка работы по-революционному позволила добиться значительного увеличения производства.

11 ноября 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал доклад командующего морскими силами Республики В. М. Альтфатера о состоянии боевого обеспечения РККФ и принял решение ассигновать Морскому комиссариату 30 млн. руб. для организации работ на Ижорском и Обуховском заводах2. Партийные организации Петрограда мобилизовали коммунистов на обеспечение заводов рабочей силой. Петроградская газета «Вооруженный народ» обратилась с призывом к рабочим: Балтийский, Ижорский и Обуховский заводы приступают к изготовлению боевого снабжения. Ощущается большой недостаток как в квалифицированных, так и в неквалифицированных рабочих. Товарищи, кому дороги завоевания Октябрьской революции, тот должен немедленно вернуться к своим станкам.

Благодаря трудовому энтузиазму рабочих уже осенью 1918 г. было возобновлено производство морской артиллерии, снарядов, пороха, взрывателей, мин, боновых заграждении и т. д. Обуховскому оружейному заводу было дано задание на выпуск 75-мм и 120-мм орудий, Ижорскому заводу — на выпуск боеприпасов; на Адмиралтейском, Балтийском, Путиловском заводах увеличился объем работ по ремонту подводных лодок, миноносцев, сторожевых кораблей, тральщиков. Здесь же шли интенсивные работы по оборудованию бронепоездов. Для бронирования их использовалась корабельная обшивка с недостроенных или старых кораблей, для вооружения — корабельная артиллерия. Укомплектованные морскими командами, бронепоезда прямо с заводов отправлялись на фронт, где выполняли роль главной ударной силы во многих операциях Красной Армии.

29 декабря 1918 г. В. И. Ленин ознакомился с одним из документов о боевых операциях кораблей Балтфлота, в котором говорилось о трудностях использования подводных лодок для несения дозорной службы. Морское командование ставило вопрос о срочном ремонте лодок. Рассмотрев документ, Владимир Ильич особо выделил просьбу В. М. Альтфатера о том, чтобы Совет Обороны разрешил сдельные работы на заводах. В тот же день вопрос о сдельных работах на морских заводах был решен Советом Обороны. 2 января 1919 г. за подписью В. И. Ленина была направлена телеграмма и Петроград: «Совет Обороны поручил уполномоченному Морского ведомства Вахрамееву по соглашению с Комиссариатом труда Петроградской коммуны ввести сдельную плату на заводах Морведа в тех случаях, когда это является необходимым. Предлагаю оказать всяческое содействие Морведу при введении этих сдельных работ»3.

В условиях гражданской войны Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли неослабное внимание обеспечению и снабжению рабочих, выполнявших заказы фронта. В ноябре 1918 г. В. И. Ленин подписал постановление о пенсионном обеспечении рабочих морских заводов: в январе 1919 г. на заседании СНК под председательством В. И. Ленина был обсужден вопрос об улучшении продовольственного снабжения на морских заводах. В марте и апреле 1919 г. в СНК были рассмотрены вопросы о порядке финансирования морских заводов и предложено командованию РККФ без промедлений испросить средства для их производственной деятельности. 12 апреля Совнарком обсудил доклад Гламорхоза об обеспечении морских заводов сырьем, материалами, топливом и рабочей силой. В. И. Ленин подписал постановление об ассигновании на эти цели 50 млн. рублей сверхсметным кредитом4.

Напряженная обстановка под Петроградом во время первого наступления Юденича в мае 1919 г. потребовала новых неотложных мер по усилению боеспособности Балтийского флота. 19 мая Совет Обороны под председательством В. И, Ленина обсудил вопрос об усилении работ по ремонту кораблей Балтфлота. В ходе заседания Владимир Ильич подписал постановление по этому вопросу, а на следующий день в Морской генеральный штаб, начальнику морских сил Балтийского моря, командирам Петроградского и Кронштадтского портов было направлено ленинское распоряжение: «Ввиду создавшейся в последние дни военной обстановки в Финском заливе и необходимости немедленно оказать неприятелю надлежащий отпор Совет Рабоче-Крестьянской Обороны постановил: приказать Петроградскому и Кронштадтскому портам производить работы но ремонтированию боевых судов самым спешным, энергичным порядком, без всякого ограничения времени, отнюдь не прекращая сверхурочных работ, ввести немедленно ночные работы. Об исполнении безотлагательно донести»5.

Выполнение ленинских указаний стало первоочередной задачей коммунистов, всего личного состава кораблей, частей и производственных предприятий флота. 22 мая было проведено общее собрание комиссаров и секретарей партийных ячеек дивизиона подводных лодок; в эти же дни прошли собрания и митинги на других кораблях и соединениях. Кронштадтское политотделение сообщало политотделу Балтфлота: «Ввиду того что корабли спешно готовятся к кампании, все моряки сознают необходимость усиления работы... Все технические работы выполняются спешно и аккуратно, все моряки, привлекаемые к работам, выполняют их беспрекословно, не считаясь ни с каким временем»6.

Несмотря на мобилизацию на фронт значительной части рабочих петроградских заводов, производственные задания по ремонту и вооружению кораблей перевыполнялись. Работа не затихала ни днем, ни ночью. Самоотверженно трудились коллективы производственных предприятий Кронштадта: Пароходного завода, артиллерийских и минных мастерских, плавмастерских «Ангара» и "Кама». К июню силами рабочих и матросов Петрограда и Кронштадта было отремонтировано 2 линкора, крейсер, 14 эскадренных миноносцев, 4 подводные лодки, 5 тральщиков, 6 сторожевых кораблей и другие суда. Это дало возможность пополнить состав действующего отряда Балтийского флота и довести его до 50 кораблей7. В течение 1919 г. заводы изготовили 174 морских орудия.

В связи с возрастанием масштабов судоремонтных работ увеличивались потребности Адмиралтейского, Ижорского, Обуховского и других заводов в сырье, судоремонтных материалах, рабочей силе. В июле 1919 г. правительство санкционировало дополнительно 31 млн. рублей для морских заводов; и октябре В. И. Ленин подписал постановление о выделении дополнительных средств для Главного управления кораблестроения, обеспечивавшего реализацию программы вооружения флота8. 15 декабря 1919 г. В. И. Ленин утвердил решение правительства об отпуске Наркомату по морским делам 30 млн. рублей сверхсметным кредитом для пяти морских заводов, а 22 декабря правительство дополнительно ассигновало еще 40 млн. рублей на судоремонтные работы9.

Наряду с производством морской артиллерии и боеприпасов, перевооружением и ремонтом кораблей были проведены мероприятия по обеспечению РККФ другими видами боевой техники.

Для сохранения материальной части морской авиации приказом по флоту от 6 марта 1918 г. было предписано обеспечить сбережение всего авиационного имущества. Некоторым взводам были выданы заказы на поставку РККФ гидросамолетов10. Однако выполнение этих заказов шло очень медленно; численность самолетного парка морской авиации поддерживалась главным образом за счет ремонта старой материальной части.

В июне 1919 г. в связи с тяжелым положением под Петроградом органы ВСНХ отдали распоряжение закрыть и эвакуировать из западных районов заводы, выполнившие заказы по сборке самолетов. Это решение вызвало решительное возражение со стороны рабочих авиазаводов и управления морской авиации РККФ, которые были поддержаны уполномоченным ЦК и СТО И. В. Сталиным. 18 июня из Москвы последовало решение об отмене эвакуации заводов. 25 сентября 1919 г. Совет военной промышленности принял решение, в котором подчеркивалось, что боевая обстановка требует «поддержании службы морской авиации во что бы то ни стало»11.

