Содержание материала

 Глава 4. Вопрос власти

Смывшийся из Новороссийска к своим заокеанским хозяевам, бывший русский генерал, ставший английским наемником, А. И. Деникин, потом в своих мемуарах признавался, что белое движение не смогло выдвинуть ни одного действенного политического лозунга. Ну, то, что таких лозунгов, которые помогли бы этим благородиям приструнить взбунтовавшееся быдло в 1918–1921 гг., не было придумано – это правда. Но не вся. Один очень действенный лозунг они всё-таки придумали. Просто озвучивать его напрямую в цивилизованном обществе вышвырнутой из России «элите» было не комильфо, но смысл всех их эмигрантских пропагандистских потуг был один: «Жиды-большевики захватили власть на Руси и насилуют русский народ в особо изощренной форме». Аукнулся в первый раз этот белогвардейский крик в 1941 году. Гитлер пошел войной на страну, где комиссары-иудеи ликвидировали ядро германской государственности. Спасибо вам, господа юнкера и прочие вашброди, это ведь и из ваших романсов есть куплеты в плане «Ост», здорово вы поощрили немецких фашистов, которые поверили, что славян можно под какую угодно власть согнуть, если они уже под жидовской находятся.

* * *

20 октября 1917 года военный министр Временного правительства А. В. Верховский, категорический противник сформировавшейся вокруг министров-капиталистов шайки, организовывавшей новый заговор военщины против Советов по типу корниловского, планировавшей уже эвакуацию правительства из Петрограда в Москву, подал в отставку.

Владимир Ильич Ленин из этого сделал единственно возможный вывод: русская буржуазия планирует сдачу столицы немцам, как единственное средство подавить всё более растущее революционное движение в стране. Медлить было нельзя. 24 октября Ильич пишет в «Письме ЦК РСДРП(б)»: «Буржуазный натиск корниловцев, удаление Верховского показывает, что ждать нельзя. Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство, обезоружив (победив, если будут сопротивляться) юнкеров и т. д.

Нельзя ждать!! Можно потерять все!!

Цена взятия власти тотчас: защита народа (не съезда, а народа, армии и крестьян в первую голову) от корниловского правительства, которое прогнало Верховского и составило второй корниловский заговор».

Ленин не лукавил, когда писал о защите народа. Взятие Петрограда немецкими войсками ввергло бы страну в такую пропасть, что перспективы дальнейшего существования России становились иллюзорными.

25 октября выстрел «Авроры» известил о начале завершающей фазы поднятого большевиками восстания, отряды Красной гвардии вошли в Зимний дворец.

В тот же день, в 10 часов 40 минут вечера меньшевик Дан открыл Второй Всероссийский Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов в Смольном. Из 650 делегатов, прибывших на съезд, 390 были представлены большевиками. За окнами слышалась далекая стрельба, восстание входило в свою победную стадию. А в зале началось шоу! Меньшевики, правые эсеры и бундовцы запели хором песню про узурпацию власти и попытались начать митинг в поддержку Временного правительства, но так как они были в меньшинстве, то, естественно, аплодисментов не было, их назвали гадами позорными. Поэтому с криками: щас мы все дружно пойдем к Зимнему и погибнем там на ступенях, но матросов не пустим к правительству! – они слиняли. Причем, не все, а только половина. Потому что даже их однопартийцы поняли, что происходит какая-то фигня. Сначала сами открыли заседание (Дан), потом, когда большинство их не поддержало, заявили, что съезд неправильный, и он им не нужен. Демократы, называется. Такие же демократы, как и камикадзе: никто из них не побежал по гулким петроградским улицам умирать за министров-капиталистов.

А на съезде прозвучало ленинское:

«Второй всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов открылся. На нём представлено громадное большинство Советов. На съезде присутствует и ряд делегатов от крестьянских Советов. Полномочия соглашательского Центрального исполнительного комитета кончились.

Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берёт власть в свои руки.

Временное правительство низложено. Большинство членов Временного правительства уже арестовано…

Съезд постановляет: вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые и должны обеспечить подлинный революционный порядок»

Начиналась новая историческая эпоха.

Ладно, эпоха эпохой, только вот не понятно – а когда большевики власть взяли? Где заявление о переходе власти к партии большевиков?

Так вот, большевики власть не брали, не захватывали, не узурпировали, не приватизировали и т. д. И даже не планировали её брать, даже в замыслах такого не было!

Я знаю, что такое моё утверждение выглядит полным бредом, ведь нам все великие знатоки истории дуют и дуют в уши: большевистский переворот, захват власти шайкой Ленина…

Пусть дуют, им за это деньги платят, а только документального подтверждения этой «пурге» не существует, существуют документы, опровергающие её.

Судите сами, вот из письма Владимира Ильича в ЦК накануне восстания: «Кто должен взять власть? Это сейчас неважно: пусть ее возьмет Военнореволюционный комитет «или другое учреждение», которое заявит, что сдаст власть только истинным представителям интересов народа, интересов армии (предложение мира тотчас), интересов крестьян (землю взять должно тотчас, отменить частную собственность), интересов голодных».

Не вижу здесь даже намека о том, что РСДРП(б) должна захватить штурвал. Вроде бы, Владимир Ильич прямо писал о необходимости взятия власти Военно-революционным комитетом, естественно, имелся ввиду Петроградский ВРК. Только вот в чем дело: даже в бюро ПВРК из 5 членов – двое были эсерами.

Или, может быть, это доказывает узурпаторские наклонности большевиков: «Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки»? (В. И. Ленин. «Письмо Центральному комитету, Петроградскому и Московскому комитетам РСДРП»). Так опять же, ясно сказано, что власть берет партия, представленная большинством в Советах. А это, извините, уже не захват, это получение власти из рук представительного органа.

Но события 25 октября развивались так, что даже ПВРК не потребовалось захвата штурвала. Он был сразу передан Съезду рабочих и солдатских депутатов:

«Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берёт власть в свои руки».

Могут быть возражения, что формально власть была передана Советам, а фактически она была в руках большевиков… Тогда я процитирую одного француза: «Депутат Советов избирается сроком на несколько месяцев. За этот короткий период он подконтролен своим избирателям, которые имеют право в любой момент лишить его полномочий и заменить другим депутатом».

Об этом французе, личности очень важной для разоблачения сочинений Старикова, поговорим позже, но что примечательно – даже иностранец видел, что Советы являются выразителями не партийных интересов, а интересов избирателей. Имеют решающее влияние коммунисты в них или нет, ничего не значит в сколь-нибудь отдаленной перспективе, новые выборы – и расклад может измениться кардинально. А на Втором Съезде расклад был такой: всего депутатов прибыло 650, из них большевиков было 390, т. е. голосов было у них 60 %. Согласитесь, что подавляющего преимущества и близко не было.

