Содержание материала

 

Глaва II

СОЗДАНИЕ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОГО КРАСНОГО ФЛОТА И НАЧАЛО ЕГО БОЕВОГО ПУТИ

 

1. В. И. Ленин о задачах революционных сил флота в защите завоеваний Октября

Победа Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде и свержение буржуазного правительства положили начало триумфальному шествию Советской власти по всей стране. Ленинские декреты о мире, о земле, о создании рабоче-крестьянского правительства, принятые II Всероссийским съездом Советов, выражали сокровенные чаяния трудящихся и нашли полную поддержку всего трудового народа России. По примеру питерского пролетариата рабочие и крестьяне всей Страны поднялись на борьбу за установление на местах своей, народной власти. «Победа революции рабочих и крестьян, — писал В. И. Ленин в начало ноября, — обеспечена, ибо за нее встало уже большинство народа»1.

Во многих областях страны буржуазия под напором революционных масс сдавала свои позиции без боя. Однако, лишенная политического господства, она отнюдь не смирялась с революцией, не рассталась с мечтой о реставрации старых порядков. Опираясь на поддержку международного капитала, свергнутые эксплуататорские классы развернули борьбу против власти Советов. Опыт первых же месяцев созидательной работы трудящихся по закреплению победы социалистической революции подтвердил, что свергнутые классы «с удесятеренной энергией, с бешеной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого «рая»...»2.

Вооруженная борьба контрреволюции против власти Советов началась на второй же день после победы пролетариата в Петрограде. Рассчитывая на неготовность молодой Советской республики к защите революционных завоевании, на отсутствие у рабоче-крестьянской власти подготовленных военных сил, бывший премьер Временного правительства Керенский, бежавший из столицы в штаб Северного фронта, вместе с генералом Красновым возглавили наступление контрреволюционных войск на Петроград3. Генерал Каледин захватил власть на Дону. Напряженная обстановка сложилась на Украине, в Оренбургском крае, Закавказье, где с первых дней революции также возникли очаги контрреволюционных мятежей. Опиравшиеся на поддержку внешних империалистических сил, все отряды внутренней контрреволюции были объединены единой классовой целью — задушить пролетарскую революцию в России в самом ее начале».

Вооруженные выступления антисоветских сил выдвинули в жизни рабоче-крестьянского государства военные вопросы на первый план, заставили с железной необходимостью приступить к защите социалистических завоеваний, к обороне страны. «Мы — оборонцы теперь, с 25 октября 1917 г., — писал В. И. Ленин, — мы — за защиту отечества с этого дня»4.

Переход власти в руки трудящихся, коренное изменение политической структуры общества создали новые условия для формирования военной организации победившего пролетариата. Коммунистическая партии была первой марксистской партией, ставшей у власти; из нелегальной и преследуемой буржуазией она становилась ведущей и направляющей силой многомиллионной страны; из организатора угнетенных масс на свержение власти капиталистов она превратилась в партию созидания нового общества; ее политика стала основой политики рабоче-крестьянского государства, ее программа — программой деятельности Советского правительства. Руководство Коммунистической партии многократно умножало силы трудящихся, раскрывало неисчерпаемую творческую мощь народа, создавало новые источники мобилизация материальных и духовных сил на защиту завоеваний социализма.

Политической формой пролетарской диктатуры, воплощением классового союза пролетариата с беднейшим крестьянством стали Советы, облеченные всей полнотой законодательной и исполнительной власти. В. И. Ленин призывал трудящихся всемерно развивать и укреплять Советы как политическую основу рабоче-крестьянского государства, как «органы государственной власти, полномочные, решающие органы»5. В руках победившего пролетариата они явились готовым аппаратом власти, с помощью которого были возможны закрепление и защита завоеваний революции, окончательное подавление побежденной, но не переставшей оказывать сопротивление буржуазии.

Задача руководства вооруженной защитой Советской республики встала перед партией с первых дней Октября. Центральный Комитет партии возглавил политическую и Военно-организаторскую работу по мобилизации революционных сил на подавление контрреволюционных заговоров и мятежей.

Осуществляя партийное и государственное руководство всеми сторонами жизни рабоче-крестьянского государства, В. И. Ленин стал во главе его обороны. В состав Совета Народных Комиссаров, образованного II съездом Советов, вошел Комитет по военным и морским делам, работавший под непосредственным руководством В. И. Ленина. По решению Центрального Комитета партии на посты наркомов — членов Комитета по военным и морским делам — были назначены опытные партийные работники большевики В. А. Антонов-Овсеенко, И. В. Крыленко и П. Е. Дыбенко. Под ленинским руководством были объединены высшие революционные и военные органы, созданные в ходе подготовки вооруженного восстания: Петроградский Военно-революционный комитет, Главный штаб Красной гвардии, Центробалт и др. Большинство руководителей этих органов являлись одновременно членами Военной организации при ЦК РСДРП (б). В числе видных партийных работников, направленных ЦК на военно-организационную работу, были А. С. Бубнов, С. И. Гусев, К. С. Еремеев, М. С. Кедров, С. М. Киров, В. В. Куйбышев, К. Л. Мехоношин, В. И. Невский, Н. И. Подвойский, Э. М. Склянский, И. В. Сталин, М. В. Фрунзе, Е. М. Ярославский и др.

Для отпора контрреволюционным войскам, выступившим против рабоче-крестьянской власти, Советская республика располагала на первых порах лишь теми силами, которые обеспечили победу вооруженного восстания. Для мобилизации усилий по отпору контрреволюции Центральный Комитет партии поставил перед Военной организацией при ЦК РСДРП (б), местными партийными организациями и военно-революционными комитетами задачу всемерного укрепления Красной гвардии — главного оплота вооруженной защиты Советской республики. Сыграв решающую роль в вооруженной борьбе за диктатуру пролетариата. Красная гвардия после Октября стала ядром зарождавшихся вооруженных сил рабоче-крестьянского государства. Наиболее организованными и боеспособными были красногвардейские отряды Петрограда, которые в середине ноября 1917 г. насчитывали 30 тыс. человек. К началу 1918 г. в состав Красной гвардии по всей стране входило свыше 200 тыс. человек6. Будучи классовой организацией, Красная гвардия формировалась из наиболее передовых рабочих, беднейших крестьян и солдат старой армии.

Мобилизуя усилия трудящихся на разгром контрреволюционных войск и подавление антисоветских мятежей, Центральный Комитет партии отводил важную роль революционным силам флота, зарекомендовавшим себя стойкими защитниками дела рабочего класса в ходе революции. Как и в период классовых битв против царского самодержавия и буржуазии, вся деятельность революционных сил флота в борьбе за защиту социалистических завоеваний проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина, ЦК большевистской партии.

26 октября 1917 г. по указанию В. И. Ленина моряки — делегаты II съезда Советов создали Военно-морской революционный комитет — первый советский общефлотский орган, возглавивший руководство матросскими массами в борьбе за установление и упрочение рабоче-крестьянской власти. Председателем комитета был избран балтийский моряк большевик И. И. Вахрамеев. Деятельность Военно-морского революционного комитета повседневно направлялась В. И. Лениным. «Мне почти ежедневно, — писал И. И. Вахрамеев, — приходилось бывать на докладе у товарища Ленина, получать от него самые разнообразные указания и задания... В те дни Владимир Ильич считал нас, моряков, самой надежной военной организацией и неоднократно говорил: «Вы, моряки, нужны революции на самых опасных местах»7.

Задачи революционных сил флота после победы Октября определялись характером политической обстановки и были всецело подчинены интересам защиты Советской республики от внешних и внутренних врагов рабоче-крестьянской власти. В условиях продолжавшейся войны с кайзеровской Германией основная часть корабельного состава Балтийского флота продолжала держать оборону на западных рубежах, базируясь на Гельсингфорс и другие базы Финского залива. Учитывая уроки Моонзунда, эта задача сохраняла свое значение для срыва возможных попыток империалистов повторить наступление на Петроград с моря. Однако главную роль приобретало использование революционных сил флота для поддержки пролетарских отрядов Красной гвардии в борьбе против внутренней контрреволюции. Необходимость максимального участия моряков ощущалась особенно остро потому, что военная организация Советской республики только начала складываться, подготовленных военных сил было мало, каждая боеспособная часть была на счету.

Наибольшую угрозу для Советского государства в первые дни Октября представлял антисоветский мятеж Керенского — Краснова. Над колыбелью пролетарской революции нависла серьезная опасность. Для руководства обороной Петрограда от наступавших контрреволюционных войск Центральный Комитет РСДРП (б), Совет Народных Комиссаров и Военно-революционный комитет образовали комиссию во главе с В. И. Лениным, которая мобилизовала и объединила все силы Красной гвардии, революционных солдат и матросов на защиту Петрограда.

Одной из первоочередных задач в организации отпора контрреволюции В. И. Ленин считал усиление революционных сил Петрограда отрядами моряков Балтийского флота и направление их на передовые позиции. Первым распоряжением В. И. Ленина по укреплению обороны столицы (26 октября 1917 г.) было его задание Военно-революционному комитету: предложить Исполкому Кронштадтского Совета немедленно сформировать под командованием надежного большевика дополнительный матросской отряд и направить его для разоружения юнкеров в Петергофе и захвата стратегически важных позиций в районе Царскосельского шоссе8. На следующий день В. И. Ленин принял члена исполкома Кронштадтского Совета матроса большевика Л. Г. Пронина, прибывшего в Петроград во главе отряда кронштадтских моряков, и поставил перед ним боевые задачи9.

От имени Совета Народных Комиссаров В. И. Ленин дал указание наркому по морским делам, председателю Центробалта П. Е. Дыбенко возглавить отряд моряков и солдат Гельсингфорса и выехать с ним на помощь петроградским рабочим. Руководствуясь ленинскими указаниями, Центробалт радиограммой по флоту обязал все корабли и части принять самые энергичные меры к задержанию бежавшего Керенского. Для защиты Петрограда от наступления контрреволюционных войск были мобилизованы все боеспособные корабли и части. По прибытии П. Е. Дыбенко в Петроград В. И. Ленин заслушал его доклад о готовности революционных сил, о положении на пулковском участке фронта и одобрил предложение Дыбенко немедленно направить туда отряды балтийских моряков, прибывающих из Гельсингфорса.

В ночь на 28 октября в штабе Петроградского военного округа В. И. Ленин заслушал Н. И. Подвойского, В. А. Антонова-Овсеенко и К. А. Мехоношина, доложивших об обстановке под Петроградом после захвата Гатчины войсками Краснова. Детально изучив положение, В. И. Ленин вскрыл отдельные промахи военных руководителей, не обеспечивших, в частности, своевременной поддержки столицы морскими и армейскими силами из Кронштадта, Выборга, Гельсингфорса. В. И. Ленин вызвал в штаб округа члена ВРК мичмана Ф. Ф. Раскольникова, приказал ему связаться с Кронштадтом и распорядиться о формировании еще одного сильного отряда с артиллерией и пулеметами для защиты Петрограда.

Ставя задачи перед руководителями обороны города, В. И. Ленин обращал их внимание на важность использования боевых кораблей против наступавших войск Керенского — Краснова. Он потребовал подробного сообщения: какие корабли Балтийского флота вооружены артиллерией крупного калибра, в какой степени они могут быть использованы для поддержки сухопутных войск Петроградского гарнизона.

Из штаба Петроградского военного округа В. И. Ленин вызвал по прямому проводу главную базу Балтийского флота — Гельсингфорс. Сообщив гельсингфорцам об обстановке под Петроградом, он указал на настоятельную необходимость срочной высылки в столицу сильных подкреплений. В разговоре с заместителем председателя Центробалта Н. Ф. Измайловым Владимир Ильич подробно интересовался, сколько миноносцев и других боевых кораблей может направить Центробалт в Петроград, имеются ли у моряков запасы винтовок, через какое время можно ожидать отправки кораблей. Заслушав ответы Центробалта, В. И. Ленин приказал послать корабли немедленно и поставил им конкретные боевые задачи10.

На совещании, состоявшемся вечером 28 октября, В. И. Ленин изучает планы Петрограда и окрестностей, заслушивает доклад председателя Военно-морского революционного комитета И. И. Вахрамеева о боевых возможностях кораблей Балтфлота в обороне Петрограда. В. И. Ленин внимательно ознакомился с предложенным моряками планом использования боевых кораблей, уточнил расположение кораблей по позициям и внес существенные предложения по изменению их дислокации. «Поправки Владимира Ильича, — писал М. К. Тер-Арутюнянц, — были внесены в план морской обороны Петрограда»11. И. И. Вахрамееву было поручено организовать помощь кораблей Балтийского флота революционным войскам Петроградского гарнизона.

