Содержание материала

 

Глава IV

ЛЕНИНСКОЕ РУКОВОДСТВО БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ФЛОТА

 

1. Во главе обороны страны

Возглавляя борьбу советского народа против империалистических агрессоров, Коммунистическая партия твердо и последовательно проводила в жизнь ленинский принцип единства политического и военного руководства. В течение всей гражданской войны важнейшей частью общего политического руководства жизнью Советской республики, одним из главных направлений деятельности В. И. Ленина, Центрального Комитета партии являлось руководство вооруженной борьбой.

Единство политического и военного руководства позволяло решать вопросы стратегии в органической взаимосвязи с политикой, экономикой и состоянием Вооруженных сил на каждом из этапов войны, обеспечивать неразрывное единство фронта и тыла, согласование и координацию усилий всех наркоматов и ведомств на нужды обороны. Благодаря централизации военно-политического руководства разработка стратегических планов велась на основе всестороннего анализа внешнеполитических условий и расстановки классовых сил, максимального использования всех резервов и ресурсов страны для достижения победы на полях сражений.

Ленинское руководство боевой деятельностью армии и флота являлось воплощением революционной теории и практики, творческим применением и развитием взглядов основоположников марксизма по вопросам вооруженной борьбы и военного искусства. Ленинское военно-стратегическое руководство основывалось на глубоком знании объективных законов вооруженной борьбы и принципов военного искусства, на всестороннем учете политических, экономических и моральных факторов и их влияния на формы и способы ведения военных действий. В решении важнейших проблем стратегического планирования, подготовки и ведения операций В. И. Ленин исходил из необходимости глубокого изучения обстановки, оценки соотношения сил, правильного выбора направления главного удара. «...Искусство управления и политики, — подчеркивал он, — состоит в том, чтобы своевременно учесть и знать, где сосредоточить свои главные силы и внимание»1.

На каждом из этапов гражданской войны с особой силой проявлялось искусство стратега революции выбрать момент и направление решающих ударов, распределить и сосредоточить в нужном месте максимум имеющихся сил и средств, определить последовательность решения боевых задач, сроки, темпы и масштабы операций. Важнейшими чертами ленинского стратегического руководства являлись глубокое предвидение, умение реально учитывать и выявлять ведущие тенденции в изменении военно-политической обстановки, раскрывать новые черты и особенности вооруженной борьбы, настойчиво добиваться активности, решительности, наступательности, захвата инициативы, развития успеха, полного уничтожения и разгрома противника. Важнейшим условием боевых успехов В. И. Ленин считал отказ от каких-либо шаблонов и необходимость применения различных форм и способов борьбы. «Методы борьбы против врага, — указывал он, — надо уметь изменять, когда изменяются обстоятельства»2.

Советская военная стратегия исходила из того, что в морально-политическом отношении защитники Советской республики обладают неизмеримым преимуществом над противником, ведущим несправедливую, захватническую войну. Вместо с тем в военно-техническом отношении, подчеркивал В. И. Ленин, сила Антанты «во много раз безмерно и безусловно превышала наши военные силы»3. Наряду с сухопутными войсками, оснащенными всеми видами современной военной техники, правящие круги империалистических держав широко использовали в интервенции против Советской России крупные силы флота.

Для эффективного решения оперативно стратегических задач в ходе гражданской войны важное значение имели объединение боевых усилий видов вооруженных сил, организация их тесного взаимодействия на основе единого замысла, выработанного военно-политическим руководством страны.

Задачу «сочетания морских и сухопутных сил» В. И. Ленин считал одной из трудных и сложных в вооруженной борьбе. История дореволюционной армии и флота давала немало примеров, свидетельствовавших о неспособности командных верхов обеспечить согласованное применение сухопутных и морских сил, преодолеть узковедомственный подход в решении боевых задач, требовавших тесного взаимодействия сил на суше и на море. Среди командной верхушки старого морского ведомства было немало сторонников «классических» схем боевого предназначения флота только для «генеральных» сражении на море; все, что не относилось к самостоятельным действиям флотов на морских театрах, считалось чем-то второстепенным, вспомогательным или вообще несвойственным для флота.

Приверженность к обособленным действиям флота продолжала оказывать значительное влияние на оперативно-тактическое мышление некоторых военных специалистов Морского генерального штаба, которые не могли осознать не только классовый характер войны, но и принципиальные особенности вооруженной борьбы на ее внутренних фронтах, требовавших нового подхода ко всем проблемам военного искусства, и прежде всего к вопросу взаимодействия армии и флота. Освобождение от старых привычных взглядов наступало под воздействием объективных факторов реальной действительности, в совместной работе с новыми командными и политическими кадрами флота4.

В боях гражданской войны были заложены основы новой теории и практики боевого использования советского флота. Впервые флот выступал как непосредственный помощник Красной Армии, вся его деятельность была целеустремленна на те направления, которые представляли наибольшую опасность для Советской республики.

Задачи и характер боевой деятельности РККФ всецело определялись общими стратегическими целями, конкретной обстановкой и соотношением сил как на морских, так и на сухопутных театрах военных действий, в условиях гражданской войны главной задачей флота являлось содействие сухопутным войскам в наступательных и оборонительных операциях в приморских районах и речных (озерных) бассейнах.

Совместное ведение боевых действий соединениями и объединениями видов вооруженных сил требовало наибольшей централизации военного руководства и боевого управления; без единого направляющего воздействия, разработки единой стратегической линии, централизованного распределения сил, выработки наиболее оптимальных форм и способов достижения цели была бы невозможна организация действенного и эффективного взаимодействия армии и флота.

Ленинское стратегическое руководство играло решающую роль в ведении вооруженной борьбы на всех фронтах гражданской войны, в оперативно-стратегическом использовании всех видов вооруженных сил. Под непосредственным контролем В. И. Ленина, Центрального Комитета партии работали Революционный военный совет Республики и весь Центральный военный аппарат, осуществлявший непосредственное управление армией и флотом. — Главнокомандующий Вооруженными Силами, Всероссийский главный штаб, Полевой штаб РВСР, командующий морскими силами и др. Центральный Комитет партии принимал решения по важнейшим стратегическим вопросам, определял главную стратегическую задачу на каждом этапе войны, вырабатывал конкретные меры, обеспечивающие решение поставленных задач.

Постановление ЦК РКП (б) о мобилизации сил для укрепления Восточного фронта (20 июля 1918 г.), Тезисы ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта (апрель 1919 г.), письмо ЦК «Все на борьбу с Деникиным!» (июль 1919 г.), тезисы ЦК «Польский фронт и наши задачи» (май 1920 г.), письмо ЦК «На барона Врангеля!» (июль 1920 г.) и другие важнейшие политические решения ЦК являлись основными директивами для всех партийных, государственных и военных органов, определяющими главные направления их деятельности.

Большая протяженность морских границ, постоянная угроза со стороны военных флотов империалистических держав, важность защиты морских побережий, широкий размах военных действий на приморских направлениях, речных и озерных бассейнах выдвигали сложные задачи по руководству морскими и речными силами, подчинению их боевой деятельности единым стратегическим целям вооруженной борьбы. Возглавляя оборону страны, В. И. Ленин, ЦК РКП (б) уделяли большое внимание действиям на морских и речных театрах, оперативному использованию флотов и флотилии, обеспечению их боевой деятельности.

Оценка В. И. Лениным роли приморских направлении в общем ходе вооруженной борьбы основывалась на всестороннем анализе военно-политической обстановки. Так, боевая деятельность Балтийского флота приобретала особо важное значение для защиты северо-западных рубежей, и прежде всего важнейшего политического и экономического центра — Петрограда. Борьба за Черноморское побережье обеспечивала защиту Крыма, Украины, Кавказа. Военные действия на Севере против высадившихся в Мурманске и Архангельске войск Антанты преследовали цель сорвать планы интервентов на дальнейшее продвижение к Москве и соединение с внутренней контрреволюцией на востоке. Боевые действия на Волге были непосредственно связаны с той угрозой, которую представляли для Советской республики армии Колчака. Борьба за Астрахань и Каспий имела большое значение потому, что обеспечивала жизненно важные для экономики и обороны страны перевозки нефти и способствовала освобождению от интервентов Закавказья и Средней Азии. Директивы партии по оперативному использованию сил флота находили воплощение в ленинских распоряжениях и телеграммах, в постановлениях СНК и Совета Обороны.

В Петроград, Мурманск, Архангельск, Петрозаводск, Казань, Нижний Новгород, Царицын, Севастополь, Баку, Астрахань и другие портовые города и базы, находившиеся в зоне военных действий, в ходе гражданской войны было направлено свыше 100 ленинских писем и телеграмм, в которых ставились конкретные задачи по организации отпора врагу.

При организации взаимодействия сухопутных и морских сил всесторонне учитывались боевые возможности частей и соединений РККФ. Будучи сравнительно небольшими по численности, они вместе с тем обладали тогда наибольшей огненной мощью. Если в полевых армиях на 1000 штыков в течение всей гражданской войны приходилось от 3 до 5 орудий (преимущественно 75-мм)5, то на флотах и флотилиях — от 35 до 40 орудий крупного калибра. Так, в 1919 г. на действующих кораблях балтийского флота было 220 орудий, на фортах и батареях Кронштадтской крепости — 164, на Волжско-Каспийской флотилии — 150, Онежской — 56, Днепровской — 50. По своей разрушительной силе, дальности и точности огня корабельная и береговая артиллерия являлась наиболее совершенной для того времени. 305-мм орудия крупных кораблей и береговых батарей (вес снаряда 470 кг) поражали вражеские войска на расстоянии до 25 км; 152, 130, 120, 102-мм пушки крейсеров, канонерских лодок, эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей, плавбатареи имели дальность стрельбы 13 — 16 км; 75-мм артиллерия миноносцев, бронекатеров — 6 — 7 км6.

Важное значение в условиях слаборазвитой железнодорожной сети и низкой маневренности войск имела высокая подвижность и мобильность морских и речных сил: за сутки корабли могли совершить переход в 250 — 300 км. При высадке десантов и форсировании водных рубежей одно транспортное судно принимало на борт до 300 человек с оружием и снаряжением; отряд судов в течение суток мог обеспечить переправу через Волгу, Каму, Днепр до 3 — 4 полков пехоты.

В частях морской авиации в 1918 — 1920 гг. насчитывалось от 60 до 100 самолетов, которые использовались в боевых действиях на Балтике (воздушная бригада), на Севере, Волге, Каспийском, Азовском и Черном морях (воздушные дивизионы и отряды).

Эффективным средством в борьбе с морскими силами интервентов являлось минное оружие. В 1918 — 1920 гг. кораблями РККФ было выставлено свыше 7,5 тыс. мин, на которых подорвалось более 20 вражеских кораблей и вспомогательных судов7.

Исходя из боевых возможностей морских и речных сил, перед ними ставились такие задачи, как артиллерийская поддержка сухопутных войск, уничтожение живой силы и опорных пунктов противника, обеспечение приморских флангов войск, борьба с речными силами врага и нарушение его перевозок, обеспечение своих перевозок, высадка десантом, противодесантная оборона, содействие войскам в захвате и обороне баз, портом, плацдармов; форсирование водных преград, разрушение вражеских переправ, ведение разведки и дозорной службы, траление фарватеров и т. д.

С ликвидацией внутренних фронтов и выходом Советских войск на побережья Белого, Баренцевого, Черного и Азовского морей перед РККФ встала задача закрепиться на морских рубежах. «С весны 1920 г., — отмечалось в отчете об операциях Красной Армии и Флота, — наметился новый период активной работы флота. От периода речной войны при помощи создания флотилий... периода освобождения внутренних областей, Республика Советов встала перед периодом новой, еще более серьезной борьбы за утверждение своего выхода к морям и обеспечения морских границ при посредстве регулярно организованной морской и прибрежной обороны»8. На Белом море, в Кольском заливе, на Азовском, Черном и Каспийском морях заново создавались военные порты и военно-морские базы, развертывалась система береговой обороны, формировались укрепленные районы.

Многих современников поражала глубочайшая осведомленность В. И. Ленина и различных областях военного дела, его огромный кругозор как политика и стратега, умение всесторонне и реалистически оценивать обстановку, находить решения в самых сложных ситуациях. Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики С. С. Каменев подчеркивал, что «в тысячах случаев осведомленность Владимира Ильича о действительном положении вещей была больше, чем у штаба РВСР»9. Решение политических и военных проблем требовало повседневного изучения и анализа огромного потока оперативной информации, поступавшей в ЦК РКП (б), СНК, Совет Обороны со всех фронтов. «...Мне приходилось встречаться с Ильичей чуть не каждый день... — писал комендант Смольного, и потом Кремля матрос П. Д. Мальков. — Работал Владимир Ильич страшно много — просто не знаю, когда он спал. Нередко я встречал его спускающимся из кабинета к себе в комнату... часа в 4 — 5 утра. А в 10 он уже снова на работе. Бывало и так, что Ильич сутками не покидал кабинета, работая беспрестанно, без отдыха»10.

В. И. Ленин, Центральный Комитет РКП (б) в течение всей войны поддерживали постоянную связь со всеми фронтами и флотами, регулярно получали от них информацию о боевой обстановке, подготовки и ходе операций, политико-моральном состоянии войск. В. И. Ленин требовал, чтобы связь с ЦК по прерывалась ни на один день. «Вы мало сообщаете фактического, — писал он руководителю обороны на Севере М. С. Кедрову. — Присылайте с каждой оказией отчеты»11.

В. И. Ленин неоднократно указывал: поставить задачу и отдать необходимые распоряжения и приказы — еще недостаточно для эффективного и действенного руководства, «для успешного управления необходимо уменье практически организовать»12. Центральный Комитет партии осуществлял повседневный контроль за выполнением принятых решений, требовал от всех военных и политических органов армии и флота неукоснительной проверки исполнения, налаживания четкой и слаженной системы управлении войсками в ходе боевых действий. На наиболее ответственные участки фронта партии направляла представителей ЦК и СТО, которые непосредственно руководили боевой и политической работой на местах, помогали устранять недостатки, поднимать боеспособность войск, вводить и действие резервы, налаживать взаимодействие частей и т. д. Непосредственное участие в руководство морскими силами в 1918 — 1920 гг. принимали Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Киров, М В. Фрунзе.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 85. 

