Переписка семьи Ульяновых

1883-1917

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС впервые публикует документальный сборник «Переписка семьи Ульяновых». Он содержит 314 писем матери, братьев и сестер Владимира Ильича Ленина*. Печатаются не все сохранившиеся письма, а только часть их за период с 1883 по 1917 год.

Переписка характеризует беззаветную преданность Ульяновых великому делу освобождения пролетариата, которому целиком отдал себя В. И. Ленин. Она дает дополнительные сведения о жизни и деятельности В. И. Ленина в Петербурге, в ссылке, в годы скитаний в эмиграции и многие факты о жизни его родных. Письма помогут читателю лучше узнать членов дружной семьи Ульяновых, понять мотивы их поведения.

В переписке раскрывается их высокий духовный мир, интеллектуальные запросы и любовь к литературе и искусству, большой интерес к вопросам общественной жизни. Читатель в письмах найдет новые сведения о сложных условиях, в которых протекала напряженная жизнь Ульяновых, о лишениях, трудностях, которые испытывали преследуемые самодержавием и полицейскими властями все члены этой семьи. За период с 1887 по 1917 год более 20 раз Ульяновы подвергались арестам, обыскам, тюремным заключениям, ссылкам. Их сторонились официальные круги, избегали те слои интеллигенции и чиновников, которые по долгу службы или по убеждению были преданы царскому правительству. Находясь под постоянным, пристальным гласным или негласным надзором полиции, они не сломились, не впали в уныние, не замкнулись в себе. Письма их полны душевной чистоты, зрелости и целеустремленности. Их жизнь была полнокровной, активной жизнью интеллигентных, передовых людей, смело и самоотверженно выступавших против царизма, против эксплуатации и порабощения трудящихся.

Общие интересы и цели борьбы сплачивали Ульяновых в дружную, заботливую семью, в которой каждый черпал силы, уверенность и взаимную поддержку.

Открывается сборник письмами Александра Ульянова.

Публикуемые 27 писем его к родным за годы учебы в Петербурге (1883—1887) — лаконичны, показывают глубокую любовь и уважение к родителям, сдержанность, скромность, исключительную честность и искренность.

В своих письмах Александр Ульянов проявляет большое внимание к отцу, к выполнению его поручений.

В письме к матери 29 сентября 1884 года он пишет: «Посылаю папе брошюрку «Математические софизмы», которую он желал иметь».

Сознавая, что Илья Николаевич понимает всю реакционную сущность только что введенного нового университетского устава, который не может войти в жизнь без протестов со стороны прогрессивной части студенчества, Александр в письме 6 октября 1884 года успокаивает отца: «Милый папа!.. Ты, вероятно, беспокоишься, читая о беспорядках в Киевском и Московском университетах. У нас пока все спокойно... Только... приват-доцент русской истории и очень хороший профессор не будет, говорят, больше читать; это, впрочем, приписывают не столько новому уставу...».

Л через некоторое время он снова сообщает отцу: «Дмитриев (историк русского права. Ред.) «уволен согласно прошению», как сказано в указе. Говорят, он подал в отставку по несогласию с новым университетским уставом...».

Из скупых строчек писем проступают его общественные, научные и литературные интересы. Особенно трогательно и волнующе его последнее прощальное письмо к сестре из Петропавловской крепости.

Последующие письма (21) — Ольги Ульяновой из Петербурга, относятся к 1890—1891 годам, когда она училась на Высших женских курсах.

Понимая тревогу матери и родных, Ольга регулярно и подробно писала им в Самару о своей жизни и учебе.

Особый интерес представляют те ее письма, где она сообщает о выполнении поручении Владимира Ильича, делится с ним впечатлениями о прочитанных книгах, сообщает о его жизни в Петербурге, куда он приехал для сдачи экстерном экзаменов за курс юридического факультета Петербургского университета.

Из писем Ольги Ульяновой читатель узнает о ее литературных и музыкальных интересах, об исключительной работоспособности и талантливости. Они раскрывают ее целеустремленный характер, аккуратность во всем, отрицательное отношение к праздному времяпрепровождению, обязательность и чуткость к людям.

Александр и Ольга Ульяновы, рано ушедшие из жизни, оставили глубокий след в семье.

Их письма свидетельствуют о высоком моральном облике, разносторонних интересах и имеют большое общественное значение.

В сборник включено 74 письма матери — Марии Александровны Ульяновой.

Ее письма к детям полны беззаветной любви. В простых, житейских, бесхитростных строках сквозит постоянная забота и тревога за судьбу сыновей и дочерей, связанная с их революционной деятельностью. В них нет ни слова осуждения или упрека. Каждая строка пронизана чуткостью и выдержкой много пережившего человека. Она готова немедленно прийти на помощь каждому из детей и прежде всего тому, кто в данный момент подвергается наибольшим гонениям и нуждается в поддержке.

«Она стала играть теперь больше на рояле и вообще всем, чем может, старается, чтобы «подольское сидение» было приятнее нам»,— пишет о матери Анна Ильинична.