И в этой ситуации коммунисты заявляют, что Временное правительство низвергнуто, власть теперь принадлежит съезду. Что в такой ситуации должна была делать оппозиция, имея 40 % голосов? Конечно, предложить учесть при формировании нового правительства её интересы, выдвинуть альтернативные программы, ехать на места и заниматься работой с избирателями, добиваясь численного преимущества к следующему форуму. Но это если бы оппозиция была реальной, а на самом деле выяснилось, что меньшевики и прочие политические клоуны просто занимались профанацией, избираясь депутатами. Временное правительство Советы рабочих и солдатских депутатов не признавало ни за какую власть, а эти деятели вдруг возмутились отстранением от власти правительства Керенского. Ситуация прямо анекдотическая. Сами во власть рвались, дорвались, оказалось, что есть еще одна власть, которая их за власть не признаёт. А когда нашлась сила, которая руль принесла и предложила порулить, возмутились и ушли.

Когда лидеры меньшевиков, правых эсеров и бундовцев призвали своих сторонников уйти из Смольного, то даже члены их партий осознали, что эти политики просто себя саморазоблачили как агентов Временного правительства, поэтому половина их однопартийцев резко «полевела» и никуда не ушла.

Фактически, часть оппозиции большевикам на Втором съезде самоликвидировалась. Никакого захвата власти не понадобилось. Естественно, после этого демарша перспектив у Дана, Мартова и прочих из этой компании на каких бы то ни было выборах в Советы не было. Что они могли сказать избирателям? Что пусть их выберут, а они приедут на съезд и заявят, что управлять страной не могут, потому что большевики незаконно сместили Временное правительство? А зачем тогда их выбирать, если они орган, в который идут представителями, за законную власть не считают?

Покинули форум, расписавших в звании политических проституток, всего 70 депутатов. Смотрите, всего было депутатов 650, большевиков – 390, значит, оппозиции – 260. Ушло 70, осталось из небольшевистских партий – 190.

Но когда прозвучало воззвание Ленина «К рабочим, солдатам и крестьянам», декретирующее взятие власти съездом, то против него проголосовали 2 человека, 12 воздержались, т. е. и большинство из оппозиционных партий согласились с коммунистами. У меньшевиков, эсеров и прочих бундовцев было 40 % депутатов, а ушло и проголосовало против 13 % (84 депутата), т. е. ленинская партия, имея 60% голосов, на голосовании получила 87 %.

Где здесь узурпация?

Так еще принимались и декреты о мире и земле, там такие результаты голосования: Декрет о мире – единогласно, Декрет о земле – 1 против, 8 – воздержалось.

А здесь где узурпация и большевистская диктатура, если даже почти вся оппозиция поддержала их инициативы законодательные?

Значит, когда 12 гавриков собрались и выбрали из самих себя и своих корешей членов Временного правительства, вместо министров царя, то это ничего, это – демократия, а передача власти избранным народом в Советы депутатам – узурпация?

Понимаете теперь, как нас дурят?

Так мало того, что Съезд рабочих и солдатских депутатов поддержал большевиков, еще через месяц, 26 ноября, был созван Съезд крестьянских депутатов, на который Ленин не побоялся вынести вопросы о власти, мире и земле, уже рассмотренные в октябре, при этом коммунисты были в меньшинстве на крестьянском форуме. И опять правые эсеры себя «самоликвидировали», сбежав со съезда, а большинство поддержало большевиков.

И больше не было отдельных съездов солдатских и съездов крестьянских депутатов. Объединили их. А крестьяне и рабочие (солдаты из них же) – 90 % населения страны. Т. е., власть представляла интересы подавляющего большинства граждан России. Это не демократия?

Мало этого, так ведь крестьянские депутаты – это не обязательно крестьяне, а рабочие депутаты – не обязательно рабочие, Ленин по профессии не токарем был. Ни одна социальная группа не была отстранена от власти, принципиально было только то, чьи интересы выражает представитель власти.

Мы настолько уже привыкли к этому белогвардейскому одурачиванию с использованием громких воплей о большевистской диктатуре, что даже сама мысль о демократическом характере установившегося после 25 октября режима кажется нам величайшей дикостью. Да еще после всего того, что случилось у нас после 1991 года, само слово «демократия» стала ругательством…

Но факты говорят о том, что именно в результате Октябрьского вооруженного восстания Россия пришла к самой настоящей демократии. Соглашусь, что такое утверждение выглядит несколько необычно, но… Но – факты!

И уж по-настоящему демократической была процедура формирования первого Советского правительства. Это просто невероятно, что происходило в те дни в Смольном! Смотрите, всё, что большевики предлагали съезду, прошло на «ура». И вопрос о власти, и декреты. Авторитет Ленина был неоспорим. И тут он предлагает создать коалиционное правительство, предлагает левым эсерам войти в состав кабинета. После этого Владимира Ильича называют диктатором. Где логика?

Проблема оказалась в том, что руководители левых эсеров выступили с совсем несообразной идеей правительства «широкой социалистической коалиции». Да еще и многие большевики, навроде Каменева, поддержали эту ерунду.

Почему ерунду? Да ведь это же очевидно: со съезда сбежали «защищать Зимний» руководители фракций всех партий, кроме РСДРП(б) и левых эсеров, они отказались уже от власти, отвергнув передачу её Советам. И теперь нужно было их вылавливать по петроградским кабакам и притонам, тащить в Смольный участвовать в управлении государством? И как бы это выглядело: товарищи Дан и Мартов, вот вы сбежали со съезда, но это всё ерунда, теперь съезд просит вас принять министерские портфели, потому что вы величайшие умы эпохи, а депутаты представители хамов и холопов, и сами необразованные хамы, без вас они не справятся? Может ещё и эротический массаж этим Дану и Мартову надо было сделать?

От лица сбежавших выступил меньшевик-интернационалист Борис Авилов с речью о том, что чисто большевистское правительство пока избирать не надо, потому что такое правительство не справится с продовольственными трудностями, мира оно не принесет, поэтому нужно пока избрать Временный исполнительный комитет по формированию правительства, который должен был, извините за такое выражение, вылизать одно место тем, кто со съезда ушел, учесть их сексуальные пристрастия, и только потом раздать портфели. Одно было непонятно, если однородный кабинет не справится с продовольственными проблемами, то кто с ними справится, коль вообще никакого кабинета не будет в обозримом будущем? Ладно, допустим, что каким-то образом получилось бы собрать в одном кабинете министров из большевиков и всей той компании, которая 25 октября пообещала геройски погибнуть, защищая Зимний – что получилось бы? Разумеется, кроме гавканья друг на друга никто ничем в правительстве заниматься не смог бы. Это же очевидно.

