О.Н. ЗНАМЕНСКИЙ

ВСЕРОССИЙСКОЕ УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ

ИСТОРИЯ СОЗЫВА И ПОЛИТИЧЕСКОГО КРУШЕНИЯ

 

Автор монографии детально прослеживает историю созыва Всероссийского Учредительного собрания, показывает закономерность политического краха этого парламентского учреждения. В связи с этим значительное внимание уделяется анализу тактики партии большевиков, рассматриваются политические позиции буржуазных и мелкобуржуазных партий (кадетов, эсеров, меньшевиков и др.). Монография основана на широком круге архивных и печатных источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.

Книга рассчитана на историков.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тема книги — одна из важных проблем истории классово-политической борьбы в России в 1917 г., истории подготовки и победы Великой Октябрьской социалистической революции, торжества демократии пролетарской, советской, над демократией буржуазной, парламентской. Исследование этой проблемы дает новые доказательства политической прозорливости ленинской партии, ее замечательного умения завоевывать широкие народные массы, поднимать трудящихся на борьбу за социализм. Однако «свою победоносную борьбу, — писал В. И. Ленин, — против парламентарной (фактически) буржуазной республики и против меньшевиков большевики начали очень осторожно и подготовляли вовсе не просто — вопреки тем взглядам, которые нередко встречаются теперь в Европе и Америке»1.

Учредительное собрание, или Конституанта, есть представительное учреждение, собрание народных депутатов, которое уполномочено оформить новый государственный строй, выработать основные законы, конституцию страны. Таково общее определение, имеющее своими идейно-теоретическими истоками учение французских просветителей XVIII в. о «народном суверенитете» и «общественном договоре» и прочно вошедшее в правоведческий лексикон в период европейских революций конца XVIII—середины XIX в. Идея и лозунг Учредительного собрания, использованные буржуазными революционерами в борьбе за ликвидацию самодержавия, имели большое прогрессивное значение, были выражением одного из самых радикальных общедемократических требований. Как отмечал В. И. Ленин, Учредительное собрание представляло высшую форму демократизма в буржуазной республике2. Поэтому требование созыва Учредительного собрания вполне закономерно входило в программные документы, которыми руководствовались представители русского допролетарского освободительного движения (декабристы, революционные демократы, народовольцы). Это требование вошло в программу-минимум большевистской партии, хотя она всегда вскрывала классовую ограниченность буржуазной демократии и конечной целью борьбы провозглашала диктатуру пролетариата.

В России Учредительное собрание просуществовало немногим более двенадцати часов. Конец Учредительного собрания естествен и логичен, по дорога к нему — длинна, сложна и весьма поучительна. Особый интерес представляет отрезок пути, начавшийся после победы Февральской буржуазно-демократической революции. Конечно, к тому времени идея и лозунг Учредительного собрания, пройдя через многоразличные этапы развития, успели основательно состариться. Но впереди были события величайшего значения, которые окончательно определили судьбу российской Конституанты. Ее идея, возродившаяся в бурные дни марта 1917 г., затем — и на этот раз необратимо — зачахла, стала агонизировать за несколько месяцев до формального воплощения ее в жизнь. Этот процесс непосредственно порождался изменениями общеполитической обстановки — обострением классовых противоречий, перерастанием буржуазно-демократической революции в социалистическую. Нельзя забывать, что идея и лозунг Учредительного собрания могли существовать и развиваться в определенных политико-социальных условиях, что вопрос об Учредительном собрании, как указывал В. И. Ленин, был подчинен ходу и исходу классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией3.

Автор данной работы исходил из того, что само понятие «идея Учредительного собрания» абстрактно и условно. Требование созыва Учредительного собрания выдвигали различные партии, и каждая партия давала этому требованию свое обоснование и истолкование, зависевшее от принятых программно-тактических установок, целей и методов политической борьбы. Иными словами, единой и неизменной идеи Учредительного собрания не существовало. В действительности имели место ее партийные, отличавшиеся одна от другой и почти непрерывно изменявшиеся интерпретации.