Ленинский приказ о посылке боевых кораблей в столицу был принят балтийскими моряками к немедленному исполнению. «...Весь Балтийский флот, — сообщал П. Ф. Измаилов на Гельсингфорса, — рвется неудержимо в бой; день и ночь приходят в Центробалт со всех кораблей матросы и убедительно просят, чтобы их послали в Петроград»12. 20 октябри морские силы Петрограда пополнились эскадренными миноносцами «Деятельный» и «Меткий». После ленинского приказа Центробалту в столицу вышли крейсер «Олег» и эскадренный миноносец «Победитель», которые 20 октября бросили якорь у Николаевскою моста. В тот же день в Петроград пришли миноносец «Прозорливый» и учебное судно «Африка» с десантом моряков.

В ночь на 30 октября В. И. Ленин заслушал доклад И. И. Вахрамеева о прибытии кораблей Балтфлота для участия в обороне города. Днем 1 ноября Владимир Ильич наблюдал за прохождением миноносцев на позиции к с. Рыбацкое, а в ночь на 2 ноября вновь заслушал И. И. Вахрамеева и приказал оставить корабли на занятых ими позициях до полного выяснения обстановки.

Руководя вооруженной защитой Петрограда, В. И. Ленин, члены Центрального Комитета партии и Советского правительства в дни напряженной борьбы против контрреволюционного мятежа Керенского — Краснова мобилизовывали трудящихся на защиту революционных завоеваний, встречались с рабочими петроградских заводов, представителями партийных организаций, районных Советов, фабзавкомов, воинских частей, кораблей, красногвардейских отрядов, на состоявшемся 29 октября под руководством В. И. Ленина совещании представителей Петроградского гарнизона от Балтфлота присутствовали моряки с крейсера «Аврора», Морского полигона, 2-го Балтийского и Гвардейского экипажей и других частей. B своем выступлении Владимир Ильич призвал нас, — писал комиссар 2-го Балтийского экипажа матрос большевик В. И. Захаров, — сосредоточить все силы, все внимание на немедленном разгроме мятежа и поставил перед нами конкретные задачи»13. Вместе с красногвардейцами и революционными солдатами балтийцы подавили мятеж юнкеров в Петрограде, активно участвовали в боях под Пулковом, Гатчиной и на других участках фронта. Совместными усилиями красногвардейских отрядов, рабочих, матросов и солдат контрреволюционное выступление Керенского — Краснова было разгромлено.

Защита Петрограда от наступления контрреволюционных сил 26 октября — 2 ноября 1917 г. — первая страница в истории борьбы трудящихся Советской страны за социалистические завоевания Октября. Революционный героизм моряков в первых боях за социалистическое Отечество получил высокую оценку В. И. Ленина, Коммунистической партии и Советского правительства. «Балтийский флот, верный делу революции, — говорилось в написанной В. И. Лениным правительственной радиограмме Совета Народных Комиссаров, — пришел на поддержку восставшего народа»14.

Боевая деятельность балтийских моряков по подавлению контрреволюционных сил под Петроградом проходила вблизи района базирования флота. Вместе с тем политическая обстановка в стране требовала решительных революционных действий во всех районах, где разгорались очаги контрреволюционных восстаний. Под непосредственный руководством В. И. Ленина, Центрального Комитета партии революционные силы флота были привлечены к борьбе за упрочение Советской власти в Москве, на Украине, на Дону, в Поволжье, Оренбурге, Закавказье.

29 октября В. И. Ленин заслушал сообщение представителя Московского Военно-революционного комитета о ходе вооруженного восстания в Москве и необходимости помощи московским рабочим и солдатам. По указанию Ленина в ночь на 30 октября из Петрограда в Москву выехал первый отряд кронштадтских моряков15. Через день на совещании под председательством В. И. Ленина было решено организовать отправку в Москву сводного отряда петроградских красногвардейцев, солдат и матросов. Однако руководство Всероссийского исполнительного комитета железнодорожных служащих (Викжель), находившегося в руках эсеро-меньшевистских соглашателей, отказалось пропустить революционные отряды на помощь Москве. На площади Московского (Николаевского) вокзала в Петрограде, писал Джон Рид, было «несколько тысяч матросов, над которыми вздымалась щетина ружейных штыков... Площадь кипела и гремела негодованием»16.

В. И. Ленин провел специальное заседание с участием представителей Петроградского комитета партии в связи с отказом Викжеля пропустить в Москву сводный отряд революционных войск17. После заседания он вызвал в Смольный комиссара линкора «Заря свободы» матроса большевика И. П. Колбина и сообщил о назначении его ответственным за формирование и отправку эшелонов с революционными войсками в Москву. На заседании Совета Народных Комиссаров 3 ноября В. И. Ленин вновь указал, что необходимо подкрепление Москвы революционными моряками из Петрограда18.

Большое внимание уделялось В. И. Лениным, Центральным Комитетом партии и Советским правительством организации разгрома контрреволюционного выступления Каледина на Дону, которое было тесно связано с агентурой империалистических государств и буржуазной Центральной Радой на Украине. 10 ноября 1917 г. Центробалт постановил сформировать первый матросский отряд для отправки на Дон. Вслед за ним на борьбу с Калединым были направлены новые отряды моряков Балтфлота. 18 декабря 1917 г. В. И. Ленин подписал постановление СНК об ассигновании средств на экстренные расходы по обеспечению морских отрядов, посылаемых на борьбу с контрреволюцией19.

В. И. Ленин неизменно поддерживал ходатайства военного командования, обращавшегося в СНК, ВРК, Военно-морской революционный комитет, Центробалт, об усилении войск морскими формированиями20. Когда начальник революционного полевого штаба по борьбе с контрреволюцией М. К. Тер-Арутюнянц доложил В. И. Ленину о необходимости подкрепить действовавшие на Украине войска отрядами Красной гвардии и моряков, Владимир Ильич направил предписание Морскому революционному комитету: «Прошу принять экстренные меры, чтобы дать немедленно в распоряжение тов. Тер-Арутюнянца 2000 матросов для военных действий против буржуазной Рады»21.

11 января 1918 г. Кронштадтский Совет заслушал сообщение о боевых действиях балтийских моряков на калединском фронте и о необходимости посылки туда дополнительных подкреплений. По решению Совета был сформирован новый матросский отряд под командованием большевика балтийца К. М. Каллиса. О подготовке отряда было доложено В. И. Ленину. 19 января Владимир Ильич подписал документ, удостоверявший, что члены Кронштадтского Совета К. М. Каллис, X. 3. Ярчук и А. Юрков во главе сводного кронштадтского отряда делегируются для помощи войскам, действующим против Каледина. В тот же день отряд К. М. Каллиса убыл на фронт.

В боевых действиях против калединских войск активное участие приняли и революционные силы Черноморского флота. Эсеро-меньшевистские лидеры, имевшие еще значительное влияние в Советах черноморских баз и Центральном Комитете флота, пытались противодействовать борьбе против Каледина, Большевики Севастополя разоблачали антисоветскую сущность эсеро-меньшевистской пропаганды и призывали моряков на борьбу с контрреволюцией. Избранный главным комиссаром Черноморского флота матрос большевик В. В. Роменец для ориентации в политических событиях постоянно обращался к В. И. Ленину, просил указаний, как действовать и что предпринимать Черноморскому флоту22.

Когда В. И. Ленину стало известно о телеграммах Главного комиссара Черноморского флота В. В. Роменца, в ответ было направлено распоряжение Совета Народных Комиссаров: «Действуйте со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху. Каледины, Корниловы, Дутовы — вне закона. Переговоры с вождями контрреволюционного восстании безусловно воспрещаем. На ультиматум отвечайте смелым революционным действием. Да здравствует революционный Черноморский флот!»23

Вместе с отрядами балтийских моряков черноморцы геройски, сражались против контрреволюционных войск под Белгородом; при их участии была установлена Советская власть в Киеве, Одессе, Николаеве, Херсоне, Мариуполе24.

По заданию В. И. Ленина сводный отряд красногвардейцев и моряков под командованием большевика мичмана С. Д. Павлова был направлен под Оренбург, где успешно выполнил поставленную задачу по разгрому контрреволюционного мятежа атамана Дутова. Активно участвовали моряки и в овладении контрреволюционной Ставкой в Могилеве. После ликвидации этого центра контрреволюции группа моряков была принята В. И. Лениным25.

Участие революционных моряков в вооруженной борьбе против контрреволюции явилось выполнением одной из главных задач, поставленных большевистской партией перед флотскими партийными организациями в период триумфального шествия Советской власти. Другая, не менее важная политическая задача заключалась в подавлении «невоенных форм» сопротивления буржуазии.

Рассчитывая на слабость экономической базы пролетарского государства, на неопытность трудящихся в управлении экономикой, свергнутые эксплуататорские классы избрали одним из средств антисоветской борьбы дезорганизацию политической и хозяйственной жизни страны путем саботажа старого чиновничества, значительной части административно-технического персонала промышленных предприятий — всех «бывших людей», не смирившихся с революцией и не отказавшихся от мечты о реставрации старых порядков. Особенно тяжелыми последствия саботажа были в продовольственном деле. В условиях разрухи народного хозяйства, эпидемий и общей усталости масс буржуазия поставила задачу задушить рабоче-крестьянское государство голодом, довести до полного развала продовольственное снабжение и тем самым парализовать нормальную жизнь, вызвать недовольство масс.

Центральный Комитет партии на заседании 8 ноября 1917 г. обсудил вопрос о принятии срочных мер по пресечению саботажа чиновников, мешавших новой рабоче-крестьянской власти практически осуществлять руководство государством. Рассмотрев положение с продовольствием, ЦК признал необходимым вынести этот вопрос на рассмотрение ВЦИК. Направляя работу всех партийных и общественных организаций на борьбу с саботажем, Центральный Комитет партии наряду с решительными мерами административно-карательного характера считал важным и необходимым широкую разъяснительную работу среди рядовых служащих26.

На борьбу с саботажем и в первую очередь для налаживания продовольственного дела партия направила лучшие силы из среды рабочих и матросов. «Разрешив вопрос о власти, — писал Джон Рид, — большевики обратились к задачам практического управления. Прежде всего надо было накормить город, страну и армию. Отряды матросов и красногвардейцев обыскивали торговые склады, железнодорожные вокзалы и даже баржи, стоявшие в каналах, открывая и отбирая тысячи пудов продовольствия, припрятанного частными спекулянтами... На юг и в Сибирь отправлялись хорошо вооруженные пятитысячные матросские отряды с поручением захватывать города, все еще находящиеся в руках белогвардейцев, устанавливать порядок и, главное, добывать продовольствие»27.

В начале ноября В. И. Ленин принял члена Военно-морского революционного комитета М. Петрова. «Из разговора с председателем Совета Народных Комиссаров, — записано в протоколе ВМРК, — тов. Петров выяснил, что старое Министерство продовольствия необходимо отстранить от ведения продовольствием, так как это учреждение на пользу народа работать не хочет...»28 18 ноября на заседании Совнаркома под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад наркома П.Е.Дыбенко о реквизиции запасов продовольствия на складах морского ведомства. Правительство поручило Дыбенко в случае необходимости обращаться за содействием к В. И. Ленину29.

Направленные по заданиям ЦК РСДРП (б), Петроградского ВРК, Центробалта отряды революционных моряков путем разъяснительной и организаторской работы, а где возникала необходимость — силой принуждения, помогали местным органам Советской власти сломить сопротивление саботажников.

Государству диктатуры пролетариата предстояло полностью взять в свои руки руководство политической и экономической жизнью страны. Опираясь на высокую политическую сознательность революционных моряков, их неразрывную связь с трудящимися массами города и деревни, Коммунистическая партия широко привлекала их к ликвидации старого государственного аппарата, слому буржуазной машины классового угнетения, к созданию нового аппарата управления рабоче-крестьянского государства. Активное участие моряков в решении этих задач являлось богатейшей школой революционной борьбы, подготавливало их к кардинальной ломке старой системы военной организации в военно-морском флоте.

При непосредственном участии передовых рабочих, солдат и матросов комплектовались первые советские наркоматы, налаживалась работа центральных и местных государственных учреждений. Балтийские матросы в ноябре — декабре 1917 г. привлекались партией для организации работы в Народных комиссариатах почт и телеграфа, внутренних дел, иностранных дел, путей сообщения, юстиции, финансов, в Госбанке, на транспорте и т.д.