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, е. 178.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч.,  т. 43, с. l34

4 См.: Вопросы стратегия и оперативного искусства в советских военных трудах (1917 — 1940 гг.). М., 1965, с. 690 — 697

5 См.: Кляцкин С. М. На защите Октября, с, 312, 402.

6 ЦГА ВМФ, ф. р-1, оп. 3, д. 19. л. 4 — 22.

7 См.: История военно-морского искусства, ч. 2. М., 1963, с. 128.

8 Отчеты об операциях Красной Армии и Флота на период с 1 декабря 1918 г. по 25 ноября 1920 г. (К VIII съезду Советов) М., 1920, с. 70.

9 Воспоминания о Ленине, т. 2. М., 1957, г. с. 258.

10 В дни Октября. Сборник воспоминаний участником Октябрьской революции, с 56.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 172.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 173

 

2. Балтийский флот на защите Петрограда

Балтийский флот с первых дней Октября являлся ядром Советских военно-морских сил. В течение гражданской войны он защищал подступы к Петрограду со стороны моря, содействовал войскам Красной Армии в наступательных: и оборонительных операциях на приморском направлении, обеспечивал развертывание, формирование и пополнение вновь создаваемых речных флотилий, направлял морские отряды на сухопутные фронты.

При определении задач Балтийскому флоту и характера его деятельности Центральный Комитет партии и Советское правительство исходили прежде всего из общей внешнеполитической обстановки. После заключения Брестского мира главным для Советской страны было сохранение мирной передышки. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, насколько важно не допустить, чтобы немецкая военщина ловила нас на нарушении мира, и призывал использовать «все, что может наша дипломатия дать, чтобы отдалить момент войны, дабы продлить перерыв...»1. Как составная часть Вооруженных сил Советской республики, Балтийский флот был обязан соблюдать условия Брестского договора и не вести боевых действий на море. Вместе с тем ЦК партии и Советское правительство требовали, чтобы флот находился в постоянной готовности к отражению возможной агрессии противника.

Обстановка на Балтике и в районе Петрограда после заключения Брестского мира требовала высокой бдительности. При активной поддержке кайзеровской Германии финская реакционная буржуазия во главе с генералом Маннергеймом потопила в крови рабочую революцию в Финляндии и начала вооруженные провокации на Карельском перешейке. Германское и белофинское командование потребовало от Советского правительства передать Финляндии форт Ино, который прикрывал морские подступы к Петрограду. В конце апреля 1918 г. форт был блокирован с суши белофинскими войсками.

 «Левые коммунисты» в Петрограде подстрекали к использованию боевых средств флота для защиты форта, зная, что это может привести к срыву Брестского мира. Потребовалось непосредственное вмешательство В. И. Ленина. ЦК партии, чтобы не допустить действий, идущих вразрез с основной внешнеполитической линией партии и Советского государства.

Вопрос о форте Ино в связи с германским ультиматумом обсуждался на экстренном заседании ЦК РКП (б), состоявшемся 6 мая 1918 г. Учитывая тяжелое положение страны и избегая разрыва с Германией, который дал бы повод к возобновлению открытой войны, ЦК партии принял предложенное В. И. Лениным решение: немецкому ультиматуму уступить. Чтобы противник не смог использовать форт Ино для обстрела Кронштадта, морскому командованию были даны указания о заблаговременном минировании крепостных сооружений и подготовке их к взрыву. 14 мая по указанию Высшего военного совета форт был взорван.

К середине мая 1918 г. немецко-финские войска, заняв Белоостров, находились всего в 25 — 30 км от Петрограда. В Финском заливе появилась германская эскадра.

В целях укрепления руководства Балтийским флотом 14 мая В. И. Ленин подписал решение о назначении главным комиссаром флота И. П. Флеровского — одного из активных руководителей матросских масс в дни подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания. 19 мая ЦК РКП (б) обсудил положение под Петроградом и в Финляндии. Партийные организации петроградских заводов и предприятий готовили коммунистов к обороне города; перед рабочими, матросами и красноармейцами неоднократно выступали М. И. Калинин. Е. Д. Стасова, Л. В. Луначарский, Б. П. Позерн, М. К. Урицкий, В. Володарский, В. Р. Менжинский, П. И. Стучка и др.

Обстановка на сухопутных и морских границах особенно обострилась в начале августа 1918 г. По решению Политбюро ЦК партии в Петроград отбыл секретарь ЦК, председатель ВЦИК Я. М. Свердлов. В ночь на 9 августа командованию Балтийского флота была направлена телеграмма коллегии по морским делам: «Положение признается угрожающим. Председателю ВЦИК Свердлову даны правительством полномочия распоряжаться всеми вооруженными силами Петрограда в пределах утвержденных планов обороны. Вам надлежит за всеми указаниями по выполнению плана обороны обращаться к нему и исполнять его указания...»2

Одной из первоочередных мер, которые должен был выполнить Балтийский флот по утвержденному правительством плану обороны Петрограда, являлась постановка минных заграждений в Финском заливе западнее Кронштадта. 9 августа в штабе Балтийского флота было получено предписание командования РККФ: «...председатель Совнаркома считает, что положение в отношении возможности активных действий германцев должно быть признано тревожным. Ввиду этого, по мнению председателя Совнаркома, постановка минного заграждения является необходимой...»3

Вечером 9 августа В. И. Ленин направил командующему Балтийским флотом экстренную телеграмму: «Минное заграждение поставить немедленно, без всяких промедлений»4.

Через полчаса после получения Ленинского распоряжения, начальнику Кронштадтской военно-морской базы и начальнику отряда минных заградителей был отдан боевой приказ: «Согласно приказанию председателя Совнаркома Ленина, немедленно поставить минное заграждение, оставив проход для коммерческих судов согласно плану...»5. В ночь на 10-августа из Кронштадта вышел отряд заградителей в сопровождении трех эскадренных миноносцев. К утру было поставлено более 900 мин, в течение последующих суток — еще около 500. О ходе выполнения операции ежедневно докладывалось В. И. Ленину.

Постановка минных заграждений в Финском заливе была произведена вполне своевременно. Как свидетельствовал впоследствии германский генерал фон дер Гольц, «по приказу верховного главнокомандования в августе планировалась операция против Петербурга по обе стороны Финского залива и при содействии флота — операция против Кронштадта». Все силы для наступления были полностью подготовлены, и операция могла начаться по первому слову команды6.

Успешно выполнив Ленинский приказ, балтийские моряки укрепили оборону морских подступов к Петрограду и обеспечили высокую готовность сил флота на случай наступления противника.

Осенью 1918 г. после поражения Германии и выхода ее из войны стратегическая обстановка на Балтийском театре резко изменилась, на смену германскому флоту в воды Балтики вошел английский. В ноябре английская эскадра взяла курс к берегам Финского залива.

Действия английского флота на Балтике начались с нападении на советские торговые суда, которые следовали в скандинавские порты с мирными грузами. В декабре англичане захватили 4 советских парохода в Ревеле. Вскоре британское адмиралтейство вопреки всем нормам международного права отдало приказ о потоплении судов под красным флагом без всяких предупреждений. Когда В. И. Ленин ознакомился с телеграммой, в которой налагалось содержание этого приказа, он в тот же день запросил Г. В. Чичерина, использован ли этот документ для печати7. В ноте правительству Англии Советское правительство заявило решительный протест против незаконных действий британского морского командования.

Изменение стратегической обстановки на северо-западных рубежах, начало агрессивных действий морских сил Антанты на Балтике потребовали принятия мер по повышению боеспособности Балтийского флота. Докладывая В. И. Ленину о стратегическом положении Советской республики, Главком И. И. Вацетис отмечал, что, «пользуясь господством в заливе, противник может оказать громадное содействие сухопутным операциям»8. Ближайшей целью агрессоров, подчеркивалось в одной из директив Главного командовании Красной Армии, будет овладение Петроградом и Кронштадтом, а также всей нашей вооруженной морской силой 9.

Для повышения боевой готовности Балтийского флота в ноябре 1918 г. было отдано распоряжение подготовить линкор «Андрей Первозванный» и крейсер «Олег», пополнить гарнизон Кронштадта и фортов мобилизованными моряками, охрану Невы возложить на дивизионы миноносцев и тральщиков, возобновить дозорную службу на Ладожском озере, подготовить к переходу из Петрограда в Кронштадт 5 подводных лодок. Вскоре наиболее боеспособные корабли были объединены в Действующий отряд (ДОТ), который стал основным боевым соединением Балтийского флота.

17 ноября 1918 г. Реввоенсовет Республики по указанию правительства поставил перед командованием Балтфлота задачу выставить дополнительное минное заграждение в Финском заливе. Как и в августе, о выполнении минных постановок, обеспечивающих защиту Петрограда с моря, докладывалось В. И. Ленину.

В ноябре 1918 г., сразу же после аннулирования грабительского Брестского договора, войска 7-й армии во взаимодействии с Балтийским флотом развернули наступление в Прибалтике, чтобы освободить от оккупантов территорию Эстонии и Латвии. Перед Балтийским флотом были поставлены задачи по содействию сухопутным войскам, защите приморского фланга армии с моря, высадке десантов, ведение разведки и т. д.

Командование Балтийского флота регулярно докладывало В. И. Ленину и Реввоенсовету об обстановке в Финском заливе и боевой деятельности кораблей и частей (о передвижениях английского флота на Балтике, действиях кораблей Балтийского флота по высадке десанта в устье р. Наровы, результате разведки в районе Ревеля, мерах по ускорению подготовки гарнизона Кронштадта, набеговой операции на Ревель и т. д.).

В целях усиления защиты морских подступов к Петрограду и организации взаимодействия сухопутных и морских сил Совет Народных Комиссаров на нескольких заседаниях в декабре 1918 г. обсудил и принял решения о выделении необходимых средств для строительных и ремонтных работ в Петроградском порту. В начале 1919 г. Советское правительство утверждает ряд дополнительных мероприятий по усилению боеспособности Кронштадта. 21 января В. И. Ленин подписал постановление об отпуске специальных ассигнований для организации срочных оборонительных работ в Кронштадтской крепости10. 8 февраля на заседании СНК под председательством В. И. Ленина были приняты еще два постановления о выделении средств на укрепление Кронштадта11. Одновременно с этим Главное командование Красной Армии отдало распоряжение командованию 7-й армии, в оперативном подчинении которой находился Балтийский флот, усилить противодесантную оборону побережья, организовать содействие обороне Кронштадта огнем дальнобойной артиллерии с фортов Красная Горка и Серая Лошадь, обеспечить крепость необходимым количеством боезапаса.

Кампания 1919 г. явилась периодом наиболее напряженной боевой деятельности Балтийского флота. Вместе с 7-й армией флот оборонял Петроград от белогвардейских войск Родзянко и Юденича, развернувших наступление в то время, когда с востока и юга против Советской республики наступали армии Колчака и Деникина.

Придавая большое значение защите Петрограда с суши и моря, Центральный Комитет партии и Советское правительство повседневно следили за обстановкой на северо-западных рубежах. На заседании Совета Обороны 21 апреля В. И. Ленин выступил с докладом «Об усилении работы в области военной обороны»; на этом же заседании были обсуждены вопросы обеспечения боевой готовности Петрограда. 3 мая В. И. Ленин подписал постановление о введении в Петрограде и близлежащих районах осадного положения; спустя два дня меры по укреплению обороны Петрограда были обсуждены на Пленуме ЦК РКП (б).

Стратегическая обстановка на Северо-Западе стала особенно напряженной в середине мая, когда Северный корпус Родзянко при поддержке флота Антанты начал наступление на нарвском направлении и прорвал фронт 7-й армии. Капитулянт Зиновьев, возглавлявший Комитет обороны Петрограда, не веря в возможность защиты города, дал указание подготовить боевые корабли флота к затоплению и эвакуировать важнейшие заводы. Чтобы пресечь паническое настроение и мобилизовать все силы на оборону города, Совет Рабоче-Крестьянской Обороны во главе с В. И. Лениным взял под непосредственный контроль все мероприятия по организации отпора врагу под Петроградом. 13 мая Совет Обороны принял решение отменить эвакуацию; В. И. Ленин потребовал от Зиновьева ответить, «кем и почему дано было распоряжение о потоплении судов»12; 15 мая Петроградскому комитету обороны было направлено ленинское указание об отмене эвакуации города. Для укрепления руководства обороны Петрограда туда по решению ЦК партии был направлен И. В. Сталин; 20 мая В. И. Ленин указал Сталину на необходимость поголовной мобилизации питерцев для организации отпора врагу.

21 мая 1919 г. Центральный Комитет РКП (б) обратился ко всем трудящимся с воззванием: «Красный Петроград находится под серьезной угрозой. Питерский фронт становится одним из самых важных фронтов Республики.

Советская Россия не может отдать Петроград даже на самое короткое время.

Петроград должен быть защищен во что бы то ни стало»13. Обращение ЦК всколыхнуло рабочих Петрограда, воинов 7-й армии, моряков Балтики, придало им новые силы в борьбе за Петроград. Для организации взаимодействия сухопутных и морских сил около 150 боевых и вспомогательных кораблей Балтфлота, находившихся на Неве, были включены в состав внутренней обороны города; корабли и батареи Кронштадта прикрывали Петроград со стороны моря и содействовали войскам 7-й армии на приморском фланге. Сотни моряков добровольно записывались в отряды, уходившие на передовые позиции. На собрании партийных организаторов при Петроградском Комитете РКП (б) представитель Балтики доложил, что на флоте мобилизация дала 4 тыс. человек14.