Тогда группа Ленина сделала то, что и должна была сделать, если не желала погрузить страну в окончательный хаос – вынесла на рассмотрение депутатов список кабинета из одних большевиков.

Вот так коммунисты получили власть. Не взяли! А получили в результате абсолютно демократической процедуры из рук абсолютно демократического представительного органа, единственного (единственного!) представительного органа, существовавшего на тот момент в России. Липовые современные сталинисты как-то напрочь забыли такие слова Иосифа Виссарионовича о революции: «Она вырвала власть у буржуазии, лишила буржуазию политических прав, разрушила буржуазный государственный аппарат и передала власть Советам, противопоставив, таким образом, буржуазному парламентаризму, как демократии капиталистической, социалистическую власть Советов, как демократию пролетарскую».

Но самое главное, товарищи читатели, то, с чего я эту главу начал. Понимаете, когда белая сволочь нам свистела про большевистский заговор и уничтожение молодой русской демократии, она «забыла» рассказать, как собиралась не допустить коммунистов к власти. А метод она выбрала оригинальный, совсем уж настолько патриотический, что дальше некуда: сдать страну немцам. Причем, не 25 октября, не под угрозой непосредственно революционного восстания, они, сволочи, запланировали это еще перед началом выступления Корнилова. Сам же Корнилов «блестяще» организовал оборону Риги, и 21 августа сдал её германским войскам, обвинив в этом солдат, якобы отказавшихся воевать. Потом этот «герой», сын казака и казашки, на каждом углу визжал, звеня шпорами, что большевики войска разложили, поэтому его полководческие таланты Отечество оборонить не помогли. Только забывал добавить, что самые большевистские части, полки латышских стрелков, он поставил на направлении главного удара противника и оставил без подкреплений, с явным намерением дать немцам уничтожить их. И эти, кем только не клятые, латышские стрелки стояли насмерть, дали возможность всем частям нашей 12 армии, оборонявшей Ригу, отойти, обескровили немецкие войска, не допустили полного развала фронта. Вот они настоящие русские патриоты латышской национальности!

План друзей генерала из казаков был простым: если не получится сделать из Лавра всероссийского диктатора, то, значит, нужно открыть немцам фронт, «пригласить» в Петроград, пусть германцы большевизм ликвидируют, с этой целью и был фронт придвинут к Риге – поближе к цитадели революции.

Партия Ленина отреагировала на это:

 

«ПОЛОСА ПРОВОКАЦИЙ

Провокация – испытанное средство контрреволюции.

Июньская бойня 1848 года, сдача Парижа в 1871 году, провокация в тылу и на фронте в целях борьбы с революцией, – кому не известны эти вероломные приёмы буржуазии?

Но нигде в мире не пользовалась буржуазия этим отравленным средством так нагло и безгранично, как у нас в России.

Разве Рябушинский не угрожал недавно открыто и всенародно, что буржуазия, в крайнем случае, не преминет прибегнуть к помощи «костлявой руки голода и нищеты», чтобы сократить рабочих и крестьян?

И разве буржуазия уже не перешла от слов к делу, добившись закрытия заводов и фабрик, выбросив десятки тысяч рабочих на улицу?

Кто решится сказать, что это случайность, а не план, рассчитанный на то, чтобы спровоцировать бойню и потопить в крови революцию?

Но главная сфера провокации не тыл, а фронт.

Ещё в марте месяце говорили о плане неких генералов сдать Ригу, причём это не удалось им сделать по «независящим обстоятельствам».

В июле этого года русские войска очистили Тарнополь и Черновицы. Наймиты буржуазной печати в один голос обвиняли при этом солдат и нашу партию. И что же? Выясняется, что «отступление было спровоцировано», что «измена была разыграна, как по нотам, по заранее обдуманному, рассчитанному плану». Причём определенно указывают на некоторых генералов, организовавших автомобили, шнырявшие по армии и приказывавших солдатам отступить.

Кто решится сказать, что контрреволюционеры – краснобаи, не ведающие, что творят?

Теперь дошла очередь до Риги. Телеграф принёс известия о сдаче Риги. Наймиты буржуазной печати уже принялись травить солдат, якобы бегущих в беспорядке. Контрреволюционная Ставка поёт в один голос с «Вечерним Временем», стараясь взвалить вину на революционных солдат. Мы не удивимся, если сегодня начнутся на Невском манифестации с лозунгом: «Долой большевиков!».

А между тем телеграммы Войтинского, помощника комиссара под Ригой, не оставляют сомнения в том, что на солдат клевещут.

«Перед лицом всей России свидетельствую, – телеграфирует Войтинский, – что войска честно исполняли все приказания командного состава, идя навстречу верной смерти».

Так пишет очевидец.

А Ставка всё говорит о бегстве полков, клевеща на солдат.

А буржуазная печать все продолжает петь об измене на фронте.

Не ясно ли, что контрреволюционные генералы и буржуазная печать, клевеща на солдат, исполняют какой-то план?

Не ясно ли, что этот план, как две капли воды, похож на другой план, разыгранный у Тарнополя и Черновиц?

Не ясно ли, наконец, что открывшаяся в России полоса провокаций является орудием диктатуры империалистической буржуазии, полная ликвидация которой является первой задачей пролетариата и революционных солдат?

«Пролетарий» № 8, 22 августа 1917 года»

 

В первых числах октября военный министр А. А. Верховский, возвращаясь из Ставки в Петроград, от попутчика в поезде узнаёт, что в тыл выводятся ударные части из добровольцев и георгиевских кавалеров, якобы как основа для формирования какой-то новой армии. Если передислокация частей проводится в тайне даже от военного министра, то это – заговор. Или нет? На совещании правительства он прямо говорит: «Войска, которые вы, Александр Федорович, вызываете с фронта, немедленно перейдут на сторону большевиков…», но его никто даже не слушает, дальше – отставка.

Только дело в том, что Керенский прекрасно знал, еще по Корниловской авантюре, состояние войск, просто ему они нужны были не для борьбы с восстанием, он фронт оголял.

Историки сомневаются в намерениях Керенского и компании сдать Петроград немцам, они, видите ли, не могут найти документов о таких планах. У этих историков спросить просто нужно: они не путают планирование преступлений государственных с подготовкой к лекции в университете? Какие документы они хотят увидеть? План-конспект организации оккупации России германскими войсками?

Уже 6 октября Временное правительство начало готовить общественное мнение к полезности немецкой оккупации, в проправительственной газете «Утро России» появилось интервью с Родзянко, в котором он расписывает, какой порядок образцовый навели немцы в Риге, даже городовых на улицы вернули, даже до такого откровения дошел: «Петроград находится в опасности… Я думаю, бог с ним, с Петроградом…».

