Содержание материала

 

Глaва III

БОРЬБА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ЗА ОРГАНИЗАЦИОННОЕ УКРЕПЛЕНИЕ РККФ

 

1. Ленинский курс на строительство кадровых, регулярных Вооруженных Сил Советской республики

Империалистическая буржуазия Антанты сделала все, чтобы сорвать мирную передышку, завоеванную Советской республикой в результате Брестского мира. Вслед за кайзеровской Германией в вооруженную борьбу против Советской России вступили армии и флоты США, Англии, Франции, Японии. Против Советского государства сложился объединенный фронт империалистов Антанты и внутренней контрреволюции.

Международный империализм навязал советскому народу длительную, тяжелую гражданскую войну, развязал против него интервенцию, прервав мирное строительство молодой Советской республики. Почти три года страна находилась в огненном кольце фронтов.

С Севера и Балтики, Черного моря и Тихого океана, с Каспия и Волги к жизненным центрам Советской России двигались войска иностранных интервентов, армии Колчака, Деникина, Юденича, Миллера, Врангеля, бело-панской Польши, вооруженные английским, американским, французским оружием.

С началом интервенции Антанты в жизни Советской страны военный вопрос вновь выдвинулся как главный, коренной вопрос революции. на фронтах гражданской войны решались судьбы первого социалистического государства, судьбы мирового революционного движения. Необходимость отражения империалистической агрессин выдвинула перед Коммунистической партией неотложные задачи по дальнейшему укреплению обороноспособности страны и мобилизации всех сил народа на отпор врагу. Ленинское положение — «раз дело дошло до войны, то все должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне, ни малейшее колебание на этот счет недопустимо» — стало основополагающим принципом политики партии1. «Все для фронта!», «Победа или смерть!» — эти призывы партии нашли широчайший отклик среди трудящихся, сплотили их на защиту социалистических завоеваний. Страна стала единым военным лагерем.

Руководя борьбой советского народа, Коммунистическая партия охватывала своей политической и военно-организационной работой все звенья фронта и тыла, обеспечивала их единство и сплоченность, вдохновляла трудящихся на ратные и трудовые подвиги.

Важнейшую роль в сосредоточении усилий страны на достижение победы сыграло создание в ноябре 1918 г. Совета Рабоче-Крестьянской Обороны во главе с В. И. Лениным. Совету Обороны предоставлялась вся полпота власти в деле мобилизации сил на нужды освободительной войны. «С высоким удовлетворением констатируя успехи Красной Армии и Красного Флота, — говорилось в постановлении ВЦИК о создании Совета Обороны. — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет подтверждает необходимость удесятерить усилия рабочих и крестьян, солдат и матросов в деле Обороны... Не только в армии и во флоте, но и в продовольственном и транспортном деле, а также в области военной промышленности должен быть установлен военный режим...»2

Благодаря социально-экономической политике партии, централизации руководства жизнью страны, объединению деятельности всех учреждений и ведомств, перестройке их на военный лад, концентрации усилий на важнейших задачах, укреплению революционной дисциплины, увеличению выпуска военной продукции стало возможным повысить боевую мощь армии и флота, создать условия для победоносной вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны.

В числе коренных проблем советского военного строительства, вставших перед партией в преддверии угрозы нападения объединенных сил империализма и в холе развернувшейся интервенции Антанты, находились принципиальные вопросы военной организации, определения путей и средств создания таких Вооруженных Сил, которые по боеспособности соответствовали бы требованиям военно-политической обстановки, уровню развития военного дела. «...Господствующий класс, пролетариат, — подчеркивал В. И. Ленин, — если только он хочет и будет господствовать, должен доказать это и своей военной организацией»3.

Главными задачами в области организационного строительства Вооруженных Сил являлся переход от добровольчества к обязательной воинской повинности, от отрядной системы к формированию кадровых соединений, созданию регулярной армии и флота с твердым централизованным управлением, с железной воинской дисциплиной и обученными кадрами. Добровольческий принцип комплектования (как и выборность командного состава) соответствовал определенным социально-политическим и военным условиям становления советской военной организации. Он позволил создать из передовых представителей трудящихся ядро Вооруженных Сил, на которое партия опиралась в ходе дальнейшего военного строительства. В добровольческий период были заложены основы военной организации социалистического государства, привлечены в ряды армии и флота лучшие борцы за дело Октября, ставшие примером высокого морального духа, стойкости, отваги, мужества, непримиримости в борьбе с врагами.

Возросшая угроза со стороны империалистических агрессоров обусловила необходимость создания массовых регулярных вооруженных сил, способных противостоять армиям капиталистических держав. Добровольческий принцип комплектования уже не обеспечивал необходимой численности Советских Вооруженных Сил, препятствовал планомерному формированию новых частей и соединений, качественному усилению армии и флота, укреплению организованности и железной воинской дисциплины. Интересы защиты революции требовали строить военную организацию социалистического государства на основе плановых пополнений и призывов, строгой централизации управления, твердого воинского порядка и дисциплины, ликвидации партизанщины в военном строительстве, устранения митингования и обсуждения приказов командиров, повышения военной подготовки личного состава, роста его боевого мастерства.

Летом 1918 г., когда развернулась интервенция Антанты на севере, юге и востоке страны, началось осуществление разработанной Коммунистической партией программы перехода от добровольчества к всеобщей воинской обязанности трудящихся, к созданию прочного фундамента массовых регулярных Вооруженных сил Советского государства. Последовательная политика партии по упрочению союза рабочего класса и трудового крестьянства обеспечила прочную социальную базу единства народа и армии, успешное решение политических, экономических и военных задач по укреплению обороноспособности страны. В числе важнейших мероприятий, положивших начало новому этапу советского военного строительства, находились:

— совершенствование и перестройка структуры нейтральных органов военного управления:

— ликвидация отрядных формирований, устранение разнородности в организации воинских частей, создание военных округов, регулярных дивизий и полков, разработка типовых штатов соединений;

— изменение системы замещения командных должностей, отмена выборности командного состава, введение назначения командиров приказами вышестоящих военных органов;

— укрепление воинского порядка и дисциплины в войсках, введение четкой системы подчиненности, прав и обязанностей военнослужащих, прекращение деятельности выборных комитетов;

— введение нового принципа комплектования армии и флота — всеобщей воинской обязанности трудящихся; объявление первых призывов и мобилизаций рабочих и трудящихся крестьян;

— создание сети местных военных комиссариатов с функциями учета и призыва военнообязанных для постоянного формирования и подготовки регулярных пополнений армии и флота;

— развертывание сети военных школ и курсов для планомерной подготовки нового командного состава из рабочих я крестьян;

— введение системы обязательного военного обучения для всех трудящихся;

— привлечение на военно-административную, штабную, командную работу в войсках старых военных специалистов;

— всемерное укрепление партийного влияния в армии и на флоте, введение института военных комиссаров, организация и широкое развертывание партийно-политической работы в войсках.

V Всероссийский съезд Советов (июль 1918 г.) закрепил важнейшие организационные основы построения кадровых, регулярных Вооруженных сил Советского государства. «...Период случайных формирований, произвольных отрядов, кустарного строительства, — говорилось в решениях съезда, — должен быть оставлен позади»4. В первой Конституции Советской республики, принятой съездом, декретировался переход к формированию Вооруженных Сил на основе всеобщей воинской обязанности трудящихся.

Претворение в жизнь разработанных партией мер по строительству кадровых, регулярных Вооруженных Сил являлось не кратковременным актом, а охватило целый этап в их развитии, потребовало огромной организаторской работы Центрального Комитета, армейских и флотских коммунистов, всех военных органов. «Усиленная военная подготовка для серьезной войны. — подчеркивал В. И. Ленин на заседании ЦК РКП(б) в мае 1913 г.. — требует не порыва, не клича, не боевого лозунга, а длительной, напряженной, упорнейшей и дисциплинированной работы в массовом масштабе»5. Спустя полгода, когда были уже явственно видны достигнутые результаты во всех областях военного строительства. В. И. Ленин настойчиво требовал: «Пусть каждая организация Советской России не перестает ставить на первом месте вопрос об армии»6.

Повышение боеспособности РККФ на новом этапе советского военного строительства являлось составной частью укрепления всех Вооруженных Сил и проводилось в неразрывном единстве с переходом армии на кадровую, регулярную основу с четким централизованным управлением.

Проблема организации центральных органов военного управления, обеспечивающих координацию деятельности армии и флота, полное согласование и взаимодействие сухопутных и морских сил, постоянно находилась в поло зрения Центрального Комитета партии и Советского правительства. Важность к необходимость ее решения были подтверждены опытом борьбы с кайзеровской Германией, когда случаи несогласованных, разобщенных действий и неотработанного порядка подчиненности резко снижали боевую эффективность действующих сил.

В течение марта 1918 г. на трех заседаниях Совнаркома под председательством В. И. Ленина был детально обсужден вопрос о создании Высшего военного совета для руководства военными операциями армии и флота с подчинением ему всех военных учреждений и лиц7. Помощник начальника Морского генерального штаба В. М. Альтфатер и заместитель Наркома по морским делам И. И. Вахрамеев от имени коллегии Морского комиссариата представили в СНК проект, определявший основные функции Высшего совета. 19 марта правительство заслушало этот проект и постановило принять его за основу; на этом же заседании был утвержден и подписан В. И. Лениным отредактированный текст постановления СНК, согласно которому на Высший военный совет возлагались следующие задачи: поручение Военному и Морскому ведомствам основных заданий по обороне государства и организации армии и флота; объединение деятельности армии и флота и разрешение всех общих вопросов; наблюдение за выполнением возложенных на них задач8.

Для централизации оперативно-стратегического руководства и координации деятельности армии и флота в интересах единых задач по обороне государства важное значение имело более четкое определение функций центрального военного аппарата каждого из видов Вооруженных Сил. 30 апреля 1918 г. под председательством В. И. Ленина состоялось заседание правительства, на котором был заслушан доклад «О работах по организации и воссозданию флота»9. На заседании был обсужден проект Временного положения о коллегии Народного комиссариата по морским делам, охватывающий основные вопросы управления РККФ. Руководствуясь указаниями СНК и Высшего военного совета, указывалось в проекте Положения, коллегия Народного комиссариата по морским делам ведает всем кругом вопросов, относящихся к военному флоту и морской обороне государства. На обязанности коллегии лежит «забота о содержании флотов в надлежащем составе и в постоянной боевой готовности»10. В состав коллегии входили народный комиссар, два политических работника и два члена-специалиста; принятие решений производилось большинством голосов, но в решении общеполитических вопросов члены-специалисты не участвовали.

После обсуждения и внесения поправок Положение было утверждено правительством и 3 мая подписано В. И. Лениным.

Напряженная военная обстановка на фронтах гражданской войны, возрастание масштабов и размаха вооруженной борьбы, значительное увеличение численного и боевого состава Вооруженных Сил потребовали дальнейшей реорганизации центральных органов управления армией и флотом. В сентябре 1918 г. руководство фронтами и всеми военными и Военно-морскими учреждениями Вооруженных сил в соответствии с директивами Центрального Комитета партии и Советского правительства было возложено на Революционный военный совет Республики (РВСР).

В состав Реввоенсовета от РККФ вошел В. М. Альтфатер. 15 октября 1918 г. ему был выдан мандат за подписью В. И. Ленина, в котором удостоверялось его новое назначение.