Некоторые руководящие работники Реввоенсовета не разобрались в создавшейся обстановке и не до конца поняли роль Балтийского флота в обороне Петрограда. «Роль нашего флота на Финском заливе, — писал Главком И. И. Вацетис командующему морскими силами, — будет исключительно пассивная...» 15 Подобные оценки противоречили указаниям В. И. Ленина, требовавшего решительных и активных действий Балтфлота. Во время одного из заседаний Совета Обороны Ленину стало известно, что наши корабли и батареи не обстреляли вражеский корабль, подошедший к нашим позициям. В. И. Ленин написал записку заместителю председателя РВС Э. М. Склянскому: «Почему же мы не стреляли по миноносцу?» Склянский ответил: «Вне сферы нашей досягаемости». Тогда Владимир Ильич дал указание: «Надо по телефону передать Вацетису... и велеть подтянуть сугубо»16.

25 мая 1919 г. в Кронштадте состоялось совещание руководящих военных работников 7-й армии и Балтийского флота с участием уполномоченного Совета Обороны И. В. Сталина. На совещании было подвергнуто критике предложение И. И. Вацетиса сократить боевое ядро флота и превратить наиболее мощные корабли в плавучие батареи, двигающиеся «при помощи буксиров». Мнение совещания было доложено В. И. Ленину; указания Вацетиса были отменены. На совещании были заслушаны доклады морского командования о ходе выполнения постановления Совета Обороны о срочном ремонте кораблей Балтфлота. Совещание предложило увеличить число кораблей, поставленных на ремонт (прежде всего эсминцев и тральщиков), и принять все меры к дальнейшему усилению темпов судоремонта. Решение совещания было одобрено В. И. Лениным и сыграло важную роль в повышении боеспособности флота.

Постоянно находясь в курсе важнейших событий на Балтике, В. И. Ленин в своих выступлениях неизменно отмечал успехи защитников Петрограда. 19 мая, например, выступая на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию, Владимир Ильич отметил, что «вчера был бой нашего миноносца с четырьмя миноносцами противника»17. Этот бой произошел 18 мая в Копорском заливе между эсминцем «Гавриил» и четырьмя английскими эскадренными миноносцами. Экипаж советского корабля во главе с командиром В. Севастьяновым проявил в бою высокое воинское мастерство и героизм. Противник, обладавший четырехкратным превосходством, встретил стойкое сопротивление и вынужден был отойти, получив значительные повреждения от огня «Гавриила».

В связи с наступлением противника на Гатчину и Красное Село положение под Петроградом в первой половине июня ухудшилось. В написанном В. И. Лениным 10 июня проекте постановления ЦК РКП (б) указывалось: «...призвать Питерский фронт первым по важности»18.

Центральный Комитет партии принял ленинское предложение и разработал конкретные меры по укреплению обороны Петрограда.

Большие надежды возлагали империалисты Антанты и Юденич на спровоцированный ими контрреволюционный мятеж на форту Красная Горка. По указанию ЦК для ликвидации контрреволюционного выступления были направлены сухопутные и морские части. Орудии линкоров «Петропавловск», «Андрей Первозванный», крейсера «Олег» обрушили на мятежников мощный огонь, продолжавшийся в течение полутора суток. 16 июня мятеж был подавлен. В тот же день В. И. Ленин телеграфировал Сталину в Петроград: «По сведениям бравших Красную Горку матросов, сегодня, шестнадцатого, ожидается прибытие к Кронштадту английской эскадры из Либавы в составе двадцати трех судов. Надеюсь, Вы приняли все меры. Пошлите мне карту фронта»19. К концу июня советские войска в результате решительных контрударов отбросили противника от ближних подступов к Петрограду.

Наряду с наступлением на нарвском направлении вражеские войска пытались создать угрозу Петрограду с северо-востока, где действовала белофинская Олонецкая добровольческая армия. Активное участие в разгроме этой вражеской группировки приняла Онежская флотилии. 27 июня корабли флотилии высадили десант на восточном побережье Ладожского озера у Видлицы. Белофинским войскам было нанесено серьезное поражение. В донесении В. И. Ленину командование флотилии сообщило о результатах операции и захваченных трофеях.

Отбив первые наступления Юденича, защитники Петрограда продолжали укреплять оборону города. Постановлением Совета Обороны Петроград и его окрестности были превращены в укрепленный район; Балтийский флот с Кронштадтской крепостью составили одни из его секторов. При непосредственном участии В. И. Ленина планы усиления защиты Петрограда с моря, заграждения фарватеров и входов в Кронштадт, мероприятия по строительству и оборудованию крепостных сооружений Кронштадта, вопросы снабжения рабочих, занятых особо важными работами по обороне, неоднократно рассматривались на заседаниях СНК и Совета Обороны.

Осеннее наступление войск Юденича и флота Антанты потребовало от защитников Петрограда новых героических усилий, врагу удалось захватить Лугу и Гатчину, прервать железнодорожное сообщение между Петроградом и Псковом, «Дни между 11 и 16 октября 1919 г. были самыми тревожными... — писал Главнокомандующий С. С. Каменев. — Под Петроградом дела значительно ухудшились... Более сложной обстановки я за весь период гражданской войны не помню. Непоколебимое спокойствие Владимира Ильича в это время являлось самой мощной поддержкой главнокомандования»20.

Политбюро ЦК РКП (б), рассмотрев обстановку на фронтах Советское республики, 15 октября приняло специальное постановление, в котором содержалась программа мероприятий по дальнейшему превращению страны в военный лагерь. Комиссии под председательством В. И. Ленина поручалось разработать и осуществить мобилизацию максимального числа коммунистом на фронт. В постановлении Политбюро указывалось: Петрограда не сдавать. В соответствии с указаниями партии к городу на Неве были направлены новые подкреплении.

В ночь на 17 октября неотложные вопросы обороны Петрограда были рассмотрены на Совете Обороны. В подписанном В. И. Лениным постановлении указывалось на необходимость принять все меры к тому, чтобы «Балтийский флот принял энергичнейшее участие в защите Петрограда и прикрытии операции сухопутных войск вплоть до поддержании боев на улицах Петрограда»21.

Повседневно следя за военной обстановкой под Петроградом, В. И. Ленин неоднократно напоминал руководителям Обороны города о необходимости учитывать тот факт, что белогвардейские войска опираются на поддержку флота Антанты: у Юденича силы небольшие, но Англия дала ему большой флот22. Это требовало от Балтфлота быть наготове отразить удары противника как с суши, так и с моря.

В результате решительного контрнаступления советские войска во взаимодействии с Балтийским флотом нанесли противнику поражение и отбросили его от Петрограда. Мощная артиллерия кораблей и береговых батарей Балтфлота наносила сокрушительные удары по вражеским позициям. В конце октября 1919 г. была взята Луга, в начале ноября — Гдов и Ямбург. Остатки Северо-Западной армии Юденича были окончательно отброшены за пределы Советской республики. Потеряв в ходе боевых действий в Финском заливе около 20 боевых кораблей и вспомогательных судов, английский флот бесславно «отошел на исходные позиции».

В наиболее тяжелые дни обороны Петрограда В. И. Ленин обратился к защитникам города с пламенными словами: «Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека, победа будет за нами!»23

Рабочие, красноармейцы, матросы с честью выполнили наказ В. И. Ленина, Коммунистической партии: как и в дни Октября, в годы гражданской войны красный Петроград оставался символом самоотверженной защиты завоеваний социалистической революции, неприступной твердыней Советской республики на ее северо-западных рубежах.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 36, с. 342 — 343.

2 Балтийские моряка и борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с 212.

3 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 212.

4 Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 59.

5 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 214.

6 См.: Норден А. Между Берлином и Москвой. М., 1956, с. 160.

7 См.: Ленинский сборник XXXVII, с. 119.

8 «Исторический архив», 1958, № 1, с. 47.

9 См.: Директивы Главного командования Красной Армии (1917 — 1920). Сб. док. М., 1969, с. 180.

10 Декреты Советской власти, т. IV, с. 680.

11 См. там же, с. 682.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 384.

13 КПСС в резолюциях… т. 2, с. 93.

14 См.: Из истории гражданской войны. Документы, т. II. М., 1961, с. 318.

15 Директивы Главного командования Красной Армии (1917 — 1920), с. 372.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 332.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36. с 335.

18 Там же, с 402.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 351.

20 Каменев С. С Записки и гражданской войны и военного строительства. М., 1963, с. 43.

21 Декреты Советской власти, т. VI, с. 473

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 249.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 231.

 

3. Боевые действия на Черном море

После оккупации Украины войсками кайзеровской Германии весной 1918 г. Коммунистическая партия предвидела возможность дальнейших агрессивных шагов германской военщины на юге страны и призывала партийные и советские органы всемерно усилить подготовку к отпору агрессорам, разработать и осуществить необходимые меры по обороне Донбасса и Крыма. В письме к Г. К. Орджоникидзе в марте 1918 г. В. И. Ленин просил «обратить серьезное внимание на Крым и Донецкий бассейн в смысле создания единого боевого фронта против нашествия с Запада». В апреле 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет о Чрезвычайном комиссариате Южного района, в который включался Крым, Черноморский флот, Северный Кавказ. Г. К. Орджоникидзе поручалось возглавить комиссариат с целью неуклонного проведения директив центральной Советской власти на суше и на море1.

Центральный Комитет партии и Советское правительство всесторонне анализировали обстановку на Черноморском театре после агрессии Германии на юге. 5 апреля на заседании СНК под председательством В. И. Ленина было обсуждено предложение коллегии по морским делам о необходимости переговоров с германским правительством об освобождении захваченных в Николаеве советских кораблей2. 17 апреля Советское правительство предложило создать комиссию для детального выяснения всех вопросов, касающихся Черноморского флота. Вместе с тем в связи с усилением враждебных действий германских и турецких морских сил против советского судоходства на Черном море Советское правительство потребовало от Германии соблюдения условий мирного договора3.

Учитывая, что продвижение немецкой армии, нацеленной на захват Крыма, создаст непосредственную угрозу Черноморскому флоту, Высший военный совет по указанию правительства в конце марта направил командованию Черноморского флота директиву о подготовке к переходу кораблей из Севастополя в Новороссийск4.

«Левые» эсеры, меньшевики, буржуазные националисты в трудной и тяжелой для страны обстановке выступали против политики Коммунистической партии и Советского правительства. Особенно бурную контрреволюционную деятельность развернул «левый» эсер В. Спиро, открыто призывавший моряков к срыву Брестского договора, неподчинению Совету Народных Комиссаров и к переходу Черноморского флота под флаг «самостийной Украины». Когда В. И. Ленину были доложены подробные материалы о контрреволюционной деятельности Спиро. Владимир Ильич отдал приказ о его немедленном аресте5.

Германское командование, информированное о деятельности националистических элементов, меньшевиков и эсеров среди черноморских моряков, рассчитывало на быстрый захват советского флота в Севастополе. В середине апреля германские войска вторглись в Крым; 22 апреля был захвачен Симферополь.

Революционные моряки и рабочие поднялись на защиту Севастополя. Городской Совет принял решение всеми имеющимися силами оборонять город. «Команды многих кораблей, — писал рабочий севастополец А. Д. Дмитриев, — целиком ушли на сушу, поклявшись, что обратно не вернутся до победы. Начались бои с немцами. Матросы и рабочие дрались как герои, но неравенство сил было столь велико, что революционным частям пришлось с боями отступать»6.

Вторжение немецких войск в Крым создало непосредственную опасность для флота. Обманутые враждебной пропагандой буржуазных националистов, эсеров, меньшевиков некоторые экипажи кораблей решили остаться под властью немцев и их приспешников. Таким образом, авантюристическая и сепаратистская линия эсеров и меньшевиков привела к открытому предательству: часть боевых сил Черноморского флота была отдана в руки немецких оккупантов. И все же, верные делу революции, черноморские моряки, несмотря на агитацию контрреволюционеров, сумели в исключительно короткие сроки выполнить приказ Советского правительства. 29 — 30 апреля 1918 г. линкоры «Свободная Россия», «Воля» и около 20 других боевых кораблей вышли из Севастополя и направились в Новороссийск.

Перебазирование части кораблей Черноморского флота в Новороссийск нарушило планы кайзеровской Германии, рассчитывавшей овладеть всеми морскими силами Советской республики на Черном море. Германское правительство предъявило ультиматум, в котором под угрозой возобновления войны требовало немедленного возвращения советских кораблей в Севастополь, оккупированный немецкими войсками. Перед советской дипломатией и военным командованием встала задача твердо и последовательно отстоять основную внешнеполитическую линию, продлить мирную передышку и вместе с тем принять меры, чтобы не усилить боевую мощь германских морских сил за счет советской эскадры в Новороссийске.

В ответ на немецкий ультиматум В. И. Ленин 11 мая 1918 г. написал проект протеста правительству Германии против оккупации Крыма, в котором разоблачались лживые попытки германской дипломатии оправдать агрессивные действия ссылками на участие советского флота в боевых действиях против кайзеровских войск7. Ленинские тезисы легли в основу ноты Советского правительства, направленной правительству Германии 13 мая8.

Однако с каждым днем притязания германской военщины становились все более агрессивными. Воинственные круги Германии готовились к открытой войне. «Вопрос о флоте, — говорил Г. Б. Чичерин, — в центре всей акции германской дипломатии. Все последующие, все дальнейшие переговоры, все возможные соглашения поставлены в зависимость от этого пункта» 9.

Исходя из сложившейся Военно-политической обстановки, вопрос о судьбе флота в Новороссийске был обсужден на Высшем военном совете. 24 мая В. И. Ленину был представлен доклад за подписью начальника Морского генерального штаба Е. А. Беренса, в котором указывалось: «Германия желает во что бы то ни стало завладеть нашим флотом. Дальнейшие с нашей стороны попытки разрешить вопрос переговорами при вышеизложенных условиях дают только Германии возможность выиграть время и явно ни к чему не приведут. Наши суда в Новороссийске попадут в руки даже не Украине, а Германии и Турции и создадут этим в будущем господство их на Черном море... Все эти условия показывают, что уничтожение судов в Новороссийске надо произвести теперь же, иначе они несомненно и наверное полностью или в части попадут в руки Германии и Турции»10.