«Дорогой мой, не слишком ли много сидишь ты за работой, это вредно для тебя... Кочую я все это последнее время, ну, да это все пустяки»,— пишет Мария Александровна Владимиру Ильичу.

«Пришли к нам «гости», перерыли все... увели Маню»,— беспокоится она.

«Митя остается в Липкине... в Саратов его не пустят... губернатор отказал»,— с тревогой сообщает Мария Александровна старшей дочери.

На материнскую заботу дети отвечают большим вниманием, особым уважением и горячей любовью. Их письма полны нежности и чуткости.

«Она любит, когда мы по вечерам сидим с Митей с нею, что-нибудь читаем, хоть даже корректуры Володины»,— пишет Анна Ильинична.

«Дорогая моя мама! Как-то ты живешь? Здорова ли? Замазали ли (и хорошо ли) окна? Не дует ли с лестницы?», — беспокоится она в другом письме.

«Не пиши уж лучше ей, если пришлось в большой переделке побывать в Австрии»,— пишет старшая сестра В. И. Ленину, узнав о его аресте в начале войны 1914 года.

В начале 1901 года в Москве одновременно были арестованы и заключены в тюрьму М. Т. Елизаров и М. И. Ульянова. Мария Александровна на некоторое время осталась одна, так как дочь Анна была за границей. Чтобы утешить и подбодрить ее, Марк Тимофеевич пишет из тюрьмы бодрые, полные юмора письма: «Вообще здесь все поставлено хорошо и, когда я буду присутствовать на всемирном тюремном конгрессе, то отзыв дам благоприятный».

Большое значение имеют публикуемые письма Анны Ильиничны, ее мужа Марка Тимофеевича Елизарова, Дмитрия Ильича и Марии Ильиничны Ульяновых.

Они полны заботы и внимания друг к другу.

В феврале 1909 года М. И. Ульянова была в Париже, а Анна Ильинична с больной матерью оставалась в Москве. Беспокоясь о сестре и матери, Мария Ильинична писала: «Дорогая Анечка!., не знаю, что делать, ждать ли твоего письма или нет. Очень беспокойно, все равно ничего не могу делать и обидно, что не могу помочь тебе. Ты, верно, совсем с ног сбилась».

«Дорогой мой Манечек! — писала Анна Ильинична сестре в феврале 1915 года. — ...Очень уж мало пишешь ты все-таки о себе и мне это и грустно, и беспокойно: верно, ты очень плохо чувствуешь себя!»

Многие из писем носят следы тюремной цензуры или вмешательства полицейских властей. В письмах Ульяновы часто говорят иносказательно, намеками, обмениваются мнениями о прочитанном, сообщают о посланных книгах и журналах.

Большой интерес представляют 40 писем, адресованных В. И. Ленину и И. К. Крупской. Все они проникнуты заботой о их здоровье, готовностью оказать любую возможную помощь и содействие в революционной работе. Многие письма сестер и брата В. И. Ленину говорят о их партийной деятельности, о любовном и внимательном отношении к выполнению поручений Владимира Ильича по организации и налаживанию партийной печати, об организации изданий его работ, как, например, «Развитие капитализма в России» и «Материализм и эмпириокритицизм».

Особое внимание привлекают письма о последней встрече В. И. Ленина с матерью в 1910 году в Стокгольме. Здесь Марин Александровна впервые услышала публичное выступление Владимира Ильича на собрании социал-демократов.

Письма сборника публикуются в хронологическом порядке по рукописям, хранящимся в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Публикации не но рукописям оговорены.Как удалось установить, 43 письма, из числа включенных в сборник, ранее публиковались. Не исключено, что это число несколько больше, так как учесть все публикации, особенно в местной печати, не представилось возможным. Все выявленные публикации оговорены.

Авторские даты печатаются над текстами писем, после заголовков; уточненные и установленные при подготовке сборника даты — под текстами. Все даты даются по старому стилю, лишь письма из-за границы имеют двойные даты (старый и новый стиль). Тексты писем не подвергались редакционному вмешательству: сохранены особенности стиля, сохранены характерные слова и выражения, например: «не продобудешь» (не добудешь), «подняла булгу» (подняла шум), «могу буду» (буду) и другие. Все имеющиеся в письмах сокращения имен и псевдонимов, как правило, сохранены. Расшифровки имен и псевдонимов приведены в примечаниях к документам. Случаи, когда не удалось расшифровать имена или псевдонимы, оговорены. Пунктуация дана по современным правилам, за исключением авторских отточий.

Сборник подготовлен научными сотрудниками: А. Ф. Бессоновой, К. Ф. Богдановой, З.П. Гусевой, Ю. Я. Махиной (руководитель), М. В. Стешовой, при участии Р. А. Лаврова, под общей редакцией А. А. Соловьева.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

 

* Поскольку письма В. И. Ленина и Н. К. Крупской к родным опубликованы в Полном собрании сочинений, том 55, в данный сборник они не включены.