Одновременно с созданием Реввоенсовета учреждались должности главнокомандующего всеми вооруженными силами и командующего морскими силами Республики. В утвержденном В. И. Лениным Положении о главнокомандующем определялось, что он является боевым начальником всех сухопутных и морских сил Республики, входящих и состав действующем армии; в оперативном отношении ему подчинялся командующий морскими силами11.

На вновь учрежденные высшие военные посты ЦК партии выдвинул опытных военных специалистов. Главнокомандующим всеми Вооруженными Силами с сентября 1918 г. по июль 1919 г. был И. И. Вацетис, с июля 1919 г. — С. С. Каменев; командующим морскими силами с октября 1918 г. по апрель 1919 г. являлся В. М. Альтфатер; после его смерти на этот пост был назначен Е. А. Беренс, а в феврале 1920 г. — А. В. Немитц.

В утвержденном ВЦИК Положении о Революционном военном совете указывалось, что этот высший военный орган «поглощает все права коллегии Народного комиссариата по военным делам, все члены коей входят в состав Совета»12. Реорганизация коллегии Наркомата по военным делам потребовала соответствующих изменений в структуре органов управления РККФ. Подготовленный командующим морскими силами проект реорганизации центральных учреждений флота 19 декабря 1918 г. был рассмотрел и одобрен Советом Народных Комиссаров; в этот же день он был утвержден В. И. Лениным13. По новой организации функции коллегии по морским делам переходили к Морскому отделу Реввоенсовета, который наделялся широкими полномочиями в управлении флотами и флотилиями. Во главе Морского отдела находился командующий морскими силами. В соответствии с требованиями Центрального Комитета партии о сокращении центрального аппарата всех Наркоматов и ведомств, ликвидации излишних управленческих звеньев, устранении параллелизма в работе новая организация предусматривала значительное упрощение структуры Морского комиссариата. Ряд самостоятельных управлений были реорганизованы в отделы и включены в состав Главного управления кораблестроения. Морского генерального штаба и др.

Управление морскими силами на Балтийском море в апреле — декабре 1918 г. осуществлялось на основе Временного положения об управлении Балтийским флотом, принятого СНК и подписанного В. И. Лениным 29 марта 1918 г. Учитывая опыт борьбы против германской интервенции, Положение определяло, что управление флотом осуществляется начальником морских сил (наморси) и главным комиссаром флота. Исполнительным органом при наморси стал штаб флота. В отношении оперативной деятельности и боевой подготовки наморси пользовался правами командующего флотом; в отношении прочих отраслей службы являлся старшим военно-морским руководителем, согласуя свою деятельность с главным комиссаром и неся ответственность наравне с ним. Главный комиссар являлся старшим представителем Советской власти на флоте. По вопросам политической и общественной деятельности на флоте он являлся полноправным ответственным руководителем, при решении других задач службы — старшим политическим руководителем, согласуя свою деятельность с наморси. Совещательными органами при наморси и главном комиссаре состояли Совет флагманов и Совет комиссаров (Совкомбалт)14.

Принятая организация управления Балтийским флотом существенно отличалась от системы управления, введенной ранее Положением о демократизации флота (декабрь 1917 г.), тем, что руководство боевой и повседневной деятельностью флота возглавлялось теперь начальником морских сил и главным комиссаром. Важное значение имело также создание штаба флота.

Этот принцип был вскоре распространен на другие флоты (флотилии). Вместе с тем последующая практика показала, что созданный как совещательный орган Совкомбалт далеко выходил за пределы своих функций и фактически восстанавливал широкую коллегиальность.

Широкая, расплывчатая коллегиальность при достигнутом уровне общегосударственного и военного строительства являлась препятствием для совершенствования системы управления флотом. В. И. Ленин неоднократно напоминал о том, что «переход от коллегиального исполнения к личной ответственности составляет задачу дня»15. Эта задача может быть выполнена только при достижении правильного сочетания коллегиальности в обсуждении вопросов с установлением «самой точной ответственности каждого из состоящих на любой советской должности лиц за выполнение определенных, ясно и недвусмысленно очерченных заданий и практических работ»16. Это требование, подчеркивал В. И. Ленин, является безусловно обязательным для всех.

Новым условиям строительства Вооруженных Сил отвечало создание реввоенсоветов фронтов, флотов и армий. 2 декабря 1918 г. был создан Реввоенсовет Балтийского флота в составе начальника морских сил и двух членов — политических работников. Одновременно с этим был упразднен Совкомбалт.

В ходе войны главной задачей флотов и флотилии являлось содействие сухопутным войскам. Исходя из этого, Советское правительство и высшее военное командование определяли порядок подчиненности морских сил. По утвержденному В. И. Лениным Положение о командующем армией фронта (декабрь 1918 г.) командарм являлся начальником армии и крепостей, входящих в состав фронта, а также флота, предназначенного для совместных действий с армиями данного фронта. Ему предоставлялось право изменять состав подчиненных ему сухопутных и морских сил, не нарушая при этом существующей организации17. Флоты и флотилии в оперативном отношении были подчинены фронтовому (армейскому) командованию. Такой порядок в наилучшей степени соответствовал обстановке и способствовал наиболее эффективному использованию сил и средств флотов и флотилий в интересах решения главных задач вооруженной борьбы.

Общие принципы советского военного строительства, переход Красной Армии от добровольчества к мобилизации трудящихся определили коренные изменения в системе комплектования флота на новом этапе его развития.

До военной интервенции империалистов Антанты флот не испытывал острого недостатка в кадрах. Более того, учитывая потребности народного хозяйства в рабочей силе, в начале 1918 г. были составлены предварительные расчеты сокращения численности личного состава флота18. Предполагалось оставить на Балтике, Севере и Каспии значительно меньшее число моряков, чем находилось в старом флоте мирного времени. Однако военное нашествие империалистов на Советскую республику нарушило планы перехода флота на мирное положение. Многие тысячи моряков были направлены на сухопутные фронты, где шла основная борьба против сил внутренней и внешней контрреволюции. К лету 1918 г. на большинстве кораблей образовался значительный некомплект команд, что препятствовало как поддержанию боеспособности флота, так и дальнейшему формированию отрядов для действий на суше.

Переход от добровольчества к комплектованию флота на основе мобилизации военнообязанных в соответствии с новыми принципами строительства Вооруженных Сил осуществлялся в два этапа. В конце мая 1918 г. в типовой договор моряка-добровольца, вступающего в ряды РККФ (принятый СНК при создании социалистического флота в январе 1918 г.), было внесено дополнение: поступающий на военно-морскую службу принимал обязательство оставаться в рядах действующего флота до окончания войны, даже если срок заключенного договора истекал в ходе военных действий19. Это дополнение позволяло в некоторой степени стабилизировать численность личного состава, но оно не решало проблему пополнения флота новыми кадрами. В начале августа 1918 г. главный комиссар Балтийского флота докладывал руководству РККФ: «Во флоте огромная нужда в специалистах... Приток их слаб до чрезвычайности... Считаю настоятельно необходимым просить вашего приказа о мобилизации, хотя бы частично, и о принудительном оставлении на флоте на определенный срок»20.

В августе 1918 г. на военно-морской флот были распространены новые принципы комплектования, что имело большое значение для дальнейшего повышения его боеспособности. Вопрос о мобилизация моряков 15 августа был рассмотрен Советом Народных Комиссаров. В тот же день по РККФ был издан приказ, в котором объявлялось, что все моряки рождения 1893 — 1897 гг., находящиеся на кораблях, в частях и учреждениях РККФ, оставляются на занимаемых должностях и перезачисляются на действительную службу.

27 августа на заседании СНК под председательством В. И. Ленина был заслушан доклад о мобилизации матросов и обсужден согласованный проект декрета о призыве их на действительную службу. В тот же день В. И, Ленин подписал декрет «О призыве на военную службу рабочих и крестьян рождения 1893 — 1897 годов, служивших ранее во флоте». Декретом определялось, что призыв моряков проводится окружными военкоматами; распределение призванных должно производиться народными комиссариатами по военным и морским делам; им же надлежало установить правила прохождения службы21. В соответствии с декретом СНК были разработаны новые правила и положения о службе призванных на действительную службу моряков.

В течение сентября — октября в Кронштадт прибыло свыше 14 тыс. человек пополнения, которые после первоначального обучения получали назначения на корабли и в части флота. Планомерные призывы в РККФ значительно расширили возможность использования морских контингентов для усиления действующей армии. Начальник оперативного отдела Наркомвоена С. И. Аралов, давая осенью 1918 г. предписание штабу Петроградского округа о подкреплениях для Восточного фронта, указывал: «Матросов и рабочих спаивайте с красноармейскими частями для усиления последних»22. В 1918 — 1919 гг. только на Балтийском флоте было сформировано более 40 морских отрядов, которые плечом к плечу с частями Красной Армии сражались на многих фронтах гражданской войны. Формирование морских отрядов, комплектование их наиболее подготовленными и стойкими моряками, их подготовка, снабжение и вооружение составляли важнейшую задачу РККФ, которая была успешно выполнена. На бронепоездах и в стрелковых частях, в десантах и отрядах ЧОН, в артиллерийских дивизионах и частях связи — всюду воевали в едином строю с красноармейцами моряки советского флота.

Для выполнения задач, поставленных перед РККФ в годы гражданской войны, решающим условием являлось укрепление дисциплины, наведение строгого воинского порядка на кораблях и в частях. Требования партии об укреплении железной дисциплины и доведении ее до высших пределов являлись не кратковременной кампанией, а выражали самую суть военной организации социалистического государства. Без дисциплины, порядка и организованности, без беспрекословного подчинения и выполнения приказов командиров не могла быть обеспечена боеспособность армии и флота и, следовательно, защита рабоче-крестьянского государства от натиска империалистических агрессоров.

Вся деятельность В. И. Ленина, Центрального Комитета партии и Советского правительства по руководству РККФ была пронизана борьбой за укрепление дисциплины на флоте, за создание слаженного, четкого военного организма, функционирование которого основывалось бы на новой, сознательной дисциплине защитников Советской власти. Нарушение дисциплины рассматривалось как преступление перед обществом. Высокие требования по укреплению дисциплины предъявлялись В. И. Лениным, партией ко всем звеньям военного аппарата, ко всем партийным, советским и военным работникам независимо от их положения. Когда заместитель председателя Архангельского губисполкома, один из организаторов Северо-Двинской флотилии П. Ф. Виноградов в одной из своих телеграмм назвал «нелепым» распоряжение центральной Советской власти, В. И. Ленин написал ему: «Я объявляю Вам официально выговор за это и заявляю, что если Вы не возьмете обратно столь недопустимого выражения, то я подниму вопрос о предании Вас суду, ибо если мы добросовестно учим дисциплине рабочих и крестьян, то мы обязаны начать с самих себя»23.

Большое значение для организационного укрепления армии и флота имело введение «Социалистической клятвы» — первой военной присяги, которую принимал весь личный состав Вооруженных Сил. На военных моряков было распространено ношение единой воинской эмблемы — Красной звезды с молотом и плугом; ношение ее бывшими матросами, не входящими в состав РККФ, строжайше запрещалось. Приказами по РККФ были введены в действие Временное положение о дисциплинарных судах на кораблях и в частях флота и Временное положение о правах и обязанностях военных моряков и внутреннем распорядке на кораблях и в военно-морских частях24.