Все это диктует необходимость изучения истории Всероссийского Учредительного собрания, во-первых, в ее развитии, ибо вопрос о созыве Учредительного собрания и реальном значении его стоял в мае—июне 1917 г. не совсем так, как в марте—апреле, в сентябре—октябре по-иному, чем в июле—августе, и т. д. Во-вторых, история российской Конституанты нуждается не в узкоспециальном, а в многоплановом исследовании, в котором нашлось бы достаточное место для показа эволюции общеполитического положения. Весьма важно, чтобы в исследовании получил отражение ход идейно-политической борьбы за решение коренных проблем, в той или иной мере связывавшихся с созывом Учредительного собрания. Прежде всего, разумеется, речь должна идти о поисках способа перехода от старого к новому строю в России, методов установления и конституирования новой государственной власти, о возможности использования учреждений парламентского типа в российской буржуазно-демократической и социалистической революциях. Наконец, в-третьих, книга, посвященная Всероссийскому Учредительному собранию, должна содержать изложение и анализ позиций различных политических партий.

Приступая к работе, автор сознавал сложность стоявших перед ним задач и научно-политическую актуальность исследуемой темы. Как известно, вопросы о значении, принципиальной допустимости и практической целесообразности использования марксистскими партиями парламентских учреждений (к ним относится и Учредительное собрание), о соотношении парламентских и внепарламентских форм борьбы всегда привлекали и продолжают привлекать внимание коммунистических партий. Эти вопросы, в частности, обсуждались на международном Совещании коммунистических и рабочих партий, состоявшемся 5—17 июня 1969 г. в Москве.

Необходимо также помнить, что история созыва и роспуска Всероссийского Учредительного собрания и отношения к нему партии большевиков была и остается в поле зрения зарубежной буржуазной историографии. Враждебная нам литература, в том числе эмигрантская, о Великой Октябрьской революции огромна, и трудно найти книгу, в которой истории Всероссийского Учредительного собрания не отводилось бы значительного места. Имеются и работы, непосредственно посвященные истории российской Конституанты4. Долг советских историков — противопоставить этому потоку литературы труды, написанные с привлечением широкого круга источников и основанные на марксистском анализе событий. Позитивная, углубленная разработка проблемы — наиболее эффективный метод критики искажения истории и опровержения фальсификаций.

История созыва и роспуска Учредительного собрания изучалась советскими историками. Уже с 20-х годов выходили в свет специальные книги и статьи, посвященные общим проблемам истории Учредительного собрания и тактики большевиков в отношении его5. Эти проблемы затрагивались и в трудах на смеж- пые или более широкие темы.6 К настоящему времени наиболее обстоятельно исследованы тактика большевиков в отношении Учредительного собрания и события, связанные с роспуском его. За последние годы достигнуты успехи и в изучении итогов выборов в Учредительное собрание.7 Однако в целом тема продолжает принадлежать к числу еще недостаточно исследованных. И по сей день наиболее значительными работами обобщающего характера справедливо считаются упомянутые книги Н. Л. Рубинштейна, лучшая из которых («К истории Учредительного собрания») написана более 40 лет назад. Ниже мы будем обращаться к оценке некоторых трудов в связи с изложением основных вопросов темы.

Среди конкретных проблем, остающихся слабо изученными, следует назвать такие, как эволюция отношения большевиков к Учредительному собранию в 1917 г., идея и лозунг его в интерпретации мелкобуржуазных и особенно буржуазных партий, степень популярности идеи Учредительного собрания среди народных масс, вопрос о сроке созыва Учредительного собрания и 1917 г., подготовка выборов, их ход и общие итоги, оценка степени соответствия итогов голосования политическим настроениям масс в конце 1917 г. В данной работе предпринята попытка хотя бы отчасти восполнить эти и некоторые другие пробелы.