И. Бунин в своих «Окаянных днях» свидетельствует сам, не под диктовку коммунистов, что вся чистая столичная публика прямо жила мечтами, что придут немецкие офицеры и солдаты и избавят всех от большевистского кошмара. Эти мечты из чего родились? Случайно, они не из кабинетов министров и генеральских штабов просочились?

Теперь, по совести, скажите, эту хунту, которая сменила у власти Николая Второго, арестовать не нужно было? Правительство, которое зовет врага оккупировать столицу, можно законным признавать?

Вся красота ситуации октября 1917 года заключалась в том, что в России впервые, по крайней мере за 200 лет, власть перешла в руки, которые имели на то право, с точки зрения законности, беспрецедентное.

Не надо забывать, что Ленин был не только революционером, а еще и юристом, причем юристом высококлассным. Начал он учиться по этой специальности в Казанском университете, но оттуда был исключен за участие в антиправительственных выступлениях. После многочисленных ходатайств ему разрешили не продолжить обучение, а сдать экзамены за весь курс юридического факультета экстерном. Он и сдал их блестяще в Петербургском университете. Кто сдавал экзамены на сессиях, тот знает, какое значение имеет пристрастное отношение преподавателя к студенту, и как непросто получить хотя бы «удовлетворительно», если экзаменующий тебя откровенно намерен «завалить». Так вот, намерение «завалить» В. И. Ульянова на экзаменах было написано у всех преподавателей на лицах явственно, иначе и не могло быть, так как доброжелательное отношение к этому претенденту на диплом грозило конфликтом с властью.

Тем не менее, диплом Владимиру Ильичу дали, значит, он обладал внушительной теоретической подготовкой в области права, которую приобрел не читая конспекты лекций, а штудируя соответствующую научную литературу. Уровень знаний при таком методе их получения, может оценить любой студент с двумя извилинами в голове.

После Владимир Ильич не делопроизводителем в суде работал, не юрисконсультом в конторе ЖКХ, а сразу ушел в адвокатскую практику, причем занимался защитой самых безденежных клиентов – крестьян и мещан. Так вот, ни одного дела он не проиграл в суде.

Естественно, такого не могло быть, что бы В. И. Ленин, готовя свою партию к приходу к власти, напрочь забыл о правовых аспектах, не принимал в расчет вопросы законности. Это настолько же нелепо, как предположение, что инженер, закончивший строительный факультет политеха, не обращает внимания, что строители ему ставят дачу на фундаменте, который через год развалится. Еще нужно принимать во внимание, какими отраслями права особенно интересовался Владимир Ильич, как профессиональный революционер, т. е., человек, который видел одним из рубежей своей деятельности собственно смену правящего режима. Само собой разумеется, что важнейшим вопросом всякого, кто сместил старое правительство, и взял рычаги в свои руки, является международное признание. Всё-таки, в начале XX века экономики государств уже не могли существовать в полной изоляции, это же были государства, а не племена собирателей бананов. А всякое международное признание возможно только если вы встали у штурвала на основаниях настолько законных, что их оспаривать невозможно, либо какая-то особо влиятельная часть сообщества готова вам открыть объятия только потому, что «этот сукин сын наш». Вот второго большевикам точно не светило, потому что та модель государственного устройства, которую они задумали, сразу отсекала даже возможность поиска покровителей в мире частной собственности.

Была бы хоть малейшая зацепка, в адрес Совнаркома полетели бы ноты Антанты с полной раскладкой, по пунктам, о нелегитимности, с требованиями вернуть министров-капиталистов из Петропавловской крепости в кабинеты Зимнего дворца. Нот таких нет ни одной. При этом внешнеполитические условия были настолько жесткими, что наличие таких документов предусматривалось безусловно. Всё же война шла, а здесь правительство России, ставшее в позицию продолжения политики царя на сокрушение Тройственного союза (на тот момент уже и Четвертного союза), сменилось какими-то революционными отморозками, которые заявили о заключении мира и выходе из мировой бойни.

Но интересно даже не то, что Временное правительство улетело задом в форточку, как проколотый воздушный шарик, замечательно, как отреагировало российское общество на смещение царя. А отреагировало оно, за исключением некоторых уж особенно бородатых «православных», совсем никак. Как будто всем это событие было до «лампочки Ильича».

Дело было в том, что свой запас пресловутой легитимности, которой так любит пугать публику г-н Стариков, русская монархия исчерпала настолько глубоко, что на дне сосуда власти остались только нерастворившиеся фекалии.

Если кому-то мое сравнение фекалий с монархическими кругами показалось обращением автора к низменным инстинктам читающей публики, то попрошу страдающих неврастенией поборников идеи видеть во власти помазанных Богом, хотя бы вспомнить, сколько лет было Михаилу Романову, когда его на престол посадила мафия из родственников. Сакральность власти Романовых началась с 16-летнего недотепы, с присутствием его в Кремле согласилась остальная боярская мафия только потому, что парень в разум еще не вошел, и вообще тихоня завидный, поэтому дурковать особенно не будет и в расклады крупных землевладельцев нос совать не станет. Если наши соотечественники, повернутые на монархической идее, собираются себе головы о половицы разбивать, бубня молитвы о здравии царя православного, то пусть представят на месте президента России несовершеннолетнего губошлепа и подумают, сколько возле престола правителя могло виться прохиндеев безответственных, используя дурость малолетнюю держателя скипетра. Это не царь был, а пешка в руках родни и приближенных к родне бояр.

О крестьянах и холопах говорить мы не будем, потому что они дневников не вели и статей в газеты не писали, но родовитые русичи, заседавшие на Земском соборе, наверняка предания о процедуре посадки на трон романовской династии передавали потомству. Поэтому Рюриковичи, Гедиминовичи и прочая знать прекрасно знали о «сакральности» родного самодержавия. Не только знали, но и делом показывали, что самодержец российский – их ставленник и их марионетка. А если он это понимать переставал, то во дворцах находилось много увесистых предметов, которые вызывали несовместимые с жизнью травмы, если ими били достаточно энергично по царственному черепу.

Пусть даже ваша фамилия Стрелков-Гиркин, пусть даже вы свихнулись конкретно на дроздовцах и монархистах, но если дня три не попьете горькую под «Боже, царя храни…», то и ваши мозги начнут рождать мысли о недостаточной сакральности монарха, главным достоинством которого был возраст, определяющий степень понимания государственных задач. Смешно представлять подростка в роли правителя большой страны в трудное время. Еще более смешно наделять потомков этого подростка якобы унаследованным священным правом на самовластие.