Введение первых официальных установлений, регламентирующих правила внутреннего распорядка и организацию воинской службы на кораблях и в частях, сыграло положительную роль в укреплении дисциплины.

В добровольческий период наряду с выборностью комсостава существовала система обсуждения боевых приказов; их выполнение часто зависело от решений общих собраний команд или судовых комитетов, которым принадлежало и право дисциплинарных взысканий.

Широкое обсуждение вопросов общественной и служебной деятельности, принятие по ним коллективных решений являлись ярким выражением широкого демократизма и пробуждения социальной активности масс. «Бесконечные дискуссии и бесконечные митингования... — указывал В. И. Ленин, — являются необходимым переходом совершенно еще неподготовленных к общественному строительству масс, — переходом от исторической спячки к новому историческому творчеству»25. При этом на первых порах часто преобладала «сторона митинговая над стороной деловой». В интересах укрепления новых общественных отношении было необходимо от первоначальных форм демократизма переходить к их более высокому типу — демократическому централизму, соединяющему вместе бурный «митинговый демократизм трудящихся масс с железной дисциплиной во время труда, с беспрекословным повиновением — воле одного лица, советского руководителя, во время труда»26.

Особое значение имело беспрекословное выполнение приказов в армии и на флоте. Характер самой военной организации и выполняемые ею задачи требовали максимальной четкости в управлении, строжайшего повиновения и подчинения распоряжениям начальников, облеченных властью. Железная воинская дисциплина и строгий воинский порядок были несовместимы с практикой обсуждения приказов командования на общих собраниях и в судовых комитетах.

Вслед за мероприятиями по укреплению организационных основ Красной Армии, где солдатские комитеты в войсках были распущены весной 1918 г., в РККФ в мае — июне были упразднены дивизионные и бригадные комитеты, ограничены права судовых комитетов на кораблях. На 5-м съезде моряков Балтийского флота в июле 1918 г. было принято специальное постановление о председателях судовых комитетов. Каждый из них для утверждения Советом комиссаров флота должен был иметь положительный отзыв от коллектива коммунистов или от комиссара бригады27.

Важнейшим направлением деятельности Коммунистической партии по созданию и укреплению кадровых, регулярных Вооруженных Сил являлась подготовка новых командных кадров армии и флота, комплектуемых из рабочих и крестьян. Строя новую армию, говорил В. И. Ленин, мы должны брать командиров только из народа. Создание корпуса красных офицеров, высокоидейных и беззаветно преданных рабоче-крестьянской власти, сделает Советскую республику и ее Вооруженные Силы непобедимыми 28.

Одновременно с созданием первых курсов и школ для подготовки командиров РККА началась подготовка к коренной реорганизации сети военно-морских учебных заведении 29.

Инициаторами создания курсов командного состава флота — первого военно-морского учебного заведения РККФ — выступили большевистские организации Петроградского гарнизона. Конференция армейских и флотских коммунистов Петрограда, состоявшаяся в августе 1918, г., приняла специальное решение об улучшении подготовки новых командных кадров для Красной Армии и Флота. «Конференция, — говорилось в решении, — считает недопустимым пробелом отсутствие курсов морского командного состава и предлагает Комиссариату по морским делам ускорить принятие практических мер для организации таких курсов»30.

15 сентября 1918 г. приказом по РККФ объявлялось об открытии Курсов комсостава, ставших впоследствии основной кузницей офицерских кадров советского Военно-Морского Флота31. При активном участии партийных организации Балтфлота был проведен первый набор курсантов. В октябре 1918 г. около 400 матросов и старшин начали курс обучении. Приступив к занятиям, будущие командиры направили приветствие В. И. Ленину.

С самого начала создания РККФ Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли повседневную заботу и внимание к вопросам материального обеспечения личного состава, улучшения условий его службы и быта. В 1918 — 1920 гг. было принято свыше 30 постановлений правительства, подписанных В. И. Лениным, которые определили порядок и размеры денежного содержании моряков, повышении окладов и надбавок для различных категорий военнослужащих, их медицинского обслуживания, пенсионного обеспечении и др. В тяжелейших условиях войны и хозяйственной разрухи Коммунистическая партия делала все, чтобы добиться удовлетворения нужд армии и флота; при обсуждении этих вопросов В. И. Ленин самым внимательнейшим образом относился к тому, чтобы решать их в интересах защитников Родины. Так, в июле 1918 г., редактируя внесенный на утверждение СНК проект Положения о Народном комиссариате здравоохранения, В. И. Ленин сделал добавление о том, чтобы в функции Военно-санитарного отдела входила и задача медико-санитарного обеспечения флота32.

Важнейшим требованием партии в ходе строительства РККФ являлось налаживание системы снабжения и материально-технического обеспечении флотов и флотилий, борьба с бесхозяйственностью, за бережное и экономное расходование материальных и денежных средств. В точение 1918 г. как в центральных, так и во флотских звеньях управления были осуществлены первые мероприятия по штатному регулированию, нормированию, налаживанию системы отчетности, что являлось важным шагом в организационном укреплении флота.

Борьба за организационное укрепление РККФ протекала в условиях, когда военное положение Советской республики было очень тяжелым. На Севере, Дальнем Востоке, Черном море и Каспии интервенты и белогвардейцы захватили важнейшие советские порты и базы; их войска стремились сомкнуть кольцо фронтов и нанести удар по жизненным центрам Советского государство.

Трудности военного времени классовые враги использовали для борьбы с Советской властью во всех областях государственного и военного строительства. Отражением острой классовой борьбы на флоте являлась деятельность меньшевиков, эсеров, анархистов, выступавших против курса большевистской партии за создание регулярных Вооруженных Сил. Спекулируя на широких демократических порядках на флоте, они стремились проникнуть в судовые комитеты, чтобы вести яростную антисоветскую пропаганду, призывать матросов к невыполнению приказов командования. Мелкобуржуазные элементы выступали против назначения комиссаров, укрепления воинской дисциплины, централизации управлении, ратовали за «вольнонаемный» флот, возврат к добровольчеству, митингованию и т. д.

Несмотря на проведение важных организационных мероприятий по укреплению флота, перестройка его на регулярной, кадровой основе шла медленнее, чем в Красной Армии. Сильное влияние пережитков добровольческого периода сказывалось на сохранении прежних порядков в комплектовании экипажей кораблей, функционировании судовых комитетов и др. Летом и осенью 1918 г., когда основные направления военного строительства были закреплены законодательными актами ВЦИК и СНК, на флоте продолжали действовать такие ведомственные положении, как Правила приема на службу военного флота вольнонаемных моряков, «Контракт для вольнонаемной команды военного флота», Положение о временном бюро по найму вольнонаемных моряков, Положение о комитетах для судов и береговых частей и др.

Главный комиссар Балтфлота в июне 1918 г. докладывал, что набор на корабли производился судовыми комитетами самочинно. Фактически многие функции комитетов выходили за пределы их прав, что не соответствовало основным принципам строительства регулярных Вооруженных Сил. Центральные и флотские органы управлении, командный состав не вели настойчивой, повседневной организаторской работы по решительной борьбе с пережитками добровольчества, мешавшими укреплению боеспособности флота.

Важное значение для устранения недостатков в организационных мероприятиях на флоте имела проверка Балтийского флота комиссией Реввоенсовета Республики в конце 1918 г. Комиссия вскрыла серьезные просчеты в комплектовании и учете личного состава, организации службы и боевой подготовки, на кораблях и в частях не было четкого разграничения функций между командным составом и различными выборными организациями; командиры не обладали дисциплинарными правами; судовые комитеты и общие собрания экипажей подменяли командование, вмешивались в его функции, самостоятельно комплектовали команды без санкции вышестоящих инстанций и т. д. В своих выводах комиссия констатировала, что уровень организации Балтфлота отстал от уровня, достигнутого в строительстве Красной Армии, находится еще в стадии «разрушения» старых форм, а не созидания новых.

Обсудив итоги проверки Балтийского флота, Реввоенсовет Республики предложил Революционному Совету Балтфлота обеспечить соответствие организации флота принципам, на основе которых строились кадровые, регулярные Вооруженные Силы Советского государства. Вся власть на кораблях, в частях и соединениях должна принадлежать командиру и комиссару; никто не вправе затруднять их работу и «вносить  многовластие в управление». Реввоенсовету флота предлагалось в недельный срок назначить комиссаров на все корабли и части (до этого комиссары были лишь на действующих кораблях), отменить практику выборов комиссарского состава; упразднить судовые комитеты, ликвидировать бюро найма и учета моряков с передачей его функций штабу флота, произвести точный учет всего личного состава.

Решающим условием организационного укрепления Балтийского флота и РККФ в целом являлось последовательное проведение в жизнь важнейшего Ленинского принципа советского военного строительства — усиления партийного влияния во всех областях жизни флота, укрепления партийных рядов, сплочения вокруг большевистской партии широких матросских масс. Большую роль в этом сыграла партийно-политическая работа на флоте, в основу которой были положены постановление и обращение ЦК РКП (б) об укреплении партийных организации и повышении партийной дисциплины среди коммунистов, принятые в мае 1918 г.33. В них содержался глубокий анализ состояния дел в партии и были намечены конкретные меры по активизации партийной работы. «В нашу партию, — отмечал ЦК РКП (б), — влилось много элементов, чуждых ей по своему классовому положению, своей психологии, элементов, не подготовленных для восприятия пролетарского мировоззрения, пролетарской дисциплинированности и способности стройной организации. Многим малосознательным членам партии, как и примыкавшим к партии слоям, переход от капитализма к социализму казался делом легким и быстрым. Трудности же переходного периода заставляют эти шаткие слои колебаться, порождают в некоторых из них недоверие к силам партии...»34 Важнейшей задачей в этих условиях, говорилось в постановлении, является укрепление внутрипартийной дисциплины, так как диктатура пролетариата требует от рабочего класса и его авангарда в первую очередь стройной организации. Партия должна стать как никогда монолитной, очиститься от наносных элементов, в ее рядах не должно быть места бездельникам, колеблющимся и шатающимся. «Чем тяжелее борьба, — подчеркивал ЦК, — тем больше энергии должны мы проявить» 35. От всех партийных организаций Центральный Комитет РКП (б) требовал по-боевому взяться за партийное строительство, укрепить свои ряды, развернуть энергичную организаторскую и идейно-политическую работу среди трудящихся, раскрыть всю важность мобилизации всех сил народа на отпор империалистической агрессии.

Пост военного комиссара был самым ответственным в армии и на флоте. Будучи непосредственными представителями партии и Советской власти, комиссары вносили в ряды армии и флота пролетарскую организованность и дисциплину, сплачивали воинов, вдохновляли их на борьбу за власть Советов. На них возлагались важнейшие задачи по руководству партийно-политической работой, идейно-политическому воспитанию личного состава, политический контроль за деятельностью военных специалистов; они вникали во все стороны жизни и службы моряков, заботились об их нуждах, об укреплении боеготовности кораблей и частей. на политическую работу в Вооруженные Силы Коммунистическая партия посылала наиболее стойких и преданных коммунистов, прошедших суровую школу революционной борьбы. V Всероссийский съезд Советов указывал, что комиссарами «должны ставиться лишь безупречные революционеры, стойкие борцы за дело пролетариата и деревенской бедноты»36.