Доклад Морского генерального штаба с заключением Высшего военного совета был всесторонне рассмотрен В. И. Лениным. Поскольку все попытки спасти флот путем дипломатических переговоров с Германией не дали результатов, единственным выходом было уничтожить корабли в Новороссийске. На докладе Морского генерального штаба В. И. Ленин написал: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно»11. На имя командующего и главного комиссара Черноморского флота 28 мая была направлена секретная директива за подписью В. И. Ленина с приказанием «уничтожать все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске»12.

Левоэсеровские, анархистские и националистические элементы вновь развернули агитацию среди экипажей кораблей за невыполнение приказов Советского правительства. По приказу В. И. Ленина в Новороссийск были направлены члены коллегии по морским делам — И.И. Вахрамеев, а затем Ф. Ф. Раскольников. Перед отъездом с ними беседовал В. И. Ленин. Они провели большую работу по разоблачению контрреволюционной пропаганды левоэсеровских и буржуазно-националистических авантюристов, пытавшихся спровоцировать войну с Германией. Большевики разъясняли матросам сущность политики партии, исходившей из интересов всей страны, нуждавшейся в сохранении мирной передышки с Германией.

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии, Советское правительство пристально следили за развитием событии на Черноморском театре военных действий. В первой половине июня за подписью Ленина, Свердлова и Чичерина было направлено несколько телеграмм в Новороссийск, Екатеринодар, Ейск с категорическими требованиями неуклонно выполнять приказы Советского правительства и не поддерживать действий, которые грозят чрезвычайно серьезной опасностью не только Черноморскому флоту, но и всей Советской республике13.

В результате настойчивой и решительной политики Коммунистической партии и Советского правительства, благодаря широкой разъяснительной работе большевиков среди матросских масс влияние контрреволюционных элементов, саботировавших приказы центральной власти, с каждым днем уменьшалось. Врагам революции удалось перетянуть на свою сторону лишь экипажи линкора «Воля» и нескольких миноносцев, которые вышли в Севастополь. Предателей, шедших сдаваться немецким оккупантам и их буржуазно-националистическим пособникам, провожали сигналом: «Судам, идущим в Севастополь. Позор изменникам России».

Основное ядро черноморской эскадры выполнило ленинский приказ, выдержало тяжелейший экзамен на верность партии и народу. 18 июня корабли были затоплены у Новороссийска.

В своем выступлении перед рабочими Москвы на городской конференции профсоюзов 28 июня 1918 г. В. И. Ленин высоко оценил революционный подвиг черноморских моряков и их большевистских руководителей. «„.Мы лучше пошли на уничтожение флота, чем на то, чтобы на нем двинулись немецкие войска против Новороссийска... Вы увидите, что наша политика была единственная, которая так же, как и политика Брестского мира, принесла нам массу тяжелых бедствии, но которая дала возможность Советской власти и рабоче-социалистической революции в России продолжать держать свое знамя перед рабочими всех стран»14.

Центральный Комитет партия и Советское правительство учитывали, что с захватом немцами Украины и потерей Черноморского флота защита южных рубежей страны значительно усложняется и этим могут воспользоваться империалисты Антанты. Прозорливо вскрывая захватнические планы США, Англии, Франции и предвидя изменение стратегического положения на фронтах в связи с развалом германского блока, В. И. Ленин указывал на угрозу интервенции Антанты на Черноморском побережье. «Все дело в том, — писал он 18 октября, — успеет ли Антанта высадиться в Черном море большой силой. Об этой опасности я давно всем и везде говорю...»15 А 22 октября на объединенном заседании ВЦИК В. И. Ленин заявляет, что империалисты Антанты «направляют усилия на то, чтобы напасть на Россию с юга, либо с Дарданелл, либо с Черного моря, либо сухим путем через Болгарию и Румынию» 16.

С поражением кайзеровской Германии и окончанием войны между двумя группировками империалистических хищников, из которой державы Антанты, по словам В. И Ленина, вышли с миллионной армией, с могущественным флотом, правящие круги США, Англии, Франции усилили интервенцию против Советской России. Важное место в расчетах империалистов Антанты заняли планы вторжения на советскую территорию через Черное море. Предвидение В. И. Ленина о возможном нападении империалистических агрессоров с юга подтвердилось. Заключив 30 октября 1918 г. Мудросское перемирие с Турцией, державы Антанты сразу же ввели свои эскадры в Черноморские проливы. Военные корабли под флагами США, Англии, Франции, Греции и других держав появились на рейдах Одессы, Севастополя, Новороссийска. Англо-французские войска заняли место германских оккупантов.

Однако героическая борьба советского народа с вражеской оккупацией ширилась с каждым днем. Под ударами советских войск белогвардейцы и буржуазные националисты откатывались с Украины к Черному морю. В январе 1919 г. был освобожден Харьков, в феврале — Киев, в марте — Николаев и Херсон. В стане оккупантов с каждым днем усиливались революционные выступления солдат и матросов, не желавших воевать с братьями по классу. В апреле 1919 г. на кораблях французской эскадры в Черном море вспыхнуло восстание. Французские моряки, демонстрируя великую силу интернациональной солидарности, братались с трудящимися Одессы и Севастополя. Командование Антанты было вынуждено отдать приказ об отводе своих кораблей из портов Советской России.

В. И. Ленин дал высокую оценку революционным выступлениям французских моряков весной 1919 г. Он подчеркивал, что герои-моряки оказались не только у нас, в Кронштадте, но нашлись и у них; они подняли восстание в Черном море, не желая быть палачами русских рабочих и крестьян17.

В конце апреля 1919 г. был освобожден Севастополь. Выступая 1 мая с речью на Красной площади в Москве, В. И. Ленин говорил: «Оставление Одессы и Крыма показывает, что англо-французские солдаты не желают сражаться против Советской России, и в этом — залог нашей победы... Сегодня в освобожденном Севастополе развевается красное знамя пролетариата, празднующего свой день освобождения от империалистских банд»18.

Перед бегством из черноморских портов интервенты и белогвардейцы сделали все, чтобы нанести максимальный ущерб советскому военному и торговому флоту. У Севастополя они затопили подводные лодки, взорвали котлы на старых линкорах, уничтожили береговые батареи. Как сообщалось в одном из донесений в ЦК РКП (б) из Севастополя, интервенты с остервенением рвали «машины как на боевых судах, так и на судах водного транспорта, даже и на катерах. Словом, истребляли все, что им нравилось и чего не могли вывезти...»19. Из Одессы союзники также увели (или уничтожили) все торговые суда. «Союзническая авантюра на юге, — говорил В. И. Ленин, — закончилась позорнейшим актом грабежа при бегстве из Одессы. «Просвещенные» союзники... увели из Одессы без всякого права и основания весь наш торговый флот, обрекая этим на голод мирное население» 20.

 После отступления интервентов из Крыма «Добровольческая» армия Деникина сохранила позиции на Черноморском побережье от Керчи до Новороссийска, что давало возможность империалистам Антанты продолжать снабжение контрреволюционных сил для борьбы против Советской власти. Главной базой снабжения деникинских войск являлся Новороссийск, куда регулярно продолжали прибывать американские, английские, французские транспорты с оружием, боевой техникой, подкреплениями. Только за полгода (с марта по сентябрь 1919 г.) на кораблях и транспортных судах Антанты для Деникина было доставлено 558 артиллерийских орудий, более 1,5 млн. снарядов, 160 млн. патронов, 12 танков, 250 тыс. комплектов обмундирования21. Только помощь со стороны империалистов Антанты, подчеркивал В. И. Ленин, поддерживает белогвардейщину, без этой помощи внутренние враги Советской власти не продержались бы и нескольких месяцев.

Центральный Комитет партии постоянно обращал внимание местных партийных организаций, действовавших в тылу врага, на необходимость нарушения вражеских коммуникации, по которым шло снабжение деникинских войск. «Порты Черноморья... — говорилось в одной из директив ЦК РКП (б) екатеринодарским подпольщикам, — это основные нервы, питающие вражескую армию. Сюда идет помощь Деникину со всех стран капитала. Именно здесь... надо организовать здоровые силы подполья для нанесения удара по живой силе и коммуникациям врага»22.

Перед началом «генерального наступления» на Москву летом 1919 г. деникинское командование предприняло широкие наступательные действия на Черноморском побережье. Белогвардейским войскам оказывали содействие корабли Антанты, что дало возможность Деникину развить наступление на Севастополь, который в июне был оставлен советскими войсками. С августа 1919 г. по январь 1920 г. все Черноморское побережье страны вновь оказалось в руках интервентов.

Центральный Комитет большевистской партии принял необходимые меры по отпору новому нашествию империалистов. Пленум ЦК, состоявшийся 3 — 4 июля 1919 г., обсудил важнейшие вопросы обороны страны. Написанное В. И. Лениным письмо ЦК «Все на борьбу с Деникиным!» стало важнейшим программным документом, в котором определялись задачи партии и всего народа в организации отпора контрреволюции. В результате мер, принятых партией по мобилизации всех сил народа на разгром нового похода Антанты, в октябре — декабре 1919 г. советские войска освободили Харьков, Киев, Екатеринослав, а в начале 1920 г. вновь вышли к Черному морю.

Для содействия войскам Красной Армии на приморском направлении важную роль сыграло воссоздание Советского флота на Черном и Азовском морях, начавшееся в феврале — марте 1920 г. — сразу после выхода наших войск к Черноморскому в Азовскому побережьям. В Ростове и Мариуполе были сформирована флотилии, в Николаеве и Одессе — морские и речные силы Юго-Западного фронта. В мае 1920 г. они были объединены в морские силы Черного и Азовского морей. В их состав входили действующий отряд судов северо-западного района (со штабом в Николаеве) и Азовская флотилия (со штабом в Мариуполе).

Вся работа по воссозданию и укреплению морских сил Черного и Азовского морей проводилась при неослабном внимании и контроле со стороны В. И. Ленина, Центрального Комитета партии. «Кипучую деятельность проявлял Владимир Ильич в отношении снабжения южного флота всем необходимым», — свидетельствовал управляющий делами СНК В. Д. Бонч-Бруевич. В. И. Ленин получал десятки телеграмм со сведениями об обеспечении флота, записывал все, что передавалось ему по прямому проводу, тщательно проверял отправку по нарядам, решительно требуя быстрого выполнения всех запросов. «Приходилось ездить по складам, заводам, вокзалам, все разыскивать, добиваться погрузки, отправки и... отправлять эшелоны с дальнобойными орудиями, аэропланы, гидропланы, минные заграждения, канаты, различные снасти, пушки, одежду, сапоги и всевозможные другие предметы снабжения... Предметом особого беспокойства Владимира Ильича была забота о доставлении гидроавиации и быстроходных катеров, которые должны были быть переправлены с Каспийского моря в Азовское. И он был очень удовлетворен, когда удостоверился, что настойчивые хлопоты его увенчались успехом...» 23

5 апреля 1920 г. В. И. Ленин подписал специальное постановление Совета Народных Комиссаров о выделении крупных ассигнований для развития и укрепления морских сил Черного и Азовского морей, благодаря чему обеспечивалось бесперебойное снабжение флота всеми видами боевого и материального обеспечении, осуществлялись поставки вооружения, строительство баз, береговых батарей и т. д. По решению Центрального Комитета партии на Черноморский флот были направлены опытные командиры и политработники с Балтики и Волги.

Начало большой и сложной работы по восстановлению морских сил на Черном и Азовском морях явилось очень своевременным для ведения дальнейшей борьбы против империалистических агрессоров. Весной 1920 г. правящие круги США, Англии, Франции стали организаторами нового военного нашествии на Советскую республику. В конце апреля вооруженная и оснащенная империалистами Антанты армия буржуазно-помещичьей Польши совместно с петлюровцами вторглась в пределы Советской Украины. В июне 1920 г. по указке и при поддержке Антанты развернули наступление из Крыма белогвардейские войска Врангеля, укрывшиеся там после поражения деникинской армии.

В. И. Ленин придавал большое значение факту непосредственного участия флота Антанты в боевых действиях на стороне Врангеля, что противоречило официальным заявлениям западных правительств. «Врангелевские войска, — указывал он, — снабжены пушками, танками, аэропланами лучше, чем все остальные армии, боровшиеся в России»24. По указанию В. И. Ленина были собраны конкретные данные о помощи Антанты Врангелю. Когда Владимиру Ильичу было доложено заявление английского правительства о его якобы «непричастности» к снабжению белогвардейцев в Крыму, он дал распоряжение Наркомату иностранных дел разоблачить лицемерие правящих кругов Англии, уклоняющихся от ответственности за свое участие в поддержке сил контрреволюции. «...Явное лганье и надувание дураков, — писал В. И. Ленин. — Дали оружие, дают уголь и флот...» 25. Позднее Владимир Ильич вновь указывал: «Кто помогал тогда Врангелю, кто давал ему топливо, военный флот, чтобы держать его в Донецком бассейне? Английский и американский флоты»26. В ноте Советского правительства, направленной по указанию В. И. Ленина правительству Великобритании, подчеркивалось, что боевые действия врангелевской армии «совершались под защитой британских и других союзных кораблей...»27.

Советская республика в то время, естественно, не могла противопоставить крупнейшим морским державам сколько-нибудь значительные силы флота, способные решать основные боевые задачи на море. Вместе с тем Центральный Комитет партии и Советское правительство придавали большое значение укреплению морских сил, способных имеете с сухопутными войсками надежно защищать побережье и базы, действовать в прибрежных районах, препятствовать высадке вражеских десантов, затруднять действия вражеского флота путем минных постановок и т. д.

В июле 1920 г. командующему морскими силами Республики А. В. Немитцу была дана директива о переброске малых кораблей Волжско-Каспийской флотилии на Черное море. Из Баку в распоряжение командующего Азовской флотилией прибыли катера-истребители, а также воздушный дивизион. Позднее командованию Западного фронта было приказало отправить на юг боевые катера Двинской флотилии28. Пополнение Черноморского флота за счет кораблей речных флотилий позволило значительно усилить боевые возможности морских сил юга. К сентябрю 1920 г. в их составе находилось более 70 кан-лодок, сторожевых кораблей, боевых катеров, транспортов и др.