Методологическим руководством для автора послужили труды В. И. Ленина8. В работе использованы документы и материалы, отражающие идейно-политическую позицию и практическую деятельность большевиков в связи с вопросом об Учредительном собрании, а также документы и материалы, исходившие от Советов, мелкобуржуазных и буржуазных партий и организаций, Временного правительства и его органов. Часть документов извлечена из имеющихся публикаций, особенно газетных. Автором обследованы материалы около 100 наименований газет, причем не только столичных, но и выходивших на периферии. Много ценных и ранее очень слабо или вовсе не использованных документальных материалов почерпнуто из фондов ЦПА ИМЛ, ЦГАОР СССР, ЦГИА СССР, ЛГАОРСС. Особенно значительные пласты новых материалов обнаружены в фондах ЦГАОР СССР, которые образовались в результате деятельности органов, заведовавших подготовкой и проведением выборов в Учредительное собрание — Юридического совещания при Временном правительстве, Особого совещания для изготовления проекта Положения о выборах, Всероссийской по делам о выборах в Учредительное собрание комиссии, канцелярии Учредительного собрания. Кроме того, автором использована мемуарная литература.

* * *

Предлагаемое читателю исследование является частью выполненной автором работы по истории идеи Всероссийского Учредительного собрания — работы, хронологически охватывающей все три периода русского освободительного движения. То, что предшествовало событиям марта и последующих месяцев 1917 г., интересно и существенно не только само по себе, но и как отдаленная предыстория финала, последовавшего в Белом зале Таврического дворца 5—6 января 1918 г. Логическая связь этой предыстории с финалом несомненна. Однако здесь мы ограничимся по необходимости очень беглой обрисовкой позиций, которые занимали главные политические партии накануне Февраля 1917 г.

РСДРП была первой среди тех российских политических партий, которые взяли на вооружение идею и лозунг Учредительного собрания в начале 900-х годов. Требование созыва Учредительного собрания органически вошло в программу-минимум, принятую II съездом РСДРП в 1903 г. В годы первой русской революции большевики интенсивно пропагандировали это требование, увязанное с лозунгами свержения царского самодержавия и создания Временного революционного правительства. При этом партия большевиков не преувеличивала роль Учредительного собрания. Функции последнего предполагалось свести к законодательному оформлению и закреплению тех преобразований, которые проводились бы в жизнь народными массами и их органами власти и борьбы. После поражения революции 1905—1907 гг. большевики по инициативе В. И. Ленина ограничили использование лозунга Учредительного собрания, оттеснив его более действенными лозунгами «трех китов» (демократическая республика, конфискация помещичьей земли, 8-часовой рабочий день). А в январе—феврале 1917 г. при подготовке работы «Марксизм о государстве» В. И. Ленин сформулировал некоторые важнейшие выводы, развитые и обнародованные вскоре после победы Февральской революции. Эти выводы заключались в следующем.

При переходе к социалистической революции старая государственная машина, в том числе парламентские учреждения, отживает свой век. Пролетариат, завоевывая политическую власть, должен разбить буржуазный государственный аппарат и заменить его новым, рожденным практикой рабочего движения. Как показал опыт Парижской коммуны и первой русской революции, новые органы власти должны представлять собой «народ, конституировавшийся по коммунам» — по коммунам, являющимся и законодательными, и исполнительными органами, прямо и непосредственно выражающими и проводящими в жизнь волю трудящихся масс. В России 1905—1907 гг. такими органами были Советы рабочих, солдатских, матросских и крестьянских депутатов, железнодорожные комитеты9. «Можно, пожалуй, — писал далее В. И. Ленин, — кратко, драстически (метко, характерно, — Ред.) выразить все дело так: замена старой («готовой») государственной машины и парламентов Советами рабочих депутатов и их доверенными лицами. В этом суть!!»10.