В условиях острой классовой борьбы, когда свергнутые эксплуататорские классы стремились всеми способами сорвать триумфальное шествие Советской власти, важнейшей задачей являлось наведение твердого революционного порядка. В целях защиты завоеваний революции красногвардейцы, матросы и солдаты вели решительную борьбу по ликвидации контрреволюционных гнезд, подпольных офицерских организаций и других антисоветских центров. В Петрограде, Ревеле, Севастополе и других городах моряки участвовали в ликвидации подпольно-диверсионных, шпионских и террористических центров, складов оружия, в разоблачении и поимке вражеской агентуры, тесно связанной с иностранными посольствами и миссиями. По распоряжению Военно-морского революционного комитета матросы несли охрану Смольного, Зимнего дворца, Петропавловской крепости и других важных объектов столицы. Балтийцы были непосредственными исполнителями постановления СНК о роспуске Петроградской городской думы — одного из очагов антисоветской деятельности в столице.

Участвуя в раскрытии контрреволюционных заговоров и подавлении мятежей, революционные силы флота выступали как составное звено революционной армии восставшего народа — вооруженной опоры рабоче-крестьянского государства. Высоко оценивая революционную активность матросов, В. И. Ленин называл их «творческими, организующими революционными силами...»30  Их участие в борьбе за упрочение Советской власти носило массовый характер. По неполным данным, в ноябре 1917 г. — феврале 1918 г. из 130 тыс. человек личного состава военно-морского флота в борьбе с контрреволюцией участвовало 40 тыс. Наряду с моряками Балтийского флота в установлении и упрочении власти Советов на местах активное участие принимали революционные моряки Черноморского флота, Северной, Каспийской, Амурской, Сибирской флотилий. Они оказали братскую помощь трудящимся Ревеля, Архангельска, Астрахани, Новороссийска, Владивостока, Хабаровска, Казани, Пензы, Алатыря, Белгорода и многих других городов. В целом организационно-политическая и боевая деятельность моряков охватила около 150 районов и населенных пунктов страны31.

Высокий революционный порыв, глубокая убежденность в правоте коммунистических идей, непримиримость к классовым врагам пролетариата и беднейшего крестьянства, беззаветная смелость в боях с контрреволюцией, готовность отдать жизнь за власть Советов снискали революционным морякам авторитет и широкое признание трудящихся масс. «Кронштадт идет!» ...Эти слова значили то же самое, что значили в Париже 1792 г. слова «Марсельцы идут!». Ибо в Кронштадте было двадцать пять тысяч матросов, и все они были убежденные большевики, готовые идти на смерть»32.

Мобилизация революционных сил Балтийского флота на защиту завоеваний Октября была осуществлена благодаря Ленинскому курсу большевистской партии, ее повседневному политическому и военному руководству флотом, авангардной роли флотских коммунистов среди матросских масс. Революционные действия моряков на деле разоблачали капитулянтскую, антиленинскую позицию Зиновьева и Каменева, заявлявших накануне вооруженного восстания о том, что-де на поддержку флота «рассчитывать не приходится»33.

Высокий революционный потенциал флота определялся усилением ведущей роли рабочего класса и его авангарда в ходе революции, укреплением боевого союза моряков с пролетариатом. Вся деятельность матросских отрядов протекала совместно с Красной гвардией. На основе такого содружества неуклонно росла политическая активность и сознательность матросских масс, их непреклонная решимость бороться за идеалы коммунизма. Повседневное общение с рабочими, непосредственное взаимодействие с пролетарскими отрядами во многом определяли формы боевой организации революционных сил флота. Так же как в Красной гвардии, формирование матросских отрядов проводилось на добровольных началах: в состав их входили наиболее сознательные и преданные революции моряки. В комплектовании и подготовке отрядов ведущую роль играли демократические организации флота под руководством большевиков. Выдвижением командиров и комиссаров ведали судовые комитеты и партийные ячейки.

Укреплению пролетарской солидарности моряков с трудящимися массами оказывали ожесточенное сопротивленце партии эсеров и меньшевиков, сохранявшие известное влияние в некоторых судовых комитетах и Советах Военно-морских баз. Эсеро-меньшевистская пропаганда была направлена на то, чтобы «обуздать» революционный подъем на флоте. Эсеро-меньшевистские лидеры пытались сеять демобилизационные настроения среди матросов, уговаривали их заняться своими «внутренними и личными заботами», «не вмешиваться в политическую борьбу». Однако большевистские организации флота обеспечили выполнение заданий ЦК РСДРП (б) по активному вовлечению революционных моряков на борьбу с контрреволюционными мятежами. Проводя широкую разъяснительную работу на кораблях и в частях, большевики раскрывали смысл и значение новых задач, поставленных революцией, недопустимость самоуспокоенности и благодушия после победы Октябрьского вооруженного восстания, необходимость высокой революционной бдительности, дисциплины и организованности.

Благодаря авангардной роли коммунистов неуклонно преодолевались трудности в организации вооруженной борьбы с контрреволюцией, связанные со сложностью военно-политической обстановки, необходимостью срочного выполнения боевых задач без достаточного времени на их подготовку, недостатком опыта ведения боевых действий в непривычных «сухопутных» условиях, нехваткой опытных командиров, децентрализованным управлением отрядами в отдаленных районах страны. В боях за защиту социалистических завоеваний под руководством В. И. Ленина, Центрального Комитета партии выковывались преданные делу революции кадры нового, рабоче-крестьянского флота, закладывались его идейно-политические и организационные основы.

Примечания:

1 Ленин В.И.. Полн. собр. соч., т. 35, с. 65.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 264.

3 Перед бегством из Петрограда Керенский заверял американского посла в том, что он «в пять дней все уладит» и восстановит свернутую власть буржуазии (см.: Сейерс М., Кан А. Тайная война против Советской России. М., 1947, с. 14)

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 395

5 Ленин В. И. Полн. coбр. соч., т. 35, с 66.

6 См.: Военные организации российского пролетариата и опыт его вооруженной борьбы. 1903 — 1917, с. 328 — 329.

7 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1. М., 195C, с. 550, 552.

8 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5. М., 1974, с. 5.

9 См.: Ленин — вождь Октября, с. 232 — 233.

10 См.: Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 35, с 34 — 35.

11 О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. М„ 1963, с. 317.

12 Балтийские моряки в подготовке и проведении Великой Октябрьской социалистической революции, с. 314.

13 Военные моряки в борьбе за победу Октябрьской революции, с. 441.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35. с. 450.

15 См.: Аникеев В.В.. Деятельность ЦК РСДРП (б) — РКП (б) и 1917 — 1918 гг. М., 1974, с. 23, 30; Подготовка и Победа Октябрьской революции и Москве; Документы и материалы. М., 1957, с. 441.

16 Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир. М., 1937, с. 181-182.

17 См.: Владимир Ильич Ленин, Биографическая хроника, т. 5, с. 21.

18 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 50.

19 См.: Декреты Советской власти, т. I. М., 1957, с. 502.

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 22.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 31.

22 ЦГАОР, ф. 130, oп. 1, д. 74, л. 40-42.

23 Декреты Советской власти, т. I, с. 160.

24 См.: Хесин С. С. Матросы революция. М., 1958, с. 254 — 261.

25 См.: Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (С) — РКП (б) в 1917-1918 гг., с. 105.

26 См.: Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б) (август 1917 — февраль 1918), с. 146 — 147.

27 Рид Д, 10 дней, которые потрясли мир, с. 225.

28 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918). Л., 1968, с. 35.

29 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 70

30 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, с. 50.

31 См.: Хесин С С. Октябрьская революция и флот. с. 467; Измайлов Н. Ф. и Пухов А. С Центробалт. М., 1965, с. 168 — 169.

32 Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир, с. 75.

33 Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б) (август 1917 — февраль 1918), с. 98.

 

2. Разбить старую армию, распустить ее, заменить ее новою

Когда революционные силы флота активно включились в борьбу за упрочение Советской власти, среди командной верхушки морского министерства, в Адмиралтействе и штабах флотов царил дух открытой и скрытой вражды к новой власти, росла злобная ненависть к матросам, сбросившим узы повиновения и вступившим на широкую дорогу общественно-политической деятельности.

Офицерский корпус на флоте после Февральской революции фактически оставался таким же, каким был при царизме. Временное правительство не проводило никаких кардинальных изменений ни в органах руководства флотом, ни в офицерском составе. В течение 1917 г. было уволено всего 265 адмиралов и офицеров, скомпрометировавших себя как наиболее отъявленные монархисты. К концу 1917 г. в списках флота числилось 8370 адмиралов и офицеров1, лишь немногие из них, пользовавшиеся уважением матросов, готовы были с первых дней пролетарской революции честно служить народу. Для большинства же старого офицерского состава был характерен лишь показной демократизм в отношениях с матросами, демагогические призывы к «единению» матросов с офицерами и т. д. За этой тактикой заигрывания с бывшими «нижними чинами» скрывалась и боязнь революционного возмездия, и расчет на непрочность Советской власти. Отсюда проистекала и позиции открытого или скрытого саботажа рабоче-крестьянской власти.

Часть офицерства самоустранилась от повседневной жизни флота, со дня на день ожидая падения Советской власти и реставрации старых порядков. Наиболее реакционные круги проводили политику активного сопротивления революционным мероприятиям, стремясь сорвать выполнение боевых задач, дезорганизовать управление флотом, спровоцировать антисоветские выступления, оказывая этим прямую поддержку контрреволюционным заговорам и мятежам.

Благодаря революционному творчеству масс в ходе революции сфера деятельности реакционного офицерства, степень его участия в руководстве флотами были сильно ограничены. В процессе демократизации на многих кораблях и соединениях была введена выборность командного состава; наиболее реакционные офицеры, не пользовавшиеся доверием матросов, были отстранены от должностей; судовые и береговые комитеты взяли в свои руки контроль за деятельностью многих командных инстанции. С расширением функций комитетов и усилением в них влияния большевистской партии укреплялась демократическая система руководства внутренней жизнью флотов. Комитеты решительно вмешивались в распоряжения командного состава, вынуждая его проводить в жизнь требования матросов.

Однако до победы пролетарской революции процесс демократизации не мог быть завершен полностью. Только Советская власть, как постоянная государственная организация, подчеркивал В. И. Ленин, в состоянии разрушить подчинение войска буржуазному командованию и действительно осуществить вооружение  пролетариата и разоружение буржуазии, без чего невозможна победа социализма2.

Контрреволюционный саботаж старого военного аппарата после победы пролетарской революции всецело отражал классовые цели и интересы свергнутой буржуазии. Будучи частью старой государственной машины, военное и морское министерства явились опорой реакционных сил, стремившихся к реставрации буржуазной политической и военной организации. В ведении старых командных кадров оставались важные военно-оперативные функции. Наиболее крепкие позиции у старого офицерства сохранялись в центральном аппарате, где процесс демократизации проходил значительно медленнее — многие ключевые посты здесь находились в руках командной верхушки. Опыт Моонзундского сражения наглядно свидетельствовал, что командный состав флота реакционен, что «адмиралы способны предавать не хуже Корнилова»3.

В условиях продолжавшейся войны с кайзеровской Германией и вооруженных антисоветских выступлений внутренней реакции контрреволюционная деятельность старого военного аппарата представляла особую опасность для Советской республики: она подрывала обороноспособность страны и боеготовность революционных сил, создавала угрозу планомерному функционированию органов материально-технического обеспечения, боевого и специального обслуживания кораблей и частей. Находившиеся на военной службе адмиралы, офицеры, чиновники, сохранявшие по своему служебному положению доступ к различной военной документации, были источником разглашения важнейшей военной информации. К ним тянулись нити иностранных разведывательных органов; вокруг них объединялось контрреволюционное подполье. Коренная ломка старого военного аппарата и всей военной организации, унаследованной от буржуазно-помещичьего строя, становилась одной из насущных и необходимейших задач Советской республики.

В. И. Ленин всесторонне обосновал и развил марксистские положения о необходимости слома буржуазной угнетательской машины, сделанные основоположниками марксизма и подтверждение опытом всей революционной борьбы трудящихся масс. Первой заповедью всякой победоносной революции, подчеркивал он, основоположники марксизма считали необходимым разбить старую армию, распустить ее, заменить ее новой, постепенно вырабатывая новую армию, новую дисциплину, новую военную организацию нового класса4. Применительно к конкретным условиям борьбы за упрочение Советской власти после победы Октября В. И. Ленин показал, в чем заключается слом старой государственной и военной машины, какими мерами его осуществлять. Ленинские идеи лежали в основе практической деятельности большевистской партии, возглавлявшей огромную работу по коренному революционному преобразованию старой военной системы и созданию новой военной организации социалистического государства.

27 октября 1917 г. В. И. Ленин вызвал моряков — делегатов II Всероссийского съезда Советов и сообщил им о контрреволюционной деятельности Центрофлота5, вступившего в дни Октябрьского вооруженного восстания в контакт с контрреволюционным движением и ставшего его прямым пособником. «Мы заверили товарища Ленина, — писал делегат съезда матрос большевик И. И. Вахрамеев, — что приложим все силы, чтобы незамедлительно смыть это грязное пятно с революционной чести военных моряков»6. 27 октября по постановлению Военно-морского революционного комитета Центрофлот был распущен7. Этим было положено начало коренной ломке старого аппарата управления флотом.