В. И. Ленин придавал большое значение широкому использованию минного оружия на Азово-Черноморском театре военных действий. Еще в марте 1920 г. он потребовал от Реввоенсовета Республики обеспечить подготовку минных средств для борьбы против белогвардейских сил, засевших в Крыму. Совет Обороны принял ряд решений об увеличении производства морских мин, благодаря чему Черноморский флот в кампанию 1920 г. был в достаточном количестве обеспечен минным боезапасом. Только в Азовском море в июне — октябре 1920 г. было выставлено свыше 2200 мин заграждения, на которых погибли и были повреждены свыше 10 кораблей и судов противника. Вражеские потери от минного оружия составили более 80% всех его потерь на море29.

Большое значение приобретало усиление подводных сил Черноморского флота. По инициативе В. И. Ленина был поставлен вопрос о переброске подводных лодок с Балтики на Черное море30. Однако в Кронштадте и Петрограде к этому времени не было малых лодок, пригодных для транспортировки по железной дороге; большие же лодки из-за их габаритов доставить на Черное море не представлялось возможным, и связи с этим было принято решение форсировать строительство подводных лодок и других кораблей на судостроительных заводах Юга.

Несмотря на превосходство сил противника, советские моряки в кампании 1920 г. стойко защищали Черноморское побережье, порты и базы, вели успешные бои с кораблями противника в прибрежных районах. В мае морские артиллеристы Очаковской крепости метким огнем повредили французскую канонерскую лодку «Ла-Скарп» и заставила ее спустить флаг. Корабли Азовской военной флотилии провели ряд успешных боев с белогвардейскими кораблями на Азовском море, тем самым сорвав попытки врага содействовать своим войскам в высадке десантом и обеспечении морских перевозок.

Важную роль и содействии советским войскам в районе Днепро-Бугского лимана сыграла Усть-Днепровская флотилии. В ходе упорных боев летом и осенью 1920 г. корабли флотилии отразили попытки врангелевской армии переправиться на правый берег Днепра и захватить Херсон, Очаков, Николаев. Корабли флотилии помогли советским войскам удержаться на каховском плацдарме, сыгравшем огромную роль в разгроме Врангеля.

В течение лета 1920 г. с Балтийского флота было отправлено несколько эшелонов в Одессу, Херсон, Николаев, Мариуполь, Ростов, Новороссийск с. морской артиллерией, боеприпасами, техническими средствами для создания на Черноморском побережье береговых батарей, наблюдательных станций и постов. В тесном взаимодействии с частями Красной Армии командование Черноморского флота осуществило ряд мероприятий по созданию противодесантной обороны побережья.

Особую опасность для обороны побережья представляли район Кубани и Северного Кавказа. Обстановка в этом районе особенно осложнилась в августе 1920 г., когда у Тамани, Приморско-Ахтарской и Анапы был высажен из Крыма десятитысячный десант под командованием генерала Улагая. Высадка десанта проследовала крупные военно-политические цели: образовать новый фронт борьбы против Советской республики, опираясь ни помощь Антанты и кубанское кулачество. В состав десантного корпуса Врангель отобрал лучшие части. «...Каждая рота и полк, — говорил В. И. Ленин об этом десанте, — могли развернуться в целую дивизию, потому что они состоят сплошь из офицеров»31.

5 августа 1920 г. Пленум ЦК РКП(б) обсудил положение на врангелевском фронте и Кубани. Когда были получены сведения о высадке врангелевских десантов у Приморско-Ахтарской, Политбюро ЦК вынесло специальное решение отозвать члена РВС Кавказского фронта Г. К. Орджоникидзе из Баку и направить его в Ростов. 20 августа В. И. Ленин послал Орджоникидзе телеграмму, в которой потребовал быстрейшей ликвидация десантов на Кубани и Черноморье: «Ускорьте и налягте на это изо всех сил, извещайте меня чаще»32.

В разгроме врангелевских десантов активное участие приняла Азовская военная флотилия и морская экспедиционная дивизия, сформированная из моряков Черноморского флота, Волжско-Каспийской, Днепровской, Северодвинской и других флотилий. Корабли Азовской флотилии выставили минные заграждении на морских путях, связывавших вражескую десантную группировку с базами снабжения в Крыму. Из Мариуполя в район Ахтар на кораблях были переброшены полки морской экспедиционной дивизии, которая совместно с частями 9-й Кубанской армии развернула боевые действия против десантных войск Улагая. К концу августа обескровленные в боях десантные части противника стали пробиваться к портам, чтобы бежать в Крым.

9 сентября 1920 г. Ленин телеграфировал Орджоникидзе: «Быстрейшая и полная ликвидация всех банд и остатков белогвардейщины на Кавказе и Кубани — дело абсолютной общегосударственной важности»33. Вскоре Г. К. Орджоникидзе доложил В. И. Ленину. Центральному Комитету о полном разгроме противника.

Центральный Комитет РКП (б) разработал план окончательного разгрома Врангеля в Крыму. В решении этой задачи большая роль отводилась организации противодействия попыткам врага предпринять активные действия со стороны моря. Командованию морскими силами Республики была дана директива: и случае открытых военных нападении флота Антанты «действовать со всею решительностью, не запрашивая разрешения центра начать боевые действия...»34 13 октября В. И. Ленин утвердил предложение Главкома направить часть сил, следующих на пополнение Южного фронта, для усиления обороны Черноморского побережья. По приказу М. В. Фрунзе гидроавиация Черноморского флота систематически наносила удары по кораблям, портам и скоплениям вражеских войск в Крыму.

Во вражеский тыл на катерах «Гаджибей» и «Витязь» была направлена группа во главе с черноморским моряком Л. В. Мокроусовым, который по решению Крымского обкома партии возглавил командование партизанскими отрядами Крыма. Успешная деятельность штаба Мокроусова активизировала борьбу в оккупированных районах Крыма, дезорганизовала вражеский тыл, вынудила врангелевское командование снять с фронта многие воинские части. В Севастополе, Ялте и других портах были совершены подрывы кораблей, боевой техники и складов.

28 октября 1920 г. войска Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе перешли в наступление. В ходе Перекопско-Чонгарской операции они форсировали Сиваш, взяли неприступные Перекопские и Чонгарские укрепления, а 15 ноября, нанеся противнику огромные потери, освободили Севастополь.

На следующий день Фрунзе докладывал В. И. Ленину, Центральному Комитету партии: «Южный фронт ликвидирован». Решительную победу над Врангелем В. И. Ленин назвал одной из самых блестящих страниц в истории Красной Армии.

Примечания:

1 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 72.

2 При оккупации Николаева в марте 1918 г. немецкими войсками было захвачено около 20 строящихся и ремонтирующихся кораблей Черноморского флота.

3 См.: Документы внешней политики СССР, т. 1. М.. 1957. с. 246 — 247.

4 См.: Моряки в борьбе за власть Советов на Украине, с. 114 — 121.

5 См.: Ленинский сборник XXXVII, с. 75.

6 Военные моряки и борьбе за победу Октябрьской революции, с. 519-520.

7 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 320 — 301.

8 См.: Документы внешней политики СССР, т. I, с. 295 — 206.

9 «Исторический архив», 1960, № 2, с. 40.

10 Там же, с. 38 — 39.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 81.

12 Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 30.

13 См.: Декреты Советской власти, т. II. с. 612 — 615, 617 — 618; «Исторический архив», 1960, № 2, с. 39 — 40.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. т. 36, с. 463.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. т. 50. с. 195.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 118.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 4.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с 324.

19 Переписки Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т, VIII. М., 1974, с. 729.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 316.

21 См.: Супруненко И. И. Очерки истории гражданской войны и иностранно военной интервенции на Украине (1918 — 1920 гг.). М., 1966, с. 246.

22 «Военно-исторический журнал», 1966, № 12, с. 64.

23 «Военно-исторический журнал», 1964, № 4, с. 18-19.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 358.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 214.

26 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 358.

27 Документы внешней политики СССР, т. II. М., 1958, с. 567.

28 См.: Директивы Главного командования Красной Армии, с. 872, 877.

29 См.: Советское военно-морское искусство. Сб. статей. М., 1951, с. 279-280.

30 См.: Ленинский сборник XXXVII, С 183.

31 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 330.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 265.

33 Там же, с. 277.

34 Директивы Главного командования Красной Армии, с. 765.

 

4. В боях на Волге и Каспии

Летом 1918 г. главным фронтом Советской республики стал Восточный фронт. 29 июля ЦК РКП (б) принял постановление об укреплении Восточного фронта и объявил массовую мобилизацию коммунистов. «Сейчас вся судьба революции, — писал В. И. Ленин, — стоит на одной карте: быстрая победа над чехословаками на фронте Казань — Урал — Самара»1. Решения партии явились боевой программой по сосредоточению всех сил на борьбу с главной опасностью, нависшей с востока.

Созданная в июне 1918 г. Волжская военная флотилия оказалась в центре военных действий. С развертыванием вооруженной борьбы в бассейне Волги и Камы содействие флотилии сухопутным войскам приобретало большое значение. Волга являлась важнейшей военно-транспортной магистралью и естественным географическим и оперативным рубежом, от обладания которым в значительной степени зависел ход военных действии в обширных районах Поволжья. Поэтому в числе неотложных мер, принятых Центральным Комитетом партии по укреплению Восточного фронта, важное место занимали вопросы усиления Волжской флотилии.

2 августа 1918 г. на заседают СНК под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад об ассигновании средств Морскому комиссариату на формирование Волжской флотилии. По постановлению правительства, подписанному В. И. Лениным, для этой цели выделялось 25 мли. рублей2.

Из Кронштадта и Петрограда в Нижний Новгород усилилась отправка морского вооружения а технических средств для Волжской флотилии. К сентябрю 1918 г. флотилия получила с Балтики около 120 орудий и свыше 65 тыс. снарядов.

В. И. Ленин повседневно следил за развертыванием боевых действий на Восточном фронте, направлял усилия военного командования на организацию отпора белогвардейским войскам, требовал от партийных и советских органов Нижнего Новгорода, Рыбинска и других городов беспощадной борьбы с контрреволюционным подпольем. 19 августа в телеграмме члену РВС Восточного фронта, командующему флотилией Ф. Ф. Раскольникову В. И. Ленин требовал с утроенным вниманием следить за снабжением фронта, за ускоренной посылкой резервов и окончательным подавлением контрреволюционного подполья3.

В начале августа 1918 г. по его распоряжению на Волгу был направлен с Балтики отряд миноносцев («Прыткой», «Прочный», «Ретивый», «Поражающий»). «...Владимир Ильич, — писал начальник оперативного отдела Наркомвоена С. И. Аралов, — непрерывно запрашивал штаб Военно-Морских Сил, давал решительные и строгие указания по отправке судов, требовал ежедневных точных сведений о пунктах их прохождения»4.

Во время наиболее напряженной обстановки на Восточном Фронте в июле — августе 1918 г. В. И. Ленину было направлено более 20 донесений о состоянии и боеготовности Волжской флотилии, вооружении кораблей, подготовке личного состава, обеспечении флотилии материально-техническими средствами в ходе боевых действий. Каждое донесение В. И. Ленин требовал без промедлений докладывать ему и оперативному руководству Наркомвоена. Так, получив 27 августа зашифрованную телеграмму от командующего флотилией на Свияжска, Владимир Ильич отдал распоряжение секретарю: «Тотчас послать Аралову (если у него нет уже) и затребовать у него для меня (секретно, в запечатанном конверте) расшифровку»5.

Когда отряд миноносцев Балтийского флота прибыл в Рыбинск, обстановка на фронте продолжала оставаться очень напряженной. Захватив Казань, белогвардейские войска стремились развить наступление на Нижний Новгород, чтобы оттуда соединиться с войсками интервентов на Севере и совместно нанести удар на Москву. «Острота положения была такова, — указывалось впоследствии в отчете Реввоенсовета, — что не пренебрегали эшелонами в 30 человек»6. В этих условиях поддержка флотилии приобрела для войск Восточного фронта особенно большое значение. Совершив более чем 1200-километровый переход по Неве, Ладожскому озеру, Мариинской системе Верхней Волге, экипажи боевых кораблей были в полной готовности вступить в бой.

Сразу после прибытия миноносцев в Рыбинск В. И. Ленин направил телеграмму комиссару и старшему командиру отряда: «Приказываю самым срочным порядком закончить погрузку орудий, снарядов и угля и незамедлительно следовать в Нижний. Работа эта должна быть выполнена и самый кратчайший срок»7.

26 августа миноносцы вышли для выполнения боевого задания в район Казани, о чем в тот же день было доложено В. И. Ленину, Они подвергли мощному артиллерийскому обстрелу береговые батареи и транспортные средства противника, оказав значительную поддержку нашим сухопутным войскам. «21 августа 1918 г., — свидетельствует С. И. Аралов, — части белочешских войск и группа Каппеля подошла к Свияжску, в котором находился штаб 5-й армии. Катастрофа казалась неизбежной. Резервов не было. Все вокруг перемешалось... Но вот подошла флотилия, на помощь которой рассчитывал В. И. Ленин. Флотилия открыла огонь по противнику и высадила десант у Свияжского моста. Появление моряков-балтийцев подняло дух защитников штаба 5-й армии... Об этом бое доложили Ленину. Он был очень доволен» 8.

При наступлении на Казань перед флотилией была поставлена задача содействовать войскам огнем корабельной артиллерии, сбить береговые батареи и наблюдательные пункты противника, разгромить стоянку вражеских судов и плавсредств у казанских пристаней, высадить десант в тылу белогвардейских частей. В ходе операции десант моряков, высаженный с миноносцев, закрепился на казанской пристани. Стремительным ударом частей Красной Армии при содействии кораблей и десантных отрядов Волжской флотилии 10 сентября Казань была освобождена от белогвардейских войск. В письме участникам взятия Казани В. И. Ленин подчеркивал большое значение этой победы, которая ознаменовала «перелом в настроении нашей армии, переход ее к твердым, решительным победоносным действиям»9.

