Содержание материала

 

1915

250

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Сыромятники,
Костомаровский переулок,
д. 15, кв. 336,
Марии Ильиничне Ульяновой

23.

Дорогая Маруся! merci за открытку, получили ее вчера, очень рада, что ты весело провела эти дни, попала в театр. Мы здоровы, Аня отправилась оперу слушать, Горю не взяла, завтра он собирается в школу. Получила ли большое письмо наше*? Не успела послать тебе открытку тетушки, напишу на днях больше и пошлю ее, мы очень довольны, что имеем теперь новую прислугу, симпатичную. Завтра, надеюсь, удастся собрать посылку. Крепко целую тебя, дорогая, будь здорова, Маруся!

23 января 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, 144

* открытку от Володюши.

 

251

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

Берн. Дистельвег. 11. Вл. Ульянову

Петроград

1 февраля 1915 г.

Дорогой Володя, виновата я перед тобой,— давно не писала. Все у нас по-прежнему благополучно, все здоровы, как-то не собралась, а может быть та медленность, с которой идут письма (одно из твоих ко мне, кажется, последнее, шло 25 дней),не действует возбуждающе на переписку. Потом относительно твоей книги1 я все еще не навела справок в нескольких местах. Очень боюсь не устроить бы так, как я устроила свою одну книжку в «Посеве»2, не только гроша не получила, но и книги, сданные на комиссию, он все себе загреб. Написала в одно московское солидное издательство и поджидала ответа, но не получила ответа, и хочу написать уже, не ожидая его. Беседовала с Бончем3. Издательство, в котором он состоит пайщиком,— «Жизнь и Знание»4, издало книгу Маслова5 по аграрн. вопросу с платой по 50 руб. с листа. Мне показалось это очень мало за самостоятельную работу, я сказала, что слышала, будто Маслов получил по 100 руб. Но оказалось, что такой гонорар он получил, действительно, но за свой какой-то курс политической экономии6,— нечто вроде учебника, изданного в 12 000 экз. Вышеупомянутая же научная книга, изданная в 3 тысячах экз., оплачивалась 50-ю рубл., что предполагают на такое же количество экз. и тебе. Уплату же можно рассрочить, уплачивать, например, помесячно. Бонч спросил, готова ли твоя работа и насколько скоро мог бы ты представить ее. Он советует издать самостоятельной книгой и вообще советует не разбивать на тома, ибо тогда, мол, плохо покупают 1-й том, ожидают 2-го. Так что его совет: выпускать одним томом — выйдет в 10, так в 10; в 20, так в 20 листов. Советовались со старым другом7 относительно щекотливого вопроса, заплатит ли Бонч. Говорит, что надо составить условие письменное с издательством, в котором Бонч состоит одним из членов, и что платят, мол, хотя, говорили мне другие, и затягивают. Ну, вот, я запросила еще московское издательство, да ответа нет. Сообщая это, попытаюсь переговорить еще где-нибудь здесь и тогда напишу. Куда-то я телефонила, да говорят, что не издают новых книг, по случаю военного времени издательства сокращаются. Вообще же на жизни военное время у нас не отражается, как-то у вас там. Журналов и газет, конечно, меньше, но с нового года оживляются литературные стремления и некоторые газеты собираются выходить в свет. По крайней мере, говорят так. А получаешь ли ты «Речь»8? Не желаешь ли еще какой-нибудь газеты или журнала? Как поживаешь и чувствуешь себя? Не выслать ли денег? На что ты живешь? Пожалуйста, дорогой, напиши без церемонии. Крепко целую тебя и Надю и шлю привет от Марка.

А.

ф. 13, 1, ед. хр. 36, лл. 1—2

Копия с перлюстрации

1 Речь идет о книге В. И. Ленина «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии. Выпуск I. Капитализм и земледелие в Соединенных Штатах Америки», написанной в 1915 году (см. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 129—227).

2 «Посев» — издательство в Петербурге.

3 Бонч-Бруевич В. Д. (см. примечание на стр. 166).

4 «Жизнь и Знание» — издательство, организованное В. Д. Бонч-Бруевичем в 1907 году в Петербурге.

5 Маслов П. П. (1867—1946) — экономист, автор ряда работ по аграрному вопросу, в которых пытался ревизовать марксизм. После II съезда РСДРП — меньшевик.

6 Возможно, речь идет о книге Маслова П. П. «Общедоступный курс истории народного хозяйства от первобытных времен до 20-го столетия». Пг., «Жизнь и Знание», 1914 г.

7 Возможно, имеется в виду М. С. Ольминский.

8 «Речь» (см. примечание на стр. 346).

 

252

М. А. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

Дорогие мои, Володя и Наденька, давно нет вестей от вас и мы, кажется, давно не писали, может быть, не все письма доходят, скучно и грустно, что корреспонденция так медленно двигается и письма не всегда, как видно, доходят. У нас все по-прежнему; была довольно суровая зима и только со вчерашнего дня оттепель; квартира у нас сухая, теплая и солнца много. Мы все здоровы. Марк вернулся с неделю из продолжительной поездки, был в Ялте и в Севастополе, провел сутки у Мити, на что требовалось разрешение у губернатора, о чем хлопотал уже Митя, он был очень рад видеть Марка. В Ялте Марк застал полную весну, тепло, все зелено, фиалки в цвету, набрал — или скорее купил — букет для Ани, она писала ему привезти ей непременно фиалок...

Маня не расстается с Москвой, где ей очень нравится, и знакомых много и уроки нашла, вероятно, она пишет вам, мы часто переписываемся с нею, письма доходят через день. Виделись мы несколько раз с Лидией Ми.1 Она отправилась в Крым лечиться, чувствовала себя плохо последнее время и спешила в Крым, где и раньше жила и чувствовала себя там особенно хорошо. Вот и масленица прошла, особенно тихо здесь, как мне показалось, хотя дальше садика я никуда не хожу, но блины пекли каждый день, Марк охотник до них.

А как у вас, пекли ли вы блины? Сколько мне помнится, Володя небольшой охотник до них, не знаю как ты, Наденька, и Е. В.2 Довольны ли вы немецким обедом, там много овощей и плодов, очень вкусное и здоровое питание. Как здоровье Е. В.? Я думаю, что ей нравится в Берне, хороший ото городок, мне он очень нравился, когда мы останавливались в нем, проезжая по Швейцарии3. Передайте ей от меня привет и пожелание ей здоровья и всего лучшего. Вероятно, ее не тянет теперь в Россию, здесь не хорошо теперь, только и слышишь, только и читаешь каждый день об ужасах войны. Аня шлет вам поклоны и поцелуи, собирается тоже писать вам. Марк просил также передать вам привет от него. Получаешь ли ты, Володя, газету, выписанную Аней; доходит ли она аккуратно, не желаешь ли еще какую-нибудь газету?

Крепко обнимаю тебя, дорогой мой, а также дорогую Наденьку, как рада была б я повидать вас. Будьте здоровы, дорогие мои, пишите, пожалуйста, почаще, жду большого письма от тебя, милая Наденька, напиши, как вы чувствуете себя, как проводите время и прочее и прочее, очень порадуешь меня таким письмом.

Ваша М. У.

Был у нас вчера Ник. Ст. Долгов4, помнишь ли ты его, Володя? Постарел он очень, с длинной седой бородой, я не узнала бы его. Петя5 его играет хорошо на скрипке, купил себе дорогую, в тысячу рублей, и продолжает совершенствоваться, он женат давно.

1 февраля 1915 г.

Послано из Петрограда в Берн

ф. 13, on. 1, ед. хр. 36, лл. 2—4

Копия с перлюстрации

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Книпович Л. М. (см. примечание на стр. 170).

2 Крупская Е. В. (см. примечание на стр. 127).

3 Летом 1902 года М. А. Ульянова ездила за границу для свидания с В. И. Лениным.

4 Долгов Н. С.— народник, знакомый семьи Ульяновых по самарскому периоду.

5 Петя — сын Н. С. Долгова.

 

253

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

27.11.15 г.

Дорогой мой Манечек!

Получила сейчас твое письмо и сажусь ответить немного. Очень уж мало пишешь ты все-таки о себе и мне это и грустно, и беспокойно: верно, ты очень плохо чувствуешь себя! — М.1 заехал в Бердичев и пишет, что вернется оттуда, пожалуй, через Вильну. Я написала ему, чтобы заехал лучше в Москву,— и тебя бы повидал, да там, на Западе, из-за военных действий, я думаю, задержек больше. Не знаю уже, как выйдет. Конечно, приезжай на пасху. Как же не видаться нам так долго?! Боюсь, что ты переутомишься очень с экзаменами,— ты нервничаешь с ними всегда чересчур2. Может быть, можно после пасхи их сдать? А то у тебя со всеми экзаменами в твоей жизни чересчур большая гонка выходит,— напряжение большое нервов и вообще переутомление...

Так бы я, моя хорошая, и пристранствовала посмотреть на тебя, да здесь все крепко держит.

Почему не напишешь ты мне определеннее, что именно пыталась ты сделать для Ст.3? Не могу ли я хоть теперь здесь похлопотать? Чтобы в санитарный поезд? Или еще что-нибудь? Я, видишь ли, думала зайти к той даме, которая говорила немного о тебе в 12-м году, но не знаю, о чем конкретно говорить. Напиши мне подробнее все; а также полк, в котором служит Ст.,— хотя, конечно, теперь труднее, но, может быть, можно устроить... О его семейном положении. Ведь он один сын у матери?

Страшно спешу, чтобы отправить письмо нынче, потому подробнее в другой раз. Спасибо, что делаешь разведки для Володиной книги4,— значит, отложу составлять договор о Б-чем5 (он предлагает 50 р. за лист (на 3000 экз.)).

Мои квитанции, если будет когда по дороге, занеси в магазин (хотя только в «Посредник» и к Залесской) и дай им мой адрес, пусть сами пришлют, чтобы тебе не заходить. А если тебе не мешает еще немного денег, то возьми себе, пожалуйста, — у меня много. Я только чтобы тебе труда не делать, второй раз заходить. Напрасно тебе послала, ты и так занята! А то просто сбереги до будущего, лишь бы не потерялись. Ох, как мажу,— гоню.

Обнимаю крепко и жду вестей.

Твоя Анна

27 февраля 1915 г.

Послано из Петрограда в Москву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 180, лл. 115—116

1 Елизаров М. Т.

2 М. И. Ульянова в это время училась на курсах сестер милосердия при Институте имени Морозовых в Москве.

3 Кржижановский С. С.

4 См. примечание на стр. 350.

5 Бонч-Бруевич В. Д.

 

254

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Сыромятники,
Костомаровский переулок, дом 15, квартира 336,
Марии Ильиничне Ульяновой

16 марта.

Дорогая Маруся, вчера получили твою открытку последнюю и очень рады были узнать, что на днях думаешь сдать экзамен и потом ехать к нам, конечно, не только на несколько дней, как ты пишешь, 1-е апреля ты проведешь с нами, не правда ли, дорогая моя? Подготовляться к экзамену ученику надо раньше, чтобы к 10-му быть вполне подготовленным... и чтобы ты могла пожить больше у нас. Здесь настоящая зима, хотя солнце светит; погуляла нынче в садике, гора стоит, как зимой, и ребята катаются с горы, и на коньках, крепкий лед кругом, одеваемся, как зимой, и ты поедешь, конечно, в шубе, и плюшку возьми с собой, а шубу оставишь здесь, если будет теплее, на что надеемся... Аня ушла за некоторыми покупками к празднику. Сейчас получила большие письма от В.1 и Пади. От Мити также, вероятно, он писал и тебе?

Жду тебя с нетерпением, родная моя, соскучилась о тебе, будь осторожна, милая моя, в дороге, билетом запастись надо раньше. До свидания, Маруся дорогая, еще раз прошу быть осторожнее, беречь здоровье, обнимаю и крепко целую тебя, будь здорова! Отправляю письмо, чтобы пошло нынче. Наши шлют поклоны и поцелуи и говорят до свидания!!.. Может быть, еще напишешь, если найдешь это нужным... надеюсь, что не придется откладывать поездку! Крепко целую тебя.

Твоя мама

16 марта 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 38

1 Ленин В. И.

 

255

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Сыромятники,
Костомаровский переулок, дом 15, кв. 336,
Марии Ильиничне Ульяновой

Дорогая Маруся!

Вчера уже после нашего обеда зашла к нам Ел. Ал.1 и передала письмо твое, которому я была очень рада. Пробыла она у нас недолго, спешила к матери обедать, и если б не письмо твое, то, пожалуй, и не зашла бы к нам... Аня заговорила о том, чтобы отвезти ей письмо к тебе на вокзал, но она была против этого, сказала, что провожать ее будут очень многие, масса народу будет и прочее... Аня проводила ее на трамвае до квартиры матери, так как она боялась не найти дорогу... послать тебе хотелось бы что-нибудь, но ничего не было приготовлено, и она отказалась бы верно...

Гора поправился, приглашали врача, нашли засорение желудка и простуду. Мы с Аней здоровы, но погода здесь все еще холодная, не весенняя, а нынче с утра дождь льет, хорошо что в Москве солнечная, теплая погода.

Дорогая моя, я знала, что ты хочешь ехать в Галицию, и, может быть, лучше, что ты едешь с отрядом2, в обществе симпатичных людей, но будь осторожна, родная моя, береги здоровье, будь осторожна, милая Маруся! Писать буду тебе часто, и ты, конечно, пиши чаще, а если что нужно будет, напиши, перешлем тебе. Написала вчера Володе, я и позабыла о дне рождения его, Аня напомнила, и ты вспомнила, поздравила его и от тебя. Относительно дачи не придумаем, где устроиться, Марк советует где-нибудь на Волге, он шлет тебе поклон, ты берешь, верно, с собой его сумку кожаную и бутылку. Аня тоже пишет тебе, а я буду ждать письма с новым адресом от тебя. А пока крепко целую и обнимаю тебя. Маруся, дорогая моя, будь здорова! Получила ли Митин адрес? Напиши ему, будет рад. Еще раз целую тебя.

