Содержание материала

 Глава 7. Анафема

Пожалуй, самая захватывающая часть сегодняшней театральной постановки под названием «Зверства большевиков» – приход Антихриста-гонителя православной церкви. И вот активное режиссирование этим спектаклем нынешними православными иерархиями наталкивает на мысли о полном неверии господ попов в того, в существовании кого они убеждают свои паству. И сомнения в их христианстве это у меня вызывает… Как-то не очень соотносится с учением Христа наглейшая многолетняя ложь. «Не лжесвидетельствуй…».

Ложь иерархов православных заключается в том, что гонений большевиков на православную церковь просто не было. Вот не существовало таких гонений в истории Советской власти. Вообще.

Я выдумал что-то совсем уж несусветное? Ну, тогда давайте разберемся с этим вопросом.

Как мы уже знаем, отречение царя и провозглашение Временным правительством, хунтой самой настоящей, как я уже показал ранее, самих себя единственной властью на Руси, православие встретило не протестами, даже не молчанием, а оглушительным колокольным звоном во славу новоявленных правителей. Не смутило попов, что помазанника заставили под грубым давлением от престола отречься, не вызвало у них никаких вопросов отсутствие малейшей легитимности у самозванцев, которые сами себя министрами назначили, которые даже попытки не сделали спросить у народа: они ему нужны, такие красивые?

Но как только Ленин провозгласил, что власть переходит к представителям большинства населения страны, так сразу начала звучать забавная песня. Уже 11 ноября (по старому стилю, конечно) 1917 года родилось «Послание Священного Собора Православной Российской Церкви», оказывается, что «Одна часть войска и народа, обольщенная обещаниями всяких земных благ и скорого мира, восстала на другую часть, и земля наша обагрилась братскою кровью…». О как! Даже не важно было авторам текста, что одна часть – это подавляющее большинство того самого войска и народа.

Когда я впервые увидел это «Послание…», первая мысль, которая пришла мне в голову – «святые отцы» конкретно нализались в монастырском винном подвале кагора перед тем, как приступили к сочинению этого исторического документа. Либо их просто «перемкнуло» от осознания грозящей их благополучию перспективы. Смотрите сами, что они выдали: «Для тех, кто видит единственное основание своей власти в насилии одного сословия над всем народом, не существует родины и ее святыни. Они становятся изменниками Родины, которые чинят неслыханное предательство России и верных союзников наших».

Я сначала даже не поверил своим глазам – «… предательство… верных союзников наших»! Оказывается, в союзниках у русских попов были французские католики, и пасторы англиканской церкви. Или как это понимать?

Разумеется, никакого дела этим писакам до англикан и католиков не было, просто спьяну они признались, что РПЦ к 1917 году уже являлась не церковью, а просто ветвью власти, поэтому и озаботились так грозящим выходом России из войны, стали переживать за союзников.

Уже из этого «Послания…» можно сделать вывод: гнать большевикам было нечего. По факту нечего. Церкви православной не существовало в России. Были церкви в виде зданий, были монастыри, в которых обитали особи, называющие себя монахами, были на должностях священников тоже особи, изображающие из себя посредников между Богом и людьми, но Церкви не было. Не может учреждение, озабоченное таким сугубо мирским делом, как империалистическая война, заинтересованное в продолжении этой войны, называться Христианской Церковью. Вместо Церкви существовала политическая организация.

И не только политическая. В этом «Послании…» новая власть получила обвинение в осквернении святынь: «В течение ряда дней русские пушки обстреливали величайшую святыню России – наш священный Московский Кремль с древними его соборами, хранящими святые чудотворные иконы, мощи св. угодников и древности российские…». Только попы «забыли» написать – юнкера, засевшие в Кремле, установили на колокольнях соборов пулеметы, пришлось их оттуда орудийным огнем сшибать. Вот когда в здание церкви затаскивают пулемет и лупят из него по солдатам и рабочим, то это не кощунство? Почему же обвинения так избирательно направлены: о тех, кто с колоколен по православным пулял – молчок, а вот не забыли же проклятия послать в адрес противоположной стороны? В чем дело?..

Да дело в том, что большевики на святое замахнулись! Нет, не на веру! Через две недели после их прихода к власти, какие там гонения были?! Совнарком еще только табуретки по кабинетам расставлял, да искал поставщика канцелярских принадлежностей, комиссарам было чем заняться и без атеистической пропаганды.

Просто «нечаянно» первыми же декретами новая власть «рубанула шашкой со всей пролетарской ненавистью» не только по помещикам и капиталистам, но и духовенство прихватила.

«Декрет о земле»: «Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями, переходят в распоряжение Волостных Земельных Комитетов и Уездных Советов Крестьянских Депутатов впредь до разрешения Учредительным Собранием вопроса о земле».

Гавкнулась монастырско-церковная собственность в виде 3 миллионов десятин земли одномоментно.

Так этого коварным безбожникам показалось мало. Декрет от 11 ноября (по старому стилю) 1917 года «Об упразднении сословий и гражданских чинов»: «Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются».

По довольно странному стечению обстоятельств, сословия с их привилегиями были упразднены именно в день, которым датируется и «Послание…» поповское – 11 ноября.

Может, кто-то из моих соотечественников уже не помнит, что было такое сословие – духовенство. И привилегии у него были неслабые: налогами оно не облагалось, поэтому мельница монастырская в округе была вне рыночных законов конкуренции, в рекруты из этого сословия парней не брали… Кучеряво по сравнению с крестьянами жили. И тут одним махом – всё прахом.

Но самые серьезные экономические потери граждан России духовного звания ждали впереди.