Вопрос о расширении производства самолетов для РККФ был вынесен на рассмотрение Совета Рабоче-Крестьянской Обороны. 28 ноября Совет Обороны обязал отдел металла BCНX и Совет военной промышленности представить точные сведения о том, какие заводы и в какой срок могут начать производить гидроаэропланы12.

На заводах, которые пытались эвакуировать, в течении 1919 г. было собрано и отремонтировано 110 гидросамолетов, 155 самолетов обычного типа и 13 тяжелых самолетов (типа «Илья Муромец»). В конце года сборка гидросамолетов была начата на авиазаводе Москвы.

Обеспечением кораблей и частей флота радиотехническими средствами занимался Радиотелеграфный завод в Петрограде. В ноябре 1919 г. командование РККФ обратилось с ходатайством в Совет Народных Комиссаров о выделении дополнительных средств для организации на том заводе специальной мастерской, чтобы решить «вопрос о снабжении радиостанции моркома динамодвигателями, коих сейчас в России никто не изготовляет». 29 декабря В. И. Ленин подписал постановление о выделении Морскому комиссариату 15,3 млн. рублен на «приспособление радиозавода для изготовлении динамо-двигателей и трансформаторов»13.

Для обеспечении РККФ боевой техникой на 1920 г. Советом военной промышленности была предпринята проверка состояния морских заводов, их обеспеченности сырьем, топливом и рабочей силон, организации производства, размещения заказов и т. д. 16 февраля 1920 г. В. И. Ленин подписал решение правительства о выделении авансовых средств заводам и мастерским, исполнившим заказы РККФ, а 20 февраля — постановление СНК об ассигновании Морскому комиссариату 120 млн. рублей на рабочую силу и материалы для ремонта судов»14.

В целях расширения объема судоремонтных работ увеличивалась численность рабочих на морских заводах, входивших в Совет военной промышленности.

Для контроля за деятельностью заводов, выполнявших программу морских вооружении, была создана комиссия при СТО. в которую входили представители Чусоснабарма. Совета военной промышленности, РККФ. 10 января 1920 г. приказом Чусоснабарма в связи с необходимостью в кратчайший срок поднять интенсивность ремонта кораблей Балтфлота Кронштадтский пароходный завод, судоремонтные мастерские, доки и плавсредства Кронштадта причислились к разряду прифронтовых; такой же порядок был распространен на заводы и мастерские Петрограда, занятые ремонтом боевых кораблей. Это создавало лучшие условия для организации производства, обеспечении лимитными материалами, оплаты труда рабочих и их усиленного снабжении. В этих же целях Совет Обороны 11 июня 1920 г. принял постановление, которым обязал Народный комиссариат продовольствия, Морское ведомство и Совет военной промышленности и трехдневный срок установить определенную сумму пайков для премирования рабочих заводов, специально выполняющих морские заказы15.

Наряду с организацией судоремонтных работ Совет Труда и Обороны уделял большое внимание расширению производства минного оружия. Весной 1920 г. штаб Морских сил представил правительству ряд докладов о работе минноартиллерийских заводов, израсходовании минных запасов и мерах их пополнения.  25 мая Совет Труда и Обороны принял постановление об ускорении производства мин, которым предписывалось удовлетворять в первую очередь и без задержки все требовании на материалы и топливо для заводов, работающих по минному снабжению. 28 мая В. И. Ленин подписал новое постановление СТО, которым предусматривался ряд мер по обеспечению производства минного оружия. Реввоенсовету Республики предлагалось откомандировать из войск на заводы по производству мин квалифицированных рабочих, а Петроградскому совету народного хозяйства и Наркомтруду — перевести на эти заводы рабочих с других заводов, не работающих на оборону16. 11 июня на заседании Совета Обороны под председательством В. И. Ленина были вновь обсуждены вопросы о переводе рабочих, не занятых оборонными работами, на заводы, изготовляющие мины. Благодаря принятым мерам производство морских мин было налажено на Северо-Механическом, Петроградском механическом, Франко-Русском, Обуховском, Русском моторном, Шихинском, Евдокимовском и других заводах. Всего в 1920 г. на заводах по производству минного оружия было выпущено около 3700 морских и речных мин, 2300 минных механизмов, осуществлена переборка 114 торпед17.

Развертывание военных действии на Восточном фронте с самого начала гражданской войны потребовало создании и укреплении военно-промышленной и судоремонтной базы в приволжских районах. Перебазирование части оборудования, станочного парка и материалов с петроградских заводов на восток весной 1918 г. способствовало расширению производственных мощностей заводов в Нижнем Новгороде, Саратове, Ярославле, Царицыне, Перми. Центральный Комитет партии мобилизовал местные партийные и советские организации на максимальное расширение выпуска оборонной продукции, перестройку работы для обеспечения нужд армии и флота.

В Паратском затоне на Волге находились небольшие механические мастерские. 22 июля 1918 г. командование РККФ представило в Совет Народных Комиссаров доклад о необходимости развертывания ремонтно-механической базы в приволжских районах на базе имевшихся там предприятии с максимальным использованием перевезенного из Петрограда оборудования. В докладе указывалось, что одним из подходящих для этой цели мест являются Паратские мастерские. В связи с этим напрашивалось согласие правительства на передачу этих мастерских Морскому комиссариату для организации там судомеханической базы для ремонта кораблей Волжской флотилии18.

Это предложение встретило поддержку В. И. Ленина.

29 июля вопрос о Паратских мастерских был поставлен на рассмотрение Совнаркома, который поручил президиуму ВСНХ проработать его со специалистами-инженерами и представить проект решения на следующий же день.

30 июля правительство обсудило предложение ВСНХ и Морского комиссариата о создании в Паратском затоне базы по ремонту и вооружению кораблей Волжской флотилии. В представленный проект постановления В. И. Ленин внес дополнение: «Паратские мастерские переходят немедленно в ведение Морского к[омисса]риата»19. Направляя по этому вопросу письмо Я. М. Свердлову, Владимир Ильич особо подчеркивал, что, "ввиду связанных с проведением в жизнь этого постановления некоторых военных операции, оно должно сохраняться в строжайшей тайне; порядок же проведения его в жизнь предоставляется Народному комиссариату по морским делам»20.

15 августа В. И. Ленин подписал постановление об отпуске 2 млн. рублей на сооружение временных помещений и производство изыскательских работ для составления плана постройки нового городка при Паратском затоне21. В октябре на оборудование и производственную деятельность судоремонтных и механических мастерских в Паратском затоне правительство ассигновало 9 млн. рублей. Давая оценку организации дела в Паратском затоне, В. И. Ленин в октябре 1918 г. отмечал, что там трудятся крупнейшие специалисты кораблестроения, машиностроения22. Несмотря на сложные условия гражданской войны, постоянную близость фронта, недостаток материалов и рабочей силы, в Паратском затоне в 1918 — 1920 гг. были отремонтированы и оснащены десятки боевых кораблей и судов.

Важное место среди машиностроительных заводов, работавших на оборону, занимал Сормовский завод, где было налажено производство брони, снарядов, строительство бронепоездов и др. Вместе с судостроительными предприятиями Нижнего Новгорода он служил и основной базой вооружения и технического оснащения Волжской военной флотилии. Командование флотилии систематически докладывало В. И. Ленину, Совету Обороны о ходе перевооружения и оборудования боевых кораблей на этих заводах. Выполняя указание ЦК РКП (б), местные партийные комитеты, партийные ячейки на заводах и предприятиях повседневно занимались вопросами организации производства и повышения производительности труда. В течение 1918 г. выработка продукции и выполнение производственных планов на Сормовском заводе увеличились на 130-175% 23.