Твоя мама

Прочла ли «Около войны», посмотрим, сбудется ли последнее предсказание.

11 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 45

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 В апреле 1915 года, по окончании курсов сестер милосердия, М. И. Ульянова была зачислена членом врачебно-питательного отряда общества русских врачей имени II. И. Пирогова, где она работала до лета 1915 года.

 

256

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

11.IV.15.

Дорогой мой Манечек!

Пишу тебе опять — хочется воспользоваться хоть этим способом побеседовать, пока ты близко. Хотелось бы очень повидать тебя и проводить — проехалась бы в Москву, да, пожалуй, ты скажешь: зачем приехала и маму оставила?! Да, скажешь?.. Да и сама я, пожалуй, стала бы беспокоиться, оставив ее. Теперь еще Горка у меня хворал. Нынче нормальная 1°, спустила с постели, но было 40° с лишним. Инфлуэнца с желудочным осложнением. Маму к нему не пускала. Она здорова, сейчас пошла гулять. Дачи мы еще не сняли, но М. слышал, что дач много пустых,— дорожатся сейчас очень, потом сбавят. Найдем что-нибудь, только вот будут ли кто-нибудь из близких по соседству — не знаю. Я писала тебе 3-го дня по поводу расспросов Ан. Андр.1 Марк видел ее вчера, но она ничего еще от генерала своего не слышала. Как узнаю что, конечно, сообщу. Только вот не знаю, как у нас теперь корреспонденция пойдет,— пожалуй, что медленно!

Если узнаю что завтра, то напишу. Но во сколько часов ты уедешь в понедельник? Что это какой день выбрали — понедельник, да еще 13-ое?! (Удивляешься на мое суеверие, сестричка моя хорошая?) Эх, хорошо бы тебе съездить туда и возвратиться скоро! Конечно, я не сержусь на тебя, родная, за твою фантазию и до некоторой степени понимаю тебя: очень уже пусто и бессодержательно теперь везде вокруг. (Конечно, кроме того, у тебя и еще мотивы есть).— Только бы ты не захворала и не переутомилась там!

Я хотела было послать тебе кое-что с Ел. Ал.2: кофе, какао, шоколад; но спросила только о письме, она и то говорит: можно по почте... Провожать ее будут многие... одним словом, не хотела. Рассказала ей кое-что. Новенького и интересного ничего не было.

Есть намерение выпустить журнал летом в одном или двух №№3. Если оно будет осуществляться, то удобнее бы на даче, где-нибудь поближе. М. рекомендует Саблино к имению Кайзерлинга. Видела ли ты 3-ью книжку «Современного Мира»4? Здесь все возмущены статьей Алексинского5, и действительно она возмутительна: какие-то инсинуации грязные.— Знаешь, кто очень возмущался? Наш баснописец6, который явился сюда на побывку и был на днях.

Как будешь ты там питаться, на каких условиях ты едешь? На всем готовом? Очень рада, что получила мой долг, я могла бы и еще тебе выслать, если надо. А все-таки я сердита, что ты не взяла зонтик. Уложи получше вещи, что оставишь у О. И., почисти и пересыпь от моли. А кофточки с лейкоцитами с собой не берешь? Тогда заверни ее во что-нибудь беленькое — жаль будет, если моль съест.

О всяких-то я пустяках болтаю, и все-то они плохо пишутся — хотелось бы повидать тебя и поговорить! Каким маршрутом едешь ты? Дай подробные сведения, какой отряд (может быть, за № или чьего имени?), фамилию врача, куда направляешься... адрес точнее. Не потеряйся ты там у нас, деточка!

Сонечке7 передай мой крепкий поцелуй. Как-нибудь напишу ей. Скоро она уезжает на лето? Жаль мне очень, что у нее горе! Повтори, если можешь, адрес Коли8 или Ел. Ф.9, попроси повторить — я затеряла. Ну, до свидания, моя дорогушка! Крепко и горячо тебя целую. Горячо желаю съездить хорошо и всего самого лучшего! Будь здорова и береги себя. Думай каждый раз о маме, когда что-нибудь рискованное будет. Я тоже так делала при некоторых обстоятельствах. Послала бы тебе цветочек какой-нибудь в дорогу! — Ну, обнимаю еще раз! Смотри же, пиши больше и откровеннее.

Твоя Анна

Горушка дурачок,— пишет «жалеем, что бесплатно (!!) ничего не могли вам послать». Будто в этом суть?!

Марк шлет привет и лучшие пожелания.

11 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда в Москву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 127—128

1 Анна Андреевна Беккер — хорошая знакомая семьи Ульяновых.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

3 Речь идет о журнале «Просвещение», издание которого предполагалось возобновить. Издание журнала было возобновлено только осенью 1917 года. Вышел один (двойной) номер.

4 «Современный Мир» — ежемесячный литературный, научный и политический журнал; выходил в Петербурге с октября 1906 по 1918 год.

5 Речь идет о статье Г. А. Алексинского «О провокации», напечатанной в журнале «Современный Мир» № 3, 1915 год.

6 По-видимому, имеется в виду Демьян Бедный.

7 Смидович С. Я. (см. примечание на стр. 209).

8 Сын М. Ф. Владимирского.

9 Владимирская Е. Ф.

 

257

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Сыромятники, Костомаровский переулок,
дом 15, квартира 336, Марии Ильиничне Ульяновой

12/IV.

Дорогая Маруся, пишу тебе нынче на авось, может быть, не так рано уедешь завтра и получишь эту открытку. Вчера отправили тебе большое письмо, получила ли его? Марк уехал осматривать дачи, а у нас сидит слепой Василий Андр.1 Я беседовала с ним, он хорошо знал Володю, говорили много о нем. Мы здоровы, день нынче солнечный, и я погуляла с удовольствием и все думала о тебе, дорогая моя, как только получим новый адрес твой, напишем тебе. Гора поправился, но на воздух не пускаем его еще, на днях их распустят на все лето.

Вероятно, ты укладываешься сегодня, и с каким удовольствием съездили бы мы обе повидать тебя, дорогушечка моя; Аня все повторяла это, но это мечта... Будь осторожна и береги здоровье, буду надеяться на то, ведь ты обещала мне это. Крепко обнимаю и целую тебя, родная моя, буду часто писать тебе, и ты также. Аня шлет тебе поцелуй и всякие пожелания. Будь здорова, Маруся! Пиши твоей маме.

12 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 47

1 Имеется в виду Шелгунов В. А. (1867—1939) — старый член партии, рабочий-металлист. Неоднократно подвергался арестам и тюремному заключению, вследствие чего тяжело заболел и в 1905 г. потерял зрение.

После Октябрьской революции В. И. Ленин встретился с Шелгуновым на II конгрессе Коминтерна. Чехословацкий писатель И. Ольбрахт, участник II конгресса Коминтерна, так описывает эту встречу:

«Когда члены Исполнительного Комитета заняли свои места в Президиуме, на сцену вышел и товарищ Ленин. Он обвел взглядом огромный зал собрания, потом почему-то вдруг сошел в партер и направился вверх по проходу амфитеатра. Все оборачивались и не сводили с него глаз. Где-то в задних рядах сидел старый друг Ленина, ослепший питерский рабочий-революционер Шелгунов. Это один из самых старых друзей Владимира Ильича, оставшихся еще в живых. Он работал вместе с Лениным в подпольных кружках, принимал участие в большинстве проводившихся тогда политических кампаний, распространял листовки, был в 1895 году в числе первых членов «Союза борьбы», а когда в 1900 году под редакцией Ленина начала выходить «Искра», Шелгунов стал ревностным распространителем газеты. Он принял участие в подготовке Октябрьской революции, но дождался ее уже слепым.

Когда Ленин подходил к его креслу, ослепшего большевика предупредили об этом. Шелгунов встал, сделал два шага навстречу Владимиру Ильичу, и два борца расцеловались. Вот и все. Мне кажется, они не сказали друг другу ни слова. И все же эта встреча была прекрасна своей человечностью. Потом Ленин вернулся на сцену, и вскоре заседание началось».

 

258

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

23 апреля.

Дорогая Маруся!

Вчера поздно вечером принесли открытку твою, обрадовалась я очень вести от тебя, поджидала ее с нетерпением. Буду ждать письма твоего из Львова с новым адресом, и тотчас же напишу тебе опять, и буду писать тебе часто, как обещала, и ты пиши чаще и больше; смотрели с Аней на карте, по какому маршруту поедете, вероятно на Киев, ты опишешь нам и дорогу, и как Львов понравится, и прочее. Здесь все еще нет настоящей весны, хотя солнечные дни, а холодно, и я кутаюсь, как зимой, когда выхожу на воздух. Получили вчера письмо от Нади, заболела она опять базедкой, опять сердцебиение, обратилась к врачу — прописал микстуру и советовал ехать в горы (выше 1000 метров), думают ехать, когда почувствует себя лучше. Переменили квартиру: Waldheimstrasse, 66, parterre, есть ванна и душ, что очень приятно для Володи. Квартира на солнце и недалеко от леса, а там уже полная весна. У нас еще не решено с дачей, Марк осматривал уже многие, но ни на одной не остановился, жаль, что нельзя поселиться в Финляндии! Возвращаюсь опять к поездке твоей и опять прошу тебя, родная моя, быть осторожнее, беречь здоровье, думаю об этом беспрестанно!.. Обнимаю и крепко целую тебя, дорогая моя, будь здорова! Еще раз целую тебя.

Твоя мама

Если что нужно будет, чего не найти во Львове,— пиши, можно будет выслать отсюда. Ст. поклон и лучшие пожелания от нас.

23 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 57

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

 

259

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Львов. Улица Красивского, 9,
квартира Бубер,
Анатолию Осиповичу Бонч-Осмоловскому
для Марии Ильиничны Ульяновой

23.1V.15 г.

Дорогая моя Марусечка!

Шлю и я тебе вдогонку несколько слов и крепкий поцелуй. Как едешь? Как чувствуется? Очень мне жаль, что не могла приехать проводить тебя! Получила ли ты мое последнее письмо (с маминым вместе), где я писала о неудаче у инженерши. Попробовала я заикнуться еще в другом месте (баронессе И.) с очень малыми шансами на успех (потому что она мало меня знает), и, конечно, с отрицательным результатом! Говорит, что никого знакомых в 3-ей армии у ней нет и что она ничего не может... Да, Ан. Анд-не1 генерал сказал, что Ст. должен там заявить, что болен и тогда его эвакуируют сюда (там, говорил генерал, не осматривают),— а здесь, мол, можно уже хлопотать. Я повторяю тебе это, потому что, может быть, то письмо мое не захватило уже тебя.

Очень мне досадно, что так неудачно у меня вышло! Если бы знала, к кому можно обратиться, пошла бы хоть и с малой надеждой на успех.

Как чувствуешь ты себя, родная? Напиши откровеннее про свое самочувствие, про все. (Пиши иногда мне в надписанном кем-нибудь другим конверте, если не хочешь, чтобы мама прочла.)

Мамочка здорова. М.2 ездил два раза в окрестности смотреть дачу, но пока ничего не решили. Главное, неизвестно, будет М. много в Питере или много в разъездах. Соответственно с этим надо искать или ближе, или можно и подальше поселиться. М. тянет в Саблино, а мне оно малость надоело. В Люблино, говорят, ничего нет, а потом меня удивляет моя приятельница — ни слова не пишет и не отвечает на письма. Поехать к ней не могу: опять перемена местожительства,— вот какими противными бабьими делами я занята теперь! Поговариваем о возобновлении журнала3 или, скорее, о выпуске летней книжки, чтобы право на журнал не потерять, но вплотную пока не взялись. В-дя4 очень жаждет журнала, газеты.

Было вчера письмо от Нади, но о нем пишет, верно, мама.

Говорила по телефону с Рахилью5, что не дурно бы вместе на даче поселиться, но она все же удивительно не хочет меня знать: несколько раз в этом доме бывала и не заходила!

Ну, до свидания, хорошая моя! Оставайся в этом отряде, не переходи в сестры милосердия, береги себя, дорогая, и не забывай нас!

Всего тебе лучшего! Здоровья и всех благ.

Твоя Анна

М.2 шлет свой большой привет.

23 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 134—136

1 По-видимому, имеется в виду А. А. Беккер — жена инженера путей сообщения Б. В. Беккера.

2 Елизаров М. Т.

3 Речь идет о журнале «Просвещение».

4 Ленин В. И.

5 Ривлина-Образцова Р. С.

 

260

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

Получено 7/VI через Madame M-z*

23/IV.

Дорогой друг1! Письмо Ваше получил. Журнал, как писали Вам, решено выпускать2. То есть пока, вернее, решено выпустить одну хотя книгу в июне, ибо если до июля не выйдет ни одной книги, мы потеряем право на журнал, и это жаль.

На газету было взято разрешение, но теперь после закрытия «Северного Голоса»3, при всей его бледности и бесцветности, даже самые горячие сторонники газеты во что бы то ни стало сомневаются в том, чтобы был смысл выпускать ее. Журнал же при архиосторожности еще может существовать. Присылайте статьи по указанному адресу. Пока мы справлялись, их нет. В здешнюю часть редакции кооптированы еще Орловский4 и Авилов5. Взяли собственно, чтобы собрать свою публику, хотя бы вокруг двух коллективов — «Прибоя»6 и «Просвещения». В журнале он5, думаю, будет полезен, и некоторые его несогласия будут парализоваться другими членами. Еще куда его действительно брать не следует. Это была неудачная идея old friend**, оправдываемая лишь страшным безлюдьем. Он и сам отказался, ссылаясь как на то, что существуют некоторые разногласия между им и Вами, а также, что он от Юрия8 брать не хочет. Просил между прочим от лица его, Орловского и —ва (москвича, впередовца)9, что они не согласны с двумя пунктами, выпущенными из «тезисов»10. Считают, что в новой редакции «поражение царской монархии» говорит то же, ибо в лице войск, мол, ото неудобно из тактических соображений.