Я, конечно, атеист в самом полном смысле этого слова, всё-таки я «Библию» прочитал, поэтому моё мировоззрение безбожника поколебать уже невозможно. Но к православным, мусульманам, буддистам и даже иудаистам отношусь не то, чтобы толерантно… Как бы точнее выразиться… Для меня верующий человек существует безотносительно того, в какого бога он верует и по каким обрядам этому богу поклоняется. Мне совершенно неинтересна его вера, мне он сам по себе интересен. Пусть хоть голым при луне на болоте пляшет тарантеллу в знак почтения к Духу Великого Гриба, оно мне без разницы, лишь бы не хамил в трамвае. Поэтому проявлять хамство к человеку, чтящему свои собственные заморочки, тоже считаю для себя невозможным. И если тупая потаскуха, оголив свои позорные сиськи, спиливает бензопилой крест христианский, то моё мнение атеиста – этой потаскухе этой же бензопилой отпилить ручонки, что бы мастурбировать нечем было.

Художников же, которые даже на заборе не могут некоряво написать простейшее слово из трех букв, но зато в парижской газетенке малюют карикатурки на того, кого миллиарды людей за Пророка чтут, расстреливать из ручного пулемета, конечно, не стоит. Смерть – штука такая, что ее еще заслужить надо. Но вот с помощью иголки и туши на лбах этих «художников» нарисовать мужской или женский половой орган, в зависимости от половой принадлежности «карикатуриста», думаю было бы справедливо.

Но даже я, супертолерантный атеист, не мог сдерживать смеха до слез, когда два года назад начал, занимаясь своим хобби – историей русской революции, исследовать «гонения на церковь», особенно в период сразу после Октября. То, что творило православное духовенство в конце 1917 – начале 1918 годов – это просто эпохально. Чтобы их действия описать, нужен талант уровня Ярослава Гашека, мне кажется. Более подходящего сатирика я даже затрудняюсь назвать.

Представьте такую картину: 2 декабря 1917 года по коридору Смольного бежит, спотыкаясь, хохоча, как безумный, Луначарский, в руках у него несколько листов бумаги с вензелем РПЦ, забегает он в кабинет Ленина и орёт:

– Владимир Ильич! Владимир Ильич! Вам послание от запорожцев султану… тьфу ты, привязалось, от Священного Собора послание Совнаркому! Бу-га-га!

– Анатолий Васильевич, Вам заняться нечем? Опять, наверно, вирши какого-то Демьяна мне прочесть хотите? Извините, мне не до юмора, дел революционных и государственных – по горло, – попробовал отмахнуться Ленин.

– Да какой там Демьян?! Демьян со своими плоскими шутками здесь отдыхает. Серьезный документ: «Определение Священного собора Православной Российской Церкви о правовом положении Православной Российской Церкви». Бу-га-га!

– Товарищ Луначарский, Вы что, перетрудились, переутомились? У вас нервный срыв?

– Нее-еетт. Бу-га-га! Вы прочтите, Владимир Ильич! Вот здесь! – нарком просвещения протянул председателю Совнаркома один из листков.

– «Пункт седьмой. Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными»… Что это такое? Вы в царской канцелярии рылись и там нашли эту филькину грамоту?

– Да причем здесь какая-то царская канцелярия! На дату гляньте – число сегодняшнее. Это требование РПЦ к Совнаркому.

– Ни… себе! – Ленин в первый и единственный раз в жизни грязно выругался: Так если я атеист, а не православный, то мне заявление об отставке написать что ли? Где комендант Мальков? Я ему когда еще говорил – все винные подвалы ликвидировать, хоть в Неву-реку вылить спиртное, но что бы им и не пахло в столице! Доигрались до белой горячки у митрополитов!..

 Если у читателя вдруг возникло чувство, что я глумливо выдумал эту историю, то прошу читателя с выводами не спешить и ознакомиться с текстом этого «Определения…», потом самому решить, какой могла быть реакция Ленина. Читайте:

 

«ОПРЕДЕЛЕНИЕ Священного Собора Православной Российской Церкви о правовом положении Православной Российской Церкви

 2 декабря 1917 года

 Священный Собор Православной Российской Церкви признает, что для обеспечения свободы независимости Православной Церкви в России, при изменившемся государственном строе, должны быть приняты государством следующие основные положения:

  1. «Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей, как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство».
  2. Православная Церковь в России в учении веры и нравственности, богослужении, внутренней церковной дисциплине и сношениях с другими автокефальными Церквами независима от государственной власти и, руководясь своими догматико-каноническими началами, пользуется в делах церковного законодательства, управления и суда правами самоопределения и самоуправления.
  3. Постановления и узаконения, издаваемые для себя Православною Церковью в установленном ею порядке, со времени обнародования их церковною властью, равно и акты церковного управления и суда признаются государством имеющими юридическую силу и значение, поскольку ими не нарушаются государственные законы.
  4. Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью.
  5. Церковная иерархия и церковные установления признаются государством в силе и значении, какие им приданы церковными постановлениями.
  6. Действия органов Православной Церкви подлежат наблюдению государственной власти лишь со стороны соответствия их государственным законам, в судебно-административном и судебном порядке.
  7. Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными.
  8. Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная Церковь.
  9. Православный календарь признается государственным календарем.
  10. Двунадесятые праздники, воскресные и особо чтимые Православною Церковью дни признаются в государстве неприсутственными днями.
  11. Свобода исповедания и проповедования православной веры, равно и свобода православного богослужения ограждаются государственною властью. Посему под страхом уголовного наказания воспрещаются:

1) публичное поношение и поругание учения православной веры, предметов религиозного почитания и священно-церковно-служителей ее;

2) осквернение мест богослужения и религиозного почитания;

3) насилие и угрозы для отвлечения из Православия.