Участие революционных моряков в сломе старого военного аппарата и создании основ нового военного управления было одним из ярких примеров революционного творчества масс. Огромную работу по овладению центральным аппаратом Морского министерства и обеспечению его функционирования в интересах поддержания боеспособности флота провел созданный по инициативе В. И. Ленина Военно-морской революционный комитет. Новый революционный орган установил непосредственную связь с Центральным Комитетом РСДРП (б), Советом Народных Комиссаров, ВРК при Петроградском Совете. Проводя в жизнь партийную линию, комитет взял под контроль все управления и отделы Морского министерства, возглавил борьбу против саботажа реакционного офицерства и чиновничества, принял решительные меры по установлению в министерстве революционного порядка — все приказы и распоряжения руководства, идущие вразрез с задачами революционной власти, аннулировались.

Важнейшее значение в жизни флота имело выступление В. И. Ленина на I Всероссийском съезде моряков 22 ноября 1917 г., на котором присутствовало 190 делегатов от всех флотов и флотилий. От имени партии и Советского правительства В. И. Ленин приветствовал «армию матросов, которая показала себя, как передовой борец за раскрепощение трудящихся классов»8.

В речи В. И. Ленина содержался глубокий анализ политической обстановке после победы Октября, были раскрыты наиболее актуальные вопросы войны и мира, национальных отношений, укрепления союза рабочего класса с трудящимся крестьянством.

Особое внимание В. И. Ленин уделил созданию советского государственного аппарата и развитию творческой инициативы масс в социалистическом строительстве. «Буржуазия и интеллигентские буржуазные круги населения, — говорил он, — всемерно саботируют народную власть. Трудящимся массам надеяться, кроме как на самих себя, ни на кого не приходится... На первых шагах могут встретиться трудности, может сказаться недостаточная подготовленность. Но нужно практически учиться управлять страной, учиться тому, что составляло раньше монополию буржуазии»9. Высоко оценив работу моряков по организации государственного и военного аппарата рабоче-крестьянской власти, В. И. Ленин сказал: «этом отношении во флоте все видим блестящий образец творческих возможностей трудящихся масс, в этом отношении флот показал себя, как передовой отряд»10.

Следуя ленинским указаниям, I Всероссийский съезд моряков уделил главное внимание вопросам коренной реорганизации управлении флотом. Основные направлении этой работы были разработаны при непосредственном участии В. И. Ленина. При подготовке съезда флотские большевики обсуждали с ним важнейшие вопросы организационной перестройки, обеспечивавшие решительный слом старого аппарата. Все основные вопросы, поставленные на съезде, были согласованы с Владимиром Ильичом, поэтому мы вправе считать, отмечал С. П. Варанов, что «первая структура управления флотом была разработана при непосредственном участии и по указаниям В. И. Ленина»11.

С докладом о деятельности центральных органов флота и создании новой структуры управления на съезде выступил нарком П. К. Дыбенко, который подвел итоги проделанной работы и наметил пути реализации ленинских указаний.

В соответствии с общими принципами строительств советского государственного аппарата по решению Совета Народных Комиссаров для управлении Морским министерством создавалась Верховная морская коллегии, с образованием которой деятельность Военно-Морского революционного комитета прекратилась. Из его состава выдвигались комиссары в управления и учреждении Морского министерства — в Морской генеральный штаб, главное управление личного состава, главное управление кораблестроения, хозяйственное, гидрографическое и другие управления. Избранные комиссарами матросы большевики Д. Н. Марулин, В. П. Евдокимов, В. П. Понкайтис, Л. С. Штарев, Ф. С. Аверичкин, В. М. Марусев, В. Ф. Полухин установили полный контроль за оперативной и хозяйственной деятельностью всего аппарата министерства; без их подписи ни одно распоряжение не было действительным. Во всех центральных учреждениях была проведена чистка личного состава, устранена старая командная верхушка, сломлен саботаж чиновников. Реакционные офицеры, не признавшие Советской власти, были смещены со своих постов и уволены, явные враги арестованы.

Большое внимание уделил съезд вопросам коренной реорганизации высших законодательных и исполнительных органов старого флота, прежде всего Адмиралтействсовета, который подготавливал проекты всех основных законов и постановлении по флоту, рассматривал главные вопросы военно-морского строительства — судостроительные программы, финансовые сметы, планы комплектования и подготовки личного состава, заказы и контракты на поставку оружии и т. д. В деятельности этого высшего морского законодательного учреждения, существовавшего с 1827 г., как и во всех звеньях государственного аппарата, наиболее ярко проявился процесс сращивании военного аппарата с монополистическим капиталом. В его состав входили высшие сановники и адмиралы, тесно связанные с правительственной верхушкой и крупнейшими монополиями, финансовыми и промышленными магнатами России.

Съезд принял решение об упразднении Адмиралтействсовета и замене его новым демократическим органом — Законодательным советом Морского ведомства. В его состав были избраны 20 человек, образовавшие Морскую секцию ВЦИК.

Решения I Всероссийского съезда военных моряков были законодательно оформлены декретами Совета Народных Комиссаров. 23 ноября 1917 г. на заседании СНК под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад об упразднении Адмиралтейств-совета. В тот же день В. И. Ленин подписал декрет, согласно которому все «права Адмиралтейств-совета, как верховного органа по делам флота и Морского ведомства, переходят к Морской секции Центрального Исполнительного Комитета...»12

Проект Положения о Морском законодательном совете рассматривался также на заседаниях СНК под председательством В. И. Ленина. После детального рассмотрения и доработки проекта специально назначенной комиссией это Положение 10 января 1918 г. было отредактировано и утверждено В. И. Лениным13. В нем указывалось, что Законодательный совет является высшим законодательным учреждением Морского ведомства, которое работает совместно с Верховной морской коллегией. После рассмотрения в Законодательном совете вопросы государственной важности передаются на утверждение в СНК или ВЦИК.

Приказом по флоту все постановления Адмиралтейств-совета объявлялись недействительными. Наряду с упразднением Адмиралтейств-совета был ликвидирован походный штаб морского министра и учрежден штаб Верховной морской коллегии (переименованный затем в Управление делами коллегии)14.

Важнейшим мероприятием в процессе слома старого государственного аппарата являлась ликвидация таких органов насилия, как суды и трибуналы. Во исполнение «Декрета о суде», принятого Советом Народных Комиссаров 22 ноября 1917 г., приказом по флоту от 2 декабря упразднялись все военно-морские суды, прекращались текущие судебные дела, судебные чиновники освобождались от своих обязанностей. В составе центрального аппарата Морского ведомства ликвидировалось главное судебное управление. Высшим революционным следственным органом на флоте стала Верховная морская следственная комиссия, избранная на I Всероссийском съезде военного флота. Содержание ее работы, права и функции определялись утвержденным В. И. Лениным Положением о Верховно-морской следственной комиссии15.

Наряду с карательными органами одним из важных орудий классового угнетения трудящихся выступала церковь и духовенство. «Все и всякие угнетающие классы, — писал В. И. Ленин, — нуждаются для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа»16. Поэтому разрушение старых устоев духовного закабаления народных масс составляло первоочередную задачу пролетарской революции.

31 января 1918 г. приказом по флоту был объявлен ленинский декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», которым устанавливалось, что церковь отделяется от государства, школа — от церкви17. В соответствии с этим на флоте ликвидировался институт военных и гражданских священнослужителей, представители духовенства списывались с кораблей, отменялись обязательные богослужения, церковные обряды и т. д. Этот социальный акт пролетарской революции сыграл огромную роль в духовном раскрепощении матросов, в освобождении их от религиозного гнета.

Важнейшее значение в осуществлении полной демократизации армии и флота имели такие законодательные акты Советского правительства, как ленинские декреты «Об уравнении всех военнослужащих в правах» и «О выборном начале и об организации власти в армии»18.

Декретом «Об уравнении всех военнослужащих в правах» упразднялись титулы, чины и звания, отменялись все привилегии, которыми прежде пользовались выходцы из господствующих классов. Армия, говорилось в декрете, «отныне состоит из свободных и равных друг другу граждан, носящих почетное звание солдат революционной армии» Декретом «О выборном начале и об организации власти в армии» законодательно закреплялось подчинение армии Совету Народных Комиссаров. Вся полнота власти в пределах каждой войсковой части принадлежала солдатским комитетам; вводилась выборность командного состава и всех должностных лиц, благодаря чему обеспечивалось привлечение на командные должности преданных делу революции и авторитетных в солдатской массе военнослужащих19.

В соответствии с новыми принципами демократизации армии были проведены коренные преобразования в организации и управлении в войсках и на флотах.

По постановлению II Всероссийского съезда Советов в частях и соединениях были смещены все комиссары бывшего Временного правительства; функции контроля за деятельностью флотских органов управления и командиров повсеместно стали выполнять судовые и береговые революционные комитеты, на которые Советская власть возложила ответственность за сохранение революционного порядка и боеспособности.

Приказом по флоту от 6 декабря 1917 г. закреплялись результаты демократических преобразований на флотах и вводилась новая система управления ими. Должности командующих флотами и их штабы упразднялись; управление флотами переходило в ведение Центральных комитетов морей (флотов)20.

Дальнейшим развитием демократических основ организации флота явилась разработка Положения о демократизации флота, которое охватывало широкий круг вопросов. Проект Положения широко обсуждался на флотах, встречая полную поддержку моряков. 30 декабря 1917 г. Положение было утверждено Законодательным советом флота. В нем нашли отражение принципиальные положения о равенстве всех военнослужащих флота, упразднении чинов и званий, выборности командиров, предоставления каждому моряку права вступать в политические, профсоюзные организации, общества, союзы и т. д.

В Положении подтверждалось, что общее руководство жизнью и деятельностью каждого флота сосредоточивалось в Центральном комитете моря, во главе которого был поставлен военный отдел. В нем предусматривалось, что выборы командиров кораблей и их помощников должны производиться всем экипажем корабля; начальники дивизионов избирались дивизионным комитетом совместно с командирами кораблей. Руководство боевой и повседневной деятельностью кораблей и соединений со стороны командного состава осуществлялось совместно с судовыми комитетами.

Центральный Комитет РСДРП (б), В. И. Ленин внимательно следили за соответствием новых организационных основ флота линии партии, требовали четкости и точности при определении всех основных вопросов военного строительства. С самых первых шагов советской военной организации партия уделяла особое внимание централизации управления, безусловному подчинению нижестоящих военных органов центральной общегосударственной власти. Этот важный вопрос не нашел должного отражения в Положении о демократизации флота. В примечании к статье 51 Положения указывалось, что «все распоряжения центральных органов, как морского ведомства, так и общегосударственных, а также и постановления каких бы то ни было комитетов, объявляемые во всеобщее сведение, подлежат исполнению во флоте или флотилии только в случае подтверждения их Центральным комитетом моря»21. Из этой формулировки вытекало, что даже распоряжения Совета Народных Комиссаров подлежали выполнению в зависимости от усмотрения руководства флотского органа. Принципиальная неправильность подобной трактовки не прошла мимо внимания В. И. Ленина. 15 января 1918 г. этот вопрос был вынесен на рассмотрение Совнаркома. Правительство приняло подготовленное В. И. Лениным постановление, в котором отмечалась неправильность 51-й статьи Положения. Законодательному совету флота было поручено пересмотреть редакцию этой статьи22.

Последовательная программа большевистской партии по слому буржуазной военной машины, полная демократизация флота, ликвидация старой системы управления, создание новых революционных органов встречали неприкрытое недовольство всех тех, кто прежде стоял у руля флотского руководства. «Незаменимые» организаторы, каковыми они себя считали, главную беду видели в том, что матросы, став во главе флота, будут решать дела, «руководствуясь, главным образом, политическими соображениями и во имя народовластия, хотя бы дела эти были чисто военно-технического характера...»23. История показала, что именно классовый, политический подход в интересах подлинного народовластия являлся залогом успешного решения всех военных задач, стоявших перед Советским государством.

Однако новая система управления флотом встречала сочувствие среди тех офицеров, которые стремились честно служить народу и были готовы сотрудничать с Советской властью. Пользовавшийся доверием матросов капитан 1 ранга А. А. Ружек в открытом письме офицерам Балтийского флота предлагал честно признать, что недоверие матросов к офицерам не случайно — оно является «результатом бывших условий нашей общественной и государственной жизни». Матросы отнюдь не за развал флота, они понимают необходимость твердой организации, но доверием масс, отмечал Ружек, «облекаются в настоящий момент только учреждения коллегиальные при непременном условии участия в них матросов»24.