Я, впрочем, до смерти боюсь, что вы, истолковав что-нибудь не так, нападете, как, например, в передовице 40 номера11. Как так***  все точно изложишь, а вы сейчас в передовицу! Я не говорил, что желательно объединить «Северный Голос» и «Наше Дело»12 с нами, и не думал этого, а говорил лишь, что нельзя было уходить части фракции под знаменем «признания подполья» и так далее, ибо нельзя при современных условиях заявлять открыто о принадлежности легальной организации к нелегальной (исполнять нелегальную работу можно и должно, но заявлять об этом повсюду — большая наивность). Ну, будет об этом. Ужаснулся я-таки, что на основании только этого письма — передовица. Я считаю, да и кое-кто из товарищей, что лучше было бы вам написать короткую общую характеристику того, что наши пошли вообще против войны, и воздержаться от оценки подробностей поведения отдельных лиц, ибо скажут: как на основании одних буржуазных газет судить? Да и неубедительная поневоле получилась передовица.

Юрий оправдывался. Просит передать товарищам, что 1) он не представлял себе до получения обвинительного акта размера процесса13, во-2) что некоторые депутаты так струхнули, что не пошли бы на придание ему более яркого характера и 3) что вы виноваты, выпустив тезисы и статью в 33-м номере за подписью ЦК14, в то время, как был-де уговор: тезисы без совета со здешними не выпускать. Тоже не согласен с местом о поражении царизма. Очень странные, по-моему, претензии! Говорит, что базироваться на ответе 15 Вандервельде было нельзя, потому что было выпущено «бюро» ЦК, а напечатано от ЦК, это значило бы то же, что признать и передовицу, а на это бы депутаты не пошли. Пришлось взять за базу думскую декларацию. По-моему, он зря валит на депутатов. Если и верно, что кое-кто из депутатов струхнул... то их привел, так сказать, в разум один Муранов16, заявив, что на суде будет говорить все начистоту (роль Муранова огромная, как выясняется, он спас процесс).

Вам вышлются скоро обвинительный акт и речь Петровского17. Хорош отчет в «Праве»18.

Посылайте материалы для журнала. Только памятуйте, чтобы цензурнее было. Мы вполне присоединяемся к Вашему мнению, что надо архилегально. Мы думаем даже, что по нынешним временам и говорить о войне людям нашего направления совсем нельзя. Обязательно конфискуют. Надо молчать о ней. Само молчание будет красноречиво, а то вон и ликвидаторов прикрывают. Если выйдет первый номер журнала, будем орудовать дальше, а то с места в карьер. Еще ходатайствуем очень, чтобы не очень много полемики было в этом, первом номере. Во-первых, это нецензурно, а потом пусть... Ну, вы знаете мое мнение, разделяемое и некоторыми другими; так вот как ходатайство и передаю его вам. Вы меня терроризируете: я боюсь всякого неосторожного выражения, что сейчас перетолкованное в передовицу попадает, а это сковывает свободу письма, и без того очень скованную.

На газету (еженедельную) было уже взято разрешение, но теперь после закрытия «Северного Голоса» даже самые оптимисты стали относиться скептически к этой возможности. Прервали... Сегодня говорили, что газету все же решено издавать. Просим вас посылать статьи по том у же адресу. По безлюдье. Кое-кто из народа, организующего газету, не внушает большого доверия...

В Петроградском комитете были кровопускания — некоторые дельные люди должны были временно устраниться. Кое-кто из публики очень зеленый, с махаевскими задатками...

2-й № газеты еще не вышел 19, но порядочно листков выходит. Листок по поводу процесса Мясоедова (жандармского офицера, организовавшего шпионство в армии. Слышали ли вы? Мясоедов казнен в ставке главнокомандующего. Арестовано человек 50 по этому делу. Были обыски в охранке и департаменте полиции. Ведется дело это сенатом). Листок на эту тему был в 8000 экземплярах, были листки по поводу процесса депутатов, ленские, к солдатам — разбросаны в некоторых казармах.

Последнее время мне не приходилось видеться. Как повидаюсь, напишу. Просила адрес для вас, хотели достать. Печатать Петербургскому комитету от имени ЦК, конечно, нельзя. Ничего доброго от этого самозванства не выйдет, и не нужно оно сейчас. Относительно письма к вам о средствах к лицу, которое вернется, послать неудобно. У вас в письме не разобрал, кому приветы и дальнейшее. У вас на основании «Дня»20 вкрались неточности — например, совершенно искажены слова Чхеидзе21 но «Поводу войны». «День» дал самые путаные отчеты о процессе. Прямо обидно!

По чеку заплатили но курсу (и то с большим трудом) за 3000 рублей только 2232 рубля.Это возмутительно. Банк соглашается выдать снова чек, но с тем, чтобы не платить до конца войны. Как вы думаете? Неизвестно, конечно, каков будет курс кроны, может быть, еще упадет. И как поступить с деньгами? Перевести вам? Сколько? Пишите свое мнение. Или ждать конца войны. Нужно бы сколько-нибудь денег уделить и на транспорт. Александр22 пишет, что средства нужны, но сколько — определенно не говорит. Одна его оказия обошлась в 500 рублей. Столько мы тратить не можем. А между тем номера «Социал-Демократа» получаются в единичных экземплярах. Здесь умножение пока не налажено. Перепечатываются отдельные статьи, были посланы по провинциям, произвели везде впечатление, помогают сплотить публику. Ну, кончаю. Сердечные приветы и пожелания.

28/IV.

P. S. Только что узнала, что на многих заводах собираются бастовать 1-го Мая. Много арестов.

23 и 28 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда в Берн

Печатается по журналу «Пролетарская Революция» №№ 7—8, 1930 г., стр. 182—184

* Надпись Н. К. Крупской. Ред.

** — старый друг7. Ред.

*** Следующее непонятное слово, расшифрованное Н, К. Крупской как «снос(?)», снято. Ред.

1 Настоящее и последующие письма А. И. Елизаровой В. И. Ленину были написаны химией в книгах. Проявлены и переписаны Н. К. Крупской.

Публикуя эти письма в журнале «Пролетарская Революция» в 1930 году, А. И. Елизарова в предисловии к ним вспоминала: «Я обычно писала, выбирая более солидные как по объему, так и по содержанию книги, посылая их не на прямой адрес, а на так называемые подставные, передаточные адреса. При этом, помню, давались специальные адреса, напр., преимущественно для технических, медицинских или экономических книг и журналов; выбирались книги на более плотной и матовой бумаге, на которой химические письмена были менее заметны. Я набила, так сказать, руку узнавать подходящую на ощупь книгу, практикуясь в этом еще в 1901—1902 гг. в Париже у букинистов.

Припоминаю, что встретила как-то озадаченный взгляд продавца, вызванный, вероятно, тем, что я не столько гляжу на содержание выложенных на лотках или на выступах стен дешевых брошюр, сколько щупаю и просматриваю на свет бумагу, на которой они напечатаны. Это я выбирала книги для химических писем в Россию.

Книги с указанными выше предосторожностями доходили много вернее, чем письма. Письма же подвергались, конечно, легче перлюстрации, особенно письма за границу в период всемирной войны».

Документы относятся к 1915 и 1916 годам, что установлено А. И. Елизаровой при публикации.

2 Речь идет о журнале «Просвещение».

3 «Северный Голос» — еженедельная меньшевистская газета, выходила в Петрограде с января по март 1915 года.

4 Боровский В. В. (Орловский) (1871 —1923) — профессиональный революционер, видный деятель большевистской партии, советский дипломат и литературный критик. Начал революционную деятельность с 1890 года. За активную революционную деятельность подвергался арестам и ссылке в Вологду на 2 года. После ссылки в 1914 году работал в Петрограде, а в 1915 году выехал в Стокгольм.

5 Авилов Б. В. (1874—1938) — социал-демократ, журналист и статистик. Партийную работу вел в Харькове, Петербурге, Калуге, Москве.

6 «Прибой» — легальное большевистское издательство, основанное в начале 1913 года и находившееся под контролем и руководством ЦК РСДРП(б). Осенью 1914 года ввиду усиления гонений на рабочую печать издательство прекратило свою деятельность.

7 М. С. Ольминский.

По предложению М. С. Ольминского Б. В. Авилов был выдвинут представителем ЦК в России. На запрос А. И. Елизаровой В. И. Ленин отклонил эту кандидатуру ввиду разногласий Авилова с ЦК по вопросу о5 отношении большевиков к войне.

8 Юрий — Л. Б. Каменев. До ареста был представителем ЦК.

9 О ком идет речь, установить не удалось.

10 Речь идет о работе В. И. Ленина «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне», вошедшей в историю под названием «Тезисы о войне» (см. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 1—11).

11 В качестве передовой в газете «Социал-Демократ» № 40, 29 марта 1915 года опубликована статья В. И. Ленина «Что доказал суд над РСДР Фракцией» (см. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 168—176).

«Социал-Демократ» — нелегальная газета, Центральный Орган РСДРП; издавалась с февраля 1908 по январь 1917 года. После неудачных попыток выпустить № 1 газеты в России ее издание было перенесено за границу — в Париж, а затем в Женеву.

С декабря 1911 года «Социал-Демократ» редактировался В. И. Лениным. В газете было опубликовано более 80 статей и заметок Ленина.

12 «Наше Дело» — ежемесячный журнал меньшевиков-ликвидаторов.

13 Речь идет о процессе над большевиками — депутатами IV Государственной думы (А. Е. Бадаевым, М. К. Мурановым, Г. И. Петровским, Ф. Н. Самойловым, И. Р. Шаговым и др.) за революционную деятельность, направленную против первой империалистической войны; все они были арестованы и после суда, который состоялся 10—13 февраля 1915 года, высланы на поселение в Туру ханский край.

14 Речь идет о статьях В. И. Ленина «Война и российская социал-демократия» и «Положение и задачи Социалистического интернационала»,— опубликованных в № 33 «Социал-Демократа» 1 ноября 1914 года за подписью ЦК РСДРП (см. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 13—23, 36—42).

15 Речь идет об ответе большевиков на телеграмму Э. Вандервельде, посланную им думской социал-демократической фракции с призывом поддержать царское правительство в войне с Германией. Ответ напечатан за подписью ЦК РСДРП в газете «Социал-Демократ» № 33, 1 ноября 1914 года.

Вандервельде Эмиль (1866—1938) — лидер Рабочей партии Бельгии. Во время мировой империалистической войны — социал-шовинист, входил в буржуазное правительство.

16 Муранов М. К. (1875—1939) — член РСДРП с 1904 года, большевик. Депутат IV Государственной думы от рабочих Харьковской губернии. Входил в большевистскую фракцию Думы.

17 Петровский Г. И. (1878 — 1958) — один из старейших участников революционного движения в России. Был депутатом IV Государственной думы от рабочих Екатеринославской губернии, входил в большевистскую фракцию Думы.

18 Отчет о судебном процессе над членами с.-д. большевистской фракции опубликован в №№ 8—11,1915 года в газете «Право» под заголовком «Петроградская судебная палата (Дело депутатов с.-д. фракции)».

«Право» — еженедельная юридическая газета; издавалась в Петрограде с 1899 по 1917 год.

19 Речь идет о нелегальной газете «Пролетарский Голос» — органе Петроградского комитета РСДРП; издавалась с февраля 1915 по декабрь 1916 года. Вышло всего четыре номера. № 2 вышел 7 марта 1916 года.

20 «День» — ежедневная либеральная буржуазная газета, издавалась в Петербурге с 1912 года. Газета была закрыта Военно-революционным комитетом при Петроградском Совете 26 октября 1917 года.

21 Чхеидзе Я. С, (1864—1926) — один из лидеров меньшевиков. Депутат III и IV Государственной думы от Тифлисской губернии. Возглавлял меньшевистскую фракцию IV Думы.

22 Шляпников А. Г. (см. примечание на стр. 322).

 

261

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

24.

Дорогая Маруся, вчера отправили тебе письмо во Львов по первому адресу, получила ли его, а нынче пишем по второму адресу, который сообщила в заказном письме Ане. Теперь буду ждать письма от тебя из Львова. Напиши подробно, Марусенька, как доехали, какое впечатление произвел на тебя Львов, как устроилась, как чувствует себя Ст., почему не писал так долго, передай ему привет от нас и лучшие пожелания.

Нынче здесь погода на весеннюю походит, и я погуляла с удовольствием в садике, и Гору выпустили первый раз на воздух. Теперь мы все здоровы, Марк хлопочет о даче, но пока ни на чем не остановился, а скоро 1-е мая — надо лето встречать.

Володя и Надя очень довольны новой квартирой: хороша она очень, на солнечной стороне, и лес прекрасный близок, хорошо бы к ним заглянуть, но теперь во время войны неудобно, авось кончится она скоро, есть, кажется, надежда на то...

Знакомые наши мало навещают нас, Евг. Н.1 не была со 2-го апреля, когда провожали тебя на вокзал, Вяткины2 тоже, у них Верочка была очень больна, теперь поправляется. Рахиль3 Аня встретила как-то и звала к нам, не вырвется она от ребят.

Аня заходит по вечерам иногда к знакомым, а я, конечно, никуда, играю каждый день понемногу, разучила «Привет», который ты играла, очень нравится мне; берем книг из библиотеки. Пожалуй, не найдешь во Львове многое из съестного, напиши тогда, перечисли все, что нужно, сделаем посылку и перешлем с большим удовольствием, даже, пожалуй, хорошего белого хлеба нет, а послать можно и сухарей, сушек, кренделей и прочее. Белую косыночку приготовила, не надо ли еще чего в этом роде.