Совет Обороны неоднократно рассматривал вопросы, связанные с работой Сормовского завода. 11 декабря 1918 г. в целях улучшения организации производства и дальнейшего повышении производительности труда Совет Обороны просил Центральный Комитет РКП (б) направить на завод опытного партийного работника для постоянного руководства24. В мае 1919 г. было принято постановление Совета Обороны о расширении объема работ на Сормовском заводе и увеличении состава рабочих и служащих. В целях использования громадных ресурсов Сормовского завода, указывалось в постановлении, необходимо увеличить изготовление там новых паровозов и расширить ремонтные отделы, как паровозный, так и судостроительный 25.

В июне — августе 1919 г. Совет Обороны вновь заслушал доклады о работе Сормовского завода и предложил обратить особое внимание на снабжение рабочих. Наркомату продовольствия было предложено в первую очередь удовлетворять рабочих Сормовского завода и представлять два раза в месяц доклад о фактическом исполнении. В Нижний Новгород был направлен постоянный представитель Совета военной промышленности, который держал под контролем выполнение заказов для армии и флота.

Отвечая на призывы партии увеличить выпуск военной продукции, объединенное заседание Нижегородского губкома РКП (б), исполкома Совета, профсоюзов и представителей рабочих, состоявшееся в апреле 1919 г., постановило: «Признать абсолютно необходимым оказание всяческого содействия нуждам обороны, военным организациям и волжской флотилии в деле мобилизации и формирования вооруженных сил, особенно снабжения их»26.

В Царицыне строился завод по производству морских орудий. Весной 1918 г. было намечено дооборудовать его станками Обуховского завода и организовать производство крупнокалиберных систем морской артиллерии. В Царицын было доставлено соответствующее оборудование и материалы, однако военная обстановка на Нижней Волге заставила изменить первоначальные планы. 15 июня 1918 г. к Царицын за подписью В. И. Ленина была отправлена телеграмма: «По предложению Морского комиссариата по стратегическим соображениям Царицынский орудийный завод закрыть.27. На базе этого завода были созданы производственно-ремонтные мастерские, которые работали и течение всей обороны города в 1918 — 1919 гг. Только с апреля по декабрь 1918 г. в них было отремонтировано 547 орудий, 73 бронепоезда, 30 кораблей и судов.

Кроме Нижнего Новгорода, Сормова, Царицына корабли речных флотилий ремонтировались: на Волге – в Твери, Рыбинске, Ярославле, Казани, Самаре, Астрахани; на Северной Двине — в Котласе, Архангельске; на Днепре — в Киеве, Гомеле, Херсоне и др. В 1920 г. на всех морских и речных бассейнах было отремонтировано более 700 боевых кораблей и вспомогательных судов.

Еще до окончательного завершения вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны Советская республика приступила к восстановлению разрушенного народного хозяйства. Иностранная интервенция и внутренняя контрреволюция причинили огромный урон рабоче-крестьянскому государству. В тяжелом состоянии к концу войны находился и флот, все средства которого были полностью использованы для решения боевых задач. В исключительно тяжелых условиях военного времени ни было возможности поддерживать техническое состояние многих боевых кораблей. Десятки кораблей, порты и базы нуждались в обширных восстановительных работах, которые в полном объеме можно было развернуть только на основе общего восстановления народного хозяйства страны. Но при всех трудностях того времени Коммунистическая партия проявляла неослабную заботу о восстановлении боеспособности флота.

Начало восстановительных работ в портах и базах Балтийского моря было положено распоряжением В. И. Ленина. В телеграмме командованию Балтфлота 20 апреля 1920 г. он потребовал «самым срочным порядком, минуя все препятствия и канцелярские волокиты», приступить к приведению в порядок петроградского порта.

«О произведенных работах, — писал Владимир Ильич, — телеграфно сообщайте каждую субботу мне»28.

8 октября 1920 г. Совет Труда и Обороны рассмотрел вопрос о восстановлении Балтийского флота. Командующему флотом совместно с представителями Совета военной промышленности, Петроградского исполкома, Петроградского СНК поручалось доложить предложении по организации восстановлении флота. 22 октября Совет Труда и Обороны заслушал доклад о мероприятиях по восстановлению Балтийского флота и принял постановление, написанное В. И. Лениным. В нем говорилось: «Поручить Петроградскому Совдепу... обратить особое внимание на ускорение работ по восстановлению Балтфлота и согласование всех учреждении, способных помочь делу, с устранением всякой волокиты и с установлением реального надзора за быстротой и успешностью работы»29.

Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли неослабное внимание вопросам восстановления Черноморского флота и судостроительных предприятий Юга, сильно разрушенных в период иностранной оккупации. В мае 1920 г. было принято решение о достройке на судостроительных заводах Юга двух эскадронных миноносцев, трех подводных лодок, трех десантных судов, а в дальнейшем — крейсера «Адмирал Нахимов», 16 май был спущен на воду «Эльпидифор» № 415 — первый боевой корабль Черноморского флота. 30 мая в присутствии уполномоченного ЦК партии Л. В. Луначарского состоялся спуск на воду подводной лодки «АГ-23». Докладывая правительству о ходе строительства боевых кораблей, А. В. Луначарский особо отмечал высокий трудовой героизм судостроителей, завершивших работы по спуску первой подводной лодки раньше намеченного срока30.

6 ноября 1920 г. Совет Труда и Обороны постановил признать достройку четырех подводных лодок для Черноморского флота задачей «боевой важности»31. 17 ноября на заседании СТО был вновь заслушан доклад о работах по восстановлению Черноморского флота. Наряду с достройкой боевых кораблей были приняты меры по организации судоподъемных работ. Постановлением Совета Труда и Обороны от 8 декабря 1920 г. было решено вести работы по судоподъему затопленных судов на Черном и Азовском морях в порядке «боевой срочности». В январе 1921 г. СНК принял постановление об организации судоподъемных работ на Черном и Азовском морях.

Залогом выполнения всех задании для нужд фронта являлась самоотверженная трудовая деятельность рабочего класса. «Главный источник нашей силы: сознательность и героизм рабочих, которым не могли и не могут не сочувствовать, не оказывать поддержки трудящиеся крестьяне, — подчеркивал В. И. Ленин. — Причина наших побед: прямое обращение нашей партии и Советской власти к трудящимся массам с указанием на всякую очередную трудность и очередную задачу; уменье объяснить массам, почему надо налечь изо всех сил то на одну, то на другую сторону советской работы в тот или иной момент; уменье поднять энергию, героизм, энтузиазм масс, сосредоточивая революционно напряженные усилия на важнейшей очередной задаче»32.

Примечания:

1 См.: Коваленко Д. А. Оборонная промышленность Советской России в 1918 — 1920 гг. М., 1971, с. 211 — 213.

2 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 673.

3 «Морской флот», 1959, 19 апреля.

4 Декреты Советской власти, т. V, с. 632.

5 См.: Декреты Советской власти, т. V. с.493-494.

6 Записки Центрального военно-морского музея, т. III, с. 165.

7 См. там же, с. 166.

8 См.: Декреты Советской власти, т. VI, с. 537.

9 См.: Декреты Советской власти, т. VII, с. 612, 614.

10 ЦГА ВМФ, ф. 5, оп. 1, д. 321, л. 26 — 27.

11 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 320, л. 4.

12 ЦГАОР, ф. 130. оп. 3. д. 107а, л. 217.

13 Декреты Советской власти, т. VII, с. 615.

14 Декреты Советской власти, т. VII, с. 624, 626.

15 ЦГАОР, ф. 130, оп. 4 д. 216, л. 314.

16 См.: Ленинский сборник XXXIV, с. 313.

17 См.: Отчет о деятельности Совета военной промышленности за 1919 и 1920 годы. Таблицы, с. 11 — 13.

18 ЦГА ВМФ. ф. 5, оп. 1, д. 259, л. 41.

19 Декреты Советской власти, т. III, с. 557.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 372.