Потом свою сакральность русская монархия последовательно добивала никонианством, разодравшим народ на две части, ликвидацией патриархии при Петре Первом, возведением на престол простолюдинки Екатерины Первой, попавшей на царскую постель еще не успев одернуть юбку, задранную солдатами, бироновщиной, провозглашением императрицей куклы в руках гвардейцев Елизаветы. А смертельный удар был нанесен супружеской парой: Петром Третьим и «великой» Екатериной Второй. Катька с помощью любовников из гвардии мужа укокошила, но его политику превращения дворян в класс паразитов продолжила и довела до логического завершения, выдав «благородиям» «Грамоту на права, вольности и преимущества благородного дворянства».

Гражданам, которые усмотрели в моих словах о русской царице Катьке обидное для национального самосознания (русского или немецкого?), посоветую представить мордатую бабу на посту министра, которая зная, что на неё никто по чистой и светлой любви не залезет, заводит молодых альфонсов, которым платит за сексуальные услуги из бюджета огромные суммы. Отвратительная картина и отвратительная дрянь эта баба-министр, не правда ли?

Екатерина была не министром, а императрицей, в остальном – аналог. Только любовники её, вероятно, половые акты со «священной» особой русской монархии, оценивали как настолько вредную для здоровья и крайне отвратительную работу, что даже царская (не в смысле – от царицы, а в смысле размера) оплата интимных услуг им казалась мала (а размеры были – боже ж мой! – она им почти 93 млн. рублей заплатила, несколько годовых бюджетов Империи), что воровали они уже с настоящей любовью к этому делу, тоже по-царски.

Да, конечно, при этой повернутой на сексе немке, Россия укрепилась окончательно на Черном море и достигла других рубежей, но… Это она сама из пушек по туркам стреляла? Да я и не отрицаю совсем её достижений в области внешней политике и её заслуг в укреплении Империи, но… Содержание вороватых альфонсов на народные средства немного портит картину царствования, не находите? И сакральности не добавляет.

Но зудящий передок – это даже не полбеды, это пустяк по сравнению с тем, что она дворянам пожаловала.

Вообще-то, дворянство, как сословие, при своем зарождении и в эпоху его расцвета – это класс людей, с остальным народом русским связанный воедино. В симбиоз. Князь наделял дружинника землей и крестьянами, земледельцы выращивали хлеб и скот, потом их продавали, а на вырученные деньги покупались конь, седло, кольчуга, копье и меч. Дворянин седлал коня, облачался в броню, шел мечом и копьем защищать Родину, значит, крестьянина, от ворога лютого. Жизнь тех благородий без кавычек была не мед, документов об их стремлении переписаться из привилегированного сословия в холопы – масса. А вот Петр Третий начал, а потом Екатерина завершила процесс превращения жизни дворянской из трудной и смертельно опасной часто службы на благо народа в балдёж, в кайф с гаремом дворовых девок.

Стало необязательным помещикам тянуть лямку службы. Можно было жить в поместье и не готовить себя морально к возможности умереть за Родину. Екатерина разрешила. Великая.

Только теперь крестьяне не понимали – а чего это они обязаны на барщину ходить, если их барин из лука и пищали стрелять не тренируется, кольчуга у него заржавела, а меч проигран в карты? И стали холопы подозревать, что «царь-то ненастоящий», если такое разрешает помещику. Аукаться начало при Пугачеве.

Самые умные аристократы Империи прозорливо полагали, что добром это не кончится. Но главное, сакральности монархии был нанесен непоправимый ущерб.

Крестьянство, самая многочисленная часть народа, поняло, что царь, действительно, ненастоящий, и вообще он на возу, вместе с дворянами, лишний.

Меня бесконечно веселят утверждения, будто бы простой народ до самого падения трона видел в императоре царя-батюшку и заступника от произвола дворян и чиновников. Веселят до слез. Особенно обоснования смешны. Пишут «историки» на полном серьёзе, что даже народников из дворян, агитировавших против самодержавия, крестьяне вязали и сдавали исправнику. И разные писатели-философы спрашивали лапотников: как вы к царю относитесь? А те отвечали: уважаем и почитаем безгранично. Ужас, что образование может сделать с людьми, не имеющими ни грамма здравого смысла!

Неужели трудно догадаться, что тип, проводящий анкетирование по вопросу отношения к политике царизма, даже если он напялит на себя поддевку и армяк, (но лицо! Лицо-то как у барина!), вызывает подозрение, что он может быть не партизаном, а переодетым немцем?

Зато никто в упор не видит железобетонного доказательства почти всеобщей ненависти народа к царизму. А доказательство это прямо в глаза лезет, только какие-то очки хитрые у «историков» на них надеты.

Разночинцы. Политические взгляды разночинной интеллигенции, в массе своей приверженной идеям свержения самодержавия, наглядно иллюстрирует и отношение народа к монархии. Выходцы из низов народных, которым посчастливилось образование получить, вынесли в себе ненависть к царизму не из злонамеренно завезенных в Россию социалистических идей, конечно. Утверждение, что целый слой народа испортила европейская пропаганда, настолько глупо, настолько явно попахивает жандармской провокацией…

Да ведь парень крестьянский с детства слышал, как папка с мамкой у печки кляли царя-кровопийцу и барина-дармоеда последними словами, это он с детства впитал, а потом, когда университет закончил, он эти родительские слова на красном знамени написал. Это не доступно для понимания? Вот именно поэтому перетрусивший Александр Третий закрыл двери гимназий и университетов для «кухаркиных детей».

Так что кончилась легитимность самодержавия в Российской империи задолго до Февральской революции, если, конечно, под легитимностью понимать поддержку власти народом, а не процедуру её передачи по наследству. Хотя, и с процедурой наследования у царизма проблемы такие серьезные, последний пример – Павел Первый, забитый насмерть гвардейскими офицерами при молчаливом согласии сына, следующего императора Александра Первого.

Потому и забыли на Руси о самом Николае Втором, о монархической идее сразу напрочь, все нацепили красные банты, даже Лавр Корнилов, даже великие князья и только наш современник, писатель и политик Николай Викторович Стариков рисует в своей книге обоснования и схемы поочередной ликвидации членов династии Романовых большевиками по плану английской разведки.

Элементарная мысль в голову г-на Старикова: а кто же мог посадить представителя семьи граждан Романовых на утерянный трон, – не приходит. Эсеры, пытавшиеся переворот произвести в 1918 году, в монархистах не ходили. Колчак даже не заикался об этом. Деникин тоже подобные идеи в своей армии не насаждал. Может быть, поляки, которые свою империю от «можа до можа» за счет русских земель задумывали? Или немцы, кайзер которых дипломатично уклонился от предложения принять на жительство в Германию семью кузена?