Но пора кончать, желаю тебе всего, всего лучшего, родная моя, крепко целую, будь здорова, Маруся милая, писать буду часто тебе, и ты пиши; наши шлют поклон, Аня хочет также писать тебе.

Твоя мама

24 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда во Львов

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 58

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Вяткины — семья О. А. Вяткиной — племянницы М. А. Ульяновой.

3 Ривлина-Образцова Р. С.

 

262

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

27 апреля.

Дорогая Маруся, сегодня получили третью открытку твою от 24-го, большое merci, что часто пишешь!

Мы отправили тебе во Львов 2 письма по адресу, который ты дала, это третье, получила ли их? Жду нового адреса из Львова, как ты обещала послать нам по приезде. Очень приятно было узнать, что вы устроились хорошо в дороге и что погода теплая, весенняя, не то, что у нас, нынче вышла, чтобы погулять в садике, оказалось, такой холодный ветер с пылью, что вернулась тотчас же.

Я писала тебе в первом письме, что получила письмо от Нади, болеет она опять базедкой, доктор посылает ее на гору 1000 метров вышины. Переменили они квартиру — новый адрес сообщила тебе. У нас не выяснилось с дачей, Марк посматривал около Саблино, но пока не остановился ни на чем, хотелось бы мне в другой местности, хоть где-нибудь на Волге... Сейчас Марку пришлось ехать по службе, но не надолго. Мы все здоровы, и Гора гуляет. Были у нас Евг. Н.1 и С. Матв.2, шлют тебе привет и лучшие пожелания. Нового ничего нет у нас, жду с нетерпением вести от тебя из Львова, как устроишься там, родная моя, как здоровье Ст., привет ему от меня и всякие пожелания. Как получу от тебя письмо из Львова — напишу опять, а сейчас крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя Маруся, будь здорова, милая моя, береги здоровье! Еще шлет поцелуй тебе твоя мама.

27 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда во Львов

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 59

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Возможно, С. М. Скляренко.

 

263

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Львов. Сиктусская ул., д. № 8,
Анатолию Осиповичу Бонч-Осмоловскому,
для Марии Ильиничны Ульяновой

27.IV.15 г.

Дорогая моя Манечка!

Пишу и я тебе немного, хорошая моя!

Все эти дни очень болит сердце по тебе. Как-то чувствуешь ты себя? Я понимаю, родная, что тебе тяжело и тоскливо, но будь спокойнее, береги себя для мамы хотя бы. Она каждый день ждет вестей от тебя, и мыслями мы все с тобой. Я прямо эти дни ни о чем думать не могу, кроме как о тебе и Ст.

Боюсь за твое здоровье, за твои нервы.

Будь мужественнее и спокойнее, хорошая моя! Только и желаю, чтобы выбралась поскорее из того ада здоровая и счастливая.

Мы здоровы. С дачей не решили, да как-то все на задний план отошло. Точно и нас ближе задела ужасная колесница войны. Знаешь, я была на днях в симфоническом концерте, и на меня произвела очень сильное впечатление патетическая симфония Чайковского: все время в ней слышалась и как-то очень глубоко переживалась война со всеми ее перипетиями, со всеми ужасами... На Карпатах были, судя по газетам, сильные бои эти дни. Что ты слышала? Имела ли весть о Ст.? Где он сейчас?

Я теперь почти не выхожу из дому, потому что М. уехал на два дня, а прислуги нет. Сейчас пойду на поиски. Занята весь день хозяйственной ерундой, а мысли с тобой. Прости, что нишу неинтересно. Обнимаю еще раз горячо, сестричка моя хорошая! Будь здорова, родная, и береги себя, как просит тебя твоя А.

27 апреля 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 139—140

 

264

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Петроград. Греческий пр., д. 17, кв. 18,
Марии Александровне Ульяновой

10/V - 15 г.

Дорогая мамочка!

Пишу тебе из Тисменицы, куда приехали вчера. Надеялась получить здесь ваши письма, но оказия их забыла, сказали только, что лежат во Львове два. На днях будет, вероятно, еще оказия, а не то сама съезжу во Львов за ними. Тогда напишу большое письмо, потому что не уверена, что ото дойдет отсюда. Нового адреса не даю, потому что еще не знаю хорошенько, где обоснуюсь. Пишите пока на Львов. Я здорова. Публика у нас очень хорошая и заботливая. Живем дружно. Занимаем сейчас большой станционный дом, оставленный австрийцами. Хотят здесь устроить амбулаторию и столовую. Ну, пока до свидания, дорогие, будьте здоровы. Целую крепко.

М. У.

Сейчас получила 4 письма ваши — спасибо.

10 мая 1915 г.

Послано из Тисменицы

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, л. 29

 

265

М. А. УЛЬЯНОВА - Д. И. УЛЬЯНОВУ

Севастополь. Старшему ординатору
1-го крепостного госпиталя
Дмитрию Ильичу Ульянову

23/V.

Дорогой Митя, получили милое письмо твое, в котором ты описываешь так хорошо жизнь твою и обстановку в Севастополе; я перечитывала его и радовалась, что тебе живется так хорошо там. С каким удовольствием отправилась бы я к тебе хоть на денек... но, увы, это только мечта! Живем мы все еще в душном, пыльном Петрограде, о даче только поговариваем, ничего не имеется в виду. Марк уехал, хотелось ему поселиться около Саблино, но дачки там все заняты, желает, чтоб ему со службы было ближе к даче...

Маня выполняет пока обязанность сестры милосердия, что ей очень по душе, как она пишет; беспокойно за нее и тоскливо. Наши шлют тебе привет, а я крепко обнимаю тебя, дорогой мой, и прошу очень писать нам опять.

Будь здоров! Твоя мама

Жду письма!

23 мая 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, л. 138

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1953 г.

 

266

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Петроград. Греческий пр., д. 17, кв. 18,
Марии Александровне Ульяновой

27/V.

Дорогая мамочка!

Сегодня получила ваши открытки от 20 и 22. Одна с васильками. Устраиваюсь я здесь как-то глупо и сейчас вместо того, чтобы ехать отыскивать Ст., возвращаюсь в свой отряд. Правда, с одной-то стороны это резонно. К нему едва ли проберешься, а ото всех отстанешь. Еду сейчас в Тисменицы (это селение, а не река — скажи Ане). Там полное спокойствие и тишина, но писать оттуда трудно, так и знайте, если не будет писем от меня. Впрочем, постараюсь писать при первой возможности. Целую крепко и шлю приветы. Будьте здоровы.

М. У.

27 мая 1915 г.

Послано из Львова

ф. 14, on. I, ед. хр. 223, л. 82

 

267

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Петроград. Греческий пр., д. 17, кв. 18,
Марии Александровне Ульяновой

6/VI.

Дорогая мамочка!

Сегодня уезжаем на лошадях в Сокаль. Пока не даю адреса, потому что не знаю, где мы обоснуемся, но на Львов больше не пиши. Вероятно, дам телеграмму об адресе. Наш отряд растерялся с переездами, и теперь нас только трое, но наш уполномоченный — писатель Серафимович — с нами. Может быть, отыщем и остальных. Крепко обнимаю тебя, дорогая, и Анечку.

Будь здорова. Твоя М. У.

6 июня 1915 г.

Послано из Львова

ф. 14, on. I, ед. хр. 223, л. 33

 

268

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Петроград. Греческий пр., д. 17, кв. 18,
Марии Александровне Ульяновой

13/VI.

Дорогая мамочка! Писала тебе третьего дня. Своего адреса не даю, потому что сейчас еду поискать еще Ст., а потом поеду сама, еще не знаю куда. Может быть, вернусь к вам, а может быть, съезжу еще куда-нибудь. Пока еще сама не знаю, что с собой предпринять. Жаль, что ничего не получаю от вас. Один офицер ехал в полк Ст. и обещал мне справиться о нем. Напишет вам. Владимир-Волынский скверный городок, но пока еще я со своей публикой, и мне хорошо. Крепко целую и желаю всего лучшего. Будьте здоровы.

М. У.

13 июня 1915 г.

Послано из Сокаля

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, л. 34

 

269

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Петроград. Греческий пр., д. 17, кв. 18,
Марии Александровне Ульяновой

24/VI.

Дорогая мамочка! Подъезжаю к Москве, где пока и останусь. Пожалуйста, напиши тотчас же, какие есть вести о Ст. Я кое-кого просила известить о нем, и, вероятно, что-нибудь уже получено. В Москве у меня есть некоторые дела, а потом уже смогу приехать к вам. Но раньше напишите на Ольгу Ив.1 Здорова ли ты, дорогая?

Целую крепко. М. У.

24 июня 1915 г.

Послано из Москвы

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, л. 35

1 О ком идет речь, установить не удалось.

 

270

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. М. Грузинская, д. № 7, кв. № 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

20.VIII.15 г.

Дорогая Манечка!

Спасибо за письмо от 15-го. Я писала уже тебе на открытке маминой, что Митя, может быть, приедет. Хотя он там поскандалил с главным врачом, пишет, что переводят его опять во 2-ойгоспиталь,— так что писать, если что, надо туда. Меня ото беспокоит несколько, потому что когда его переводили и 1-ый, то говорили, что он таким образом более обеспечен от передвижения на фронт. Погорячился он, верно! И все же, пишет, если будет отпуск, приедет к нам только на 3 дня, а потом в Москву по делам. Я писала тебе, чтобы ты не задерживала его по дороге сюда, но, рассматривая расписание, вижу, что ему придется часов 5 сидеть в Бологом,— если, конечно, поедет прямым севастопольским,— так лучше провести их в Москве, может быть, и выехать вечером? Я написала ему твой адрес и чтобы он послал тебе открытку накануне отъезда, но, может быть, письмо мое запоздает.— Очень хочется повидать его, и для этого остаюсь здесь (он писал, что если отложить отпуск до сентября, то, пожалуй, не удастся),— но мне здесь уже страшно надоело, да и надо в разных смыслах ехать в город, оттуда тоже об этом пишут1. Пользоваться дачей теперь уж мало приходится: день ясный, да два ненастья,— можно и простудиться. А потом чем дальше, тем больше народу в поездах,— боюсь, как выедем с мамой, говорят, не всегда в поезд попадешь.— Еще гораздо хуже будет, конечно, если из Петрограда придется бежать... но уже, право, не знаю, как быть!

Д.2, я ответила, что запрашиваю о технической подготовке Ст. Если считаешь, что это возможно, то не брезгуй связями Д.— Почему ты пишешь, что его письмо не произвело на тебя такого впечатления, как на меня? Разве ты не веришь его искренности? Неужели? Мне его мотивы понятны. Вяч. Ал. 3, по-моему, может помочь скорее, чем кто-нибудь. Вцепись в пего, не конфузься очень. А от Беккера4 толку не будет, я уверена!

Как же ты решаешь, дорогая? Что тебе сидеть одной в Москве, приезжай-ка к нам, а там, коли что, вместе будем утекать. Кажется, в Питере теперь интересно. Целую крепко - торопят! Всякой удачи. Не сомневайся! Как ты питаешься-то?

Твои А.

20 августа 1915 г.

Послано из Лыкошина

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 159—100

1 А. И. Елизарова жила в это время пол Петроградом, в Лыкошине, вела работу по связи Русского бюро ЦК РСДРП с заграницей.

2 Возможно, имеется в виду Дауге П. Г. (1869—1946) — доктор медицины, один из основателей Латвийской социал-демократической рабочей партии, историк, публицист. В 1915 году находился в Москве.

3 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

4 Беккер Б. В. — университетский товарищ М. Т. Елизарова, инженер путей сообщения. Был связан с семьей Ульяновых и в последующие годы.

 

271

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. М. Грузинская, д. № 7, кв. 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

6/IX 15 г.

Дорогая Манечка!

Это я виновата, что ты была дольше без вестей: написала 1-го в вагоне, да с сутолокой и забыла открытку до 3-го. Неустройство у нас, суетня — не знаю, как из головы вышло!

Квартира у нас большая — чересчур большая даже, пожалуй, но только боюсь, не была бы холодна. Теперь, положим, не вставлены окна, а завернула страшная стужа — ветер отчаянный. Топим пока усиленно, но в нынешнем году возможны затруднения с дровами. Дороговизна большая, то нет муки, то сахару. Как в Москве? На что ты существуешь? Не послать ли тебе денег? Знаешь, из-за моего позднего возвращения в город вышла неприятная вещь: Беккер1 написал мне сюда числа 23-го с тем, чтобы письмо переслали в Лыкошино, если я еще там. Но меня ждали уже сюда, и письмо пролежало. Он извинялся, что не ответил тебе: затерял твое письмо с адресом! Мое письмо, пишет А. Андр.2, получила, но ответить, мол, вероятно, не собралась. Похоже на нее! Но всего досаднее, что в этом письме он сообщал мне, что А. Андр. едет в Петроград на несколько дней полечиться, и указывал, как найти ее. И вот я запоздала — она уехала накануне моего приезда! Он пишет по поводу твоей просьбы, что из Вологды мудрено что-нибудь сделать, а вот лично поговорите,— может быть, можно что-нибудь устроить...— а я не захватила ее! Конечно, если бы она была человек, а не барыня, она и сама бы, начав дело, и после моего письма, предприняла дальнейшие шаги, но я, увы, почти уверена, что, не будучи подтолкнута, она этого не сделала. Написала ему повторение просьбы написать, если А. Андр. устно не переговорила. Подождем, что выйдет. Попытаю что-нибудь еще здесь, хотя пока почти не выходила из дому. Даже Рахиль3 еще не видала.