  1. Добровольный выход из Православия допускается не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак. Прежде достижения этого возраста дети могут оставить Православие только по желанию родителей, и притом лишь в случае оставления Православия самими родителями; от детей, достигших 9-летнего возраста, требуется их согласие.
  2. Государственное законодательство относительно условий заключения брака лиц православного исповедания устанавливается сообразно с нормами церковного права.
  3. Церковное венчание по православному чину признается законною формой заключения брака.
  4. Церковно-судебные решения по делам о разводе и о признании совершенного Церковью брака незаконным или недействительным признаются в силе судебных решений.
  5. Юридические условия и последствия смешанных браков, если один из брачующихся принадлежит к Православной Церкви, определяются согласно с законодательством последней.
  6. Церковные метрические книги ведутся согласно государственным законам и имеют значение актов гражданского состояния.
  7. Учреждаемые Православною Церковью низшие, средние и высшие школы как специально богословские, так и общеобразовательные, пользуются в государстве всеми правами правительственных учебных заведений на общем основании.
  8. Во всех светских государственных и частных школах воспитание православных детей должно соответствовать духу Православной Церкви: преподавание Закона Божия для православных учащихся обязательно как в низших и средних, так и в высших учебных заведениях, содержание законоучительских должностей в государственных школах принимается на счет казны.
  9. Удовлетворение религиозных нужд членов Православной Церкви, состоящих в армии и флоте, должно быть обеспечено заботой государства; каждая воинская часть должна иметь православное духовенство.
  10. Священнослужители, монашествующие и штатные псаломщики свободны от воинской и других личных натуральных повинностей. Служащие в учреждениях церковных пользуются правами государственной службы.
  11. Имущество, принадлежащее установлениям Православной Церкви, не подлежит конфискации или отобранию, а самые установления не могут быть упраздняемы без согласия церковной власти.
  12. Имущества, принадлежащие установлениям Православной Церкви, не подлежат обложению государственными налогами, волостными, городскими и земскими сборами, если эти имущества не приносят дохода путем отдачи их в аренду или наем.
  13. Православная Церковь получает из средств Государственного казначейства по особой смете, составляемой высшим церковным управлением и утверждаемой в законодательном порядке, ежегодные ассигнования в пределах ее потребностей, представляя отчетность в полученных суммах на общем основании.
  14. Установления Православной Церкви, пользующиеся в настоящее время правами юридического лица, сохраняют эти права, а установления, не имеющие их или вновь возникающие, получают таковые права по заявлению церковной власти.»

 

Всего за три недели до издания этого документа иерархи наши православные гневно обличали власть почти в сатанинских гонениях на Веру, и изменниками клеймили и предателями союзников, и вдруг – такое! Откровенно же пишут, черти в рясах, что бог с ним, с изменением общественного строя, не колышет оно, это изменение, даже про измену союзникам забыли, только это… финансирование оставьте, и будем любить друг друга по-христиански.

Нет, не только финансирование… Еще главой Совнаркома поставьте кого-нибудь, на ваш выбор, господа большевики, но только того, кто на исповедь к батюшке не забывал бы ходить и гнева божьего за урезание прав поповских побаивался бы.

И еще… Что бы клиентура, т. е. паства, численно не уменьшалась, в школах… это, пусть батюшки преподают морально-этические принципы. За государственный счет, естественно…

Как вы думаете, какая реакция в Советском правительстве была на этот ультиматум, фактически? Уверены, что я не угадал?

Более того, если я пишу, что документы первых дней после Октября, исходившие от духовенства, писались попами в состоянии алкогольной интоксикации, то не спешите меня обвинять в клевете на верхушку православную. Наоборот, я их почти обеляю еще изо всех сил. Просто подумайте, если эти послания-определения были составлены людьми малопьющими, то…

Запредельный цинизм. Просто голый цинизм торгашей и выжиг. Духовенство. Духа стяжательства духовенство. Плевать – какая власть, плевать – какой строй, на всё наплевать, если финансирование будет…

Эх! Если бы только Владимир Ильич мог предполагать в декабре 17-го, сколько среди людей русских окажется сволочей, которые пойдут добровольно служить Антанте в качестве ландскнехтов, то плюнул бы, думаю, на кое-какие принципы временно, и определил бы этим «православным» денежное содержание… Вот забавно потом было бы нам читать в учебниках истории, как колчаки-деникины-врангели были бы проклинаемы и объявляемы извергами рода человеческого и исчадиями ада со всех церковных кафедр. Вот это была бы хохма!..

Спускать такое хамство ультимативное церковников Советская Власть, конечно, не собиралась. Не для того Зимний брали, чтобы оставлять народ под игом поповским. То, что это было иго, мы сейчас увидим, воспользовавшись документами той эпохи и их трезвым анализом, отмыв глаза от мыла белогвардейской пропаганды.

11 декабря была создана при Совнаркоме комиссия, которая приступила к разработке Декрета об отделении церкви от государства. Комиссия работала-работала себе, но вдруг 19 января 1918 года Патриарх Тихон возьми и разразись анафемой большевикам! Текст этой «разразилки» настолько забавный, что его стоит привести без сокращений:

«Смиренный Тихон, Божиею милостию Патриарх Московский и всея России, возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской.

«Да избавит нас Господь от настоящего века лукавого» (Гал. 1,4).

Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.

Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем неповинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только в том, что честно дополняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты: но въявь, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и беспощадною жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (В Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др).