На боеспособности большевистских организаций флота сильно сказался уход лучших партийных сил на фронты гражданской войны, на работу в центральные и местные органы Советской власти. Численность партийных организаций РККФ к лету 1918 г. значительно уменьшилась, на многих кораблях и в частях партийных ячеек не было, отдельные коммунисты состояли на учете в местных, территориальных партийных комитетах. Задача укрепления партийных рядов на флоте приобретала исключительно важное значение.

В обращении к коммунистам-матросам Петрограда городской комитет партии призвал организовать коммунистические ячейки на кораблях, улучшить работу по созданию боеспособного регулярного флота. «Наша партия — авангард трудящихся масс, — говорилось в обращении, — должна быть в первых рядах строителей новой армии. Она должна взвалить на свои плечи всю тяжесть ее создания... спаять ее ряды цементом революционной дисциплины... С этой целью все члены Коммунистической партии, рассеянные по отрядам и частям Красной Армии и Флота, должны сплотиться в партийные коллективы и соединенными усилиями развернуть во всю ширь нашу работу в их рядах... на каждом судне, в каждой команде объединяйтесь в партийные ячейки, связывайтесь с районным и Петербургским комитетами партии, беритесь за партийную работу»37.

Совещание моряков-коммунистов Балтийского флота в июле 1918 г. обсудило вопросы об организации партийных групп и ячеек на кораблях и в частях. «Совещание находит обязательным и необходимым, — говорилось в решении, — раскинуть но всему Балтийскому флоту и принадлежащим к нему береговым частям коллективы коммунистов, спаянные партийной дисциплиной со всеми местными и областными органами»38.

В результате огромной организаторской работы партии на флоте был взят твердый курс на окончательную ликвидацию пережитков добровольчества и «партизанщины», всемерное укрепление порядка и организованности. С осени 1918 г. численность большевистских организации на Балтике стала неуклонно увеличиваться, возрастала авангардная роль коммунистов в повышении боеспособности кораблей и частей. При подготовке кораблей к наиболее ответственным и сложным операциям комплектование экипажей проводилось «безусловно коммунистами или же определенно сочувствующими». На многих кораблях были созданы новые партийные ячейки, на других — ряды коммунистов значительно росли и крепли. На линкоре «Гангут», например, коммунистов и сочувствующих было 20% экипажа, на линкоре «Полтава» — свыше 30%, на подводных лодках «Минога» и «Макрель» — более 90%.

Большевистские организации настойчиво боролись за устранение недостатков в комплектовании и учете личного состава, всемерно способствовали последовательному осуществлению принципа назначения комиссаров и командного состава, являлись опорой в укреплении дисциплины, организованности и строгого воинского порядка.

Для дальнейшего подъема партийно-политической работы в Вооруженных Силах большое значение имело совершенствование организационных форм руководства военными партийными организациями. В первый период военного строительства, как уже указывалось, их работой руководили местные (территориальные) органы РКП (б). Теснейшая связь с местными партийными органами всегда являлась непременным условием активности армейских и флотских коммунистов. Вместе с тем специфика задач, стоявших перед партийными организациями армии и флота, их численный рост, постоянное перемещение воинских частей в условиях военных действий, большая протяженность фронтов нередко приводили к тому, что парторганизации частей и соединений отрывались от местных политорганов. С другой стороны, комиссары не в состоянии были охватить все вопросы партийно-политической работы. Жизнь выдвигала новые формы политического руководства в войсках, требовала создания постоянных политических органов в соединениях армии и флота, непрерывного руководства работой военных парторганизаций.

В октябре 1918 г. вопрос о партийных организациях в Вооруженных Силах был рассмотрен на заседании Центрального Комитета РКП (б). В январе 1919 г. ЦК партии утвердил Инструкцию армейским парторганизациям. Эти решения способствовали усилению политической работы в армии и на флоте, идейному и организационному укреплению политорганов и партийных организаций. Было признано, что партийно-политической работой в Вооруженных Силах должны руководить политотделы. Партийные организации освобождались от несвойственных им административных и хозяйственных функции, их деятельность направлялась на обеспеченно авангардной роли коммунистов, политическое воспитание воинов, укрепление дисциплины, повышение боевой готовности частей и соединений, проведение в жизнь партийных решений.

Первые флотские политорганы были созданы на Волжской флотилии летом 1918 г. Однако на других флотах и флотилиях, в том числе на Балтике, в это время еще не было центрального политического органа, который бы руководил партийно-политической работой в масштабе всего флота. Для организационного и идейно-политического укрепления Балтийского флота важнейшее значение приобретало создание политического центра для руководства работой комиссаров и усиления воспитательной работы.

Приказом по РККФ от 5 феврали 1919 г. был образован Политотдел Балтийского флота. «В целях руководства всей политической жизнью Балтийского флота, постоянного над ней контроля, усиления и укрепления революционной дисциплины и боевых качеств личного состава флота, а также для централизации, объединения и повышения уровня агитационно-просветительской работы на флоте, — говорилось в приказе, — при Революционном совете Балтийского флота учреждается Политический отдел Балтийского флота...»39 В Положении о политотделе указывалось, что он направляет всю политическую жизнь флота, содействует укреплению рядов партии и организации во всех частях ячеек РКП (б), поддерживает постоянные связи с местными и вышестоящими партийными органами, возглавляет агитационно-пропагандистскую и культурно-просветительную работу.

22 февраля 1919 г. было создано политическое отделение Кронштадтской военно-морской базы, возглавившее руководство партийно-политической работой и крепости и на базировавшихся в Кронштадте кораблях.

Деятельность флотских политорганов была направлена на повышение боеспособности кораблей и частей, укрепление дисциплины, идейно-политическое воспитание моряков, сплоченно их вокруг Коммунистической партии. С созданием политорганов значительно усилилась работа по укреплению партийных организаций. Если в октябре 1918 г. на Балтийском флоте было 1300 членов партии и сочувствующих, то к VIII съезду РКП (б) численность партийных организаций возросла до 3500 человек. В целом по РККФ с лета 1918 г. по март 1919 г. число коммунистов увеличилось в 4 раза и превысило 6 тыс. человек, объединенных в 195 партячейках40. Рост партийных рядов являлся важнейшим залогом дальнейшего укрепления боевой мощи флота.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 117.

2 Декреты Советской власти, т. IV. М., 1963, с. 93.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 139.

4 Декреты Советской власти, т. II, с. 542.

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36. с. 325.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с 125.

7 См.: Декреты Советской власти, т. I. с. 522 — 523.

8 См.: Декреты Советской власти, т. II, с. 569 — 570.

9 См.: Владимир Ильич Ленин, Биографическая хроника, т. 5, с. 417.

10 Декреты Советской власти, т. II, с. 196

11 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 150 — 152.

12 Декреты Советской власти, т. III, с. 372.

13 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 6. М.. 1975, с. 329; ЦГА ВМФ, ф. 5, оп. 1, д. 323, л. 92-101.

14 См.: Декреты Советской власти, т. II, с 31 — 33.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 397.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 365.

17 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 154 — 156.

18 ЦГА ВМФ, ф. 5, on. 1, д. 321, л. 4-5.

19 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с 421 — 428.

20 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 210.

21 См.: Декреты Советской власти, т. III, с. 252 — 253.

22 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 215.

23 Ленин В. И. Полн. coбp. соч., т. 50, с, 62 — 63.

24 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.), с. 286 — 297.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 154.

26 Там же, с. 203.

27 См.: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с. 206 — 207.

28 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 200.

29 См.: Систематический сборник постановлении (1917 — 1918 гг.), с. 315, 343 — 344.

30 Партийно-политическая работа в Красной Армии (апрель 1918 — февраль 1919). Документы. М., 1961, с. 150.

31 См.: Систематический сборник постановлений (1917 — 1918 гг.); с 343.

32 См.: Декреты Советской власти, т. 111, с. 53

33 См.: Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями (март — июль I918 г.). Сб. док., т. III. М., 1967, с. 72 — 74, 80 — 83.

34 Там же, с. 81 — 82.

35 Там же, с. 83.

36 Декреты Советской власти, т. II, с. 543.

37 Партийно-политическая работа в Красной Армии (апрель 1918 — февраль 1919), с. 143.

38 Балтийские моряки и борьбе за власть Советов (ноябрь 1917 — декабрь 1918), с 201.

39 Систематический сборник постановлений Революционного военного Совета Республика по флоту и Морскому ведомству и управляющего делами Народного комиссариата по морском делам с 1 января по 31 декабря 1919 года (далее — Сборник постановлений 1919 г.). М., 1923, с. 251.

40 См.: Ефимов С. Партийное строительство в ВМФ в годы гражданской войны. — «Военно-исторический журнал», 1971, .№ 4, с. 16.

 

2. Решения VIII съезда РКП(б) — программа дальнейшего повышения боеспособности флота

К VIII съезду РКП(б), состоявшемуся в марте 1919 г., партия приобрела огромный опыт во всех областях военного строительства, в мобилизация масс на защиту социалистического Отечества. Широкое предсъездовское обсуждение программных документов партии показало, что большинство коммунистов армии и флота целиком и полностью одобряют военную политику ЦК, его твердую линию на создание кадровых, регулярных Вооруженных Сил с железной воинской дисциплиной и централизованным управлением.

В своем приветствии съезду коммунисты Балтийского флота писали: «Моряки-коммунисты Красной Балтики, объединенные в Морской секции коммунистов, шлют свой братский привет VIII съезду Российской Коммунистической партии, возглавляющей международную коммунистическую революцию и являющейся передовым отрядом всемирного пролетарского движения. Моряки приветствуют съезд партии в твердой уверенности, что задачи, лежащие на нем в области подведения итогов истекшей великой борьбы рабочего класса с угнетателями, утверждения обновленной программы, продиктованной творчеством самой жизни и общего коммунистического строительства, будут ныне выполнены и будет сделан еще один этап к окончательной победе и торжеству коммунизма»1.

Решив важнейшие социально-политические проблемы жизни партии и всего советского народа, съезд уделил большое внимание военному вопросу. В отчете Центрального Комитета съезду, в речи по военному вопросу, В. И. Ленин показал всю важность правильного решения этого вопроса для Советской республики, вскрыл трудности, с которыми партия столкнулась при создании Вооруженных Сил, определил дальнейшие задачи в строительстве армии и флота. Съезд показал, что решающим условием повышения их боеспособности являлась борьба с пережитками партизанщины, за укрепление организационных основ армии и флота.

Созданные под руководством Коммунистической партии Советские Вооруженные Силы, будучи регулярными, кадровыми, постоянными по методам формирования и обучения, как орудие пролетарской диктатуры, подчеркивалось в принятой съездом Программе партии, должны иметь открыто классовый характер, т. е. формироваться исключительно из пролетариата и полупролетарских слоев крестьянства. Историческое предназначение Советских Вооруженных Сил состоит в том, что они являются орудием социалистической самообороны, надежной защитой пролетариата и деревенской бедноты. Для решения своих задач социалистическая армия не может быть импровизированной, наспех созданной и слабо обученной, «со случайным подбором оружия и полуподготовленным командным составом», она должна быть «обученной, вооруженной и организованной по последнему слову военной науки»2.

В деле обучения и воспитания личного состава армии и флота в духе коммунистического мировоззрения, указывалось далее, исключительно важна роль политических комиссаров, партийно-политической работы, укрепления партийных организаций в каждой воинской части. Отмечая огромную роль комиссаров в строительстве Советских Вооруженных Сил, съезд указал, что они являются вне только прямыми и непосредственными представителями Советской власти, но и прежде всего носителями духа нашей партии, ее дисциплины, ее твердости и мужества в борьбе...»3.