Сегодня у нас проводят электричество. Колотят, сорят. Я в такой обстановке не могу как-то сосредоточиться и Ел. Ив. пишу лишь сегодня. Адрес, который ты просила, постараюсь выслать на днях. Здесь мало кого видела. Рассказывают кое- что интересное; оказывается, настроение у публики не такое подавленное, как это могло казаться из Лыкошина. Но неразбериха ужасная — все на свой лад, в маленьком кружке знакомых у всех свое мнение, ни в чем нельзя стол коваться. Никто не знает, чего ждать в ближайшем будущем. В Москве тоже, кажется, были забастовки? Здесь кончаются уже, говорят.

Как же ты себя чувствуешь, дорогая моя?

Крепко тебя целую, хотела бы поцеловать не на бумаге. Я не знаю, конечно, как тебе хочется устроиться и какие у тебя соображения, и больше всего хотела бы, чтобы ты устроилась так, чтобы как можно лучше чувствовать себя, но думаю, что лучше бы тебе приехать к нам,— что все одной сидеть? Ну, надо кончать. Приходили Ан. М. с Мусей4 и оторвали. Целую крепко за себя и за маму. М.5 шлет привет.

Твоя А.

6 сентября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 165—167

1 Беккер Б. В.

2 Жена Беккера Б. В.

3 Ривлина-Образцова Р. С.

4 По-видимому, имеется в виду А. М. Лежава и его дочь. 5 Елизаров М. Т.

 

272

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская, дом 7, квартира 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

17.

Дорогая Маруся!

Ты хотела написать мне, что послать тебе из теплых вещей и прочего. Сейчас тепло, как ты пишешь, но время к зиме идет — надо иметь и теплое. Получила ли ты мое последнее письмо, где я пишу тебе взять из В.1 argent*, что лично нужно тебе, остальное дополним. Получила мою пенсию и могу выслать, сколько нужно, получила за 3 месяца, могу послать за 1 или 2 месяца, пиши, пожалуйста, сколько нужно тебе, не стесняясь ничем, за сентябрь получу опять скоро. Мы здоровы, вчера я гуляла много, погода была приятная. Написали Мите к именинам (21-го сентября). Адрес В: Неrrn W. Ulianoff, Sorenberg Canton Luzern Schweiz.

Целую тебя крепко, будь здорова, родная моя! Жду письма.

Твоя мама

17 сентября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 93

* — денег. Ред.

1 Ленин В, И.

 

273

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская, дом 7, квартира 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

28 сент.

Дорогая Маруся!

Вчера получила открытку твою от 26, ты не получила, как вижу, большого письма нашего, в котором исписала я чуть не все страницы и Аня добавила листок, неужели оно затерялось, грустно было б!.. Мы здоровы, но я сижу все дома, погода холодная, в Москве какова? Пора заботиться о зиме, не переправить ли тебе шубу твою, ты хотела дать исправить ее? От Володи была открытка, залежавшаяся в Лыкошине, они еще на даче, Аня писала ему вчера. От Мити нет давно вестей. Пишу тебе часто, делай и ты то же. Аня шлет тебе поцелуй, будь здорова, родная моя, обнимаю и целую тебя горячо, милая Маруся!

Твоя мама

28 сентября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 97

 

274

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская, дом 7, квартира 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

29 сентября.

Здравствуй, дорогая Маруся!

Давно нет вестей от тебя, так и не ответила, получила ли наше большое письмо. Когда собирается сюда Марк? Он возьмет с собой кое-что из ненужных вещей, хоть вязаную серую jupon*? Ты писала, что много слишком argent** послала тебе, а можно лишние добавить в Володины, придется нам дополнить их — прибавлю из пенсии моей также. Погода у нас все незавидная, и я сижу все дома, хожу плохо, скоро устаю, а отдохнуть негде, как бывало в садике. Привет от нас Марку. Будь здорова, родная моя. Крепко обнимаю тебя, поцелуй от Ани, жду вести.

Твоя мама

29 сентября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 98

* — юбку. Ред.

** — денег. Ред.

 

275

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

30/IX.

Дорогой друг! Спешу поделиться с Вами известием о большой и прекрасной победе, одержанной нами на выборах в военно-промышленный комитет1. Выбрано выборщиков было много— меньшевиков и народников: наши потерпели фиаско на многих заводах. Меньшевики, среди которых больше людей тертых, красноречивых, праздновали уже победу. Был их председатель на собрании выборщиков 27-го числа, был принят их порядок дня... Они уже потирали руки. И вдруг большинством, правда большинством всего голосов в 10... проходит большевистское решение не участвовать в военно-промышленном комитете и уполномоченных туда не посылать. Меньшевики подняли скандал, говорили о подлоге, стали пересчитывать голоса, но ничего изменить не могли. При выборах выборщиков происходили курьезные выборные явления. На некоторых заводах выбирают меньшевика, а наказ дают ему большевистский. Так было на трех заводах. Бывали, положим, случаи, что и большевику давали меньшевистский наказ. Настроение рабочих хорошо не разберешь... Но все же на собрании было сплоченное большинство большевиков — 72 руки дружно поднимались при всяком голосовании. Эта сплоченность произвела сильное впечатление даже на служащих военно-промышленного комитета, входивших в зал и присутствовавших при некоторых голосованиях. Но крики меньшевиков о подлоге имеют под собой некоторую почву. Петроградский комитет, не успевший по состоянию своей техники выпустить никакого листка, пришел к... решению. Он командировал на собрание двух своих членов, взявших мандаты у выбранных выборщиков Путиловского завода. Подлог этот, конечно, чисто формальный. Выборщики отдали добровольно свои мандаты, значит, они являются убежденными сторонниками ПК-ских взглядов. Отдали людям, которые лучше умеют выразить общие взгляды,— полным единомышленникам. И единомышленники эти оказались на высоте задачи. Сжато и дельно, ясно, определенно высказали они интернационалистскую точку зрения и провели заявление2, которое посылаю вам письмом, на случай, если пропадет, повторяю, и здесь. Вот оно:

«В Центр, военно-промышленный комитет заявление: Уполномоченные фабрично-заводских предприятий Петрограда, руководствуясь наказом, данным избирателями, считающими принципиально недопустимым участие представителей пролетариата в организациях, каким-либо образом способствующих данной войне, доводят до сведения означенного комитета, что петроградский пролетариат от выбора своих представителей в Центральный военно-промышленный комитет отказывается и заявляет, что, если в составе военно-промышленного комитета окажутся каким-нибудь образом рабочие, против них, как изменников и противников воли петроградского пролетариата, будет вестись решительная борьба».

После принятия этого заявления удалось провести и наказ товарищам, составленный на основе «Социал-Демократа» — кажется, № 39,— следовательно, вполне определенно интернационалистский. Пошлем его тоже. Но указание на статью делает для вас ясным его содержание. В газетах результаты выборов замолчали, представительство власти было совсем из газет выкинуто. Заседали выборщики с 12-ти утра до 11-ти часов вечера. Заседание было яркое и бурное. Гучков3 после своей вступительной речи попытался дать совет рабочим выбирать представителей. Меньшевик Гвоздев4 выступил очень твердо и спокойно заявил: это мы и без вас знаем. Но кое-кто из большевиков даже недоволен. Возможность собираться, беседовать, двигать организацию была так приятна, что хотелось бы удлинить ее и, было срединное течение, предлагавшее не кончать все в первый день, а растянуть на несколько собраний, затем выбрать делегацию, которая должна была бы заявить, что выборы должны быть всероссийскими, одним словом, протянуть возможность собираться, беседовать, вести организацию, но это течение не взяло верха.

Вот наша победа. Не правда ли, хорошо?

Пишу вам в третий раз. Все ли получено? Со времени отправки письма узнала, что из Сибири от депутатов, истинных хозяев железного фонда5, пришел наказ не брать его ни на что, кроме как на легальную ежедневную газету, когда она будет возможна. Это в дополнение к моему письму относительно тех рук, которые тянутся за этими деньгами. Говорил за это время со многими из своих. Все против мысли о создании органа при Петроградском комитете (легального), как бессмысленного соединения6... Подыскиваем редактора для лучшего времени и для «Просвещения», т. е. его наследника. Напишите Ваше мнение по поводу всего этого. Доверяете ли вы литературной группе выделить из себя редакцию газеты, если это будет возможно? Если хотите, сообщу точнее, кто и кто остался в ней. Пока ничего нельзя. Отвечайте на мои вопросы. Посылайте «Коммунист»7 и др. Стокгольмским представителям сообщены адреса и связи. Ждем новинок, «С.-Дем.» и пр.

Горячий привет.

30 сентября 1915 г.

Послано из Петрограда в Берн

Печатается по журналу «Пролетарская Революция» №№ 7—8, 1930 г., стр. 185—186

1 Военно-промышленные комитеты были созданы в России в 1915 году крупной империалистической буржуазией. Пытаясь подчинить рабочих своему влиянию и привить им оборонческие настроения, идеологи буржуазии организовали «рабочие группы» при военно-промышленных комитетах. Большевики объявили бойкот военно-промышленных комитетов и их «рабочих групп» и успешно его провели.

2 Заявление и часть письма использованы в качестве корреспонденции в газете «Социал-Демократ» № 48, 20 ноября 1915 года.

3 Гучков А. И. (1862—1936) — крупный капиталист, организатор и лидер партии октябристов. Во время первой мировой империалистической войны председатель Центрального военно-промышленного комитета и член Особого совещания по обороне.

4 Гвоздев К. А.— меньшевик-ликвидатор. В годы мировой империалистической войны — социал-шовинист. Председатель рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета.

5 Железный фонд — фонд на издание газеты «Правда», состоял из сборов рабочих. Фонд этот находился в распоряжении депутатов-большевиков IV Думы и хранился у социал-демократа Симонова.

6 Идет речь об издании легального органа при ПК одновременно с существованием нелегального «Пролетарского Голоса».

7 «Коммунист» — журнал, был организован В. И. Лениным и издавался в конце 1915 года редакцией газеты «Социал-Демократ» совместно с Г. Л. Пятаковым и Е. Б. Бош, финансировавшими его издание. В редакцию журнала входил также Н. И. Бухарин. Вышел всего один (двойной) номер. Дальнейший выход «Коммуниста» оказался невозможным из-за разногласий между редакцией ЦО и группой Бухарина — Пятакова — Бош.

 

276

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. М. Грузинская, д. № 7, кв. 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

4/Х - 15г.

Дорогая моя!

Получила сегодня письмо от Беккера1 со вложением ответа ему от его родственника и прилагаю этот ответ. Посмотри, можно ли и как его использовать. Может быть, теперь, когда Ст. болен, легче добиться желательного результата, т. е. зачисления по указанной категории? Венгеров говорил мне о другой категории,— кажется, о третьей — годен к службе в условиях мирного времени. Похоже, что этот генерал хочет слишком многого. Ну, чего с ними поделаешь! Может быть, комиссия признает, хотя, по-моему, следовало бы похлопотать кому-нибудь в Курске.

Ты очень мало и скупо пишешь. Мы писали тебе подробно с мамочкой, да письмо, видимо, пропало, о чем мамочка особенно жалеет. Она здорова. Нынче мы устроили прогулку, пользуясь ясным днем: поехали на острова, которые у нас под боком. Одета она была тепло, в ватном, и погуляла с удовольствием, понравилось ей.

Вчера вечером мне сказали по телефону, что получено письмо для кузины, обещали привезти его нынче, но все нег, подумывала поехать сама, но боюсь разъехаться. Телефон занят, подожду уж. Должно быть, девочка заедет. Она все рвется на какую-нибудь работу; хотела в сестры милосердия в тылу армии. Ничего у ней не выходит, и она в отчаянии. Подавала и в Москву в Пироговское общество, в питательный отряд, но ей ничего не ответили. Если у тебя есть возможность поговорить с кем-нибудь о ней, поговори. Она и в земство по народному образованию поехала бы и беженцам стала бы помогать. Не хочется еще засесть вплотную в провинции где-нибудь на педагогическом поприще. Вот если можешь что-нибудь, напиши.

Ты пишешь, что я мало о себе даю знать. Да живется ведь как-то тускло и неуютно в теперешней тягостной атмосфере. В Москве тоже, как видно, станет теперь менее уютно, так что еще один смысл оставаться тебе там одной пропадает.— У нас, правда, неуютно еще в другом более узком смысле: в квартире. Такую я дала промашку, что переехала, не забраковала решительно Маркова выбора! Сейчас, правда, терпимо: 13—15° Но что будет зимой? Вот что меня мучит и портит настроение. Топим по 2 печи в день сейчас, а их всего три в квартире. Лифт есть (мама даже для спуска предпочитает пользоваться им), но боюсь стужи и простуды. А теперь что поделаешь? Квартир в городе абсолютно нет.

Что Ел. Фед.2? Теперь она, верно, на меня сердится? Не пишет. Видаешься ли с ней? Если не забудешь, спроси у нее адрес М. Ф. 3 Хотела послать хоть книг Коле4.

Было письмо от Нади сегодня, а на днях открытка от Володи. Они еще в Sorenberg’e были (в начале сентября). Надино письмо от 11-го5. Пишут, что пробудут еще с неделю. Не знаю их бернского адреса, послала одну открытку туда наугад. Устраиваю здесь его книгу6. Он спрашивает, что Гранат, будет ли печатать его статью о Марксе7. Пишет, что нужен заработок. Когда получу их зимний адрес, отправлю 100 с лишним рублей Ел. Вас.8 денег, которые они весной просили не посылать ввиду невыгодности курса, но надо же когда-нибудь. Запроси их, нужны ли еще деньги. Я послала Володе твой адрес, но не знаю, дойдет ли (хотя писала, и в Берн, и в Sorenberg).