Боевая деятельность Волжской военной флотилии продолжалась до конца навигации 1918 г. На самарском направлении флотилия содействовала войскам Восточного фронта в боях за овладение Вольском, Сызранью. Самарой. Основная часть флотилии развернула активные действия в бассейне Камы, участвовала в боях по освобождению Чистополя, Сарапула, Воткинска, заблокировала вражеские корабли в р. Белой. Эффективное использование сил флотилии позволяло успешно решать такие задачи, как выполнение широкого маневра силами, форсирование водных преград, высадка десантов, захват плацдармов для последующего наступления войск, огневая поддержка сухопутных войск огнем корабельной артиллерии и т. д. Из Казани, Елабуги, Сарапула командование Волжской флотилии систематически докладывало В. И. Ленину о выполнении поставленных задач, ходе боевых действии, потерях противника и достигнутых результатах.

Весной 1919 г. основные надежды в борьбе против Советской республики империалисты Антанты возлагали на армии адмирала Колчака, провозглашенного «верховным правителем и главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами России». Через дальневосточные порты на кораблях Антанты для Колчака было переброшено около 800 орудий, 1 млн. винтовок, 4 тыс. пулеметов, 1 млрд. патронов, 500 тыс. снарядов, 350 тыс. комплектов обмундирования10. Восточный фронт, как и летом 1918 г., оставался главным фронтом Советской республики. В написанных В. И. Лениным «Тезисах ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта» (11 апреля 1919 г.) подчеркивалось: «Победы Колчака на Восточном фронте создают чрезвычайно грозную опасность для Советской республики. Необходимо самое крайнее напряжение сил, чтобы разбить Колчака... Волга, Урал, Сибирь могут и должны быть защищены и отвоеваны» 11.

Совет Обороны придавал большое значение усилению Волжской флотилии. В письме «Петроградским организациям» в апреле 1919 г. В. И. Ленин одной из неотложных мер по мобилизации усилий считал: «Готовить всеми мерами и силами еще и еще флотилию на Волгу. Ремонт особенно»12.

В ходе контрнаступления войск Красной Армии весной и летом 1919 г. особенно эффективным было содействие Волжской флотилии войскам Северной группы Восточного фронта, действовавшим в бассейне рек Камы, Вятки и Белой. В конце апреля противник занял г. Чистополь и стал готовиться к переправе через Каму. 26 апреля 1919 г. Ленин направил телеграмму в РВС Восточного фронта С. И. Гусеву: «Надо принять экстренные меры помощи Чистополю. Достаточно ли внимательно отнеслись Вы к этому? Все ли возможности исчерпали? Телеграфируйте»13. В боях за Чистополь ответственные задачи были возложены на Волжскую флотилию, которой надлежало закрыть выход колчаковской флотилии из Камы на Волгу и содействовать советским войскам и овладении важными опорными пунктами противника на чистопольском направлении.

Опередив противника, советские корабли развернули боевые действия на Каме. Огнем корабельной артиллерии были нанесены значительные потери врагу в Чистополе, с кораблей высажен десант, который с боями ворвался в город. 5 мая 1919 г. совместным ударом сухопутных сил и флотилии Чистополь был полностью освобожден от колчаковских войск.

Напряженная боевая деятельность Волжской флотилии по содействию войскам Восточного фронта продолжалась непрерывно в течение двух месяцев. Моряки участвовали во многих боях с вражескими речными и сухопутными силами, высаживали десанты, наносили артиллерийские удары по неприятельским кораблям, переправам, портам и скоплению войск. Продвигаясь вверх по Каме, флотилия обеспечивала фланги 2-й и 5-й армий, систематически осуществляла переправу войск, высаживала десанты, вела разведку и траление. При содействии десантного отряда моряков части Красной Армии овладели Сарапулом, захватив 25 вражеских судов. При форсировании рек Белой и Уфы Волжская флотилия в короткие сроки перевезла 20 пехотных полков. 12 артиллерийских батарей, большое количество грузов и боевых средств. Артиллерийским огнем кораблей были уничтожены десятки опорных пунктов врага. В ходе боев мужеством и отвагой выделялись разведчики и десантники из берегового отряда И. К. Кожанова. «Боевая слава о кожановцах. — писал ветеран Волжского речного флота Ф. В. Фролов, — гремела в годы гражданской войны по всему Поволжью»14.

Содействуя наступлению войск 3-й армии на Пермь, корабли и части Волжской флотилии обеспечивали переправу войск через водные рубежи, внезапными артиллерийскими ударами взламывали оборону противника, парализовывали действия его речных сил.

Чтобы затруднить боевые действия советской Волжской флотилии и перевозки по рекам, колчаковское командование широко применяло минное оружие. На Каме, Вятке, Белой были выставлены десятки минных заграждений. 26 июня 1919 г. вопрос о необходимости борьбы с минной опасностью был рассмотрен на заседании Совета Обороны. В этот же день Ленин направил предписание штабу Волжской флотилии обеспечить траление речных фарватеров15. В составе Волжской флотилии были созданы специальные противоминные отряды и партии, которые уничтожили сотни мин, обеспечив безопасность плавания по рекам.

Боевая деятельность Волжской флотилии в ходе наступательных операций против Колчака получила высокую оценку командования Красной Армии. Командование Восточного фронта докладывало РВСР, что флотилия оказала «значительную поддержку сухопутным войскам во время операций в районах Волги и Камы»16. Главком С. С. Каменев особо подчеркивал роль Волжской флотилии в наступлении 2-й армии против североуральской группировки Колчака. «В этом ударе, — писал он, — речная флотилия должна была сыграть решающую роль в деле боевого содействия переброске и в самой переброске наших частей на неприятельский берег. Эту задачу флотилия выполнила блестяще, а высаженный т. Кожановым десант моряков сыграл решающую роль в переходе 2-й армии в наступление»17.

После взятия Перми поставленные перед Волжской флотилией задачи по содействию войскам Восточного фронта были выполнены, и она была нацелена на решение новой боевой задачи — участие в боях на Нижней Волге, где развернулось наступление войск Деникина.

Нижняя Волга, Каспий, Закавказье еще с лета 1918 г. стали ареной напряженной борьбы, где империалисты Антанты рассчитывали добиться крупных военно-политических успехов. К осени 1918 г. обстановка на юго-востоке страны резко ухудшилась. На Каспии началась интервенция Антанты. Совершив контрреволюционный переворот в Баку, буржуазные националисты, меньшевики и эсеры открыли дорогу империалистическим державам к нефтяным богатствам Советской республики. На Северном Кавказе развернулись ожесточенные бои с «Добровольческой» армией Деникина. Усилилась опасность на Нижней Волге, где сформированная при поддержке германского империализма Донская армия атамана Краснова рвалась к Царицыну.

В кампании 1918 г. важные задачи были возложены на Военно-Волжскую флотилию, сформированную в Царицыне под руководством матроса большевика К. Я. Зедина. В состав флотилии входили вооруженные пароходы с низовьев Волги, а также катера-истребители, доставленные в Царицын из Новороссийска после потопления Черноморской эскадры.

Особенно напряженной была боевая деятельность Военно-Волжской флотилии в дни августовского наступления белоказачьих войск Краснова, когда противнику удалось выйти и прервать сообщение по Волге с севера. Корабли флотилии оказывали непосредственную поддержку частям Красной Армии в обороне Царицына, прикрывая своим огнем фланговую группировку сухопутных войск, совершали огневые налеты на вражеские опорные пункты, высаживали десанты, обеспечивали маневр силами, перевозку войск и боевой техники.

19 сентября 1918 г. в адрес командования фронтом и начальника Военно-Волжской флотилии была направлена приветственная телеграмма В. И. Ленина, в которой говорилось, что Советская Россия с восхищением отмечает геройские подвиги коммунистических и революционных полков, кавалерийских частей, бронепоездов и Военно-Волжской флотилии18.

В октябре 1918 г. противник вновь усилил наступление на Царицын. 15 октября В. И. Ленин и Я. М. Свердлов направили телеграмму в Реввоенсовет Республики: «Предлагаем принять самые срочные меры подачи помощи Царицыну»19. В тот же день Главное командование отдало приказание командующим армиями фронта: «Все имеющиеся в нашем распоряжении вооруженные суда Волжской боевой флотилии немедленно направьте на Царицын для защиты Царицына от наступающих казаков...»20 16 октября В. И. Ленину было доложено об усилении обороны Царицына, в том числе об отправке туда всех военных кораблей из Симбирска, Самары, Сызрани, Саратова и других портов.

Белогвардейское командование придавало большое значение овладению Астраханью — важным стратегическим пунктом, связывавшим Советскую республику с Заволжьем, Кавказом, Закаспием. К городу стягивались белоказачьи войска, 15 августа 1918 г. рабочие, красноармейцы и матросы Астрахани подавили вспыхнувший в городе контрреволюционный мятеж.

В. И. Ленин рассматривал попытки контрреволюции овладеть Астраханью как одно из звеньев общего стратегического плана антисоветских сил в связи с английской интервенцией в Закаспии и Туркестане. Обеспокоенный положением в Астрахани, он направил Астраханскому губисполкому телеграмму, в которой решительно требовал «немедленно выделить надежнейших и твердых людей для организации защиты Астрахани и для проведения самой твердой политики борьбы до конца в случае наступления англичан»21. Для укрепления астраханского участка фронта начальник оперативного отдела Наркомвоена С. И. Аралов направил коллегии по морским делам (в копии — В. И. Ленину) предписание: «Обстановка настоятельно требует вооружения судов в Астрахани... Для этого необходима высылка 500 матросов с соответствующим командным составом и необходимым комплектом орудий» 22.

28 августа В. И. Ленину было доложено письмо Реввоенсовета Северо-Кавказского округа, ходатайствовавшего о направлении на Каспий подводных лодок для борьбы с морскими силами противника. Владимир Ильич запросил члена коллегии по морским делам В. М. Альтфатера, потребовав от него дать исчерпывающие ответы относительно отправки подводных лодок. Однако доклад Альтфатеpa не удовлетворил В. И. Ленина, на следующий день он вторично запросил его, строго указав на недопустимость волокиты в решении этого вопроса и требуя срочно добиться выполнения задания, "ибо дело с посылкой подводок не терпит отлагательства ни на минуту)»23.

Выполнение ленинского требования о срочной отправке подводных лодок на Каспий стало первоочередной задачей морского командования. В. М. Альтфатер немедленно выехал в Петроград, где развернулись работы по подготовке лодок. Корабли было намечено доставить по железной дороге до Саратова, а там спустить их на воду. В сентябре — октябре 1918 г. из Петрограда были отправлены подводные лодки «Минога» и «Макрель», несколько позднее — «Касатка» и «Окунь». 9 ноября первые две лодки были спущены на воду в Саратове и через несколько дней прибыли в Астрахань. Две другие лодки к началу навигации 1919 г. также прибыли и Астрахань. О ходе перебазирования кораблей регулярно докладывалось В. И. Ленину.

Наряду с подводными лодками для усиления морских сил на Каспии и Нижней Волге было принято решение отправить с Балтики несколько надводных кораблей. 6 сентября В. И. Ленину было доложено письмо члена РВС Северо-Кавказского фронта И. В. Сталина, в котором укапывалось на необходимость пополнения сил для успешной борьбы с интервентами. РВС фронта просил направить на юг как подводные лодки, так и миноносцы. В тот же день в Петроград была направлена телеграмма за подписью В. И. Ленина с заданием выполнить эту просьбу 24.

Сразу же с получением ленинской телеграммы командующему Балтийским флотом было дано предписание приступить к подготовке миноносцев «Дельный», «Деятельный» и «Расторопный» к переводу на Каспий. Необходимые работы были выполнены в течение двух недель. 23 сентября миноносцы вышли из Петрограда. Позднее на Каспий были направлены еще несколько эскадренных миноносцев. Всего к концу 1918 г. в Астрахань прибыло более 10 боевых кораблей с Балтики, и общая численность корабельного состава достигла 70 вымпелов.

По своему стратегическому положению Астрахань являлась важнейшей базой, откуда было возможно развернуть активные действия по освобождению всего Каспия и оказать помощь трудящимся Кавказа в их борьбе против английских оккупантов. Увеличение морских сил на Нижней Волге позволило сформировать в Астрахани новую флотилию — Астрахано-Каспийскую. Командующим ее был назначен С. П. Сакс, который 18 октябри доложил В. И. Ленину и Реввоенсовету Республики о составе, состоянии и вооружении флотилии.

В. И. Ленин постоянно интересовался положением на Каспии, был в курсе важнейших военно-политических и организационных мероприятий на Астрахано-Каспийской флотилии, требовал регулярных докладов о ее боевой деятельности и необходимых средствах ее укрепления.

11 ноября 1918 г. Реввоенсовет Каспийско-Кавказского отдела Южного фронта доложил В. И. Ленину о положении на Каспии и Северном Кавказе. В докладе, в частности, указывалось, что прибывшие в Астрахань миноносцы не могут развить свои операции из-за отсутствии десантных частей. В связи с этим РВС просил направить для флотилии необходимые пополнения. На следующий же день В. И. Ленин телеграфно ответил в Астрахань: «Все возможное делается... Вместо с Саксом налегайте на военное дело и завоевание Каспия, равно помогая Северо-Кавказской армии»25.