В качестве ближайших практических мер в области военного строительства VIII съезд РКП (б) постановил неуклонно проводить в жизнь принцип классовой мобилизации трудящихся, усилив военную и политическую подготовку командных кадров, добиться дальнейшего укрепления дисциплины, переработать уставы. Съезд поручил ЦК «организовать планомерное распределение но частям коммунистов армии и флота», местным партийным организациям — вести систематическую работу по коммунистическому воспитанию воинов; перенести центр тяжести коммунистической работы в войсках из политотделов фронтов в политотделы армий и дивизий; для руководства политической работой в Вооруженных Силах создать Политический отдел при Ренвонсовете Республики4.

Съезд раскрыл исключительную сложность задач, стоявших перед Советской республикой в деле обеспечения ее обороноспособности, предостерег от какой-либо недооценки трудностей при создании военной организации социалистического государства, решительно выступил против упрощенческих, вульгаризаторских взглядов по основным вопросам военного строительства.

Глубоко обобщив первый опыт создания в боевого применения Советских Вооруженных Сил, съезд показал, что необходимый уровень их боеготовности и боеспособности основывается отнюдь не только на «революционном энтузиазме»; рабоче-крестьянская армия и флот могут надежно защитить социалистические завоевания только в том случае, если их организация будет соответствовать объективным требованиям военного дела, иметь твердое централизованное управление, отработанную систему комплектования, подготовки, обучения и воспитания военных кадров. Решения съезда закрепили проверенные жизнью принципы советского военного строительства, сыграли первостепенную роль в преодолении ошибочных, вредных взглядов в вопросах дальнейшего развития армии и флота, вооружили военные кадры ясным пониманием задач, стоящих перед Советским государством в укреплении его обороноспособности. Они стали боевой программой на пути дальнейшего развития Советских Вооруженных Сил, организации отпора империалистическим агрессорам.

Обсуждение принятых на съезде документов в войсках, на кораблях и частях флота продемонстрировало тесное сплочение коммунистов вокруг линии партии, показало их готовность напряженным трудом провести предначертании партии в жизнь; Коммунисты Северо-Двинской флотилии, обсудив материалы и итоги работы высшего партийного форума, постановили «твердо познакомиться с Программой», чтобы в любую «решительную и опасную минуту, при всякой спешной работе служить образцом бодрости, порыва, воодушевления и бесстрашия, находясь всегда впереди»5.

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии возглавили работу по практической реализации решений съезда, мобилизовали внимание партийных организаций армии и флота на борьбу за дальнейшее повышение боеготовности. В соответствии с этими решениями был создан Политический отдел Реввоенсовета Республики, преобразованный в мае 1919 г. в Политическое управление (ПУР). В ведении ПУРа, работавшего на правах военного отдела ЦК РКП (б), находилась вся партийная, политическая и культурно-просветительная работа в армии и на флоте. Для непосредственного руководства работой флотских политорганов и парторганизаций в ряде отделов ПУРа были созданы морские подотделы (части). С апреля 1919 г. по март 1920 г. ПУР направил на политработу в действующую армию около 12 тыс. человек6.

Центральный Комитет партии уделял большое внимание органам политического руководства на флотах и флотилиях. В мае 1919 г. В. И. Лениным было подписало постановление о выделении средств для обеспечения политико-просветительной деятельности Политотдела Балтийского флота7. В соответствии с решениями VIII съезда в РККФ создается широкая сеть политорганов, охватывающая все флоты и флотилии. К концу 1920 г. в системе политорганов РККФ находилось 2 политуправления (Балтийского и Черноморского флотов), 17 политотделов (на флотилиях и в военно-морских базах), 2 политотделения и 6 политсекретариатов (в базах и укрепленных районах).

В. И. Ленин, Центральный Комитет партии постоянно указывали на недопустимость малейшей самоуспокоенности в деле укрепления армии и флота. Даже тогда, когда многие проблемы военного строительства были успешно решены, партия реально оценивала сложность и ответственность задач, поставленных VIII съездом, решительно выступала против преуменьшения военной опасности, против механического перенесения прежнего опыта при решении новых проблем, выдвигаемых жизнью. Летом 1919 г. в специальном письме ко всем членам партии по вопросам дальнейшего укрепления Вооруженных сил ЦК РКП (б) подчеркивал: «Дело построения армии для нас самое новое и поэтому самое трудное дело. Партия наша должна возможно чаще анализировать прошлый опыт строительства Красной Армии, оглядываться назад, измерять пройденные этапы и взвешивать новые пути»8.

Большое значение для повышения обороноспособности страны приобретал вопрос об укреплении военно-политического союза советских республик, об объединении их вооруженных сил под единым командованием.

До 1919 г. созданные на Украине, в Прибалтике, Белоруссии национальные воинские формирования не имели единого централизованного руководства войсками, общей системы комплектования, снабжения, подготовки обученных кадров, что являлось серьезным препятствием для согласованных действии в борьбе против интервентов и белогвардейцев. Некоторые военные руководители допускали серьезные ошибки в организации боевого взаимодействия войск.

12 апреля 1919 г. в ЦК РКП (б) поступила телеграмма о местнических тенденциях со стороны Наркомвоена Латвии К. Л. Петерсона, который считал, что «средства морской обороны и моряки, посланные на Рижское побережье, подчинены ему и назначенному им Зедину»9 (командующий флотилией Советской Латвии. — Б. 3.). На следующий же день этот вопрос был рассмотрен на Пленуме ЦК РКП (б), который постановил сообщить Центральному Комитету компартии Латвии следующее: «ЦК РКП считает необходимым разъяснить, что морские силы и средства посланы Западному фронту в непосредственных боевых целях. Все назначения и предписания должны исходить через Западный фронт. Двойственное подчинение командования признается крайне вредным... Считаем необходимым настоящее разъяснение ввиду ошибочного решения Наркомвоен Латвии тов. Петерсона»10.

Для проведения единой политики в военной области В. И. Ленин 24 апреля дал указание Э. М. Склянскому подготовить от имени ЦК текст директивы «о единстве (слиянии) военном»11. Проект директивы был обсужден на Пленуме ЦК РКП (б) 4 мая 1919 г., на котором рассматривался также вопрос об организации морского командования. В решении ЦК подчеркивалась необходимость установить «в области военного управления и командования строжайшее начало единства организации и строгого централизма»12. Предложения ЦК РКП (б) были единодушно поддержаны всеми советскими республиками.

1 июня 1919 г. ВЦИК при участии представителей Украины, Белоруссии, Прибалтийских республик принял декрет «Об объединении военных сил советских республик: России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии»13. Наряду с единством военной организации и военного командования предусматривалось объединение советов народного хозяйства, комиссариатов труда, финансов, управления железными дорогами. Создание и укрепление военно-политического союза советских республик, сплочение их военных сил в единую организацию на основе принципов пролетарского интернационализма, полного равноправия наций и народностей имело огромное значение для укрепления завоеваний Октября, в развитии многонационального Советского государства.

С увеличением размаха вооруженной борьбы возрастала потребность в усилении боевого и численного состава РККФ. В течение 1919 — 1920 гг. флот непрерывно пополнялся новыми контингентами моряков. По постановлению Совета Обороны, подписанному В. И. Лениным 29 апреля 1919 г., на военную службу призывались сигнальщики, флотские механики и машинисты, артиллеристы, инженеры, техники и другие специалисты, ранее освобожденные от мобилизаций14. Для комплектовании новых частей и соединений и восполнения убыли личного состава выявилась необходимость возвращения на флот специалистов командного и рядового состава, находившихся в рядах армии. В первую очередь на корабли возвращались штурманы, артиллеристы, механики, электрики, машинисты. С освобождением советских территории, временно оккупированных белогвардейцами и интервентами, там проводились призывы военнообязанных на действительную службу в армию и на флот.

За два года численный состав РККФ вырос более чем в три раза. Если к июлю 1919 г. на флотах и флотилиях насчитывалось 30 тыс. моряков, то к концу 1920 г. — около 100 тыс.15.

В соответствии с решениями VIII съезда партии были приняты меры по улучшению работы центральных военных органов. В марте — июле 1919 г. по решению ЦК РКП(б) была проведена реорганизация во Всероссийском главном штабе, Ставке Главного командования, Полевом штабе РВСР и др.16. В целях дальнейшей централизации управления и с учетом практического опыта военно-организационной деятельности центрального аппарата в июне 1919 г. было признано необходимым функция Морского отдела РВСР передать двум инстанциям — командующему морскими силами Республики (коморси) и управляющему Морским комиссариатом (упморком). Коморси являлся помощником главнокомандующего всеми вооруженными силами по морской части. Ему подчинялись все морские, озерные и речные силы, морские крепости и Высшая военно-морская инспекция; он являлся ответственным за подготовку и организацию морских и речных сил, отвечал за разработку и ведение боевых операций по заданиям Полевого штаба РВСР. В ведении упморкома находились морские части, учреждения и заведения, не входившие в состав действующей армии. Подчиняясь Реввоенсовету Республики, он являлся ответственным руководителем за деятельность Морского генерального штаба и всех технических и хозяйственных органов РККФ. Важным мероприятием в деле укрепления и совершенствования структуры центрального аппарата являлось учреждение должности комиссара морских сил Республики и создание штаба командующего морскими силами.

В ходе военных действий роль штаба коморси, наиболее тесно связанного с оперативными органами управления Красной Армии, непрерывно повышалась. В 1920 г. он был преобразован в Морской штаб Республики (Морштаресп). Круг ведения Морского генерального штаба сначала был ограничен вопросами учета, подготовки и комплектования кадров, подготовки уставных и организационных документов, а в 1921 г. этот штаб был упразднен и все его функции переданы Морскому штабу Республики.

Коммунистическая партия придавала большое значение подбору и расстановке руководящих кадров флота, воспитанию и выдвижению командиров и политработников по их политическим и деловым качествам. Выдвижение большевиков на руководящие посты В. И. Ленин считал важнейшей обязанностью партии, возглавлявшей руководство обществом; вопросы наиболее целесообразного использования и расстановки кадров являлись не только организационной, но и политической функцией ЦК, так как политика ведется через людей и без права расстановки их, говорил В. И. Ленин, нельзя направлять политику. Весь высший командный и политический состав РККФ — члены коллегии, начальники морских сил, главные комиссары, командующие флотилиями, члены реввоенсоветов — назначались на должности постановлениями СНК после всестороннего рассмотрения их кандидатур партийными органами.

В годы гражданской войны на командную и политическую работу были выдвинуты сотни военных моряков. Среди них коммунисты с дореволюционным стажем — Ф. С. Аверичкин, А. В. Баранов, Г. П. Киреев, Н. Г. Маркин, Д. Н. Марулин, Р. А. Муклевич, Н. А. Пожаров, В. Ф. Полухин, И. Д. Сладков. И. А. Смирнов. И. П. Флеровский, Н. А. Ховрин, более молодое поколение командиров и политработников — Н. Е. Басистый, К. И. Душенов, 3. А. Закупнев, И. К. Кожанов, Г. И. Левченко, Ф. С. Октябрьский, И. С. Юмашев и др.