От Мити нет вестей после единственного письма с дороги из Тулы. Скучно это! — Как чувствуется тебе в Москве? Кого видаешь из знакомых? Не зарабатывайся очень, хорошая моя! Ко мне частенько заходит кто-нибудь, но Рахили не вижу. Они меня оба стали предупреждать, чтобы скоро я их не ждала. И вообще они до неприличия, по-моему, ушли в детей, — хуже, пожалуй, Штремеров. Забежала я к нему за делом раз, на минутку буквально, так глядит, улыбаясь блаженно, на своего тоже улыбающегося малыша и неизвестно, слышит ли, что ему говорят... Est modus in rebus*! Целую тебя крепко за себя и мамочку.

Твоя Анна

Беккер пишет, что приедут сюда в октябре.

Письмо получила, постараюсь исполнить.

4 октября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 169—171

* - Всему есть предел!

1 Беккер Б. В.

2 Сестра М. Ф. Владимирского.

3 Владимирский М. Ф. (см. примечание на стр. 174).

4 Коля — сын М. Ф. Владимирского.

5 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 451—452.

6 Возможно, речь идет о книге — «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии. Выпуск I. Капитализм и земледелие в Соединенных Штатах Америки»,— написанной в 1915 году.

7 Речь идет о статье В. И. Ленина «Карл Маркс (краткий биографический очерк с изложением марксизма)», написанной в июле — ноябре 1915 года для Энциклопедического словаря Гранат (см. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 43—93).

8 Крупская Е. В.

 

277

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

11.Х.15 г.

Дорогая Марусечка!

Прежде всего я перед тобой виновата: до сих пор ничего не послала! Но что поделаешь с людьми, очень уж неаккуратны: возьмут и не дождешься. Вчера уже с горя ерунду некую отправила. На днях постараюсь исполнить обещанное.

Мое письмо к М.1 я не знаю, как ты читала!

Я писала ведь, что, кроме 4-х комнат, в квартире Воровских имеется центральное отопление, а это при теперешней дороговизне дров может сказаться зимой еще большим холодом в квартире: будут топить через день, два,— в своей квартире не подтопишь ни за какие деньги или чай. А потом Воровские до рождества будут пользоваться квартирой, а может быть и дольше. А тогда если менять, то, наверное, и еще будут понадежнее. Так что из этого всего уж никак нельзя вывести, что тебе лучше не приезжать или что меня соображение о том, как тебя устроить, удерживает от перемены квартиры. Это уже твоя сверхделикатность вычитывает как-то такое! А вот что тебе покажется холодно и неуютно — это возможно. Ты и рассматривай только с точки зрения своего удобства. Хотя комната для тебя (как и мамина) — более теплая; а потом, может быть, обживемся, обогреем немного квартиру (топим ее сейчас усиленно). Может быть, и к свежей t° привыкнем. Кажется, я самая большая зяблица, особенно с осени. Мамочка так не зябнет. А я, ты помнишь, и в Вологде все ныла — тебе тепло казалось, а я: топить да топить! Такая уж «замерзовка», как ругался Володя. И потом мне, может быть, свойственно больше дурную сторону во всем видеть.— Вот ты и прими все во внимание и не страшись очень приезжать. Работу тоже, надеюсь, найдем — и без праздничной. Хотя для этого, конечно, чем бы раньше, тем лучше. Но я понимаю твое желание остаться ближе, пока Ст. в Курске. Действительно, трудно, кажется, сделать что-нибудь для него. Нынче это подтвердил и один знакомый еще. «Как офицер, да был на фронте, так очень трудно,— нового легче». А я заговорила с ним по такому поводу: нашел он редактора для журнала и говорит: «это было легко, я его за то от воинской повинности избавил» — я и зацепилась, конечно. Но, оказывается, тот инженер, которого пристроили на завод, освобождающий от воинской повинности.-- Ну, этак-то немудрено редактора найти!

Дорогушка моя, так мне грустно, что я ничего не могу для тебя сделать! Какой срок лечения Ст.? Не написать ли опять Д.2? Ты почему против? Что он опять откажет? Это, конечно, вполне вероятно. Но... куда же больше?..

Не зарабатывайся очень и будь спокойнее. Целую тебя в твои глазки-вишенки. Приезжай, повидаешь мамочку, поиграешь на пианино. Соскучилась ты и о музыке, верно? Это хорошо, что ты ходишь иногда в театр, но зачем выбирать нервные пьесы? Я тоже от одной драмы в студии очухаться не могла, на Каменный остров ночью гулять бросилась, лишь бы стряхнуть как-нибудь.— Что ото М. пишет, что Володя в Стокгольм собирается? Ты слышала что-нибудь?

Соню3 рада буду повидать (сейчас получили твои открытки от 9-го). Это письмо снесу вечером. Ящик-то от нас близок, но почтовое отделение для заказных далеко, как и все. Не сердись на твою сестру, раскисшую из-за неудачной квартиры, и пиши, и приезжай, когда не будет той причины, что теперь задерживает. Ел. Ф.4 передай от меня поцелуй и просьбу написать, что это она со всеми ругается? Нервы шалят, верно.— Ну, целую крепко, милка моя!

Твоя Анна

И октября 1915 г.

Послано из Петрограда в Москву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 172—173

1 Елизаров М. Т.

2 См. примечание на стр. 373.

3 Смидович С. Н.

4 Сестра М. Ф. Владимирского.

 

278

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

16/Х.

Дорогой друг! Пишу с оказией. Прежде всего должен исправить ошибку, вкравшуюся в последнее письмо. На выборах в военно-промышленный комитет резолюция, списанная для вас в том письме, прошла на основании наказа, составленного по статье «Защита отечества» в № 39, но наказ этот, читавшийся на заводах, на собрании, не предлагался и не обсуждался. Это было бы уже чересчур.

Вы читали письмо Гвоздева — жалобу в военно-промышленный комитет — на неправильность в выборах. Позорное, чуть не доносчицкое письмо — от него отрекаются даже меньшевики в вышедшей на днях легальной газете. На заводах оно обсуждается, выносятся протесты. Ликвидаторы ведут сильную кампанию о перевыборах.

Петроградский комитет готовит номер «Пролетарского Голоса»1 (задержался из-за технических затруднений), выпустим 2 листка к солдатам и еще маленький «Готовьтесь к революции».

Настроение хорошее — какое-то напряженное. Но в ПК большое безлюдье — совсем нет своих людей для работы.

Сильное желание своей легальной газеты. Собрали для этого 500 рублей. На газету есть уже разрешение — «Новая Эпоха»2. Думают попробовать выпустить. Если окажется невозможно, перейти на журнал или ежемесячник.

Для «Просвещения» подыскиваем редактора. Ликвидаторская газета3 сначала не вышла в назначенный день, так как из 2000 строк оставили 400. Потом заменили другим материалом и выпустили. Газета, оказывается, будет выходить не при Петроградском комитете. ПК только агитировал за сбор средств. Стремления завладеть фондом, о чем я писал вам, отошли. Смотрю лично очень пессимистически на возможность газеты.

Напишите относительно денег, полученных по чеку (2236). Я писал, что из них была оплачена оказия 125 р., теперь выдано еще Петроградскому комитету на «Пролетарский Голос» 250 р. Надо ли послать вам. Сообщите. Жду ответа на многочисленные письма.

Горячий привет.

16 октября 1915 г.

Послано из Петрограда в Берн

Печатается по журналу «Пролетарская Революция» №№ 7—8, 1930 г., стр. 187

1 См. примечание на стр. 366.

2 Издание газеты «Новая Эпоха» не осуществилось.

3 Речь идет о меньшевистской легальной газете «Рабочее Утро»; выходила в Петрограде в октябре — декабре 1915 года.

 

279

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская, дом 7, квартира 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

17-е октября.

Дорогая Маруся!

Промежуток большой вышел — не собралась писать тебе эти дни и боюсь, чтобы ты не стала беспокоиться. Получили открытку от В. с новым адресом1, просил переслать тебе открытку, что я и сделаю нынче или завтра. Уже 12 часов, а Марка все нет, писал, что билет уже взят и приедет сегодня! Мы все здоровы, но погода холодная, и в комнатах холодно, кутаемся... Как живешь ты, родная моя, здорова ли, опиши мне все подробно, милая Марусенька, как проводишь время, как чувствуешь себя,— доставишь мне огромное удовольствие, жду вести от тебя и целую крепко, будь здорова, дорогая!

Твоя мама

7 октября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. Ll, л. 106

1 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 361.

 

280

М. А. УЛЬЯНОВА —М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская, дом 7, квартира 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

18 окт.

Дорогая Маруся!

Вчера отправила я тебе открытку; Марка поджидали чуть не с восьми утра — явился он с кучей всяких припасов только в начале первого, думали даже, не задержало ли его что-нибудь в Москве. Расспрашиваю его про тебя, а он указывает мне на большую корзину, наполненную всякими прекрасными вещами. Зачем ты так много послала мне, родная моя, чего только не было там, уставила я весь стол свой, merci, Марусенька, за заботу твою, только, право, слишком много послала, даже вязаную кофту, беспокоишься, что зябнем здесь, но теплышек много у меня: и вязаные, и шерстяные, и целый халат, привезенный Аней. Хотелось мне очень, чтобы она носила его, она зябнет больше моего, но слышать не хотела... занялась халатом, чтобы походил больше на капот, и теперь я щеголяю в нем, очень теплая вещь. Аню упросила купить себе на блузу шерстяного теплого, а наша портниха, беженка, сошьет ей.

А есть ли у тебя теплые вещи, ты только о других заботишься, дорогая моя, напрасно, милая Марусенька, тратила так много денег на подарки нам! Марк привез нам всякой провизии: пуд белой муки и массу сахара, и у меня своя коробка, наполненная милой дочурочкой моей, и корзиночка для очков, и прелестное мыло, и не перечтешь всего... а «Колокольчик»1 доставил мне огромное удовольствие — давно хотелось иметь, сейчас же принялась разыгрывать его, но не выходит так хорошо, как у тебя...К вечеру пришли к нам гости — С. Н. и belle soeur ее2, очень рады были им. С. Н. высмотрит очень хорошо, поздоровела и похорошела, обещала еще зайти и belle soeur ее, которая живет недалеко от нас, очень рада близкой знакомой, хотела привести и дочь (мы познакомились с ней в Крыму, где жили вместе), берет она уроки музыки и играет недурно. Квартира наша понравилась им, нашли, что совсем не так холодна и комнаты все хороши, а в случае чего можно поставить железную печь. Теперь Марк будет настаивать, чтобы дрова давали нам сухие.

Спешу отправить письмо, Марк идет на службу и возьмет его. Посылаю карточку В-ди3. Скоро напишу опять; крепко обнимаю и целую тебя, родная, пиши и ты мне, как доехала в Курск, удалось ли что сделать? Еще раз merci, Марусенька, Аня и Гора благодарят тебя, будь здорова, Маруся, дорогая моя, еще раз целую тебя, пиши больше и подробнее.

Твоя мама

18 октября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, лл. 107—109

1 Возможно, имеется в виду лирический романс Гурилёва А. А. «Однозвучно гремит колокольчик».

2 С. Н. и belle soeur ее — С. Н. Смидович и, возможно, ее золовка или невестка.

3 Ленин В. И.

 

281

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская улица, дом 7, квартира 13,
 Марии Ильиничне Ульяновой

20 окт.

Дорогая Маруся, получила ли ты письма мои, большое закрытое и вчера открытку, жду ответа! Здорова ли ты, родная? Вчера была открытка от Нади, спрашивает о тебе, говорит, что В.1 ждет письма от тебя и просит сообщить ему адрес твой. Я была очень рада видеть С. Н. 2, но вот какая неудача вышла у меня: она спросила меня, как раз после обеда, сплю ли я после обеда, я ответила, что нет, ложусь разве с книгой почитать: и легла; встала тот день очень рано, Аня села с С. Н. на диван почитать, а я крепко уснула... слышу шорох, вскочила: Аня провожает С. Н., она за дверью уже, вскочила я, чтобы догнать ее и проститься, но поздно уже! Пожалела очень!! Увидишь ее, поцелуй передай от меня. Еще раз merci за ноты, шоколад и другое едим и угощаем. Марк и Аня шлют привет, а я крепко обнимаю и целую тебя, дорогая, милая моя, будь здорова, Марусенька! Марк a fait des demandes concernant une occupation pour toi, attends une reponce au revoir*.

20 октября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 111

* — сделал запрос относительно работы для тебя, жди ответа, до свидания. Ред.

1 Ленин В. И.

2 Смидович С. Н.

 

282

М. И. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

27/Х-15 г.

Прилагаемая платформа отражает умонастроение передовых слоев московского пролетариата1. Она была проведена через районные собрания Московской организации.

Корней у этой организации мало, и они не глубоки. О настроении широких масс ничего определенного сказать не могу. Оно выражается в целом ряде забастовок. Но забастовки эти ни в Москве, ни в губернии не выдвигают политических лозунгов, хотя и отличаются единодушием. Часто затягиваются. Получаемые уступки (повышение заработной платы) отстают от обостряющейся дороговизны.

Забастовка на зав. Динамо (Симонова слобода) привела к закрытию завода. Военнообязанных (250 чел.) отправили к воинскому начальнику. Требовали освобождения арестованных членов правления больничной кассы и секретаря. На этом заводе успешно и в большом количестве вырабатывались шрапнельные снаряды. Завод стоит уже недели две.— Охранка работает как никогда. В одиночках сидят по двое. Обысков почти не делают. Хватают на улицах, чистят Москву.

Потребность получить политически руководящий центр мучает сознательных. Целый ряд попыток созвать межрайонное собрание для выбора Московского комитета и для выработки платформы не удался. Решено создать временно Московский комитет из выбранных по районам. Пять районов выбрали. Было первое чисто организационное собрание. Следующее должно было рассмотреть и поставить штемпель временного МК под прилагаемыми документами. Новые аресты в связи с текущими забастовками не дали пока возможности вторично собраться. При таких выборах состав получается для политического руководства малоспособный, но все же единомыслящий.