Меньшевики в 1905—1907 гг. не обусловливали созыва Учредительного собрания победой вооруженного восстания и созданием Временного революционного правительства. В 1905 г. они возлагали основные надежды на так называемые «органы революционного самоуправления», которые так и не были созданы, а в 1906—1907 гг. — на Государственную думу, характеризуя ее как «орган власти», способный обеспечить созыв Учредительного собрания. Это было одним из проявлений оппортунистической сущности меньшевиков, отказывавшихся от участия в революционной борьбе и отрицавших идею гегемонии пролетариата. После третьеиюньского переворота 1907 г. меньшевики, охваченные «ликвидаторским» настроением и воздававшие хвалу «малым практическим делам», почти прекратили пропаганду Учредительного собрания. О последнем вновь заговорили левоменьшевистские деятели в январе 1917 г.

Эсеры включили требование созыва Учредительного собрания и проект своей программы в мае 1904 г. Внутренние разногласия, эклектичность программных положений, тенденция смешивать задачи буржуазно-демократического и социалистического переворотов, присущая неонародникам мелкобуржуазная революционность с такими ее атрибутами, как экстремизм и политический авантюризм, сначала обусловливали сдержанное отношение к идее Учредительного собрания. Проповедуя «самоустройство» народа, эсеры намеревались осуществлять свою программу не только через Учредительное собрание, но и «снизу», путем «захватного права». В 1905—1907 гг. эсеры усилили агитацию за Учредительное собрание, связывая созыв его со «всенародным» восстанием, которое толковалось как в основном стихийный взрыв. Впрочем, эсеры не раз испытывали колебания, соблазн сторговаться с либералами. К тому же неонародники раскололись на враждовавшие фракции, одна из которых (максималисты) безоговорочно отрицала возможность использования парламентских учреждений «в пределах буржуазного строя», а другая, напротив, все более возвеличивала роль Учредительного собрания. В годы империалистической войны эсеры продолжали, хотя и приглушенно, с оглядкой на буржуазных либералов, пропагандировать лозунг Учредительного собрания.

Буржуазно-либеральные деятели, стремившиеся к сохранению монархии и боявшиеся революционных потрясений, относились к идее Учредительного собрания отрицательно. Правда, I съезд партии кадетов в октябре 1905 г. принял резолюцию, в которой говорилось о надобности созыва Учредительного собрания «для составления основного закона». Однако, судя по тексту резолюции, кадетский метод созыва Учредительного собрания основывался на признании «законной» инициативы самого монарха и необходимости сохранения за ним верховной власти в переходный период. Уже через месяц кадеты фактически отказались от использования лозунга Учредительного собрания, а II съезд их партии (1906 г.) закрепил отказ официально. Монархические, контрреволюционные настроения либералов взяли верх.

Что касается народных масс России, то среди них, если не считать демократической интеллигенции, идея Учредительного собрания не завоевала широкого и прочного признания. Одной из главных причин этого было отсутствие парламентских традиций. И все же соответствующая агитация, активно и широко развернутая в 1905—1907 гг., оставила след. При определенных условиях популярность идеи Учредительного собрания могла на короткое время, но существенно возрасти, что не осталось бы без последствий для хода политической борьбы.

Как отмечал В. И. Ленин, история Учредительного собрания — «вопрос, действительно, интересный и важный, ибо соотношение буржуазной и пролетарской демократии здесь предстало перед революцией практически».11 Конкретно-историческое исследование этого вопроса и являлось задачей автора данной книги.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 13.

2 Там же, т. 35, стр. 162.

3 Там же, т. 34, стр. 37.

4 См., например: М. В. Вишняк. Всероссийское Учредительное собрание. Париж, 1932; О. Н. Radkey. The Elections to the Russian Constituent Assembly. January 1918. N. Y., 1953.