21 См.: Декреты Советской власти, т. III, с 610.

22 См.: Ленинский сборник XXI, с. 139.

23 См.: Лященко Н. История народного хозяйства СССР, т. III. М., 1950, с. 84.

24 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 582.

25 ЦГАОР, ф, 130, oп. 3, д. 105, л. 33.

26 Коваленко Д. А. Оборонная промышленность Советской России в 1918 — 1920 гг., с 260.

27 Декреты Советской власти, т. II, с. 617.

28 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 337.

29 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 392.

30 См.: Моряки в борьбе за власть Советов на Украине (1917 — 1920), с. 428, 431.

31 Черноморский судостроительный, Л., 1973, с. 171.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 305.

 

3. Обеспечение флота топливом

В течение всей гражданской войны вопросы обеспечении топливом промышленности, транспорта, флота находились в центре внимании Центрального Комитета партии и Советского правительства, неоднократно рассматривались на Политбюро, пленумах ЦК, партийных конференциях. Повседневно занимался вопросами топливоснабжения Совет Обороны. На первом же заседании (1 декабря 1918 г.) была создана специальная комиссия по топливу, которую возглавил В. И. Ленин. «...У нас не бывает заседания Совета Народных Комиссаров или Совета Обороны, — подчеркивал Владимир Ильич. — где бы мы не делили последние миллионы пудов угля или нефти...» 1.

Без топлива останавливались заводы, электростанции, железные дороги, корабли. Тяжелое положение с топливом, вызванное хозяйственной разрухой и гражданской войной, особенно обострялось, когда в руках интервентов и белогвардейцев оказывались важнейшие районы добычи угля и нефти, прежде всего Донецкий бассейн и Баку. Осенью 1919 г. по решению Политбюро ЦК партии В. И. Ленин написал письмо «На борьбу с топливным кризисом», которое было направлено всем губкомам и опубликовано в «Правде». «Топливный вопрос, — писал В. И. Ленин, — встал в центре всех остальных вопросов. Топливный кризис надо преодолеть во что бы то ни стало, иначе нельзя решить ни продовольственной задачи, ни военной, ни общехозяйственной»2.

Потребности флота в топливе до революции не обеспечивались отечественной энергетической базой. Во время первой мировой войны Балтийский флот почти полностью снабжался английским углем, поступавшим через Архангельск. В базы Балтийского флота требовалось ежедневно подавать до 100 вагонов угля; ежегодная потребность флотов исчислялась десятками миллионов пудов угля, мазута, бензина.

Тяжелое положение с топливом в годы гражданской войны и иностранной интервенции требовало строго ограничивать потребление угля и нефти, жестко лимитировать их расход, выделять ограниченные топливные ресурсы только для обеспечения важнейших народнохозяйственных и оборонных задач. В первую очередь необходимо было удовлетворить потребности главных отраслей промышленности и транспорта, от которых зависело функционирование всего народного хозяйства страны.

Революционные моряки Балтийского флота с первых дней Октября решительно выступили за использование топливных запасов Морского ведомства для общегосударственных нужд. В ноябре 1917 г. В. И. Ленин от имени СНК уполномочил народного комиссара труда договориться с руководством флота о передаче части угля, находившегося на складах Морского ведомства, для нужд петроградской промышленности.

«...Когда петроградские заводы оказались перед непосредственной угрозой остановки работы из-за отсутствия топлива, — писал Джон Рид, — матросы Балтийского флота передали рабочим двести тысяч пудов каменного угля из запасов боевых кораблей...» 3

14 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял решение образовать комиссию из рабочих и матросов для выяснения количества всего запаса угля на складах Морского ведомства. 18 января комиссия доложила СНК результаты обследования. Было установлено, что на складах находилось около 3,6 млн. пудов угля, не заприходованного по учету. В. И. Ленин дал морскому командованию указание быть более осведомленным в деле топлива. Совнарком постановил «предложить Морскому ведомству принять меры к тому, чтобы весь уголь, имеющийся на складах, был зарегистрирован по книгам учета»; из незаприходованного угля 2,5 млн. пудов были переданы для петроградских заводов. В связи с острым топливным кризисом на железных дорогах 8 мая 1918 г. СНК обязал Морской комиссариат передать Наркомату путей сообщения угольные запасы «за вычетом безусловно необходимого количества для поддержания жизни флота»4. 18 мая правительство заслушало доклад В. М. Альтфатера о распределении угля и поручило ему возглавить комиссию по этому вопросу, «исходя из общих потребностей всего народного хозяйства в целом».

По указанию Советского правительства был заключен контракт на закупку угля за границей. В октябре — ноябре 1918 г. в Петроградском порту было разгружено 9 транспортов, доставивших 35,4 тыс. тонн угля. К организации получения угля привлекались силы и средства Балтийского флота, которые обеспечивали проводку транспортов через минные заграждения и оказывали содействие в их разгрузке. Однако внешние поставки лишь в небольшой степени восполнили нехватку топлива для Петрограда и Балтийского флота, тем более что с ноября 1918 г. и они были прекращены.

Острый недостаток топлива вынуждал сокращать число действующих кораблей флота и резко ограничивать их выходы в море на выполнение боевых заданий.

Весной 1919 г. в связи с возрастанием военной угрозы Петрограду вопрос об обеспечении Балтийскою флота топливом приобрел особую важность. 26 апреля 1919 г. командующий Западным Фронтом телеграфно доложил В. И. Ленину и Главкому И.И. Вацетису: «Вследствие полного неимения угля флот при предстоящих решительных боях [и]  операциях, могущих быть [в] ближайшем будущем, обречен на бездействие, и армия лишена будет могучей поддержки. Все старания наморси получить уголь успеха не имели... Прошу самых срочных распоряжений о подвозе угля маршрутными поездами»5.

28 апреля Совет Обороны заслушал доклад Реввоенсовета Республики и морского командовании о потребности и обеспеченности флота топливом. В качестве первоочередной меры было принято решение утвердить постановление ВСНХ о немедленной выдаче флоту 500 тыс. пудов угля. На следующий день Совет Обороны обсудил общую программу топливного обеспечении флота и принял постановление:

«1) Заявленную Морпедом потребность и угле для балтийского флота в размере 1 500 000 пудов в месяц Главтопу принять к удовлетворению,

2) Ввиду полного истощения во флоте к началу мая месяца угольных запасов Главтопу срочно принять все зависящие меры к скорейшей доставке в Балтику необходимого флоту угля, увеличив для него майский наряд на 300 000 пудов»

3) В счет отпускаемого Морпеду угля дать 2 (два) миллиона пудов флотского угля, находящегося в районе Мариуполя» 6.

Центральный Комитет партии и Совет Обороны взяли под непосредственным контроль выполнение постановлений об обеспечении Балтийского флота топливом. Для организации доставки угля в Донбасс были направлены специальные уполномоченные. Ежедневно в Москву поступали донесения о выполнении решений СТО и следовании маршрутов с углом. Так, 9 мая 1919 г. телеграммой из Харькова сообщалось:

«Москва, Совет Обороны, Ленину. На май месяц для флота выданы наряды на 750 тысяч пудов. Ввиду того, что в пределах занятой части Донецкого бассейна пригодного для флота угля чрезвычайно мало, нами сделано распоряжение выяснить наличие пригодного флоту угли на станции Горловка и запрещена оттуда погрузка его другим получателям». Сделано также распоряжение о переадресовке флоту ста вагонов селезневского угля... Кроме того, дано распоряжение о немедленной погрузке и направлении и адрес флота всего флотского угли, находящегося в Мариуполе. Для скорейшей и беспрепятственной доставки угля по назначению просим сделать распоряжение о недопустимости самочинной реквизиции флотского угля железными дорогами»7.