С первых дней Октября большевистская партия начала привлекать к делу военного строительства лучших специалистов старого флота, пользовавшихся доверием и авторитетом матросских масс. В их числе был начальник бригады крейсеров Балтфлота капитан 1 ранга М. В. Иванов. 29 октября В. И. Ленин направил ему телеграмму с просьбой прибыть из Гельсингфорса в Петроград, а 1 ноября принял его в Смольном. Через несколько дней В. И. Лениным было подписано постановление о назначения М. В. Иванова товарищем морского министра25. К работе нового аппарата была привлечены капитан 1 ранга Е. А. Беренс и контр-адмирал В. М. Альтфатер. Капитан 1 ранга А. А. Ружек был назначен начальником военного отдела Центробалта, а затем с мандатом В. И. Ленина выехал в Гельсингфорс в качестве генерального консула26.

Одной из ответственных задач новых органов военного управления являлось проведение демобилизации солдат и матросов. Важнейшей особенностью демобилизации на флоте являлся ее организованный характер.

Частичная демобилизация на флоте началась после заключения перемирия с кайзеровской Германией в начале декабря 1917 г. Увольнению подлежали моряки старших возрастов, причем желающим предоставлялось право оставаться в рядах флота до конца общей демобилизации. В конце января 1918 г. был опубликован приказ о порядке проведения демобилизации на Балтийском флоте, в котором подчеркивалось, что «произвести немедленную полную демобилизацию всего Балтийского флота не представляется возможным без значительного ущерба для огромного народного имущества, находящегося в ведении флота, — имущества, представляющего ценность не только для военного времени, но и для мирных потребностей трудового народа27. Поэтому увольнение воинских чинов флота предлагалось провести в четыре этапа в течение февраля — марта 1918 года.

Благодаря большой организаторской и идейно-политической работе большевиков, их высокой политической активности при проведении демобилизации случаи самовольного ухода матросов с кораблей и оставления боевой техники и оружия были сравнительно редкими. Этим обеспечивалась боеспособность флота и выполнение им задач по борьбе с контрреволюцией.

Как наиболее стойкие и преданные революции пролетарские элементы, матросы наряду с красногвардейцами цементировали ряды нарождавшейся новой армии из рабочих и крестьян.

«В связи с образованием отрядов социалистической армии и предстоящей скорой отправкой их на фронт, — писал нарком по военным долам Н. И. Подвойский в Верховную морскую коллегию, — необходимо в каждый формируемый эшелон добровольцев... в целях спайки их нарядить по взводу товарищей моряков. Народный комиссариат по военным делам надеется, что товарищи матросы выделят из своей среды наиболее соответствующих революционных моряков»28. Влившись в состав добровольческих отрядов, тысячи моряков стали вскоре бойцами новой, социалистической Красной Армии.

Подводя итоги огромной работы большевистской партии но коренному революционному преобразованию старой военной машины. В. И. Ленин на III Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г. заключал, что «старая армия, армия казарменной муштровки, пытки над солдатами, отошла в прошлое. Она отдана на слом, и от нее не осталось камня на камне29.

Слом старой армии и флота означал революционное изменение классового назначения военного аппарата управления, переход этого важного механизма буржуазной государственной машины в руки революционных сил, кардинальное изменение той социальной среды и служебных отношений, которые прежде господствовали в армии и на флоте. Бывшие «нижние чины», лишенные всех гражданских прав, подвергавшиеся прежде расправам и истязаниям, оскорблениям и репрессиям, становились полноправными гражданами; на смену казарменной муштре, превращавшей матроса в бессловесный автомат, создавалась принципиально иная социальная атмосфера, основанная на равенстве всех граждан рабоче-крестьянского государства.

Революционное обновление бывшего оплота буржуазной власти явилось важнейшим политическим актом пролетарской революции и упрочения Советской власти. Вырвав вооруженные силы из-под власти эксплуататорских классов в лице командной верхушки и реакционного офицерства, овладев управлением армией и флотом в центре и на местах, пролетариат лишил свергнутые классы их основного орудия в борьбе за реставрацию старых порядков. Полная демократизация армии и флота, их революционное переустройство стали важным этапом советского военного строительства, подготовив условия для создания новой военной организации социалистического государства.

Примечания:

1 Центральный государственный архив Военно-Морского Флота (ЦГА ВМФ), ф. р-5, oп. 1, д. 82, л. 22

2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 500 — 501.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34 с,. 404

4 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 295.

5 Центрофлот — выборная организация, созданная по инициативе меньшевиков и эсеров на 1 Всероссийском съезде Советов. Еще накануне Октябрьского вооруженного восстания революционные моряки выступали против соглашательского большинства Центрофлота, которое стояло на позициях поддержки Временного правительства и содействовало его антинародной политике.

6 Вахрамеев И. И. Во имя революции. М., 1957, с. 21.

7 См.: Балтийские моряки в подготовке в проведении Великой Октябрьской социалистической революции, с. 294.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 112.

9 Там же, с. 113, 114.

10 Там же, с. 114.

11 Баранов С. Н. Ветер с Балтики, М., 1967 г. с. 182

12 Декреты Советской власти, т. I. с. 130 — 131.

13 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 211.

14 См.: Систематический сборник постановлений, изданных по Народному комиссариату по морским делам с 25 октября 1917 г. по 31 декабря 1918 г. [далее — Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.)]. М., 1919, с. 9.

15 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 573 — 576.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 237.

17 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 373 — 374.

18 Декреты Советской власти, т. I, с. 2-13.

19 См. там же. с. 244.

20 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 259.

21 Собрание узаконений и распоряжении рабочего и крестьянского правительства РСФСР, 1918, № 217, с. 228 — 234.

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 386.

23 Балтийское моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 53.

24 Там же, с. 56.

25 См.: Декреты Советском власти, т. I, с. 581.

26 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 351. 352, 368, 377. 381.

27 Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 231

28 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 72 — 73.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 269

 

3. Ленинские декреты об организации РККА и РККФ

Готовя пролетариат и его классовых союзников к завоеванию политической власти, Коммунистическая партия предвидела, что рабоче-крестьянскому государству будет противостоять не только российская, по и международная буржуазия. Еще в дооктябрьский период В. И. Ленин указывал, что победа социализма в одной, отдельно взятой стране вызовет «прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социалистического государства»1. Первые месяцы существования Советской республики подтвердили, насколько велика опасность со стороны агрессивных сил международного империализма. Державы Антанты не только не отвечали на неоднократные предложения Советского правительства о прекращении войны и заключении справедливого, демократического мира, но и поставили своей главной задачей свержение «большевистского режима» любыми средствами. На западных границах Советской России в полной боевой готовности стояла миллионная армия кайзеровской Германии. Общность политических целей — подавление пролетарской революции в России, реставрация в ней эксплуататорского строя, устранение власти Советов как факела освободительного движения для трудящихся всех стран и континентов — объединяла силы внешней и внутренней контрреволюции в единый антисоветский, антикоммунистический блок.

Возрастание угрозы империалистической агрессии, враждебность капиталистического окружения, обладавшего мощным военно-экономическим потенциалом, многомиллионными армиями и крупными военными флотами, выдвигали перед Коммунистической партией и Советским государством все более сложные задачи вооруженной защиты социалистического государства. Если для борьбы против очагов внутренней контрреволюции можно было опираться на Красную гвардию, отряды революционных моряков и солдат старой армии, то для отпора регулярным вооруженным силам империалистических держав требовалось создать такую военную организацию, которая была бы способна надежно отстоять завоевания Октября.

В первые месяцы после победы Октября наряду со сломом старой военной машины и организацией военной защиты страны от сил внутренней контрреволюции шла напряженная теоретическая разработка кардинальных проблем советского военного строительства, определение основных путей его развития. Не отказываясь в принципе от идеи отмены постоянной армии, Коммунистическая партия на основе глубокого анализа конкретной обстановки, в которой проходило становление Советского государства, творчески развивала взгляды основоположников марксизма. Вопрос о конкретных путях создания новой военной организации с особой остротой встал во второй половине декабря 1917 г., когда резко усилился процесс разложения старой армии, которая не могла обеспечить удержания фронта в случае наступления немецких войск на западных границах страны. При активном участии рабочих, солдат и матросов Центральным Комитетом партии, Советом Народных Комиссаров, Военной организацией при ЦК были определены основные организационные формы строительства вооруженных сил социалистического государства2.

В Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой ВЦИК 3 января 1918 г., законодательно оформлялась организация новых вооруженных сил, новый классовый принцип их формирования — только из представителей трудящихся. «...В интересах обеспечения всей полноты власти за трудящимися массами и устранении всякой возможности восстановления власти эксплуататоров, — говорилось в Декларации, — декретируется вооружение трудящихся, образование социалистической Красной Армии рабочих и крестьян и полное разоружение имущих классов»3.

15 января 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина был принят декрет об образовании Рабоче-крестьянской Красной Армии. Этим было положено начало планомерному строительству новых вооруженных сил, социально-политическая сущность которых всецело определялась природой социалистического строя. Если в дореволюционной России, как и в других капиталистических государствах, вооруженные силы были «орудием угнетения в руках класса эксплуататоров», то с рождением Советских Вооруженных Сил впервые возникла военная организация, единственной целью и предназначением которой являлась защита справедливых интересов трудового народа. Армия и флот Советской страны с самого начала их боевого пути стали орудием борьбы за интересы трудящихся. Военная организация нового типа строилась на принципиально иной основе, чем армия буржуазных государств: новая армия являлась воплощением неразрывной связи с народом, нерушимого союза рабочих и трудящихся крестьян, дружбы народов, равноправия национальностей, братской интернациональной солидарности с трудящимися всех стран. Вооруженные силы социалистического государства создавались по классовому принципу: в их ряды могли вступать только рабочие и трудящиеся крестьяне, готовые отдать жизнь во имя защиты Советской власти и завоеваний Великого Октября.

В основе практической деятельности Коммунистической партии и Советского правительства по созданию военной организации пролетарского государства лежало ленинское учение о защите социалистического Отечества. Опираясь на идейно-теоретическое наследие Маркса и Энгельса, на научное обобщение опыта революционного движения и воли эпохи империализма, В. И. Ленин обосновал историческую необходимость военной защиты социалистической революции, определил назначение Советских Вооруженных Сил, их идейно-политические, военно-теоретические и организационные основы, научные принципы строительства армии и флота, воспитания и обучения личного состава.

На основе марксистского диалектического метода и его применения к анализу общественных явлений В. И. Ленин раскрыл источники военного могущества социалистического государства, показал зависимость хода и исхода войн как от материальных, так и от духовных факторов. Опыт войн свидетельствовал, что без «инициативного, сознательного солдата и матроса невозможен успех в современной войне»4. Высокий моральный дух народа и армии, обусловленный справедливыми, освободительными целями войны, удесятерял силы борющихся масс, обеспечивая их неизмеримое превосходство над армиями, ведущими агрессивную, захватническую воину.

Основой основ советского военного строительства являлся ленинский принцип руководящей и направляющей роли Коммунистической партии в армии и на флоте. Являясь знаменосцем революционной теории и практики, ленинская партия олицетворяла авангардную роль рабочего класса в революционном преобразовании общества, наиболее полно и последовательно выражала коренные интересы всех трудящихся. На партию, как наиболее организованный и сознательный авангард пролетариата, указывал В. И. Ленин, возлагается «руководство его борьбой за победу рабоче-крестьянской Советской власти»5.

С самого начала создания Советских Вооруженных Сил Коммунистическая партия являлась их организатором в вдохновителем; вся деятельность Красной Армии и Флота осуществлялась «на точном основании общих директив, даваемых партией в лице ее Центрального Комитета и под его непосредственным контролем»6.  Возрастание масштабов и сложности задач по защите социалистического Отечества требовало все более высокого уровня политического и военного руководства, повышения руководящей роли партии, расширения ее влияния на все стороны жизни армии и флота.

Без политического подхода, без определения политического содержания, учил В. И. Ленин, нельзя по-научному управлять ни одной областью общественной деятельности людей. Коммунистическая партия как вождь трудящихся масс охватывала политическим руководством все сферы жизни советского общества, вырабатывала единую политическую линию его развития, обеспечивала претворение ее в практику социалистического строительства. Политика партии пронизывала и объединяла усилия всех государственных органов и общественных организации, направляла деятельность народа на решение социально-политических, экономических и оборонных задач.

Сосредоточение политической власти и командных экономических высот в руках пролетариата являлось основой мобилизации всех сил трудового народа на разгром внутренней и внешней контрреволюции. Руководство Коммунистической партии обеспечивало органическое единство общегосударственного и военного строительства, неразрывную связь армии и народа, фронта и тыла.

