Содержание материала

 

Русская революция в 1917 г.: «Почему большевики взяли верх?»

Попова О.Г. Уральский федеральный университет (г.Екатеринбург)

После распада СССР наступило не самое благоприятное время для изучения истории Русской революции 1917 г. Все беды современной России политики и ученые-обществоведы связывают с неудачным экспериментом, начатым большевистской партией в Октябре 1917 г. Некоторые считают Октябрь историческим казусом, случайным явлением. Но историк знает, что в жизни общества случайностей не бывает. Любое свершившееся событие закономерно в том смысле, что оно было вызвано определенными обстоятельствами как объективного, так и субъективного порядка.

«Почему большевики взяли верх?» - этот вопрос ставил перед собой лидер кадетской партии Павел Милюков, на который он пытался дать ответ в первые месяцы после Октября в своей «Истории Второй Русской революции», этим вопросом задавались монархисты, либералы и представители умеренного социалистического крыла, общественные деятели и исследователи. Безусловно, что одним из решающих факторов победы большевиков была слабость, нерешительность и непоследовательность партий правительственного блока. Но все это ничего бы не стоило без реальных организационных и политических успехов РСДРП (б), правильно выбранной стратегии и тактики и харизматичного большевистского лидера В.И. Ленина, которому пришлось вести упорную борьбу не только с политическими противниками, но и внутри самой партии.

Большевики вступили в Революцию 1917 г. ослабленными и раздробленными: часть лидеров находилась в эмиграции, другие встретили февральские события в ссылке. Ленин видел в числе первоочередных задач возрождение большевистских организаций: «Организуйтесь по каждому заводу, в каждом полку и каждой роте, в каждом квартале. Работайте над организацией ежедневно и ежечасно»[1]. В короткий период партия сумела наладить нарушенные партийные связи, создать разветвленную сеть партийных организаций, пополнив свои ряды идейными сторонниками. Численность РСДРП (б) выросла за пять месяцев в десять раз: с 24 тысяч в марте - до 240 тыс. человек к VI съезду партии, а к октябрю было уже около 350 тыс. членов[2]. Успех большевиков был обеспечен наличием широкой сети партийных организаций на местах во главе с Областными комитетами РСДРП (б), которые играли ключевую роль в осуществлении связей между центром и провинцией. Практика партийной работы на местах характеризовалась широкой автономией. ЦК РСДРП(б) определял политическую линию и общее направление деятельности, исключая мелочную опеку[3]. Нередко областные руководители самостоятельно принимали очень важные решения без оглядки на центр.

Новая для большевиков политическая ситуация, сложившаяся в стране после падения самодержавия, требовала выработки иной политической линии, что нередко вызывало серьезные расхождения в руководстве РСДРП(б). Партия в поиске ответов не ограничивалась обсуждением этих проблем в узком составе ЦК, прибегая к широкой партийной дискуссии. До возвращения В.И. Ленина в Россию в партии сложился определенный круг лидеров, которые не приняли «Апрельские тезисы», тогда он предложил объявить внутрипартийную дискуссию: «…Когда история делает крутой поворот, даже передовые партии более или менее долгое время повторяют лозунги, бывшими правильными вчера, но потерявшие всякий смысл сегодня…»[4]. В итоге партия поддержала ленинскую политическую линию и она стала общепартийной[5]. Цель была достигнута исключительно демократическим методом. Так последовательно, в упорной борьбе с соратниками по партии, Ленин утверждал свой авторитет лидера, теоретика, стратега большевистской партии.

В дальнейшем внутренние противоречия и борьба течений в партии усилилась, укрепились позиции правого крыла, которое выступало против немедленного захвата власти большевиками и тяготело к компромиссу с другими социалистическими партиями. Одним из признанных лидеров этого направления считался Каменев. В центре споров в сентябре оказался вопрос о Демократическом совещании, созванном эсеро-меньшевистским ЦИК Советов для решения вопроса о власти. В своих работах «Большевики должны взять власть», «Марксизм и восстание»» Ленин требовал, чтобы партия отказалась от участия в предпарламенте, созданном на совещании, и взяла курс на вооруженное восстание. Большинство ЦК выступило вначале против его позиции. Ленину пришлось в очередной раз вести упорную борьбу внутри руководства партии[6]. Нередко отклик и поддержку он находил на местах. Лидер уральских большевиков, член ЦК РСДРП (б) Н.Н.Крестинский раньше других членов ЦК встал на ленинскую точку зрения. По пути на Урал в письме ЦК 27 сентября он писал: «Перед отъездом я хотел возбудить в ЦК вопрос об уходе из предпарламента. Сделать этого не смог, но предлагаю обсудить этот вопрос. Считаю, что вступление в предпарламент… цензовых элементов – последний момент для ухода, оставаться после которого будет уже вредно»[7]. Ленин настойчиво и последовательно отстаивал свою позицию, и всегда добивался признания своей линии. А если складывалась критическая ситуация, он нередко обращался за поддержкой к рядовым партийцам.