Выдвигая на руководящую работу лучших представителей трудящихся, рядовых матросов и солдат, Коммунистическая партия требовала вместе с тем использовать в интересах Советской власти опыт и знания старых специалистов. «Наша задача, — говорил В. И. Ленин, — путем опыта привлекать в широких размерах специалистов, заменять их, подготовляя новый командный состав, новый круг специалистов, которые должны научиться чрезвычайно трудному, новому и сложному делу управления»17.

Против Ленинского курса на привлечение специалистов старой армии и флота к делу строительства Советских Вооруженных сил выступали «левые коммунисты», все те, кто не хотел понимать сложности решения военных проблем и видел в использовании старых специалистов лишь «пособничество буржуазии». На VIII съезде РКП (б) резко отрицательную позицию по отношению к старым специалистам занимали представители «военной оппозиции», не желавшие считаться с объективными условиями и потребностями развития Красной Армии и Флота.

В выступлениях на съезде В. И. Ленин убедительно доказал необходимость строить Советские Вооруженные Силы на основе научных достижений, раскрыл ошибочность и вред огульного недоверия к командному составу старой армии. Вместо с тем В. И. Ленин, Центральный Комитет партии неоднократно указывали на необходимость неослабного контроля за деятельностью старых специалистов. В принятой съездом Программе партии было записано: «…необходимо самое широкое использование и применение оперативного и технического опыта последней мировой войны. В связи с этим необходимо широкое привлечение к делу организации армии и ее оперативного руководства военных специалистов, прошедших школу старой армии. В свою очередь, необходимым условием такого привлечения является сосредоточение политического руководства армией и всестороннего контроля над командным составом в руках рабочего класса»18. В резолюции съезда по военному вопросу указывалось, что необходимо продолжать привлечение военных специалистов, установив над ними неослабный партийно-политический контроль.

В соответствии с решениями VIII съезда 7 апреля 1919 г. было принято постановление Совета Обороны, подписанное В. И. Лениным, о предоставлении командованию РККФ права призывать на флот бывших морских офицеров, на какой бы службе они ни находились, не считаясь с нормами, установленными ранее изданными декретами и постановлениями; действие всех ранее предоставленных им отсрочек и освобождений от призыва прекращалось19.

На командную, штабную, научно-преподавательскую работу в РККФ были привлечены многие бывшие офицеры старого флота: В. Н. Варваци, А. К. Векман, М. В. Викторов, Л. М. Галлер, И. С. Исаков, А. С. Максимов, Н.Н. Несвицкий, Э. С. Панцержанский, Ю. Ф. Ралль, С. П. Ставицкий, Г. А. Степанов, Б. В. Хорошхин и др. Их знания, опыт способствовали становлению флота. С другой стороны, совместная работа с рабоче-крестьянскими кадрами РККФ давала возможность старым специалистам глубже попять сущность гражданской войны, ее связь с политикой, осознать новые явления в военном деле.

Привлекая военных специалистов к работе по созданию и укреплению советского флота, большевистская партия призывала использовать их умение и навыки в военно-технических и специальных вопросах «при полном соблюдении верховенства, руководства и контроля Советской власти...»20.  В одном из писем Центрального Комитета РКП(б) летом 1919 г. прямо подчеркивалось: «Центральный Комитет напоминает политическим комиссарам, что хозяином Красной Армии является рабочий класс, а стало быть и его политические представители в армии — военные комиссары»21. Четко отделяя тех, кто честно и добросовестно служил Советскому государству, от изменников и предателей, партия сурово карала последних, стоя на страже интересов трудящихся.

Расчеты на ослабление оборонной мощи Советской страны за линией фронта путем шпионажа, диверсий, организации заговоров и других форм контрреволюционной деятельности всегда занимали важное место в планах империалистических агрессоров. Контрреволюционный мятеж на фортах Красная Горка и Серая Лошадь в июне 1919 г. наглядно свидетельствовал, какую опасность таит антисоветское подполье, тесно связанное с иностранными империалистическими кругами.

Опыт борьбы против контрреволюции на фронте и в тылу еще раз подтверждал необходимость неослабного политического контроля за деятельностью военных специалистов на каждом корабле, в каждом военном учреждении. В соответствии с указаниями ЦК РКП (б) Реввоенсовет Балтийского флота обратился к ряду местных партийных комитетов с просьбой вернуть моряков-коммунистов, перешедших на советскую работу, для усиления политсостава флота. «Реввоенсовбалт на основании соответствующего постановления Центрального Комитета партии, — говорилось в письме Кронштадтскому комитету РКП (б), — просит вас принять срочно меры к немедленному откомандированию в распоряжение Политотдела Балтфлота всех моряков-коммунистов, занимающих должности в советских учреждениях» 22.

Большое значение для руководства организационно-партийной и политической работой в армии и на флоте имело циркулярное письмо ЦК (август 1919 г.), в котором обращалось внимание всех местных партийных комитетов на правильную расстановку военно-политических кадров в воинских частях и учреждениях. В письме отмечалось, что продолжается практика, когда местные партийные организации отзывают, смещают и переводят на другие должности военных комиссаров. ЦК напоминал и связи с этим, что перемещения военкомов и политкомов должны производиться лишь с санкции высших руководящих органов. Поэтому всем местным партийным организациям предлагалось никаких перегруппировок или перемещений ответственных военно-политических работников самостоятельно не производить, чтобы не вносить тем самым расстройства в деятельность военных учреждений»23.

К концу гражданской войны в РККФ находилось около 850 комиссаров. Значительно укрепились и выросли флотские партийные организации — признанные вожаки матросских масс. За полтора года после VIII съезда партии численность коммунистов в РККФ возросла в 3,2 раза и к августу 1920 г. составила свыше 19 тыс. человек. Наибольший рост партийных рядов на флоте происходил во время «партийных недель», которые начали проводиться с осени 1919 г. Во время первой «партийной недели» на Балтийском флоте в августе 1919 г. в партию вступили более 4 тыс. человек. За три месяца, с октября 1919 г. по 1 января 1920 г., численность партийных организаций Кронштадта увеличилась с 1774 до 4745 членов партии. На Днепровской флотилии за время партийной недели, проведенной в октябре 1919 г., состав партячеек возрос с 186 до 534 человек24.

Организационное и идейное укрепление рядов партии, авангардная роль коммунистов в жизни и деятельности флота явились важнейшим залогом укрепления его боеспособности.

Примечания:

1 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г. Л., 1974, с. 48.

2 КПСС в резолюциях,.., т. 2. М., 1970, с. 65.

3 Там же.

4 См. там же, с. 69 — 70.

5 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 2. М, 1968, с. 284.

6 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 2, с. 319.

7 См.: Декреты Советской власти. т. V. М., 1971, с. 6-10.

8 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 110.

9  ЦПА НМЛ. ф. 17, оп. 2, д. 16, л. 2.

10 Липицкий С. В. Военная деятельность ЦК РКП(б). М., 1973. с. 173.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 50, с. 287.

12 История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3. кн. 2, с. 323.

13 См.: Декреты Советской власти, т. V, с 250 — 261.

14 См. там же, с. 120 — 127.

15 ЦГА ВМФ, ф. 1, oп. I, д. 138, л. 44, 194, 238; оп. 3. д. 1098, л. 1-30.

16 См.: КПСС и строительство Советских Вооруженных Сил, с. 68.

17 Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, с. 431.

18 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 46-47.

19 См.: Декреты Советской власти, т. V, с. 39.

20 Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, с. 137.

21 КПСС в резолюциях..., т. 2, с. 114.

22 Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 170.

23  ЦПА НМЛ. ф. 17, оп.  65, ед. хр. 16, л. 49.

24 См: Балтийские моряки в борьбе за власть Советов в 1919 г., с. 193 — КМ, 208, 285, 320 — 321; Моряки в борьбе за власть Советов на Украине. Документы, с. 321 — 322: «Военно-исторический журнал», 1971, №. 4, С. 17.

 

3. Создание военных флотилий

Содержание и направленность военно-организаторской работы партии по строительству РККФ обусловливалась требованиями военно-стратегической обстановки на каждом из этапов гражданской войны. Высадка десантов Антанты на Дальнем Востоке, Севере, в Закавказье, наступление вражеских войск на приморских направлениях и вдоль важнейших речных магистралей с особой остротой поставили вопрос об усилении морских и речных флотилий. Вся работа по созданию, организации и укреплению флотилий проходила под непосредственным руководством В. И. Ленина.

До интервенции Антанты в руководстве РККФ преобладало мнение о необходимости расформирования военных флотилий на Амуре и Каспии. Однако агрессия США, Англии, Франции, Японии заставила коренным образом изменить первоначальные планы.

Учитывая нараставшую угрозу интервенции, Дальневосточный краевой Совет в январе 1918 г. обратился к В. И. Ленину с просьбой отменить решение о расформировании Амурской военной флотилии. Сразу же после высадки японского десанта во Владивостоке председатель Центрального Исполнительного Комитета Советов Сибири Н. И. Яковлев сообщил В. И. Ленину о положении на Дальнем Востоке и мероприятиях по отпору интервентам. Он особо подчеркивал большое значение Амурской военной флотилии для ведения боевых действий и просил ассигнований на ее содержание.

В ответной телеграмме (6 апреля) В. И. Ленин писал: «Одобряю планы подготовки и мобилизации. Ежели будут продвигаться, сопротивляйтесь». Относительно выделения средств для Амурской флотилии В. И. Ленин в этой же телеграмме сообщал, что ходатайство Центросибири передано в военный комиссариат. «Постараемся помочь высылкой денег, хотя затруднения у нас необычайно велики, — писал Владимир Ильич. — Прошу осведомлять чаще»1.

Содействие В. И. Ленина в деле обеспечения боевой деятельности Амурской флотилии дало тактические результаты: вопрос о расформировании флотилии был пересмотрен, на ее содержание Совнарком выделил целевым назначением 3,5 млн. рублей. По указанию Высшего военного совета 10 апреля коллегия Наркомата по морским делам отдала распоряжение: «Ликвидация Амурской флотилии отменяется... Теперь же принять меры к изготовлению к плаванию и боевой готовности всех судов флотилии»2.

Несмотря на ограниченность боевого и численного состава флотилии, моряки-амурцы приняли активное участие в действиях против японских захватчиков и белогвардейцев.

Напряженная обстановка в Закавказье также потребовала отмены первоначального решения Морского комиссариата о расформировании Каспийской флотилии. В марте 1918 г. председатель Бакинского Совдепа А. Джапаридзе направил об этом радиограмму в CНK. «Принимая во внимание особые условия Кавказа, особенно города Баку, — говорилось в радиограмме, — Бакинский Совет рабочих, солдатских и матросских депутатов признал расформирование Каспийского военного флота нецелесообразным». От имени Совета Джапаридзе просил Совнарком «санкционировать реорганизацию флота согласно постановлению Бакинского Исполнительного Комитета»3. В апреле 1918 г. Бакинский Совет направил в Москву секретаря Центрального Комитета Каспийской флотилии В. И. Бойцова4.

29 апреля 1918 г. В. И. Ленин принял Бойцова, который вручил Владимиру Ильичу письмо С. Г. Шаумяна и рассказал о нуждах Бакинской коммуны. В. И. Ленин направил послание каспийцев в Морской комиссариат, написав записку с требованием срочно рассмотреть просьбу Шаумяна и принять меры для защиты Баку5.