21 ноября В. И. Ленин потребовал от РВС Каспийско-Кавказского фронта сообщить о состоянии «наших морских операций на Каспий», а 12 декабря направил телеграмму в Реввоенсовет Республики, в которой предложил принять срочные меры для усиления флотилии ввиду «опаснейшей угрозы английского продвижения». В тот же день он вновь запрашивает Астрахань: «Что удалось на море? С нашим флотом?»26

По каждому донесению о состоянии Астрахано-Каспийской флотилии и усилении морских сил на Нижней Волге В. И. Ленин требовал точных и исчерпывающих докладов. Так, при получении телеграммы из Астрахани о присылке морских орудий 30 сентября 1918 г. он запросил Я. М. Свердлова: «Что сделало?» На следующий же день Свердлов подробно доложил Владимиру Ильичу о принятых мерах. В начале декабря В. И. Ленин поручил Свердлову дать заключение по донесению Чрезвычайного комиссара Морского комиссариата, доложившего в Москву о том, что местные власти в волжских портах не оказывают содействия в продвижении военных кораблей на Каспий. 13 и 14 декабря 1918 г. В. И. Ленин дважды принимал командующего морскими силами В. М, Альтфатера и заслушивал его доклады об усилении Астрахано-Каспийской флотилии. О ходе подготовки и состоянии морских сил В. И. Ленина постоянно информировали партийные, советские и военные органы Астрахани, Реввоенсоветы 10-й и 11-й армий27.

В кампанию 1919 г., когда колчаковские войска угрожали Советской республике с востока, на юго-востоке страны развернули активные действия другие группировки контрреволюционных сил. На Астрахань наступали части «Добровольческой» армии Деникина, отряды колчаковских войск и уральских белоказаков, английские и белогвардейские морские силы с Каспия. Колчаковский представитель в Баку доносил в Омск, что британское морское командование «принимает на себя руководство операциями против красных морских сил на Каспийском море»28. В самой Астрахани обстановка осложнялась из-за отсутствии твердого руководства со стороны Реввоенсовета. В начале января 1919 г. В. И. Ленин указывал Троцкому, что «инициатива серьезных действий выпадает у нас из рук и под Астраханью, и на Каспийском море, и под Царицыном, и на востоке»29.

Внимательно анализируя оперативные сводки, поступавшие с фронта, Владимир Ильич вскрывал недостатки в руководстве боевыми действиями на море. «Из оперативной сводки начальника штаба Кавказского фронта № 4873 видно... — говорилось в одной из ленинских телеграмм, — что английский флот силой четырех судов обстрелял Старотеречную южнее Астрахани, зажег две наши баржи и ушел невредимым в море, захватив наше госпитальное судно «Алескер» с медицинским персоналом. Где наш флот и что он делает?»30

Центральный Комитет партии возложил руководство обороной Астрахани на С. М. Кирова, который сыграл большую роль в организации разгрома контрреволюции на Нижней Волге. Прибыв в Астрахань в январе 1919 г., Киров развернул кипучую деятельность по наведению революционного порядка. В городе был подавлен контрреволюционный мятеж и ликвидировано антисоветское подполье. «Красная армия, Красный флот и революционные рабочие Астрахани, -- говорилось в приказе Реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта от 13 марта 1919 г., — дружным ударом разбили в прах контрреволюционные банды...»31 На запрос В. И. Ленина о состоянии флотилии и ее готовности к весенне-летней кампании 1919 г. Киров доносил, что ее корабли и плавбатареи будут отремонтированы к началу навигации.

В апреле 1919 г. В. И. Ленин телеграфировал в Астрахань члену Реввоенсовета 11-й армии К. А. Мехоношину, предложив обсудить план взятии Петровска (Махачкала) и Гурьева для обеспечения вывоза нефти: освобождение этих портов давало бы возможность создании баз для Астрахано-Каспийской флотилии. В то же время Владимир Ильич вновь указывал на плохую организацию противодействия вражеским кораблям в северной части Каспия. «Из сводки 23/4 видно, — говорилось в телеграмме В. И. Ленина, — что «Ардаган» и «Каре» [вражеские канлодки. — Б. 3.] из Баку прошли в Гурьев безнаказанно... это возмутительно... Требуем от Вас строжайшего контроля, личной проверки, внимательнейшего надзора, безусловной бдительности»32. 4 мая Мехоношин доложил В. И. Ленину: «Ваша телеграмма 130/А принята к точному и строгому исполнению»33.

Выполняя ленинские указания, командование флотилии направило отряд вооруженных пароходов к полуострову Мангышлак, чтобы внезапным ударом овладеть фортом Александровский, создать там базу и развернуть активные действия на вражеской коммуникации Петровск-Гурьев, имея целью в дальнейшем занять эти порты. В начале мая эскадренный миноносец «Карл Либкнехт» захватил вражеское посыльное судно «Лейла», на котором находилась деникинская военная делегации во главе с генералом Гришиным-Алмазовым, следовавшая с важными оперативными документами к Колчаку.

Однако в середине май 1919 г. обстановка резко изменилась. Деникинские войска развернули наступление на Царицын, имея целью соединиться с частями Колчака. Вражеский флот был направлен в северную часть Каспия, чтобы создать угрозу Астрахани с моря. Серьезное ухудшение обстановки на Нижней Волге потребовало сосредоточить силы на защите Астрахани и Царицына. От Реввоенсовета 10-й армии и командующего Астрахано-Каспийской флотилией В. И. Ленин требовал: «Удержать Царицын необходимо... Напрягайте все силы, извещайте подробнее, чаще... Мобилизуйте поголовно. Не ослабляйте политработы»34.

Реввоенсовет Южного фронта и командование морскими силами Республики систематически докладывали Совету Обороны о состоянии и вооружении судов, направленных для обороны Царицына, 18 июня 1919 г. на заседании Совета Обороны под председательством В. И. Ленина был обсужден вопрос о передаче теплоходов в состав Астрахано-Каспийской флотилии. На следующий день командующему флотилией была направлена телеграмма В. И. Ленина, и которой сообщалось, что Совет Обороны согласен на передачу теплоходов флотилии и предлагает использовать их для защиты Царицына35.

Бойцы Красной Армии, моряки Астрахано-Каспийской флотилии, экипажи речных судов, участвовавшие в героической обороне Царицына в 1919 г., проявили изумительное мужество и отвагу и борьбе с врагом.

Царицынский губревком и губисполком в письме в ЦК РКП (б) в июне 1919 г. отмечали мощную поддержку «флотилии и обороне нашей революционной твердыни...»36. В постановлении Совета Обороны, подписанном В. И. Лениным 1 августа 1919 г., выражалась благодарность всем судовым комитетам и экипажам пароходов, которые выполняли боевые задания «под обстрелом... не считаясь ни с какими опасностями для своей жизни, во имя общего блага, для защиты Советской республики и дела пролетариата»37.

С неослабевающим вниманием В. И. Ленин следил за обороной Астрахани, на которую наступали крупные силы белогвардейских войск. В августе 1919 г. он дал указание С. М. Кирову: «Астрахань защищать до конца»38. Выражая непреклонную решимость воинов армии и флота, всех трудящихся Астрахани отстоять важнейший опорный пункт в низовьях Волги, Киров в своем докладе на общегородской партийной конференции заявил: «...Пока в Астраханском крае есть хоть один коммунист, устье реки Волги было, есть и будет советским»39.

Активную поддержку войскам Красной Армии под Астраханью продолжала оказывать Астрахано-Каспийская флотилия. Часть ее кораблей содействовала армейским частям, оборонявшимся севернее Царицына, другая часть участвовала в обороне дельты Волги. С конца июля 1919 г. все боевые корабли на Волге и Каспии были объединены в Волжско-Каспийскую флотилию.

По указаниям В. И. Ленина с Балтийского флота на Нижнюю Волгу направлялись новые партии оружия и боеприпасов. В записке Э. М. Склянскому Владимир Ильич писал:

«Питерцы говорят, что в Питере тьма

(1) снарядов,

(2) пушек на старых судах (для Волги бы!)...

Надо спешно принять меры сугубо строгие и сделать доклад в Совете Обороны о максимальном ускорении вывоза главным образом по воде...»40

С Балтики на Каспий в 1919 г. было направлено 10 эскадренных миноносцев и сторожевых судов. Благодаря широкой мобилизации сил и средств было достигнуто значительное пополнение боевого состава флотилии, что имело большое значение в борьбе за Нижнюю Волгу и Каспий.

Решающий перелом на фронте и районе Астрахани произошел осенью 1919 г. Сухопутные войска во взаимодействии с кораблями и десантными отрядами Волжско-Каспийской флотилии перешли в контрнаступление и нанесли противнику ряд мощных ударов. 1 декабря Киров докладывал В. И. Ленину: «Части XI армии спешат поделиться с вами революционной радостью по случаю полной ликвидации белого астраханского казачества... После основательной подготовки 18 ноября части нашей армии повели решительное наступление... Чрезвычайно тяжелая географическая обстановка не могла явиться препятствием для самоотверженных красноармейцев и военных моряков. После непрерывных боев противник в районе Генюшкино был крепко прижат к Каспию, а сегодня ему был нанесен окончательный удар...» 41

С очищением берегов Северного Каспия перед Волжско-Каспийской флотилией были поставлены новые задачи, которые были успешно выполнены в кампанию 1920 г. От оборонительных действий в дельте Волги флотилия перешла к наступательным операциям по освобождению всего Каспия, одновременно участвуя в обеспечении важнейших перевозок нефти по заданиям СНК и СТО.

Выполняя ленинские указания, флотилия развернула наступательные операции с целью обеспечения морских коммуникации. В начале апреля 1920 г. эскадренный миноносец «Карл Либкнехт» подавил сопротивление вражеского гарнизона форта Александровский. Высаженный десант моряков занял форт и захватил большие трофеи. Спустя неделю был освобожден о. Чечень. У врага были отбиты последние опорные пункты, препятствовавшие нашим морским перевозкам в северной части Каспийского моря.

Перед Волжско-Каспийской флотилией была поставлена задача дальнейшего продвижения на юг, чтобы окончательно ликвидировать вражеский флот на Каспии и содействовать сухопутным войскам в освобождении Баку. 17 марта 1920 г. В. И. Ленин писал Реввоенсовету Кавказского фронта: «Взять Баку нам крайне, крайне необходимо. Все усилия направьте на это...»42 В конце апреля советские войска пришли на поддержку восставшим рабочим и матросам Баку. В столице Азербайджана восторжествовала Советская власть. 2 мая командующий Волжско-Каспийской флотилией доложил В. И. Ленину о приходе в Баку миноносцев.

Спустя две недели отряд советских кораблей вышел из Баку и взял курс к иранскому порту Энзели, куда белогвардейцы и интервенты увели значительную часть военного и торгового флота. 18 мая 1920 г. советские корабли прибыли к Энзели. Англичане и белогвардейцы, бросив захваченные корабли, оставили город. Докладывая о результатах Энзелийской операции, командующий советской флотилией телеграфировал В. И. Ленину: «Энзели было очищено англичанами, а наши красные моряки вступили в город, приветствуемые как освободителя персидскими рабочими и крестьянами. Даже персидский губернатор, подошедший на катере, от имени правительства приветствовал Красный флот. Город разукрасили красными флагами» 43.

Отобрав у интервентов корабли, советские моряки прибыли в Баку.

С окончанием военных действии на Каспийском море Совет Труда и Обороны поставил перед флотилией задачу вывоза нефти из Баку в Астрахань. «Передайте руководимым вами славным красным морякам, — писал В. И. Ленин командующему флотилией, — что Республика ждет от них такой же героической хозяйственной работы, как и их работа военная»44. Усилиями военных и торговых моряков Каспия важнейшая водная магистраль страны начала функционировать бесперебойно.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 133.

2 См.: Декреты Советской власти, т. III, с. 608.

3 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 155.

4 Аралов С И. Ленин вел нас к победе. М., 1962, с. 179.

5 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 6, с. 100.

6 «Исторический архив», 1956, № 1, с. 142.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 167.

8 Аралов С И. Ленин вел нас к победе. с. 65.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 96.

10 См.: Эйхе Г. X. Опрокинутый тыл. М., 1966. с. 126.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 271, 274

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 296

13 Ленинский сборник XXXIV. с. 124.

14 Этих дней не смолкнет слава, с. 26.

15 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 552.

16 Директивы Главного командования Красной Армии, с. 327.

17 Каменев С. С. Записки о гражданской войне и военном строительстве, с. 241.

18 См.: Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 73.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 375.

20 Директивы Главного командования Красной Армия, с. 111.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 162 — 163.

22 Балтийские моряки и борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 223.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 172.

24 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, г. 6, с. 120.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 205

26  Там же, с. 210,

27 См.: Ленинский сборник XXVIII, с. 215; Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 285, 306, 308 в др.

28 «Международная жизнь», 1967, № 3, с. 81.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 236.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 378 — 379.

31 Киров С. М. Статьи, речи, документы, т. I, М., 1936, с. 133.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 293.

33 ЦГАОФ, ф. 130, оп. 3, д. 550, л. 15.

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 348.

35 См.: Ленинский сборник XXXIV, с. 177.

36 Переписки Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями, т. VIII, с. 342

37 Декреты Советской власти, т. VI, с. 11.

38 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 42.

39 Киров С. М. Статьи, речи, документы, т. I, с. 87.

40 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 6.

41 Киров С. М. Статьи, речи, документы, т. I. с. 150 — 151.

42 Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), с. 229.

43 ЦГА ВМФ, ф. р-1, оп. 3, д. 594, л. 53.

44 «Вопросы истории КПСС», 1963, № 12, с. 93.

 

5. Освобождение советского Севера

Северные районы Советской республики занимали важное место в планах Антанты. Используя морские пути для переброски своих войск на советскую территорию, организаторы интервенции рассчитывали создать на Севере исходный плацдарм для наступления в глубь страны и соединения с силами внутренней контрреволюции. Северный фронт, говорил В. И. Ленин, «был особенно опасным, потому что неприятель находился там в наиболее выгодных условиях, имея морскую дорогу...»1.

Вслед за первым десантом с английского крейсера «Глори» в начале марта 1918 г. в Мурманске появились новые отряды интервентов. Сразу после высадки вражеских десантов на мурманском побережье В. И. Ленин потребовал немедленно связаться по прямому проводу с Мурманским Советом и выяснить сложившуюся обстановку. 13 апреля 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина был обсужден доклад об обороне Мурманска2. Придавая важное значение защите Мурманской железной дороги (открывающей путь интервентам на Петрозаводск — Петроград), Совнарком принял решение перебросить туда воинские подкрепления; в начале мая был образовал Беломорский военный округ.