Все сие преисполняет сердце Наше глубокою болезненною скорбию и вынуждает Нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. апостола: «Согрешающих пред всеми обличай, да и прочий страх имут» (l Тим. 5, 20).

Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

Властию, данною Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной.

Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «Измите злаго от вас самех» (l Кор. 5, 13).

Гонение жесточайшее воздвигнуто и на Святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека или благославляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московского), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви Православной и подготовлявшие пастырей церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа… И, наконец, власть, обещавшая водворить порядок на Руси, право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и, в частности, – над Святою Церковью Православной.

Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на Нее врагов неистовых?

Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей.

Враги Церкви захватывают власть над Нею и Ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной.

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» (Рим. 8,35).

А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной верою [ревностью] зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброй волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и Мы твердо уповаем, что враги Церкви Христовой будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16,18).

Тихон, Патриарх Московский и всея России».

 

Документ серьезный – высшее должностное лицо церкви объявило власть безбожной и призвала верующих к неповиновению этой власти. Для такого демарша основания нужны серьезные, фактура, так сказать, требуется. Чтобы не голословно выглядело, иначе Патриарх может предстать клеветником и провокатором. И фактура должна быть в самом тексте «анафемы», ведь читатели и слушатели её не обязаны сами добывать свидетельства безбожного поведения властей, кто кричит – ату! – тот пусть и представляет улики.

Так глянем, какие же факты насилия над чувствами и душами христианскими со стороны агарян новоявленных привел Тихон, посмотрим на текст, которым он призвал паству к неповиновению Советской власти.

«Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем неповинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только в том, что честно дополняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты: но въявь, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и беспощадною жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (В Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.)». – это что ли факты?

С какого перепуга? У факта фамилия должна быть и свидетели. До них сведения, видите ли, доходят… Так хоть от кого сведения? – скажите. Хоть одну фамилию избитого агарянами назвали бы в своем проклятии?! За факт не принимается. Бла-бла. Пропагандой и зомбирование.

Дальше посмотрим: «…святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московского), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием…» – вот уже какая-то конкретика есть. Хоть географическое месторасположение соборов. Правда, и эти соборы не поименованы, но не будем так уж сильно придираться. И названия двух лавр есть.

Так это из-за того, что лавры «… захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием…» и «…святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московского)…» – весь сыр-бор, что ли? Из-за этого паника в патриархии?

Расстрел из пушек соборов давайте отбросим. Ну какой это повод для анафемствования, если после этого события было выше рассмотренное «Определение…»? Значит, для того, чтобы присосаться к бюджету Советской Республики, пальба из орудий по соборам Кремля не мешала, а вот после посылания властью любителей «попилить» государственные средства прогуляться лесом, сразу это событие поводом для выходки Патриарха послужило?

С Почаевской лаврой ситуация вообще темная. То ли там из типографии шрифт забрали, то ли рядом с каким-то собором кинематограф поставили… Я так и не смог докопаться: что же там было на самом деле?

Остается только Александро-Невская лавра в качестве конкретики из всего того, что провозглашал Тихон в адрес большевиков. Да, там как раз перед преданием комиссаров анафеме, были события довольно громкие. Фактически, небольшой бунт церковной и околоцерковной братии произошел, даже выстрелов несколько было. И даже одного священника убили. Зверство, конечно. Только если вы начнёте теми событиями интересоваться, то у вас такой же, как и у меня возникнет вопрос: большевики зимы 1918 года, вы чего, товарищи дорогие, вели себя как институтки в мужской бане? Краснели и глазки виновато опускали…

Только вот в чем проблема: конфликт тот был улажен уже с властями к моменту патриаршей истерики.

«Чувство негодования и раздражения, которые вызвали в народных массах набеги красногвардейцев на Лавру, смутило даже обитателей Смольного. Вечером 19 января они предложили настоятелю Лавры успокоить народ и заявили, что их неправильно поняли. «Не могу выразить удивления, – говорил епископ Прокопий, – что Смольный, в течение последних дней занявший вполне определенную позицию по отношению к нам, теперь старается переменить ее на примирительную. Еще несколько дней назад мы пробовали вступить в переговоры с Советом народных комиссаров, но последние не желали нас выслушать, всякий раз давая уклончивый ответ на нашу просьбу об отмене секвестра имущества Лавры, как распоряжения незаконного. Вчера вечером после событий, разыгравшихся в Лавре, Смольный заволновался и управляющий делами Совета народных комиссаров Бонч-Бруевич заявил, что братия Лавры неправильно поняла декрет, что в данном случае СНК имел в виду распределение инвалидов в зданиях Лавры. Я ответил Бонч-Бруевичу, что действия комиссара Иловайского способны не успокоить богомольцев, а наоборот вызвать дальнейшие эксцессы.

Что же касается размещения инвалидов в зданиях Лавры, то на это мы с самого начала возникновения инцидента готовы были пойти и предоставить свободные помещения в распоряжение комиссара призрения». Ночь с 19 на 20 января прошла спокойно. После ухода красногвардейцев и матросов лаврским духовенством было отслужено благодарственное молебствие при огромном скоплении молящихся».

(М. В. Шкаровский. Александро-Невская Лавра в год революционных потрясений (1917–1918). Журнал «Христианское чтение», № 1, 2010).

Т.е., вообще поводов для анафемы не было? Так получается? Ошибаетесь. Был повод. Снова смотрим в текст заявления Патриарха, и читаем такое: «Гонение жесточайшее воздвигнуто и на Святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека или благославляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними…».

Вот она конкретика! Вот они факты! Самые-самые факты! Думаете, я придумал какую-то ерунду совсем ни с чем несообразную, из-за каких-то венчаний брачующихся конфликт церкви с государством смертельный?