11 мая из Харькова и адрес Председатели СНК Украины и главнокомандующего войсками на юге была направлена телеграмма: «На основании телеграммы Председателя Совета Обороны Ульянова-Ленина немедленно в первую очереди отправьте из Мариуполя весь флотский уголь в адрес Морведа»8.

17 мая уполномоченный Главтопа докладывал: «Москва, Совнарком, Ленину. В дополнение ранее данных телеграмм сообщаю о следования угля Морведу на 12 часов ночи 17 май. В ходу на Курской поезд 958 проследовал Орел 19 часов, тридцать шесть тысяч пудов: на Николаевской поезд 912-бис проследовал Любань 20 часов 40 минут, 32 тысячи пудов; на Виндовскую в Рыбинске сдан поезд 5913 в 16 часов 30 минут из Кинешмы. 48 тысяч пудов. Приняты все меры к скорейшему следованию поезда по назначению. За 16 мая в Кинешме погружено угля 16 вагонов; 17 мая сформирован пятый маршрутный поезд»9.

Очередная телеграмма от 18 май гласила: «Военная, только Ленину. Флоту отправлено со станции Горловка 115 вагонов. Ежедневно будет грузиться 40 вагонов. Если положение будет благоприятствовать, с Горловки будет отправлено 400 вагонов. Кроме того, переадресовано на колесах от дорог 45 вагонов... Освобождены станции Мукетово  и Чушково, куда дано распоряжение о погрузке флоту в счет июньского наряда всех запасов флотского угля»10.

В результате напряженной работы горняков и железнодорожников в сжатые сроки были выполнены решения Совета Обороны о снабжении Балтфлота углем. Однако ухудшение обстановки под Петроградом потребовало дальнейшего увеличения доставки топлива для флота. 20 мая 1919 г. Совет Обороны постановил четырехдневную погрузку угля в Донбассе целиком отдать Морведу; послать в Харьков телеграмму, подписанную В. И. Лениным, о принятии экстренных мер для получения угля и о проведении по возможности на всех заводах Харькова мобилизации рабочих для отсылки в Донбасс; поручить Сталину собрать в Петрограде комиссию по пересмотру вопроса, нельзя ли из петроградских запасов угля взять возможно большее количество для Морведа; поручить Комиссариату путей сообщения принять экстренные меры к продвижению в Петроград находящегося на колесах угля11.

В. И. Ленин держал под неослабным контролем поставку угля Балтфлоту. 26 мая он телеграфировал Совнаркому Украины: «Совет Обороны предлагает немедленно приступить к энергичной погрузке угля из Мариуполя в Петроград, командиру порта»12.

2 июня В. И. Ленину телеграфно доложили, что Балтфлоту отправлено 636 тыс. пудов угля и для Каспийской флотилии — 136 тыс. пудов. Кроме этого из Харькова направлено пять поездов с углем по 50 тыс. пудов каждый. Всего в мае 1919 г. (по данным Чрезкомснаба) Балтфлоту было отправлено более 994 тыс. пудов угля, Каспийской флотилии — 204 тыс. пудов.

Когда положение с топливом особенно осложнилось в связи с захватом Деникиным Донецкого бассейна, ЦК партии принял все меры для мобилизации сил на борьбу с топливным кризисом. 27 июня Совет Обороны принял постановление, согласно которому все рабочие и служащие Главугля, Главнефти, Главторфа, Главтопа, Главлескома считались призванными на действительную военную службу13.

В это время войска Красной Армии громили армии Колчака. С освобождением Урала от колчаковских войск открылась возможность использовать для снабжения промышленности, транспорта и флота уральский уголь. Реввоенсовет Балтфлота обратился в ЦК РКП (б). СНК и СТО с предложением о разработке добычи угля на уральских копях. 10 июля Реввоенсовет флота написал Реввоенсовету 3-й армии, находившейся на Урале:

«Мы привели Балтийский флот в полную боевую готовность; красные моряки рвутся в бои... но после занятия деникинскими бандами Донецкого бассейна наш... флот остался без топлива, и мы вынуждены на бездействие в то время, когда белогвардейцы и английская эскадра безнаказанно курсируют в нескольких милях от Кронштадта, все время обстреливая на побережье фланг наших сухопутных частей»14.

Реввоенсовет Балтфлота просил командование 3-й армии выяснить, в каком состоянии находится добыча угля в Кизеловском бассейне и других копях Урала. Вскоре от Реввоенсовета 3-й армии был получен ответ о наличии запасов угля на Урале. Телеграммой в адрес В. И. Ленина сообщалось: «Реввоенсовет-3 сообщает, что на Урале в угольных копях имеется 700 000 пудов угля, которые можно отдать Балтфлоту. Балтфлот может послать команды для ускорения дела...»15

В район Кизеловских копей был направлен отряд балтийских моряков, которым было поручено организовать доставку угля в Петроград и Кронштадт. На месте выяснилось, что дело не только в доставке, но и в добыче угля. Моряки-коммунисты во главе с Ф. С. Аверичкиным и Н. Т. Антроповым взялись за налаживание угледобычи: они сами спустились в забои, пустили в ход электростанцию, организовали разработку угольных пластов на заброшенных шахтах, добились вагонов, начали погрузку и отправку угля в Петроград. Благодаря этому удалось удовлетворить часть топливных потребностей заводов и береговых частей флота.

Наряду с углем для флота требовалось большое количество жидкого топлива, которое поступало главным образом из Баку.

К осени 1918 г. в портах Нижней и Средней Волги скопилось значительное количество нефтепродуктов, крайне необходимых для Советской республики. До захвата Баку интервентами советским морякам удалось вывезти через Каспий на Волгу около 86 млн. пудов нефти16. Задача состояла в том, чтобы доставить ее к промышленным центрам страны. В. И. Ленин постоянно интересовался, как обеспечено дело транспортировки нефтепродуктов по Волге, требовал напрячь все силы для вывоза максимума нефти на верхние плесы Волги17.

Обеспечение доставки нефтепродуктов явилось одной из важнейших задач Астрахано-Каспийской флотилии. 31 марта 1919 г. было принято специальное постановление Совета Обороны «Об оказании содействия лицам, доставляющим нефтепродукты из-за пределов советских владений». Военным властям и Астраханскому исполкому предписывалось иметь неослабное наблюдение за тем, чтобы не задерживались суда, идущие на Астраханский рейд с нефтепродуктами, принимались все необходимые меры для безопасности этих судов, оказывалось полное содействие снабжению их всем необходимым. Это постановление предписывалось особо объявить всему личному составу Астрахано-Каспийской флотилии18.

Моряки Астрахано-Каспийской флотилии не только обеспечили техническое обслуживание, охрану и транспортировку нефтепродуктов, но и приняли активное участие в доставке нефти из районов, временно оккупированных противником. На баркасах, катерах и других плавсредствах они прорывались в Баку с грузом оружия для бакинских рабочих, а оттуда доставляли в Астрахань цистерны с бензином, столь необходимым для Советской страны19.

Для обеспечения флота жидким топливом Совет Обороны 28 апреля 1919 г. постановил: во изменение планов распределения нефтяного топлива, утвержденных ВСНХ, изъять 250 тыс. пудов из общего количества нефти, предназначенного для железных дорог, 200 тыс. пудов у торгового флота и 50 тыс. взять из резерва, и полученные таким образом 500 тыс. пудов зачислить в фонд Морского ведомства20.