Выступая в мае 1918 г. на объединенном заседании ВЦИК и Московского Совета с докладом о внешней политике, В. И. Ленин указывал, что вопрос о Мурманске стал одним из острых внешнеполитических вопросов. Говоря об агрессивных шагах Англии и Франции, Владимир Ильич подчеркивал: «Англичане высадили на Мурмане свои военные силы, и мы не имели возможности воспрепятствовать этому военной же силой. В результате нам предъявляют требования, носящие характер, близкий к ультиматуму: если вы не можете охранять своей нейтральности, то мы будем воевать на вашей территории»3.

Вопрос о положении на Севере был обсужден 6 мая 1918 г. на экстренном заседании Центрального Комитета РКП (б), который принял предложенное В. И. Лениным постановление: «Английский ультиматум отклонить». От руководителей Мурманского Совета В. И. Ленин требовал неуклонного выполнения директив ЦК РКП (б) и Советского правительства в отношении враждебных действий стран Антанты. «...Военные суда англичан и их союзников, — говорилось в телеграмме В. И. Ленина и Г. В. Чичерина от 6 июня, — не должны появляться у наших северных берегов»4. В телеграмме от 25 июня В. И. Ленин вновь указывал, что «английский десант не может рассматриваться иначе как акт, враждебный против Республики... Всякое содействие, прямое или косвенное, вторгшимся насильникам должно рассматриваться как государственная измена и караться но законам военного времени»5.

Однако с самого начала иностранной интервенции эсеро-меньшевистское руководство Мурманского Совета во главе с троцкистом Юрьевым проводило предательскую политику сговора с Антантой, способствуя тем самым оккупации советского Севера. Еще в марте они заключили соглашение с английским командованием. В руках соглашателей оказался и Центральный комитет Мурманского отряда кораблей (Центромур), руководивший деятельностью основной части флотилии Северного Ледовитого океана. В результате предательской деятельности троцкистов около 50 советских кораблей, базировавшихся на Мурманск, были захвачены интервентами.

Отдаленность Севера от центральных районов страны, незначительность там регулярных формирований Красной Армии, предательская деятельность эсеров, меньшевиков, троцкистов, вступивших в сговор с империалистами Антанты, создавали исключительно тяжелую обстановку для организации защиты советской территории от агрессоров. В Мурманск прибывали все новые части оккупационной армии интервентов. Пользуясь значительным превосходством в силах, войска Антанты двинулись в глубь советской территории, захватили северную часть Мурманской железной дороги до Кеми. Одновременно их корабли появились у Беломорского побережья, высадили десант на Соловецких островах.

Несмотря на захват Мурманска и других районов Кольского полуострова, войскам Антанты не удалось достичь главной цели — развить поступление на петрозаводском направлении. Под руководством партийных организаций трудящиеся Карелии поднялись на борьбу с захватчиками. Продвижение войск Антанты вдоль Мурманской железной дороги было приостановлено.

Для организации защиты Архангельска туда был направлен опытный партийный работник М. С. Кедров, облеченный широкими полномочиями. Город был объявлен на военном положении. 3 июля был организован Совет обороны Архангельска ко главе с прибывшим из Москвы И. И. Вахрамеевым. 18 июля на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад В. М. Альтфатера о положении на Севере6. В целях усиления морской обороны Беломорского побережья правительство приняло решение выделить необходимые средства для приведения в боевую готовность района Архангельска и флотилии Северного Ледовитого океана. Однако руководители обороны города не смогли полностью подготовиться к отражению вражеского наступления, не завершили разгром контрреволюционного подполья, готовившего переворот в Архангельске. «Контрреволюционные элементы... — докладывал В. И. Ленину председатель Архангельского губисполкома, — стекались сюда, как бабочки на огонь...»7

К концу июля на подходах к Архангельску Антанта сосредоточила эскадру с крупным десантом. Имея подавляющее превосходство в силах и опираясь на изменников, интервенты 1 августа подошли к Архангельску; в городе вспыхнул антисоветский мятеж. Немногочисленные войска Красной Армии оставили город.

Рассматривая действия Антанты на Севере не изолированно, а в тесной связи с общей военно-политической обстановкой, В. И. Ленин подчеркивал, что их главная цель — соединение с белочехами для совместного удара по жизненно важным центрам Советской республики. Когда мы берем события в целом, говорил он, становится ясной общая связь событий: интервенция на Севере — это одно из звеньев кольца, создаваемого англо-французскими империалистами вокруг Советской России8. С захватом Архангельска были связаны антисоветские заговоры в Ярославле, Рыбинске, Костроме, Муроме (июль 1919 г.). В. И. Ленин указывал, что инициаторы этих антисоветских мятежей рассчитывали на то, что «при самом трудном положении Ярославля его ожидает соединение с Архангельском, соединение с союзниками и, следовательно, ближайшее падение Москвы»9.

Центральный Комитет РКП(б), В. И. Ленин приняли все меры, чтобы создать на Севере оборонительный рубеж, непреодолимый для врага. «...Если удалось на первых же шагах парализовать наступление превосходящего и по численности и по технике противника и расстроить его планы, — писал М. С. Кедров, — то в этом прежде всего заслуга ЦК нашей партии и прежде всего товарища Ленина»10.

Когда сообщение о нападении противника на Архангельск поступило в Москву, В. И. Ленин срочно сообщил по телефону высшему командованию: «К Архангельску подошла английская эскадра. Северу угрожает интервенция. Нельзя ли послать самолеты, если флот и береговые батареи не могут ничего сделать»11. В штаб Петроградского военного округа В. И. Ленин направил телеграмму: «...Англичане взяли Онегу, а сегодня их крейсера начали нападение на окрестности Архангельска. По-моему, необходимо спешно перевести войска из Петрозаводска в Вологду... Ответьте ваше мнение»12. Владимир Ильич требовал подробных донесений об организации обороны, особенно интересуясь, закрыто ли устье Северной Двины, выведены ли пароходы, возможно ли наступление по реке.

9 августа 1918 г. В. И. Ленин отдал распоряжение Высшему военному совету немедленно направить на Север новые войсковые подкрепления, артиллерию, авиацию, инженерные части, укрепить фронт командным и политическим составом. В Москву стали регулярно поступать донесения и доклады о ходе военных перевозок «по особому наряду председателя Совнаркома Ленина»13.

В соответствии с ленинскими указаниями на защиту Севера были направлены отряды военных моряков. Еще в июле из Москвы на Северный фронт выехала большая часть 1-го морского берегового отряда. В начале августа из Петрограда на Север был направлен 2-й экспедиционный отряд балтийских моряков, который сразу по прибытии вступил в бой с войсками интервентов у ст. Обозерская. Особенно широко развернулась отправка моряков на Север после распоряжения В. И. Ленина Высшему военному Совету от 9 августа 1918 г. В тот же день оперативный отдел Наркомвоена приказал штабу Петроградского военного округа отправить отряды моряков, кронштадтских рабочих и красноармейцев в Вологду. Комиссар Петроградского округа Б. П. Позерн телеграфировал В. И. Ленину об исполнении приказания.

Морской отряд (получивший наименование 4-го экспедиционного отряда балтийских моряков) 18 августа прибыл в Котлас и уже спустя два дня вступил в бой с наступавшими войсками интервентов. Моряки не только остановили продвижение противника, но сами перешли в контрнаступление и, несмотря на численный перевес врага, заняли ряд важных населенных пунктов на Северной Двине.

Наряду с береговыми отрядами командованию Балтийского флота было приказано направить на Север гидроавиацию. 10 августа морское командование сообщило из Петрограда для доклада В. И. Ленину о подготовке гидросамолетов Балтийского флота к отправке на Северный фронт.

От местных партийных и военных работников В. И. Ленин требовал повседневной информации о ходе боевых действий на Севере. «Поддерживайте регулярнейшую связь с нами и извещайте меня подробнее»14. — телеграфировал он в Вологду; из Петрозаводска он требовал выслать «подробные сведения о числе, расположении и настроении войск»15. В результате принятых мер по созданию крепкой обороны обстановка на северном направлении коренным образом изменялась. Из прибывших сюда частей регулярной Красной Армии и местных воинских формирований была сформирована 6-я армия, вошедшая в состав Северного фронта. В длительной и напряженной борьбе с интервентами и белогвардейцами советские войска сорвали планы противника и обеспечили защиту северных рубежей Советской республики.

В. И, Ленин придавал большое значение поддержке сухопутных войск силами речной флотилии. Принимая руководителей Архангельского губисполкома, он подробно интересовался у них, сколько имеется судов на Северной Двине и других северных реках, расспрашивал, какие предпринимаются меры для вооружения судов. Он отметил особую необходимость создания сильной флотилии на Севере, где из-за отсутствия развитой сети дорог реки являются наиболее подходящими для нанесения удара по интервентам и для срыва их продвижения в глубь страны.

В состав Северодвинской флотилии, созданной в августе 1918 г.. вошли суда, эвакуированные из Архангельска. Для вооружения их потребовалась морская артиллерия, которой первоначально не было в распоряжении моряков. Когда В. И. Ленину было сообщено об этом, он отдал указание направить на Север три артиллерийские батареи, высланные Высшим военным советом на Урал. Эшелоны с артиллерией повернули на Котлас для установки на судах Северодвинской речной флотилии.

Флотилия оказывала содействие войскам Красной Армии в оборонительных и наступательных операциях в течение всего периода военных действий на Севере. В августе 1918 г. отряд судов под командованием П. Ф. Виноградова, встретившись с превосходящими силами противника в устье реки Ваги, нанес противнику поражение и взял в плен неприятельское судно «Заря». Получив об этом донесение, В. И. Ленин на телеграмме написал: "Крупная победа над англичанами и белогвардейской сволочью»16.

В приказе с объявлением благодарности Северодвинской флотилии командующий 6-й армией отмечал, что без ее «скромного, но самоотверженного содействия не обходился ни один шаг наших красноармейцев и моряков»17.

В 1919 г., когда главной задачей в борьбе против интервентов явился разгром Колчака, а затем Деникина, боевые действия на Севере оставались важным звеном в вооруженной защите страны. В. И. Ленин указывал, что враги Советской власти пытаются объединить усилия всех фронтов: Восточного и Южного, Петроградского и Архангельского. В январе 1919 г. в соответствии с ленинскими указаниями на Север были срочно направлены значительные подкрепления18. Удар по врагу у Шенкурска и последовавшее затем общее наступление советских войск на Восточном фронте сорвали замысел интервентов соединиться через Вологду и Котлас с силами контрреволюции Сибири. На очередь встала задача нанести решающие удары по врагу на Севере и полностью освободить его от иностранной оккупации.

Испытав силу борющегося народа и оказавшись перед фактом разложения своих войск, военное командование Антанты было вынуждено в сентябре 1919 г. покинуть Архангельск, а в начале октября — Мурманск. Преследуя отступающего врага, войска 6-й армии во взаимодействии с Северодвинской флотилией развернули наступление, нанесли оккупантам серьезные удары, захватили большие запасы оружия и боевой техники. Без войск интервентов белогвардейское «правительство» генерала Миллера в Архангельске (созданное в самом начале оккупации) не могло долго продержаться. 21 февраля 1920 г. советские войска освободили Архангельск, 13 марта вступили в Мурманск. Освобождение советского Севера завершилось.

Наряду с Северодвинской, Волжской, Астрахано-Каспийской флотилиями в борьбе с интервентами и белогвардейцами активное участие принимали военные флотилии на Днепре, Западной Двине, Енисее, Амударье и других речных бассейнах.

В боях гражданской войны Красный флот показал себя верным помощником Красной Армии. Героизм защитников социалистической Отчизны получил высокое признание партии и народа. Балтийский флот первым из флотов нашей Родины был награжден орденом Красного Знамени. Высоких боевых наград — Почетных революционных Красных знамен — были удостоены многие корабли и части РККФ, среди них: крейсер «Аврора», эскадренный миноносец «Карл Либкнехт», форт «Передовой», канонерские лодки «Борец за свободу», «Геройский», «Грозящий», «Могучий», тральщик «Трал» и др.

На всех фронтах гражданской войны борьба с врагом шла в исключительно тяжелых условиях. Зажатая в кольцо блокады, Страна Советов была тогда неизмеримо слабее капиталистического мира в военно-техническом отношении. На всех морских театрах империалистические державы имели многократное превосходство над молодым флотом Советской страны. «Нечеловеческой тяжести задача, — писал о советских моряках участник гражданской войны писатель Борис Лавренев, — ложилась на их плечи. Нужно было одновременно приводить в порядок растерзанные корабли и тут же драться на этих кораблях с упрямо наседающим врагом. И они дрались и строили... Они не могли не победить потому, что в их снарядах рвался не тротил, а динамит революционного кипения, потому что тонкие железные и дощатые стенки их импровизированных судов защищала лучше двенадцатидюймовой брони боевая тактика и стратегия величайшего вождя вооруженных масс — Коммунистической партии, революционная мудрость Ленина»19.

Примечание:

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 240.

2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 36, с. 501, 692.

3 Там же, с. 344.

4 Декреты Советской власти, т. II, с. 611.

5 Декреты Советской власти, т. II, с. 622.

6 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 649.

7 Северный фронт (1918 — 1920). Док. М., 1961, с. 133.

8 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 7 — 8.

9 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 31.

10 Воспоминания о Ленине, т. 2, с. 87.

11 «Историк-марксист», 1939, № 1, с. 60.

12 «Красная звезда», 1967. 19 авг.

13 «Вопросы истории КПСС», 1968, № 4, с. 87.

14 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 136.

15 Там же, С.147

16 Северный фронт (1918 — 1920), с. 108.

17 Там же, с 147.

18 См. там же, с. 160.

19 «Морской сборник», 1930, № 1. С 50.