Нужен опытный техник для постановки регулярного выпуска листков. Нужное для этой постановки имеется. Нужен опытный секретарь для МК.

К. К.2 шлет привет. Постараемся писать, зачеркнутое в листках — литературная группа при МК, но об этом не печатайте3.

27 октября 1915 г.

Послано из Москвы в Берн

ф. 2, on. 5, ед. хр. 615, л. 1

1 По всей вероятности, речь идет о платформе московских большевиков по вопросу о войне, изложенному в «Прокламации Московской организации РСДРП(б) против войны».

2 Карл Карлович — М. И. Ульянова.

3 Начало письма почти целиком использовано в виде корреспонденции в газете «Социал-Демократ» № 49, 21 декабря 1915 г., в разделе «Состояние работы в Москве».

 

283

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. М. Грузинская, д. 7, кв. 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

7.XI.15 г.

Дорогая моя сестричка!

Вчера получила мамочка твое большое письмо от 4-го, и я была сконфужена тем, что ты посылаешь еще мне поцелуй,— чувствую очень, что не заслужила его, ибо так бессовестно долго не отвечаю тебе. А твое последнее письмо было такое милое! Как-то сама не вижу, как идет время. И по хозяйству — коридор у нас длинный, и с закупками — все теперь трудно, и в город куда-нибудь — от нас так далеко, а в трамваях теперь наказание: такая толкотня, так часто не попадешь... А вечером или зайдет кто-нибудь, или так пробездельничаешь... Одним словом, и не делаю как будто ничего толкового и времени не вижу — такая бестолковая у тебя сестра! В квартире все еще не устроилась: штор нет — ну, не стыд ли! Все не привыкну к этой квартире. Тут была оттепель, сейчас маленькие морозцы,— так ничего — 13°. Но я дрожу при мысли о том, как будем в морозы: было у нас +10° при 6-ти градусах мороза. А мамочка стала зябкая. Теперь-то она совсем здорова. Нынче гуляла в валенках и вернулась с прогулки розовенькая и довольная. Вот только огорчалась эти дни пропажей ее письма к тебе. Ты же еще написала ей, не сердится ли она на тебя?! Вот этого-то не надо уже было! Ну, как она может сердиться на тебя?! Пишет чуть не каждый день. Вчера Лид. Конст.1 сказала: потому и письма пропадают, что почтальон не хочет каждый день носить: можно, мол, и через день. Вчера я непременно хотела написать тебе, да заявилась Лид. Конст. (приехала из Вологды хлопотать об определении сына в артиллерийское училище), просила тебе кланяться.

Сына принимают, и он после рождества приедет сюда. Она очень милая, и я рада была видеть ее. Рассказывала, что Исидор Евстг.2 поехал уполномоченным Красного Креста на фронт, явился к ней в куртке хаки — это для него отбывание воинской повинности заменит.

Таким же уполномоченным поехал и некий Виноградов.— Вот устраиваются люди! Нельзя ли бы и Ст. уполномоченным заделаться? Где он и как чувствует себя? Поедешь ли ты опять повидаться с ним?

Пришлось оторваться: сбегать за покупками, и, спустившись, я получила твою открытку от 5-го.— Значит, ты все еще не носишь кофточку?! Носи, родненькая, хоть без банта, да носи! А, может быть, его можно переделать на маленький? Это верно, что портниха его несколько велик сделала. Но уже было наспех, некогда было переделывать. У меня рыженькая кофта, так там и ворот и обшлага и бантик шелковые. К твоей же я не решилась пришить все это. Не нравится, так спори:, ведь для тебя кофта. Но шелк все же, ты должна признать, в цвет. Устрой, правда, бантик поменьше. А кофточку носи. В чем же ходишь ты на службу? Не зарабатывайся! — Да, я не боюсь бантиков, несмотря на то, что много старше тебя! Моя рыжая кофточка, видимо, шокировала немного Соню3. Смешная Соня с ее пуританизмом! Надеюсь, что она здорова все же, и разные инфлуэнцы щадят ее. Люблю ее очень, хоть и смешная. Л. Конст. отнеслась милостивее к моей кофте, сказав, на мои вопрос, не шокирует ли ее моя кофта, что она этот цвет любит. Видишь, как я поглупела,— все о кофтах. И все же буду носить цветные, и банты,— кто бы что про них ни думал!

Володе перевела на днях 300 рублей. Очень курс невыгоден. Да ничего не поделаешь: переслать оказией, рублями,— также на мене потеря.— Горка придумал послать свою карточку, поэтому кончаю уже, чтобы письмо не было очень тяжело. Напишу опять как-нибудь. Извини уже, что письмо глупое. Целую крепко за себя и мамочку. М.4 шлет привет.

Горкиной школой я недовольна. Прошлогодняя была лучше. Как ты себя чувствуешь, родная моя? Очень желаю, чтобы хорошо! Обнимаю крепко и целую еще раз.

Твоя А.

Передай привет Сонечке и Ел. Фед. Как она живет?

7 ноября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф, 13, on. 1, ед. xp. 130, лл. 177—179

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Любимов И. Е. (1882—1937) — член партии с 1902 года. Неоднократно арестовывался. В 1911 году был сослан на 4 года в Вологодскую губернию, где отбывал ссылку вместе с М. И. Ульяновой.

3 Смидович С. Н.

4 Елизаров М. Т.

 

284

М. А. УЛЬЯНОВА — М. И. УЛЬЯНОВОЙ

10-го ноября.

Дорогая Марусенька!

Захотелось писать тебе, родная моя, хотя ничего нового, ни интересного не имею сообщить тебе; на днях была у нас Евг. Н.1, поговорила, как всегда, без умолку, а все же она милый человек, мне она очень симпатична, говорила о занятии для тебя здесь, Аня напишет тебе об этом. Пришла она как раз к обеду нашему, Аня была на опере, и Марк хозяйничал, резал пирог с капустой.

Е. Н. уверяла, что она только что пообедала, но от пирога не откажется, Марк отрезал ей кусище, она ела его с удовольствием и хвалила, но от другого отказалась и поела только компоту. Теперь о другом: я не гуляю эти дни — погода мокрая, не манит гулять, зато в квартире тепло, Аня довольна этим, желает, чтобы вся зима была такая. Ты знаешь уже, что заезжала к нам Лидия Конст., с трудом отыскала нас, вбежала, целуется с нами, а я хороша: вижу знакомое лицо, а кто такая — не узнаю! И Марк и Горя узнали ее. Напоили ее тотчас кофе, потом обедала с нами, но пробыла только 2 дня: спешила в Вологду и дальше на службу. Говорили про Люб. Ис. Евстиг.— взяли на войну, но, кажется, не во фронт, а другая какая-то обязанность, обмундировали его, о Юлии Петровне2 ничего не говорила... Жалею очень, что большое письмо мое от 29 не дошло; писала я тебе много там, а также про тетушку1, послала я ей открытку, спрашивала, как она живет, не стесняет ли ее наш сундук, сообщила новый адрес наш, чему она была рада, хотела писать нам раньше, и был случай послать кое-что из наших вещей, но не знала адреса. Лето провела плохо, все хворала, сюда не приедет, как я думала, дорога слишком дорога, а сундук не мешает ей. Была у нас Ек. Ив. Песковская3, спрашивала, с О. Андр.4 можно ли приехать. Живет она хорошо, гимназия ее дает ей- хороший доход, падчерица ее помогает ей много: все заботы и хлопоты по гимназии на ней. Ну, о другом теперь, как живешь ты, родная, как идет твоя служба, ты писала как-то, что беженцев5 раскассируют, и едва ли она долго просуществует. Пиши мне подробно обо всем, родная моя, буду очень рада. Еще раз merci за ноты, играю их с удовольствием, и «Колокольчик», хотя выходит хуже, чем у тебя, и другое,— очень красивые вариации. Музыка — лучшее удовольствие для меня теперь.Читаю также, Аня берет книг из библиотеки, теперь читаю Мопассана «La petite Rogue»* и другое. Надо кончать: Аня отсылает письмо. До свидания, милая, дорогая моя Маруся, будь здорова, родная моя! Пиши мне больше! Буду очень рада!

Крепко обнимаю и целую тебя! Вчера писала Мите, уговариваю просить отпуск и приехать к нам хоть на несколько дней. Извещу об ответе его. Еще раз целую тебя!

С. Н. большой поклон от меня.

10 ноября 1915 г.

Послано из Петрограда в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 121

* - «Маленькая Рок»

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Жена Любимова И. К.

3 Лесковская Е. И., урожденная Веретенникова — племянница М. А. Ульяновой.

4 Вяткина О. А.— племянница М. А. Ульяновой.

5 С мая 1915 года М. И. Ульянова находилась на службе во Всероссийском земском союзе помощи больным и раненым воинам Юго-Западного фронта. Возможно, после возвращения с фронта она работала в этой же организации в отделе по устройству беженцев.

 

285

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. М. Грузинская, д. № 7, кв. 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

10/XI.15 г.

Дорогая моя Марусечка!

В воскресенье заходила Евг. Ник.1 и говорила о месте для тебя,— секретаря в книгоиздательстве «Огни». Просила написать тебе и запросить принципиально о твоем согласии; а там, мол, можно уже будет вести практические разговоры. Место это занимал мужчина за 100 р. в месяц. Теперь они говорят о том, что работу можно сократить,— до 1 ч. дня (с 10-ти) вместо того, чтобы до 4—5 ч.,— и предлагают 50—60 р. Если день будет длиннее, то дадут, вероятно, 75 руб.,— да, может быть, и так дадут. Кроме того, можно брать корректуру, за которую прежний секретарь получал по 5 рублей с листа. В этом и я могла бы помогать тебе. Да, в обязанность секретаря входит еще вести протоколы заседания правления — 1—2 раза в неделю, вечером.—

Публика там служит своя: Евг. Ник., потом заведующим складом некий Genosse — забыла его фамилию. В правлении состоит Вельский. С хозяевами книгоиздательства, говорят, иметь дело хорошо: публика очень деликатная.— Вот, кажется, все изложила. Вообще как будто такая служба имеет преимущество перед разной конторской, вовсе бессмысленной. Напиши, как ты относишься вообще. Через сколько времени могла бы занять. Я понимаю, что тебе пока не хочется уезжать из Москвы, но с местом этим, кажется, не так уже каплет...

Ну, буду ждать ответа. Может быть, временно, смогу заменить тебя,— если до 1 ч., то это недолго; только вот ездить отсюда далеко — забрались к черту на кулички! Что у тебя нового? Как Ст.? Что признает комиссия? Исполняет ли обещание курская княгиня? Эх, кабы я могла что-нибудь сделать?! Напиши, если думаешь, что могу что-нибудь, пойти куда-нибудь, разузнать. Как это устраиваются уполномоченными Красного Креста? Или из строя уже нельзя?

Ан. Андр.2, представь, здесь живет вот уже неделю и ко мне не идет! Видела ее Лиду3 в опере и узнала об этом. Совестится, верно, что не отвечала на письма, боится разговоров на эту тему,— а всего вернее, впрочем, что просто не видит для себя интереса путешествовать на нашу окраину,— проводит время, как ей веселее.— Что могла бы я сделать, кроме нее? Если представляешь, напиши. Марковы племянники4 записываются в артиллерийское училище,— отсрочка месяцев на 5, и менее рискованно. Где надо поговорить об автомобильной роте?

Мамочка здорова, пишет тебе сама. Погода у нас мокрая, но я рада ей: в квартире тепло. Как-то ты себя, серденько мое, чувствуешь? Целую тебя и в глазки, и в лобик. Прошу не утомляться и не волноваться чересчур. Поберечь немножко себя! Очень бы хотела повидать тебя наконец. Здесь пока ничего интересного. Я мало где бываю, отчасти из-за отдаленности. Взяла себе только абонемент на 8 концертов Кусевицкого5. Вот приезжай, пойдешь и ты. Вчера отдавали с Марком визит Ек. Ив. Лесковской6. Показывала нам свою гимназию; предлагала поговорить о тебе в городском управлении относительно работы и еще где-то. Ну, это я сомневаюсь, чтобы вышло. Едет на днях в Гельсингфорс к Марусе7. Звала меня с собой. Но я, если поеду, так лучше одна когда-нибудь.— Ну, до свидания, дорогая моя, хорошая! Пиши и ты больше — так люблю твои письма! Привет Соне, Ел. Фед. Напиши мне адрес Ел. Ф., ее брата. У меня тут вышло было курьезное qui pro quo*: передавали поручение от Ел. Ф.,— я приняла его от одной, оказалось,— от другой. Что значит одно и то же имя. Ну, будь здорова!

Твоя Анна

Мамочка сидит, играет: «Вот на пути село большое». Нравится ей это.

Получаешь ли что-нибудь от Мити? Ничего-то он не пишет — беспокойно даже.

10 ноября 1915 г.

Послано из Петрограда

Ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 180—182

* - недоразумение.

1 О ком идет речь, установить но удалось.

2 Беккер А. А.

3 По всей вероятности, дочь Анны Андреевны Беккер.

4 Племянники М. Т. Елизарова — Тимофей и Павел Елизаровы — были приняты в Михайловское артиллерийское училище в Петрограде.

5 Кусевицкий С. А. (1874—1951) — русский дирижер и музыкальный деятель. Его концерты проходили с большим успехом в России и за границей.

6 Песковская Е. И.— племянница М. А. Ульяновой.

7 Возможно, М. И. Веретенникова — сестра Е. И. Песковской.

 

286

М. А. УЛЬЯНОВА-М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Малая Грузинская, дом 7, квартира 13,
Марии Ильиничне Ульяновой

21 ноября.