 

Это как посмотреть – ерунда. Вот давайте еще один кусок из той же статьи М. В. Шкаровского в «Христианском чтении» приведу:

«К моменту Февральской революции Александро-Невская Лавра находилась на вершине своего двухвекового развития… Лаврский капитал в это время достигал 1800 тыс. рублей, а доходы в 1915 г. равнялись 699,3 тыс., уступая в стране из монастырей только Киево-Печерской Лавре; в 1916 г. доход только от арендных статей составил 369 тыс. рублей, а от кладбищ – 181 тыс. Обители принадлежали сдаваемые в аренду 14 жилых домов на близлежащих проспектах и улицах, а также 41 амбар, 60 кладовых и 4 подвала на набережной Невы. Кроме того, лаврской собственностью являлись 103 земельных участка в городе, 51 десятина земли и водяная мельница в имении Серафимово Лужского уезда Петербургской губернии».

Впечатляет? А откуда денежки-то брались на приобретение недвижимости таких грандиозных размеров? Подсказать? Да вот от регистрации врачующихся и крещения новорожденных, в том числе…

Так вот, товарищи вы мои дорогие, если только доход годовой от аренды одного кладбища одной лавры был в 181 тысячу старых, еще царских, рублей, а от аренды жилых домов, находившихся в собственности этой же лавры – 369 тысяч рублей, то давайте уже перестанем мучить наше сознание мистической ахинеей и не будем подозревать первого, со времён Петра Первого Патриарха Русской Православной Церкви – высшее должностное лицо этой Церкви, в слабоумии, только благодаря которому некоторые граждане верят, что иконы могут плакать. Патриарх не был идиотом, чтобы из-за какой-то ерунды, вроде «Забыты и попраны заповеди Христовы…», нарываться на конфликт с властями.

Конфликт между РПЦ и Советской властью носил не религиозно-нравственный, а ЭКОНОМИЧЕСКИЙ характер. Сугубо ЭКОНОМИЧЕСКИЙ характер. И причина, по которой Тихон начал анафемскую истерику, была не в том, что в Лавре комиссары хотели приют для больных сделать и себя немного некорректно повели, события эти только как повод для демарша поповского были использованы, причина была в готовившемся большевиками Декрете.

Эсеры, входившие тогда в СНК, 31 декабря 1917 в своей газете «Дело народа» опубликовали проект готовившегося «Декрета об отделении церкви…». Это была бомба! Митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) выдал с ходу интерес церковников, испугавшихся нового закона, направив в СНК письмо, в котором было такое: «Считаю своим нравственным долгом сказать людям, стоящим в настоящее время у власти, предупредить их, чтобы они не приводили в исполнение предполагаемого проекта декрета об отобрании церковного достояния».

Если вы думаете, что под «церковным достоянием» Вениамин (Казанский) подразумевал лампады и кадила, то вспомните, что я выше цитировал: «Обители принадлежали сдаваемые в аренду 14 жилых домов на близлежащих проспектах и улицах, а также 41 амбар, 60 кладовых и 4 подвала на набережной Невы. Кроме того, лаврской собственностью являлись 103 земельных участка в городе, 51 десятина земли и водяная мельница в имении Серафимово Лужского уезда Петербургской губернии», – и вы поймете, на какое имущество нацелилась «безбожная» власть. Ой, да! Вы же, православные, сейчас вспомните, что когда голод в Поволжье случился, то и кадила золоченные отбирали. Не спешите, всему своё время, дозы юмора надо порциями выдавать…

Когда Владимиру Ильичу принесли письмо Вениамина, то реакция была предсказуемой: работу по Декрету ускорить! Главного большевика шантажировать было опасно…

Вот чем мне нравится правительство при Ленине – действовали они с головой. Именно поэтому выстояла страна тогда. Заблаговременно, до принятия Декрета, вышел Приказ Народного комиссариата по военным делам РСФСР от 16 января 1918 г. «О расформировании всех управлений духовного ведомства». Из армии были одномоментно уволены все политруки в рясах. На всякий случай. Потому что те «политруки» люди были подневольные, находились в двойном подчинении – с одной стороны у них начальством были командиры частей, с другой – патриархия. Существовала вероятность, что могли пропагандисты идеи «возлюби ближнего» начать мутить солдатскую массу. Много не намутили бы, конечно, потому что солдаты, после того как командование лишилось права приказывать им на культурно-массовых мероприятиях в полковых церквях присутствовать, уже несколько месяцев предпочитали всяческим обедням и молебнам митинги и собрания. Как-то перестали волновать воинов русских жития святых, когда такое происходило: волю и землю народу дали…

Очень вероятно, что патриархия была в курсе работы правительственной комиссии по подготовке одного из самых значимых в истории моей Родины Закона. Да чего бы и не в курсе быть, Совнарком секрета из своей деятельности не делал. Не случайно Тихон свою анафему изблевал ровно за день до подписания документа, которым церкви предлагалось бросить коммерцию и заняться своим прямым делом (именно так!). Это не анафема, по сути, была, а шантаж барыг, растерявших последние остатки совести. Думаете, я опять клевещу?

Тогда вот: «А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» (Рим. 8,35)» – страдать Тихон собрался и за собой позвал «возлюбленных чад». Но сам страдать он и не собирался даже в мыслях. За него это должны были делать доверчивые и восприимчивые к пропаганде клерикальной граждане, которых он подставлял под ответные, неизбежные, меры власти.

Сам же, после того, как с ним душевно поговорили «комиссары в пыльных шлемах», повторить подвиги разных великомучеников не решился и запел другие арии: «Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти», «Церковь признаёт и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога».