Лидеры белого движения бились-бились над идеей, которая помогла бы им противостоять большевистским «земля – крестьянам, фабрики – рабочим», но только ничего не могли родить, кроме беспомощного лепетания об Учредительном собрании, да невнятного «победим – там видно будет». Они что, эти белогвардейцы, были настолько тупыми, что не понимали: лозунг восстановления царской власти лишит Советы поддержки народа, который дружно встанет под знамена с двуглавым орлом? Или понимали, что такой лозунг их приведет еще к более скорому краху?

Вообще интересно, как могла в голову кому-то прийти мысль, что отрекшийся царь имеет какое-то право на им же освобожденный трон? Разве только такому оригиналу, как лидер ПВО. Еще более интересная мысль – рассматривать в качестве потенциального императора Михаила, который отмазался от этой должности сразу же, как только ему намекнули о подобной перспективе «служебного роста». И совсем уж нелепо смотрится идея посадить властвовать над Русью больного гемофилией подростка.

Уж если на то пошло, то герой знаменитой песни поручик Голицын имел больше законных оснований претендовать на должность самодержца, все-таки Голицыны – Рюриковичи, их предки само государство Русское основали.

А Романовы – один был, второй отказался, третий – медкомиссию не смог бы пройти, остальные – скомпрометировали себя ношением революционных красных бантов.

Конечно, в этой семье нашлись клоуны, которые в эмиграции называли себя кандидатами в императоры, но только ничего кроме неприличного смеха у приличной публики они не вызывали, никакого монархического движения не организовали, за исключением того, которое с издевательским юмором, но правдиво по сути, показано в фильме о юных чекистах «Корона Российской империи». Одна пожилая упитанная брюнетка до сих пор навещает бывшую вотчину своих предков через третье колено, только ее попытки изобразить на лице царственное величие и сегодня ничего, кроме хохота у адекватных людей не вызывают.

Николай Стариков целую главу своей книги посвятил мотивам ликвидации членов Романовской династии, при этом путался в своих «логических» построениях и выдал вывод:

«Это явно не революционеры. Это явно не немцы. Выходит – на большевиков надавила третья сила. В тот момент это могла быть только Антанта. «Союзники».

Именно «союзники» более всех заинтересованы в смерти Романовых.

Не станет основных претендентов на русский трон, не будет в России монархии – тогда:

– обещанные проливы, Дарданеллы и Босфор, отдавать русским не надо.

– отчёт по царскому золоту, размещённому Николаем II на Западе, давать будет некому.

– сильная русская империя неожиданно не воскреснет.

Уничтожение всех основных наследников престола – это логичное продолжение «союзного» плана Революция – Разложение – Распад.

Можно западным разведчикам спать спокойно, убив первых трёх претендентов на престол. Останется кто-то из второстепенных и третьестепенных Романовых, так это уже не так важно. Нет у них нужной безоговорочности своих прав на престол. Уж слишком много разных минусов имеют претенденты: кто состоит в неравном (морганатическом) браке, кто с красным бантом приходил присягать на верность Временному правительству».

 

О проливах, которые русским отдавать не надо – это такой авторский стёб, вероятно, на фоне маленькой проблемы – Дарданеллы и Босфор ещё нужно было взять, что бы кому-то их отдать.

О золоте тоже. Новая власть объявила имущество и активы царской семьи национальным достоянием, поэтому вопрос о любых средствах, размещенных Николаем за границей, приобретал как раз интересный поворот. Возвращать или нет – это не проблема поиска законного собственника. Если учесть, что само царское правительство кредитов под залог этого золота понабрать успело столько, что сама постановка вопроса о возврате «рыжья» у англичан могла вызвать только издевательский смех.

И, наконец, про «воскресение» империи. Это уже надо британцев считать законченными идиотами, забывшими, что Французская империя спокойно «воскресла» и без Людовиков. А США уже становились мощнейшей империей даже никогда не заказывая у мебельщиков-краснодеревщиков изготовление красивого стула, который можно было использовать в качестве трона.

Николая Викторовичу полезно освежить в памяти курс истории средней школы, тогда он будет знать, что империя – это не обязательно император с короной, вполне нормально империями и республики становились.

Большевикам, как вполне справедливо, Николай Викторович пишет, ликвидация членов династии никаким боком не упиралась, только лишние проблемы создавала в плане всплеска вражеской пропаганды, обвинившей их в зверстве.

Есть еще версия, что это месть иудеев православному царю, даже надписи какие-то нашли на стенах дома Ипатьева. Но это уже только для тех «патриотов», у которых жены их пьянства не выдержали и к евреям сбежали. Надо просто понимать, что беляки с самого начала Октябрьской революции стали орать о жидовском характере ее, этим они надеялись общественность «православную» сплотить, поэтому разукрасили всякой каббалистической ахинеей на языке Моисея стены последнего приюта Николая и его семьи, гарантировано, эмиссары Колчака. Кто считает, что у них такой возможности не было, пусть себе голову полечит. Собственно, зачем иудеям улики на месте преступления оставлять было?

Но тайны никакой в убийствах этих я не вижу. Собственно, любой оперативник, приехавший с дознавателем на осмотр места преступления, в дом Ипатьева, если бы не знал фамилии жертв и последнего места работы главы семьи погибших, с ходу начал бы разрабатывать единственную правдоподобную версию – ограбление.

Да знаю я, что следователи занимались этими убийствами! Знаю. С. Е. Кургинян даже на программу «Суд времени» приводил одного из Следственного Комитета, тот установил, что Ленин там не при делах. Только не установил, кто при делах.

Проблема в том, что эти следователи дали себе в головы напихать всякой ерунды от профессиональных историков, поэтому очевидного банальнейшего криминала не увидели.

А профессиональные историки – те еще чудаки. У меня такое впечатление, что они после того, как исполнили свою детскую мечту копаться в архивах, поступили на истфак, залезли в эти хранилища пыльных манускриптов, так там и сидят, изолированные от реальной жизни. Поэтому они на полном серьезе рассуждают о Бантустане, в котором из пяти граждан четверо даже алфавита не знали через 1000 лет после Мефодия и Кирилла, как о процветающей империи. С умным видом гонят пургу о народной любви к царю-батюшке, имея перед носом факт ненависти к самодержавию интеллигенции разночинной, выходцев из этого народа.

Соображающим физиком, допустим, можно стать, оставаясь в жизни идиотом, не понимающим, почему тебя даже тараканы на кухне считают лохом по жизни. Все-таки элементарные частицы живут не по законам социума.

Но вот как можно стать историком, ничем в жизни, кроме самой этой науки не занимаясь, – не понимаю.