Лидер большевиков был талантливым полемистом и обладал искусством убеждения в партийной среде. Начиная с первых лет его революционной деятельности, соратники отмечали особый магнетизм его личности, умение убедить, подчинить. В революции 1917 г. эти качества партийного лидера сыграли ключевую роль в следовании твердым курсом на осуществление четко определенной цели.

Ленин очень точно, лаконично и емко формулировал революционные лозунги – «Власть Советам!», «Мир народам!», «Земля крестьянам!», «Фабрики рабочим!» – понятные широким слоям населения. Простотой и привлекательностью своих лозунгов, так же как строгой последовательностью, если не в осуществлении, то по крайней мере, в постоянном их повторении, большевистская пропаганда завоевывала массы.

Ленин был гением в области политики. Политическая линия лидера партии было образцом рационального стремления к власти. Даже Милюков признавал, что суждения Ленина были «глубоко реалистичны», успех большевиков предопределил и их качества, которых не хватало умеренным социалистам, – реализм и последовательность[8]. Это была очень высокая оценка победителей со стороны лидера побежденной партии.

Ленин был блестящим аналитиком. Революция – процесс стремительный, быстро меняющийся, не каждому политику удается поспевать за событиями, а тем более делать опережающие шаги. Ленину это всегда удавалось с успехом. Одновременно он анализировал несколько факторов: положение в стране и на фронте, соотношение сил во Временном правительстве и в Советах, между большевиками и социалистическими партиями и др. Провозгласив лозунг «Вся власть Советам!»,он хорошо понимал силу Советов, которые опирались на широкие слои населения. Однако весной 1917 г., когда в Советах преобладали меньшевики и эсеры, это был довольно рискованный шаг. Но ход революционных событий подтвердил правильность выбранного лозунга, обеспечив большевикам кратчайший путь к власти, не исключавший насилия. Лидер партии умел отступать: сделать шаг назад, чтобы затем совершить два шага вперед. После известных июльских событий, расценив действия меньшевиков и эсеров как предательство интересов пролетариата, Ленин снимает с повестки дня лозунг «Вся власть Советам!»[9]. Но через два месяца ситуация в стране радикально изменилась. Особенно чутко вождь большевиков улавливал малейшие перемены в настроении масс и трансформировал их в простые и всем понятные идеи. После корниловского мятежа, в сентябре 1917 г., он безошибочно поставил «диагноз» о быстром полевении масс, чье революционное нетерпение отражало растущую неудовлетворенность политикой Временного правительства. Ленин снова возвращается к главному лозунгу момента – «Вся власть Советам!», который с середины сентября стал «равносилен призыву к восстанию»[10].

Для Ленина печатная пропаганда была привычным и естественным способом политической борьбы. В 1917 г. именно искусство печатной пропаганды было для него главным, потому что значительное время ему пришлось скрываться, не имея возможности устных выступлений перед массовой аудиторией. За восемь революционных месяцев он написал 400 страниц текста. Ленин в своей пропаганде определил довольно точно целевую группу: авангард рабочего класса - приспособив к этой группе всю свою стилистику. Большевики также сосредоточились на краеугольном камне власти – на армии – и достигли успеха, привлекая солдат в свои организации. Не случайно на выборах в Учредительное собрание 12 ноября 1917 г. за партию, поддержавшую лозунг мира, отдала свои голоса армия. На Северном фронте за большевиков подан 61% голосов, на Западном – 67%, на Балтийском флоте– 57,5%. В крупных гарнизонах результаты были еще более внушительны. В Петроградском гарнизоне 79,2%, в Московском 79,5% голосов отдано за большевиков. Газета «Уральский рабочий» писала после выборов: «…за большевиков голосовали почти все рабочие…»[11]. Вывод руководителей уральских большевиков был несколько преувеличен, но успех партии в регионе был бесспорным. Итоги избирательной кампании на Урале убедительно подтверждают известное ленинское высказывание: «Большевики были во время выборов в Учредительное собрание партией пролетариата…»[12]. В 40 заводах Пермской губернии представители РСДРП(б) опередили меньшевиков и эсеров и получили 64% голосов[13]. В Нижнем Тагиле, где были сильны позиции меньшевиков, большевиков поддержали 51% местного электората. В Верхнетуринском, Верхне-Уфалейском, Нижнеисетском и Северском заводах – более 70%, Симском, Сысертском, Усть-Катавском – около 80%, в Миньярском они собрали рекордные 90% голосов избирателей[14]. Говоря современным политическим языком, большевистская пропаганда носила адресный характер. Ленин и большевики показали в 1917 г., на какие чудеса способно брошенное в массы слово, они заложили основы современной пропаганды и такой науки как «теория пропаганды».

В чем же «феномен большевизма»? На этот и другие актуальные вопросы, связанные с историей Русской революции 1917 г. еще предстоит дать ответы. Но бесспорно то, что все политические партии после падения самодержавия получили равные права и свободы, хотя явные преимуществ были на стороне либералов и умеренных социалистов, однако большевики максимально использовали шанс, данный им историей.