 

И уж совсем нужно не иметь совести и церковникам тех лет, и нынешним их духовным наследникам по бессовестности, обвиняющим Владимира Ильича Ленина в гонениях на веру и церковь. Приписать Ленину фальшивки, в которых он, якобы, указывает своим недостаточно кровожадным соратникам стрелять попов без жалости, не забывают. А вот просто процитировать такое: «Не должно быть никакой выдачи государственной церкви, никакой выдачи государственных сумм церковным и религиозным обществам, которые должны стать совершенно свободными, независимыми от власти союзами граждан-единомышленников. Только выполнение до конца этих требований может покончить с тем позорным и проклятым прошлым, когда церковь была в крепостной зависимости от государства…» – совести, видно, не хватает. Интересно, каким образом они ухитряются упорно не замечать статью «Социализм и религия», когда рассуждают о политике Советской власти в отношении Церкви?

Удивительная история получается, правда? Не гонения и прочие страсти египетские большевики в лице их лидера задумывали, а «…покончить с тем позорным и проклятым прошлым, когда церковь была в крепостной зависимости от государства…».

Эй, святые отцы, может пора уже одуматься и начать красные гвоздики охапками носить к памятникам Ленину каждый год 22 апреля?!

 

И свою приверженность политике избавления церкви от крепостной зависимости от государства Советская власть подтвердила, 23 января 1918 года был опубликован «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви». Церковь стала абсолютно свободной:

«В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан».

Вот! Вот она – свобода! Что не так? И дальше:

«Каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются».

Чем плох такой Закон, кто-нибудь может сказать? Это из-за него Русь буквально в один день перестала быть православной?

Как только не объясняли причину прокатившейся по стране в 1918 году атеистической лавины, и пропагандой коммунистической, и грехопадением мужика, повреждением нравов, приходом Антихриста даже… А дело-то простое.

Дело такое: наши деды-прадеды и бабки-прабабки не были в массе своей теми дурачками, которых сегодня полным-полно, покупающими за свои кровно заработанные всякую ерунду в жизни не нужную, фенечки разные. И ума, наверно, у них больше было, и рублей лишних не водилось. Просто, оказалось – церковь-то, в том её исполнении, какой она была до 1918 года, в повседневной жизни человека совершенно излишняя вещь, если за ней не стоит вся машина государственной власти. Если таинства религиозные никто покупать не заставляет, то этот товар невостребован на рынке будет.

Зачем нести пятаки медные и яйца от единственной курицы бедному мужику, чтобы купить у попа сельского таинство крещения для ребенка новорожденного, если в сельсовете совершенно бесплатно председатель в книге напишет имя ребенка, отчество, когда и от кого родился, справку соответствующую выдаст и поздравит семейство с пополнением?

«Забывают» же искатели причин атеистической эпидемии написать в трудах своих «исторических», что пока поп младенца не искупает в купели и не наречет именем из святцев, то младенец прав имел столько же в Империи Российской, сколько и щенок или котенок. А услуга попа бесплатной не была ни в те времена «библейские», ни сегодня.

А с чего бы пара советских разнополых граждан, решивших семью создать, пошла в церковную кассу оплачивать процедуру священного действа по превращению их в мужа и жену, если в сельсовете их совершенно бескорыстно председатель зарегистрирует с выдачей соответствующего документа.

Тоже «забывают» рассказать: пока в церковной книге не появится запись, в Империи Российской мужем и женой никто не считался, прав супружеских не имел, и дети их были незаконнорожденными… И венчание – процедура не бесплатная, как тогда, так и сейчас…

И в свой законный выходной не обязательным стало идти в храм на процедуру признания чистосердечного в грехах своих мерзких батюшке сельскому… Дурней среди священства российского, что бы «уши греть», слушая исповеди только из любопытства, без интереса сугубо материального, тоже не водилось – в семинарию умственно отсталых не принимали.

«Забыто», что к игнорирующему исповедь в обязательном порядке заглянул бы на огонек исправник в форме полицейской…

Вот этими пунктами Декрета Совнарком все церковные «процедуры» сделал в жизни нашего народа вещью совершенно излишней:

«Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений», «Каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются».

Еще и школу отделили!

Святым отцам, когда они наших предков обвиняют в грехопадении массовом, во впадении в соблазн бесовский, стоило бы обратить внимание на деятельность своих предшественников, которые принуждение к вере целой главой «Уголовного уложения» Российской империи принимали всей своей душой «христолюбивой», без всякой мысли, что принуждением-то семена веры в душе не посеешь и всходов не получишь.

Когда они мужика обдирали, как липку, чтобы потом покупать дома доходные, склады и пристани, думали, что этим семена смирения христианского в душах народных сеют?

И ведь уже набатом звучало возмущение мужицкое по поводу поповского шкурничества:

«1906 г. марта 5. – Приговор крестьян Николаевской волости Ардатовского уезда Нижегородской губернии в Государственную Думу

Священники только и живут поборами, берут с нас яйцами, шерстью и норовят как бы почаще с молебнами походить, а деньгами: умер – деньги, родился – деньги, исповедовался – деньги, женился – деньги, берет не сколько дашь, а сколько ему вздумается. А случается год голодный, он не станет ждать до хорошего года, а подавай ему последнее, а у самого 36 десятин (вместе с причтом) земли, и грех бы было хлебом-то брать, строй ему дом за свой же счет, за последние крохи, добываемые нами не потом, а кровью. Если не построишь и служить, пожалуй, не станет, это хорошо бы, а то, пожалуй, и так, что хотя священник, подгоняя в какой-либо высоко торжественный праздник, хотя «пасхи», в церкви просит прихожан построить ему дом, а в случае отказа просьбы священника, тогда он за этот отказ и в такой праздник не пойдет с молебнами и, пожалуй, в гневе своем по отходе литургии молящих не отпустит св. крестом, а если хотя и пойдет с молебнами, но только по выбору, кто ему даст на постройку дома 10–15 коп. с дома, а кто этого не даст, то к тому совсем не пойдет, что это и случалось в одном нашем приходе.