Но это лирика. А что касается убийства Романовых – там же явный почерк грабежа с мокрухой.

Мотив налицо – завладение ценностями, которые могли хранить при себе жертвы. Я наталкивался на сведения, что у охраны были подозрения о зашитых в платья царицы и княжон бриллиантах. Да эти сведения и искать не нужно, мысль, что император успел от короны несколько камешков отколупать и в подкладку сюртука зашить, только профессиональному историку не могла в голову прийти.

Задача грабителей была – вспороть подкладку и рубины с алмазами переложить себе в карман так, что бы товарищи из ЧК об этом не догадались. В ЧК с ворами не церемонились, почитайте воспоминания знаменитого полярника И. Д. Папанина (он, кстати, был комендантом Крымской ЧК при Р. С. Землячке), у него есть история о двух пристрелянных, как собаках, сотрудниках, позарившихся на конфискованное у буржуев добро.

Николай и его семья сами себя приговорили, по сути. Эти люди настолько были оторваны от реальной жизни, что им в головы не приходила простая мысль: золото, жемчуга и бриллианты при себе иметь можно только тогда, когда ты обладаешь силой защитить своё имущество от посягательств на него. Если же у тебя такой возможности нет, то отберут всё. Будешь возражать – убьют. Убьют еще и потому, что ты становишься жертвой ограбления и свидетелем. Я не знаю, о чем думали Александра Федоровна с мужем, когда зашивали в лифчики княжон каменья драгоценные, о чем они думали, когда у них уже сторожа начинали подворовывать золотишко из личных вещей? На что надеялись? Моральный облик, кстати, династии: не думали они, потеряв власть, своим трудом жить, надеялись на побрякушки, которые из Зимнего дворца прихватили. Корыстные люди.

У живых ценности отобрать без последствий нереально, есть опасность, что ограбленные (или обворованные, если тайно это сделать) растрезвонят о лишении их материальных благ, придётся отдать всё народу и ответить за уголовщину.

Значит, выход один – валить надо куркулей. И свидетелей тоже. Кто мог поручиться, что доктор Боткин не знал о сокровищах у царицы в корсете? Или секретарь Михаила о фамильных драгоценностях своего компаньона?

Поэтому и была такая ликвидация династии, и всю семью убивали, и прислугу.

Есть еще один факт, который мою версию подтверждает.

Этот факт настолько в глаза сразу бросается, что я просто не в состоянии понять, почему оценку вменяемую ему до сих пор так никто и не дал, почему он не позволил никому предположить криминальный мотив убийств.

Уничтожение тел. Зачем оно нужно было? Пишут, чтобы не позволить монархистам сделать из них фетиш, объект поклонения. Дребедень. При желании и «…песок, по которому ты ходила» можно этим фетишем представить. Это ерунда.

А вот обнаружение, при эксгумации, вскрытия брюшной полости – уже вещь серьезная. Это для преступников – катастрофа.

Подозреваю, у отморозков возникла идея, что граждане Романовы успели проглотить камешки…

Внимательно прочтите, что писал сам Юровский годы спустя и поймете, что там был банальнейший криминал, с отрезанием пальцев, на которых были перстни и кольца: «…при попытке завалить шахту при помощи ручных гранат, очевидно, трупы были повреждены и от них оторваны некоторые части – этим комендант объясняет нахождение на этом месте белыми (которые потом его открыли) оторванного пальца и т. под.».

Конечно, Юровский потом отвёз в Москву и сдал ценности, обнаруженные на телах… Он точно все ценности сдал?

Момент, выбранный для совершения преступления, обеспечивал алиби соучастникам. Прикрылись тем, что Колчак наступает… Всё шито было белыми нитками.

Уверен, Владимир Ильич понял, что стояло за действиями уральских уродов. Просто сразу такое допустить было сложно, поэтому на ехидные вопросы иностранных журналистов, уже имевших информацию о совершенном преступлении, Ленин отвечал честно, что ничего о ликвидации Романовых ему неизвестно и считает это инсинуациями. Ему в голову такое не могло прийти, что бы кто-то порешил царскую семью с целью ограбления, вернее, он не мог себе представить – зачем арестанты половину Алмазного фонда себе в трусы и лифчики зашили? А когда стало известно… Ну и что он мог сделать? Признать, что большевики убивают царей и князей, что бы в их желудках найти каменья драгоценные?

Была избрана тактика молчания. Это был единственный разумный выход.

А дальше советские историки уже не могли заикаться о возможности существования такой версии априори, потому что это тень на партию бросало. Хотя я глупостью это считаю.

Эмигрантская шушера тоже не желала видеть обычных корыстных душегубов в убийцах членов династии, потому что ей было интереснее кровожадными детоубийцами Владимира Ильича и Свердлова представлять. Тот же мотив у современных «исследователей», хотя «исследования» этих «исследователей» лично у меня вызывают мысли о их кретинизме.

Если у кого-то вдруг возникло желание после прочтения вышеизложенного с моей версией, злорадно зашипеть: вот-вот, эти коммунисты – ироды безбожные…, – то попрошу жало всосать обратно за зубы.

Были, конечно, в партии большевиков типы откровенно уголовные. Только кем были те типы, которые так на военных заказах рьяно наживались, что даже в 1915 году солдат обували в сапоги с бумажными подметками? Кем были те типы, которые на строительстве крепости Порт-Артур своровали столько, что когда началась война, защитники Порт-Артура недоумевали: а где, собственно, та крепость, за стенами которой мы обороняться должны? Кто самые лучшие, по тем временам, броненосцы у Аргентины покупать отказался, потому что они были настолько дешевыми, что «навариться» на них человеку с широкой душой было почти нечем? И поплыла балтийская эскадра к Цусиме на таких шаландах, что их уже на выходе из акватории назвали самотопами. На фоне того, что творилось с молчаливого согласия Николая Второго, сама трагедия его семьи была настолько незначительным эпизодом в нашей родной истории…

Так что, нечего…

Страна то преступление, что меня с детства удивляло (все же детей ни за что убили), так равнодушно восприняла, будто это обычный рядовой случай – бывает, что находятся душегубы и такое творят… Народ русский продемонстрировал свою мудрость. Это же не первая в истории Руси семья, которую грабители вырезали, позарившись на злато, и не последняя, поэтому кипешь лишний был не к месту.

Церковь православная тоже излишне не усердствовала. Да просто поинтересуйтесь историей Гражданской войны и узнаете, что трагедия в доме Ипатьева оказала влияние на общественное мнение… никакого не оказала. Круги, конечно, пошли, как от брошенного в воду окурка, но не более.