В целях наведения строжайшего порядка в расходовании нефтетоплива Совет Обороны дал указание руководству РККФ разъяснять всем командирам кораблей, начальникам портов и комиссарам необходимость экономии топлива и недопустимость самовольной его реквизиции21. Во исполнение этого постановления в приказе по РККФ № 307 от 3 мая 1919 г. указывалось: "Реввоенсоветы Балтийского флота и всех флотилий, командиры портов и командиры судов и комиссары обязуются принять самые строгие меры надзора и учета расходования жидкого топлива, памятуя, что ни один фунт топлива не может быть израсходован без действительной в том нужды ввиду ограниченности запасов и совершенной невозможности дальнейшего пополнения их в настоящую навигацию, и что потому всякое разумное сбережение топлива соответственно увеличивает боевую мощь флота Республики»22.

Однако не всегда соблюдался должный порядок в выполнении директив Советской власти; отмечались случаи самовольного захвата нефтепродуктов на железнодорожных и водных путях. В январе 1919 г. к В. И. Ленину поступила телеграмма уполномоченного по снабжению флота И. И. Вахрамеева о незаконной реквизиции мазута для Балтийского судостроительного завода. В нарушениях установленного порядка распределения нефтетоплива были виновны и экипажи отдельных военных кораблей. В июне 1919 г. В. И. Ленину было доложено о том, что отряд катеров-истребителей Астраханской флотилии в Саратове самовольно захватил 810 пудов мазута; начальник отряда отказался подчиниться установленному порядку выдачи топлива. По указанию В. И. Ленина командующему морскими силами было поручено безотлагательно расследовать этот факт. В сентябре 1919 г. Ленин подписал специальное постановление Совета Обороны о том, что «всякие самочинные захваты нефтепродуктов, кем бы они ни производились, будут караться со всей строгостью революционного закона наравне с захватом военных грузов»23.

При подготовке к навигации 1920 г. Советское правительство приняло меры к получению максимального количества нефти с Каспия. В. И. Ленин постоянно поддерживал связь с командующим Каспийской флотилией, требовал напрячь все силы, чтобы вывезти всю нефть из Гурьева тотчас по открытии навигации24.

В целях обеспечения РККФ топливом на кампанию 1920 г. В. И. Ленин 22 марта подписал специальное постановление о выделении Морскому комиссариату необходимых средств на заготовку угля и мазута25. В апреле 1920 г. Совет Труда и Обороны принял подписанное В. И. Лениным постановление, в котором подробно регламентировались меры по усилению снабжения флота топливом «для обеспечения его боеготовности к началу навигации». Командованию РККФ и Совету военной промышленности предлагалось немедленно приступить к ремонту паровозов и вагонов на своих заводах и к формированию маршрутных поездов для перевозки угля из Донецкого бассейна для Балтфлота и Волжско-Каспийской флотилии. Ежемесячно для Балтийского флота выделялось 400 тыс. пудов угля, причем в случае увеличения количества ремонтируемых паровозов средствами РККФ ему разрешалось вывезти дополнительно 260 тыс. пудов донецкого угля. В отношении жидкого топлива предусматривалось выделение флоту 450 тыс. пудов нефти из Петровска и Эмбы; в случае же если перевозка нефтепродуктов Каспийским морем окажется затруднительной, то доставить 100 тыс. пудов жидкого топлива из Царицына и Грозненского района.

В ноябре 1920 г. Совет Труда и Обороны подтвердил ежемесячный лимит топлива для Балтфлота в размере 400 тыс. пудов угля и дал указание НКПС сделать распоряжение железным дорогам, что идущий из Донбасса уголь для флота «ни в коем случае не должен реквизироваться». Одновременно с этим Совет Труда и Обороны специально рассмотрел вопрос о снабжении кронштадтcкoй крепости и указал топливной комиссии, что «промедление в этом вопросе недопустимо». Наряду с Балтийским флотом и Каспийской флотилией были приняты меры по обеспечению топливом Черноморского флота и морских сил Севера.

Обеспечение РККФ топливом в течение всей гражданской войны являлось одним из важнейших условий его боеспособности. Несмотря на острый топливный голод, который испытывала страна, Коммунистическая партия и Советское правительство изыскивали все возможности, чтобы удовлетворить потребности морских сил и обеспечить их боевую деятельность. По призыву партии на борьбу за уголь и нефть были мобилизованы тысячи коммунистов, которые своим примером воодушевляли тружеников топливного фронта на самоотверженный труд.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 357.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 306.

3 Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир. с 225.

4 Декреты Советской власти, т. III, с. 619.

5 Балтийские моряки  борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 58- 59

6 Декреты Советской власти, т. V, с. 470.

7 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 550, л, 22 — 23.

8 Там же, л. 24.

9 Там же, л. 28.

10 Там же, л. 30.

11 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 105, л. 95.

12 Ленинский сборник XXXIV, с. 151.

13 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 314.

14 Балтийские моряки  борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 168.

15 ЦГА ВМФ, ф. 5, on. I, д. 397, л. 35.

16 См.: «История СССР», 1969, № 3, с. 40.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 50, с 373.

18 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 547.

19 См.: Кубланов Л. Совет Рабочей и Крестьянской Обороны (ноябрь 1918 — март 1920). Л., 1975, с. 195 — 197.

20 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 468 — 469.

21 См.: Сборник постановлений 1919 г., с. 82 — 83.

22 Там же:

23 Декреты Советской власти, т. VI, с. 136.

24 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 147.

25 См.: Декреты Советской власти, т. VII, с. 630.

 

4. Организация научно-технических исследований

С самого начала строительства РККФ велась научно-исследовательская работа по совершенствованию боевых и технических средств флота. Благодаря заботе Коммунистической партии о развитии науки и техники, сохранении научных кадров и их широкому привлечению к решению задач социалистического строительства в области военно-технических исследований получили дальнейшее развитие лучшие традиции научного творчества, связанные с деятельностью Л. С. Попова, А. Ф. Можайского, С. О. Макарова и других передовых представителей отечественной научной мысли.

«Нет почти ни одного начинания в Советской России в области научно-технических работ, — писал управляющий делами Совнаркома Н. П. Горбунов, — которое не было бы связано с именем Владимира Ильича»1.

В августе 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет о создании Научно-технического отдела при ВСНХ, на который возлагалось руководство научно-техническими работами, их организация в тесной связи с практическими задачами советского строительства. В составе НТО находилась коллегия по делам изобретений; в него же входила военно-морская секция. Для организации Военно-технических исследований важное значение имело создание в 1918 г. Комиссии особых артиллерийских опытов (КОСАРТОП), ставшей одним на центров научно исследовательской и опытно-конструкторской работы и Советских Вооруженных Силах.

Центральный Комитет партии уделил большое внимание привлечению к научно-технической деятельности лучших научных сил. К теоретическим и экспериментальным исследованиям в важнейших областях науки и техники были привлечены такие крупнейшие ученые, как А. Н. Крылов. И. Г. Бубнов, Н. Е. Жуковский, Н. Д. Зелинский, И. М. Губкин, С. А. Чаплыгин.

Главными направлениями научно-технической работы в РККФ являлись научные исследовании в области морской артиллерии, минного и трального оружия, радиотехники, создании быстроходных катеров, гидрографии.

В октябре 1918 г. для расширения научно-исследовательской и производственно-технической деятельности по совершенствованию морской артиллерии и РККФ были созданы Научно-артиллерийская комиссия и Комиссия для наблюдении за порохами  и взрывчатыми веществами. На Научно- артиллерийская комиссию возлагалось руководство всеми намеченными опытами в области морской артиллерии. «Выполнение программы комиссии, — говорилось в приказе по флоту, — будет производиться на Морском полигоне личным составом Комиссии морских артиллерийских опытов, в Научно-технической лаборатории Морского ведомства и при содействии в выполнении технических исследований Обуховского завода»2. Основными задачами научно-артиллерийской комиссии являлись работы по дальнейшему увеличению дальнобойности морской артиллерии, артиллерийское обеспечение ПВО кораблей и баз, исследование возможностей использования корабельной артиллерии для борьбы с подводными лодками.