Нужно, чтобы наши священники были на жалованье от казны, тогда нам от них не будет притеснения и обиды, а также чтобы весь приходский причт выбирался нами, прихожанами, а не как сейчас, назначается епархиальным начальством».

«1905 г. ноября 2. – «Приговор-наказ» крестьян с. Казакова Арзамасского уезда Нижегородской губернии

Вот и стали думать: принесет ли нам пользу такая Дума, куда попадут только люди с большим карманом: торговцы крупные, землевладельцы, священники, дворяне, но не мы, бедные люди».

 

Забавно смотрелась бы в Евангелие сцена с Иоанном Крестителем, который на берегу Иордана поставил бы постер пергаментный с расценками на свои услуги…

Была ли та часть служителей при церкви, которая таинствами торговала, да еще торговлю вела с элементами вымогательства, сама верующими христианами?

Была ли та часть духовенства, которая возмутилась конфискацией у их организации домов доходных и поместий Советской властью, если эти объекты недвижимости были приобретены на деньги, полученные за торговлю таинствами, верующей?

Если вы сомневаетесь в их неверии – шагом марш в семинарскую библиотеку изучать Священное писание!

Теперь подумаем, что должны были делать священнослужители в обстановке резко изменившейся реальности. Они же были просто людьми, хоть и в рясы одетыми. Обычными людьми. И руководствовались в жизни мыслями, возникающими в обычном человеческом мозге, а не действовали, как марионетки, управляемые потусторонними силами. Тогда вырисовывается следующий пейзаж.

Какая-то часть попов искренне верила в Христа (есть такие, я не склонен думать о всех священнослужителях, как о циничных выжигах. И их совсем не мало), и остались служить в храмах, из которых их никто и не думал прогонять, Декрет такого не предусматривал. Паства уменьшилась, конечно, но не до такой степени, чтобы батюшки стали голодать. Эта категория священнослужителей своей искренней верой вызывали уважение у прихожан и прихожане на них жалобы в Думу не писали. Были священники которые бесплатно детей бедноты крестили, и отпевали бесплатно… Принимали подношения от паствы, а не плату требовали. Такие остались. И приходы остались. Им несли чуть ли не последнее верующие, но батюшку в беде не бросали.

Часть священников служили в приходах, охватывающих большое по численности население, в городах, в основном. Там паства сократилась значительно, но пожертвований тех, кто верность церкви сохранил, было достаточно для содержания храмов и служителей. Прежнего богатства не было, конечно, но жить можно. В этой группе батюшек были и верующие, и неверующие. Верующие – смотрите абзац выше. А неверующие разделились на три группы.

Одна – не стала менять образ жизни и профессию. Подтянула пояса и служение не оставила.

Другая – прикинула, что власть новая, администрация в городе сменилась, прежние хозяева жизни в парижи укатили, а у большевиков кадровый голод, мало грамотных людей. Сбрили попы бороды, постриглись по-цивильному и пошли в советские служащие.

А вот те представители духовенства, которые просто берега потеряли, считали, наверно, что их сам Господь Бог поставил на должности продавцов чудес и таинств в приватизированный ларек, выстроенный в архитектурном силе «терем с куполами», люто возненавидели комиссаров. Простить конфискацию доходных домов и лишение доходов от сдачи в аренду кладбищ такие «святые отцы» Советам не могли. Но даже из этой категории далеко не все стали заниматься контрреволюционной деятельностью. Отвагой торгаши редко когда отличались, тем более торгаши храмовые. И лишь совсем незначительная часть священства, таким образом, могла начать бунтовать активно, процент таких граждан был большим среди верхушки церковной, там потери имущественные были значительней и размеры этих потерь большую отвагу протестную в сердца вселяли.

Ну просто не могло быть иначе, если воспринимать лиц духовного звания не инопланетянами, а обычными людьми. Не могло это сословие дать многочисленных борцов с большевизмом.

Значит, не было и многочисленных жертв «красного террора» среди служителей, так ведь получается? А их и не было, этих многочисленных жертв.

Смотрим данные самого авторитетного исследователя в этой области. Историк Церкви Д. В. Поспеловский (член попечительского совета Свято-Филаретовского православно-христианского института) в 1994 году писал, что «за период с января 1918 г. по январь 1919 г. погибли: митрополит Киевский Владимир, 18 архиепископов и епископов, 102 приходских священника, 154 дьякона и 94 монашествующих обоего пола».

368 человек за самый кровавый год Гражданской войны. О чем это говорит? Да о том, что большинство православного духовенства бунтовать и не думало. Либо спокойно служили Господу дальше, либо ушли в мир. А ведь в 1914 году духовенства было 112 тысяч человек и порядка 30 тысяч человек монашествующих. 142 тысячи.

Т.е., только менее трети процента стали жертвами «кровавого режима». А когда мы посмотрим, кого этот режим выбирал в свои жертвы, то увидим, что именно только треть процента духовенства и выступила против Советской власти в разгар Гражданской войны.

Не надо о русских священнослужителях думать особенно плохо. Основная, подавляющая масса попов заповедь «всякая власть от Бога» блюла неукоснительно…

И даже не только думать особенно плохо, мы вообще не можем думать плохо о русском духовенстве. Потому что… оно еще и самоотверженно боролось, в лице его лучших представителей за… Советскую власть. И мы не имеем права забывать имена тех священнослужителей, которые за эту власть, за народ, отдали свои жизни.