5 А. Ф. Ильин-Женевский. Трагикомедия Учредительного собрания. — «Красная летопись», 1927, № 3(24); Е. Игнатов. Тактика большевиков и Учредительное собрание. — «Пролетарская революция», 1928, № 4(75), № 5(76); Н. Шавеко. Октябрьская революция и Учредительное собрание. М— Л., 1928; Н. Рубинштейн. 1) К истории Учредительного собрания. М.—Л., 1931; 2) Большевики и Учредительное собрание. М., 1938; Ф. Г. Партолин. Тактика большевистской партии по отношению к Учредительному собранию. — В кн.: Коммунистическая партия — вдохновитель и организатор победы Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1957; И. И. Кузнецов. Тактика партии большевиков по отношению к Учредительному собранию. — В кн.: Коммунистическая партия в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1958; 3. М. Коренькова. Ленинская тактика в отношении Учредительного собрания в период его созыва и роспуска. — Уч. зап. МГПИ им. В. И. Ленина. 1964, № 214; О. Н. Знаменский. Конец Учредительного собрания. Л., 1967; Г. В. Васильев. Тактика большевистской партии по отношению к Учредительному собранию после победы Великой Октябрьской социалистической революции. — В кн.: Партийные организации Сибири в период строительства социализма и коммунизма. Кемерово, 1968; Ф. Г. Партолин. В. И. Ленин, большевики и Учредительное собрание. — «Вопросы истории КПСС», 1969, № 12; И. Б. Берхин. Некоторые вопросы истории Учредительного собрания в трудах В. И. Ленина. — «Исторические записки», 1972, т. 89, и др.

О Всероссийском Учредительном собрании пишут и историки братских социалистических стран, о чем свидетельствует, в частности, выход в свет содержательной монографии: Е. 3анд. Проблема власти в России после Октябрьской революции (Советы и Учредительное собрание). Варшава, 1967 (на польск. яз.).

6 Среди этих трудов выделяются монографии: Е. Н. Городецкий. Рождение Советского государства. М., 1965; П. Голуб. Партия, армия и революция. М., 1967; Л. М. Спирин. Классы и партии в гражданской войне в России. М., 1968; И. И. Минц. История Великого Октября. Т. 3. М., 1972.

7 З. М. Коренькова. Большевистская партия на выборах в Учредительное собрание. — Уч. зап. МГПИ им. В. И. Ленина. Т. 79, 1957; А. Дине с. Некоторые итоги выборов в Учредительное собрание. — Уч. зап. Саратовск. ун-та, 1958, т. 59; В. В. Петраш. Выборы в Учредительное собрание по Балтийскому избирательному округу. — В кн.: Город Ленина в дни Октября и Великой Отечественной войны 1941— 1945 гг. М.—Л., 1964; И. К. Рыбалка. Рабочий класс Украины на выборах во Всероссийское и Всеукраинское учредительные собрания. — «История СССР», 1965, № 1; Л. Г. Протасов. Материалы Тамбовской oкpyжной комиссии по выборам в Учредительное собрание как исторический источник. — В кн.: Под знаменем Октября. Воронеж, 1966; О. Н. Знаменский. Выборы в Учредительное собрание в Петрограде. — В кн.: Из истории Великой Октябрьской социалистической революции и социалистического строительства в СССР. Л., 1967; X. С. Марат. Рабочие, солдаты и матросы голосуют за Ленина. — «Вопросы истории КПСС», 1968, № И; С. С. Xесин. Флот голосует за политику Ленина. — «История СССР», 1970, № 1; Ю. К. Кириенко. Итоги выборов в Учредительное собрание на Дону. — «История СССР», 1970, № 1. Очень ценные статистические данные итогов выборов в Учредительное собрание приводятся в упомянутых работах П. А. Голуба, Е. Н. Городецкого, Л. М. Спирина.

8 Анализу ленинских работ автор настоящей монографии посвятил две статьи: О. Н. Знаменский. 1) В. И. Ленин об Учредительном собрании. —- В кн.: В. И. Ленин в Октябре и в первые годы Советской власти. Л., 1970; 2) В. И. Ленин об итогах выборов в Учредительное собрание. — В кн.: История и историки. Историографический ежегодник. 1970. М., 1972.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 219, 227—229.

10 Там же, стр. 231.

11 Там же, т. 37, стр. 274.