Больших успехов и разработке новых способов стрельбы на сверхдальние расстояния добился ученый-артиллерист Морского полигона Е. А. Беркалов. Учитывая важное значение его исследовании, Главное управление кораблестроения возбудило ходатайство о выдаче ему вознаграждения за ряд ценных технических работ по усовершенствованию материальной части морской артиллерии и различные изобретении.

21 ноября 1918 г. Малый СНК, заслушал по этому вопросу сообщение командующего морскими силами В.М. Альтфатера, принял решение отпустить Е. А. Беркалову 50 тыс. рублей в качестве вознаграждения за работы в области морской и сухопутной артиллерии. 26 ноября это решение было утверждено В. И. Лениным.

Премия Е. А. Беркалову была первой премией Советского государства за научные исследования и изобретения.

В июне 1919 г. вопросы обеспечении деятельности Морского полигона дважды обсуждались на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина. 3 июля Владимир Ильич подписал постановление правительства о выделении необходимых средств для Морского полигона.

Широкое применение противником минного оружия потребовало совершенствования существовавших и создании новых средств борьбы с минной опасностью. Для руководства тральным делом, разработки и испытаний противоминных средств было создано Депо тральных опытов во главе с известным специалистом минером П. П. Киткиным. В ноябре 1919 г, было разработано Положение об организации тралении и заграждении на реках, в котором был обобщен опыт тральных работ в речных бассейнах. Если в прибрежных районах для траления мин применились тралы, усовершенствованные и принятые на вооружение еще в 1914 — 1917 гг., то в речных бассейнах эти типы тралов были не всегда эффективны. Для обеспечения надежности траления на реках были созданы новые типы тралов (речной гайдроный, речной трал-подсекатель, речной плавучий трал и облегченный трал Шульца).

Наиболее сложную задачу представляла борьба с таким новым оружием, как неконтактные мины, примененные английскими интервентами на Севере в 1919 г. В. И. Ленин придавал большое значение организации работ по борьбе с этим новым оружием. 16 апреля 1920 г. Совет Труда и Обороны принял специальное постановление, в котором говорилось: «Поручить Морведу принять самые энергичные меры для извлечении магнитных мин, разбросанных англичанами по Северной Двине...»3 7 мая 1920 г. Совет Труда и Обороны вновь заслушал вопрос о борьбе с минной опасностью и принял решение: «Поручить коморси к среде 12 мая 1920 г. представить и Совет Труда и Обороны краткий письменный доклад о работах по очищению фарватера Северной Двины»4.

В Архангельск были направлены опытные специалисты-минеры РККФ, которым удалось обезвредить одну из магнитных мин, что дало возможность обнаружить секрет, и таким образом, указывал Морской штаб Республики, мы овладели новым могущественным оружием морской войны.

В порядке контроля принятых ранее решений Совет Труда и Обороны 12 мая принял новое постановление «О работах по очищению фарватера Северной Двины», в котором специальному уполномоченному СТО предлагалось «проверить, приняты ли все меры к проведению в жизнь нового изобретения о вылавливании мин»5. По исполнение постановления СТО Главное морское техническое управление дополнительно привлекло лучшие научные силы для «выполнения весьма срочных и ответственных работ по разработке, изготовлению и испытаниям особого электромагнитного трала»6. В результате проведенных исследовании для уничтожения магнитных мин были созданы первые конструкции электромагнитного трала, донного каткового трала и донного трала-искателя, которые положили начало длительной и сложной работе по созданию отечественных неконтактных тралов.

Одним из важных направлений инженерно-технических работ в РККФ являлись разработка технических условии и обеспечение транспортировки подводных лодок и малых боевых кораблей с одного театра военных действий на другой по железным дорогам. Эти проблемы были успешно решены коллективом инженеров под руководством известного кораблестроителя профессора И. Г. Бубнова.

Практика боевого использовании сил флота по содействию сухопутным войскам в прибрежных районах и на речных бассейнах выдвинула задачу создании специальных боевых кораблей небольшого водоизмещения, но вооруженных сильной артиллерией и обладающих высокой скоростью. 13 ноября 1919 г. на заседании Совета военной промышленности был заслушан доклад о проектировании и создании быстроходных боевых катеров. Промвоенсовет отметил «настоятельную необходимость иметь на реках быстроходные мелкосидящие суда, вооруженные дальнобойной артиллерией, легко перевозимые по железной дороге в зависимости от изменении тактической обстановки, что в свою очередь даст возможность... быстро создавать на любом водном рубеже достаточно мощную флотилию»7. По разработанному проекту намечалось создать катер водоизмещением в 45 тонн, вооруженный 120-мм орудием; к теоретической работе над проектом был привлечен профессор Н. К. Жуковский. К декабре 1919 г. было принято решение о заказе промышленности опытных катеров по утвержденному проекту8.

Одновременно с проектированием таких катером была выдвинута идеи об использовании на них авиационных моторов и создании «аэрокатеров» с воздушным винтом. К работе над этим проектом приступили морские специалисты совместно с ЦАГИ. Начатые в 1919 — 1920 гг. работы в области катеростроения заложили основы для создания в дальнейшем первых советских торпедных катеров и бронекатеров.

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии уделяли большое внимание развитию радиотехнических средств РККФ. В марте 1918 г. В.И.  Ленин встретился с адмиралом А. С. Максимовым и дал ему задание привлечь флотских специалистов к разработке и совершенствованию средств дальней радиосвязи9. Для планомерного развития радиотелеграфного дела на флоте в апреле 1918 г. в составе Главного управления кораблестроения был образован радиотелеграфный отдел, на который возлагалось общее руководство организацией радиосвязи и согласованно работы всех предприятии, работающих по заказам РККФ. В годы гражданской войны радиотелеграфный отдел разработал 12 типов корабельных приемников и передатчиков, радиофонов и других образцов радиотехнической аппаратуры.

Важную роль в развитии радиотехнических средств РККФ играла Нижегородская радиотехническая лаборатория. В. И. Ленин постоянно интересовался организацией научно-исследовательских работ в Нижегородской радиотехнической лаборатории, в которой были сосредоточены лучшие научно-технические силы в области радиотехники. В январе 1920 г. постановлением СНК, подписанным В. И. Лениным, были выделены также специальные средства для развития службы связи Балтфлота10.

Большое народнохозяйственное и оборонное значение имели работы по гидрографии, руководство которыми осуществлялось Главным гидрографическим управлением РККФ. В начале 1918 г. в целях улучшения гидрографического обеспечения мореплавания была проведена реорганизация гидрографического дела на флоте, создано Управление по обеспечению безопасности кораблевождения в Балтийском море (Убекобалт); позднее аналогичные органы были созданы на других морях. На них возлагалось производство гидрографических исследований, составление морских карт, лоций, руководств по навигации, устройство и содержание маяков, астрономических, компасных и гидрометеорологических обсерваторий и станции и т. д.

В апреле 1918 г. Советское правительство поручило Главному гидрографическому управлению подготовить и организовать научную экспедицию для изучения и оборудования районов северного морского побережья и акватории Ледовитого океана, чтобы построить в различных пунктах побережья ряд радиостанций, начать планомерное исследование ледовой обстановки и постоянное наблюдение за гидрометеорологическим режимом. Во исполнение указаний правительства была разработана программа экспедиции, включавшая самые несложные работы: устройство гидрометеостанций, постройка баз для гидроавиации и т. п.