Агрессия империалистических сил в годы гражданской войны заставила Коммунистическую партию и Советское государство перевести «максимум своей работы, своих усилии и забот на непосредственные задачи войны...»7  Укрепление обороноспособности страны, организация ее вооруженной защиты заняли первостепенное место в деятельности партии, которая стала подлинно воюющим, сражающимся авангардом пролетариата, всего трудового народа. Центральный Комитет партии во главе с В. И. Лениным стал главным военно-политическим штатом рабоче-крестьянского государства, тем органом военно-политического руководства, где решались важнейшие вопросы обороны страны, мобилизации людских и материальных ресурсов, ведения вооруженной борьбы, подготовки стратегических резервов, укрепления боеспособности всех видов Вооруженных Сил. «Вопросы, связанные с обороной, — говорилось в одном из отчетов ЦК, — обсуждались в первую очередь и принятые решения немедленно проводились в жизнь»8. Подчеркивая руководящее место Центрального Комитета в осуществлении политики партии, В. И. Ленин говорил: «Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии»9.

Работая как коллективный орган партийного руководства, Центральный Комитет партии обеспечивал проведение твердой классовой линии в борьбе за защиту завоеваний социалистической революции, координировал и направлял деятельность всех звеньев государственного аппарата. «...Авторитет партии, — говорил В. И. Ленин, — объединял все ведомства и учреждения...»10 Принятые партией и ее ЦК решения проводились в жизнь Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом, Советом Народных Комиссаров, Советом Рабоче-Крестьянской Обороны, наркоматами, центральными военными органами.

На основе генеральной линии партии Совет Народных Комиссаров — первое в мире рабоче-крестьянское правительство, неразрывно связанное с массовыми организациями рабочих, работниц, матросов, солдат, крестьян и служащих, — осуществлял государственное управление всеми сторонами жизни страны, являлся верховным руководящим органом армии и флота. В декретах, постановлениях и решениях Совета Народных Комиссаров находила выражение политика партии как руководящей силы советского общества. Характеризуя сущность декретов Советской власти и их значение в деле социалистического строительства, Центральный Комитет партии подчеркивал, что они «проводят в жизнь программные вопросы нашей партии»11.

В своей Военно-организаторской деятельности Центральный Комитет партии и Советское правительство руководствовались ленинскими указаниями о том, что во время войны необходимо «всю работу всех учреждений приспособить к войне и перестроить по-военному...»12. Решению этой задачи отвечало перераспределение партийных сил, которые направлялись на самые ответственные участки борьбы с империалистической агрессией, повышение авангардной роли коммунистов в бою и труде. В годы гражданской войны около половины всего состава партии находилось в рядах армии и флота. Готовность каждого коммуниста защищать завоевания Октября вытекала из самого существа Коммунистической партии как боевого союза единомышленников, объединившихся для революционного преобразования общества.

Важнейшим средством проведения военной политики партии, повышения боеспособности Вооруженных сил и коммунистического воспитания личного состава стала партийно-политическая работа в армии и на флоте. В. И. Ленин подчеркивал, что там, где наиболее заботливо проводится партполитработа, «там нет расхлябанности в армии, там лучше ее строй и ее дух, там больше побед»13. Идеологическая и организационно-партийная деятельность партии в Вооруженных Силах с самого начала их боевого пути велась с классовых позиции, в духе коммунистической идейности, в теснейшей связи с жизнью, с практикой военного строительства и задачами, стоящими перед армией и флотом на каждом из этапов их развития. Залогом высокой эффективности и действенности партийно-политической работы являлось обеспечение ведущей роли коммунистов, опора на широкие массы воинов, сплочение их вокруг авангарда пролетариата, целеустремленность, конкретность, непрерывность и оперативность идеологической и организационной деятельности политорганов и партийных организаций.

Партийные организации учили всех коммунистов при решении конкретных задач армейской и флотской службы видеть их политическую, классовую сторону, правильно оценивать явления, крепить порядок, организованность и дисциплину, повышать боеспособность кораблей и частей, использовать каждую возможность для усиления идейного влияния на личный состав. Партийно-политическая работа формировала новый тип воина — идейно убежденного защитника социалистического Отечества, пламенного патриота и интернационалиста. Идейная закалка воинов, рост политической сознательности определяли качественные перемены в их практической деятельности, умножали силы в борьбе за идеалы коммунизма.

Партийное руководство Вооруженными Силами охватывало все направления и области военного строительства. Создавая и укрепляя военную организацию социалистического государства, партия исходила из того, что как в политической, так и в вооруженной борьбе победа достигается правильным сочетанием и умелым применением различных средств и способов борьбы. Для надежного обеспечения военных успехов необходимы совместные усилия всех родов войск. «Владея всеми средствами борьбы, — подчеркивал В. И. Ленин, — мы побеждаем наверняка...»14

Одновременно с принятием декрета о создании РККА началась разработка декрета о военно-морском флоте, к которой были привлечены представители Морской секции ВЦИК, Верховной морской коллегии и Центробалта. В основу нового декрета были положены все принципиальные положения, выработанные в процессе законодательного оформления РККА. В середине января 1918 г. В. И. Ленин принял представителя Морского законодательного совета и беседовал с ним о состоянии флота. 21 января на заседании совета был заслушан доклад В. Ф. Полухина о беседе с В. И. Лениным15.

29 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал доклад П. Е. Дыбенко «О переводе морского военного флота на добровольческие начала» и обсудил проект декрета о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота16. После обсуждения доклада было принято решение: «Перевести флот на рекомендательную добровольческую систему. Признать проект положения, оглашенный Дыбенко, за основу. Поручить комиссии из представителей комиссариатов финансов, труда и морского обсудить проект с финансовой точки зрения и представить свое заключение в СНК в часовой срок. Редактирование декрета поручить Военно-морскому законодательному совету, т. Луначарскому и Прошьяну»17.

Принципиальные изменения в проекте декрета, по свидетельству участника заседания А. И. Кабанова, были внесены по предложению В. И. Ленина. Они касались наиболее важных социально-политических основ строительства нового флота. Во-первых, в проекте Дыбенко говорилось о создании «добровольческого Красного флота»; вместо этой формулировки в окончательный текст декрета было внесено, что организуется «Социалистический Рабоче-Крестьянский Красный Флот». Этим ясно определялся классовый характер нового флота. Во-вторых, в предложенном Дыбенко проекте говорилось лишь о переводе флота на «добровольческие начала». В постановлении же СНК указывалось о переводе флота на «рекомендательную добровольческую систему», а в окончательном тексте декрета конкретизировалось, что флот организуется «на началах рекомендации кандидатов партийными, профессиональными и другими массовыми демократическими организациями». Это принципиальное добавление было исключительно важно для порядка комплектования РККФ, для того чтобы оградить социалистический флот от проникновения классово чуждых элементов.

После внесения поправок и дополнений декрет об организации Рабоче-Крестьянского Красного Флота (на том же заседании 29 января) был утвержден Советом Народных Комиссаров, а 31 января подписан В. И. Лениным18.

С созданием социалистического флота декретировался окончательный роспуск старого флота. «Флот, существующий на основании всеобщей воинской повинности царских законов, — гласил декрет, — объявляется распущенным...» 19

Важные организационные положения содержались в утвержденных вместе с декретом Положении о службе военных моряков в Социалистическом Рабоче-Крестьянском Красном Флоте, «Договоре при поступлении в Социалистический Рабоче-Крестьянский Военный Флот Российской Советской Республики» и других документах, принятых на заседании СНК 29 января. В них были регламентированы особенности военной службы по добровольческому принципу20.

С принятием декрета о создании РККФ законодательно закреплялась организационная структура флота. Старое морское министерство окончательно ликвидировалось; военно-морское управление возглавлял Народный комиссариат по морским делам. Верховная морская коллегия преобразовывалась в коллегию Морского комиссариата. Упразднялась должность управляющего министерством и его аппарат; вместо него учреждался секретариат коллегии. В состав центральных органов управления входили Морской генеральный штаб, Главное гидрографическое управление и др. В целях централизации руководства с образованием коллегии Морского комиссариата Морской законодательный совет был упразднен; по постановлению СНК от 20 апреля 1918 г. его права были переданы коллегии21.

Коллегия наркомата была утверждена правительством в составе П. Е. Дыбенко, И. И. Вахрамеева, Ф. Ф. Раскольникова, С. Е. Сакса; в апреле в состав коллегии был введен В. М. Альтфатер.

Вся деятельность РККФ и органов его управления проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина, Центрального Комитета партии и Советского правительства, в неразрывной связи с решением проблем укрепления Вооруженных сил, на основе единых принципов советского военного строительства. Только в 1918 г. Совет Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным рассмотрел около 70 вопросов по строительству и боевому использованию военно-морских сил, в том числе: стратегическую обстановку на морских театрах и приморских направлениях, мероприятия по организационному укреплению и техническому обеспечению флота, сметные ассигнования по всему перечню государственных расходов на флот; важное место занимали вопросы назначения руководящих командных и политических кадров РККФ, распределения материальных ресурсов, организации центрального и местного аппарата, улучшения деятельности морских заводов и многие другие.

В обсуждении и решении вопросов строительства и боевого использования флота принимали активное участие Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский, И. В. Сталин, А.В. Луначарский, Н. И. Подвойский, В. А. Антонов-Овсеенко, Л. Б. Красин, Г. В. Чичерин, В. К. Невский, В. Н. Подбельский, Э. М. Склянский, В. В. Воровский, В. П. Ногин, Н. В. Крыленко, И. А. Семашко, А. Д. Цюрупа и другое видные деятели партии и правительства.

Военно-морские силы Советской республики к январю 1918 г. состояли из Балтийского и Черноморского флотов, флотилий: Северного Ледовитого океана, Каспийской, Амурской и Сибирской. Первые организационные мероприятия, относившиеся к порядку подчинения флотов, были проведены на основе декрета СНК, подписанного В. И. Лениным 15 января 1918 г. В соответствии с ним Балтийский и Черноморский флоты передавались из подчинения Северному и Румынскому фронтам в непосредственное подчинение Морской коллегии. Руководство оперативной деятельностью флотов было возложено на Морской генеральный штаб, действовавший на основе указаний верховного главнокомандующего22.  На Балтике в подчинение флота передавалась Кронштадтская крепость, приморский фронт Свеаборгской крепости, тыловая морская позиция Финского залива; на Черноморском флоте — Севастопольская крепость и приморские батареи Черноморского побережья, находившиеся ранее в подчинении военного ведомства. Согласно этому же декрету расформировывались военно-морские управления штабов Северного и Румынского фронтов с передачей их личного состава в распоряжение морского командования. Для организации взаимодействия сухопутных и морских сил учреждались специальные должности для связи армии с флотом23.

В состав флотов и флотилий входило более 500 кораблей основных классов: на Балтике — 8 линкоров, 10 крейсеров, 63 эскадренных миноносца и миноносца, 28 подводных лодок; на Черном море — 9 линкоров, 3 крейсера, 26 миноносцев, 13 подводных лодок и др. Помимо боевых кораблей в РККФ состояло большое количество вспомогательных судов (транспорты, ледоколы, плавбазы, гидрографические, лоцманские, госпитальные, аварийно-спасательные суда и др.). С первых дней Октября силы внутренней контрреволюции и империалистические круги обеих воюющих группировок — Антанты и Тройственного союза во главе с Германией — стремились любыми путями воспрепятствовать переходу кораблей бывшего российского флота под советский флаг, ослабить материальную основу морской обороны Советской республики. Некоторые корабли (в том числе крейсер «Варяг») были незаконно захвачены бывшими союзниками России в иностранных портах. Одним из «легальных» путей приобретения кораблей советского флота служили торговые сделки, заключенные еще в дооктябрьский период между представителями иностранных фирм и руководством бывшего морского министерства и некоторыми русскими компаниями.

Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина в ноябре 1917 г. заслушал доклад П. Е. Дыбенко о передаче бывшим морским ведомством русских торговых судов английскому адмиралтейству и принял решение о назначении следственной комиссии для расследования этого дела. Заслушав результаты расследования, правительство приняло решение ни под каким видом не допускать передачи советских судов «в руки иностранных подданных или учреждений». В проект декрета В. И, Ленин внес ряд исправлений и подписал его. «Все сделки по передаче русских судов за границу... — говорилось в декрете, — признаются недействительными»24.

На заседании СНК под председательством В. И. Ленина 24 января 1918 г. был поставлен вопрос о достройке ранее заложенных боевых кораблей и производстве оружия для флота. В тот же день В. И. Ленин подписал удостоверение члену Кронштадтского комитета РСДРП (б) Д. Н. Кондакову и Романчуку о том, что они «направляются для организации снабжения Балтийского флота оружием и для доставки оружия в Петроград»25.