Дорогая Маруся, вчера вечером получила открытку твою, когда писала ее, неизвестно, числа не было выставлено.Надеюсь, что нынче или, как Марк считает, завтра ты получишь его большое письмо, напиши и ему, и мою открытку с видом Москвы. Твою шубу и прочие теплышки Аня отправила и заодно посылочку Аннушке1. Просидела у нас утро В. М.2, высказывает то же мнение, как передавала Марку компетентная особа... У нас зима, санный путь, но в квартире не холодно. Мы здоровы. Писем получаем мало, Митя не пишет, хотя отправила ему уже 3 письма, и Аня тоже, Тоня не пишет, и от В.3 нет, и Марусенька, милая моя, мало пишет... а я так рада бываю письмам ее! Пиши больше, родная моя. Крепко обнимаю и целую тебя, дорогая Маруся, будь здорова, голубчик! Наши шлют привет.

Твоя мама

21 ноября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 11, on. 2, ед. хр. 11, л. 126

1 Прислуга Ульяновых — Володина А. И.

2 Величкина (Бонч-Бруевич) В. М, (см. примечание на стр. 167).

3 Ленин В. И.

 

287

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. М. Грузинская, д. № 7, кв. 13,
Марии Ильиничне Ульяновой 25/XI.15 г.

Дорогая моя Марусечка!

Что это ты так упорно и скорбно молчишь?

Мне беспокойно за тебя. Так бы и съездила взглянуть на тебя, да завтра уезжает Марк, опять надолго, в Архангельск. Что не пишешь подробнее? Ты, верно, чувствуешь себя очень скверно и нервно... В письме ты не написала ясно, что признала комиссия,— и я, и Марк поняли, что он признан годным на нестроевые функции,— а как понимать «пока»? Если бы ты сообщила точно отзыв комиссии, то можно было бы, посоветовавшись со знающими людьми, выяснить точно, что он влечет за собой конкретное, а так, я правду тебе скажу, я сбита теперь с толку и не знаю, если говорить еще где-нибудь, то что же именно? Напиши, пожалуйста, обстоятельнее, и я попытаюсь тогда поискать хода еще к кому-нибудь в 3-ей армии. В. М.1 была опять вчера и сказала, что написала Николичу, прося устроить к себе Ст., ее хорошего знакомого, человека интеллигентного и хорошего работника,— чем одолжит ее и будет, она уверена, сам доволен..: Ничего такого, что надо было бы менять, если мы с ней и не так поняли твое пока. Конечно, не мешало бы, может быть, и еще каких-нибудь ходов поискать. Я попытаю, а ты напиши мне поподробнее. Рекомендация В. М. хорошая,— если Николич действительно ценит ее мнение, то должен был бы сделать.— Но еще раз: напиши Ст., чтобы не говорил, что не знает ее, а то все мотивы для Николича падут и неловко выйдет.

Что же ты теперь, кисанька, делаешь в Москве? Если осталось закончить еще некоторые хлопоты, то заканчивай их и приезжай к нам. И мы о тебе соскучились, да и тебе, я думаю, часто скучненько одной. Веселья какого-нибудь у нас нет, правда, но вместе побудем, на пианино поиграешь, посоветуемся, что можно еще сделать. Ну, не понравится очень Питер, так опять можно уехать. 15-го и 17-го декабря у меня симфонические концерты Кусевицкого. Приезжай, пойдешь на них. В квартире у нас все-таки обитаемо, в эти морозы было недурно — 12—13°, это меня сильно успокоило. Мамочка здорова, конечно, сильно соскучилась о тебе. Говорит, что писала тебе вчера и посылает поцелуй. Сейчас сидит за пианино; играет много. Вчера я отправлялась к О. Н.2, понесла посылочку для Сони, но оказалось, что оказия отъезд отложила... Досадно! По почте, может быть, пошлю, если не поедут на днях. Получила письмо от Володи, спрашивает и о тебе. Митя совсем не пишет — прямо непонятно и беспокойно! В шубу твою действительно положен тонкий слой ваты — она ведь была холодна и, кроме того, широка. Как она теперь? Ты не пишешь. Воротник надо бы переменить — очень плох. Не прибавила тебе туда ничего, потому что и так уже 12 фунтов составляла.

Ну, моя родненькая, хорошая, целую твои глазки и тебя крепко-крепко. Береги себя, пожалуйста, родная, и не смотри так мрачно на все. Я уверена, что все ладно обернется. И не надо очень близко все к сердцу принимать! Будь здорова, моя дорогая, и пиши больше и чаще твоей А.

Е. Ф.3 привет. Жаль мне ее, и помогла бы ей охотно, если бы могла. Как адрес Коли4? Хочется ему что-нибудь послать. И Наталке5 пошлю тоже.

Сейчас говорила по телефону с Евг. Н. Оказывается, там еще неопределенно все относительно секретаря!.. Рано она булгу подняла! —Сейчас получили твою открытку. Ну, к рождеству-то, понятно, ты приедешь! Но это слишком поздно — постарайся выехать раньше. И во всяком случае помни, что билет надо взять заранее с плацкартой. До свидания! Приезжай к 15.

Вышло как-то на днях курьезное qui pro qno*. Мама получила письмо от Маруси Вер.6 Читает за чаем, что она постарается приехать дня на 3.— «Вот бессмыслица: на 3 дня ехать!» — заявляет Марк. Я смотрю на пего вопросительно.— «Конечно, бессмыслица! Ну, на 3 месяца, на 3 года,— это я понимаю».— Но я все-таки ничего не понимаю.— «Да это от кого письмо?» — спохватывается он.— «Я ведь думал от Мани».

25 ноября 1915 г.

Послано из Петрограда

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 183 — 187

* - недорозумение.

1 Величкина (Бонч-Бруевич) В. М.

2 Возможно, речь идет об Ольге Николаевне Черносвитовой — сестре С. И. Смндович.

3 Владимирская Е. Ф.

4 Сын Владимирского М. Ф.

5 Дочь Владимирской Е. Ф.

6 Веретенникова М. И.— племянница М. А. Ульяновой.

 

288

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

28/XI

Вам отправлено 800 р., известите о получении, 600 передано депутатам. Остальные деньги с настоящего чека (еще рублей 300) вышлю, как только получу известие о получении посланных Вам денег, приложу и отчет на всю сумму.

Изыскиваем теперь пути для добывания средств. Между прочим, даем читать «Коммунист»1 за плату. Получили только 20 экз. и брошюру «Социализм и война»2. Ждем с нетерпением «Социал-Демократ»3 и еще «Коммунист» и другое, не вполне наладилась еще почта. Получив Ваше последнее письмо, отправился к новому издателю4, о котором Вы писали, выяснил, что издательство действительно интернационально, т. е., по его словам, передал Ваше письмо. Хотел сам ответить Вам, пока же просил передать, что никогда не был шовинистом, что имя его под выступлением писателей5 поставили, не спросив его, но что протестовать ему было неудобно по личным причинам, т. е. чтобы не обидеть, ему неудобно было дезавуировать. Конечно, политического деятеля такие соображения не остановили бы, но... Во всяком случае шовинистам не сочувствует. Статью6 Старика7 просил послать тотчас же на Стокгольм, откуда перешлют, о второй же книге «Война и рабочие»8 хотел поговорить в редакции. У них проектировались собственно небольшие популярные брошюры. Пожалуй, из-за размера не подойдет. Но хотел поговорить, я указал, что возможно сокращение. Из-за размера не говорил ничего об «Аграрном вопросе»8. Но, может быть, найдут возможным издать они, и это лучше бы: в одни руки, да и условия много лучше. Поэтому подождите, если не выслали, высылать на имя первого издательства, а пошлите тоже на Стокгольм, а я переговорю. Я дал вам телеграмму о новом издательстве, как Вы просили. Сообщите, пожалуйста, получили ли ее и деньги.

Новый издатель произвел на меня прекрасное впечатление, очень просил вам кланяться, сказал, что очень любит вас, хотя и ругались где-то. Сейчас он в журнале («Летопись»9) и в издательстве («Парус»10) ставит целью: 1) борьбу за интернациональность и 2) борьбу со всеми остатками азиатчины в нашей жизни. Затем, немного конфузясь, заявил, что он продолжает считать необходимой у нас радикально-демократическую партию. Сам он в нее не войдет, мол, а содействие всякое и оказывает и будет оказывать. Якобы собирается эта партия проявить себя к созыву Думы. Войдет в нее кое-кто из кадетов левых, которые собираются отпасть от кадетизма (человек 15), кое-кто из прежних безголовцев11, ближайшей задачей намечается необходимость революции и захвата власти. Группировать вокруг себя думают мелких служащих, конторщиков, учителей, мелких хозяйчиков, зажиточных крестьян. Издатель видается с рабочими.

Было собрание человек на 20, в котором он проводил и провел, говорит он, резолюции о необходимости захвата власти и революционной борьбы. Но только... ушли часа в 3 ночи, а меньшевик, один оставшийся, все перевернул, политику выкинул, ограничился экономическим. С глубоким негодованием сообщал мне об этом собеседник. Вообще очень против меньшевиков. Он собрал для Вас материал по антисемитизму, по правовому съезду, отправленный вам на днях. Получите, пожалуй, раньше этого письма. Там же письмо Александра12, буду называть его Львом, он же кстати похож на такового! Итак, Лев чувствует себя недурно, собирается скоро в дальнейшее путешествие. Организовал здесь некую группу содействия (из тех остатков «Прибоя» и «Правды»). Пилил, пилил одного участника выборов13, но он ничего не написал — все написал Лев. Вам послан ответ14 москвичей и уральцев Плеханову15 или вообще шовинистскому направлению. Настроение против него растет. Но не все рабочие так настроены. Новый издатель вынес убеждение, что многим надо вдалбливать правильное отношение, что налет патриотизма есть, имел случай наблюдать это. Составляется ответ или просто Profession de foi, и здесь на днях должен обсуждаться проект. Тогда я напишу. Было недавно заседание» редакции нового журнала «Летопись». Суханов16 заявлял себя с.-д., в общем соглашаются все с интернациональным большевистским взглядом, ликвидаторы выкурены. Теперь ждем — пригласят ли кого из наших в редакцию. Попросят ли вас в сотрудники. Впрочем, тут их верно только цензурные условия удерживают. Как считаете вы? Можно предложить им вашу статью об оппортунизме?17. Я думаю, можно. Не пересылал ее вам обратно, ибо боялся, чтобы не пропала. Теперь, если не захотите в «Летопись», то пошлю той же почтой, которой отправлены документы. Сообщайте. Жду ответа относительно того, что думаете о профессионалах из Сибири18.

К.19 здесь. Лев виделся с ним и писал. Горячий привет. С удовольствием читаю «Коммунист».

28 ноября 1915 Г.

Печатается по журналу «Пролетарская Революция» №№ 7—8 1930 г., стр. 187—189

Послано из Петрограда в Берн

1 «Коммунист» (см. примечание на стр. 380).

2 Работа В. И. Ленина «Социализм и война (Отношение РСДРП к войне)» написана в июле — августе 1915 года, вышла в августе 1915 г. в Женеве отдельной брошюрой в издании редакции газеты «Социал-Демократ» (см. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 307—350).

3 «Социал-Демократ» (см. примечание на стр. 365).

4 Имеется в виду Горький А. М.

5 Имеется в виду воззвание от писателей, художников и артистов, написанное в духе буржуазного патриотизма и оправдания войны царской России против Германии. Под воззванием стояла и подпись М. Горького. Воззвание было напечатано И октября 1914 года в № 223 газеты «Русское Слово». В связи с этим В. И. Ленин поместил в № 34 газеты «Социал-Демократ» от 5.XI 1.1914 г. заметку «Автору «Песни о Соколе»», по своему характеру являющуюся открытым письмом к М. Горькому (см. Поли, собр. соч., т. 26, стр. 96—97).

6 О какой статье и о какой книге идет речь, установить не удалось.

7 Ленин В. И.

8 См. примечание на стр. 350.

9 «Летопись» — интернационалистский, литературный, научный и политический журнал, основанный А. М. Горьким. Выходил в Петрограде с декабря 1915 по декабрь 1917 года.

10 «Парус»—издательство, существовало в Петрограде с 1915 по 1918 год.

11 Имеются в виду «Беззаглавцы» — сторонники левокадетского журнала «Без заглавия».

12 Шляпников А. Г. (см. примечание на стр. 322).

13 Имеется в виду Е. А. Дунаев — большевик, один из руководителей Иваново-Вознесенской стачки 1905 года. В годы войны — член Бюро ЦК. Умер в годы гражданской войны.

14 Плеханов, Алексинский и другие шовинисты выпустили воззвание 7(20) октября 1915 г. о защите родины. В № 49 «Социал-Демократа» 8(21) декабря 1915 года имеется сообщение, что ЦО получен листок—ответ Плеханову на его манифест, указывающий на то, что Плеханов изменил с.-д. взглядам.

15 Плеханов Г. В. (см. примечание на стр. 206).

16 Суханов Н. (Гиммер Н. Н.)— экономист и публицист. Был народником, затем примкнул к меньшевикам. В годы мировой империалистической войны объявил себя интернационалистом.

17 Очевидно, речь идет о статье В. И. Ленина «Оппортунизм и крах II Интернационала». В журнале «Летопись» статья В. И. Ленина не печаталась (см. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 99—114).

18 Речь идет о депутатах IV Государственной думы, находящихся в ссылке в Сибири, и о возможности их возвращения.

19 Вероятно, Киселев А. С.

Киселев А. С. (1879—1938) — старый большевик, рабочий. Член партии с 1898 года. В 1912—1913 годах — председатель союза металлистов в Петербурге. Член Русского бюро ЦК. Неоднократно арестовывался.