В июле 1918 г. к В. И. Ленину поступило ходатайство Северо-Кавказского военного округа с просьбой направить в распоряжение Бакинского Совнаркома вооруженные катера с орудиями и пулеметами для боевых действий на Каспии и реке Куре, Владимир Ильич вновь дал распоряжение в Наркомат по морским делам: «Очень прошу принять все меры для ускорения доставки в Каспийское море военных морских судов всех подходящих типов»6.

В ходе военных действий 1918 — 1919 гг. кольцо фронтов вокруг Советской республики сжималось. Центр вооруженной борьбы переместился в районы, где серьезное военное и народнохозяйственное значение имели водные пути: Волга, Кама, Днепр, Дон, Северная Двина. На повестку дня выдвинулась важнейшая задача: формирование военно-речных флотилий, способных оказать действенную поддержку сухопутным войскам Красной Армии.

На совещании руководящих военных работников в Кремле в марте 1918 г. В. И. Ленин рекомендовал подумать о необходимости создания новых военных флотилий. В решении этого вопроса Центральный Комитет партии и Советское правительство всесторонне учитывали предложения, поступавшие от местных партийных и советских организации.

Весной 1918 г. в ряде волжских портов началась подготовка к созданию вооруженных формирований на базе торгового речного флота. 17 апреля в адрес Совета Народных Комиссаров была направлена телеграмма из Вольска. «14 апреля моряки военного флота, собравшись [в] городе Вольске, — говорилось в телеграмме, — организовали красную речную флотилию для интенсивной защиты Советской власти, поддержки революционного порядка на Волге... При Вашей поддержке означенная красная флотилия в недалеком будущем может превратиться в могучую флотилию Волжского бассейна, могущую предотвратить всякие контрреволюционные выступления. Необходимо срочное распоряжение о переводе [на] Волгу мелких военных судов из Балтийского моря»7. Отряды вооруженных судов в мае — июне 1918 г. были созданы также в Симбирске, Астрахани и других волжских портах.

В июне 1918 г. по приказу Советского правительства в Нижний Новгород выехал матрос коммунист Н. Г.Маркин, которому было поручено в сжатые сроки обеспечить формирование Волжской военной флотилии. Для выполнения правительственного задания он наделялся широкими полномочиями. Специальной телеграммой в адрес Нижегородского губкома партии секретарь ЦК РКП (б), председатель ВЦИК Я. M. Свердлов потребовал от всех местных организаций оказывать Маркину полное содействие в порученной ему работе. Вслед за ним на Волгу были направлены многие балтийские коммунисты. Центром формирования флотилии стал Нижним Новгород, где находились крупные судоремонтные заводы и предприятия.

С развертыванием регулярных сил Красной Армии инициатива в создании военно-речных флотилий нередко исходила от командовании фронтов и армий. Так, в феврале 1919 г. Реввоенсовет Южного фронта направил телеграмму Главнокомандующему вооруженными силами с просьбой назначить в штаб фронта начальника морского отделения и прислать бронекатера для предстоящих операций на Дону. Однако фактически дело не двигалось. Поэтому 6 май Реввоенсовет фронта обратился непосредственно к В. И. Ленину с телеграммой, в которой обрисовал ненормальное положение с организацией Донской флотилии.

«Необходимость создать флотилию в районе Константиновской, — говорилось в телеграмме, — заставила штарм-10 вооружить и укомплектовать флотилию людьми из своих средств, что ею уже выполнено и приступлено к организации такой же флотилии в районе 9-й армии». Однако эти флотилии формировались кустарным способом, на случайных людей; особенно остро чувствовался недостаток в опытных морских специалистах. «Нынешнее состояние фронта, — сообщал РВС, — настоятельно требует скорейшей организации и действия Донской флотилии в верхнем течении Дона, а потому Реввоенсовет Юж-фронта еще раз ходатайствует о срочном командировании военного моряка с необходимым личным составом на должность начальника моротделения, а также о немедленном направлении неоднократно просимого вооружения для судов и личного состава для обслуживании судовой артиллерии»8.

На следующий же день (7 май 1919 г.) Совет Обороны под председательством В. И. Ленина обсудил вопрос о сформировании Донской флотилии. Для пополнении ее было решено использовать местные транспортные суда и плавсредства. Чтобы обеспечить незамедлительное выполнение постановления Совета Обороны, В. И. Ленин направил специальную телеграмму в Воронеж местному управлению водного транспорта9.

В период гражданской войны в речных и озерных бассейнах страны было создано более 30 военных флотилий:

в 1918 г. — Азовская, Вольская10, Чудская, Волхово-Ильменская, Солигоро-Волжская, Волжская, Военно-Волжская, Онежская, Байкальская, Северо-Двинская, Астрахано-Каспийская11;

в 1919 г. — Днепровская, флотилия Советской Латвии, Донская, Волжско-Каспийская12, Припятская13, Уральская, Западно-Двинская14, Сибирская;

в 1920 г. — Енисейская, Аму-Дарьинская, Доно-Азовская15, Беломорская, Аральская, Амурская, Куринская, Усть-Днепровская, Темрюкская, Каспийская, Сыр-Дарьинская и др.

До гражданской войны 1918 — 1920 гг. в истории не было примеров развертывания военно-речных сил в столь крупных масштабах. Создание флотилий потребовало решения обширного комплекса военно-организационных, материально-технических и транспортно-эксплуатационных проблем: формирование частей и соединений с органами управлении, снабжения и обеспечения; создание системы базирования, портового и ремонтного обслуживания; комплектование и подготовка личного состава; навигационное изучение и оборудование районов боевых действий; организации службы наблюдения и связи, береговых служб, разведки и т. д. При формировании каждой флотилии основными факторами, которые принимались во внимание, были: задача тесного взаимодействия флотилии с войсками Красной Армии, всесторонний учет конкретной обстановки сил и расположения противника.

Важнейшим источником для комплектования, вооружения и боевого снабжения речных флотилии в течение всей гражданской войны В. И. Ленин, Центральный Комитет партии считали Балтийский флот. Из состава Балтийского флота систематически направлялись командные и политические кадры для боевого и политического руководства флотилиями, кораблями и частями, действовавшими на внутренних фронтах, кадры специалистов флота (артиллеристы, минеры, связисты, радисты и др.); боевые корабли и суда (миноносцы, сторожевые корабли, тральщики, подводные лодки, боевые катера): морская артиллерия, гидроавиация, боеприпасы, минное оружие, радиотехнические средства, навигационное оборудование, технические материалы и многое другое.

Впервые в истории для боевых действий на речных театрах была осуществлена переброска эскадронных миноносцев (типа «Финн» — водоизмещение 570 т, 4 — 8 орудий калибра 47, 75, 100 мм) и миноносцев (типа «Прочный» — водоизмещение 220 — 390 т, 2 — 4 орудий калибра 47 и 75 мм). Всего в течение войны с одного театра на другой было переведено свыше 50 кораблей. В еще больших масштабах для вооружения и оснащения речных флотилий использовались различные боевые и технические средства Балтийского флота, прежде всего корабельная артиллерии. Только летом 1918 г. на Волгу, Каспий, Северную Двину из Кронштадта и Петрограда было отправлено свыше 200 корабельных орудий, около 70 тыс. снарядов, сотни мин, большое количество тралов, прожекторных установок, корабельных радиостанций и др.

Огромное значение для организации военных флотилии во внутренних районах страны имело использование материально-технической базы и личного состава речного (транспортного) флота: его общая грузоподъемность к началу 1918 г. превышала 10 млн. т, в главных речных бассейнах насчитывалось более 4 тыс. паровых судов; численность их экипажей превышала 130 тыс. человек.

Широкие возможности для мобилизации сил и средств речного флота для народнохозяйственных и оборонных задач Советской республики открылись с национализацией частновладельческой собственности на речном транспорте. В первые же месяцы после Октябрьской революции в Центральный Комитет партии и Совет Народных Комиссаров поступали сообщения из многих портов о сопротивлении частных судовладельцев введению рабочего контроля, об их саботаже и вредительстве. В некоторых портах торговые моряки революционным путем приступали к национализации флота. «Ввиду отказа выплачивать командам жалованье и полного саботажа судовладельцев, — телеграфировал в СНК Херсонский комитет Союза моряков, — постановили: торговый флот Нижнего Днепра и Южного Буга в целях сохранения и впредь до издания соответствующего декрета центральной властью — национализировать и считать достоянием Российской республики»16. О саботаже судовладельцев и революционной национализации торговых судов и предприятии телеграфировали в СНК из Архангельска, Астрахани, Саратова, Киева и других портов.

В январе 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина детально обсудил вопрос о состоянии торгового флота. По предложению В. И. Ленина для разработки основ декрета о национализации торгового флота была образована специальная комиссии из представителей ВСНХ, Наркомата по морским делам и союзов речников17. 23 января 1918 г. декрет о национализации торгового флота был принят Советом Народных Комиссаров18. Для передачи в собственность государства бывших частновладельческих судоходных компании и оказании помощи местным органам в национализации флоте на Волгу, Северную Двину и другие речные бассейны были направлены опытные партийные и советские работники, а также военные моряки, которые провели большую работу по сохранению торговых судов и плавсредств. К лету 1918 г. на всех бассейнах было национализировано большинство торговых судов.

В ходе гражданской войны торговый флот стал главным резервом для пополнения судового состава военных флотилий. «Весь судоводительский и судомеханический состав, — писал Н. Ф. Измаилов, — подбирался из работников речного флота, а на должности командиров, комиссаров и специалистов — артиллеристов, минеров, электриков, гальванеров и других назначались военные моряки»19.

В работах по вооружению и оснащению кораблей, созданию необходимой для каждой флотилии судоремонтной и военно-технической базы приняли участие многотысячные коллективы рабочих Нижнего Новгорода, Саратова, Самары, Астрахани, Казани, Царицына, Мариуполя, Херсона, Киева, Гомеля, Котласа и многих других речных портов.

Сотни речных судов были переоборудованы в канонерские лодки, сторожевые корабли, плавучие батареи, тральщики, заградители, военные транспорты, посыльные и госпитальные суда, артиллерийские и минные катера и др. Вооруженные сильной морской артиллерией, многие речные корабли обладали большой огневой мощью. Так, вооруженный пароход «Дело» (Астрахано-Каспийская флотилия) имел три 130-мм, два 75-мм и два 47-ми орудия; пароходы «Коноша» и «Байбек» — по четыре 100-мм орудия. Артиллерийская поддержка таких кораблей имела весьма важное значение для сухопутных войск.

Для обеспечения боевых и Военно-транспортных задач  на речных бассейнах большое значение имела проведенная по указаниям Центрального Комитета партии военизация речного транспорта. 12 июля 1918 г. Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина рассмотрел вопрос об установлении строжайшего контроля над водными путями. Правительство приняло решение  организовать бдительный контроль над всем речным транспортом, отнять у контрреволюционных отрядов возможность беспрепятственно передвигаться по рекам в целях заговоров и мятежей»20.