Важнейшей задачей, вставшей с первых дней организации социалистического флота, являлось его комплектование личным составом путем зачисления на военно-морскую службу добровольцев из числа рабочих и крестьян. Одновременно с набором моряков-добровольцев продолжалась демобилизация военнослужащих, призванных по законам царского правительства и не изъявивших желания продолжать службу на флоте. В целях поддержания боеготовности кораблей и частей Совет Народных Комиссаров требовал от морского командования планомерного, поэтапного проведения увольнения. Когда группа моряков-балтийцев обратилась с ходатайством о переводе их на Черноморский флот, Совнарком указал, что этот вопрос может быть решен лишь в такие сроки и в той последовательности, чтобы не ослабить боевой мощи Балтийского флота26.

В соответствии с декретом об организации РККФ комплектование экипажей кораблей и частей проводилось комиссиями, в которые входили командир корабля (части), председатель судового комитета, врач и старший специалист по той специальности, по которой принимался доброволец. При поступлении на службу требовалась рекомендация партийных и общественных организаций, после чего заполнялся договор с указанием срока службы.

Руководство работой по комплектованию флота осуществлял военный отдел Морского комиссариата во главе с И. И. Вахрамеевым, на который возлагалась организация набора добровольцев, распределение их по кораблям,  формирование новых частей и т. д. Большевистские организации на флотах развернули огромную идейно-воспитательную и организаторскую работу среди матросских масс, разъясняя сущность новых принципов организации вооруженных сил Советской республики, необходимость защиты завоевании пролетарской революции. Флотские коммунисты подавали пример высокой политической сознательности, первыми записывались добровольцами, сплачивали вокруг партии наиболее сознательных представителей трудящихся, готовых с оружием в руках отстаивать власть Советов от покушений империалистических агрессоров.

Призыв партии вступать в ряды нового социалистического флота нашел широкий отклик среди революционных моряков. По свидетельству партийных организаторов, комиссии по приему добровольцев осаждали желающие подписать контракт; с флота демобилизовывались преимущественно матросы старших возрастов, а на смену им шли сотни молодых добровольцев27.

Одним из первых мероприятий партии и Советского правительство по идейно-политическому укреплению флота явилось назначение комиссаров в центральные управлении и учреждении флота. На следующий же день после принятия декрета о создании РККФ было введено в действие «Временное положение о комиссарах Морского комиссариата». В нем указывалось, что комиссары назначаются для «наблюдении и направления работ в управлениях, учреждениях и заведениях Морского комиссариата в полном согласии с принципами идеи народовластия и постановлениями Совета Народных Комиссаров»28. Комиссары осуществляли свою работу совместно с начальниками управлений. «Во все свои начинания, — говорилось в Положении, — начальник посвящает комиссара, и решения вступают в силу лишь после того, когда достигнуто соглашение с комиссаром». Подписью комиссара утверждались все официальные приказы, циркуляры и документы. На них же возлагалась ответственность предотвращать «всякие контрреволюционные попытки, откуда бы они ни исходили». Комиссарам предоставлялось право назначать любые проверки в управлениях, осуществлять контроль за приемом и увольнением сотрудников и т. д.

Назначение комиссаров вызвало яростное сопротивление со стороны меньшевиков, эсеров, анархистов, продолжавших борьбу против усилении влияния большевистской партии и стремившихся любыми средствами добиться большой «автономности» отдельных звеньев управления в центре и на флотах, Антисоветские вылазки мелкобуржуазных элементов особенно усилились после назначения комиссаром на Балтийский флот активного участника Октябрьской революции П. Ф. Измайлова. Пользуясь тем, что Центробалт был ослаблен уходом на фронт многих моряков-коммунистов, эсеро-меньшевистско-анархистские элементы пытались дезорганизовать управление Балтийским флотом, спровоцировать выступления против назначенного Правительством комиссара флота.

18 феврали Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина вынес решение, в котором подтверждалось назначение Н. Ф. Измайлова комиссаром Балтийского флота, а помощниками его, по предложению П. Е. Дыбенко, назначались Е. С. Блохин, А. С. Штарев, П. И. Шишко29. 19 февраля комиссарам Балтфлота были вручены мандаты за подписью В. И. Ленина30. Для разоблачении подрывной деятельности эсеро-меньшевистско-анархистских провокаторов Центральный Комитет партии и СНК направили в Гельсингфорс опытных партийных работников А. М. Коллонтай и А. А. Шейман. Антисоветская вылазка получила должный отпор со стороны большевистской части Центробалта, который принял постановление о признании комиссаров. 25 февраля коллегия Морского комиссариата вынесла решение о назначении комиссаров и во все отделы Центробалта, с тем чтобы еще более укрепить руководство флотом и условиях напряженной обстановки на западных границах страны.

В приказе по Балтийскому флоту комиссар Н. Ф. Измаилов и начальник военного отдела Центробалта А. А. Ружек призвали моряков к самоотверженной работе по укреплению боеспособности флота. «Именем Совета Народных Комиссаров Российской Республики, — говорилось в приказе, — объявляем по флоту Балтийского моря, что с 20-го сего февраля вступили в исполнение возложенных на нас правительством обязанностей, т. е. к управлению всеми морскими силами Балтийского моря и к созданию нового социалистического Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Призываем всех товарищей принять горячее участие в совместной работе по созданию мощного Красного Флота » 31.

На многочисленных митингах и собраниях экипажи кораблей выражали готовность отдать все силы для продолжения революционной борьбы за защиту завоевании Октября. Повседневной работой в массах флотские коммунисты на всех флотах и флотилиях призывали революционных моряков к повышению бдительности, готовили их к новым боям с внутренними и внешними врагами Советской власти.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 133.

2 См.: В. И. Ленин и Советские Вооруженные Силы. М. 1967, с. 70 — 75; КПСС и строительство Советских Вооруженных Сил. М. 1967, с. 22 — 27; Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и создание Красной Армии. М., 1970, с. 163 — 196; Кляцкин С. М. На защити Октября. М., 1965, с. 80 — 110.

3 Декреты Советской власти, т. I, с. 322.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 150.

5 Ленин В.И.. Полн. собр. соч., т. 39, с. 305.

6 КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Сб. док. М., 1958, с. 47.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. .39, с. 45.

8 Из истории гражданской войны и интервенции. 1917 — 1922 гг. М., 1974, с. 25.

9 Ленин В. П. Полн. собр. соч., т. 41, с. 30 — 31.

10 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40. с. 240.

11 Переписка Секретариата ЦК РСДРП(б) с местными партийными организациями. Ноябрь 1917 г. — февраль 1918 г., т. II. М. 1957, с. 82.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 45.

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 50.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 81

15 См.: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с 74.

16 Проект декрета намечалось обсудить на заседании СНК 28 января, но повестка дня была изменена. На следующий день В. Ф. Полухин и С. Е. Сакс от имени Морского законодательного совета вошли в Совнарком с ходатайством о том, чтобы вносимый на рассмотрение декрет о флоте обсудить в «сегодняшнем же заседании». По указанию В. И. Ленина проект декрета был поставлен на обсуждение 29 января в первую очередь (см.: «Вопросы истории», 1970, № 2, с. 17).

17 Цит. по журн.: «Вопросы истории», 1970, № 2, с. 17.

18 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 247.

19 Декреты Советской власти, т. I, с. 435.

20 См.: Декреты Советской власти, т. I. с. 435 — 459.

21 См.: Декреты Советской власти, т. II. М., 1959, с. 144

22 Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Советской республики постановлением СНК от 9 ноября 1917 г. был назначен Н. В. Крыленко.

23 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 302 — 303.

24 Декреты Советской власти, т. I, с. 141.

25 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5. с. 231.

26 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 290.

27 ЦГА ВМФ, ф. р-1, оп. 3, д, 1098, л. 37.

28 Систематический сборник постановления (1917 — 1918 гг.), с. 21.

29 См.: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 81, 82, 319.

30 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроники, т. 5, с. 264.

31 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 84 — 85

 

4. Социалистическое Отечество в опасности!

Начавшиеся по инициативе Советского правительства мирные переговоры с Германией (ноябрь 1917 г.) отвечали сокровенным чаяниям трудящихся прекратить войну и заключить справедливый, демократический мир. Однако германская военщина выступила в роли «застрельщика всемирного империализма», начав открытую военную интервенцию против Советской республики. 14 февраля 1918 г. австро-германские войска начали наступление по всему фронту от Балтийского моря до Черного. В течение двух недель были оккупированы Украина, Белоруссия, Прибалтика. Из-за неслыханной разрухи народного хозяйства и крайней усталости солдат после четырех лет кровавой империалистической войны наша армия, говорил В. И. Ленин, была не и состоянии отразить германское наступление. Каждый день неравной борьбы приносил новые потери трудящимся Советской страны. Для закрепления завоеваний социалистической революции заключение мира, при всей его тягостности, являлось суровой необходимостью. Такой мир был заключен 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске.

В дни смертельной опасности для молодой Советской республики В. И. .Ленин, Центральный Комитет РСДРП (б) возглавили непосредственное руководство обороной страны, мобилизовали трудящихся на защиту социалистического Отечества. В. И. Ленин учил партию в тяжелые моменты развитии революции действовать сплоченно и хладнокровно, с величайшей ответственностью за судьбы завоеваний Октября. Для отражения империалистической агрессии, говорил он, нужны не «революционные фразы», а практические дела, мобилизации всех сил на отпор врагу. От военного командования В. И. Ленин, ЦК партии требовали принятия всех необходимых мер, обеспечивающих максимальную готовность к отражению вражеского нашествия.

Решая исключительно сложные вопросы войны и мира, Центральный Комитет РСДРП (б) всесторонне оценивал стратегическое положение на фронтах, и том число на приморском направлении, имевшем большое значение для защиты Петрограда. На совещании членов Центрального Комитет с партийными работниками 8 января 1918 г., на заседании ЦК 11 января, в выступлениях В. И. Ленина подчеркивалась вся серьезность положения на Балтийском побережье от Риги до Ревеля, что создавало особую опасность наступления противника на Петроград1.

В середине февраля, за несколько дней до начала открытой агрессин кайзеровской Германии, В. И. Ленин потребовал принять решительные меры в ответ на немецко-шведскую провокацию в районе Або-Оландской укрепленной позиции Балтийского флота. 14 февраля 1918 г. отряд шведских кораблей в составе крейсера «Стюр», миноносца и ледокола подошел к о. Оланд и высадил десант. О нападении шведских кораблей было немедленно доложено В. И. Ленину. Сразу же по получении этих известий В. И. Ленин поручил Г. В. Чичерину направить протест шведскому послу и одновременно телеграфировал председателю Народного правительства Финляндии, прося его осведомиться у Центробалта насчет прихода шведских крейсеров к Оланду и сообщить об отношении правительства Финляндии к вмешательству шведской военной силы.

В ночь на 15 февраля В. И. Ленин запросил Центробалт: «Неужели соответствует истине известно о том, что к острову Оланд подошли шведские военные суда и, высадив отряд, заставили отступить наших? Какие военные меры защиты и репрессии принял Центробалт? Какие военные суда, когда именно послал он к Оланду?

Отвечайте немедленно. Мы крайне обеспокоены. Не допускаем мысли, чтобы Центробалт и наш революционный флот бездействовали» 2.

В. И. Ленин потребовал от командования РККФ обстоятельного анализа обстановки на Балтийском театре и принятия решительных мер по повышению боеготовности флота. Наркому П. Е. Дыбенко было поручено доложить правительству о стратегическом положении на море. 15 февраля 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал доклад П. Е. Дыбенко и постановил образовать комиссию, поручив ей собрать сведении о стратегическом положении на Балтийском театре и выработать моры, необходимые на случай изменения обстановки.

Руководя подготовкой отпора германским агрессорам, В. И. Ленин, ЦК партии и Советское правительство осуществляли постоянный контроль за деятельностью морского командования, повседневно информировали их об изменениях политической обстановки, диктовавшей принятие необходимых организационных и оперативных мероприятий. Когда стало известно о готовящейся агрессии Кайзеровской Германии, были немедленно даны указания о приведении сил в боевую готовность. 17 февраля коллегия Морского комиссариата направила в Гельсингфорс директиву об обороне подступов к Петрограду с моря и подготовке к перебазированию кораблей из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт.

18 февраля, в день начала германской интервенции, Центральный Комитет РСДРП (б) заседал непрерывно. 19 февраля под председательством В. И. Ленина состоялось заседание Совета Народных Комиссаров, на котором были обсуждены вопросы обороны страны и создана специальная комиссия из представителен Военного и Морского комиссариатов. На следующий день Совнарком заслушал членов комиссии: Верховного главнокомандующего И. В. Крыленко и помощника начальника Морского генерального штаба В. М. Альтфатера, доложивших о положении на фронте3.