1 июля 1918 г. Малый СНК по докладу В. М. Альтфатера принял решение: «Гидрографическую экспедицию западного района Северного Ледовитого океана снарядить для гидрографического оборудования в Обь-Енисейский бассейн, обязав ее выполнить кроме главной задачи пожелания комиссариатов: продовольствия, путей сообщения, почт и телеграфов и других, выраженные в докладе Морского комиссариата»11. На следующий день В. И. Ленин подписал постановление об ассигновании Морскому комиссариату 1 млн. рублей для обеспечения экспедиции12.

В подготовке экспедиции приняли участие многие учреждения. Однако иностранная интервенция на Севере помешала тогда выполнить намеченные работы. После изгнания интервентов советские гидрографы приступили к выполнению широкой программы научных исследований. В июле 1920 г. В. И. Ленин подписал постановление о выделении необходимых ассигнований для гидрографических работ в северных морях. Научные экспедиции и отряды приступили к исследованиям в Белом и Карском морях и в устьях сибирских рек, где провели ряд важных океанографических и геофизических наблюдений.

В. И. Ленин постоянно интересовался состоянием научных исследований в ВМФ. В октябре 1918 г. по его указанию в Управление делами СНК был направлен список работ, выполненных и изданных учреждениями Морского комиссариата после Октябрьской революции. В этот список вошло более 30 работ по гидрографии, в том числе лоции, сборники и таблицы гидрометеорологических наблюдений, исследования о колебаниях уровня Балтийского моря и ледовом покрове Рижского залива, «Описание маяков, башен и злаков Балтийского, Белого, Черного. Каспийского морей и Восточного океана», «Ежегодник приливов Северного Ледовитого океана и Белого моря» и др.13.

Для обеспечения деятельности Главного гидрографического управления в годы гражданской войны В. И. Лениным было подписало шесть постановлении СНК.

Одной из задач работников научного фронта в годы гражданской войны являлось изыскание путей и средств, способных восполнить недостаток топлива в энергетическом балансе страны. В октябре 1920 г. В. И. Ленин предложил создать особую комиссию по гидравлическому способу добывании торфа. «Поручить Морскому ведомству, — писал он, — дать в эту комиссию своего представителя, вполне знакомого с запасами материалов и техническими средствами этого ведомства»14. Эти работы были признаны «особо срочными, как имеющие чрезвычайно важное государственное значение»15.

Большое внимание уделил В. И. Ленин организации научно-технических исследований, связанных с судоподъемными работами. 17 сентября 1920 г. он ознакомился с докладной запиской командира спасательной партии Богачева по этому вопросу. 25 сентября В. И. Ленину был представлен доклад о технической организации судоподъемных работ.

Одним из важнейших условии развития научных исследовании В. И. Ленин считал правильную организацию научно-технической информации, сбор и систематизацию новейшей отечественной и зарубежной литературы по различным отраслям знаний, приобретение современных образцов техники. Нам необходимо, говорил он, «иметь по 1 экземпляру всех важнейших машин из новейших, чтобы учиться и учить» 16.

Организация научных работ в РККФ способствовала максимальному использованию ресурсов страны на нужды обороны и обеспечению боевой деятельности сил флота на морских и речных театрах военных действий. Начатые в первые годы Советской власти научные исследования послужили в дальнейшем основой мощного развития научно-технического прогресса.

* * *

В огне гражданской войны Вооруженные Силы первого в мире рабоче-крестьянского государства отстояли завоевания социалистической революции. Война показала жизненность и актуальность вывода В. И. Ленина о том, что во всенародной борьбе против старого мира «вместе с развитием революционного энтузиазма создается сильное внутреннее укрепление»; освобожденные от эксплуататорского гнета народные массы «на каждый тяжелый удар отвечают увеличением сцепления сил и экономической мощи...»17.

Достигнутые за короткий исторический срок результаты в создании и укреплении боевой мощи РККА и РККФ являлись составной частью социально-политического и экономического укрепления социалистического государства. Новая социально-экономическая организация общества создала новые условия для развития производительных сил и проявления духовных сил народа, открыла простор для массового воинского и трудового героизма трудящихся. Партия Ленина показала себя испытанным и закаленным авангардом рабочего класса, в ее руководстве нашли выражение «железная энергия, твердость, решительность и беззаветность борьбы»18.

«Новой наукой о войне», «абсолютно новым в военном деле» называли непосредственные участники гражданской войны тот революционный метод ведения освободительной борьбы, который был разработал и воплощен В. И. Лениным, Центральным Комитетом партии19. Этот революционный метод, основанный на новой системе общественных отношений и сплочения трудящихся вокруг пролетариата и его авангарда, заключался в монолитности всей организации защиты социалистического Отечества, в подчинении всей жизни страны интересам справедливой, освободительной войны.

Гражданская война показала важное значение обороны морских рубежей в организации вооруженной защиты социалистического Отечества. Коммунистическая партия возглавила строительство советского Военно-Морского Флота, определила его задачи и место в системе Вооруженных Сил, обеспечила единое централизованное руководство боевыми действиями на морских, речных и озерных театрах в интересах решения главных задач вооруженной борьбы против интервентов и белогвардейцев. Разработка организационных основ, принципов комплектования, обучения и воспитания личного состава, твердый курс партии на создание регулярных, кадровых Вооруженных Сил имели основополагающее значение не только для строительства РККФ в годы отражения первого империалистического нашествия, но и определили дальнейшие пути укрепления морского могущества Советского государства.

Доставшаяся в наследство от буржуазно-помещичьего строя разрушенная экономика не позволила укрепить и развить материально-техническую базу флота до того уровня, который позволил бы решать более сложные задачи в борьбе с сильнейшими морскими державами того времени. Это объяснялось тем, что «самодержавная клика довела страну до ужасов экономического разорения...»20.

Империалистическая интервенция, оккупация важнейших приморских областей нанесли огромный ущерб Советской республике, ее промышленности, транспорту, флоту. Но несмотря на огромное военно-техническое превосходство армий и флота интервентов, империалистические агрессоры потерпели сокрушительное поражение.

Благодаря великому подвигу советского народа, героизму Красной Армии и Флота, братской интернациональной солидарности трудящихся была одержана полпая победа над внутренней и внешней контрреволюцией.

«...Мы одержали, — говорил В. И. Ленин, — громаднейшие победы, и оружие, которое было только в руках союзников — флот, даже это оружие мы выбили из их рук; мы выбили, несмотря на то, что нас пугали колеблющиеся элементы, говорившие, что флот непобедим»21.

В боях за власть Советов прошли суровую школу борьбы и прославили боевые знамена сотни тысяч защитников социалистической Родины. «Ваших подвигов и жертв не забудет никогда русский народ, как не забудут их рабочие всего мира, — говорилось в приветствии IX съезда РКП (б) воинам РККА и РККФ. — Славные деяния Красной Армии и Красного Флота РСФСР будут вечно жить в памяти людей...»21

Примечания:

1 «Вопросы истории», 1962, № 4, с. 10.

2 Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), г. 92 — 33.

3 ЦГАОР, ф. 130, оп. д. 216, л. 61.

4 Там же, л. 154.

5 Ленинский сборник XXXIV, с. 305.

6 ЦГА ВМФ, ф. 5, оп. 1, д. 505, л. 109.

7 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 320, л. 39 — 39 об.

8 Там же, с. 78.

9 См.: Шамшур В. И. Ленин и развитие радио. М„ 1960, с. 33.

10 См.: Декреты Советской власти, т. VII, с. 620.

11 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 3, л. 45.

12 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 644.

13 ЦГА ВМФ, ф. 180, on. 1, д. 200, л. 55.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 319 — 320.

15 «Исторический архив», 1956, № 1, с. 12.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 53, с. 164.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 321.

18 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 43, С. 240.

19 См.: Каменев С. С. Записки о гражданской войне и военном строительство, с 100.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 453.

21 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 89.

22 КПСС и резолюциях..., т. 2, с. 181.