С осени 1918 г. на период каждой навигации вводилась мобилизация всего речного флота. Так, декретом СНК «О мобилизации речного флота Республики» (25 сентября 1918 г.) весь речной флот объявлялся мобилизованным до конца навигации, а его личный состав считался принятым на действительную военную службу21. 15 марта 1919 г. В. И. Ленин подписал постановление Совета Обороны «О зачислении всего состава рабочих и служащих речного и морского флота и рабочих и служащих, занятых по ремонту судов и вывозке топлива для флота, в разряд военнослужащих». Согласно этому декрету все указанные категории рабочих и служащих считались призванными на действительную военную службу до окончания навигации 1919 г.22. В мае 1920 г. В. И. Ленин подписал постановление СТО «О введении военного положения на водных путях Советской Республики». Согласно этому постановлению для обеспечения военных и народнохозяйственных перевозок на всех водных путях (реках, озерах, морях) вводилось военное положение; все работники Главода (Главного управления водного транспорта) считались призванными на действительную службу23.

В. И. Ленин, Совет Обороны держали под неослабным контролем деятельность Главода, на который возлагалась ответственность за организацию использования речного флота в интересах обороны. В подписанном В. И. Лениным обращении Совета Народных Комиссаров «Ко всем работникам водного транспорта» подчеркивалось, что работа торгового флота должна выполняться с максимальным напряжением сил, так как от этого зависят в «немалой степени наши военные успехи и победоносный исход войны»24.

Выделение необходимых судовых средств, кадров, ремонтно-технической базы для обеспечения боевой деятельности военных флотилий являлось важнейшей задачей Главода. Вместе с тем Совет Обороны требовал строго централизованного распределения сил и средств речного флота, четкого взаимодействия между системой Главода и РККФ, решительно пресекал случаи самовольного распоряжении транспортными средствами со стороны местных военных органов. За исключением самых экстренных случаев (когда для выполнения срочных боевых задач допускалось привлечение транспортных средств без санкции центра) были установлены общие правила, обязательные для всех органов Главода и РККФ: 1) представления о передаче судов и плавсредств речного флота в состав военных флотилий направлялись централизованно в Главод и утверждались Реввоенсоветом Республики; 2) передаваемые в РККФ суда и плавсредства во всех отношениях подчинялись командующему флотилией и содержались за счет военного флота; 3) при передаче судов вместе с экипажами личный состав зачислялся на военную службу «со всеми правами и обязанностями военных моряков»25.

Наряду с привлечением плавсредств речного флота для военных нужд широко использовались портовые и ремонтно-технические средства Главода. Необходимые для обеспечения боевой деятельности военных флотилий материалы и запасы, указывалось в соглашении между РККФ и Главодом, «признаются военными и пользуются преимуществами, предоставляемыми таковым на основании положения о снабжении Красного военного флота».

Поскольку вопросы, связанные с использованием транспортного флота, затрагивали интересы ряда Наркоматов и ведомств (ВСНХ, НКПС, РВСР и др.), они нередко выносились на окончательное рассмотрение в Совет Обороны или СНК; обязательные для каждого ведомства постановления утверждались и подписывались, как правило, В. И. Лениным. «Поручить т. Ленину, — говорилось в постановлении СНК от 3 декабря 1918 г., — подписывать все приказы, выходящие за пределы полномочий Альтфатера и Главода»26.

В августе 1919 г. В. И. Ленин подписал специальное постановление Совета Обороны, которое требовало наведения строгого порядка в распределении и использовании судов речного флота27. В сентябре 1919 г. было принято постановление о взаимоотношениях Главода с органами Военного и Морского комиссариатов. «Предложить Морведу, — указывалось в постановлении, — не позднее двух недель, по соглашению с Главодом, установить общие нормы количества и типа вспомогательных судов, потребных Морведу для тех или иных операций» 28.

В течение всей гражданской войны Совет Народных Комиссаров и Совет Обороны систематически рассматривали вопросы, связанные с организацией и обеспечением боевой деятельности военных флотилий. В. И. Лениным были подписаны многие постановления СНК о выделении средств для Волжской, Северо-Двинской, Днепровской и других флотилий29.

Организационная структура каждой флотилии имела свои особенности, которые определялись поставленными задачами, составом сил, изменением обстановки на фронте, районом базирования и т. д. Наиболее крупные флотилии имели в своем составе более 100 кораблей и судов, другие — по 30 — 40 вымпелов. С перемещением районов военных действий силы и средства одной флотилии использовались, как правило, на формирование других флотилий. Для большинства флотилий, действовавших в северной и средней полосе страны, были характерны и сезонные особенности: после окончания навигации корабли становились на зимовку, во время которой ремонтировалась материальная часть и корабль перевооружался, значительная часть личного состава переходила на этот период в состав береговых отрядов.

Несмотря на то что особенности каждой флотилии затрудняли введение твердой штатной структуры, в 1918 — 1919 гг. была проведена большая работа по организационному укреплению флотилии как составной части РККФ. Летом 1918 г. были введены штаты Ильменской, Селигерской и Онежской флотилий, позднее — Волжской, Северо-Двинской и др.

По боевому расписанию, утвержденному Реввоенсоветом Республики в соответствии с постановлением СНК от 22 августа 1919 г., в состав Северо-Двинской флотилии входили: дивизион канонерских лодок, дивизион дозорных катеров, отряд плавбатарей, отряд сторожевых судов и транспортов, минный отряд, морской десантный отряд, морской воздушный дивизион (три авиационных отряда), суда и плавсредства порта. Органы управления флотилии состояли из штаба командующего, политотдела, штабов дивизионов и отрядов, службы связи и управления военного порта.

В 1919 г. были утверждены штаты военных портов (Нижегородского, Астраханского, Днепровского, Котласского и др.), а также типовые штаты морских береговых отрядов, минных партии, судоремонтных мастерских, морских радиостанций.

К В. И. Ленину, в Центральный Комитет партии, в Совет Обороны постоянно поступали донесения от Реввоенсовета Республики и морского командования о состоянии военных флотилии, уровне их боеспособности, о необходимости их пополнении и т. д. При рассмотрении текущих вопросов организационного строительства и обеспечения флотилии правительство требовало от командования РККФ решать каждый вопрос оперативно, без задержек. Когда в апреле 1919 г. руководство РККФ с запозданием возбудило ходатайство о выделении средств для Нижегородского военного порта, правительство удовлетворило это ходатайство, но одновременно в своем решении указало: «Поручить Наркомату госконтроля выяснить причины столь позднего обращения Морведа за ассигнованием кредитов на содержание Нижегородского порта»30.

Подводя итоги военно-организационной деятельности за годы гражданской войны, командование РККФ в одном из отчетов сообщало:

«Со времени создания в 1918 г. первой нашей речной флотилии на Волге и Каме все важнейшие водные магистрали — Днепр, Дон, Онежское и Ладожское озера, Северная Двина, Западная Двина, Аму-Дарья, Аральское море и другие бассейны, разновременно делаясь районами боевых действий, покрывались военно-морскими боевыми организациями Красного Флота как для самостоятельной борьбы с флотилиями противника, так и для совместных действий с Красной Армией. Насколько интенсивна была эта борьба, показывает то количество боевых средств, которое за указанное время было привлечено для участия в ней. Общее число вымпелов, несших боевую и вспомогательную службу на речных театрах, превысило 2 тысячи с общим числом личного состава свыше 45 тыс. человек»31.

Проведенная под руководством Коммунистической партии огромная работа по созданию и строительству Красной Армии и Флота в годы гражданской войны обеспечила несокрушимость Советского государства в борьбе с объединенными силами внешней и внутренней контрреволюции. Созданием новой военной организации социалистического государства партия впервые в истории решала задачу, за которую, как говорил Ленин на VIII Съезде РКП (б), никто в мире в такой широте еще не брался. «Мы шли от опыта к опыту... нащупывая, пробуя, каким путем при данной обстановке может быть решена задача»32. Правильность избранного курса на строительство кадровых, регулярных Вооруженных сил с четким централизованным управлением, твердым воинским порядком и дисциплиной была проверена и доказана всем опытом гражданской войны. Претворение в жизнь ленинских принципов военной политики партии обеспечивалось коренными преимуществами нового общественного строя, сосредоточением политической власти в руках пролетариата, укреплением союза рабочего класса и трудящегося крестьянства, Военно-политическим единством советских республик.

За три года гражданской войны в строительстве РККФ был пройден путь от коренной ломки старой военной машины до создания новой военной организации — неотторжимой составной части кадровых, регулярных Вооруженных Сил Советского государства. Формированием новых органов управления и партийно-политического аппарата, обеспечивавших проведение в жизнь политики партии, введением новых классовых принципов комплектования, подготовкой новых командных кадров, установлением и укреплением новой, сознательной дисциплины, повседневной партийно-политической работой по коммунистическому воспитанию моряков и повышению боеспособности кораблей и частей был заложен фундамент успешной боевой деятельности флота на фронтах гражданской войны.

Постоянное совершенствование организационных форм, приведение их в соответствие с требованиями вооруженной борьбы, развитие всей системы военной организации на основе практического опыта советского военного строительства являлось важнейшим условием успешной боевой деятельности флота. С организационным укреплением РККФ крепла его боевая мощь, повышалась боевая эффективность и способность к решению поставленных задач в борьбе против империалистических агрессоров.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 56 — 57

2 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 579, л. 23.

3 Там же, л. 20-21.

4 Воспоминания азербайджанских коммунистов о В. И. Ленине. Баку, 1958, с. 53.

5 См.: В. И. Ленин в Октябре и в первые годы Советской власти. Л., с. 249.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50. с. 121. 

7 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 579, л. 27.

8 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 550, л. 19 — 20.

9 См.: Ленин В. И. Военная переписка (1917 — 1920), М, 1958. с 132.

10 В октябре 1918 г. Вольская и Военно-Волжская пошли в состав Волжской флотилии.

11 В июле 1919 г. объединена с Волжской флотилией.

12 Создана в июле 1919 г. на базе Волжской и Астрахано-Каспийской флотилии.

13 В сентябре 1919 р. вошла в состав Днепровской флотилии.

14 Создана в ноябре 1919 г. на базе флотилии Советской Латвии.

15 В мае 1920 г. морские и речные силы Юго-западного фронта и Доно-Азовская Флотилии были объединены в морские силы Черного и Азовского морей (Черноморский флот).

16 ЦГАОР, ф. 130, оп. 2, д. 680, л. 8.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35 с. 316, 484

18 См.: Декреты Советской власти, т. I, с. 391 — 397.

19 Этих дней не смолкнет слава. Воспоминания речников — участников Великой Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны на Волге и Каме. М,, 1958, с. 89.

20 Декреты Советской власти, т. III, с. 14

21 См. там же с . 366

22 См.: Декреты Советской власти, т. IV, с. 487 — 489. (По постановлению Совета Обороны от 20 ноября 1919 г. действие этого декрета было продлено на время после завершения навигации — см.: Декреты Советской власти, т. VI. М., 1973, с. 303.)

23 См.: Собрание узаконении рабочего и крестьянского правительства РСФСР, 1920, № 120, с. 510.

24 Декреты Советской власти, т. VII, с. 27.

25 Сборник постановлений 1919 г., с. 233

26 Декреты Советской власти, т. IV, с. 569.

27 См.: Декреты Советской власти, т. VI. с. 387

28 Там же, с. 416.

29 См.: Декреты Советской власти, т. III. с. 608; т. IV, с. 680, 682; т. V, с. 635, 636, 641 — 642; т. VI, с. 540, 542, 614, 624, 626, 631.

30 ЦГАОР, ф. 130, оп. 3, д. 62, л. 180.

31 Отчеты об операциях Красной Армии и Флота за период с 1 декабря 1918 г. по 25 ноября 1920 г. М„ 1920, с. 69 — 70.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 138.