Коммунистическая партия мобилизовала все силы народа на отпор империалистическим захватчикам. Ленинское воззвание «Социалистическое отечество в опасности!» стало программой борьбы советского народа против империалистического нашествия. В ответ на призыв большевистской партии трудящиеся поднялись на защиту Родины. Угроза, нависшая над страной, вызвала мощный патриотический подъем среди рабочих и крестьян. В прифронтовых районах создавались революционные комитеты, возглавившие освободительную борьбу против агрессоров. 23 февраля в связи с объявленной Советским правительством всеобщей мобилизацией во всех районах Петрограда прошли митинги под лозунгом защиты социалистического Отечества. Примеру Питера последовали другие города страны. Рабочие вышли на строительство оборонительных сооружений, тысячи трудящихся записывались в ряды армии и направлялись на фронт. Под Псковом, Нарвой и на других участках фронта части Красной Армии героически сражались с наступавшим врагом, срывая его план молниеносным ударом захватить Петроград. Этот исторический день стал днем рождения Советских Вооруженных Сил.

Ленинский призыв к защите социалистического Отечества всколыхнул моряков Балтики. «Во исполнение... постановления Совета Народных Комиссаров, — говорилось в приказе по Балтийскому флоту, — объявляется революционная мобилизация для беспощадной борьбы с германскими империалистическими полчищами. Всех, кто способен держать оружие, Родина зовет на последний революционный бой, в котором, или победим, или с честью умрем»4. 23 февраля на заседании судовых комитетов главной базы флота было принято постановление о прекращении демобилизации. «...Всем морякам Балтийского флота, — говорилось в постановления, — остаться на своих кораблях и... частях для защиты Советской Социалистической Республики, действуя на судах, в партизанских отрядах или частях, указанных Советской властью»5.

В Гельсингфорсе, Ревеле, Кронштадте, Петрограде из состава экипажей кораблей и береговых частей формировались матросские отряды, которые тут же отправлялись на фронт; многие моряки вместе с рабочими вливались в красногвардейские отряды. Плечом к плечу с рабочими Петрограда и бойцами молодой Красной Армии балтийцы дали решительный отпор германским захватчикам, показали свою решимость до последней капли крови защищать колыбель пролетарской революции. Говоря на VII съезде партии о боях под Петроградом во время наступления немецких войск. В.. И. Ленин отмечал «великий энтузиазм» лучших матросов и путиловцев, вставших на защиту революции6.

Германская военщина рассчитывала захватить корабли советского Балтийского флота, базировавшиеся в Ревеле (Таллине). Крупные силы германских войск были переброшены на Моонзундские острова, откуда 19 февраля повели наступление на ревельском направлении.

Наступление кайзеровских войск на приморском направлении осложнило обстановку под Ревелем. Сразу же с получением сообщений о начале германской агрессии В. И. Ленин запросил из Ревеля последние данные военной разведки и потребовал усилить отпор врагу7. 20 февраля 1918 г. в Совнарком было доложено об образовании коллегии по управлению Ревельским укрепленным районом. От имени Советского правительства В. И. Ленин но прямому проводу дал распоряжение в Ревель: «Двинуть части против врага и опрокинуть его. Если это трудно сделать — испортить все дороги, произвести ряд партизанских набегов с тем, чтобы не дать врагу укрепиться на материке»8.

Расчеты немецких агрессоров захватить советские корабли в Ревеле были сорваны. Когда под натиском превосходящих сил противника советские войска были вынуждены оставить Ревель, все военные корабли были выведены из базы и передислоцированы в Гельсингфорс.

Учитывая сложность Военно-политической обстановки в Финляндии, где при поддержке германской военщины финская реакция перешла в наступление против революционных выступлений трудящихся. Центральный Комитет РСДРП (б) и Советское правительство поставили перед балтийскими моряками задачу обеспечить перевод флота в Кронштадт. Малейшая задержка могла привести к потере Балтийского флота, так как по условиям Брестского договора корабли нужно было или увести в русские порты, или разоружить.

Центральный Комитет партии и Советское правительство пристально следили за ходом операции по перебазированию флота. В период подготовки операции В. И. Ленин «ежедневно справлялся по телефону о состоянии готовности к отходу...»9.

Подготовка и осуществление «Ледового похода» Балтийского флота встретили ожесточенное сопротивление со стороны всех антисоветских сил. Германская военщина и дипломатия, финские белогвардейцы, русское офицерство, эсеро-меньшевистские и анархистские элементы пытались сорвать выход советских кораблей из Гельсингфорса, что означало бы передачу их в руки германских интервентов. На флоте активизировала подрывную деятельность вражеская агентура. Контрреволюционное офицерство саботировало распоряжения командования, организовывало диверсии, пыталось разложить матросов, умышленно портило механизмы. Чтобы пресечь деятельность антисоветских сил, было принято постановление правительства, подписанное В. И. Лениным, о выделении Центробалту специальных средств для усиления борьбы против шпионов и диверсантов10.

Боевая обстановка потребовала неотложного проведения военно-организационных мер, и прежде всего дальнейшего изменения системы военного руководства Балтийским флотом. Широкая коллегиальная форма управления в лице Центробалта, засоренного соглашательскими, дезорганизаторскими элементами, не обеспечивала твердого руководства и решения сложных задач, стоявших перед флотом. В начале марта Совет Народных Комиссаров принял предложение о роспуске Центробалта, введении должности главного комиссара Балтийского флота и создании Совета комиссаров Балтфлота. По предложению Совета комиссаров и пленума командного состава флота было признано необходимым ввести должность начальника морских сил Балтийского моря. Однако на этот пост был выдвинут бывший адмирал Развозов, который использовал оказанное ему доверие для поощрения офицеров-саботажников и срыва перебазирования флота из Гельсингфорса. Потребовалось решительное вмешательство правительства, чтобы навести твердый порядок в управлении флотом. 20 марта Развозов был снят с должности «за нежелание считать для себя обязательными декреты Совета Народных Комиссаров...» 11. 29 марта правительство заслушало доклад В. М. Альтфатера об управлении Балтийским флотом и одобрило внесенный им проект12.

Подлинными организаторами операции по перебазированию флота из Гельсингфорса в Кронштадт были большевистские организации Балтики. Опираясь на многотысячный революционный коллектив балтийских моряков, составлявших экипажи кораблей Гельсингфорсской базы, флотские коммунисты возглавили огромную работу по мобилизации всех сил на выполнение боевого задания партии. Участник «Ледового похода» матрос Д. П. Иванов вспоминал: «Все делалось именем Ленина! Достаточно было разнестись по кубрикам, что это приказал Владимир Ильич, как матросы, все как один, бросались исполнять требуемое»13.

Выполнение операции находилось под неослабным контролем со стороны В. И. Ленина, Центрального Комитета партии и Советского правительства. В течение апреля — мая 1918 г., когда совершался переход четырех отрядов кораблей в Кронштадт, Совет Народных Комиссаров неоднократно рассматривал вопросы о ходе перебазирования Балтийского флота и принимал необходимые решения.

Германская военщина пыталась провоцировать всяческие осложнения: в частности, не признавала красного флага на советских кораблях в качестве официального Государственного флага Советской республики. Когда морское командование доложило об этом в Москву, вопрос о флаге был незамедлительно поставлен на решение Советского правительства. 8 апреля Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина заслушал сообщение об утверждении Государственного флага Советской республики «в связи с телеграммой начальника Морских сил Балтийского флота»14. В тот же день был принят декрет ВЦИК, которым официально устанавливался рисунок и описание флага Советской республики15.

Выполняя задание партии и правительства по перебазированию флота, моряки-балтийцы проявили высокую самоотверженность и героизм. Операция протекала в сложной военно-политической обстановке, в тяжелых погодных условиях — предстояло успешно провести корабли через ледяные поля Финского залива. Трудности увеличивались из-за неисправности материальной части на многих кораблях, нехватки ледокольных средств и топлива, некомплекта команд, саботажа офицеров. Но все препятствии были преодолены, боевая задача решена успешно. Постановленном правительства, подписанным В. И. Лениным, была особо отмечена самоотверженная работа экипажей ледоколов «Ермак», «Силач» и «Город Ревель»16.

В результате «Ледового похода» в Кронштадт было перебазировано основное боевое ядро Балтийского флота и значительная часть транспортных и вспомогательных судов — всего более 230 вымпелов. На кораблях и судах были доставлены в Кронштадт большие запасы боевой техники, оружия, предметов снабжения, механизмов, оборудования, боеприпасов и т. д. Успешное перебазирование основных сил флота и спасение больших запасов материально-технических средств от захвата противником имели огромное значение в ходе последующей боевой деятельности Балтийского флота и развертывания новых формирований для борьбы против интервенции Антанты.

В докладе на VII съезде Коммунистической партии, во многих выступлениях и статьях В. И. Ленин всесторонне обосновал правильность внешнеполитического курса партии на мирную передышку, открывавшую стране возможность приступить к хозяйственному строительству, укрепить союз пролетариата с трудящимися массами крестьянства. Призывая партию использовать каждый день передышки, с максимальной энергией вести социалистическое строительство, В. И. Ленин подчеркивал необходимость всесторонней подготовки к защите социалистической Родины от новых покушений империалистических агрессоров.

 «...Первейшей и основной задачей и нашей партии, и всего авангарда сознательного пролетариата, и Советской власти, — говорилось в написанном В. И. Лениным проекте резолюции VII съезда о войне и мире, — съезд признает принятие самых энергичных, беспощадно решительных и драконовских мер для повышения самодисциплины и дисциплины рабочих и крестьян России, для разъяснения неизбежности исторического приближения России к освободительной, отечественной, социалистической войне...»17 Вскрывая захватническую сущность внешней политики империалистических держав, В. И. Ленин указывал, что необходимо постоянно помнить о возможности агрессии стран Антанты, которые могут напасть на Страну Советов18.

Самоотверженная борьба трудящихся масс нашей страны за защиту социалистических завоеваний в первые месяцы после победы Октября сорвала попытки внутренней и внешней контрреволюции задушить молодую Советскую республику и восстановить власть эксплуататорских классов.

«Ожесточенному вооруженному, политическому и идеологическому сопротивлению реакции, дезорганизации экономики и контрреволюционному саботажу, кровавому буржуазному террору рабочий класс противопоставил высочайшую организованность и сознательную дисциплину, сплоченность вокруг Коммунистической партии, революционную бдительность. Весь ход борьбы с внутренней контрреволюцией и иностранными интервентами показал, что революция может закрепить свою победу только в том случае, если она умеет защищаться»19.

Огромная политическая и организаторская деятельность Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным по организации вооруженной защиты социалистического Отечества с первых дней Октября стала неотъемлемой частью борьбы за революционное преобразование общества, за победу коммунизма.

Боевые подвиги Красной гвардии, революционных отрядов матросов и солдат открыли первые страницы героической летописи борьбы советского народа за свободу и независимость социалистической Родины.

Создание Красной Армии и Флота положило начало планомерному строительству Советских Вооруженных Сил. В боях с германским империализмом части Красной Армии и Флота с честью выдержали суровое боевое крещение, проявили мужество и героизм при защите социалистического Отечества. Вместо с тем первый опыт вооруженной борьбы с регулярной армией капиталистического мира дал серьезные уроки для дальнейшего укрепления обороноспособности Советской страны. В. И. Ленин, партии учили, что этот опыт борьбы о сильнейшим империалистическим хищником должен явиться для всех трудящихся серьезной наукой. Усилия партии и народа, говорил В. И. Ленин, должны быть сосредоточены на «важнейшей и труднейшей стороне социалистической революции, именно — на задаче организационной»20. Организационная задача выдвигалась на первый план и в области военного строительства.

Решения VII съезда РКП (б), ленинские требования определили направление дальнейшего военного строительства, создания прочного фундамента социалистической Красной Армии и Флота.

Примечания:

1 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 243, 253 — 258.

2 Ленин В.. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 42.

3 См.; История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. I. М., 1967, с, 531 — 532.

4 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 101

5 Там же, с. 105.

6 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 21.

7 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 261.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35. с. 580.

9 Кровяков Н. С «Ледовый поход» Балтийского флота в 1918 году, М., 1955, с. 98.

10 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 284.

11 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 86.

12 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 31.

13 Кровяков Н. С. «Ледовый поход» Балтийского флота в 1918 году, с. 98.

14 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 1, л. 231

15 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 62.

16 См.: Декреты Советской власти, т. III. М., 1964, с. 540.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т, 36, с. 35 — 36.

18 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 38.

19 О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС от 31 января 1977 года. М., 1977, с. 5.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 167.