Уже в самом начале Гражданской войны в ее военной стадии, корниловцами был убит священник из станицы Георге-Апинской, так и оставшийся, к сожалению, для нас неизвестным. Этот случай описан Р. Гулем, мемуаристом «Ледяного похода». Описан в нарочито издевательском тоне по отношению к расстрелянному батюшке. Якобы, тот был вообще не священником, а дьяконом, который, собственно священника-контрреволюционера заложил красным. За что был «товарищами» произведен в сан.

Будто бы диакон не имел представления, кто его мог в сан рукоположить! И «товарищам» больше заняться нечем было, как творить это рукоположение. Или мандат соответствующий оформили за подписью комиссара?

Учитывая личность самого Гуля, ярого врага нашей страны, вредившего нам за бабосы американских покровителей, можно только в состоянии острого менингита принять эту недобитую белую сволочь за честного человека. И его писанину за истину.

Но вот оговорка о расстрелянном священнике совсем не случайна. Выходит, корниловцы могли убить попа за симпатии к Советам. И потом в эмиграции, кропая мемуары, эти убийства представляли в карикатурном виде. Допускаю, что еще и большевикам это приписывали…

Победившая Советская власть потребности в героизации духовенства, конечно, в те годы не испытывала, поэтому многое из роли священнослужителей, принявших народную власть, осталось неизвестным. Не до того атеистам было. И не думали они, что в этом особая потребность возникнет.

Но вот отношение РПЦ к своим погибшим собратьям показательно. Если за контрреволюционную деятельность кого к стенке поставили, то это мученик за веру и его канонизировать надо, а вот священник Дронин, убитый в Сарапуле белыми за сочувствие к Советам – это не за веру, это он за антихриста, наверно, пострадал?!

И диакона Анисима Решетникова к чему канонизировать? Его же колчаковцы расстреляли за явное сочувствие к большевикам.

Поминать не нужно и батюшку-коммуниста Андрея Горохова, письмо которого в «Известиях ВЦИК» опубликовано: «Отцы, братья! Призываю вас немедленно признать Советскую власть, вступить в партию коммунистов, перестать мучить народ панихидами и молебнами. Забудьте корыстолюбие, оставьте сребролюбие. Идите помогать трудящимся и угнетенным, а не молиться за богачей. Великое светлое будущее несут трудящемуся народу коммунисты. Да здравствует Советская власть. Да здравствуют коммунисты. Прочь власть черных воронов, долой иезуита епископа Серафима»?

Не кажется ли вам, мои верующие сограждане, после воззвания о. Андрея Горохова, что совсем не тех, кого нужно РПЦ в ранг святых возвела?

И наконец, господа чаплины-кураевы, вот это послание по поводу смерти Владимира Ильича из какой конторы было отправлено?

«Председателю М. И. Калинину. Священный Синод Русской православной церкви выражает Вам искреннее сожаление по случаю смерти великого освободителя нашего народа из царства великого насилия и гнёта на путь полной свободы и самоустроения. Да живет же непрерывно в сердцах оставшихся светлый образ великого борца и страдальца за свободу угнетённых, за идеи всеобщего подлинного братства и ярко светит всем в борьбе за достижение полного счастья людей на земле. Мы знаем, что его крепко любил народ… Грядущие века да не загладят в памяти народной дорогу к его могиле, колыбели свободы всего человечества. Великие покойники часто в течении веков говорят уму и сердцу оставшихся больше живых. Да будет же и эта отныне безвременная могила неумолкаемой трибуной из рода в род для тех, кто желает себе счастья. Вечная память и вечный покой твоей многострадальной, доброй и христианской душе. Председатель Священного Синода митрополит Евдоким»?

 Значит так, либо вы провозглашаете анафему тому Синоду, объявляете, что митрополит Евдоким в аду теперь горит и что там еще у вас положено по такому поводу, либо замолкаете о гонениях на РПЦ со стороны коммунистов.

Только, похоже, митрополит Евдоким вообще был не в курсе, что кто-то какие-то гонения гнал. Только что закончилась борьба с голодом в Поволжье с изъятием церковных ценностей, атеистическая пропаганда полыхала вовсю, а этот священник (я полагаю, настоящий священник, не из выжиг) подписывает послание, наполненное самой настоящей скорбью и любовью к умершему создателю СССР. Читаешь – и комок в горле.

Как после этого я, человек коммунистического мировоззрения и убежденный атеист, могу относиться к нашей Церкви? Да с уважением! Только с уважением! Потому что были в ней митрополиты Евдокимы.

Конечно, существует статистика сокращения православных приходов за годы Советской власти. Если просто сравнить число действующих храмов до революции и, например, на дату проведения Патриаршего Собора во время Великой Отечественной войны, то разница получится внушительная. Потом эту цифру можно отождествить с числом репрессированных священнослужителей и впасть в прострацию от скорби. Так ведь?

А можно взять данные по умершим священнослужителям от старости и болезней, которых заменить было просто некому – потеряло после революции семинарское образование свою привлекательность. Прибавить к ним тех, кто снял рясу, ношение которой уже не могло прокормить, ввиду значительного сокращения числа прихожан, и пошел в цивильном платье в учреждения Советской власти хлеб свой насущный зарабатывать, пользуясь своей, редкой в то время, грамотностью. Плюс – довольно внушительную часть эмиграции составило духовенство.

Вот когда будут эти сведения РПЦ представлены, тогда и подведем баланс.