Просто церкви не резон был анафему объявлять безбожникам-коммунистам, потому что её иерархи запачкались признанием Временного правительства. Звон из колоколен в феврале 1917 года разносился по Святой Руси оглушительный по славу министров-капиталистов. Вот вам еще одна сторона легитимности царя. Даже прикормленное властью религиозное чиновничество переметнулось к заговорщикам, моментально забыв о «самодержавии, народности, православии». Бюджетом уже не царь распоряжался, и церковных деятелей он перестал интересовать. Но это уже тема отдельная. Пока её трогать не будем.

Но еще до расстрела в Ипатьевском доме иерархи церковные побежали, задрав рясы, выражать свою лояльность Совнаркому – вот что интересно. И как им после этого было сочинять тексты об анафеме в связи с убийством граждан Романовых? Мало ли каких граждан кто жизни лишал на просторах Руси, если по каждому анафему объявлять, то всю жизнь с открытым ртом проживешь.

Так что не было у англичан необходимости острой, полуострой и вообще никакой организовывать убиение Романовых. Если бы они хотели ликвидировать претендентов на русский трон, то целесообразней было бы искать и уничтожать потомков Рюрика, уж если на то пошло. А еще более оправданным было бы всех русских мужиков – под корень, потому что идея мужицкого царя у нас тоже присутствовала…

 

История русской революции проста, логична и ясна, как русский характер. Она ничего общего не имеет с измышлениями о заговорах масонов, англосаксов, каббалистов и прочих порождений изуродованного токсинами из трупа белой сволочи сознания. Причем и масоны, и англосаксы и каббалисты – реально существовавшие факторы, конечно, только это были не те силы, которые привели в движение русский народ. Слишком нерусским надо быть и слишком наивным, что бы поверить в силу плесени, разъедавшей самые немногочисленные сословия Империи.

Отмена крепостного права, тормозившего развитие страны и грозившего уже монархии гибелью, проведенная царизмом в циничной, антинародной форме, привела к стремительному разорению и обнищанию крестьянства. Правящее сословие, отвыкшее от службы, привыкшее к паразитированию и воровству, стало препятствием для развития промышленности, в результате масса хлынувшего из деревни крестьянства дала массовую безработицу и возможность капиталистической эксплуатации рабочего класса в самой жесткой форме. И, как следствие, возникновение самого революционного отряда рабочего класса – партии большевиков.

Не осознавая до конца опасной социально-экономической ситуации в стране, правительство Николая Второго ввязалось сначала в войну с Японией, которая закончилась первой революцией. В результате этой революции к фасаду Империи была прилеплена вывеска «Государственная Дума», этой декорацией самодержавие себе успокоило нервы, и бодро отправилось, чеканя шаг, прямо в пропасть Первой мировой войны, чем продемонстрировало полную даже не компетентность, а просто невменяемость.

В. И. Ленин не слышал голоса свыше, прямо из небесной канцелярии, не увлекался гаданием на картах таро, у него просто были мозги, не травмированные протухшей идеей «самодержавие, народность, православие», поэтому ленинское понимание действительности и видение перспектив её развития выглядели настолько пророческими, что вызывало у окружающих почти мистическое поклонение, и когда царизм начал гнать на фронт миллионные массы угнетенного народа, начал раздавать этому народу оружие, прозвучало: Гражданская война. Это было самоубийством монархии.

Некомпетентность власти, как результат ее сословного и антидемократического (антинародного) характера, привели к развалу экономики и такому грандиозному всплеску воровства и спекуляции, что в самой столице воюющей страны начался голод среди рабочих, «красиво» оформленный коллажем из сцен разгульной жизни буржуазии и аристократии.

Мечты царизма превратить русский народ в тупое быдло, погрузив его в невежество, оказались только мечтами, в Петрограде полыхнуло восстание рабочих, подготовленное и управляемое большевистской партией.

Выданные властью массам бывших крестьян и рабочих винтовки закономерно были направлены стволами прямо в лоб этой власти – гарнизон столицы перешел на сторону восставших.

Верхушка буржуазии с помощью подкупленной ими военщины, воспользовавшись беспорядками, попробовала реализовать свою давнюю мечту о конституционной монархии, вынудив у Николая Второго отречение в пользу Михаила. Однако, напоролась на угрозу расправы с авторами этого проекта восставшим народом, и, не имея на то никаких прав и законных оснований, сформировала Временное правительство, прикрыв свою нелегитимность обещанием созыва Учредительного собрания. Фактически, шайка проходимцев воспользовалась начавшейся революцией в своих корыстных целях.

При этом единственной политической партией, РСДРП(б), которая организовывала революционное выступление народа, было инициировано создание настоящего демократического, законного органа власти – Советов. Однако, так как партия большевиков находилась в стадии выхода из подполья, лидирующие позиции в Советах были перехвачены прикормленными капиталом меньшевиками и эсерами.

Логика развития революционного движения закономерно привела к властному кризису, через ряд правительственных кризисов, уже к осени 1917 года. Правительство проходимцев, занявших кресла министров только благодаря своей политической ловкости, не могло выражать интересов восставшего народа и не выражало их, мира оно не принесло, крестьяне землю не получили, требования рабочих удовлетворены не были. Началась агония.

Не имея средств подавить самостоятельно революционное движение в стране, Временное правительство, самая настоящая хунта, решилось пойти на национальное предательство. Подвластная хунте военщина начала открывать фронт перед германскими войсками, почти в открытую приглашая их оккупировать Петроград, рассчитывая на ликвидацию немцами народного восстания.

С целью предотвращения захвата вражескими войсками столицы, которое могло привести к окончательному распаду и гибели страны, партия большевиков решилась на вооруженное выступление. Члены хунты были арестованы, власть перешла к Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. К единственному представительному органу власти, выражавшему интересы подавляющего большинства населения России, т. е. абсолютно демократическому и абсолютно законному.

Великая Октябрьская социалистическая революция свершилась!

 

Честно говоря, я сегодня даже не понимаю, каким образом белогвардейской пропаганде удалось моему поколению тогда, в конце 80-х, так основательно загадить мозги, что до сих пор большинство наших советских (русских) людей страдает галлюцинациями монархизма, Ленина-жида-шпиона-диктатора, зверства красных, трагедии России в 1917 году, пасторальных картинок Серебряного века, благородных офицеров-дроздовцев, шагающих с папиросками в зубах в цепи на пулеметы озверевших чапаевцев?..

Как мы, имея перед носом самую Великую в мире историю самого Великого в мире народа, совершившего самую Великую в мире революцию, могли купиться на явную дребедень, почему нам захотелось и так аппетитно хлебалось тех помоев, под названием «белая идея» и «давайте с эмиграцией побратаемся, и тогда Русь Великой станет»?